ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 4-15 августа 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система

Мосгорсуд сегодня впервые начнет рассматривать уголовные дела с участием присяжных заседателей.

REN-TV, 4 августа. Информ. сообщ.

Им предстоит решить судьбу некоего Бортникова. Его обвиняют в разбойном нападении и убийстве водителя автомобиля. Суды присяжных гарантированы Конституцией. В разных субъектах федерации их начали создавать еще с 1993 года, и лишь сейчас новшество дошло до Москвы. Официально суды присяжных введены в столице с 1-го июля. Однако, как видно, чтобы подготовиться к первому судебному процессу, московской юстиции понадобилось больше месяца.

13 августа в Московском городском суде завершился первый процесс с участием присяжных заседателей.

Русский курьер (web-сайт), № 69. Елена Апасова. Статья. “Ничего не понятно” – с такими словами присяжные отправились решать судьбу подсудимого.

Вчера в Московском городском суде завершился первый процесс с участием присяжных заседателей. Они решили судьбу Игоря Бортникова, обвиняемого в убийстве и разбое. На момент подписания номера присяжные удались в совещательную комнату.

Судья Петр Штундер проводил их длинным напутствием. "Участники процесса говорят, что невозможно установить истину по делу, - напомнил он. - Помните! Вас 12 человек и я утверждаю, что вы сможете установить истину. Отвечайте на вопросы только на основе собственных убеждений. Те сомнения, которые не могут быть устранены, разрешаются в пользу подсудимого. Убеждайте друг друга!"

А спорить действительно есть о чем. Уголовное дело очень запутанное. Бортникова обвиняют в том, что он 4 октября 2001 года совершил разбойное нападение на Андрея Шопенкова, чтобы завладеть его "Мерседесом". Спустя сутки Андрея нашли задушенным, заваленным автомобильными покрышками на одном из пунктов шиномантажа. "Мерседес", документы и деньги исчезли.

Сама эта история началась еще раньше - 21 сентября. Андрей решил продать машину и поместил объявление в газету. Ему позвонили покупатели и назначили встречу. На встречу также приехал отец Андрея - Виктор Шопенков. Продавец и два покупателя толком ни о чем не договорились. А через две недели произошла эта трагедия.

По делу проходят четыре человека, один в розыске, двое – Александр Ванбин и Виктор Багин – уже осуждены, но только за разбой. В убийстве же подозревают Бортникова. Его сообщники дали показания, из которых следует, что именно он душил Андрея. Да и сам Бортников поначалу признался в убийстве. Вроде бы все складывается. Но потом обвиняемый отказывается от первоначальных показаний, ссылаясь на то, что его вынудили взять на себя убийство. А Виктор Багин признается в суде, что это он убил владельца "Мерседеса", а Игоря Бортникова оговорил потому, что тот был в розыске.

"То, что Багин изменил показания, для меня не удивительно, - говорил вчера, обращаясь к присяжным, гособвинитель Борис Локтионов. - На момент совершения им преступления он был несовершеннолетним. И сколько бы он ни убил человек, больше 10 лет он не получит, а ему уже дали девять". Защита на это, понятно, выдвинула свои контраргументы. "Я за всю свою многолетнюю практику впервые защищаю человека, которого обвиняют в убийстве. И только потому, что, изучив материалы дела, убежден в том, что Бортников не убивал," - эмоционально взывал к присяжным адвокат Евгений Жигарев. А подсудимый в последнем слове попросил заседателей: "Прислушайтесь к своему сердцу. Оно не обманет!".

Сами заседатели не проявили никаких эмоций. Впрочем, при всей запутанности дела у них ни разу не возникло вопросов по существу судебного следствия. В зале было слышно, как они перешептывались. Кто-то сказал напоследок: "Ничего не понятно". После этого присяжные ушли совещаться.

14 августа в Мосгорсуде завершился первый в столице процесс с участием суда присяжных, который оправдал подсудимого, обвинявшегося в убийстве.

Независимая газета, № 169–170. Андрей Скробот. Статья. “Не виновен”.

Первый в Москве процесс с участием присяжных завершился вчера в Мосгорсуде. 25-летний житель Подмосковья Игорь Бортников обвинялся в убийстве, разбойном нападении и хищении документов. Он признан виновным только в разбое и решением судьи Петра Штундера приговорен к 10 годам лишения свободы.

Игорь Бортников - первый в Москве подсудимый, чье дело рассматривал суд присяжных. Молодого человека из подмосковного города Раменское обвиняли в том, что 4 октября 2001 года он вместе с двумя дружками задушил водителя иномарки в Москве на Осенней улице. Подельников Бортникова задержали довольно скоро, а сам он скрывался от следствия до сентября прошлого года.

Вчера на процессе прокурор просил назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы сроком в общей сложности 20 лет с конфискацией имущества. После почти пятичасового совещания большинство из двенадцати присяжных не признали за Бортниковым убийство и проголосовали за то, что подсудимый заслуживает снисхождения. "Присяжные проявили мужество и принципиальность", - заявил "НГ" адвокат Игоря Бортникова Владимир Жеребенков.

Вердикт присяжных заседателей, снимающий с подсудимого наиболее тяжкое обвинение, но признающий его виновным в совершении разбоя, был передан председателю суда Петру Штундеру. "По действующему законодательству, судья вправе вынести собственное решение, но обязан учесть мнение присяжных и назначить наказание ниже установленного Уголовным кодекса минимума. Максимальное наказание, которое могло быть назначено Игорю Бортникову, - это десять лет лишения свободы", - сказал Владимир Жеребенков. Так и произошло. Адвокат предположил, что теперь число подсудимых, желающих, чтобы их дело рассматривали присяжные, резко возрастет.

Страна.Ру, 14 августа. Филипп Стеркин. Статья. Черные дни прокуратуры.

Первый же судебный процесс, прошедший в Москве с участием присяжных заседателей, продемонстрировал состоятельность этого института. Многие правозащитники и юристы говорили, что суд присяжных станет лакмусовой бумажкой для правоохранительных органов. И действительно, в первом же процессе они продемонстрировали "свое умение" доказывать вину подсудимых. Убедить присяжных, что подсудимый совершил убийство, обвинению так и не удалось. И можно сказать, что теперь для столичной и Генеральной прокуратуры наступают черные дни. Ведь многие крупные дела, которые ведет Генпрокуратура, слушаются именно в Москве.

На скамье подсудимых находился двадцатипятилетний житель подмосковного Раменского Игорь Бортников. Его обвиняли в убийстве, хищении документов и разбойном нападении, за что прокурор требовал посадить его на 20 лет. Следствие утверждало, что 4 октября 2001 года Бортников вместе с Вячеславом и Александром Вамбиным, а также с несовершеннолетним Багиным напали на некоего Андрея Шепенко, избили его, после чего Бортников задушил его металлическим тросом. Затем они спрятали тело и угнали принадлежавший убитому “Мерседес”. Адвокат же подсудимого Владимир Жеребенков утверждал, что у Бортникова не было оснований для убийства, поскольку всю добычу поделили между собой его подельники (двое из них уже осуждены за разбой, а Вячеслав Вамбин находится в розыске). В итоге, присяжные признали Бортникова виновным лишь в разбойном нападении, после чего судья Петр Штундер приговорил его десяти годам лишения свободы.

Такого рода процессы довольно типичны для суда присяжных. Дело в том, что для российское правосудие славится своим обвинительным уклоном, и доля оправдательных приговоров составляет всего 0,5%. В то же время, в тех девяти регионах, где он действует с 1993 - 1994 годов, она составляет примерно 15%. И дело не только в том, что присяжные милосерднее профессиональных судей. Как говорится, у служителей Фемиды “глаз замылился”, часто они не обращают внимания на просчеты и проколы следствия, где-то даже помогают ему, вытягивая дело за прокурора. Присяжные же выносят обвинительный вердикт лишь в тех случаях, когда следствию действительно удалось доказать вину подсудимого. А это и есть презумпция невиновности.

К тому же есть факты, доказывающие, что качество присяжного правосудия выше обычного. Согласно статистическим данным, в девяти “экспериментальных” регионах у судов меньший процент отмены вынесенных приговоров. И, как правило, это происходит по вине судей: неправильные формулировки вопросов, нарушенные процедуры проведения заседания, несоблюдение тайны совещательной комнаты и т.д. А как считает бывший член Мосгорсуда и автор главы прежнего УПК о суде присяжных Сергей Пашин, такое правосудие повышает и качество следствия. “Обвинение действительно начинает работать в суде присяжных, не ожидая помощи от судьи, - пояснил он Стране.Ru. - Оно собирает доказательства, старается не нарушать процессуальные нормы, тщательно готовится к каждому слушанию, прокуроры активно выступают в суде, а не дремлют во время заседания”. Кстати, еще один аргумент в пользу присяжной юстиции: в тех первых девяти регионах, где они появились в 1993 году, судьи и прокуроры были изначально против нововведения. Однако спустя какое-то время не только судьи, но и прокуроры стали горячими защитниками этой формы судопроизводства.

О конфликте между Генпрокуратурой и Моспрокуратурой.

Полит.Ру, 1 августа. Григорий Охотин. Статья. Лопата в руках прокуратуры или С кем вы, Mr. Putin?

Настоящий Робин Гуд в глазах простого народа и звезда телеэфира последнего месяца – Генеральная прокуратура – решила вчера навести порядок и в собственном доме. После "плановой" проверки деятельности Московской прокуратуры, коллегия Генпрокуратуры уволила первого зампрокурора Москвы Юрия Синельщикова – за "систематическое ненадлежащее исполнение служебных обязанностей". Его шеф, прокурор Москвы Михаил Авдюков, в отставку подал сам – ему сделали лишь строгий выговор и назначилисоветником генпрокурора России Владимира Устинова.

За что, собственно, обидели московских прокуроров? В ходе проверки обнаружили 9 тысяч скрытых от учета преступлений, а также по итогам признали неудовлетворительной раскрываемость умышленных убийств (в Москве она оказалась меньше, чем в целом по России – что, в принципе, понятно: слишком большая часть "проблемных" убийств происходят именно в столице). Коллегию не удовлетворили объяснения московской прокуратуры, которая настаивала на том, что у нее просто слишком маленький штат. Кроме увольнения Синельщикова, было даже возбуждено несколько уголовных дел.

Казалось бы, типичная борьба с "оборотнями". Только вот что-то не сходится: вместо арестов и показательных процессов, Генпрокуратура просто сделала из Синельщикова козла отпущения, а его шефа, который, собственно, и должен бы отвечать за происходящее в своем ведомстве, сделала советником самого Устинова. Видимо, по раскрываемости висяков.

"Прокуратура достаточно едина, и никогда своих не сдает. Но сейчас, видимо, им просто нужен пиар ход – раз оборотни нашлись в МВД и ФСБ, то должны быть и в прокуратуре, - считает руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев. - Возможно, перетряска и улучшит ситуацию, но обычно в ходе таких проверок страдают наиболее честные". В данном случае пострадал, прежде всего, Синельщиков – под лозунгом борьбы с "оборотнями" в очень темной и закрытой корпорации провели внутреннюю разборку, избавившись от зампрокурора.

Во всех наиболее ярких политических сюжетах самого жаркого лета за все президентство Путина Генеральная прокуратура играет далеко не последнюю роль. Именно через нее между собой связаны и борьба с "оборотнями", и атака на "ЮКОС", и преследование березовской "Либеральной России", и даже – последние теракты в Москве. Все дела – политические, и все они ведутся Генпрокураторой. Иногда даже – одним и тем же следователем. И все в скором времени будут рассматриваться в Мосгорсуде, а частично – уже и рассматривались. Проигрывать прокуратура не любит, а значит, нужен дополнительный контроль над судом. То, что судьи у нас зависимы, – общеизвестный факт. Но важно – от кого. На каждый конкретный суд и даже на каждого конкретного судью разные структуры имеют разное влияние – Мосгорсуд, по понятным причинам, наиболее зависим от московского правительства и столичной же прокуратуры.

Московская прокуратура, вполне возможно, могла бы хоть немного, но помешать планам прокуратуры Генеральной. Юрий Синельщиков – личность довольно интересная и неоднозначная. Он работает в московской прокуратуре уже 9 лет, и обладает среди коллег достаточно большим авторитетом. Взглядов придерживается довольно консервативных: активно выступал против реформы прокуратуры, считает, что ограничение ее полномочий гибельно для всего российского общества, а статью 22 Конституции РФ (арест только по решению суда) и вовсе считает "бомбой под демократию". При этом он позволяет себе давать довольно неудобные интервью, в которых рассказывает о давлении со стороны федеральных структур, включая Генпрокуратуру. В 2001 году он рассказывал о "невероятной корпоративности" российских судей. Можно продолжать – вплоть до его письма Путину, в котором он просил защиты от нападок и кампании, развернутой Генеральной прокуратурой против Московской. Очевидно, что Синельщиков не склонен плясать под чью-то дудку или, по крайней мере, предпочитает сам выбирать музыканта.

Такие люди в прокуратуре сейчас совсем не нужны – слишком много политических дел, которые проиграть нельзя. Поэтому "плановая" проверка почему-то была проведена раньше запланированного срока, и играющего в независимость Синельщикова из корпорации попросили. А Генпрокуратура, совершив недружественный захват Московской прокуратуры с помощью не очень внятного аудита, получила больший контроль над Мосгорсудом. Слухи о том, что вся перетряска связана с третьим лужковским сроком вряд ли оправданы – столичный мэр уже никому не опасен, да и третий срок по закону ему положен. Но лишний раз заручиться поддержкой московских властей в нелегком деле борьбы с юкосами – все же не лишнее. Поэтому, как и положено, кандидатура нового и.о. прокурора Москвы, Андрея Зуева была согласована с мэром Лужковым. Может, судьи будут более милостивы – хотя куда уж там дальше.

Конечно, такой анализ назовут конспирологией. Может быть. Но ситуация с Генпрокуратурой действительно пугает. За последнее время четвертая ветвь стала настолько независимой (без кавычек) и сильной, что уже напоминает отдельное государство. Если в начале путинского срока "независимость" Генпрокуратуры использовалась для выполнения государственного заказа – подавления ретивых олигархов и независимого телевидения, то сейчас уже не понятно, кто кого использует. Если месседж Путина, очень мягкий и туманный, о недопустимости ситуации с выкручиванием рук и камерами за экономические преступления просто игнорируется (все же "независимые") – или даже цензурируются на телевидении, то вполне конкретные высказывания премьера Михаила Касьянова прокуратура мимо ушей не пропустила – копать начали и под него. Не мудрено, что высокопоставленные сотрудники администрации президента (по мнению большинства экспертов, лично Волошин) предпочитают доносить позицию президента до иностранных журналистов анонимно. В такой ситуации можно предположить только две вещи: либо Путин, мягко говоря, не искренен в своих словах, либо он уже просто не контролирует ситуацию. Причем это касается не только "независимой" прокуратуры, но и полностью зависящей от Путина Администрации – с ее силовыми вкраплениями.

Генпрокуратура, выстроенная по советскому принципу, с исчезновением Союза потеряла свою значимость – государственные заказы по борьбе с инакомыслящими исчезли. Пришлось заняться тем же, чем и все – выполнением заказов на стороне. Оказалось – выгодно. Правда, когда от бизнеса перешли к политике – власти окоротили и Скуратова убрали. С приходом Путина сформулировался новый госзаказ – но краткосрочный, только на пару крупных олигархов. Как известно, мы в ответе за тех, кого приручили – прокуратура не может жить без заказов. А в последнее время их не было. Нашли сами – "питерские силовики", близкие прокурорским по духу и политическим воззрениям, сумели сформулировать такой заказ, что аж на государственную идею тянет. Перспективы Скуратова прокуратуру уже не пугают – в те времена она была куда более слабой и зависимой. Теперь – дело другое: можно копать под премьеров, бизнесменов, и…, но это чуть попозже. Пора бы уже нашему президенту решиться – с кем он, потому что копать – дело не хитрое.

4 августа пресс-служба мэра Москвы сообщила об изданном столичным правительством распоряжении “О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги”. Этим распоряжением московские власти обязали “старших” по дому и подъезду информировать органы внутренних дел и жилищные организации обо всех приезжих, проживающих в жилом секторе.

Газета.Ру, 4 августа. Вита Лукашина. Статья. Старшие по стуку.

Столичное правительство сделало милицейскими информаторами старших по дому (это общественная выборная должность, но ее обладатели получают некоторые коммунальные льготы). Теперь рассчитывающие на льготы по квартплате должны будут докладывать участковым, сколько иногородних граждан появилось в подъезде.

Московские старшие по дому и подъезду будут в обязательном порядке сообщать милиции и городским управам о новых соседях, появившихся в их доме. Предусматривающее такие меры распоряжение “О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги” было подписано главой правительства Москвы Юрием Лужковым. Как сказано в документе, в ближайшее время столичный департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства должен “предусмотреть в обязанностях старших по дому и подъезду информирование органов внутренних дел района и жилищных организаций о лицах, временно проживающих в доме (подъезде)”.

Столичное правительство объясняет необходимость подобного нововведения тем, что считать приезжающих в Москву мигрантов становится все сложнее. По данным мэрии, за последнее время в столице резко увеличилось число иностранцев и иногородних граждан. В частности, с начала 2003 года было зарегистрировано 128 тыс. жителей СНГ, 66 тыс. граждан стран дальнего зарубежья, а также 119 тыс. иногородних россиян. При этом количество граждан, зарегистрированных милицией по месту пребывания, “не совпадает с количеством граждан, находящихся на регистрационном учете в жилищных организациях”. К тому же временно проживающие в Москве либо не платят, либо переплачивают за коммунальные услуги.

Кроме старших по дому, усиленно следить за приезжими будут все местные власти.

Органам внутренних дел и жилищным организациями придется регулярно сверять свои данные об иногородних. Для этого префектурам поручено срочно проверить всех временно зарегистрированных и уточнить сроки их пребывания в Москве. Масштабные проверки, указано в распоряжении, будут проводиться ежеквартально. Кроме того, сотрудники префектур будут в течение недели предоставлять информацию о новом зарегистрировавшемся иногороднем в ГУВД, а о начислении платежей – в управление городского заказа города Москвы. Управы же должны на местах контролировать оплату мигрантами коммунальных услуг.

В московской мэрии корреспонденту “Газеты.Ru” сообщили, что должность старшего по дому является общественной. Жильцы сами выбирают того, кто будет следить за порядком в подъезде, а также при возникающих у соседей вопросах обращаться в местную управу или РЭУ. Никаких денег за эту работу им не платят – старшие по дому получают лишь некоторые льготы при оплате коммунальных услуг. То же предусмотрено для них и за предоставление информации о соседях.

По мнению правозащитников, привлечение старших по дому к отслеживанию приезжих находится “за гранью добра и зла”.

Как рассказала корреспонденту “Газеты.Ru” представитель Хельсинкской группы Татьяна Локшина, “происшедшее можно охарактеризовать устойчивым словосочетанием “полицейский режим”. По словам Локшиной, москвичи показали, что они способны к самоорганизации после взрывов жилых домов в Печатниках и на Каширском шоссе. “Тогда люди мобилизовались, организовывали дежурные отряды, сотрудничали с милицией – и это было понятно, достойно и нормально, – заявила правозащитница. – Но когда самоорганизацию пытаются институциализировать и заставить людей стучать друг на друга – это выходит за грань добра и зла”. В целом, как считает Локшина, распоряжение московского правительства нарушает права граждан на частную жизнь. “Почему человек должен кого-то информировать, кто и на какой срок приехал к нему жить, если гость не мешает соседям”. Кроме того, как и любое усиление контроля, оно станет “двигателем коррупции” – милиционеры будут брать деньги с большего числа приезжих.

Впрочем, сами старшие по дому не собираются стучать на соседей. “Конечно, я не будут этого делать, зачем мне это нужно”, – заявила одна из них. Хотя правозащитники настроены пессимистически: “Возможно, что наша культура не рассчитана на доносы. Хотя это не факт – кто-то промолчит, а кто-то будет давать милиции всю информацию о переселенцах”.

Коммерсант, № 137. Иван Тяжлов. Статья. Управдомы будут информировать милицию.

Московское правительство приняло распоряжение “О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги”. Согласно этому документу, дирекциям единого заказчика (ДЕЗ) вменили в обязанность информировать органы внутренних дел о всех приезжих, проживающих в жилом секторе.

В распоряжении столичного правительства за номером 1368 говорится, что “за последнее время в Москве значительно увеличилось количество иногородних и иностранцев, временно зарегистрированных по месту пребывания и по месту жительства”. Только за 5 месяцев 2003 года паспортно-визовыми подразделениями органов внутренних дел Москвы зарегистрировано по месту пребывания 128,4 тыс. граждан, прибывших из стран СНГ, 66,4 тыс. граждан — из государств дальнего зарубежья и 18,8 тыс. человек из числа граждан РФ, прибывших из других регионов России.

Проблема, которая побудила московские власти издать такое постановление, заключается в том, что в ОВД и жилищных организациях зарегистрировано разное количество людей. Эти цифры сильно разнятся: по месту жительства приезжих регистрируется гораздо меньше, нежели в милиции. Не зарегистрированные в жилом секторе лица не платят за горячую воду, электричество и т.п. “Для устранения недостатков при регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства, упорядочения начисления платежей за коммунальные услуги предлагается просить ГУВД Москвы совместно с префектурами административных округов осуществить в кратчайший срок проверку граждан, зарегистрированных по месту пребывания в жилых помещениях”, — говорится в документе.

Проще говоря, теперь органы внутренних дел и жилищные организации должны будут регулярно сверять имеющиеся у них данные о приезжих. А если начальник ДЕЗ не предоставит достоверную информацию, то он будет наказан штрафом.

Собирать данные о жильцах ДЕЗ будет через управдомов.

Как рассказал „Ъ" пресс-секретарь мэра Москвы Юрия Лужкова Сергей Цой, “это постановление никак не связано со стукачеством. Все это делается для обеспечения безопасности людей”. Господин Цой напомнил, что после взрывов домов в 1999 году граждане “проявляли бдительность, и это позволило предотвратить новые теракты”.

Такую же мысль высказывал и вице-спикер Мосгордумы Олег Бочаров. Он был соавтором законопроекта “Об общественных пунктах охраны порядка (ОПОП)”. В этом законопроекте даже предусматривалось материальное вознаграждение информаторам. На последнем заседании Мосгордумы в июле законопроект не приняли. Во многом этому способствовал тот факт, что за несколько дней до рассмотрения законопроекта в Мосгордуме СМИ подняли шум. Московскую думу и правительство обвиняли в том, что власти пытаются узаконить институт стукачей. Рассмотрение законопроекта “Об ОПОП” отложили до 3 сентября.

Неделю назад столичный мэр подписал распоряжение № 1368 РП “О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги”. В п. 7 распоряжения речь идет о том, чтобы вменить в обязанность старших по дому и подъездам “информировать органы внутренних дел района и жилищных организаций о лицах, временно проживающих в доме (подъезде)”. Комментирует ситуацию председатель Московской Хельсинкской группы Л.М. Алексеева.

Известия, № 141. Виктория Волошина. Статья. В шкуре мигранта.

Неделю назад столичный мэр подписал нашумевшее распоряжение № 1368-РП "О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги". В пункте 7 распоряжения речь идет о том, чтобы вменить в обязанность старших по дому и по подъездам "информировать органы внутренних дел района и жилищных организаций о лицах, временно проживающих в доме (подъезде)". Этот пункт и вызвал наибольший накал страстей: по сути доносительство, пусть даже во имя благих экономических целей, возводится в ранг местного закона. Но в распоряжении, которое сегодня вывешено на официальном сайте мэрии, при ближайшем рассмотрении оказался еще целый ряд революционных предложений.

Прежде всего впервые в новейшей истории акцент местных властей в деле борьбы с нарушителями режима столичной регистрации смещен в плоскость борьбы за коммунальные платежи, то есть в область экономическую. До этого было просто правовое беззаконие: отлавливать (в метро, на улицах) и штрафовать. Обогащались, таким образом, лишь милиционеры да сотрудники фирм, в которых производилась "регистрация за 3 дня и 300 рублей". При этом, как показывает статистика, мигранты в столицу лишь прибывали.

В новом документе есть как минимум логика: раз живешь в Москве (как и в любом другом городе России), то должен платить за то, что используешь, - воду, электричество, газ, труд дворников и так далее. А чтобы платить коммунальные платежи, у нас все еще нужна регистрация.

В драматическом вступлении к распоряжению чиновники пишут: "За последнее время в городе Москве значительно увеличилось количество иногородних и иностранцев, временно зарегистрированных по месту пребывания и по месту жительства. Только за 5 месяцев 2003 года паспортно-визовыми подразделениями органов внутренних дел г. Москвы зарегистрировано по месту пребывания 128,4 тыс. граждан, прибывших из стран СНГ, 66,4 тыс. граждан, прибывших из государств дальнего зарубежья, и 118,8 тыс. человек из числа граждан РФ, прибывших из других регионов России..." Но проверки, переводя все далее написанное с языка официоза, показали: количество граждан, зарегистрированных милицией и теми, кто встал на учет в ДЕЗах, категорически не совпадает.

Что и немудрено - система "липовой" регистрации цветет в Москве пышным цветом, о чем "Известия" писали неоднократно. Но вот что интересно: далее в тексте распоряжения нет никаких упоминаний об "иногородних и иностранцах", то есть по сути распоряжение касается всех, кто проживает в Москве, - и москвичей, и приезжих. Что опять-таки логично и законно: живешь в Черемушках (даже если прописан в Митине), плати в черемушкинские ДЕЗы - ты же здесь воду льешь. А москвичи тоже снимают жилье - особенно молодые семьи, которые хотят жить отдельно от родителей. Вот и возникает вопрос: им тоже надо будет временно регистрироваться по месту жительства? То есть стоять вместе с "понаехавшими" в безумных очередях в паспортные столы каждые три месяца? Или искать новых квартиросъемщиков, потому что большая часть хозяев просто откажет им в "угле", так как мало кто хочет регистрировать, пусть и временно, у себя в квартире чужих людей.

При этом система стимулирования работников паспортных столов и старших по подъездам проста: чем больше выявил незарегистрированных, тем больше получишь премиальных. В пункте 5.4 документа значится: "...В срок до 1 сентября 2003 года организовать работу по премированию сотрудников паспортных столов дирекций единого заказчика за обеспечение регистрации лиц, временно проживающих по месту пребывания и месту жительства, сотрудников единых информационно-расчетных центров - за обеспечение полноты сбора платежей с учетом временно проживающих лиц, а также их депремирование в случае невыполнения названных требований..."

А раз так, то паспортисту и работнику ДЕЗа без разницы, за кого получать премию - за москвича или жителя Тверской губернии. Выявил - молодец. А дальше пусть суд разбирается. Это именно так и задумано? Или как-то иначе? Из распоряжения не ясно. И не боятся ли власти, что москвичи, снимающие и сдающие квартиры (а таких чуть ли не каждый второй), настоявшись в очередях аккурат перед выборами, вдруг как-то не так проголосуют?

Если же распоряжение касается исключительно приезжих, то дискриминация россиян по месту рождения у нас пока запрещена. Или уже разрешена?

И еще один вопрос. Если документ, как хочется верить и как он озаглавлен, направлен в первую очередь на повышение собираемости коммунальных платежей, то почему Москва вот уже десятки лет никак не может перейти на систему счетчиков - и не только электричества, но и воды? Один человек, зарегистрированный в квартире, может лить воду сутки напролет или без конца бегать в магазины, эксплуатируя лифт. И, напротив, большая работящая семья может собираться дома лишь поздно вечером. Тогда почему бы ответственному за столичный жилкомхоз не задуматься над модернизацией системы сбора коммунальных платежей, а не тратить деньги на армию осведомителей (простите - добровольных помощников), культивируя в людях не самые благие порывы?

Все эти вопросы редакция намеревалась задать назначенному ответственным за исполнение распоряжения Лужкова заместителю мэру по жилкомхозу Петру Аксенову, но, к сожалению, в течение недели чиновник не нашел времени пообщаться с корреспондентами "Известий". Надеемся, что многочисленные вопросы, которые вызывает текст распоряжения (на самом деле весьма важного для города), не останутся риторическими.

Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы:

“В нашей стране порядочный человек не будет сотрудничать с властями”

- Как вы думаете, новое постановление принесет пользу москвичам?

- К сожалению, я в этом не уверена. В нашей стране любые сообщения властям расцениваются как стукачество, доносительство или предательство. Любой россиянин со школьной скамьи знает, что сказать учителю о проступке товарища - это плохо. Такого человека презирают, третируют и даже бьют. К сожалению, исторически в нашей стране сложилось, что власть пыталась общество стеснить, обобрать или переложить на него ответственность за собственные ошибки. Достаточно вспомнить сталинские репрессии, дефолт 1998 года или все денежные реформы за последние пятьдесят лет. Поэтому порядочный человек ни за что не станет сотрудничать с властями. Боюсь, что по этой причине большинство управдомов или просто откажутся от своей должности, или будут саботировать распоряжение.

- Управдомы смогут шантажировать простых людей?

- К сожалению, наше общество растлили не во время последних десяти - пятнадцати лет, а очень давно. Все началось еще при Сталине. Прошло чуть больше пятидесяти лет с тех пор, когда наши граждане доносили на соседей, чтобы занять их жилплощадь. Я не удивлюсь, если новое распоряжение будут использовать во вред соседу, который раздражает тем, что громко топает за стеной или слушает музыку. А управдом будет следить за теми, кто сдает квартиры, но не для того, чтобы пресечь незаконный бизнес, а для того, чтобы получить взятку.

- На шантажиста можно пожаловаться в милицию?

- Наше общество серьезно больно: оно изначально не верит, что власть что-то сделает во благо, и воспринимает ее враждебно. Россияне не хотят обращаться к властям как к арбитру. Московская Хельсинкская группа сейчас хочет заказать социологическое исследование на тему "Как часто вы обращаетесь в милицию?" Могу сказать заранее, что результаты будут печальными. Ни для кого не секрет, что к помощи милиции мы прибегаем в последнюю очередь. Симпатичный дедушка-милиционер Анискин, который всем поможет и поймет горести, существует только в кино. На деле вызов милиции ничего хорошего не сулит. Пойдешь жаловаться на кражу, так тебе мало того что нагрубят, еще и в ограблении соседа обвинить успеют.

- В то же время городские власти утверждают, что управдомы-информаторы смогут помочь выявить террористов. Может быть, хоть от этого будет какая-то польза?

- Нормальный человек и так сообщит о подозрительных людях. В Израиле тоже не доверяют коррумпированной власти, но борются с терроризмом достаточно успешно. Да, там почти каждый день рвутся бомбы, но в то же время телевидение постоянно сообщает, что благодаря бдительности граждан удалось предотвратить террористический акт. Здесь работает другой закон - закон самосохранения. И за это не платят деньги.

- В Америке (чуть менее в Европе) информирование властей считается проявлением патриотизма и гражданской сознательности. Почему наши граждане не доверяют властям?

- У нас нет гражданского общества. Гражданин Америки уверен, что его всегда защитит государство, и поэтому готов ему помогать. Я долго жила в США и на личном примере в этом убедилась. Рядом с моим американским домом нельзя было припарковать машину, и наши гости частенько оставляли автомобили рядом с окнами. Через час их увозили полицейские на эвакуаторе. Первое время мы с мужем недоумевали, но потом поняли, что о нарушениях сообщали соседи. Я сначала вскипела: "Какие негодяи! Им что, жалко?" Но потом поняла, что поступила плохо по отношению к соседям. Я не только испортила вид из окна, но и создала определенную угрозу их жизни. Например, в случае пожара к соседским окнам не могла бы проехать пожарная машина. Как видите, мы говорим на разных языках.

- Когда в России наладится нормальный диалог между властью и гражданами?

- Во-первых, общество должно контролировать работу властей. Чиновник должен понимать, что он существует за счет налогов, которые платят граждане, и поэтому служит для простых людей. Во-вторых, само общество должно быть готово контролировать действия властей, но к этому, к сожалению, оно не готово. Россиянин не будет в свободное время заниматься инспекциями или контролем госорганов на общественных началах. Он предпочтет провести досуг в кругу семьи или друзей.

Более месяца назад в столице федеральным законом были упразднены межмуниципальные суды и созданы районные. Легитимность решений, выносимых районными судами Москвы, оказалась под вопросом.

Время МН, № 132. Анастасия Корня. Статья. Без протокола.

Легитимность решений, выносимых районными судами Москвы, оказалась под вопросом. Однако задавать этот вопрос никто не спешит. Пока.

На первый взгляд сей любопытный казус носит чисто теоретический характер. Действительно, чуть более месяца назад в столице федеральным законом были упразднены межмуниципальные суды и созданы районные. И хотя в них работают все те же люди, формально районные суды — это новые учреждения (по крайней мере, печати там поменять уже успели). Это означает, что должно состояться и новое назначение работающих там судей. Однако пока этого не произошло.

— Все судьи написали заявления, ждем указа о переназначении, — рассказали "Времени МН" в Симоновском районном суде.

Сама по себе процедура назначения федерального судьи — это делает президент своим указом — довольно сложна: объявляется конкурс на вакантную должность, каждая кандидатура сначала рассматривается на коллегии судей, затем ее утверждает Дума соответствующего масштаба, затем председатель Верховного суда представляет список судей и их назначений на подпись президенту. В Москве, где судей должны назначить, по сути, на те же должности, конкурса не будет, но указ президента все же требуется. Его пока нет, а тем временем легитимность решений, которые вот уже месяц выносятся судами, оказывается под вопросом, пусть и по чисто формальному признаку.

Некоторые адвокаты уже пытались оспорить такие решения — разумеется, безуспешно. Однако это российская Фемида бывает не склонна придавать большое значение тонкостям протокола. Но таганрогский таможенник Сергей Посохов выиграл этой весной дело против России в Европейском суде по правам человека только потому, что сумел доказать: народные заседатели, с участием которых рассматривалось его дело, были назначены неправомерно.

Между тем к началу следующего года география судебных районов должна измениться по всей России, об этом не так давно заявил председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев. Объединение нескольких судебных районов в один позволит решить проблему малосоставных судов без увеличения их штатной численности. Напомним, что по закону с 1 января 2004 года дела о тяжких преступлениях должна решать коллегия из трех профессиональных судей — это означает, что доукомплектовывать пришлось бы более тысячи судов. Вместо этого несколько районных просто объединят в один. Однако кадровый вопрос — то есть вопрос о переназначении судей решать при этом все-таки придется.

Между тем до сих пор неясно, когда он решится в Москве, где реорганизация судебных районов — состоявшийся факт.

— По сути дела, не изменилось ничего, кроме названия судов, и соответствующие изменения будут внесены в трудовые книжки судей бывших межмуниципальных судов, — заявил газете "Время МН" заместитель начальника управления судебного департамента по Москве Николай Алехин. — Судьи назначены, и оснований для прекращения их полномочий — тех, что предусмотрены законом, — здесь нет. Просто президент должен переназначить их своим указом. Когда это произойдет — ну, это уже вопрос не к нам. А попытки адвокатов оспорить легитимность судьи — знаете, когда по делу сказать нечего, в ход можно пустить самые абсурдные аргументы.

Аргументы такого уровня не одобряют и в столичной адвокатской палате.

— Я убежден, что нет никаких оснований поднимать этот вопрос, — заявил вице-президент адвокатской палаты Москвы Сергей Кривошеев. — Если Европейский суд по правам человека признает эту ситуацию нелегитимной? Ну, тогда я подниму руки вверх и скажу, что был не прав.

1 июля в московских судах начали действовать суды присяжных. Интервью с председателем Московского областного суда С. Марасановой.

Вечерняя Москва, № 144. Наталья Пименова. Статья. Не хочу, не умею, не буду.

Так до недавнего времени говорили люди, угодившие в списки присяжных заседателей

Как уже писала “Вечерняя Москва”, 1 июля нынешнего года в московских судах начали действовать суды присяжных. Московский областной суд стал первым в нашей стране, где такой суд появился девять лет назад. Стало быть, накоплен опыт, позволяющий ответить на вопрос: готовы ли мы к тому, что выносить приговор будут “люди с улицы”, а деньги на их содержание придется тратить из федерального бюджета?.. Корреспондент “ВМ” встретился с председателем Московского областного суда, кандидатом юридических наук Светланой МАРАСАНОВОЙ.

— Светлана Викторовна, именно в вашем учреждении впервые в стране начали работать суды присяжных. Вы даже защитили диссертацию на эту тему. Надежды оправдались или проблем оказалось больше, чем вы ожидали?

— Мои надежды оправдались. В суде присяжных выносится более трезвое, продуманное и объективное решение. На судью теперь нет смысла оказывать давление, потому что решение принимает не он, а присяжные заседатели, на которых влиять значительно сложнее. Присяжным больше доверяют и подсудимые: они видят, что их судят простые люди, можно сказать, с улицы, не “отягощенные” никакими правовыми знаниями и не имеющие юридических интересов. Приговор суда присяжных воспринимается как более справедливый акт.

— Охотно ли люди идут в заседатели?

— С опаской. Не потому, что не хотят, а потому, что не знают, какую функцию они должны выполнять, им неведомо, каким образом они вообще попадают в список. Многие боятся проблем на работе, а зачастую руководители их не хотят отпускать. По статистике, присяжным соглашается стать лишь каждый 16-й приглашенный.

— Тогда давайте поясним: как же все-таки каждый из нас может угодить в список присяжных заседателей?

— Очень просто. Ежедневно из списков избирателей путем случайной выборки отбирается необходимое количество потенциальных присяжных. Эти списки публикуются в местной печати, и любой гражданин вправе заявить о своем нежелании участвовать в отправлении правосудия. После рассмотрения всех заявлений списки направляются в правительство Московской области (в столице — в правительство Москвы), где формируются окончательные основные и запасные списки присяжных заседателей. Они и направляются в суд. Подобная схема будет применяться во всех регионах нашей страны. Да, поначалу отказывались многие. Мотивация была примерно такая: “Некогда, не хочу, не умею, не буду”. В последнее время “процессуальный трепет” несколько улегся, люди пошли в суд охотнее. Почти никто об этом не жалеет.

— Кто может быть присяжным заседателем?

— Закон четко определяет, что присяжными не могут быть только лица младше 18 лет, судимые или недееспособные. Никаких других ограничений закон не предусматривает. Хотя царская судебная реформа 1864 года предполагала, что присяжные заседатели должны обладать определенными нравственными качествами, иметь уважение в обществе. У нас пока этого нет.

— У вас порой слушаются громкие уголовные дела. Наверняка бывают попытки давления на вас и ваших коллег. Например, когда рассматривалось дело по известному “авторитету” Аркаше Солнцевскому, в прессе были сообщения об угрозах в ваш адрес. Бывает ли вам страшно?

—Нет.

— Вы бесстрашный человек?

— Вовсе не бесстрашный. Но я считаю, что страх возникает у тех людей, которые либо позволили себе какую-то нечестность, либо, не дай бог, осудили невиновного. У меня совесть чиста. Ни того, ни другого я за всю свою жизнь никогда не делала. Если я чего-то и боюсь, то другого: развала судебной системы.

— Есть основания?

— Начались накаты на судебную систему, попытки ограничить суды, свести на нет полномочия тех же присяжных заседателей. Мы неудобны для многих — слишком независимы, решительны, не хотим “прогибаться”. И сейчас, когда идет очередной передел власти, многих это раздражает. Это может свести на нет судебную реформу. Результаты, боюсь, будут плачевные.

— Бытует мнение, что все судьи берут взятки. Как говорится в известном анекдоте, “им еще и зарплату платят?”.

— Наверное, я была бы плохим руководителем, если бы не доверяла. Всегда считала работников судов исключительно порядочными людьми. Разумеется, есть исключения. За руку мы никого не ловили, уголовных дел о взятках не возбуждали. Однако порой возникают судебные решения, вызывающие, мягко говоря, недоумение. Можно только догадываться, в чем тут дело. Таких судей мы отрешаем от должности, прекращаем их полномочия. Повторюсь: не потому, что уверены в их коррупции, а для того, чтобы принятие неправосудных решений ни для кого не стало примером.

— Был ли в вашей личной практике случай, когда вы говорили себе: “какая же я молодец!”?

— Запомнилось одно трудное дело. Была убита женщина-сторож, охранявшая подмосковное автопредприятие. Остались сиротами двое маленьких детей. В сторожку зашел человек, убил ее и угнал машину. Свидетелей не было. Его нашли, поначалу он признался, но потом заявил, что следователь оказывал на него давление, и от своей вины отрекся. Мы провели девять экспертиз, прежде чем сумели доказать его вину. Помню, как выехали с экспертами на место преступления и провели так называемую ситуалогическую экспертизу: была воссоздана вся обстановка той ночи, подозреваемый показывал, куда пошел, что сделал, как открыл дверь. И эксперты подтвердили, что он действовал как убийца, по ранее задуманному плану. Он был осужден. Было нелегко, но мы добились справедливого приговора.

— Светлана Викторовна, в вашем рабочем кабинете я насчитала пять статуэток богинь правосудия разных размеров. Говорят, Фемида для вас — это собирательный образ женщины-судьи, которая может разобраться в судебном деле лучше, чем мужчина. Вы, правда, так считаете?

— Уверена в этом. Мужчина не может так хорошо психологически понять человека, как женщина, прочувствовать ситуацию, уловить неправду и фальшь. Мы наделены более тонкой интуицией. А дела с участием несовершеннолетних правонарушителей должны, на мой взгляд, рассматривать только женщины. Они умеют разговаривать с детьми, а для мужчин это большая редкость.

О недавних судебных процессах в московских судах.

Новые Известия, № 31. Сергей Пашин. Статья. Огонек для щепок.

В начале августа в столичных судах произошли два события – важных, почти символических: Московский городской суд наконец-то приступил к разбирательству с участием присяжных заседателей уголовного дела по обвинению в убийстве и разбое; Басманный районный суд почти в то же время отказал в удовлетворении исков четырем иностранным гражданам, родственники которых погибли при пресечении акта терроризма на Дубровке. По уголовному делу прокурор загодя, не дожидаясь вердикта коллегии присяжных заседателей, отказался от ряда необоснованных обвинений. По делу гражданскому никакого компромисса государство страдальцам не предложило: представитель Минфина России твердо защищала казенную копейку. Собственно, у ответчика и не было иного выхода, так как в расходной части федерального бюджета 2003 года не предусмотрено ни гроша на возмещение вреда родственникам жертв спецопераций.

Формулировки федерального закона “О борьбе с терроризмом” в статьях, посвященных одолению врага, прямолинейны, как штык, и ясны, будто гербовые пуговицы. Зато нормы, определяющие меру и порядок расплаты за “перебитые горшки” и походя искалеченные жизни, куцы и туманны. Нельзя не согласиться и с тем, что эти смутные, но гуманные положения антитеррористического законодательства находятся в противоречии с Гражданским кодексом. Однако ГК, будучи обыкновенным федеральным законом, по своей юридической силе не может преобладать над актами того же уровня. Выбор подлежащей применению нормы зависит от суда; во власти суда толковать изложенное нечетко предписание закона против гражданина или в его пользу. К сожалению, московские межмуниципальные суды, объявленные этим летом “районными”, так и не стали “народными”. В России гражданские дела рассматриваются судьями-чиновниками, охотно колеблющимися вместе с генеральной линией, проводимой чиновниками органов исполнительной власти с оглядкой на “силовые структуры”. В США и других странах, где иски о возмещении морального вреда и убытков, предъявленные к государственным учреждениям и корпорациям, разбираются с участием присяжных заседателей, представители народа решают, правомерны ли претензии, определяют размер компенсации в твердой валюте. Найдется ли среди читателей человек, полагающий, что никаких моральных страданий не понесли украинец Е.Юфтяев, потерявший жену, американка Л.Бурбан-Мишурис, похоронившая сына, гражданка Казахстана С.Губарева, лишившаяся дочери и мужа, подданный Нидерландов О.Жиров, ставший вдовцом? Виноваты ли отравленные и их родственники, когда закон – что дышло? Пострадавшие в совокупности просили выплатить им 11,5 млн. долларов, допрошенный же в Басманном районном суде эксперт обосновал сумму в десять раз меньшую, юстиция свела исковые требования к нулю. В суде присяжных, можно быть уверенными, вред не остался бы без компенсации, а правосудие – без справедливости. Нам обещают, что дурной закон перепишут и поправки к нему с расценками на обиды и мучения уже готовы. Щепкам предлагают довериться дровосеку. Судьи станут работать с огоньком.

Права мигрантов. Свобода передвижения.

О том, как клиенты московских фирм по оформлению регистрации могут попасть под суд, а сами фирмы, предоставляющие поддельную регистрацию, при этом остаются безнаказанными.

Известия, № 137, 2 августа. Богдан Степовой. Статья. Прописали по статье.

Тридцатисемилетняя гражданка России Елена Боброва приехала в Москву в декабре прошлого года из Казахстана и первым делом решила сделать столичную регистрацию - о ней она была наслышана даже в далекой Алма-Ате. Вот только о том, где и как оформлять заветную бумажку, она толком не знала. В газете "Из первых рук" Елена прочитала объявление безымянной фирмы, которая обещала оформить нужный ей документ в течение трех дней. Заплатив 700 рублей, женщина стала обладательницей заветной справки. И спокойно отправилась в паспортный стол получать свой общегражданский паспорт. Тут и выяснилось, что ее регистрация фальшивая. Сейчас Елену Боброву судят за изготовление и использование заведомо подложных документов. Как выяснили "Известия", это далеко не единственное подобное дело в Москве.

Всю свою жизнь Елена Боброва прожила в Алма-Ате и работала борт-проводницей в местном отделении еще советского "Аэрофлота". После распада СССР отделение ""Аэрофлота" стало называться авиакомпанией "НААК", потом "Эйр Казахстан". Уже в казахской компании Елена Боброва стала борт-проводником инструктором и обслуживала спецрейсы, на которых летал Нарсултан Назарбаев.

- Я не собиралась в Москву, но мой муж Виталий мечтал работать в "Аэрофлоте", - вспоминает Елена. - В 2002 году Виталию предложили должность командира лайнера и он не раздумывая согласился. На семейном совете мы решили, что сначала в Москве обоснуется муж, а уж потом и я переберусь в Россию.

В конце 2002 года Бобровы наконец-то накопили на квартиру и решили перебираться в Москву. В августе Елена продала квартиру в Алма-Ате, а в октябре оформила российский загранпаспорт в посольстве России в Казахстане. Получить гражданство было просто. Елена предоставила документы, подтверждающие, что ее муж гражданин России, написала заявление, и уже через месяц стала полноправной гражданкой Российской Федерации.

В декабре семья Бобровых, пусть и в съемной химкинской квартире, отпраздновала символическое новоселье. Елена призналась "Известиям", что ей тогда казалось, что впереди, после двух лет мытарств, их наконец-то ждет светлая полоса.

- Правда, я много слышала о московской регистрации и боялась ее всю жизнь, - сказала "Известиям" Елена, - Мне не повезло, что муж уехал в командировку и мне не с кем было посоветоваться. В конце концов подружка подсказала обратиться в фирму, где "делают" регистрации.

Злосчастное объявление было напечатано в рекламной газете "Из первых рук". В жирную рамку влезло всего несколько слов: "Регистрация иногородних граждан. Быстро, недорого. Предъявителю купона предоставляется скидка 50 рублей". И два телефона.

Безымянная фирма занимала несколько комнат в самом центре Москвы на Большой Дмитровской улице рядом с магазином "Чертежник". На первом этаже Ирину встретил серьезный охранник, который показал дорогу, здесь же молодые люди рассматривали регистрацию и даже хвалили фирму: получили бумагу быстро и без очередей.

- Слова молодых людей подтвердились, - вспоминает Елена, - В фирме меня встретила молодая девушка. Я ей заплатила 700 рублей, сдала копию паспорта, две фотографии, а на фирменном бланке подписала доверенность на оформление регистрации. Процедура оформления заняла не больше пятнадцати минут. Через два дня мне выдали документ.

13 февраля Елена отправилась получать общегражданский паспорт по месту регистрации - в паспортный стол "Бескудниково". Сдала загранпаспорт, свидетельство о рождении ребенка и регистрацию. Правда, забыла сфотографироваться. Фотографии пришлось занести через пять дней. Но к этому времени в кабинете Лену ждал майор милиции Димитренко, который тут же заявил, что ее регистрация фальшивая.

- Как фальшивая? - удивилась Елена, - Я же ее в фирме сделала.

- Здесь подделана подпись начальника нашего паспортного стола, - объяснил милиционер, - вам придется проехать вместе с нами.

Елену доставили в РОВД "Бескудниково", где тут же состоялся первый допрос, который вела старший дознаватель капитан Галина Цветкова.

- Я ей сразу сказала адрес фирмы, - возмущается Елена, - Но Цветкова отказалась туда ехать. "Сейчас машины нет свободной, а мне еще в больницу надо зайти" - ответила мне дознаватель.

Елену Боброву обвинили в нарушении статьи № 327 Уголовного кодекса - соучастие в подделке (до двух лет лишения свободы) и использование заведомо поддельного документа. После первого заседания Тимирязевского районного суда обвинение в подделке документов сняли. Но второе так и осталось. Сегодня Елена находится под подпиской о невыезде.

- Откуда я "заведомо" могла знать, что документ фальшивый, - возмущается Елена Боброва, - В Казахстане нет регистраций, и я просто не знала, что ее можно оформить только в паспортном столе. Мне в кошмарном сне не могло приснится, что объявление, напечатанное в газете, может рекламировать услуги жуликов.

- Суд признал мою подзащитную невиновной в подделке документа, - рассказал "Известиям" адвокат Елены Алишер Нушаров, - Регистрацию нельзя назвать документом с точки зрения закона, потому что она не предоставляет никаких прав и не освобождает от обязанностей. Получается, это - бесполезная бумажка.

Самое удивительное в этой истории то, что милицию не заинтересовала сама безымянная фирма, которая занималась подделкой регистраций. На лицо правовой нонсенс: подделывать документы можно, а пользоваться ими нельзя.

- Сотрудники фирмы без зазрения совести уверяли своих клиентов, что регистрации действительны, а это, между прочим, мошенничество, - считает Алишер Нушаров.

Позднее к уголовному дело подошьют рапорт оперуполномоченного Бескудниковского РОВД Замотина, датированный 16 марта 2003 года: "Установлено, что фирма, занимавшаяся регистрацией, съехала с этого адреса в начале 2003 года (январь). Установить местонахождение фирмы, изготовившей эту регистрацию, не представилось возможным".

Сейчас в московских судах скопилось немало подобных судебных дел. Только в Тимирязевском межрайонном суде, где слушается дело Бобровой, лежит примерно полсотни папок с подшитыми фальшивыми регистрациями. В ГУВД Москвы о фальшивых фирмах знают. Как сказал в интервью "Известиям" начальник паспортно-визового управления ГУВД Москвы Александр Барабанщиков:

- С этими мошенниками нам очень сложно бороться. Они используют поддельные штампы и печати наших служб, поддельные бланки свидетельств, придумывают вымышленные адреса и собирают с людей деньги. Причем официально им грозит всего лишь статья за мошенничество, а не за подделку документов - ведь свидетельство о регистрации не считается государственным документом (приказ № 393 МВД РФ был выпущен в 1995 году), это ведомственная справка паспортной службы. Поэтому прокуратура крайне редко возбуждает подобные дела. Да и найти этих мошенников сложно - по телефону, указанному в объявлении, обычно сидит девочка, принимающая заказы. Ее даже задерживать не за что. Как только оперативники устанавливают наблюдение за офисом, мошенники переезжают на другое место. В общем, это наша беда. По поддельным регистрациям живут несколько десятков тысяч человек в Москве и иногда даже не подозревают об этом.

- Кто обязан следить за выполнением условий регистрации?

- Все вопросы по регистрационному учету по закону лежат на органах внутренних дел. Если человек живет в городе без регистрации, он нарушает паспортно-визовые правила, а это административное нарушение. Значит, постовые милиционеры могут доставить его в отделение как нарушителя и составить протокол. А санкции разные - можно предупредить человека, можно оштрафовать.

- И в тюрьму сажать?

Я таких случаев не знаю.

Каждый московский незаконный мигрант наносит ущерб городу примерно на 15—18 тысяч рублей в месяц.

Московский комсомолец, № 166. Марат Хайруллин. Статья. Закрытый доклад МВД. Стр. 1,2

В России, по официальным данным, 26 миллионов безработных — каждый третий гражданин трудоспособного возраста. В то же время в нашей стране постоянно проживает около 13 миллионов иностранных граждан и лиц без гражданства. В процентном отношении это самый высокий показатель в мире. В Москве ситуация еще хуже. Официально здесь якобы 83 тысячи иностранных рабочих, но эксперты МВД дают совсем другую оценку: больше миллиона человек.

В среднем каждый из москвичей-гастарбайтеров послал в прошлом году домой по три тысячи долларов. А общий ущерб городу только от неуплаты налогов оценивается в три миллиарда рублей. 170 крупных столичных рынков имеют годовой товарооборот 300 миллиардов рублей, налогов же в бюджеты всех уровней с этой сумасшедшей суммы поступило едва ли полмиллиарда. Кроме того, аналитики МВД подсчитали, на сколько в среднем сбивают гастарбайтеры цены на рынке труда. В строительном бизнесе работодатели имеют возможность недоплачивать легальным московским рабочим 5—6 тысяч рублей. А если брать общую сумму, каждый московский незаконный мигрант наносит ущерб городу примерно на 15—18 тысяч рублей в месяц.

Все эти сенсационные данные стали основой закрытого доклада, который лег на стол министра Грызлова. Это первая реальная попытка властей осмыслить ситуацию с незаконной миграцией в стране. В марте правительство приняло Концепцию регулирования миграционных процессов в РФ. Но, учитывая опыт предыдущих лет, общественность восприняла это лишь как очередную волну популизма, которая в крайнем случае лишь увеличит незаконные поборы чиновников, паразитирующих на гастарбайтерах. Но в последние месяцы МВД доказало, что всерьез намерено взяться за проблему. Кроме доклада в правительство внесен список первоочередных мероприятий, которые в самое ближайшее время должны стабилизировать ситуацию. Кроме уже ставших традиционными карательных мер в докладе МВД особо подчеркнута гуманитарная сторона проблемы, то есть стимулирование законной миграции. Из других нововведений: создание в России миграционной инспекции по примеру большинства цивилизованных стран. Кроме того, впервые в столичной правовой практике проведена четкая грань между незаконными мигрантами из других стран и “иностранными” россиянами. И на этом стоит остановиться подробнее.

По данным источников “МК”, Грызлов уже направил в Администрацию Президента проект общенациональной программы добровольного переселения коренных россиян, оказавшихся после развала СССР в бывших союзных республиках. А это, по самым скромным подсчетам, больше 10 миллионов человек, брошенных на произвол судьбы. Если Путин одобрит проект МВД, бюджетное финансирование программы должно начаться уже в 2004 году. В первую очередь намечено помочь перебраться на Родину русским из Средней Азии, и в первую очередь из Туркменистана.

Москву парализует, если ее внезапно покинут все нелегальные работники.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 6 августа. Константин Данов. Статья.

Ритуальный автобус типа “пазик”-катафалк выехал из ворот Митинского кладбища. За рулем сидел шофер-украинец с запорожскими усами. Одной рукой он вертел “баранку”, другой держал надкусанный бутерброд с салом. Заднее стекло катафалка украшала выполненная типографским способом наклейка с надписью, исполненной глубочайшего философического смысла: “За нами будете”. Шофер – рядовой многотысячной армии иностранных рабочих – ухмыльнулся, заметив вопрос в моем взгляде: “А как же, без нас, пришлых, вы, москвичи, не сдюжите”.

По официальным данным, в Москве 83 тысячи иностранных рабочих, в большинстве – выходцев из стран-членов ЕврАзЭС. По оценкам экспертов МВД, их около миллиона человек. Как сообщил “Столичной” и. о. начальника управления по делам миграции ГУВД Москвы Виталий Крамской, большинство нелегалов составляют азербайджанцы, их около 250 тысяч человек, преимущественно торгующих овощами и фруктами. Очень много таджиков (используются как землекопы и вообще как неквалифицированная рабсила), молдаван (столяры и плотники), армян (каменщики и печники), украинцев (программисты, выполняющие в Москве разовые заказы маленьких и не очень маленьких фирм). Есть еще в Москве украинцы, которые водят автобусы по линейным маршрутам.

“Столичная” решила смоделировать ситуацию, когда вдруг все гастарбайтеры из Москвы исчезли. Вот что из этого вышло.

Хаос на дорогах

“Мосгортранс”, головная организация автобусных и троллейбусных парков столицы, стал работодателем для 4242 гастарбайтеров. Общая численность водительского состава – 8945 человек. Иными словами, 47% водителей автобусов и троллейбусов Москвы – выходцы из ближнего зарубежья, в основном с Украины. “Если их убрать, наземный пассажирский транспорт будет парализован, – заявил “Столичной” руководитель пресс-центра “Мосгортранса” Андрей Митрофанов. – Даже сверх того. Потому что для паралича достаточно 30-процентного дефицита водительского состава, а мы имеем дело с 47%. Тем более что в некоторых парках (5-м и 114-м автобусных, 5-м и 8-м троллейбусных), дефицит достигнет 68–72%“.

Москва останется не только без наземного пассажирского транспорта, но и дороги скоро разрушатся. В дорожно-ремонтном деле заняты, по данным анонимного источника в Минтрансе, до 80% иностранцев – армян, белорусов и молдаван. Как сообщили “Столичной” в ОАО “Доринвест”, в крупных и средних дорожных организациях трудятся легализованные иностранцы, в мелких – нелегалы.

Коллапс в строительстве

Нет статистики по жилищному и прочему строительству, хотя известно, что и здесь присутствует нелегальная “рука СНГ”. По оценкам Вячеслава Галустяна, представителя общественной организации армянской диаспоры “Союз армян России”, от 10 до 20 тысяч армянских строителей работают в Москве и области. Без них остановится строительство коттеджей и дач, практически сойдет на ноль такая востребованная услуга как евроремонт.

По просьбе “Столичной” руководитель информационно-аналитического центра “ОПОРА России” Дина Крылова опросила двух владельцев строительных фирм. На условиях анонимности они сообщили, что практически все участники этого рынка используют труд нелегальных иммигрантов. Те работают за $100 в месяц, а наши просят втрое больше. Поэтому гастарбайтеров здесь не менее 90%. Они так и останутся нелегалами, поскольку их легализация удвоит издержки, связанные с содержанием персонала. Компенсировать затраты двукратным повышением цен на свою продукцию фирмы не могут: платежеспособный спрос москвичей не безграничен. “Если нелегалы уйдут, в строительстве начнется коллапс”, – говорят руководители фирм.

Конец базара

По данным советника президента Всероссийского азербайджанского конгресса (ВАК) Эльдара Кулиева, 30–40% рынка торговли овощами и фруктами контролируют его земляки. Тысяч 700–800 прописаны в Москве, примерно столько же нелегалов. С их уходом Москва останется без круглогодичных поставок свежей зелени, томатов-огурцов, сезонных – ранней капусты и арбузов, яблок, груш и гранатов. Надеяться на то, что их заменят деревенские старушки, торгующие зеленью со своих грядок, может только очень далекий от жизни человек (подробности о старушке см. на стр. 10).

По мнению Дины Крыловой, присутствие иностранной, даже нелегальной, рабочей силы в Москве – колоссальное благо для столицы и ее обитателей. Интенсивно развивающиеся экономики никогда не обходились без иммигрантов. Наглядный пример – Объединенные Арабские Эмираты, в которых за 14 последних лет силами индусов, индонезийцев и пакистанцев построены два богатейших мегаполиса – Абу-Даби и Дубай. Теперь в офисах, возведенных руками гастарбайтеров, сидят на постах менеджеров граждане ОАЭ и занимаются туризмом и торговлей. Москвичам, полагает госпожа Крылова, надо пользоваться своим привилегированным положением, радоваться, что никто не заставляет их управлять автобусом или укладывать асфальт, и “хорошо учить детей”.

11 августа и.о. прокурора Москвы А. Зуев поручил своим подчиненным провести проверку конституционности распоряжения столичного правительства “О порядке привлечения и использования иностранных работников”.

Время МН, № 134. Анастасия Корня. Статья. Стучать на гостей столицы будут по должности и по призванию.

К 1 сентября сотрудников паспортных столов столичных дезов и подразделений паспортно-визовой службы органов внутренних дел начнут премировать за обеспечение "правильной" регистрации иногородних.

Очередное постановление столичного мэра, регламентирующее порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы в Москве, вызвало скандал: к работникам-иностранцам, которыми теперь будет заниматься межведомственная комиссия по вопросам привлечения и использования иностранных работников, приписали иногородних.

Причем сделали это очень хитро: формально постановление правительства Москвы от 29 июля 2003 года издано в связи с вступлением в силу федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в РФ". Однако в тексте рядом со словом "иностранные" почему-то возникли еще и "иногородние". Вот тут и выясняется, что межведомственная комиссия, которую возглавил вице-мэр Валерий Шанцев, уполномочена не только координировать работу по определению квоты на привлечение иностранной рабочей силы и контролировать соблюдение этих квот, но и "рассматривать вопросы о целесообразности привлечения иногородних работников юридическими и физическими лицами в Москве". А паспортно-визовое управление ГУВД столицы — "осуществлять в установленном порядке регистрацию по месту пребывания иногородних специалистов и рабочих, прибывших в организованном порядке по приглашению предприятий и организаций в соответствии с решением межведомственной комиссии".

На самом деле про "организованный порядок" написано неслучайно: Трудовой кодекс запрещает отказывать в заключении трудового договора из-за наличия или отсутствия регистрации по месту жительства. А вот устроить проблемы работодателю, нанимающему где-нибудь в провинции, например, строительные бригады, городские власти вполне в состоянии. Как пояснили вчера в мэрии, нововведение направлено исключительно на улучшение условий проживания иногородней рабочей силы: теперь организация, которая подает заявку на привлечение иногородней рабочей силы, должна будет обеспечить нормальные условия их существования.

И можно было бы поверить, что в мэрии на самом деле озабочены условиями обитания иногородней рабочей силы, кабы не одно "но": это далеко не первый шаг, предпринимаемый столичными властями для того, чтобы предельно ужесточить контроль за приезжими. Напомним, что неделей ранее мэром было подписано еще одно нашумевшее распоряжение, посвященное как бы упорядочению платежей за коммунальные услуги. То есть столичные власти выразили озабоченность разницей в данных о регистрации приезжих паспортно-визовой службой органов внутренних дел и теми, кто встал на регистрационный учет в жилищных организациях (то есть обеспечил возможность коммунальным службам доначислять платежи за коммунальные услуги). Логика простая: раз живешь в квартире — значит должен платить за свет, газ, воду... Тот факт, что платежи начисляются еще и на жильцов, формально прописанных в квартире, но на самом деле там не проживающих, никого не волнует. А то ведь получается, что основной доход с приезжих имеют бесчисленные агентства, где за скромную таксу (300-1000 рублей) в кратчайшие сроки выправят любую справку о регистрации. Ну и милиционеры, занятые "проверкой паспортного режима".

Теперь префектурам административных округов строго-насторого приказано ежеквартально сверять данные о жильцах с данными паспортно-визовой службы ГУВД. На руководителей жилищных организаций, начальников районных ОВД возложена персональная ответственность за достоверность этих данных. В срок до 1 сентября мэр распорядился организовать работу по премированию сотрудников паспортных столов ДЕЗ за обеспечение полноты взимания платежей с учетом регистрации иногородних и продумать аналогичную систему стимулирования сотрудников паспортно-визовой службы органов внутренних дел. За плохо налаженную работу начальников ДЕЗ будут лишать премии. Вопрос — а не дешевле было бы перейти на систему счетчиков — остается чисто риторическим.

Не хватает еще одной небольшой детали для того, чтобы система контроля за соблюдением регистрационного режима в столице выглядела вполне завершенной: напомним, что в сентябре депутаты Мосгордумы вернутся к рассмотрению нашумевшего законопроекта вводящего в столице пункты общественной охраны правопорядка (а фактически — платных осведомителей). А пока мэр просто вменил в обязанности старших по дому или подъезду "информировать власти" о временно проживающих.

Коммерсант, № 142. Сергей Сыров. Статья. “Понятие “иногородний” вообще нелегитимно”.

Вчера и. о. прокурора Москвы Анатолий Зуев поручил своим подчиненным провести проверку конституционности распоряжения столичного правительства "О порядке привлечения и использования иностранных работников". Прокуратуру насторожило, что этот документ предоставляет столичным властям право решать, давать ли регистрацию прибывающим на работу в Москву жителям других городов России.

Постановление столичного правительства за номером 615-ПП вступило в силу 6 августа. И хотя речь в нем идет о привлечении иностранной рабочей силы, пункт 7 документа утверждает: паспортно-визовое управление ГУВД Москвы должно осуществлять регистрацию в столице "иногородних специалистов и рабочих" с разрешения межведомственной комиссии по вопросам привлечения и использования иностранных работников.

Многие столичные работодатели решили, что отныне жители других городов России в Москве приравнены к иностранцам и им придется получать разрешение на работу. Но один из авторов постановления, советник управления координации экономической деятельности правительства Москвы Людмила Антонова, заявила Ъ: "В документе не идет речи о разрешении на работу для иногородних. Там лишь написано, что жители других городов, приезжающие в Москву на работу на длительный срок, должны зарегистрироваться в столице, что обязаны делать и без нашего постановления". По ее словам, жителей Подмосковья к иногородним власти столицы не относят.

Порядок регистрации работников, прибывших в столицу по собственной инициативе и в индивидуальном порядке, не изменился. А вот регистрацию в столице бригад, "прибывших в организованном порядке по приглашению предприятий и организаций", по заявкам работодателей действительно будут осуществлять только с одобрения межведомственной комиссии.

По словам представителя управления координации экономической деятельности правительства Москвы Владимира Шубина, эта норма введена в интересах самих рабочих: "Если работодатель приглашает к себе жителей других городов, то по закону он обязан обеспечить им нормальные условия труда и проживания. Однако сейчас строительные организации и промышленные предприятия привлекают большое количество приезжих, которые живут во временных помещениях, в полуподвалах или перенаселенных общежитиях. Теперь организация, которая подает заявку межведомственной комиссии на привлечение иногородних работников, должна будет доказать комиссии, что обеспечит своим сотрудникам нормальные условия проживания, расселит в общежитиях, аттестованных городской санэпидслужбой".

Соответствует ли это нововведение Конституции РФ, в течение двух ближайших недель должна определить прокуратура Москвы. А вот, к примеру, у начальника отдела печати и информации департамента федеральной службы занятости по городу Москве Андрея Гринберга текст постановления 615-ПП уже сейчас вызывает вопросы: "Понятие 'иногородний', фигурирующее в документе, вообще нелегитимно. Ни в одном федеральном законе оно не расшифровано. К тому же непонятно, почему оно появляется в тексте постановления, тогда как отсутствует в названии и подзаголовках. Межведомственная комиссия, как следует из ее полного названия, должна заниматься вопросами привлечения иностранной рабочей силы. Для работы с иногородними работниками логичнее создать отдельную комиссию".

Министерство труда и социального развития выступило категорически против решения столичных властей изменить порядок и правила приема на работу иногородних граждан.

Время новостей, № 148. Кирилл Василенко. Статья. Защита гражданством.

Минтруда выступило категорически против решения столичных властей изменить порядок и правила приема на работу иногородних граждан. Министр труда и социального развития Александр Починок заявил вчера, что попросит городские власти привести свое постановление “О порядке привлечения и использования иностранных работников в Москве” в соответствие с российскими законами. “По трудовому законодательству граждане РФ имеют право работать на всей территории страны, -- напомнил министр. -- Жители Москвы и других городов России равны в своих правах при приеме на работу в столице. Исходя из этого, могу заверить наших граждан, что правила приема на работу в столице иногородних рабочих не претерпят изменений. Только паспорт и трудовую книжку должен предъявить любой россиянин при трудоустройстве в Москве”.

Очередной конфликт между столичным и российским правительством произошел из-за того, что мэрия решила переместить иногородних трудящихся-россиян в категорию иностранной рабочей силы. И теперь, чтобы нанять на работу соотечественника без московской прописки, руководитель компании обязан обратиться с ходатайством в специальную межведомственную комиссию под руководством вице-мэра Валерия Шанцева и представить в нее более десяти справок. Среди них потребуются копия свидетельства о постановке на учет в МНС, годовой баланс с отметкой налоговой инспекции, справка о среднемесячной заработной плате на предприятии, а также заключение Госсанэпиднадзора о том, что нанимаемому работнику будет предоставлено приемлемое с точки зрения гигиены жилье. Межведомственная комиссия рассмотрит в двухнедельный срок ходатайство от работодателя, стоит ли компании нанять иногороднего или целесообразнее воспользоваться услугами москвича. И только после этого паспортно-визовое управление ГУВД сможет осуществить регистрацию “пришлых” специалистов.

Московское постановление №615 вызвало очень резкую реакцию не только в Минтруда, но и в координационном совете объединения работодателей России и Мосгорпрокуратуре, которая на днях начала проверку законности документа. По мнению многих юристов, мэрия сумела войти в противоречие даже с Уголовным кодексом. Статья 136 УК предусматривает за дискриминацию по месту жительства российского гражданина наказание в виде штрафа в размере от 200 до 500 МРОТ (от 20 до 50 тыс. рублей). За использование же при этом служебного положения -- от 500 до 800 МРОТ либо лишение свободы на срок до пяти лет.

Надо отметить, что московские власти очень быстро поспешили исправиться в глазах юристов и федеральных коллег. Уже вчера вице-мэр Валерий Шанцев оправдывался, что постановление №615 носит всего лишь рекомендательный характер и направлено исключительно на благо иногородних трудящихся. “Сегодня строительные организации и промышленные предприятия привлекают большое количество приезжих, которые зачастую живут во временных помещениях, в полуподвалах, конюшнях или перенаселенных общежитиях, -- посетовал вице-мэр. -- Теперь организация, которая подает заявку на привлечение иногородних работников, должна будет обеспечить нормальные условия их проживания, расселять в общежитиях, проверенных санэпидслужбой”. Кроме того, подчеркнул Валерий Шанцев, документ регулирует только случаи с групповым завозом рабочей силы в “организованном порядке”.

Тем не менее в тексте положения его авторы не изменили пока ни строчки. И до сих пор остается непонятным, какой же порядок приема на работу для немосквичей будет действовать с октября. Если прокуратура и Минтруда не договорятся с мэрией, законопослушным работодателям придется подчиняться новым правилам. Иначе им придется либо платить большие штрафы, либо принимать каждого такого сотрудника через суд

Колокол.Ру, 12 августа. Статья. Александр Починок: Правила приема на работу в Москве не изменятся.

Министр труда и социального развития РФ Александр Починок заверил россиян, что правила приема на работу в Москве иногородних рабочих не претерпят изменений. "Жители Москвы и других городов России равны в своих правах при приеме на работу в столице. По трудовому законодательству граждане РФ имеют право работать на всей территории страны", - заявил Починок в интервью радиостанции "Эхо Москвы".

Это разъяснение министр дал в связи с принятием столичным правительством постановления "О порядке привлечения и использования иностранных работников в Москве". В соответствии с этим документом ГУВД Москвы должно осуществлять регистрацию иногородних специалистов, приехавших в столицу по приглашению предприятий "в организованном порядке", только после того как городская межведомственная комиссия по вопросам привлечения иностранных работников даст разрешение на их трудоустройство.

Министр отметил, что постановление касается исключительно многочисленных групп работников, приезжающих в Москву по "оргнабору", который в последние годы практически не производится.

Он также пояснил, что тревоги россиян в связи с данным постановлением были вызваны "многочисленными нелепостями и неясностями, содержащимися в приложении к данному документу, где чиновники подменили термин "оргнабор" термином "иногородние работники".

В связи с этим Починок сообщил, что Минтруда "официально попросит московское правительство привести приложение к постановлению в соответствие с российским законодательством". "В Москве много хороших юристов, и они смогут это сделать за 10 минут", - заметил министр.

При этом Починок отметил, что если документ не будет изменен, Минтруда "будет добиваться его пересмотра в установленном законом порядке". По словам министра, он уже провел встречу по этому вопросу с вице-мэром Москвы Валерием Шанцевым.

Комментарий

Вот спасибо, благодетель. Спас, можно сказать. Отец родной. Построил супостатов. Так их. Настоящий министр труда и зарплаты. Большое вам человеческое спасибо. Теперь благодаря вашему заступничеству зловредная бумажка будет поправлена и сотни тысяч "инорабочих" и десятки тысяч горемычных их хозяев будут избавлены от поборов столичных мироедов. Сам прокурор не смог бы лучше справиться с этим делом. А если не послушают, так в суд их, лиходеев. Обижены остались только "орграбочие". Ну да бог с ними. Вы же говорите, что ими сейчас почти никто не пользуется. И все же, Александр Петрович. При случае. Если вдруг случится такая оказия. Не соблаговолили бы вы позаботиться и о них. Хоть и мало их, а все же люди. А заодно поинтересуйтесь, пожалуйста, зачем московским начальникам понадобилось регулировать почти не существующий поток мигрантов этого редкого вида. Ну и напоследок, пусть покажут вам ту бумажку, на основании которой они сочинили свою. В Конституции мы, как ни старались, ничего найти не смогли, уж извините.

Позицию московских властей относительно иногородней рабочей силы в столице разъяснил вице-мэр Москвы Валерий ШАНЦЕВ.

Известия, № 145. Борис Устюгов. Статья. Я против штукатуров-мигрантов.

Выход постановления московского правительства о работе комиссий по использованию иногородних рабочих вызвал бурю эмоций в самых разных структурах. Разговоры о том, что Москва приравняла всех приезжих рабочих к иностранным мигрантам и отныне будет выдавать разрешения на работу строго по квотам, докатились до соседних регионов и федеральных министерств. Позицию московских властей относительно иногородней рабочей силы в столице вице-мэр Москвы Валерий ШАНЦЕВ разъяснил корреспонденту "Известий" Борису УСТЮГОВУ.

- Касается ли городское постановление всех гастарбайтеров?

- Если человек оформляется на работу сам, он сам себе ищет жилье, заключает контракт с фирмой и оформляет регистрацию. Но когда работодатель организованно вербует сотни и тысячи людей, это уже проблема города.

- Как будут работать новые комиссии?

- Межведомственные комиссии по использованию рабочей силы работают уже больше пяти лет - никаких трудностей у работодателей до сих пор не возникало. Все, кто хочет привлечь большое количество рабочих в Москву, обращаются к нам и получают разрешение на то количество сотрудников, которое они хотят привезти. Подчеркиваю, эта комиссия никогда не занималась поименными списками людей. Мы давали квоту, и работодатель сам решал вопросы привлечения иногородних.

- Сейчас порядок квотирования изменился?

- Раньше последнее слово действительно было за городом. Но теперь разрешения выдают местные управления по делам миграции ГУВД по заключению территориального департамента занятости. Оба этих ведомства в Москве попросили продолжить работу нашей комиссии в рекомендательном плане.

- То есть решение городской комиссии исполнять не обязательно?

- Мы договорились, что фирмы, которые обращаются в миграционное управление, будут представлять и нам свои документы. Организации могут не обращаться в наш комитет и идти напролом в миграционные службы. И им, возможно, дадут разрешение и без учета мнения города. Но сразу за этим начнутся проверки - милиции и миграционных служб. Честные работодатели нас не боятся.

- Что требуется от фирм для рекомендации?

- Это документы о госрегистрации предприятия, документы о налоговом учете и о том, где будут жить эти люди. Ведь если нет налоговой прозрачности, значит, нет и легальной зарплаты. А ведь эти люди пользуются всем, что делается на деньги московских налогоплательщиков - транспортом, медицинским обслуживанием...

- Часто ли комиссии отказывают фирмам в рекомендации?

- Предприниматели не хотят брать на работу москвичей - не потому что они плохо работают, а потому что москвичи невыгодны: им надо платить "белую зарплату". На одном из последних заседаний комиссии бизнесмен представил заявку на несколько сотен человек разных специальностей для дорожных работ. Я внимательно посмотрел и удивился: зачем на дорожных работах понадобились штукатуры? Потом попросил его назвать адрес общежития, куда их поселят. Он назвал. Хорошо, я в том районе работал и знаю, что по этому адресу находится конюшня. Я спросил, нет ли в местном бюро трудоустройства безработных штукатуров из Москвы. Оказалось, есть. И зачем привозить их издалека?

- Как реагировали на выход постановления региональные и федеральные руководители?

- Мне уже звонил министр труда Александр Починок, который заявил, что этим документом мы взяли на себя государственные функции. Я объяснил, что протоколы заседания наших комиссий сдаются в региональные структуры Минтруда, носят рекомендательный характер и касаются исключительно организованных групп рабочих. И окончательное решение принимает федеральный департамент занятости вместе с миграционными службами. Мы также поговорили с руководителями Московской области. Объяснили им, что наши комиссии существуют дольше, чем работает администрация Громова, и ни одного случая отказа в работе жителю Подмосковья не было.

Московская милиция обязана быть “вежливой и внимательной” и не имеет права проверять документы у граждан без достаточных оснований. Так ли это на самом деле?

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 14 августа. Екатерина Буторина. Статья. Суд не разрешил гражданам ознакомиться с правилами проверки документов.

Московская милиция обязана быть “вежливой и внимательной”, и не имеет права проверять документы без достаточных оснований. Но знает об этом только милиция. Полгода назад ее начальник Владимир Пронин по своей доброй воле подписал сенсационный приказ № 98, запрещающий милиционерам устраивать проверки документов на улицах города без серьезных причин. Подчиненные приказ начальника не выполнили и продолжают останавливать всех подряд – и славян, и кавказцев, и мужчин, и женщин. А те до сих пор не знают, как правильно на это реагировать. Правозащитники из организации “Восход” даже засомневались, существует ли этот документ на самом деле. Вчера Тверской суд решал, могут ли горожане ознакомиться с содержанием приказа № 98, и постановил: не могут.

В рейтинге московских страхов горожане поставили милиционеров сразу после кавказцев. Согласно соцопросу, проведенному на прошлой неделе РОМИР-Мониторинг, больше, чем милиции и кавказцев, москвичи боятся только потери близких, работы, и деградации нации. С учетом того, что на улицы российской столицы каждый день выходят 150 000 милиционеров (для сравнения: город Лондон, где угроза терроризма не меньше, защищают 27 000 невооруженных полицейских, город Токио – 36 000, город Нью-Йорк – 40 000), можно утверждать, что каждый москвич, не говоря уже о приезжих, имеет опыт беспричинных проверок документов, почти всегда связанных с беспричинными унижениями и хамством. Появление приказа г-на Пронина с красивым названием “О мерах по усилению контроля за соблюдением сотрудниками профессиональной культуры, вежливому и внимательному обращению с гражданами” позволяло надеяться, что беспредел на дорогах когда-нибудь закончится. В приказе якобы черным по белому указано, что сотрудники милиции и вневедомственной охраны могут проверять паспорта и удостоверения личности только у тех, кого они действительно подозревают. “Якобы” – потому, что текст приказа до сих пор не видел никто, кроме милиционеров. Милиционеры приказ прочли и отказались выполнять.

– Каждый второй из тех, кто к нам обращается – татары, калмыки, дагестанцы, башкиры, и москвичи, жалуется на бесконечные проверки паспортов, – рассказал “Столичной” руководитель правозащитной организации “Восход” Евгений Бобров. – И мы их понимаем, они же должны знать, как вести себя в случае проверок. Поэтому решили распространить среди населения копии приказа начальника ГУВД Москвы № 98.

Правозащитники обратились к начальнику управления воспитательной работы ГУВД Москвы Николаю Волкову с просьбой выдать им копию приказа. Но господин Волков отказался, сославшись на внутриведомственный характер документа, который “полностью соответствует закону РФ “О милиции”.

Члены “Восхода” начали сомневаться, что этот приказ вообще существует, и направили запрос первому заместителю начальника главного управления обеспечения общественного порядка ГУВД Москвы Михаилу Артамошкину. Он подтвердил, что документ есть и действует: “Руководящим составом служб и подразделений ГУВД города Москвы взято под контроль невыполнение сотрудниками органов внутренних дел должностных обязанностей посредством унижения достоинства граждан, беспричинными проверками документов, удостоверяющих личность”. Получив такой ответ, г-н Бобров обратился в суд на неправомерные действия Николая Волкова.

Во время заседания представители московской милиции снова объяснили, что приказ № 98 подписан для служебных целей, а не для массового читателя. Евгений Бобров возразил, что содержание ведомственного документа не относится к государственной или иной, охраняемой законом тайне, поэтому ему не понятно, чем руководствуется Николай Волков. Однако судья Наталья Маркина посчитала, что претензии правозащитников к нему не обоснованы и прав именно милицейский чиновник: документ – не для посторонних глаз. После процесса Евгений Бобров сообщил, что намерен обжаловать это решение в Мосгорсуде и не сомневается в победе.

Пока не поставлена точка в этом теоретическом споре, 150 000 практиков не видят особенной проблемы. В Главном управлении собственной безопасности МВД РФ, куда каждый день поступает не меньше 300 жалоб на необоснованные проверки, “Столичной” заявили:. “Никаких мер мы принимать не можем, поскольку в действиях сотрудников милиции нет никакого состава преступления. Они руководствуются законом “О милиции”, где эти права четко прописаны. Если у человека нет паспорта или удостоверения личности, сотрудник милиции может доставить его в отделение милиции и в течение трех часов устанавливать личность задержанного. Граждане, которые краем уха слышали о приказе начальника ГУВД, должны выполнять требования как и раньше. Этот документ предназначен для личного состава московской милиции”.

Заместитель начальника Управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Кирилл Мазурин подтвердил слова работника ГУСБ: “Приказ Владимира Пронина касался только личного состава милиции. Никакого заявления для москвичей не было: они по-прежнему должны выполнять требования милиционеров, и если понадобится, предъявлять документы”.

Дмитрий Аграновский, адвокат:

Любые нормативные документы, затрагивающие права человека, должны обязательно быть опубликованы для того, чтобы их содержание стало доступным для граждан. В противном случае, люди не будут знать, на что конкретно они имеют право и чему обязаны или не обязаны подчиняться. Вряд ли приказ ГУВД вряд ли состоит лишь из одного пункта основания проверки удостоверений личности у граждан. И, по всей видимости, трактовать его можно как угодно. Или как удобно сотрудникам милиции. Но в любом случае, согласно Конституции и федеральному законодательству, любой противоречащий им акт, а тем более, нормативный, может быть оспорен вышестоящим органом власти или в суде.

Доход больше, чем от наркотиков. Управление по делам миграции ГУВД Московской области предлагает ввести уголовное наказание за организацию и содействие нелегальной миграции.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 149. Дмитрий Томилов. Статья. Доход больше, чем от наркотиков.

По самым скромным подсчетам специалистов Управления по делам миграции (УДМ) ГУВД Московской области, на территории Подмосковья находятся около 600 тыс. незаконных мигрантов, из них 80-90% - трудовые нелегалы. "География" этой проблемы в области несколько отличается от столичной: на 1 месте по количеству прибывших стоят граждане Украины, на 2 — Молдавии, а среди дальних иностранцев преобладают граждане Турции и бывшей Югославии. Все они, в основном, находят себе применение на строительных объектах, и лишь немногая часть занимается торговлей, как правило, кон-трафактным товаром. А в качестве трудовой площадки нелегалы предпочитают районы ближнего к столице Подмосковья: Ленинский, Мытищинский, Красногорский, Домодедовский и другие.

Пресечь такой поток нелегальных мигрантов, контролировать режим пребывания иностранных граждан, отслеживать привлечение и использование рабочей силы стараниями лишь нескольких служащих УДМ ГУВД, согласитесь, не то что сложно, просто невозможно. Поэтому в январе этого года создана Иммиграционная инспекция УДМ ГУВД МО, в штат которой входят 60 офицеров. Это эксперимент. И помимо области таковой проводится еще в Москве и Краснодарском крае.

За прошедшие месяцы работы сотрудники инспекции проверили 848 объектов и выявили 8197 нарушителей миграционного законодательства, к административной ответственности привлечены 540 работодателей. Причем в "черный" список последних сотрудники инспекции заносят не только частные фирмы и компании, но и крупнейшие супермаркеты и ...государственные организации. Однако есть и положительные результаты: только с начала этого года 324 организации оформили иностранных работников общей численностью 6659 человек, а это уже больше, чем в целом за 2002 год.

Главной загвоздкой в решении проблемы заместитель начальника УДМ ГУВД МО Валерий Белогубов считает даже не столько открытые границы с бывшими республиками СССР (хотя только протяженность границы России с Казахстаном составляет 8 тыс. км), сколько несовершенство нашего законодательства:

- Посудите сами: за официальное оформление каждого иностранного работника работодатель должен заплатить 4 тысячи рублей, а максимальный штраф за несоблюдение это требования составляет всего 2 тысячи. Работодателю при случае, конечно, дешевле заплатить штраф, а областной бюджет при этом не дополучает миллионы. Но никакой другой ответственности, кроме административной, по российским законам за нелегальную миграцию не предусмотрено. А ведь доходы от доставки трудовых мигрантов в нашу страну уже сравнимы с доходами от наркобизнеса! Поэтому мы через областную Прокуратуру внесли в Мособлдуму предложение о назначении уголовного наказания за организацию и содействие нелегальной миграции.

14 августа прокуратура Москвы в один день внесла и отозвала протест на постановление мэрии “О порядке привлечения и использования иностранных работников в г. Москве”. В защиту миграционной политики мэрии высказалась Генпрокуратура РФ, где посчитали, что реакция горпрокуратуры преждевременна.

Известия, № 146. Геннадий Анисимов. Статья. Отложенный протест.

В четверг прокуратура Москвы в один день внесла и отозвала протест на постановление мэрии "О порядке привлечения и использования иностранных работников в городе Москве". В защиту миграционной политики мэрии высказалась Генпрокуратура России - там посчитали, что реакция городской прокуратуры преждевременна. Появилась и еще одна причина для раздумий над безупречностью документа - для его корректировки создана комиссия правительства Москвы и Минтруда РФ.

В четверг утром пресс-служба Мосгорпрокуратуры распространила заявление о вынесении протеста на постановление мэрии "О порядке привлечения и использования иностранных работников в городе Москве" ("Известия" подробно рассказали об этом документе в интервью вице-мэра Москвы Валерия Шанцева ). В заявлении прокуроры указывали мэрии на несоответствие федеральным законам нескольких пунктов документа о межведомственной комиссии по вопросам приезжих рабочих. По словам сотрудников Мосгорпрокуратуры, инициатива мэрии нарушает Конституцию страны, Трудовой кодекс и закон "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства".

"По результатам проведенной проверки и.о. прокурора Москвы Анатолий Зуев внес протест мэру Москвы и предложил отменить не соответствующие федеральному законодательству положения нормативных актов, - говорилось в сообщении пресс-службы. - Названные нормативные акты нарушают конституционные права граждан РФ на свободу труда и свободу передвижения".

Но уже в полдень ситуация резко изменилась. В пресс-службе городской прокуратуры "Известиям" сообщили, что "скорее всего протест будет отозван". Вскоре действительно появилось заявление, но уже Генеральной прокуратуры России, что их подчиненные отозвали протест. Представитель Центра общественных связей Генпрокуратуры РФ сообщил, что принесение протеста признано преждевременным и что "вопрос необходимо тщательно изучить и только после этого принимать решение". Замначальника управления Генпрокуратуры Наталья Вишнякова отметила, что "необходимо дополнительно изучить нормативно-правовые акты, регулирующие этот вопрос", и "столичной прокуратурой не была выяснена позиция разработчиков постановления и не были оценены их доводы". Например, требует уточнения статус межведомственной комиссии по привлечению и использованию иностранных работников.

В Генпрокуратуре также сообщили, что на позицию ведомства повлияло создание совместной комиссии правительства Москвы и Минтруда РФ, которая намерена скорректировать постановление об использовании иностранных работников в Москве.

- Ничего не можем добавить к заявлению Генпрокуратуры, - сказала "Известиям" пресс-секретарь Мосгорпрокуратуры Светлана Петренко. - Мы посчитали, что достаточно изучили вопрос, но теперь проверка будет продолжена, тем более что мэрия добровольно пошла на доработку постановления совместно с Минтрудом.

Как правило, прокурорская проверка продолжается около месяца. С момента выхода постановления прошла только неделя. При этом в горпрокуратуре уверены, что мэрия не собирается приостанавливать действие нашумевшего документа на время работы комиссии.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация

1 августа на 61-м километре Симферопольского шоссе был обнаружен плакат с антисемитской надписью – 16-й по счету с мая 2002 г.

Известия, № 137, 2 августа. Юрий Спирин. Статья. Опасная мода.

Вчера в Подмосковье был обнаружен плакат с антисемитской надписью — 16-й по счету с момента взрыва на Киевском шоссе в мае прошлого года и второй на текущей неделе. К счастью, мина, приложенная к транспаранту, оказалась муляжем. По мнению представителей еврейской диаспоры, в России уже сформировалась мода на установку подобных “сюрпризов”, а когда население к ней привыкнет, антисемиты перейдут к физическому насилию.

Плакат с надписью “Бей жидов!” был обнаружен вчера рано утром - неизвестный, заметивший его из окна машины, сообщил об этом в милицию. Антисемитский транспарант был прикреплен поверх дорожного знака на 61 -м километре Симферопольского шоссе, а к нему электрическим проводом был прикреплен какой-то сверток в полиэтиленовом пакете.

Демонтировать возмутительный плакат приехала почти половина личного состава РУВД Чеховского района, включая руководство. Милиционеры оцепили место происшествия и приступили к обследованию транспаранта. Первой к нему подпустили собаку, обученную на поиск взрывчатых средств. Обнюхав столбик, животное присело, дав тем самым понять, что пора вызывать взрывотехников. Собственного инженерно-саперного отряда при ГУВД Московской области не существует, поэтому на помощь были вызваны саперы из военной комендатуры и взрывотехники ФСБ. После облучения свертка рентгеном и короткого совещания фээсбэшники расстреляли его из водяной пушки.

- Взрывное устройство оказалось муляжем, — заявила “Известиям” замначальника ГУВД Московской области Татьяна Алешина. - В полиэтиленовом пакете оказался какой-то имитатор заряда и горсть гвоздей.

По мнению экспертов, собака, подавшая сигнал о наличии взрывчатки, ошиблась из-за запаха синтетических материалов.

- Собака могла среагировать на запах изоленты, которую использовали при изготовлении муляжа, — заявил “Известиям” источник в инженерно-саперном отряде ГУВД Москвы. - Некоторые из ее компонентов по запаху похожи на взрывчатые вещества.

Антисемитский плакат, обнаруженный вчера на Симферопольском шоссе, - уже 16-й за последнее время. Первый был обнаружен в мае прошлого года на Киевском шоссе. Несколько часов он провисел на виду, пока выдернуть его не попыталась 28-летняя москвичка Татьяна Сапунова. Едва она прикоснулась к древку транспаранта, как прогремел взрыв. Женщина получила значительные ранения. Позднее федерация еврейских общин оплатила лечение Сапуновой в одной из израильских клиник, а президент Путин вручил ей орден Мужества. 10 июля прошлого года при попытке убрать антисемитский плакат погиб житель Балтийска. По некоторым данным, с помощью подобного взрывного устройства криминальные структуры предполагали разобраться с соседом погибшего - евреем по национальности. За несколько дней до трагедии в Балтийске в Томске подорвались Александр Конюхов и Сергей Богушевич - когда они срывали плакат, сработала заложенная под него граната РГД-5. В большинстве остальных случаев транспаранты сопровождались муляжами взрывных устройств. - Первые подобные акции очень походили на организованную кампанию - заминированные плакаты регулярно устанавливались в разных концах страны, а при попытке их сорвать страдали люди, — заявил “Известиям” пресс-секретарь верховного раввина России Борух Горин. - А потом на это пришла мода. Раньше были надписи на стенах - общественность привыкла к этому, появились заминированные плакаты - тоже привыкнет, если государство не будет принимать мер по борьбе с антисемитизмом. Если люди привыкнут к этим транспарантам, то дело может дойти уже и до физического насилия.

Все меры, которые принимает государство по борьбе с антисемитизмом, - это обещание найти виновников взрывов. Заместитель министра внутренних дел Александр Чекалин на одной из встреч с журналистами заявил, что в ближайшее время будут задержаны установщики ряда плакатов. В прессе даже появилась информация о том, что прокуратура Московской области установила личность человека, на чьей мине подорвалась Татьяна Сапунова. Однако в дальнейшем эти данные не подтвердились.

Корреспонденты “МК” проверили, как охраняются госпитали Москвы.

Московский комсомолец, № 167. Ирина Боброва. Статья. Снести ворота? Не проблема. Корреспонденты “МК” проверили, как охраняются госпитали Москвы.

В России говорят: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Взрыв в Моздоке на территории военного госпиталя заставил руководителей подобных столичных объектов принять некоторые меры по усилению местной охраны. Однако если количество людей в военной форме на территориях госпиталей действительно увеличилось, то ворота, которые может пробить любой “КамАЗ”, начиненный взрывчаткой, в ближайшем будущем укреплять не собираются.

— Чего нам бояться?! Снаряд два раза в одну воронку не попадает — так нас встретили в Центральном военном клиническом госпитале ФСБ РФ. — Охрану у нас, говорят, усилили. Правда, мы этого пока не заметили...

На проходной госпиталя кроме женщины в военной форме и молодого солдата мы также никого не заметили, так что пройти через КПП этого медицинского учреждения не составляет никакого труда.

— Вас не пугает такая шаткая конструкция центральных ворот?.. — интересуемся, глядя на старые, ржавые железные прутья.

— При желании даже новые ворота можно снести. Слава богу, у нас здесь особо не разгонишься: места перед воротами маловато, кругом лес, — успокаивают нас и себя сотрудники госпиталя. — Конечно, все это ограждение давно подлежит ремонту, но денег-то нет...

На улице Большая Оленья располагается Центральный военный клинический госпиталь №2 им. П.В.Мандрыка. Здесь ситуация не лучше.

— В субботу выделили подкрепление, — говорит дежурный на КПП. — Раньше я здесь один стоял — теперь нас трое. Правда, по выходным мы по очереди дежурим. Саму территорию госпиталя охраняют 10 солдатиков. А вот в здании госпиталя охраны почему-то нет, хотя там проходят лечение порядка 3000 больных. Наши ворота у меня давно сомнения вызывают. Их не то что самосвал — даже “Нива” или джип может протаранить...

В госпитале им. Бурденко охрану усилили еще в мае, когда прямо в палате был застрелен один из пациентов — свидетель по громкому уголовному делу о контрабанде мебели Сергей Переверзев. После того случая на каждом этаже больницы выставили по вооруженному человеку в военной форме.

— После взрыва в Моздоке к нам тоже направили пополнение, — говорят сотрудники охраны. — Центральные ворота у нас надежные: видите, какие подпорки установили? Сюда ни один грузовик не въедет.

Возможно, через центральный вход “КамАЗ” действительно не проедет, но чуть поодаль расположены еще двое ворот. Причем все они в момент нашего приезда были открыты, никаких охранников рядом не наблюдалось.

Около центральных ворот госпиталя припаркованы десятки машин.

— В каждом из этих автомобилей может поместиться не меньше 100 кг тротила. Вы знаете, что за машины стоят около ваших ворот? — интересуемся мы.

— Мы специально здесь вывесили знаки “Остановка запрещена”. На них никто не обращает внимания. Что мы можем поделать? Через дорогу располагается отделение ГАИ — так что подобные вопросы лучше решать с ними. Это их задача — отгонять машины от нашего учреждения, — оправдываются охранники.

В Главном клиническом госпитале МВД РФ после инцидента в Моздоке ситуация с охраной явно улучшилась. На КПП нас встретили порядка пяти военных. Около ворот дежурят еще несколько человек.

— Поверьте, сюда ни один террорист не проникнет. А вот посторонние машины около больничного корпуса нас немного тревожат. Кто знает, что в них может находиться?

На территорию любого военного госпиталя можно попасть по заранее выписанному пропуску. Металлоискателями охрана, как правило, не пользуется. Посетители проходят через обыкновенные турникеты с огромными сумками. “Гостинцы сыночку несу”, — говорят женщины. Содержимое сумок не проверяют. “Неэтично как-то...” — объясняют охранники. Наверное, гораздо “этичнее” пропустить в госпиталь террористку с бомбой?

Также около ворот больниц ежедневно припарковывается до сотни автомобилей. Среди них немало грузовых машин. И документами хозяев никто не интересуется...

Итоги операции “Фатима”, проведенной МВД для выявления потенциальных террористок-смертниц.

Итоги, № 31. Григорий Санин. Статья. Бей первым.

От тактики "ударов по хвостам" - поиска баз шахидов уже после совершенных терактов - российские спецслужбы переходят к игре на опережение.

Спецоперация "Фатима", направленная на выявление потенциальных террористов-смертников и их арсеналов и уже объявленная российскими правоохранительными органами беспрецедентной по масштабам, возможно, и не состоялась бы, не будь задержана на Тверской улице неудавшаяся террористка Зарема Мужихоева. Именно из ее показаний ФСБ стало окончательно ясно, что обширную территорию Подмосковья, где, как выяснилось, разбросаны базы подготовки террористов, сегодня можно всерьез рассматривать как филиал Панкисского ущелья.

Подобной информацией спецслужбы, конечно, располагали и раньше, однако никто не мог сказать точно, где именно готовятся к смерти прибывающие с Кавказа "мученики джихада". Смешно, но основная работа по их выявлению была возложена на участковых инспекторов. И это при том, что в девяти из десяти подмосковных поселков вам скажут, что своего участкового они в глаза не видели.

Прочесывать же подмосковные просторы "ковровым способом" представлялось делом технически затруднительным и дорогостоящим. А потому приходилось, как говорят контрразведчики, "бить по хвостам", то есть искать базы террористов уже после того, как они выполнили свою миссию. Например, расследование теракта в Театральном центре на Дубровке и предшествовавшего ему взрыва у ресторана "Макдоналдс" на улице Покрышкина позволило контрразведчикам выйти на подпольный склад взрывчатки в одном из домов в деревне Черное Балашихинского района. "Уловом" оперативников тогда стали 400 килограммов пластита.

Новая тактика чеченских террористов, взявших на вооружение "живые бомбы", вынудила российские спецслужбы начать работать на опережение. Собственно, этого и потребовал от них на прошлой неделе президент, заявив: "Важно работать на опережение - пресекать каналы финансирования и ресурсной поддержки террористов, ликвидировать их лагеря и базы подготовки... Мы должны противопоставить террористам наступательную, активную тактику, слаженные действия всех ведомств". По мнению Владимира Путина, особая роль в этой работе должна принадлежать оперативным и информационно-аналитическим подразделениям ФСБ.

Как раз при проведении операции "Фатима" спецслужбы едва ли не впервые использовали весь свой арсенал: агентуру, специальные технические средства. В частности, известно, что на дом в деревне Толстопальцево, где было изъято шесть поясов шахидов, снаряженных килограммом пластита каждый, оперативники вышли, изучив подробную детализацию разговоров с мобильных телефонов Заремы Мужихоевой и двух погибших в Тушине смертниц. Было установлено, что все они разговаривали с абонентом, находящимся в районе между Киевским и Минским шоссе. Современные системы мобильной связи позволили определить местоположение абонента с точностью до ста метров. Именно так сыщики и оказались в подмосковном поселке Толстопальцево. Хотя задержать террористов в доме не удалось, добычей контрразведчиков стали взрывные устройства. Специалисты уже пришли к выводу, что они полностью идентичны поясам шахидов, использовавшимся при захвате заложников в Театральном центре на Дубровке, а также при проведении и подготовке терактов в Тушине и на Тверской улице.

И все же основная цель операции "Фатима" - выявление лиц, склонных к совершению терактов. На сегодняшний день работа в этом направлении ведется по двум каналам. Первый - это использование агентурной информации, второй - исключительно профилактический. Последний выражается в основном в проверке гастарбайтеров, которых десятками свозят в милицейские учреждения, где на них заводятся учетные карточки. Особое внимание при этом обращается на женщин. Но как выявить из их числа потенциальных террористок?

Оперативникам, например, хорошо памятно майское сообщение спецслужб о возможном прибытии в Москву женщин-смертниц и о том, как они могут выглядеть: "Для опознавания друг друга некоторые женщины-террористки условились о единообразной одежде: потертый джинсовый костюм грязно-зеленого цвета (короткая куртка и расклешенные брюки с бахромой внизу), на правом бедре вышит серебряной нитью цветок, на поясе широкий ремень темно-коричневого цвета с большой круглой пряжкой из белого металла. Под куртками могут быть надеты красные футболки". Интересно, что одежда появившихся в столице шахидок практически соответствует этому описанию, однако ничто и никто не помешал воплощению их замыслов.

Сегодня необходимо разобраться в следующем: владеют ли российские спецслужбы вообще какой-либо тактикой по борьбе с террористами-смертниками? Ведь если бы они владели такой тактикой, ничто не помешало бы им провести операцию "Фатима" раньше, избежав тем самым серии июльских терактов. Специалисты по антитеррору, пожелавшие остаться неизвестными, не скрывают, что такое явление, как "живые бомбы", для них совершенно внове: "Нам предстоит многому научиться у зарубежных коллег, особенно израильских. Проанализировав их опыт и наложив его на наши реалии, мы сможем выработать определенную тактику борьбы с этим явлением. Пока же мы опираемся на оставшийся от советских времен опыт по налаживанию агентурной сети и рассчитываем, таким способом, если не искоренить это зло, то хотя бы сделать его прогнозируемым, а значит, предотвращаемым".

Между тем активизация агентурной сети в рамках операции "Фатима" уже приносит первые результаты. Так, спецслужбам стало известно, что организаторы терактов вынашивают планы по использованию в качестве "живых бомб" беспризорников. Известен и примерный сценарий. Подростку дают сумку и просят за небольшую сумму передать ее человеку, сидящему за столиком в кафе. В сумке - радиоуправляемое взрывное устройство, начиненное для увеличения поражающей способности, как и пояса шахидов, шариками от подшипников. Едва подросток войдет внутрь кафе, террорист нажмет кнопку пульта, приводящего бомбу в действие. В связи с этим оперативники не исключают, что операция "Фатима", которая завершится 9 августа, плавно перетечет в другую операцию, например под названием "Беспризорник".

6 августа Басманный суд столицы завершил судебное следствие по искам иностранцев, потерявших близких в теракте на Дубровке. После прений суд вынес решение – отказать.

Российская газета, № 156. Эльмира Аширова. Статья. Отказать!

Жизнь иностранцев оценили в долларах, но не заплатили

ВЧЕРА Басманный суд столицы завершил судебное следствие по искам иностранцев, потерявших близких в теракте на Дубровке. Вчера же состоялись прения сторон! После прений суд вынес решение — отказать.

Напомним, ранее адвокаты от имени российских пострадавших обращались в Тверской суд Москвы с аналогичными исками к правительству Москвы. Всего в суд был подан 61 иск на сумму более 60 миллионов долларов. Половину из них суд отклонил, остальные иски находятся на рассмотрении.

Как рассказал “РГ” адвокат Игорь Трунов, в ходе вчерашнего процесса суд впервые заслушал мнение эксперта — специалиста по экономической оценке стоимости жизни — Андрея Востросаблина. Он изложил суду несколько методик оценки необходимых компенсаций пострадавшим или семьям погибших, применяемых в различных отраслях экономики как в России, так и за рубежом.

— Ранее Тверской суд Москвы и Мосгорсуд отказывали нам в привлечении к участию в процессе эксперта, — заявил адвокат.

По словам Востросаблина, при подобных расчетах учитывается множество социальных факторов, таких как уровень развития страны, а также возраст, пол, социальное положение, уровень квалификации, причины смерти или получения увечий и другие факторы.

Исходя из сделанных расчетов, эксперт предложил суду назначить истцам следующие суммы компенсаций причиненного ущерба: гражданке Казахстана Светлане Губаревой, потерявшей в результате теракта дочь и мужа, — 487 тысяч долларов, подданному Нидерландов русского происхождения Олегу Жирову, у которого погибла жена — 307 тысяч долларов, гражданке США Любови Бурбан-Мишурис, потерявшей сына, — 168 тысяч долларов и гражданину Украины Евгению Юфтяеву, у которого погибла жена, — 160 тысяч долларов. По словам адвокатов истцов, при проведении расчетов не проводилось разделения материального и морального ущерба. Общая сумма компенсаций, которую просили выплатить иностранцы, составляет 11,5 миллиона долларов.

После перерыва суд приступил к прениям сторон, после которых было вынесено решение: иностранцам, так же как и россиянам, чьи дела вел Игорь Трунов, отказано в выплате каких бы то ни было компенсаций, кроме уже выплаченных.

Представитель ответчика Екатерина Никольская в суде заявила, что они “искренне сочувствуют погибшим, но Минфин лишь исполняет распоряжения Правительства, которое постановило выплатить 100 тысяч рублей за погибшего и 50 тысяч за пострадавшего заложника”. Кроме того, она добавила, что “сейчас в Думе готовятся поправки в Закон “О борьбе с терроризмом”, в котором будут четко прописаны суммы выплат компенсаций морального и материального ущерба”.

3 июня в Москве на станции "Фили" около сотни футбольных фанатов избивали "рэпперов". Когда младший сержант милиции В. Копаев попытался прекратить драку, хулиганы жестоко избили его. Впоследствии от полученных травм В. Копаев скончался в больнице. О том, как шло следствие по делу об убийстве милиционера В. Копаева, рассказала И. Королева, мать обвиняемого М. Ляховича.

Колокол.Ру, 7 августа. Женя Снежкина. Статья. Дело Ляховича: фашист-убийца или жертва произвола?

Вечером 3 июня в Москве произошла трагедия: на платформе станции "Фили" около сотни футбольных фанатов избили "рэпперов", которые возвращались после концерта группы Public Enemy в ДК Горбунова. Когда находившийся в одном из вагонов младший сержант милиции Вячеслав Копаев попытался прекратить драку, хулиганы жестоко избили его. Впоследствии от полученных травм Копаев скончался в больнице. На месте происшествия сотрудники милиции задержали 14 человек, однако причастных к убийству милиционера среди них не оказалось. Расследование уголовного дела взял под личный контроль министр внутренних дел России Борис Грызлов.

О том, как шло следствие по делу об убийстве милиционера Копаева, Колоколу.Ру рассказала мать обвиняемого Михаила Ляховича, Ирина Королева.

"Мой сын – болельщик ЦСКА. Нам не было известно ничего ни о событиях, случившихся вечером 3 июня на станции метро "Фили", ни о том, чтобы сын собирался на какие-то мероприятия. Собственно, в ту ночь он оставался ночевать у своих друзей в общежитии МАИ. В июне он как раз сдавал выпускные экзамены в медицинском училище - занимался, ходил в училище, готовился к получению диплома и работал".

26 июня, четверг

В половину пятого утра 26 июня в дверь квартиры, где Михаил Ляхович жил вместе с родителями, позвонили. "Мой муж открыл дверь, - рассказывает Ирина Королева, - на пороге стояли сотрудники милиции, они сказали, что им нужно видеть Мишу. Мой муж сказал, что без документов, которые разрешили бы сотруднику милиции пройти в квартиру, он их в дом не пустит. Тогда милиционеры предъявили ему бумагу, в которой было написано, что Михаила Ляховича необходимо допросить в качестве свидетеля по уголовному делу.

На вопрос моего мужа "зачем такая срочность" сотрудники милиции ответили, что дело очень важное, так как связано с убийством сотрудника милиции. Муж разбудил сына, тот оделся и пошел вместе с милиционерами. Перед тем как выйти из квартиры, один из них сказал: " Миша, ты возьми ключи, потому что ты нужен нам часа на два ". Сын взял ключи, оделся и поехал с сотрудниками милиции. Естественно, что в полпятого утра, спросонья, мы не посмотрели названия РОВД, в которое повезли Мишу. Весь день и вечер я звонила домой, но сын дома так и не появился".

С этого момента в деле "О погроме в Филях" начинается целая серия неувязок. Во-первых, до того как сотрудники милиции пришли домой к Ляховичу, он ни разу не получал повесток из милиции о привлечении его в качестве свидетеля и вообще не был в курсе того, что он свидетель по делу об убийстве милиционера. Во-вторых, ни родители, ни сам Михаил Ляхович не знали, что сотрудники милиции просто не имеют права забирать его из дома: они могли бы это сделать только в том случае, если бы Ляхович был подозреваемым по делу. То есть милиционеры произвели задержание без законных оснований.

К вечеру мать Ляховича поняла, что произошло что-то неладное, и начала обзванивать все отделения милиции в поисках сына. В результате долгих поисков в ОВД "Кунцевский" Ирине Георгиевне дали номер телефона третьего отдела внутренних дел на Московском метрополитене. Когда она позвонила туда и спросила, не у них ли находится ее сын, дежурный по отделу после некоторой паузы ответил: "Да, он у нас". И в тот же момент сотрудник милиции, прикрыв рукой трубку, сказал кому-то рядом: "Как я могу не сказать, если мать разыскивает".

"На мой вопрос, почему Мишу держат в отделении так долго, дежурный ответил, что у сотрудников милиции появились к нему другие вопросы, - рассказывает Ирина Королева. - Я сказала, что хотела бы подъехать, на что дежурный ответил, что у него есть приказ прокурора никого к Михаилу не допускать".

То есть сотрудник милиции не сообщил матери о том, что Михаил Ляхович из свидетеля превратился в подозреваемого и в данный момент "вопросы", на которые он отвечает, не что иное как допрос, который не может проводиться без его адвоката.

Около девяти вечера 26 июня в квартиру, где жил Михаил, пришли те же оперативники, которые утром увезли его в отделение и предъявили постановление на обыск. Оперативники вели себя очень вежливо, попросили выдать предметы фанатской, фашистской символики, литературу, мобильный телефон, фотографии, литературу, оружие и наркотики. При обыске были изъяты двести четырнадцать фотографий, мобильный телефон Ляховича.

Во время обыска оперативники начали ненавязчиво интересоваться у Ирины Королевой, наняла она адвоката для своего сына или нет. "Конечно, адвоката у нас не было, во время обыска я относилась ко всему этому как к недоразумению, - вспоминает Ирина Георгиевна. - Один из оперов, проводивших обыск, сказал мне, что это дело на контроле у министра, "оно очень громкое, и мы обязаны его быстро раскрыть". Кроме того, они посоветовали нам с мужем не тратиться на адвоката с громким именем: "Вам не поможет ни Кучерена, ни любой другой знаменитый адвокат: деньги запросят бешеные, а помочь ничем не смогут".

Во время обыска оперативники сказали, что, возможно, дело передадут в московскую прокуратуру и переквалифицируют на 212-ю статью УК (массовые беспорядки). Родители попросили у сотрудников милиции разрешения поехать в отделение и увидеть сына, на что им ответили, что делать этого не надо, так как их к Ляховичу все равно не пустят, но можно передать еду, потому что в отделении не кормят.

Уже поздно вечером 26 июня родители Ляховича занялись поисками адвоката, но, к сожалению, адвокат, которому они доверяли, оказался занят. Он посоветовал родителям, как себя вести, и порекомендовал другого защитника, но тот не мог приступить к делу раньше понедельника.

27 июня, пятница

На следующий день в 10 часов утра родители опять приехали в отделение. Дежурный сказал, что навестить сына нельзя, но через некоторое время пригласил их в кабинет оперуполномоченного Сергея Пищуркова. "Пищурков сказал нам, что наш Миша попал в очень неприятную ситуацию, он является лидером преступной группировки N-Trооp, которая принимала участие в националистическом движении. Я сказала, что мой сын не имеет отношения к нацистам. Да, он действительно принадлежит к футбольным болельщикам ЦСКА, но о его участии в группировках другого толка не может быть и речи. На что следователь нам ответил, что факты показывают другое, "мы с ним беседуем и убеждаемся, что это так". Я не поверила и попросила о встрече с сыном.

Нас отвели в помещение отделения милиции, там в "обезьяннике" сидел Миша. По внешнему виду сына я увидела, что у него сильно отекшее лицо, причем отеки были совершенно неестественными, у него отекли скулы, глаза, хотя никаких синяков на лице не было, взгляд угнетенный, сильно испуганный. Я расплакалась и спросила сына, почему он такой отекший и так выглядит.

Первое, что я сказала сыну: "Адвокат будет только в понедельник, и он просил, чтобы ты не давал никаких показаний без адвоката, выбранного твоими родителями, скажи это следователю. И тут оперативник, который стоял рядом и не отходил ни на шаг, сказал: "Ирина Георгиевна, не нужно, зачем вы это, зачем вы нагнетаете обстановку".

Я начала плакать, спрашивать у сына, почему он такой отекший, но меня прервал следователь: "Ирина Георгиевна, не нужно накалять страсти, пожалуйста, выйдите отсюда, дайте мужчинам поговорить". Я вышла, и с сыном остались только мой муж и оперативник. Он начал разговаривать с Мишей, спрашивать, как такое могло получиться, на что Миша только повторял "Папа, да все будет нормально, разберутся". На прямой вопрос моего мужа: "Миша, тебя там били?" - сын после паузы ответил "нет". Тогда муж начал спрашивать о причине отеков: сын долго довольно подбирал объяснения "спал", "неудобно лежал" и т.д.".

Во время встречи со оперуполномоченным Ирина Королева сказала ему, что адвокат, которого они с мужем нашли для Михаила, сможет приступить к своим обязанностям только в понедельник, и попросила перенести суд об избрании меры пресечения на этот день. На это Пищурков ответил, что процессуальная норма задержания составляет 48 часов и если к этому моменту родители не предоставят защитника, то на суде об определении меры пресечения, который по всем нормам УПК должен состояться завтра (28 июня), Ляховичу дадут государственного адвоката. "Мы научили Мишу, как себя вести, - старался успокоить родителей следователь, - что нужно просить подписку о невыезде, чтобы он признал факт участия в массовых беспорядках".

Вечером 27 июня Королевой позвонила адвокат, сказала, что ее назначили государственным защитником. Адвокат подтвердила, что дело действительно очень серьезное, но есть надежда на то, что Ляховича выпустят под подписку о невыезде.

28 июня, суббота

Утром 28 июня родители снова приехали в отделение милиции, с собой они привезли вещи и попросили Михаила переодеться при них. Миша отказался. К родителям тут же подошел один из сотрудников отделения и сказал: "Не надо его заставлять, не хочет - не надо, потом там, в комнате, один переоденется". В комнате, куда привели Ляховича, находились еще трое оперативников.

"В этот день Миша выглядел еще хуже, чем вчера, - рассказывает Ирина Королева, - в районе скулы, ближе к виску, не то вмятина, не то ссадина, отеки не прошли. Взгляд был отрешенный. И в этот момент оперативники сказали мне, что Миша сам написал признание. Я спросила: "Миша, что они говорят?", - а он мне отрешенно, заученно ответил: "Мама, я участвовал в массовых беспорядках". Он мог сказать как угодно - "драка", "тусовка", - но только не формулировкой статьи Уголовного кодекса. Я сказала, оперативникам: "Вы его заставили", - на что они мне ответили: "Ну вы понимаете, опера ведь тоже люди... мы к нему хорошо относимся, мы ему объясняем, что сначала он пойдет на Петровку, потом его переведут в Бутырку, в Бутырке можно сидеть по-разному: можно сидеть там, где день за десять..."

Суд определил меру пресечения - содержание под стражей. По словам адвоката, такое решение мотивировалось тем, что в момент задержания Ляховича при нем был обнаружен билет до Питера, вложенный в паспорт. Там же, на суде, стало известно, что Ляхович подозревается в нападении на милиционера (ст. 317 УК). После суда адвокат сообщила, что Михаила взяли по стражу и переводят в следственный изолятор на Петровке.

30 июня - 1 июля

В понедельник в приемной следственного изолятора на Петровке родителям Ляховича подтвердили, что он находится в СИЗО.

Во вторник родители подозреваемого приняли решение о смене адвоката.

Следствие считало, что милиционер погиб от первого удара, нанесенного бутылкой по голове, и для следователей был важен момент "кто первый ударил" (хотя известно, что милиционер скончался в больнице, то есть через некоторое время после избиения). При этом все время, пока Ляхович находился в отделении милиции и на Петровке, следователи не ознакомили его с постановлением о назначении экспертизы о причине смерти Вячеслава Копаева. Из этого можно сделать вывод, что материалов медицинской экспертизы в деле не было.

Вечером первого июля Ляховича перевели в СИЗО "Матросская тишина".

3 июля, четверг

В четверг в деле Ляховича произошло сразу два события: во-первых, ему предъявили обвинение, во-вторых, адвоката ознакомили с текстом чистосердечного признания, который подписал его подзащитный.

Сначала об обвинении. Оно делится на две части - сказочную и фактическую. Сказочная часть обвинения содержит рассказ о том, как была организована массовая драка. В конце мая - начале июня на некоем сайте в Интернете (неизвестно на каком) не установленные следствием лица известили болельщиков различных футбольных клубов о сборе на станции "Фили", "Филевский парк", "Багратионовская" о том, что 3 июня состоится массовое избиение поклонников группы Public Enemy. Около 23.00 3 июня на станции метро "Фили" собралась толпа болельщиков футбольных клубов, численностью примерно в 100 человек, которые ожидали прибытия поезда с "рэпперами". Незадолго до прихода поезда неизвестно кто позвонил неизвестно кому по телефону и сообщил, в каких примерно вагонах едут "рэпперы", а также составил план действий: войти в вагон на станции "Фили" и избить "рэпперов" на перегоне между "Филями" и "Кутузовской". Опять же неизвестно кто сообщил о преступном плане четырем обвиняемым. Однако когда поезд приехал, действуя вопреки ранее разработанному плану, одни футбольные "фанаты" (кто именно, неизвестно) заблокировали двери вагонов и не дали поезду тронуться, а другие, среди которых находился Ляхович, вошли в вагон и начали его громить. Далее из сказочного обвинение становится реальным.

Следствие установило следующие факты: 3 июня примерно в 23.50 группа фанатов, в том числе Михаил Ляхович и еще трое обвиняемых, на станции "Фили" ворвались в вагон поезда, в котором с концерта возвращались поклонники группы Public Enemy. Вместе со всеми Ляхович начал громить вагон и избивать "рэпперов". В вагоне находился младший сержант милиции Копаев, который попытался пресечь безобразие, за что получил от Ляховича бутылкой по голове, а затем вся компания (в том числе и трое обвиняемых) начала его избивать. Потом они выволокли Копаева на платформу станции. Избиение прекратил сотрудник милиции Новиков, который произвел три предупредительных выстрела вверх из табельного оружия. Испугавшись выстрелов, обвиняемые убежали с платформы. Кроме того, из фактов, приведенных следствием, становится очевидно, что свидетелями происшествия, кроме Копаева и Новикова, были еще пятеро сотрудников милиции.

Теперь о чистосердечном признании. Признательные показания Ляховича были написаны явно под диктовку: 19-летний медицинский работник просто не мог так хорошо знать Уголовный кодекс, чтобы писать заимствованными оттуда формулировками.

В тот же день Михаил Ляхович сделал в присутствии адвоката заявление о том, что дал признательные показания под пытками. Как сказал Ляхович, сотрудники милиции били его все три дня, пока он находился в отделении; во время избиений они говорили: "Сознаешься – пойдешь домой".

На сегодняшний день Михаил Ляхович находится в СИЗО "Матросская тишина", дело движется вяло - следователи прокуратуры заняты другими делами.

Дело Ляховича: версия редакции

В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что после погрома в Филях никто из руководства ГУВД Москвы не был наказан. А ведь "фанаты" в городе появились не вчера, за их деятельностью вообще-то правоохранительные органы должны следить, и если уж не удается предупредить стычки между болельщиками разных клубов, то как минимум можно было обеспечить безопасность посетителей концерта Public Enemy. Но никаких "повышенных мер безопасности" после концерта ГУВД не предприняло, и случилось то, что случилось.

То, что министр взял дело "на контроль", спровоцировало сотрудников третьего отдела внутренних дел на московском метрополитене на грубые нарушения закона. Сначала они незаконно задержали Ляховича, затем вовремя не предоставили ему адвоката и все время, пока он находился в отделе, выбивали из него признательные показания. По мнению сотрудника правозащитной организации "Центр содействия международной защите", члена Московской городской палаты адвокатов Елены Липцер, большинство уголовных дел фальсифицируется как раз на этой стадии следствия, когда родственники еще только ищут адвоката и подозреваемый фактически остается один на один с сотрудниками милиции.

Защита сразу указала, что найденный в паспорте Ляховича билет в Питер не является свидетельством того, что он замышлял побег - он всего лишь собирался на матч "Зенит" - ЦСКА. Однако суд назначил подозреваемому, который к этому времени дал признательные показания, меру пресечения "содержание под стражей".

Затем, на стадии подготовки постановления о привлечении в качестве обвиняемого, в деле появляются шестеро свидетелей - сотрудников милиции, которые, во-первых, не могли быть свидетелями удара бутылкой по голове, так как находились на платформе, а во-вторых, если и были свидетелями дальнейшего избиения Копаева, почему-то не задержали хулиганов на месте преступления.

Есть еще один вопрос, на который пока нет однозначного ответа: каким образом сотрудники третьего отдела милиции на Московском метрополитене установили личность Ляховича? Ведь прошло больше трех недель со дня происшествия. Думается, здесь и можно искать ключ к пониманию этого дела.

Единственной более-менее заметной приметой Ляховича является татуировка N-Troop, которая свидетельствует о его принадлежности к определенной группе фанатов (кроме деления на группы по признаку клуба, за который они болеют, в фанатской среде существует еще и более мелкие деления, например, по территориальному признаку - фанаты, болеющие за один и тот же клуб и живущие поблизости друг от друга). Как Михаил Ляхович объяснил родителям, татуировка на русский переводится как "Северный отряд" и является свидетельством принадлежности Михаила к северной группировке фанатов ЦСКА. Кроме наколок, у членов группы были майки с аналогичной надписью. Однако поскольку буквы татуировки выведены немецким готическим шрифтом, сотрудники милиции решили, что заглавную N (North) можно истолковать еще и как символ "наци". Здесь следствие встало на довольно узкую тропку, где трудно отделить факты от спекуляций: в фанатских кругах действительно сильны националистические настроения, однако, насколько известно, ни одна фанатская группировка не была задействована в погромах.

Драки фанатов друг с другом и с милицией, как правило, случались после матчей и всегда служили поводом для бурного обсуждения и предметом бравады. Отдельный случай в этом ряду - погром на Манежной площади, случившийся летом прошлого года, когда толпа болельщиков разгромила половину Тверской улицы, Дмитровки, и Камергерский переулок.

Собственно, тогда и "всплыло" название N-Troop. Когда правоохранительные органы работали по делу о погроме на Тверской, то вышли на Ляховича, так как он был известен в кругах болельщиков. Но в прошлом году к делу о погроме Михаила не привлекли - его просто не было на месте происшествия. Однако его данные попали в базу данных ГУВД Москвы. Скорее всего, и после происшествия в Филях один из 14 задержанных на месте происшествия вспомнил эту наколку или футболку. А дальше все просто: погромщик-нацист - очень удобная кандидатура на роль убийцы сотрудника милиции.

Громкое дело требует громкого раскрытия: министру внутренних дел, который контролирует расследование, будет приятно сообщить публике, что МВД победило фашистов-убийц. Даже если история следствия по делу сильно напоминает другой популярный сюжет, раскрученный недавно тем же Борисом Грызловым.

В Подмосковье избит туркменский оппозиционер Авды Кулиев.

Известия, № 141. Роман Кириллов. Статья. “От Ниязова поступила прямая угроза”.

Спецслужбы Туркменистана продолжают оказывать давление на изгнанных из страны в 1994 году оппозиционеров. В среду в подмосковных Химках неизвестный избил 67-летнего Авды Кулиева - бывшего министра иностранных дел Туркменистана, который сейчас является лидером туркменской "оппозиции в изгнании" и живет в России. Недавно Кулиев сделал заявление о том, что собирается вернуться в Туркменистан и восстановить там деятельность оппозиционных сил. Характерно, что 29 июля двое молодчиков до полусмерти избили Мухамеда Бердыева - соратника и коллегу Авды Кулиева. Эти инциденты предварялись заявлениями самого туркменбаши, в которых звучали неприкрытые угрозы в адрес обоих: и Бердыева, и Кулиева.

- Я постоянно живу в Химках с 1994 года, когда Ниязову удалось выгнать из Туркменистана всю оппозицию, - сказал "Известиям" Авды Кулиев. - Все произошло ни с того, ни с сего. В среду к половине четвертого я поехал на встречу, подошел к остановке 345-го маршрутного автобуса - это метров триста от нашего дома. Только подъехала машина, как молодой человек крепкого телосложения примерно с меня ростом толкнул меня и сказал: "Что, старый, вы толкаетесь?!" Да я, говорю, не толкаю вас. Он не стал со мной дальше продолжать разговор и ударил по лицу. Я свалился на асфальт, а он стал бить ногой по голове. Зашумели старики и старухи, закричали, что надо милицию вызвать. Он молча развернулся и ушел.

После этого Авды Кулиев сумел подняться и даже сесть в "маршрутку". Немного придя в себя, ощупав голову и лицо, он понял, что встречу, видимо, придется отложить. Кулиев попросил шофера остановить машину, с трудом вышел и направился обратно к своему дому, так как не успел далеко отъехать.

- Я дошел до дома и вдруг увидел, что этот человек стоит у подъезда и ждет меня, - вспоминает Авды Кулиев. - Я понял, в чем дело. Он знал, где я живу. Когда я подходил, он сказал мне: "А, это ты!" И начал опять меня избивать. Ударил он так сильно, что я снова свалился. И потом опять ногой по голове. Истекая кровью, поднялся наверх к себе в квартиру. Жена вызвала милицию и "скорую".

Наряд приехал в квартиру Кулиевых в три часа дня - через 30 минут после того, как нападавший молча ушел, оставив избитого им Авды Кулиева у подъезда.

- У него повреждено глазное яблоко, на бровь накладывали шов, -сказала вчера "Известиям" Татьяна Кулиева. - Сегодня приходила врач из поликлиники. Она сообщила, что сотрясение очень сильное и его нужно госпитализировать. Оставила направление, но мы просто боимся помещать его в больницу, потому что при такой ситуации может произойти все что угодно. Договорились, что при первом же ухудшении будем госпитализировать.

Авды Кулиев и его супруга Татьяна рассказали "Известиям", что усматривают в нападении явный след туркменских спецслужб, которые выполняют "заказ" самого Сапармурата Ниязова. По их словам, туркменбаши руками "сотрудников" туркменского представительства в Москве пытается задавить оппозиционные силы в России, опасаясь их возвращения в Туркменистан.

- Три месяца назад от самого Ниязова поступила прямая угроза, - сказала "Известиям" Татьяна Кулиева. - Он говорил на туркменском языке, но переводится это так: Кулиев уже всем надоел, он стар и пора его отправить на тот свет. А для спецслужб Туркменистана такие заявления как прямое указание. И теперь они все кинулись его выполнять. Предупредили, что, если не закончишь свою деятельность, вообще прибьем. А 29 июля двое напали на Мухамеда Бердыева - вместе с мужем они издают в России оппозиционный журнал "Свободный Туркменистан".

По ее мнению, нападение сошло бы за хулиганство, если бы молодой человек сразу ушел.

- Это дело рук спецслужб, так как он его ждал возле дома, чтобы добить окончательно, - сказала Татьяна, добавив, что Авды Кулиев совсем недавно заявил о намерении вернуться в Туркменистан. - Он готовит для этого общественное мнение западных стран и России. Нужно, чтобы эти страны поддержали туркменскую оппозицию при ее возвращении и легализации ее работы.

11 августа в арбитражном суде Москвы должно было состояться предварительное слушание дела по иску Московского бюро по правам человека и организации "Еврейский мир" к руководству торгово-ярмарочного комплекса "Москва", газете "Экстра М" и рекламному агентству "Огниво" в связи с распространением рекламы, умаляющей "деловую репутацию еврейских организаций, честь и достоинство всех евреев, соблюдающих традиции".

Полит.Ру, 11 августа. Информ. сообщ. Евреи оскорбились за субботу и пошли в суд.

Сегодня в арбитражном суде Москвы должно было состояться предварительное слушание дела по иску Московского бюро по правам человека и организации "Еврейский мир" к руководству торгово-ярмарочного комплекса "Москва", газете "Экстра М" и рекламному агентству "Огниво" в связи с распространением рекламы, умаляющей, по мнению истцов, "деловую репутацию еврейских организаций, честь и достоинство всех евреев, соблюдающих традиции", передает ИА "Regnum".

Речь в иске идет о появившейся весной в Москве рекламе, на которой изображен верующий еврей в традиционном еврейском головном уборе (кипе), покупающий компьютер. Надпись на плакатах гласила: "Центр "Москва" работает и по субботам".

Эта надпись вызвала возмущение некоторых еврейских организаций столицы, которые обратились в Московское бюро по правам человека с просьбой защитить их права. По их утверждению, реклама очевидно и акцентировано призывает покупателей, в первую очередь евреев, совершать покупки именно в субботу, таким образом, имеет неэтичный характер и оскорбляет религиозные чувства иудеев.

Запланированное слушание в арбитражном суде сегодня не состоялось: представители ответчиков не явились и не представили своих возражений. В связи с этим предварительное слушание повторно назначено на 4 сентября 2003 года.

Надо отметить, что оскорбленные в своих религиозных чувствах евреи не стали устраивать погром, а пошли путем закона.

Права военнослужащих и призывников

Утром 4 августа в районе подмосковного города Чехова солдат-срочник А. Кухтин, прихватив с собою штык-нож, оставил КПП воинской части, где нес дежурство.

Русский курьер (web-сайт), № 61. Ольга Шевель. Статья. Солдат бежит, а служба идет.

Вчера в Российской армии на одного дезертира стало больше. Может, конечно, не на одного. Просто в этом случае даже при поверхностном рассмотрении загадок больше, чем отгадок не только в мотивах поведения военнослужащего, но и в действиях различных организаций, кинувшихся ловить беглеца.

Итак, утром в понедельник в районе подмосковного города Чехова солдат-срочник Андрей Кухтин оставил КПП воинской части, где нес дежурство, и со штык-ножом отправился наутек. При этом он никого из сослуживцев, к счастью, не ранил и не убил, как это часто бывает. Вообще, по сообщению из военной прокуратуры Ракетных войск стратегического назначения (в этих войсках Кухтин служил), мотивы побега прорабатываются, но их установить будет сложнее, чем в каком-то ином случае. Хотя бы потому, что Кухтин в армии уже год. Таким образом, дезертирство из-за неуставных отношений (самой распространенной в последнее время причины), как отметил "РК" пресс-секретарь прокуратуры Олег Семтищев, практически исключается. Это был бы нонсенс. Так что фантазировать о мотивах самовольного оставления части Андреем Кухтиным можно долго. Он мог получить письмо от любимой девушки и отправиться на встречу с ней, мог и попросту отлучиться на несколько деньков по менее веским основаниям. Сейчас в части уже проводится работа с сослуживцами срочника.

Далее ситуация закрутилась подобно детективу.

К полудню солдата обвинили в том, что он, ворвавшись на территорию гаража, нанес 17 ранений гражданину Доценко и угнал его автомобиль "Ауди-80". ГИБДД объявило план "Перехват", проверяя все направления движения и автомобили, а сотрудники милиции получили ориентировки на машину и беглеца. Раненый владелец "Ауди" был доставлен в Центральную городскую больницу города Чехова. Он вполне вменяем, так как ранения оказались легкими. Но Доценко не опознал по предоставленной фотографии солдата Кухтина как ранившего его и отобравшего автомобиль. Он лишь сообщил, что нападавший был в камуфляже.

В свою очередь, сотрудники пресс-службы ГУВД Москвы весь день продолжали уверять корреспондента "РК", что отказываются комментировать ситуацию только лишь потому, что работа по поимке дезертира проводится со всей тщательностью и всеми возможными силами. Например, одним из предложенных журналистам доказательств активной работы правоохранительных служб стал возможный выбор направления движения Кухтиным в сторону Ростова-на-Дону, откуда он был призван. Тем менее у нас возникли сомнения: настолько ли компетентно составлена операция, чтобы ей можно было доверять или от общественности попросту умалчивают детали или напротив преувеличивают масштаб деятельности? Ведь перекрыть дороги, по которым может проехать "Ауди" довольно просто, учитывая, что милицейский посты там и так стоят. Солдата в иномарке отличить от гражданского водителя тоже не составляет проблем. Никто, конечно, не утверждает, что легко поймать того, кто этого не хочет. Однако в последнее время случаев, когда дезертиры, играючи уходили от погони в течение нескольких суток, предостаточно. Взять хотя бы побег трех солдат месяц назад из Кантемировской дивизии на военном "Урале". Бойцы без проблем проехали 700 км, и их не остановили ни на одном (!) милицейском посту.

Ко вчерашнему вечеру рядовой Андрей Кухтин тоже не был пойман, но версия передвижения дезертира на автомобиле оставалась главной.

Солдаты московских воинских частей торгуют своей кровью, чтобы заплатить “отцам-командирам” за увольнение в город и другие поблажки по службе.

Московский комсомолец, № 175. Вадим Ампелонский, Павел Еремин. Статья. Офицер-вамп.

Пока в МВД идет охота на “оборотней”, в армии появилась другая нечисть — вампиры. Как стало известно “МК”, солдаты московских воинских частей торгуют своей кровью, чтобы заплатить отцам-командирам за увольнение в город и другие поблажки по службе.

Как объяснили нам наши “военные” источники, в Москве солдата, только что сдавшего кровь, почти всегда можно найти возле Гематологического научного центра РАМН (ГНЦ) на 1-й улице Восьмого Марта. Действительно, мы простояли там минут сорок и увидели, как из ворот нетвердой походкой выходит солдат в засаленном камуфляже. На сгибе левой руки — белый бинт. Цвет лица — бледнее повязки. Как оказалось, ему только что перекачали два литра крови.

Справка “МК”:

Станции переливания крови сейчас практически не заготавливают цельную кровь, предпочитая ее компоненты: плазму, тромбоциты и эритроциты. Максимальная доза крови, которую можно взять за одно переливание, — 400 мл. В них содержится 70 млрд. тромбоцитов — клеток, отвечающих за свертываемость. А лечебная доза должна содержать минимум 300 млрд. клеток, при этом новые тромбоциты должны вводиться больному достаточно часто. Поэтому в медицинских центрах распространено так называемое “элитное донорство”, когда кровь берется в больших количествах (до двух литров за несколько переливаний), из нее “вынимаются” тромбоциты, а все остальное возвращается донору. Вся процедура длится 2,5 — 3 часа.

Младший сержант Алексей В. второй год служит в Отдельном комендантском полку Москвы. Сдавать кровь в ГНЦ пошел, потому что приказал начальник.

— У друга командира полка жена болеет, кровь у нее не свертывается, — объяснил Алексей. — Вот он теперь меня и еще троих солдат из моей роты отправляет сюда.

Сержант и его сослуживцы сдают кровь для супруги командирского приятеля по очереди: если выкачали только плазму, то на восстановление нужно две недели, если цельную кровь — два месяца. После этого вместо положенных донору суток отдыха и доппайка бойцы уплетают пустую армейскую сечку и маршируют на плацу. Правда, на станции им платят по 130 рублей на продукты — столько положено по закону, если кровь сдает родственник больного. Солдаты попадают в категорию “родственников”, поскольку сдают кровь для конкретного человека и бесплатно.

Прежде — еще до жены командирского друга — Алексей сдавал кровь за деньги, один заход — 1600 рублей. Но разбогатеть ему никогда не удавалось, поскольку изрядную часть заработанного приходилось отдавать командиру роты, чтобы тот отпускал его в город: “Из увольнения надо привезти офицеру хотя бы двадцатибаксовую карточку для мобильника. А иначе в казарме придется на полгода закрыться”.

* * *

Когда “МК” связался по телефону с командиром комендантского полка подполковником Евгением Моросниковым, выяснилось, что он знать не знает ни о больной жене своего боевого товарища, ни о какой такой солдатской крови.

— Приезжайте завтра, будем разбираться, кого надо — накажем, — гневался в трубку подполковник.

На другой день, когда корреспондент “МК” прибыл в полк, командир говорил уже совсем другое. Оказывается, солдат отпускали сдавать кровь все же по его приказу.

— Действительно, жена бывшего офицера нашего полка больна лейкемией, ей постоянно требуется кровь, и ее муж обратился к нам за помощью. Мы нашли в полку четырех солдат с первой группой крови, побеседовали с ними, и все они добровольно согласились сдать кровь.

Признал подполковник и то, что, будучи в увольнении, его бойцы частенько бегают на донорские пункты, но от того, что свои “кровавые” деньги они вынуждены отдавать офицерам, открестился.

Между тем на донорских пунктах солдату всегда рады. Заместитель директора Гематологического научного центра член-корреспондент РАМН Владимир Городецкий объяснил это так:

— У нас два вида доноров: “безвозмездные” (это родственники и друзья больных) и “платные”. “Платный” донор заинтересован в кроводаче, поэтому он легко может скрыть, где и как провел вчера ночь. Военные в этом плане безопаснее. К тому же они всегда под рукой. Поэтому большинство наших “платных” доноров — солдаты и курсанты.

Военнослужащих частенько “покупают” родственники больных. Платят им чуть больше, чем дают в кассе, и бойцы уже не требуют государственного вознаграждения. Кровь в таких случаях обычно нужна немедленно, и солдату достаточно лишь сдать анализы на ВИЧ, сифилис, гепатит, стандартную “кровь из пальца” и печеночные пробы, чтоб его кровь “пошла в дело”.

— Мы поддерживаем связь с командованием частей, — разъяснил Городецкий. — Обычно они просят без их согласия военнослужащих не привлекать, но закон нам этого не запрещает...

Конечно, не запрещает. Чего плохого, если человек сдает свою кровь, помогая больным, и получает за это денежную компенсацию? Это его право. Обидно, конечно, что “кровавую” компенсацию приходится делить между полнокровными ротными и взводными. Но это уж его проблемы...

Другое дело, если компенсации боец не получает, а с кровью расстается потому, что ему приказал командир. У командиров все же должны быть какие-то границы возможного использования солдат. А то так скоро дойдет и до торговли человеческими органами. Если солдату можно приказать добровольно сдать кровь, почему не велеть ему добровольно пожертвовать почкой?

Права детей и женщин

Единственный в Москве больничный стационар для детей, оставшихся без родительской опеки, целиком и полностью зависит от иностранной спонсорской помощи.

Российская газета, № 158п. Юрий Звягин. Статья. Забытые дети.

— ГАЛИНА ФЕДОРОВНА, Валя сегодня один раз мячик ногой пнула, — радостно сообщает врачу мальчик, сидящий в инвалидной коляске.

— Валенька, умница, ты у нас оживаешь, — обнимает девочку моя спутница. И поясняет мне:

— У девочки тяжелый диабет, она в коме была, еле вытянули, но она осталась инвалидом, не говорит, да практически и не шевелится. Уже полтора года живет здесь. Мама родительских прав лишена, а отец только недавно узнал о том, что бывшая жена с дочерью не уехали из страны, как собирались, и что девочка у нас. А тут еще суд постановил девочку выписать из квартиры, в которой она жила с матерью, поскольку там при покупке были какие-то нарушения. Инвалидность не оформлена, пособие не назначено. Так что она, похоже, “зависла” у нас надолго.

Трехэтажное здание, построенное еще в конце девятнадцатого века, стоит в глубине довольно запущенного, хотя и уютного на вид сквера. Крутая лестница, узкие коридоры, небольшие комнатки. Единственное в городе терапевтическое отделение, специализирующееся на работе с детьми, оставшимися без родительского попечения.

— В отделении 65 коек, а за год через наши руки проходит примерно полторы тысячи ребятишек до четырнадцати лет, брошенных родителями, — рассказывает врач Галина Прибора, по случаю летних отпусков исполняющая обязанности главного врача больницы имени Цимбалина и заведующей отделением. — По приказу комитета здравоохранения мы должны держать их у себя две-три недели, прежде чем отправить в детские дома и интернаты. И за это время провести полное обследование на предмет наличия у них каких-то болезней. Но случается, дети задерживаются у нас на месяцы и даже годы. Самый “старый” наш обитатель, Вова Борисов, живет тут уже девять лет. Приехал он сюда из Мурманска в семь лет на лечение (у него тяжелая форма ДЦП). А пока лечился, у него умерли родители. И Вову из больницы перевели к нам. Он тут живет, ездит в специальную школу учиться. Мы смеемся, что скоро женить его будем. Ведь девать-то мальчика некуда.

А еще к нам частенько привозят детей-таджиков, родителей которых забирает милиция во время своих рейдов. По правилам мы должны их держать у себя и обследовать. Через несколько дней милиция их родителей отпускает, и те приходят за своими чадами. Но в эти дни койки-то у нас бывают заняты. Да и медикаменты дорогие мы расходуем. Пытаемся объяснить это милиции, но в ГУВД нас не понимают. Хотя раньше таких детей держали в приемнике-распределителе.

В итоге иногда возникает ситуация, когда ребят приходится класть на раскладушках в коридоре, а в боксах для новорожденных дети лежат в одной кроватке по двое-трое. Кстати, сейчас у нас как раз эти боксы забиты под завязку, так что если привезут еще одного малыша, придется класть его к кому-то вторым.

Больница имени Цимбалина стала специализироваться на подкидышах с 1992 года. Сперва было отделение на 30 мест, но потом потребность в койках для детишек, оставшихся сиротами при живых родителях, возросла, и работу с ними сделали профильным направлением больницы № 15. Сюда в обязательном порядке поступают все ребята моложе 12 лет, которых либо подбирают на улице, либо забирают у лишенных родительских прав алкоголиков, наркоманов и тому подобных “родителей”. Хотя по приказу комитета здравоохранения в больницу № 15 должны были брать только дошкольников, но... В этом году появились 10 коек в больнице № 3, но туда поступают ребята старше 12 лет, чаще всего токсикоманы и наркоманы. А тут — просто детишки, которым не повезло со взрослыми.

Впрочем, “не повезло” — это мягко сказано. В больницу попадают не только дети, найденные на улице во время всяческих милицейских рейдов, доставленные из подвалов и пустых квартир, грязные и голодные. Практически постоянно среди пациентов больницы № 15 есть те, кто был доставлен сюда с различного рода синяками, переломами, ожогами и прочими “прелестями жизни с родителями. Вот трехлетняя Диана. Когда ей было десять месяцев, мать-наркоманка выбросила ее с четвертого этажа. Девочка осталась жива. И после того как ее вылечили и перевели в Дом ребенка, мать ее оттуда спокойно забрала назад. А через год девочка опять попала в больницу с тяжелым декомпрессионным переломом позвоночника. Или еще пример: трехмесячная Катя попала в отделение после того, как родители-наркоманы постучали ее головой об угол двери, чтобы не плакала. Пролежала полгода, выздоровела. И тут следователь сообщил медикам: “Я хочу отдать ребенка родителям, поскольку не вижу состава преступления”. Врачи придумали “мамочке” проверку: завели ее в палату и предложили найти свою дочку среди шести лежащих там малышей. Та, естественно, не нашла. И... подала на врачей в суд. Но так и не довела дело до конца, потому что не удержалась, снова начала колоться, и снова о ребенке забыла...

Много и неизвестных детей. Тех, кого находят просто на улице безо всяких документов и кто сам не знает, как его зовут и откуда он. Зачастую они так и уходят потом в детские дома неизвестными.

— Недавно нам привезли мальчика примерно трехлетнего возраста, найденного на улице, — рассказывает Галина Федоровна. — Он ничего не говорил, ни с кем не общался, не ел. После того как его показали по телевидению, было несколько анонимных звонков, из которых мы узнали, что мальчика зовут Даня. И все, за ним никто не приехал. И вот на днях нашлись хорошие люди, которые решили оформить над ним опеку. Когда мальчику сказали: “Данечка, ты пойдешь домой”, — он упал на пол и забился в истерике. Думал, видимо, что мы собираемся его вернуть назад. Представляете, как ему там было “хорошо”?

Дане повезло. Ему удалось обрести семью. Но вырваться из замкнутого круга удается не многим. Некоторые дети попадают в отделение не один раз. А кое для кого пребывание в больнице становится, так сказать, семейной традицией. Как-то попала сюда двенадцатилетняя девочка, родителей которой лишали родительских прав. Из больницы ее определили в детский дом. Выросла девочка, стала выпускницей. И вдруг в больницу № 15 попадает найденный в подвале ребенок. А через некоторое время объявляется его мама — эта самая девочка, которая когда-то была здесь в роли пациентки. В первый раз она ребенка забрала, но потом он снова попал в отделение, после того, как мать посадили. И теперь надолго отправился в детский дом.

Подобная история за плечами у каждого пациента больницы имени Цимбалина. История боли, горечи, унижений. Многие только тут узнают, что есть нормальная жизнь: с регулярным питанием, игрушками, добрыми, внимательными взрослыми. Казалось бы, что может быть важнее той кропотливой работы, которую каждый день проводят врачи, воспитатели и психологи больницы № 15?

Но вот что интересно: единственный в городе больничный стационар для детей, оставшихся без родительской опеки, полтора года назад был лишен городского статуса и переведен в разряд районных больниц. Говорят, комитету здравоохранения потребовалось сократить число коек, находящихся на балансе города, поскольку они-де неэкономично использовались. Непонятно только, почему это сделали за счет перегруженной больницы № 15?

Но как бы там ни было, а теперь финансируется больница имени Цимбалина из районного бюджета. Правда, врачи говорят мне, что особо не заметили никаких перемен. Все равно деньги есть только на зарплату и питание (да еще район отремонтировал кровлю). Долги по коммунальным платежам тут даже боятся подсчитать. А все остальное (даже медикаменты) целиком и полностью зависит от спонсорской помощи. В основном иностранной. “Мы полностью зависим от 'заграничной благотворительности”, — с горечью говорит мне Галина Прибора. Ремонт здания осуществили за счет денег, собранных по инициативе королевы Швеции, прачечную привели в порядок на деньги немецких благотворительных организаций, средства для ухода за малышами тоже дают иностранцы. Да и усыновляют детей в основном люди из-за рубежа. Случаются, конечно, и наши благотворители. К примеру, воспитателей и психологов оплачивает один из отечественных фондов. Но все же без помощи Запада, по мнению врачей, было бы не прожить. Хотя все это как-то странно. Почему о жизни и здоровье наших детей должны заботиться иностранцы?

Маленькие москвичи абсолютно бесправны и беззащитны перед родителями.

Московский комсомолец, № 172. Светлана Метелева. Статья. Кошмарной ночи, малыши!

— Тетенька, мне кушать нечего! Нет, правда. Мамка пьет с утра до ночи. Заберите меня от нее, — просил семилетний москвич Сашка Беляков. Полтора месяца просил — мальчишка сам ходил по всем инстанциям и пытался докричаться до занятых взрослых. А потом он погиб — играл с дешевым китайским фейерверком и сгорел заживо. Пьяная мать, как обычно, валялась в соседней комнате.

Органы опеки и попечительства, органы внутренних дел, органы прокуратуры — как много у нас структур, которые должны и могли бы защитить права детей. Но они гораздо чаще их нарушают. Это вывод уполномоченного по правам ребенка в Москве.

Нет, вряд ли во всех этих “органах” работают садисты, которым доставляет удовольствие наблюдать издевательства над детьми. Просто чиновник так устроен. В большинстве случаев ему откровенно наплевать. Тем более что тихую жалобу ребенка иногда трудно услышать.

“Мальчик просто врет!”

Алеше Миловидову не повезло с отчимом. Почти сразу после бракосочетания выяснилось, что Василий Бених женился на его маме исключительно из-за московской прописки. Восьмилетнему Алеше и в голову не могло прийти, что он имеет какое-то отношение к этим странным взрослым. Но у отчима были свои планы. И когда новая супруга отказалась прописывать в своей коммуналке трех его детей от предыдущего брака, он нашел решение быстро. Марина Бених любила своего сына. А значит, чтобы уломать несговорчивую стерву, надо всего лишь увезти мальчишку на неделю-другую. 9 июля 2002 года он попросту выкрал Алешу. Почти месяц тот провел вместе с отчимом.

Из искового заявления Марины Бених прокурору Москвы: “В течение этого времени Василий Бених неоднократно наносил Алексею телесные повреждения, а также производил по отношению к нему действия сексуального характера... 6 августа Бених привез Алексея к автобусной остановке... Ребенок находился в шоковом состоянии, имел многочисленные ушибы. За неотложной медицинской помощью мы обратились в больницу”.

В квартиру, где Бених держал пасынка, выезжал наряд ОВД “Вешняки”. Но никто не открыл дверь, а вторгаться в жилище по такому незначительному поводу сотрудники правопорядка, как оказалось, не имели права. После того как ребенка похитили, Марина подала заявление в милицию. Но уголовное дело так и не было возбуждено. Никто даже не выяснял подробностей.

Прошло еще два месяца. Несмотря на угрозы мужа, Марина отказывалась “помочь с пропиской” его бывшей семье. И в начале октября Василий Бених попробовал вновь урезонить женщину. Алеша играл на детской площадке. Залез на металлическую “паутинку” и даже не понял, что произошло. Отчим подошел и просто столкнул мальчика. Ребенок упал и закричал от боли: левая рука была сломана. Получив медицинское освидетельствование, Марина подала заявление в милицию. И снова — тишина. Алешу лечили два месяца.

В новогоднюю ночь, в веселом расположении духа, пьяный отчим вновь вспомнил о Марине и Алеше. Вместе с соседом, сломав входную дверь, ворвался в квартиру и начал избивать женщину. Когда Алеша попытался защитить маму, Бених ударил его кулаком по лицу. Мальчик упал, ударился головой и потерял сознание. А отчим решил добавить и ударил его еще раз. Ногой по лицу.

На этот раз уголовное дело все же возбудили. Разбирательство началось. А вместе с ним начался новый кошмар.

— Такое ощущение, что следователь Аристов заранее знал, кто должен быть наказан, — говорит Марина Бених. — С его точки зрения, виноваты были исключительно мы с Алешей. Он постоянно хамил, на мои ходатайства ответов до сих пор нет, мои просьбы и заявления по этому делу попросту игнорируются.

— Грубейшие нарушения в процессе следствия — только так можно охарактеризовать действия следователя, — считает руководитель правовой программы ассоциации кризисных центров помощи женщинам “Остановим насилие” Александра Карева. — Хотя следствие проходило в течение шести месяцев, судебно-медицинская экспертиза по поводу нанесения телесных повреждений (эпизод от 1 января) даже не назначалась. Медицинская карта ребенка была изъята следователем без расписки, после чего оттуда исчезли несколько важных документов. Их копии у Марины сохранились, но доказать факт должностного преступления стоит большого труда. Последняя надежда — на городскую прокуратуру, которая может возобновить расследование уголовного дела.

Следователь посетил поликлинику, где наблюдался Алеша. Накричал на участкового терапевта, обвинил врачей в том, что те подделывают справки о здоровье ребенка. Для правосудия оказалось совершенно очевидным, что Алеша Миловидов, которого перевели на домашнее обучение, который почти потерял зрение и до сих пор лечится от последствий стресса, на самом деле совершенно здоров. Еще следователь посетил соседей Марины Бених и ее мужа. Но записывал, по словам свидетелей, только “правильные” показания. Те, которые порочили Марину и выставляли в хорошем свете ее супруга. А из ОВД “Даниловский” звонил начальник следственного отдела г-н Золотов и спрашивал Алешу, как часто пьет его мать, бьет ли она его...

Словом, следователь Аристов со всей тщательностью собирал доказательства невиновности Бениха. Правда, его планы чуть не нарушила психолого-психиатрическая экспертиза ребенка — о том, что мальчик не склонен к фантазированию, не подвержен влиянию взрослых и способен правильно оценивать происходящее. Но, как написано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, “следствие критически относится к заключению экспертизы”, поскольку эксперты “недостаточно глубоко вникли в материалы дела”. Словом, мальчишка просто хочет оболгать отчима, поскольку на него давят мама и бабушка. А раз врет потерпевший, значит, подозреваемый не виноват. Уголовное дело прекращено. Алеша по-прежнему на домашнем обучении и под постоянным наблюдением врачей. А Василий Бених — на свободе с чистой совестью.

Заговор молчания

По данным Комитета Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи, ежегодно в России около 2 млн. детей в возрасте до 14 лет систематически подвергаются избиению в семье. Более 50 тыс. ребят спасаются бегством из дома. Общая статистика такова: мальчиков избивают в три раза чаще, чем девочек, 60% пострадавших — дошкольники. 10% из зверски избитых и помещенных в стационар детей погибают. При этом жестокое обращение с детьми окружает некий “заговор молчания”: родители, разумеется, скрывают свои “воспитательные методы”, врачи оставляют как бы “незамеченными” синяки на теле ребенка, а милиция успешно делает вид, что они тут вообще ни при чем.

При этом в мире феномен “жестокого обращения с детьми” не новость, его изучают и врачи, и педагоги, и психологи, и юристы. Однако число избиваемых детей не уменьшается, а во многих странах — в том числе в России — даже растет. И в ответ на это растет число случаев самоубийств среди подростков и даже детей.

— Дети — наиболее “удобный” объект насилия, — говорит Александра Карева. — Это самые беззащитные существа. Ситуация же с похищением детей жуткая. Если ребенка увозит отец, это вообще не считается похищением, хотя психологические последствия для малыша могут быть очень тяжелыми.

Насилие в семье имеет “поколенческий” характер. По данным российских исследований, 98% мужчин, которые избивают детей, были свидетелями насилия в детстве или сами ему подвергались. И в этом сценарии ничего изменить нельзя. Можно только пресечь жестокое обращение с ребенком, но для этого службы, которые призваны защищать права детей, должны реально работать. Но у них всегда есть отговорка: это, мол, дела семейные, не надо вмешиваться. При этом результаты семейного насилия мы наблюдаем каждый день на улицах и в метро: беспризорники бегут из дома не от хорошей жизни. Тем большее удивление вызывает ханжеская государственная политика по отношению к ним: ребенка-попрошайку ловят, моют, обследуют, в лучшем случае на несколько месяцев помещают в приют, а потом опять возвращают в “семью”. Круг замыкается. Возиться с ними, доказывать факты жестокого обращения или полной заброшенности, добиваться через суд лишения родительских прав не хочется никому. При этом те люди, которые готовы реально помочь брошенным детям, организовать семейный детдом, просто взять беспризорника на воспитание, получают от государства крохи.

— Никогда я не видела такого правового беспредела по отношению к детям, — говорит помощник уполномоченного по правам ребенка в Москве Марина Рудман. — Есть приказ Генпрокуратуры о том, что, если ребенок в семье подвергается опасности, его надо немедленно изымать и лишать родителей-садистов родительских прав. Но никто этот приказ не выполняет. Даже когда у ребенка находится защитник — родственник, учитель и т.д., который пытается добиться лишения родительских прав через суд, он не может это сделать. Столичные суды делают все, чтобы затянуть рассмотрение таких дел.

25 апреля 2003 года Никулинский суд Москвы отказался лишать родительских прав гражданина Горбачева. В течение нескольких лет он издевался над дочерью: выгонял девочку из дома, забирал ее вещи, квартиру превратил в притон. Но судья посчитал лишение прав “нецелесообразным”: сейчас дочке уже 18, так что может сама себя защитить.

— Если бы в этой ситуации решение было положительным и Горбачева лишили родительских прав, — говорит Марина Рудман, — у девочки были бы положенные государством льготы. Но чтобы довести такие дела до нужного решения, надо пролить море крови.

...Кстати, 60% несовершеннолетних проституток — это девочки, которые подвергались сексуальному насилию в собственной семье.

За детство счастливое наше!

— Говорят: “Берите что дают”, — вздыхает женщина. — А как же ему жить-то в этой квартире? По ней в коляске передвигаться нельзя...

Мать мальчика-инвалида пришла на прием к уполномоченному по правам ребенка в полном отчаянии. Совсем недавно после долгого ожидания они получили квартиру. Но радость обернулась кошмаром. Квартира совершенно не приспособлена для колясочника: двери в ванную и туалет узкие — коляска не влезает, лифта нет, значит, прогулки отменяются, балкона нет, стало быть, дышать свежим воздухом не получится. Органы, ответственные за распределение жилья, были непреклонны. “Нечего спекулировать инвалидностью! — сказали матери. — За это скажите спасибо”.

Следующий посетитель уполномоченного — офицер МЧС. Несколько лет назад он усыновил двух детей своего умершего родственника. Теперь пришло время позаботиться о жилплощади для сирот, но властные структуры попросту футболят усыновителя.

А больше всего потрясает поведение органов опеки и попечительства.

— Когда их отца в тюрьму посадили, я внуков забрала и оформила опекунство, — со слезами рассказывает москвичка Клавдия Андреевна. — А теперь он вышел — это уже пятая “отсидка” была, — и опекунство отменили.

Когда сотрудники аппарата уполномоченного начали выяснять подробности дела, оказалось, что органы опеки сами нашли папашу-рецидивиста и попросили написать заявление о “возврате” детей. Причем он честно предупредил, что жить с ними не собирается, кормить их не на что, так что те остаются у бабушки. “Останутся, не волнуйтесь, — заверили его органы, — вы только заявленьице подмахните”. Зачем это было нужно? Элементарно: чтобы прекратить выплаты пенсий, положенных бабушке на двух опекаемых внуков. Каков итог дела? Дети по-прежнему живут у бабушки, только есть им теперь нечего. Государство сэкономило несколько копеек. Может, это даже положительно скажется на росте ВВП...

Аппарат уполномоченного по правам ребенка существует в Москве чуть больше шести месяцев. С февраля прошлого года сюда поступило более 400 жалоб и обращений. Большинство из них связано с нарушениями жилищных или имущественных прав детей: незаконным выселением, неполучением алиментов и пенсий. Немало жалоб на злоупотребление родительскими правами, насилие в семьях и образовательных учреждениях, отказ в психологической помощи подросткам. И лишь по 19% обращений удалось достичь конкретных результатов. Не потому, что уполномоченный медленно работает. А потому, что заставить “соответствующие структуры” выполнять свои обязанности — все равно что пытаться сдвинуть с места гору.

...Жаркий летний полдень. Элегантно одетая молодая женщина дает пощечину трехлетней девочке — своей дочке. Малышка падает на спину, ударяется головой об асфальт и кричит, захлебываясь плачем: “Мамочка, не бей, ну пожалуйста!” Москва, ВВЦ, 2003 год. Десятки молчаливых свидетелей, спешащих мимо.

По отношению к детям общество достигло невиданных высот толерантности.

P.S. Полную информацию обо всех организациях, оказывающих помощь детям, можно получить в ассоциации кризисных центров для женщин “Остановим насилие” по телефону 250-91-71.

Свобода совести

Суд постановил: “Хулиганить можно”. 11 августа Замоскворецкий суд Москвы вынес оправдательный вердикт погромщикам выставки “Осторожно, религия!”.

Русский курьер (web-сайт), № 68. Георгий Целмс. Статья. Суд постановил: “Хулиганить можно”.

Разыгран новый акт широко известной драмы: федеральный судья Замоскворецкого районного суда столицы Л.Зубенко 11 августа признал незаконным возбуждение уголовного дела в отношении шестерых граждан, учинивших в январе погром художественной выставки “Осторожно, религия!”, устроенной в Сахаровском центре. Уголовное дело № 236500 было возбуждено дознавателем ОВД Таганского района В.Стрюковым в отношении Люкшина, Зякина и еще четверых лиц “по признакам преступления, предусмотренного п.“а” ч.2 ст.213 Уголовного кодекса РФ – хулиганство, совершенное группой лиц. За что полагается до пяти лет лишения свободы. Само собой, постановление о возбуждении уголовного дела было согласовано с районным прокурором. Но в итоге выходит, что суетились зря: не было и признаков преступления. Что же совершили “вышеуказанные лица”? Как показала смотритель Сахаровскго музея Л.Холина, шесть человек весьма зрелого возраста вошли в музей, где была выставка и, возмущенные ее “оскорбительными для истинных верующих” экспонатами, залили краской пол, стены, часть экспонатов, побили стекла. Холина, увидев это, поспешила закрыть зал с хулиганами на ключ и вызвала милицию. “Истинно православные” ничуть не отказывались от содеянного, а в объяснительных дознавателю пояснили, что действовали исключительно из принципиальных соображений. По поводу действий организаторов выставки, также возбуждено уголовное дело (ст.282 УК: “возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды”). Суд по этому делу еще предстоит, но самосуд уже состоялся и вот теперь признан законным. Известна точка зрения работников Сахаровского центра, предоставившего зал для выставки, а также художников – авторов экспонатов. У них не было намерения оскорбить чувства верующих. Само название выставки они трактуют двояко: в нем заключен призыв к осторожности, обращенный и к тем, кто не разделяет взгляды верующих. Возможно, некоторые экспонаты были действительно неудачными, а может быть посетители просто неверно поняли мысль художников – это часто бывает в искусстве. Предположим даже (это еще предстоит определить суду), что оскорбление чувств верующих имело место. Тогда виновные ответят по закону, но по закону, а не по усмотрению частных лиц, самовольно присвоивших себе функции суда. Даже если организаторы выставки будут признаны виновными, разве это снимает вину с погромщиков? Судья Зубенко обосновывает свое решение тем, что обнаружил в материалах дела “ряд грубейших нарушений УПК”. Например, постановление о привлечении в качестве обвиняемых было “оформлено не надлежащим образом” (отсутствовали число и подпись). Позор, конечно, следователю Фролову. Но при чем тут уголовное дело? Заставь ротозея исправить ляп и вся недолга. Слушанья ведь не начались. А судья вместо этого с пафосом утверждает, что “были грубо нарушены права обвиняемых на защиту”. Очевидно, понимая хилость подобной аргументации, Зубенко пытается укрепить свою позицию дополнительным аргументом. Но в итоге опять выходит, что бузина в огороде, а дядька в Киеве. “Кроме того, – пишет он, - из представленных документов следует, что Таганским межрайонным прокурором в отношении организаторов выставки было возбуждено уголовное дело”. В связи с этим законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в отношении Зякина и Люкшина не нашли своего подтверждения”. Если организаторов выставки скоро потянут в суд, стало быть, и ломать все в музее дозволено, и заливать краской. Признаков хулиганства здесь судья не усматривает. Можно лишь гадать, что подвигло судью на такое странное, мягко скажем, решение. Толпа “истинно верующих” у дверей в здание суда? Звонок из высоких сфер (известно ведь, что патриархия возмущена выставкой)? А может просто низкая юридическая квалификация? Можно также только гадать, что теперь сделает прокуратура. Напишет жалобу-представление в вышестоящую судебную инстанцию? (Закон отводит на это 10 дней). Или возбудит уголовное дело заново, и проведет уже его без сучка, без задоринки? И подписи, где надо проставит, и числа не забудет указать? Если же стражи закона не добьются правоты в столь бесспорном деле, то, простите, заподозрю, что играли они в поддавки. Потому и про число забыли, и про подпись. Кстати, следователь Фролов, допустивший все эти ляпы, отсоветовал юристу, представляющему интересы музея, присутствовать на суде. Сами, мол, разберемся. Вот и разобрались...

В московском паспортном столе не приняли фотографию мусульманки в платке.

ИА “Regnum” (web-сайт), 13 августа. Информ. сообщ.

Один из паспортных столов Москвы вопреки решению Верховного суда РФ отказался принять в производство фотография мусульманки на паспорт в платке. Об этом сообщила Гузель Манапова, явившаяся туда для получения паспорта нового российского образца.

Мусульманка сослалась на принятое Верховным судом РФ решение по делу, известному общественности как "Дело о хиджабе", однако из слов начальника паспортного стола Сергея Петровича Колпакова оказалось, что "никакого нету приказа".

Таким образом, паспортный стол № 162 отделения милиции Южного округа Москвы ОВД "Чертаново Северное" вопреки приказу МВД РФ №368 от 31 мая 2003 года о внесении изменений в инструкцию, утвержденную МВД приказом №605, о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина РФ, отказался принять фотографию в платке. Начальник паспортного стола С. Колпаков обосновал свое решение репликой "У нас такие на паспорт не принимают" и потребовал от девушки покинуть кабинет.

Свобода слова и информации

11 августа 2003 г. журналисты независимой газеты “Зеркало СП” (Сергиев Посад) объявили бессрочную голодовку “против произвола местных властей”.

Газета, № 146. Василий Петелин. Статья. Журналисты стали заложниками издателя.

В Сергиевом Посаде в преддверии выборов на должность главы районной администрации, намеченных на 7 декабря, развернулась борьба между действующим руководителем района Василием Гончаровым и его давним оппонентом Владимиром Польским. В этом противостоянии особую роль играет газета “Зеркало СП”, одним из совладельцев которой является Владимир Польский. После серии критических публикаций в адрес Василия Гончарова глава района распорядился не продавать газету в киосках. После этого журналисты объявили голодовку.

11 августа 2003 года журналисты газеты “Зеркало СП” объявили бессрочную голодовку “против произвола местных властей”. По словам журналистов, глава Сергиево-Посадского района Василий Гончаров решил прикрыть издание за критику, которой он подвергается на страницах “Зеркала”. Речь идет о публикациях, в которых корреспонденты этой газеты сообщали о том, что ставки оплаты жилищно-коммунальных услуг в районе являются самыми высокими по Московской области и что в Сергиево-Посадском районе закрываются детские дошкольные учреждения, а здания продаются “нужным людям”.

Если раньше Василий Гончаров терпел критику “Зеркала”, то накануне выборов, когда особенно важно поддерживать репутацию образцово-показательного района, он решил применить к газете экономические санкции. Под угрозой отзыва лицензий глава района запретил всем предпринимателям, которые содержат киоски розницы, продавать газету. Таким образом, журналисты работают, газета печатается, но до своего читателя не доходит.

После этого журналисты редакции газеты “Зеркало СП” объявили голодовку. Они требуют, во-первых, свободного распространения газеты на всей территории Сергиево-Посадского района и, во-вторых, прекращения давления со стороны райадминистрации и свободного доступа корреспондентов “Зеркала СП” к общению с руководителями и чиновниками любого уровня и ранга.

Несмотря на то, что журналисты, по их собственным словам, голодают из политических соображений, источник в районной администрации, просивший не называть его имени, намекнул Газете, что акция протеста может носить и экономический характер. “Ясное дело, газета куплена под выборы, тут никаких секретов нет, — сообщил Газете источник в райадминистрации. — Однако у газеты возникли финансовые трудности — уж не известно, по каким причинам. Возможно, просто учредители не смогли договориться между собой. Издание вынуждено было сокращать штат и тираж, номера перестали выходить в цвете. И вот они решили эту ситуацию обыграть — перевели, так сказать, проблему из экономической плоскости в политическую”. “Честно говоря, голодовка у них довольно странная, явно демонстративная, — рассказывает Газете источник в райадминистрации. — Выбрали самую субтильную девочку-верстальщицу, которая будет голодать первая. Девочку жалко. А главного редактора спросили, будет ли он сам голодать. Говорит, что такого не исключает”.

Нечего на “Зеркало” пенять. 11 августа 2003 г. журналисты независимой газеты “Зеркало СП” (Сергиев Посад) объявили бессрочную голодовку “против произвола местных властей”.

Труд, № 148. Наталия Леонидова. Статья. Нечего на “Зеркало” пенять.

Журналисты подмосковной газеты объявили бессрочную голодовку, таким образом протестуя против запрещения продажи своего издания.

11 августа коллектив сергиево-посадского еженедельника "Зеркало" начал акцию на диване посреди одной из редакционных комнат. Именно на нем предстоит поочередно голодать всем сотрудникам. Открыла акцию старший верстальщик Светлана Иванова.

На экстремальные меры газетчики пошли не сразу. Независимое издание давно не по вкусу местному руководству. Журналистам не раз давали понять, что писать надо правду, но не всю.

- Однако мы продолжали давать читателям полную объективную информации о жизни района, - рассказывает главный редактор Виталий Ильюшкин. - Писали не только о стройках, сданных в срок, но и о том, почему возникают проблемы со светом или газом, приводили факты беззакония и призывали к ответу конкретных чиновников, публиковали письма читателей... Например, мы придали гласности факты растраты бюджетных средств, закрытия детского санатория "Юный" и другие. Это раздражало главу районной администрации Василия Гончарова, который собирается выдвигать свою кандидатуру на этот пост в третий раз. Больше года нас "трясли" разнообразные проверки - санэпидстанция, налоговая инспекция, пожарные... К этому мы успели привыкнуть. И вот в феврале нынешнего года газету просто запретили продавать в киосках "Союзпечати". Эта организация расторгла с нами договор. К нам перестали идти рекламодатели, из 32-полосного цветного издания мы постепенно превращаемся в тощий черно-белый листок... Все направлено на то, чтобы еженедельник перестал существовать.

Выяснить мнение главы администрации Василия Гончарова по этому поводу не удалось: в тот день, когда сотрудники редакции начали голодовку, он ушел в очередной отпуск.

Мосгорсуд 12 августа оставил в силе решение Люблинского суда столицы, который 24 июля отказался удовлетворить жалобу журналиста Г. Пасько на отказ выдать ему загранпаспорт. Адвокат И. Павлов заявил, что собирается обжаловать решение Мосгорсуда в президиуме Мосгорсуда и при необходимости обратиться в Верховный суд России.

Колокол.Ру, 12 августа. Статья. Григорий Пасько остается невыездным.

Мосгорсуд во вторник оставил в силе решение Люблинского суда столицы, который 24 июля отказался удовлетворить жалобу журналиста Григория Пасько на отказ выдать ему загранпаспорт, сообщает РИА "Новости".

Тем самым суд второй инстанции отклонил кассационную жалобу адвоката Пасько Ивана Павлова.

Бывший военный журналист газеты Тихоокеанского флота "Боевая вахта", ранее осужденный за шпионаж, Григорий Пасько подал в суд на действия ОВИРа номер 3 Юго-Восточного округа столицы, который отказал 8 июля Пасько в выдаче загранпаспорта.

"Суд неверно истолковал пункт 4 статьи 15 федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", посчитав, что условно-досрочное освобождение не является полным освобождением от отбывания наказания", - утверждал адвокат.

По его мнению, в соответствии со статьей 79 УК РФ, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является одним из видов освобождения от наказания, а потому ограничение на выезд из Российской Федерации накладываться не должно.

Однако вышестоящий суд посчитал законным решение районного суда, который счел правомерными действия органов ОВИР.

После окончания слушания Пасько заявил о намерении обратиться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

В свою очередь, адвокат Иван Павлов заявил что собирается обжаловать решение Мосгорсуда в президиуме Мосгорсуда и при необходимости обратиться в Верховный суд России. "Мы встретили непонимание своей позиции", - сказал он.

Агентство напоминает, что 25 декабря 2001 года военный суд Тихоокеанского флота признал Григория Пасько виновным в государственной измене в форме шпионажа в пользу Японии и приговорил к лишению свободы сроком на четыре года в исправительной колонии строго режима. Городской суд Уссурийска 23 января 2003 года принял решение об условно-досрочном освобождении Пасько, поскольку он уже отбыл две трети срока заключения.

Сам Григорий Пасько своей вины не признавал никогда.

Выборы

6 августа Ю. Левада, директор Всероссийского центра изучения общественного мнения, провел пресс-конференцию, посвященную проблемам, связанным с преобразованием ВЦИОМа из государственного предприятия в акционерное общество.

Новая газета, № 57. Зоя Ерошок. Статья. Леваду закрывают? Нет, всего лишь отрубают голову.

Пресс-секретарь Маргарет Тэтчер сэр Бернард Ингам с неподражаемым лицом любит повторять: “Не забывайте: нельзя иметь свободное общество без свободной прессы”, — говорила Маргарет Тэтчер, стиснув зубы”. Именно так: скрипела зубами, но терпела журналистов, которых на самом деле — всех без исключения! — на дух не выносила. Никогда не сводила счеты со СМИ. Не обижалась на свою жуткую куклу в злой телевизионной передаче. Считала, что политики теряют лицо, если показывают, что их задевает, когда над ними смеются. И уж тем более госпоже Тэтчер не приходило в голову заняться вдруг зачисткой информационного поля, “построить” по вертикали общественное мнение. Хотя, может быть, ей и хотелось “отвязаться” по полной программе. Так как общественное мнение доставало ее очень, очень сильно: 50, 60, 70, 80, чуть ли не 90 процентов британцев, ненавидящих своего премьер-министра. С такими рейтингами великая Мэгги жила, и именно они (это “коллективное бессознательное”) заставили ее уйти в отставку.

Россия, увы, другое дерево. Общественное мнение у нас совсем не свято. И ничто не напоминает нам так объятие, как рукопашная схватка.

Новость дня: закрывают Леваду. Юрия Александровича Леваду, директора ВЦИОМа (Всероссийского центра изучения общественного мнения).

ВЦИОМ был открыт пятнадцать с половиной лет назад, в горбачевскую перестройку. И задумывали его как “Гэллап” — исследовательский центр по изучению общественного мнения с очень высокой репутацией. Таким ВЦИОМ и стал.

Работа ВЦИОМа широко известна в России и за рубежом. Это высокопрофессиональная, высокоавторитетная, высококомпетентная фирма. Социальной информацией занимается очень серьезно и очень независимо. Настолько независимо, что это стало вдруг проблемой.

Где-то полгода назад за спиной ВЦИОМа начали раздаваться странные звуки. Какие-то невнятные разговоры, мелкие интриги, сплетни, слухи и т.д. Левада не хотел беспокоить коллектив, решил выяснить, в чем дело, сам.

Не тут-то было. Вот только что министр труда господин Починок поздравлял ВЦИОМ с 15-летием, сюсю-мусю и т.д. и вдруг: “Теперь всё надо менять”. Что — “всё”? А вот все-все-все. То есть: Леваду.

Я спросила: “Юрий Александрович! Это правда, что закрывают не ВЦИОМ, а лично вас?”. Левада рассмеялся: “Всего лишь отрубают голову!”.

Итак, почему возникает то, что возникает? У ВЦИОМа — статус госучреждения. Когда-то центр создавали при Госкомтруде и ВЦСПС. ВЦСПС канул в Лету. А при Минтруде ВЦИОМ формально остался. Ну, очень, очень формально. Потому что уже лет десять как ВЦИОМ не получает от государства ни рубля, ни копейки. На все про все зарабатывает деньги сам. На исследования, на технику, себе на зарплату и т.д.

Не жили хорошо — не надо и начинать. Поэтому было решено ВЦИОМ преобразовать из государственного учреждения в акционерное, частное. И таким странным образом, чтоб все акции были у государства. Всю законодательную процедуру власть взяла на себя и, как говорит Левада, “всё решили без нас, за нас и против нас”.

Короче, говорят, что Минтруда, Минимущества и Администрацией президента уже созван совет директоров и недельки эдак через две-три он будет утвержден правительством. Вот, собственно, и все. ВЦИОМ перестанет быть ВЦИОМом. Название (буквы), может быть, и останется. Главное (для власти), чтобы не было Левады.

На позавчерашней пресс-конференции в “Известиях” Юрий Александрович Левада наотрез отказался называть имена своих гонителей. Не потому, что боится. А потому, что они вообще не стоят разговора. Заказчики, как всегда, постарались остаться неизвестными, укрывшись “где-то около царя”. А исполнители…

За все свои 72 года Юрий Левада не общался с начальниками страны столько, сколько в последние пять-шесть месяцев. “Я прошел по всем трем лестницам власти, говорил со всеми подряд — от лейтенантов до генералов. Ну что вам сказать о них? Это просто исполнители. Очень жалкие исполнители… Я спрашивал: “Какие у вас претензии к ВЦИОМу?” — “Никаких”. — “Какие претензии ко мне?” — “Никаких”. А дальше — доверительным шепотом, дрожащими голосами: “Нам велено “отрубить” вам голову…”

Левада рассказывает это спокойно, с мягкой усмешкой. Никакого пафоса, надрыва. Говорит: “Какая разница, кто что кому приказал… Ну, Акакий Акакиевич Полиграф Полиграфычу, или наоборот… Это потом все для патолого-анатомического исследования пригодится… Власть у нас нынче причудливо-странно-плюралистическая. Много-лика, много-головна, много-подъездна… Меня не раз в социологических коллективах “закрывали”. Но то было много-много лет назад. И столько комиссий-перекомиссий “решало вопрос”, столько разговоров переговорили, столько бумаг-резолюций исписали… А нынешнее время отличается от того, кому собирается подражать, вот чем: кто-то где-то отчего-то как-то вдруг, как бы невзначай, бровью пошевелил — и все, полный обрыв, конец связи, дальше — тишина…”

У нас происходит ежегодная инфляция политиков. Но политикам кажется: в действительности все не так, как на самом деле. И в их собственной инфляции виноваты не они сами, а Левада. Что-то мешает нашим политикам увидеть жизненную картинку такой, какая она есть, и всю целиком, а потом — себя, любимых, в этой картинке…

Грозятся всё утроить вдвое, удвоить втрое, но слова политиков уносит ветер… А спокойный, мудрый, бесстрашный Юрий Александрович Левада честно и скромно пытается выяснить: имеет ли наше общество свое мнение и где и когда случается в обществе Гражданин?

Левада — великий социолог. Он работает с цифрами. Но видит дальше и больше.

Левада знает, что разные способы измерения общественного мнения — это как разные способы измерения времени. Есть положение часовой стрелки — и есть подлинная идея времени. Есть просто интерпретация цифр — перевод их в словесный язык. А есть опыт переживания, опыт обдумывания. Собственный и других людей.

Не голова — место мышления. Думает сознание. И не рука пишет. Рука — агент письма. Вот Левада и ищет то место, где находится сама мысль, место для мысли, понимаете? Он воспринимает любое мышление как часть индивидуального опыта. И наряду со стремлением к обобщению сохраняет “соблазнительную склонность к частному случаю”. То есть к человеку.

А те, кто “закрывает” Леваду, испытывают презрение ко всему, что является “меньшим”, чем “общий случай”. По их логике меньшее — это неполное. (Платоновский герой, помните, говорил: “Без меня народ — неполный”. И для Левады без каждого “я” народ неполный.)

Индивидуальные восприятия — это тот материал, из которого и состоит реальность. Левада очень бережно и очень уважительно работает с реальностью. Раскручивая, распутывая наши загадки “общей смутности переживаний”, он противопоставляет смутность — ясности, движение — стабильности, неточность — точности.

Мне показалось странным настойчивое стремление журналистов (наших и иностранных) во что бы то ни стало выпытать у Левады имена его гонителей. Зачем нам знать, “тенью чего является тень”?

А вот что нам действительно надо знать — так это “левадовские цифры”. И то, что стоит за ними.

Например, в одной из последних своих лекций Левада подробно остановился на “проблемах терроризма и ВЕЧНОЙ Чечни”. И привел такие данные: 80 процентов опрошенных россиян не считают себя защищенными, не верят, что власть и спецслужбы хотят — и могут! — обеспечить им безопасность. Всего 20 процентов верят, что в Чечне заключается примирение. И, напротив, 60 процентов думают, что в Чечне идет война. В самой тяжелой форме. Партизанская война. Та война, которую ни одна армия в мире выиграть не может. “Можно ли изобразить умиротворение без примирения?” — спрашивал в той лекции Левада. И отвечал: “Нельзя”. И далее: “Идею немедленного прекращения войны в Чечне готовы поддержать 70 процентов опрошенных. Среди них и те, кто был “за вторую ЧЕЧЕНСКУЮ войну”, когда она только начиналась… А сегодня “против мира в Чечне” — только 18 процентов. Общество устало от этой войны и готово на все, лишь бы она закончилась…”

Ну, конечно, тем, кому на выборах-2003 и выборах-2004 нужна не просто победа, а очень убедительная, оглушительная и предсказуемая победа, такая, чтоб аж зашкаливало, чтоб все вокруг только пело и ликовало, ни к чему называть вещи своими именами.

Поэтому так ли уж важно, кто именно “где-то около царя” жаждет отрубить голову Леваде. Гораздо серьезнее, что на НЕВЫЧИТАННОМ можно также основываться, как на “песке зыбучем”. И мы, общество, должны определиться, чего хотим. Сами — от себя… Репутации или имиджа? Правды или видимости? Или чтоб все в “чертог теней” вернулось?

P.S.

Да, кстати! Левада собрал пресс-конференцию не для того, чтобы жаловаться или просить защиты. Работать с социальной информацией он и впредь будет. В какой форме – сообщит чуть позже. А “реорганизуемый” ВЦИОМ (как бы он ни был оформлен) не будет иметь ничего общего с той организацией, которая известна сегодня под этим именем.

Эксперты “НГ” считают, что реформа ВЦИОМ – очередной этап зачистки информационного пространства перед выборами

Независимая газета, № 165. Статья. Еще один элемент управляемой демократии.

Многолетний директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Юрий Левада оповестил прессу о том, что старая команда ВЦИОМ может быть изгнана из этого учреждения. Центр изучения общественного мнения будет преобразован в АО, федеральные ведомства уже формируют совет директоров нового предприятия и подбирают кандидатуру нового управляющего директора. В связи с этим "НГ" предложила ведущим политологам ответить на вопрос: зачем, на их взгляд, меняют статус и руководство ВЦИОМ?

Борис Макаренко, Центр политических технологий

В этой проблеме есть две правды. Причем каждая из них выглядит вполне убедительно. ВЦИОМ был достаточно давно включен в программу приватизации государственных унитарных предприятий. Этот вопрос обсуждался и в прошлом году. Так что все это не с бухты-барахты. Государственные унитарные предприятия действительно надо акционировать и готовить к переходу в частные руки. Это общий путь к повышению эффективности российской экономики, здесь нет никаких сомнений.

Но далее начинаются сплошные вопросы. ВЦИОМ крайне специфическая хозяйственная единица, это уникальный ресурс по работе с общественным мнением, уникальный коллектив исследователей. И любые действия, которые могут повлечь за собой изменение порядка работы, порядка управления этой фирмой, могут оказаться деструктивными для этой команды. А другой такой команды в России нет. Поэтому нужна крайняя осторожность. Насколько сохранится управление со стороны профессионалов и насколько независимым останется ВЦИОМ при смене собственника? Неизвестно. Сейчас это предприятие, имеющее статус государственного унитарного, на самом деле пользуется очень большой, если не абсолютной, степенью свободы в своей хозяйственной деятельности. По сути, оно зависит больше от своих заказчиков, среди которых есть и государственные органы, и частные структуры, чем от своего формального владельца, то есть государства. Если появится совет директоров, который будет сформирован преимущественно или исключительно из представителей государственных органов, независимость ВЦИОМа может сильно пострадать, что нанесет ущерб его уникальной репутации. Ведь ВЦИОМ - это коллектив, который сам формировал свое руководство. И Левада, и его ближайшие соратники занимают эти посты не по чьей-то административной прихоти, а благодаря своему научному авторитету. Удастся ли сохранить это качество при перемене собственника? И не станет ли ВЦИОМ еще одним элементом "управляемой демократии", которая у нас распространяется все на новые и новые сферы политической и общественной жизни?

Дмитрий Орешкин, группа "Меркатор"

ВЦИОМ был ФГУПом ельцинских времен, когда технология была простая и близкая к западной: государство дает деньги и потом благодарит за честно выполненную работу. Если работа честно выполнена, то это устраивает государство. ВЦИОМ, по моему глубокому убеждению, - самая достойная социологическая служба, которая если и ошибалась, то сугубо добросовестно и, в общем, ошибалась гораздо меньше других. Как человек, следящий за результатами выборов, я могу утверждать, что ВЦИОМ в конечном счете был в целом ближе всех к истине по оценке реальной ситуации. А все остальные в той или иной степени учитывают политическую конъюнктуру или экономические интересы заказчика. Когда я вижу, что АРПИ показывает готовность голосовать за КПРФ 16%, а за "Единую Россию" - 26%, у меня эти цифры вызывают очень и очень сильно сомнение, потому что они расходятся с данными наших исследований. А ВЦИОМ дает 26-27% обеим партиям. И это полностью совпадает с моим представлением. Более того, я думаю, что у КПРФ даже и больше будет, потому что на самом деле многие просто боятся отвечать, что поддерживают коммунистов.

Тогда зачем же самую эффективную социологическую службу переводить на другие рельсы? Я могу только догадываться. С любой точки зрения есть внерыночный отъем брэнда. Вот есть имя, это имя сделал Левада, и он как человек глубоко квалифицированный и весьма порядочный просто своим именем, имиджем гарантировал солидность ВЦИОМ. И он подбирал сотрудников соответствующим образом, которые ценили профессионализм, и их ценили за профессионализм. Теперь же, я полагаю, будет создана структура почти такая же, но которая в нужный момент сделает нужное дело. Поскольку предвыборные рейтинги - это очевидный инструмент пиар-кампании: люди голосуют за тех, кто популярен. Избиратели, так называемое "болото", следуют за лидером. Если сказать, что такой-то очень силен, то я за него и буду голосовать, потому что все за него голосуют. И главное, что это происходит в контексте предвыборном, в контексте выстраивания олигархов и усиления административных методов управления. Кроме того, это последняя структура, которая, как последний независимый телевизионный канал, могла довести до общественного мнения данные о том, что в датском королевстве что-то не в порядке. Теперь у нас в датском королевстве все будет в порядке.

Андрей Пионтковский, Центр стратегических исследований

Это элемент чистки всего информационного пространства перед выборами. Цель акции ясна - отстранить от руководства процессом Леваду. Потому что он неуправляемый человек, а нам нужна управляемая демократия, как говорит президент и его политтехнологи. Вдруг он будет "не те" рейтинги показывать, "не так" ориентировать избирателя? Поэтому его отстранение вполне органично вписывается в общую картину, на которой нет места независимому телевидению, независимым газетам, теперь вот и независимому центру изучения общественного мнения. Это, безусловно, связано с выборами и с общей тенденции укрепления, как любят говорить у нас наверху, административной вертикали и диктатуры закона.

Вячеслав Игрунов, Институт гуманитарно-политических исследований

Для меня это большая неожиданность, поэтому сразу я сказать не могу. Здесь может быть несколько причин. Одна из них заключается в том, что до сегодняшнего дня ВЦИОМ был достаточно независимой структурой, и я не исключаю, что это тоже, может быть, не всем нравится. С другой стороны, существует множество частных социологических служб. И вполне возможно, что реформа ВЦИОМ укладывается в идеологию рыночного хозяйства. Комментировать это, не зная подоплеки, мне очень трудно. Вероятнее всего, изменение статуса ВЦИОМ связано с выборами, но проблема заключается в том, что в намеченный период очень сложно трансформировать организацию и поставить ее на чью-нибудь службу. Поэтому если преследовалась эта цель, то скорее всего она несколько запоздала.

Экология и права человека

Департамент госконтроля по Центральному федеральному округу решил проверить чистоту московских рек и обнаружил, что вода в Москве-реке опасна для всего живого.

Новые Известия, № 26. Алла Викторова. Статья. Мертвая вода.

Департамент госконтроля по Центральному федеральному округу решил проверить чистоту московских рек и обнаружил, что вода в Москве-реке опасна для всего живого. Содержание загрязняющих веществ давно превысило предельно допустимые концентрации в десятки раз.

Уже сейчас состояние Москвы-реки оценивается как критическое. Ее низовья считаются водоемами “пятой категории пользования”, а попросту – опасными для жизни человека. Зимой даже в самые сильные морозы вода в реке не замерзает, а для москворецких рыб уже создана специальная классификация по виду мутации: рыбы-мопсы (с укороченной верхней челюстью), слепые рыбы (с выпавшим глазным яблоком), цветные рыбы, покрытые разноцветными пятнами, рыбы с искривленным позвоночником, склеенными и рваными плавниками, циррозом печени…

Результаты проб воды, взятых на прошлой неделе, возмутили федеральных чиновников. Проверяя московские предприятия, они выяснили, что причина бедствий Москвы-реки – работа ГУП “Мосводосток”: до 98% всего “мусора”, попадающего в водоемы города, приходится на его долю. При том, что создан был “Мосводосток” для очистки сточных вод.

Под его надзором находятся стоки промышленных предприятий и вода из дождевых коллекторов (она представляет собой ядовитую смесь из дорожной грязи, солей тяжелых металлов, накопившихся в почвах около автотрасс, и т.д.). Однако “Мосводосток” очищает их только от взвешенных частиц и нефтепродуктов. Все остальное (формальдегиды, фенолы, нитриты и т.д.) в нетронутом виде поступает в Москву-реку. Хуже того, очистные сооружения есть далеко не на всех водовыпусках предприятия, а только в районе МКАД и Третьего транспортного кольца. Со всей остальной территории стоки сливаются в реку без всякой обработки. Очищенные сточные воды в общем объеме составляют лишь 15–20%. По данным правительства Москвы, чтобы довести эту цифру до максимума, нужно построить еще 109 очистных сооружений.

– Из ста очистных сооружений “Мосводостока” сейчас работают лишь двадцать, – рассказал “НИ” заместитель председателя проверочной комиссии Александр Силаков. – И те совершенно не препятствуют попаданию в реки, например, солей тяжелых металлов...

Правда, такая ситуация сложилась не сегодня – уже 12 лет грязные стоки отравляют реку, но только в этом году “Мосводосток” проверили – первый раз за все время его существования. Теперь проверяющие должны определить размер штрафных санкций – совсем закрыть предприятие нельзя, столица просто захлебнется в собственных стоках. Денег на постройку новых очистных сооружений и модернизацию старых у нарушителя нет, нет их и у московского правительства. Единственная надежда – взять их у абонентов, платящих за сброс сточных вод в городские сети. Однако для того, чтобы получить больше денег от заводов и фабрик, “Мосводостоку” придется увеличить объем принимаемых стоков, обрабатывать которые ему негде. Если же никаких мер не предпринять, город вскоре ждет экологическая катастрофа.

Однако “Мосводосток” не единственный враг столичных водоемов. Двести городских предприятий имеют собственные водовыпуски в реки города, и дела с очисткой у них обстоят еще хуже, чем у главного нарушителя. Огромный урон Москве-реке наносят и утечки из подземной канализации, из-за которых в реках появляются возбудители холеры и сальмонеллеза. А за это уже отвечает ГУП “Мосводоканал”. На сайте московского правительства помещена интерактивная карта, по которой можно узнать, где, в каком районе города, и в каком объеме происходят утечки. Однако в Департаменте госконтроля по Центральному федеральному округу “Новым Известиям” сообщили, что претензии к “Мосводоканалу”, конечно, будут, но не столь серьезные, как к “Мосводостоку”.

Представители столичного правительства, в ведении которого находятся оба эти предприятия, считают, что ситуация не безнадежна. Начальник Департамента по природопользованию и охране окружающей среды города Леонид Бочин утверждает, что все дело в нормативах (установленных предельно допустимых концентрациях различных веществ в воде). Если считать Москву-реку водоемом “рыбо-хозяйственного назначения”, иначе говоря, рекой, где можно без опаски купаться и ловить рыбу, то превышения ПДК будут исчисляться десятками раз, и картина будет складываться трагическая. А если назвать ее рекой “технического назначения” (к ним относятся водоемы на территории учреждений и предприятий, и ловля рыбы в них запрещена), то все нормы будут соблюдены.

Со сменой статуса Москвы-реки все цифры придут в норму, они уже не будут выглядеть так пугающе. И не потому, что река станет чище, а потому что ПКД станут больше. А тогда получится, что в Москве-реке и вовсе можно купаться. Что и готовы предложить москвичам столичные чиновники.

Московское правительство создаст экологическую карту города, чтобы ее не показывать.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 12 августа. Владимир Емельяненко. Статья.

Как удалось выяснить “Столичной”, через неполный месяц город обзаведется собственной экологической картой-схемой. К середине будущего года карта станет комплексной и обновляемой сначала раз в месяц, затем раз в неделю. Однако как полагают сразу несколько экспертов и “зеленых” общественных организаций, карта не будет полной – не только потому, что недостаточно финансирование проекта, но и потому, что реальный масштаб экологических проблем столицы власти скрывают.

Как сказали “Столичной” в департаменте природопользования и охраны окружающей среды правительства Москвы, карта станет “пульсом мегаполиса, который сможет почувствовать каждый”. Схема будет отражать полное экологическое здоровье и нездоровье столицы: качество воздуха, воды (рек, питьевой воды, грунтовых вод), состояние парков и зеленых насаждений дворов и бульваров. Она будет указывать экологическую норму и фактическое состояние “здоровья” всех участков столицы. Ее оригинал разместится в департаменте природопользования правительства Москвы, а копии – в префектурах и в интернете.

– Формирование карты находится в завершающей фазе, – говорит Игорь Войнов, эксперт ГУП “Мосэкомониторинг”, которому поручено ее создание, – она рассчитана не только на специалистов, но и на обычных людей. По карте москвичи смогут следить за предприятиями-нарушителями, видеть, кто и как отравляет им жизнь. Каждый житель сможет самостоятельно оценить состояние окружающей среды и потребовать от властей ответа в случае нарушения его права на экологическое здоровье.

Однако уже на старте карту-схему ждет непростая судьба. Проблема в том, что “Мосэкомониторинг” (бывшее подразделение Госкомэкологии, которое упразднило Минприроды) готовит схему по старым, весьма жестким допустимым нормам сброса промышленных вод, водозабора и воздуха. А природоохранители из МПР настаивают на евростандарте, допускающем значительно более высокий уровень загрязнения. Разница в подходах закладывает конфликт в отношениях московского и федерального ведомств.

Вот первое проявление этого конфликта. Заместитель главы МПР Александр Поволоцкий, возглавляющий второй этап (первый закончился в июле) комплексной экологической проверки министерством предприятий столицы, назвал экологическую ситуацию на промышленных предприятиях “удручающей”. Среди нарушений сверхнормативные (даже по мягким европейским нормам) сбросы загрязняющих веществ в открытые водоемы и опять же превышающие ПДК выбросы в атмосферу. Проверка продлится до 14 сентября, но, как сообщили “Столичной” в “Мосэкомониторинге”, они не включат ее результаты в новую карту-схему. В МПР также признали, что “не в контакте” с московским департаментом природопользования.

– Я думаю, что, в конце концов, два ведомства, разделив межу собой полномочия, найдут компромисс, – говорит координатор российского отделения “Гринпис” Иван Блоков, – а жертвами этого компромисса станем все мы. Нас отсекут от полной информации, а та, что дойдет – будет соответствовать “евростандартам”. То есть новым допустимым правилам отравления воды и воздуха, что очевидное лукавство. Во-первых, зачем у Европы перенимать худшее? А во-вторых, у них заниженные нормативы еще и потому, что вредных производств меньше. Карту, скорее всего, мы увидим неполной и нечестной.

Разница в подходах двух ведомств попросту позволяет манипулировать общественным мнением. Поэтому, по мнению “зеленых”, после создания карты-схемы, “экологический пульс Москвы” будет подобен пульсу, поддерживаемому аппаратом “искусственное сердце” – реальное состояние здоровья по нему не узнаешь.

Основные социальные и трудовые права

На прошедшей неделе вступило в силу постановление московского правительства, предписывающее работодателям получать разрешение на привлечение к работе всех немосквичей, включая жителей Подмосковья.

Газета, № 144. Мария Селиванова. Статья. Московский лимит.

В Москве отменено положение Конституции, которое гарантирует российским гражданам равные права на труд во всей стране. На прошедшей неделе вступило в силу постановление московского правительства, предписывающее работодателям получать разрешение на привлечение к работе всех немосквичей, включая жителей Подмосковья. Юристы считают, что документ противоречит Конституции и будет оспорен в суде.

Приезжие на электричках

В 2002 году разрешение на работу для немосквичей обязывали получать только компании, занимающиеся строительным бизнесом. Теперь в очередь за разрешениями выстроятся все работодатели, решающие кадровый вопрос за счет приезжих, даже если они приезжают на электричках.

Столичное правительство выпустило постановление (от 29 июля 2003 года), предписывающее работодателям получать разрешение на работу в Москве не только для иностранцев (что давно практикуется), но и для иногородних граждан. Причем не только для жителей Тулы, Волгограда или Смоленска, но и для традиционно работающих в первопрестольной жителей ближнего Подмосковья - Одинцова, Люберец, Химок и т.д.

На особом положении

Документ прописывает порядок привлечения иностранной рабочей силы в городе в дополнение к принятому в июле 2002 года федеральному закону "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации". В Москве будет создана межведомственная комиссия по вопросам привлечения и использования иностранных работников. Предприятиям, имеющим виды на иногороднего сотрудника, необходимо представить в комиссию 12 анкет и справок. Постановление отводит на рассмотрение заявки комиссией месяц.

Но столичные власти решили еще и приравнять иностранцев к иногородним. Пункт 7 постановления гласит: “Паспортно-визовому управлению ГУВД г. Москвы осуществлять в установленном порядке регистрацию по месту пребывания иногородних специалистов и рабочих, прибывших в организованном порядке по приглашению предприятий и организаций для работы в городе Москве, в соответствии с решением межведомственной комиссии”.

Постановление вступило в силу через 7 дней после подписания - 6 августа. Как разъяснила ГАЗЕТЕ юрист компании “Пепеляев, Гольцблат и партнеры” Анна-Стефания Чепик, “работодатель для привлечения иногородних граждан должен будет заключить не только трудовое соглашение с работником, но и получить разрешение комиссии”.

Чиновники заменят Конституцию

Зарубежные работники в любом государстве всегда находятся на особом положении. Граждане всей России на ее территории обладают одинаковыми правами, в том числе и на труд. Это право гарантируют им Конституция и Трудовой кодекс.

По решению правительства Москвы, право на выбор места работы россиянина, пожелавшего трудиться в столице, будет определено не Конституцией, а разрешением вице-мэра Москвы Валерия Шанцева, председателя комиссии, и 32 чиновниками правительства, санитарной службы и ГУВД Москвы.

Директор по персоналу одной консалтинговой компании в разговоре с ГАЗЕТОЙ сказал, что "постановление напрямую противоречит законодательству и, как его будут применять на практике, не ясно, скорее всего, в ближайшее время его кто-то оспорит".

Документ для миллионов

Чиновники вряд ли представляют, с какой армией торговцев, строителей, менеджеров и водителей им придется столкнуться, если постановление начнет действовать. Требования властей города о регистрации иногородних пока игнорируются. Это наглядно показывает статистика. Население столицы превышает 10 млн. человек. По официальным данным, в Москве работают всего 80 тыс. иногородних. Экспертные оценки значительно выше - не менее 1 млн. человек. К ним необходимо прибавить жителей Московской области (по данным Госкомстата, 6 млн. 627 тыс. человек), которые, за исключением пенсионеров и детей, работают в Москве. По экспертным оценкам, это еще около 3 млн. граждан.

При этом в Москве широко развился бизнес на оформлении регистрации наемных работников. Для того чтобы зарегистрировать через фирму граждан России на срок 6 месяцев, работодатель должен заплатить от 550 до 800 рублей.

Для оформлении граждан СНГ - на срок 3 месяца (на больший срок не регистрируют) - 1900 рублей. Бизнес процветает из-за немыслимых проволочек при оформлении регистрации, которые ждут законопослушного работодателя. В своем постановлении правительство Москвы ограничивает срок выдачи разрешения месяцем. Но многократно расширяет поднадзорную "аудиторию".

Вопрос о санкциях за неисполнение постановления в документе не прописан. По мнению Анны-Стефании Чепик, по Кодексу об административных правонарушениях работодателю за иногородних нарушителей постановления придется раскошелиться на штраф в размере от 5 до 10 МРОТ за каждого, то есть от 500 до 1000 рублей. Но проверки могут быть неоднократными, и кому-то дешевле быть законопослушным.

Право на равный труд охраняет Конституция...

Статья 37

"Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию".

...и Трудовой кодекс

Статья 2

"Основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются: свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности".

Москва не хочет уподобляться Тамбову. 9 августа мэр Москвы своим распоряжением запретил строительство 22-этажного дома на улице Егерской в Сокольниках. Жители этой улицы активно выступали против планов компании МИАН возвести новостройку.

Коммерсант, № 141/П. Олег Кашин. Статья. Москва не хочет уподобляться Тамбову.

В субботу мэр Москвы Юрий Лужков своим распоряжением запретил строительство 22-этажного дома на улице Егерской в Сокольниках (Ъ рассказывал о конфликте вокруг этого проекта 9 августа).

Жители улицы Егерской активно выступают против планов компании МИАН возвести во дворе домов 3 и 5 22-этажную новостройку. Основной причиной протеста является то, что новое здание возникнет прямо перед окнами уже существующих домов этого района и квартиры в них могут существенно подешеветь. Представители МИАНа, в свою очередь, заявляют о том, что пока ничего строить не собираются. По их словам, до получения разрешения на строительство МИАН собирался просто огородить железобетонными блоками арендованный на 49 лет участок земли. Утром в прошлую пятницу местные жители попытались помешать строителям установить ограждение. В результате возникшего столкновения одна женщина госпитализирована с переломом позвоночника, еще двое жителей получили легкие травмы.

В субботу Юрий Лужков сообщил агентству "Интерфакс", что разрешения на строительство нового дома МИАН не получал и не получит: "Любая стройка в городе ведется в соответствии с распоряжением столичного правительства. Дом на Егерской улице таким постановлением оформлен не был. Москва строится по утвержденным планам, поскольку мы не хотим уподобляться Тамбову, где осуществляется хаотичное строительство небольших частных домиков". Мэр сообщил, что своим распоряжением запретил строительство 22-этажного дома на улице Егерской, и заявил также, что правительство Москвы обратилось в прокуратуру и ГУВД Москвы с просьбой вмешаться в ситуацию и, "если будет достаточно оснований, принять меры к тем, кто допустил рукоприкладство в отношении жильцов, выступивших в защиту своих интересов". Руководители МИАНа в субботу и воскресенье были недоступны для комментариев. Ъ будет следить за развитием ситуации.

Лужков отбирает собственность у москвичей.

Русский курьер (web-сайт), № 67. Зоя Светова. Статья.

В последнее время много говорят о возможности пересмотра итогов приватизации. Понятны страхи крупных и мелких предпринимателей. Но почему-то никто не обращает внимание на то, что в самом центре России уже несколько лет происходят вещи, напрямую касающиеся права граждан на частную собственность. Речь о приватизированных квартирах, на которые то и дело посягает московское правительство. Москвичи, как могут, этим посягательствам сопротивляются.

Две недели назад Московский арбитражный суд принял к рассмотрению иск жителей оспаривающих постановление правительства Москвы "Об утверждении программы жилищного строительства по городскому заказу на период 2005-2010". Это первый подобный иск, когда-либо принимаемый к слушанию. "Наверное, среди тех строений, которых собираются сносить в 2005-2010 годах, есть такие, которые действительно нуждаются в реконструкции, - говорит Олег Ладыгин, председатель Ассоциации правозащитных и жилищных организаций "ОСА".- Но мы опротестовываем данное постановление, как незаконное: в него внесены дома, находящиеся в общедолевой собственности. В них - приватизированные квартиры. Таким образом, правительство Москвы не имеет права распоряжаться ими."

Судя по постановлению, только в центре столицы в 2005 году предполагается снести 56 домов, в 2006 цифра приговоренных ветхих строений увеличится до 100 . С каждым годом аппетиты авторов постановления растут и в 2010 году только в Центральном округе должны быть снесены 120 домов. Правозащитники, специализирующиеся в области защиты жилищных прав утверждают, что ими выявлены нарушения закона в отношении прав жильцов в 400 строениях. Но для того, чтобы подать иски в арбитражный суд, им элементарно не хватает денег.

"Морально устаревшие" дома

Борьба с постановлениями правительства Москвы идет уже много лет. И не только силами правозащитных организаций. Но и отдельными гражданами. Нетрудно догадаться, выигрыш, как правило, на стороне властей города. Суды попросту не принимают иски об обжаловании постановлений московского правительства или после долгих разбирательств отказывают в их удовлетворении. Обычно на снос предназначают старые дома без лифтов и мусоропровода, которые московское правительство считает "морально устаревшими". Как правило, жильцы приговоренных домов узнают о правительственных постановлениях лишь через несколько лет, когда уже определены инвестиционные и строительные компании, которым предстоит на месте разрушенного дома возводить новые монолитные башни.

На этой неделе в Савеловском суде начинаются судебные разбирательства по выселению собственников из дома № 4 по улице Викторенко, в котором из 39 квартир - 20 приватизированных. История конфликта жильцов этого дома с московскими властями - типична. Юрий Николаевич Пушкин узнал три года назад о том, что, во исполнение постановления столичного правительства ему предстоит выехать из собственной квартиры: "Наш четырехэтажный дом, построенный в 1939 году для учителей Москвы по специальному проекту, с удобными квартирами и высокими потолками, расположенный в престижном районе был незаконно внесен в перечень подлежащих сносу ветхих и аварийных строений. Никаких оснований для включения дома в эту категорию строений власти не смогли предоставить даже по запросу суда. Напротив, по заключению Государственной жилищной инспекции износ дома на конец прошлого года составил 50,4% ."

Если вы живете в старом доме, и в нем вдруг внезапно начинают красить подъезды, менять газовые трубы или благоустраивать территорию во дворе - жди беды. Так считает соседка Пушкина Гаяне. Буквально за год до решения о сносе дома № 4 по улице Викторенко в нем произвели ремонт кровли, а через год после решения о сносе дома , во дворе посадили деревья. Жильцы заподозрили неладное, когда летом прошлого года появились строители, которые спилили деревья и началось строительство монолитного 19-этажного дома. Вскоре им сообщили, что дом № 4 снесут и на его месте построят еще два "монолита". "Мы уже три года живем в нашем собственном доме, как на вулкане, - рассказывает Юрий Николаевич. В освободившихся квартирах поселились неизвестные личности. Подвалы дома строители превратили в склад горючих и вредных в экологическом отношении стройматериалов. Из-за бездействия властей нашего округа и Управы "Хорошевский" созданы условия для правонарушений и преступлений".

Пушкин обращался с подобными заявлениями везде: в жилищную инспекцию Северного административного округа, в Савеловскую межрайонную прокуратуру, Мосгорпрокуратуру. Пока приходили лишь отписки. Зато активизировались представители фирмы Аль-строй, которая является инвестором новых домов на улице Викторенко. Они вызывали Юрия Николаевича к себе и пытались понять, почему он не соглашается переехать в новостройку на ул. Лавочкина. В телеграмме, присланной семье Пушкиных, особо отмечается, что квартира, предлагаемая им для переселения, является равноценной.

Как правительство Москвы распоряжается чужой собственностью

"Почему правительство Москвы распоряжается чужой собственностью? - возмущается Олег Ладыгин. Есть большая разница между понятием "равноценная" и "равнозначная" квартира. К примеру, живет человек на Тверской улице в хорошем кирпичном доме. Его квартира оценивается в 150 тысяч долларов. По закону, выселяя такого жильца, ему обязаны предоставить квартиру той же стоимости, но в другом районе, например, в Бутово. А если речь идет о "равнозначной" квартире, то она должна быть предоставлена в центре города и в таком же каменном доме."

"Мы полтора года искали квартиру. Нам понравился именно этот район. И теперь нас заставляют переехать туда, куда хочет инвестор. Конечно, вдвоем с Пушкиным наш дом не отстоять, - жалуется Гаяне. - Я, наверное, согласилась бы на квартиру в том доме, который сейчас строится рядом с нами. Но мы выедем только тогда, когда он будет закончен."

Выдвигая подобный ультиматум московским властям, Гаяне обрекает себя на изнурительную борьбу, которую выдерживают лишь единицы. О том, как это бывает, знает Елена Шеленкова. Личность почти легендарная. Полгода без света, канализации и газа она просидела в своей квартире на Олеко Дундича, 7, когда оттуда уже выехали все жильцы и полдома было снесено. "Я купила Гражданский кодекс, изучила все статьи, и отбивалась. Семь раз опротестовывала решение о моем выселении. Я ни разу не ходила в ДМЖ, как мы его называем, департамент муниципального жулья. Не соглашалась ни на какие предложения", - рассказывает она. Шеленкова считает, что дом на Олеко Дундича был незаконно внесен в список строений, предназначенных на снос. "Мне удалось достать техническую документацию, там было написано, что состояние нашего дома - удовлетворительное. Когда мы приглашали независимых экспертов, они удивлялись, почему наш дом сносят. Но место, видимо, сильно понравилось инвестору. Говорят, себестоимость квадратного метра в панельном монолите около 200 долларов, а квартиры будут потом продавать из расчета 1400 долларов и больше за метр."

Увы, никакие бумаги не смогли спасти дом Шеленковой. Зато ей удалось то, что удается лишь единицам: инвесторы купили строптивице квартиру на рынке вторичного жилья. Она "тормозила "строительства нового многоэтажного дома и строители были согласны на все что угодно, только бы она выехала. "Они купили мне квартиру на Кутузовском проспекте в роскошном сталинском доме за 150 тысяч долларов, хотя моя квартира на Олеко Дундича была оценена в 70 тысяч. Сделали такой ремонт, как я хотела. Но мне не нужна эта квартира. Я любила свой дом и боролась за него..." - рассказывает Елена.

В ночь со 2 на 3 апреля в шестиэтажном доме по адресу Бутиковский переулок, д.5 вспыхнул пожар. По информации правозащитников, этот дом подожгли, для того, чтобы заставить жильцов выехать. В одном из подъездов на первом этаже находился офис юридической фирмы супругов Болдовских. Глава семьи отказался выходить. Строители огородили входную дверь его подъезда железной клеткой, повесили замок и Болдовский просидел так в полуснесенном доме почти месяц. Доверившись решению суда, приостановившего выселение, он на несколько часов покинул свой быший офис, а когда вернулся, оказалось, что дома больше нет. "Нашу собственность буквально закатали в асфальт, - возмущается Наталья Болдовская. Мы требуем возбуждения уголовного дела. Там осталось имущество нашей юридической фирмы. Я не давала согласия на его уничтожение."

Что же получается? Представители московской власти рапортуют о днем и ночью неусыпающем строительстве в столице, отмахиваясь от протестов жителей, считая их "единичными " и не представляющими опасности. Чувствуют ли они, что постепенно, среди москвичей растут протестные настроения, что появляются группы людей, которые недовольны тем, как распоряжаются их собственностью? По мере приближения к декабрьским выборам мэра столицы эти настроения рискуют стать "головной болью" для столичных градоначальников.

В московских судах рассматриваются десятки дел по искам горожан о незаконном строительстве.

Новые Известия, № 34

Наталья Тимашова, Ирина Власова. Статья. Самострой. Стр. 1,7

На днях мэр Москвы Юрий Лужков своим распоряжением запретил незаконное строительство дома на Егерской улице в Сокольниках, где неделю назад произошел инцидент, в котором пострадали три человека. Но случай на Егерской, как оказывается, далеко не единственный: в столичных судах рассматриваются десятки дел по искам горожан о незаконном строительстве. Парадокс состоит в том, что этому, по сути, потворствуют сами московские власти.

По самым скромным подсчетам, в Москве насчитывается от нескольких десятков до ста строительных объектов, которые возводятся незаконно. Как утверждают знающие люди, проще посчитать здания, которые строятся по всем правилам, чем наоборот. Дело в том, что застройщики находят самые разные способы обойти законы и постановления московского правительства. И будут находить до тех пор, пока столичные власти не начнут проводить в этой сфере ясную и внятную политику и не установят правила игры, которые обязаны соблюдать абсолютно все – от чиновников до застройщиков. Сейчас же столичные власти руководствуются иными установками. С одной стороны, мэр Москвы подчеркивает в своих публичных высказываниях, что “любая стройка в городе ведется в соответствии с распоряжением столичного правительства” и что “Москва строится с утвержденными планами, поскольку мы не хотим уподобляться Стамбулу с его хаотичной застройкой небольшими частными домиками”. С другой – в Москве с молчаливого согласия городских чиновников идет незаконная застройка высотными домами с коммерческим жильем старых районов столицы.

Разрешение задним числом

В Москве сегодня действуют многочисленные постановления и распоряжения, которые по идее должны препятствовать появлению незаконных строек, в частности, положения “О порядке производства земляных и строительных работ” и “О едином порядке предпроектной подготовки строительства”. Если действовать строго по закону, то компания должна вначале выиграть тендер на земельный участок, потом оформить исходно-разрешительную документацию, разработать проект, согласовать его и провести через все экспертизы, включая экологическую, наконец, получить разрешение на строительство Инспекции государственного архитектурно-строительного надзора (ИГАСН) и ордер на производство работ Объединения административно-технических инспекций (ОАТИ). Последние два – основные документы, без которых обойтись никак нельзя. Но это, разумеется, теория. На практике звенья “согласование, экспертиза, утверждение” выпадают, и сразу после землеотвода застройщик получает заветные разрешение и ордер. В лучшем случае проект дорабатывается, согласовывается и утверждается параллельно со строительством, а в худшем – “добро” выдается задним числом.

“С разрешением на строительство, без которого любые работы признаются незаконными, поступают просто: участок земли, взятый в долгосрочную аренду, быстренько обносится заборчиком, в кратчайшие сроки строится здание, затем все городские организации, курирующие вопросы строительства, ставятся перед фактом, что дом уже построен”, – рассказал “НИ” адвокат Дмитрий Елисейкин, представляющий в Преображенском суде интересы жителей домов №3 и 5 по Егерской улице.

“Московским властям приходится выдавать разрешения задним числом, так как при высокой плотности застройки снести новое здание не представляется возможным. Крупным инвестиционно-строительным компаниям проще заплатить штрафы, чем дожидаться утверждения плана, – продолжает адвокат. – Застройщиками применяется и другая схема: дома в том или ином районе Москвы формально признаются ветхими и подлежащими сносу. На этом основании разрабатывается и утверждается план строительства нового жилого квартала. На самом деле старые дома никто не сносит, просто впритык к ним возводят новые. Так действует “Партнер-Контакт”, планирующий развернуть строительство на Егерской улице”.

Четыре пишем, два в уме

Часто застройщики откровенно водят за нос и чиновников, и жителей соседних домов, утверждая проект одного дома, а строя потом совсем другой, с “незначительными доработками”.

“Это очень распространенная практика, когда компании забирают под строительство земли больше, чем разрешено, а также увеличивают этажность дома, – говорит председатель жилищной комиссии Мосгордумы Галина Хованская. – Стараясь выжать из выделенного участка по максимуму, забор ставят на 3 метра дальше, по ходу строительства прибавляют 2–3 этажа. В результате появляется совершенно другое здание, разрешение на которое никто не давал. Если местные жители начинают возмущаться, застройщики задним числом пытаются получить разрешение. В противном случае им придется за свой счет сносить лишние этажи”.

Впрочем, в столичном Комплексе архитектуры, строительства, реконструкции и развития уверены в обратном, считая, что “подобные случаи происходят довольно редко”. “В согласованном со всеми инстанциями проекте строго оговариваются и этажность, и площадь будущего здания, и размеры выделенного участка. При выявлении таких нарушений власти города обязывают компанию-застройщика демонтировать “лишние” этажи”, – ответили там “НИ”.

Но такой случай произошел лишь однажды, во всяком случае, только он стал достоянием гласности. Компания “ДОН-Строй” возвела в Филипповском переулке дом (владение 4–16) на два этажа выше разрешенного проекта. Возмущению мэра не было предела. Во-первых, потому что не согласовали, а во-вторых, строить здания выше четырех этажей в районе Старого Арбата нельзя. Устроили показательную порку, заставив компанию убрать лишние этажи. Но спустя какое-то время их благополучно восстановили. Однако в пресс-службе компании “ДОН-Строй” корреспондентам “НИ” заявили, что два этажа, которые их обязали разобрать, были разобраны и больше не надстраивались. Правда, если с улицы посмотреть на этот жилой дом, состоящий из одного офисного, шести обычных и двух мансардных жилых этажей, сразу видно, что он намного выше окружающих его старинных построек.

Еще об одном способе “ухода от реальности” рассказали “НИ” в Конфедерации обществ защиты прав потребителей. В районе Ходынского поля строится жилой комплекс, рядом с которым должны возвести многоярусную автомобильную стоянку. На ее месте сейчас стоит гаражный кооператив. Застройщик сносит эти гаражи, обещая их владельцам (200 человек) машиноместа в будущем паркинге. Но построят ли эту стоянку – неизвестно. Генеральные инвесторы (ЗАО “Мосфундаментстрой-6” и ЗАО “Интеко”) думают, что строить: гаражи, в которых 1 машиноместо будет стоить примерно 15000 долларов или еще одну секцию жилого дома, где квартиры в несколько раз дороже. Гаражи для начала снесут, а дальше будут смотреть, что называется, по ситуации: если автовладельцы начнут возмущаться, придется построить паркинг, если все пройдет тихо – будет дом. И власти, и застройщики зачастую просто спекулируют решением жилищных вопросов в Москве, используя этот аргумент как козырь для строительства новых домов. “Возмущаются новым строительством те, у кого уже есть квартиры. Если всех слушать, то в Москве вообще не будет нового жилья – ни коммерческого, ни муниципального, которое выделяется городу компаниями – инвесторами и застройщиками по социальным программам, – такое мнение корреспондентам “НИ” высказали в нескольких крупных риэлторских компаниях.

А вас никто не спросит

В соответствии с распоряжением мэра Москвы от 22 января 1998 года №54-РМ “участие граждан в процессе обсуждения градостроительных планов и проектов должно обеспечиваться до принятия решений органами власти по использованию территории”. Есть даже закон города Москвы “О защите прав граждан при реализации градостроительных решений”. В действительности же мнение жителей мало кого интересует.

“Проекты строительства жилых домов в плотной застройке всегда проходят через Мосгорэкспертизу, особенно если речь идет о центре: Старый Арбат, Сретенка, Остоженка, – говорит директор экспертной группы “Академстройнаука” Сергей Захаров. –Положительное заключение всегда выдается с маленькой припиской в конце: “Проект согласовать с жителями соседних домов”. Как правило, ее не замечают”. Не заметили такую приписку, видимо, и в документации жилого комплекса на Егерской улице. “Жителям никто ничего не сообщал и их интересы не учитывал, – говорит Дмитрий Елисейкин. – После одного собрания, устроенного в районной управе “Сокольники”, где все жильцы домов № 3 и 5 высказались против строительства, вдруг появился невнятный документ, из которого следовало, что возведением элитной высотки во дворе недовольна лишь незначительная часть граждан. Остальные согласны на выплату компенсации. Но такого заявления не делал ни один из присутствующих на собрании”.

Единственное лекарство

Естественно, такая вольность застройщиков объясняется отнюдь не тем, что после самовольного возведения дома чиновникам не остается ничего другого, как просто узаконить его. Нравы столичного чиновничества общеизвестны, а по степени коррумпированности оно стоит на первом месте в России.

Примечательно, что это косвенно подтверждают даже в столичном правительстве. На вопрос, что делать, если выявлен факт незаконного строительства, в пресс-службе комплекса архитектуры, строительства, реконструкции нам ответили: “Прежде всего следует обратиться в местную управу, специалисты которой, кстати, обязаны информировать жителей о предполагаемом строительстве еще до установки заборов и начала каких-либо действий. Если в управе возникают проблемы, то надо обращаться в префектуру, потом в суд”. Непосредственно в правительство, как видно, обращаться не советуют.

Впрочем, и представители общественности считают, что лучшим средством борьбы с незаконным строительством является как раз суд, а не хождение по чиновничьим инстанциям. “Это цивилизованный способ решения проблем, – считает адвокат Дмитрий Елисейкин. – Положительный исход дела никто не гарантирует, но компаниям придется строить только то, что предусмотрено проектом. Ведь и на Егерской собирались строить не 22-этажную башню, а обычный 12-этажный дом. Но захотелось большего. В прошлом году в Тимирязевском межмуниципальном суде Москвы слушалось дело по иску жильцов дома №10 по улице Петрозаводская (район станции метро “Речной вокзал”) о незаконном строительстве к компании “Альстрой”. И хотя жители проиграли, благодаря судебному разбирательству им удалось заставить компанию считаться с их интересами. В проекте на один дом стало меньше, компания получила землеотвод под него в другом месте, и двор трогать не стали”.

Справка “НИ”

Судебные разбирательства по искам москвичей о незаконном строительстве

2003 г. – жильцы дома 4, стр.1 по Большому Каретному переулку в суде опротестовали решение о строительстве в непосредственной близости к их дому административного здания милиции общественной безопасности ГУВД Москвы. В июне Тверской межмуниципальный суд отклонил иск, но граждане обратились с кассацией в Мосгорсуд.

1997–2003 гг. – группа жителей опротестовала в судах различных инстанций решение правительства Москвы о строительстве многоэтажных элитных жилых домов на Воробьевых горах по ул. Косыгина, вл.7/2–13. В марте 2003 года Тверской суд в очередной раз отложил рассмотрение дела.

2000–2001 гг. – группа жителей подала иск в Нагатинский межмуниципальный суд Москвы о незаконном строительстве в непосредственной близости от их домов храмового комплекса Живоначальной Троицы в память 1000-летия Крещения Руси с вырубкой березовой рощи и яблоневого сада. Несмотря на это, комплекс построен.

2000 г. – группа граждан добилась отмены решения правительства Москвы о строительстве двух элитных 15-этажных домов на территории федерального памятника садово-паркового искусства “Нескучный сад” (Ленинский проспект).

Московские пенсионеры и льготники начинают возвращать выданные им “социальные карты москвича”. На практике оказалось, что социальные карты не только не помогают москвичам, но грабят их.

Новые Известия, № 31. Марина Базылюк. Статья. Крапленая забота.

В столице назревает крупный скандал. Московские пенсионеры и льготники начинают возвращать в собесы выданные им “социальные карты москвича”. Три года назад, когда эти карты только начали распространять, столичные власти обещали, что они станут универсальным помощником для представителей “незащищенных слоев населения”. Однако на практике оказалось, что социальные карты не столько помогают москвичам, сколько грабят их.

Льготники теряют немалую часть своих и без того крохотных пенсий. При этом сотрудники собесов нисколько не обманывают доверчивых пенсионеров. Они просто не говорят всей правды.

Сегодня подъезды столичных домов увешаны объявлениями, предлагающими оформить в собесе “социальную карту москвича”. Эту программу, рассчитанную на пенсионеров и жителей Москвы, имеющих социальные льготы (в основном инвалидов), уже третий год подряд развивает городское правительство совместно с Банком Москвы, Метрополитеном, Комитетом социальной защиты населения, Московским городским фондом обязательного медицинского страхования и Московской железной дорогой. Впервые громкий проект был запущен в качестве эксперимента еще два года назад в трех районах столицы. Тогда всем жителям Центрального и Южного Чертанова, а также Западного Бирюлева, относящимся к категориям льготников, предложили получать пенсии по пластиковой карточке в банкомате. Сотрудники собеса объясняли, что социальная карта значительно облегчает жизнь, так как по ней можно бесплатно ездить в общественном транспорте, получать медицинское обслуживание и значительные скидки при покупках в определенных магазинах. Никаких договоров между банком и пенсионером, получающим карту, не заключается. Нужно просто заполнить анкету и сфотографироваться. Карта выдается абсолютно бесплатно. Кстати, как пояснили нам в одном из собесов, основная цель внедрения карт – не помощь людям, а в первую очередь попытка создать единую базу данных на всех столичных льготников.

– Таким образом упростится предоставление льгот некоторым категориям граждан, а также будет обеспечен полный учет и адресность льгот, – рассказал “Новым Известиям” сотрудник собеса, попросивший, правда, не называть его имени.. На наш вопрос, дает ли кто-нибудь гарантию, что эта своеобразная база данных не появится в продаже, нам не ответили.

Пенсионеры говорят, что по карте действительно можно бесплатно ездить в метро и электричках. Правда, с наземным транспортом вышла незадача: электронные турникеты установлены лишь на нескольких десятках машин. Поэтому льготникам приходится по-прежнему носить с собой пенсионные удостоверения. Что касается поликлиник, то тут ситуация пока аховая – не все медицинские учреждения могут позволить себе купить специальное устройство, которое может считывать информацию с карточек. По сведениям “Новых Известий”, на сегодняшний день в Москве такими устройствами оборудовано меньше десятка поликлиник. Что касается скидок в магазинах, то предлагаются они только в тех торговых учреждениях, где цены на товары гораздо выше, чем, например, на рынке.

Но все это мелочи по сравнению с тем, что многие москвичи из числа тех, кто продолжает получать социальные карты, на первых порах теряет немалую часть денег, положенных на карточку. Оказывается, снять деньги с карточки бесплатно можно только в отделении Банка Москвы или банкомате этого учреждения. Если же деньги снимаются с банкомата другого банка, то за это надо платить. Причем комиссия весьма высока – не менее 100 рублей. Мало того, просмотр состояния своего счета с чужого банкомата владельцу социальной карты обойдется в один доллар. Но главное, об этом важном обстоятельстве забывают упомянуть в собесе, когда выдают карты.

“Представляете, какой шок мы с мужем испытали, когда сняли с карточки 50 рублей, а за пользование банкоматом с нашего счета вычли еще 100 рублей! – возмущается Иоланта Алексеевна Симакова (фамилия изменена. – “НИ”). – Мы сначала думали, что это автомат ошибся, два раза проверили счет, сняли еще 100 рублей, а за это с нас сняли два доллара! Таким образом, получив в общей сложности 150 рублей, мы выкинули на ветер 340! Для нас с мужем это очень много. У него пенсия 2100, у меня и того меньше”.

Симаковы живут в районе телецентра. Ближайшее отделение Банка Москвы находится у станции метро “Алексеевская”, а ближайший банкомат – во Владыкине. То есть, для того чтобы получить пенсию, им необходимо немало поездить по городу, что весьма затруднительно для пожилых людей. Кстати, средний возраст держателей социальных карт – 66 лет, ведь их выдают только лицам не моложе 65-ти.

“Если бы мы знали, что потеряем столько денег, то никогда не стали бы оформлять эти карточки! Ведь когда мы пришли в собес заполнять анкеты на получение карт, представитель банка сказала нам, что если мы воспользуемся чужим банкоматом, то потеряем 0,5% от получаемой суммы. Про то, что минимальная комиссия составляет 100 рублей, не было сказано ни слова. Как и про этот злосчастный доллар за просмотр счета”, – гневно твердят пенсионеры.

В Банке Москвы о проблеме знают.

“Мы неоднократно выслушиваем жалобы подобного рода, – подтвердили нам в пресс-службе банка. – Но это, поверьте, не наша вина. Дело в том, что мы напечатали специальные памятки, которые должны выдавать вместе с карточкой. Почему в некоторых собесах этого не делают, непонятно. На сегодняшний день в Москве работает порядка 150 банкоматов. Конечно, это очень мало, и нашим клиентам приходится куда-то ездить, чтобы получить деньги. Странно, ведь эту карту специально вводили для тех категорий граждан, которым передвигаться тяжело. Но уже осенью мы установим около 80 банкоматов в метро, и жить станет легче”.

По сведениям “Новых Известий”, опыт по внедрению социальной карты Москва переняла у Германии. Однако в той же Германии у немецких пенсионеров и инвалидов даже чужие банки комиссию не берут. По нашим данным, уже три года столичная мэрия ведет переговоры с частными банками, добиваясь того, чтобы комиссия была, если не отменена, то хотя бы снижена. Пока – безрезультатно.

Справка “НИ”

К концу 2004 года миллион малообеспеченных жителей столицы должны получить “Социальную карту москвича”. Эти данные были представлены 1 июля 2003 года на заседании правительства города Москвы. Всего же для полного охвата льготных категорий горожан москвичам будет передано 2,5 млн. карт. Торговое обслуживание по этой системе скидок начнут осуществлять 1200 магазинов. В настоящее время “социальная карта москвича” есть у 350 тысяч малообеспеченных горожан, проживающих в шести административных округах столицы. Их торговое обслуживание осуществляют 22 магазина, в частности – 17 универсамов “Петровский”. Всем держателям карты при покупке любого товара предоставляется скидка в размере 5%. Подобные скидки действуют и на всех видах общественного транспорта, включая Московскую железную дорогу.

Какую ответственность несут “лекари”, готовые ради барыша положить на операционный стол совершенно здорового человека.

Версты, № 88. Лика Щербань. Статья. Болит то, что подороже!

В Древнем Египте врача, поставившего ошибочный диагноз, скармливали крокодилам, в Мексике такому умельцу делали насильственную трепанацию. А что сегодня происходит с “лекарями”, готовыми ради барыша положить на операционный стол совершенно здорового человека?

Вовремя не выявленный рак, плохо сделанные аборты, изуродованные зубы, ненужные хирургические вмешательства и “назначенные” диагнозы — далеко не полный список грехов рекламируемых на все лады частных клиник.

— И потому, если все равно охота полечиться в одном из новомодных коммерческих центров, лучше выяснить свой диагноз заранее — в государственном медицинском учреждении, — считает юрист единственной в России Лиги защитников пациентов Евгения СУДАРЕВА. — Никто не даст гарантии, что после обследования у “коммерсантов” у вас не обнаружится с десяток новых болезней от желтой лихорадки до целого гинекологического “букета”.

Тем не менее приверженцы платной медицины обходят “обычные” клиники стороной. Кому охота терять время в многочасовых очередях, вдыхать ароматы хлорки в стенах обшарпанной поликлиники и выслушивать хамство врачей и медсестер, месяцами не получающих зарплату? А итог печален: каждый пятый пациент частных “медконтор” вынужден, как к последней инстанции, обращаться к государственным врачам в надежде вернуть утраченное у “частников” здоровье и провести медицинскую экспертизу, дабы отсудить хоть часть зря потраченных денег. Выходит, прав был Гиппократ: “Не верь врачам, завлекающим уютными домами, ароматными ваннами и нарядными одеждами. Не изучат они болезнь, не посоветуют полезного и не закончат лечения”.

Москвичка Руслана Павленко (32 года), обратившаяся с проблемой бесплодия в частную клинику ОАО “Медицина”, пострадала именно от таких “специалистов”...

Состоятельную на вид пациентку осмотрели, взяли “необходимые анализы” и назначили “лечение” — искусственное оплодотворение. Но шли месяцы, деньги из кошелька Русланы рекой текли в карманы врачей, а результата всё не было. Не долго думая, врачи увеличили дозу прописанных ей стимуляторов — гормонов и... с обильным кровотечением Руслана была доставлена в больницу. Там-то и выяснилось: схема лечения ей совершенно не подходила.

— Самое ужасное — после этого женщина действительно могла остаться бесплодной, — комментирует ситуацию хирург-гинеколог НИИ скорой помощи им. Склифосовского Ольга КОРНЕВА. — Можно сказать, ей еще повезло. Наше отделение переполнено жертвами частных клиник. Чаще всего поступают с осложнениями после абортов, когда неумехи-врачи “забывают” часть плода в матке. На втором месте — опухоли и кисты, которые в евроремонтных клиниках с красивыми названиями попросту не замечают или не умеют диагностировать и потому своим “лечением” лишь способствуют развитию болезни. Нередко несчастные попадают на операционный стол прямо из частных больниц. Думаю, отвечать за свои действия такие умельцы должны по всей строгости...

И Руслана решилась. Подала на ОАО “Медицина” в суд. Но какая из сторон будет пить шампанское, еще не известно — процесс в разгаре. Пока же у “Медицины” железное оправдание:

— Мы делали всё, чтобы помочь пациентке. С ней работали наши лучшие врачи. Ей рекомендовались самые качественные препараты. Проведенное лечение было в тот момент необходимо.

...Недобросовестная медицина стала бичом человечества тысячелетия назад. Тогда с плохими лекарями обходились подчас самыми жестокими способами. Так, за трепанацию черепа, повлекшую смерть человека, древние жители Мексики подвергали такой же экзекуции самого хирурга. В Египте за неудачную операцию врача отправляли на ужин к крокодилам. А многие из сожженных на средневековых кострах ведьм были не кем иным, как повитухами, допустившими досадный промах и навлекшими на себя гнев осиротевших семей. В наше время к столь кровожадным мерам не прибегают, и тем не менее способов борьбы с нечестными медиками немало.

По словам врача-юриста, старшего преподавателя Военно-Медицинской академии Олега ЛЕОНТЬЕВА, такие нарушения, как фальсификация диагноза ради получения денег, неоказание необходимой медицинской помощи, случайное или преднамеренное нанесение вреда здоровью пациента, с рук не сходят. Если вина врача доказана, за недостаточные или попросту некачественные медицинские услуги его ждет гражданская, правовая и дисциплинарная ответственность: штраф или даже лишение лицензии. Если же речь идет о серьезном вреде здоровью, это приравнивается к нанесению тяжких телесных повреждений и карается уже как уголовное преступление.

— Проблема в том, что уличить врача в неправомерных действиях не так-то просто, — уверяет юрист службы обязательного медицинского страхования Михаил ПРОНИН. — В суде обвиняемые доказывают, что все их манипуляции были нужны. Не останавливает их и заключение медицинской экспертизы, выяснившей, к примеру, что операция, сделанная пациенту, была ни к чему (разрезали, тут же зашили, а пациент платит). Да и вообще частные клиники не боятся напортачить, ведь точно знают: во-первых, мало кто из пострадавших будет тратить на судебные издержки до двух тысяч долларов (стоимость одного судебного заседания — 70 “зеленых”, кроме того — оплата адвоката и судебно-медицинской экспертизы). А во-вторых, защитники в медицинских кругах всегда найдутся. В моей практике бывали случаи, когда виновники — частные клиники были протеже высоких чинов из Минздрава...

Именно поэтому сотни дел так до суда и не доходят.

Еще один пример — случай с Еленой Крохиной из Краснодара.

— У меня эрозивный гастрит, частые боли. Сестра позвала лечиться в Москву. Клинику искали тщательно — хотелось чего-нибудь “революционного”. Выбор пал на центр лазерной медицины “Лазарь”. И началось...

После осмотра врач постановила: лечить придется не только сезонные осенне-весенние обострения, но и... уже совершенно явную, по ее словам, язву. Если же в течение месяца мне не сделают 20 специальных процедур — очищение крови лазером (в вену, как капельница, вставляется игла с проводом, по которому идет лазерный луч), желудочное кровотечение, а то и рак желудка обеспечены. Словом, получить вожделенные деньги — 1000 рублей за каждый из чудо-сеансов врачу не удалось лишь по случайности. Я испугалась и “на всякий пожарный” заглянула к бесплатным врачам — эндокринологу и гастроэнтерологу. Тут-то и выяснилось: во-первых, из-за проблем с щитовидной железой лазер для меня смерти подобен, а во-вторых, никакой язвы в помине нет — всего лишь обострение из-за нарушения диеты. Подумать только, ради заработка врачи готовы были испортить мое и без того не блестящее здоровье! Но в суд я подавать не стала, пусть останется на их совести.

— И все-таки зря девушка не занялась этим делом, — считает Борис ПОНОМАРЕВ, глава отдела Клинического кожно-венерологического диспансера при Комитете здравоохранения Москвы. — Простив эту аферу, она не подумала о десятках других людей. Судя по всему, в клинике действует до блеска отточенная система раскрутки. Нам известны случаи, когда частные врачи признают больными всех обратившихся. И неудивительно: от количества пациентов зависит их доход. Грешат этим чаще всего доктора, чей профессиональный уровень крайне низок. Так что, приди к ним действительно больной человек, ему все равно придется обращаться в обычную поликлинику, но уже с запущенным недугом. В Комитет здравоохранения ежедневно поступают жалобы на частных врачей. По горячим следам проводятся проверки, но взять это “предпринимательство” под контроль полностью невозможно: слишком его много.

...Западные страны, в отличие от нас, эту проблему давным-давно решили. Дело в том, что все частные клиники, коих за рубежом раза в два больше, чем государственных, заключают договоры со страховыми компаниями. А это значит: по малейшему требованию пациента страховщики сами проводят медицинскую экспертизу, и если она доказывает, что вред причинен, выплачивают пострадавшему буквально астрономические суммы. К слову, этим объясняется и дороговизна лечения: частные клиники много берут с пациентов из-за того, что сами вкладывают бешеные деньги в страховые компании.

По мнению ведущего специалиста дирекции медицинского страхования Промышленно-страховой компании Анатолия ЩЕГЛОВА, у нас подобные услуги стали появляться после кризиса 1998 года. Но все равно страхуются немногие. На сегодня — только 80 стоматологических и косметологических клиник. Причина очевидна: требуя тысячи долларов за свою работу, клиники не желают платить 30 тысяч долларов за страховку.

...Так что же делать тем, кто не хочет лежать в государственной больнице в одной палате с бомжами? Тем, кто за свои деньги имеет право требовать действительно качественной медицинской помощи?

Вот что советует юрист Лиги защитников пациентов Евгения Сударева:

— Отправляясь в коммерческое медицинское учреждение, нужно знать: отношения врач—пациент строятся по Закону о правах потребителя. А это значит, диагноз, все необходимые процедуры, гарантии, сроки и ответственность врачей должны быть записаны в договоре. В нем нельзя допускать расплывчатых формулировок. Например, ко мне обратилась женщина, которой в косметологической клинике некачественно сделали подтяжку лица — подтянули не все, а лишь отдельные места. Я прочитала ее договор с фирмой и поняла: помочь не удастся. В нем не было записано, частично или полностью должны были сделать подтяжку...

Кроме того, подписывать договор можно только после установления диагноза и назначения лечения. Именно поэтому я советую подтверждать диагноз у нескольких незаинтересованных государственных врачей. Это — гарантия, что не придется выкладывать деньги за ненужные процедуры. Если же “поезд ушел” и в клинике все-таки напортачили или раскрутили на лишнее, можно попытаться побороться за себя в суде. Для этого нужно подтвердить вред от “лечения” в экспертизе (Судебно-медицинско-криминалистическая экспертиза № 111 при Минобороны). Только там выяснят, ухудшилось ли здоровье, правильно ли поступил врач, не подделана ли медицинская документация, ведь когда гром грянет, многие задним числом вписывают совершенно невероятные “байки” в историю болезни и медицинскую карту пациента. Если же все факты налицо, пострадавший имеет право потребовать у клиники потраченные деньги и сумму, которая может понадобиться на “переделывание” врачебных ошибок. Недавно, кстати, так выиграла дело Анна Петрова (28 лет), решившая лечить зубы в клинике “Служба щадящей стоматологии”. Врач, он же владелец “конторы”, предложил ей не вырывать больные зубы, а залечить их на суперновом квантовом аппарате. Результат — зубов она все-таки лишилась, а фирма погорела не только на неоказании помощи, но и на том, что хваленый аппарат оказался... запрещенным Минздравом!

Областей медицины, в которых доверчивых граждан так и норовят обмануть нечистые на руку врачи, хоть отбавляй: гинекология, косметология, венерология, хирургия, стоматология, офтальмология... Похоже, дабы безбоязненно обратиться к лекарям, совсем скоро пациентам самим придется штудировать медицинскую литературу, изучать болезни и хотя бы примерно знать способы их лечения. А то, глядишь, выйдет, как в одном трагикомичном анекдоте:

— Доктор, у меня правый бок болит, — жалуется пациент.

— А где, повыше или пониже?

— Пониже...

Тут же подлетает медсестра и шепчет:

— Что вы, доктор, осмотрите его хорошенько! У него же на лице написано: повыше болит. То, что за 300 долларов, а не за 120!

На днях жительницу Подмосковья Веру Болгову выгнали с работы за то, что она... заседала в коллегии присяжных Мособлсуда.

Московский комсомолец, № 173. Елена Московкина. Статья. Ни туды и ни в суды…

Досадное, но весьма показательное событие омрачило начало повсеместного введения судов присяжных в нашей стране. На днях жительницу Подмосковья Веру Болгову выгнали с работы за то, что она... заседала в коллегии присяжных Мособлсуда. Заступиться за мать-одиночку, оставшуюся без заработка и перспективы найти работу, некому. Печально, что это не первый случай увольнения присяжного и, вероятно, не последний.

Почти два года Вера Болгова, техник-технолог, отработала в ресторане “Ходжа Насреддин” на Покровке. С 7 утра до 8 вечера она была в одном лице и корейщицей (чистильщица овощей), и посудомойкой, и уборщицей. Начальство ценило работницу. В прошлом году Болгову наградили письменной благодарностью и маленькой позолоченной тарелочкой за хорошую работу. Никто не слышал от Веры Максимовны жалоб на тяжелую жизнь, хотя судьба у нее и вправду непростая: одна воспитала двух сыновей.

— У старшего уже своя семья. Конечно, помогает чем может. Но ему бы свои рты прокормить, — говорит Вера Максимовна. — Младшему сыну недавно 19 исполнилось. Он у меня молодец, работает помощником кинорежиссера на “Мосфильме”, всего добивается сам. Правда, на ноги еще не встал и живет со мной.

Несколько лет назад Вера Максимовна сломала ногу. Врачи назначили пациентке II группу инвалидности, при которой работать нельзя. Для нее это была непозволительная роскошь, и женщина умолила докторов дать ей III группу. Из-за инвалидности Болгова долго не могла найти работу. И все же ей повезло — устроилась в ресторан. Все шло хорошо, пока государство не призвало женщину исполнить гражданский долг:

— В июле прошлого года меня выбрали присяжной, — рассказывает Болгова, — участвовала в процессе по делу секты “ПОРТОС”. Если помните, это было очень громкое дело. Нас, присяжных, выслеживали, даже приходилось убегать через черный ход. В общем, тяжело приходилось. А еще после каждого заседания на работу ходила...

Когда Болгова пришла к заведующей цехом и сказала, что ее избрали присяжной, начальница недовольно скривила губы: “Пойдешь в присяжные, уволю. Нам бездельники не нужны”. Женщина все рассказала судье Мособлсуда Елене Снегиревой, в процессе у которой была присяжной. Судья позвонила в ресторан и объяснила, что увольнение присяжного — незаконно. Тогда заведующая испугалась, но предупредила подчиненную: “Не найдешь себе замену, пойдешь искать новую работу”. Новоиспеченная присяжная ответила, что по закону не обязана искать сменщика. “Меня это не волнует. А будешь выступать — выгоню прямо сейчас. Забыла, что ли, что работаешь без трудовой?” Заведующая ударила по больному месту — действительно, трудовые книжки работникам ресторана не оформлялись. Большинство рабочих иногородние, живут в Москве без регистрации и не ропщут.

В числе присяжных Болгова все-таки осталась. Находила себе сменщиков, а когда заменить было некому, просила судью Снегиреву закончить заседание пораньше. Процесс длился 4 месяца, и начальница Болговой становилась с каждым днем все мрачнее. А однажды сказала: “Я тебя все равно уволю, подожду подходящего случая и уволю”.

Удобный случай представился несколько дней назад. У родственницы Болговых умер муж, и была нужна их помощь на похоронах. Болгова позвонила начальнице, но та, услышав просьбу, бросила трубку. Больше на порог ресторана Веру Максимовну не пускали. Охрана заявила, что посудомойку уволили и она может идти домой. Чуть не плача от обиды, женщина осталась ждать директора. Он приехал и согласился поговорить с подчиненной. В кабинет прибежала и заведующая.

— Она орала, что я постоянно прогуливаю работу, — рассказывает Вера Максимовна. — Начальница поставила директору ультиматум: или она, или я. После этого он попросил оставить их вдвоем. А потом вызвал меня и сообщил, что я уволена. Обидно, что мне даже не заплатили за последний месяц. Не представляю, как мы будем жить дальше…

За помощью Вера Максимовна снова пошла к судье облсуда Елене Снегиревой. Так получилось, что журналист “МК” стала свидетельницей разговора между судьей и директором ресторана.

Судья: Я звоню насчет вашей работницы Веры Болговой. Она была присяжной у меня в процессе, поэтому я беспокоюсь за нее. Я знаю, что ее обещали уволить из-за этого. Вы поэтому ее уволили?

Директор: Мне не нужны люди, которые не ходят на работу.

Судья: Вы же знаете, что увольнять человека из-за того, что он был присяжным, нельзя. Она может подать на вас за это в суд. Вы ведь не хотите этого?

Директор (со смешком): А как она докажет, что вообще у нас работала? В суде я скажу, что первый раз ее вижу.

Судья: Если будет нужно, я стану свидетелем.

Директор: А я скажу, что вы домогались меня как мужчину. Просто я вам отказал, и теперь вы мне мстите. (Хохочет.)

Судья (поперхнувшись от возмущения): Как вы смеете так разговаривать с федеральным судьей?! Я хожу в рестораны только со своим мужем. Не хотите решать вопрос миром — что ж, Болгова пойдет в прокуратуру.

— Со мной еще никто так не разговаривал, даже убийцы, — сказала потрясенная судья, положив трубку. — Каков наглец! Чувствует свою безнаказанность, ведь в законе не предусмотрено даже штрафа за отказ руководителя отпускать подчиненного в присяжные. Страх увольнения — одна из основных причин, по которой люди отказываются заседать в суде. Даже если их не уволят сразу, потом найдут повод и все равно выгонят. За время работы в суде уволили нескольких моих присяжных. Да и у коллег были такие примеры. И пока в законе нет ответственности за увольнение заседателя, такие случаи будут.

Рискуя нарваться на грубость, я все же позвонила директору ресторана Майорову. “Первый раз слышу фамилию Болгова. Такая у нас никогда не работала”, — был ответ.

Сейчас Вера Болгова пишет заявление в прокуратуру. Она надеется доказать, что работала в ресторане, и добиться оформления трудовой книжки. Единственные ее аргументы — пропуск работницы ресторана и благодарность с позолоченной тарелочкой за добросовестный труд.

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека.

Распоряжение Правительства Москвы от 31 июля 2003 г. N 1368-РП "О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги"

ГУВД г. Москвы совместно с префектурами административных округов поручается осуществить проверку граждан, зарегистрированных по месту пребывания в жилых помещениях, предоставленных им для временного проживания юридическими и

физическими лицами, и соблюдение ими сроков пребывания. В дальнейшем такие проверки должны осуществляться ежеквартально.

Старшим по дому и подъезду вменяется в обязанность информирование органов внутренних дел района и жилищных организаций о лицах, временно проживающих в доме (подъезде).

Предусматривается публикация в средствах массовой информации данных о должностных лицах и местонахождении организаций, уполномоченных осуществлять оформление документов на регистрацию лиц по месту пребывания и по месту жительства, с указанием

режима работы по приему населения.

Постановление Правительства Москвы от 29 июля 2003 г. N 615-ПП "О порядке привлечения и использования иностранных работников в городе Москве"

Утверждается положение о Межведомственной комиссии по вопросам привлечения и использования иностранных работников.

Уточняется порядок возврата средств, ранее внесенных работодателями на специальный счет Комитета по делам миграции Правительства Москвы за возвращение (выдворение) привлекаемых иностранных работников. Возврат осуществляется только при

предъявлении работодателями оригиналов подтверждений на право трудовой деятельности с истекшими сроками действия, копий проездных документов на каждого работника и копий платежных документов о перечислении средств за возвращение (выдворение) на

указанный счет.

В случаях, если работник продолжает (продлевает) осуществление трудовых отношений с работодателем, возврат средств производится на основании копий платежных документов о перечислении средств за возвращение (выдворение) на счет Комитета по делам миграции Правительства Москвы и копии разрешения на работу (на бланках подтверждений на право трудовой деятельности), выданных Управлением по делам миграции ГУВД г. Москвы на каждого конкретного работника.

Если иностранным работником было принято гражданство РФ, получен вид на жительство в РФ или разрешение на временное проживание, возврат средств производится при предъявлении работодателем оригинала ранее полученного подтверждения на право трудовой деятельности, копии документа, подтверждающего наличие гражданства РФ, вида на жительство или разрешения на временное проживание, и копии платежных документов о перечислении средств за возвращение (выдворение) на счет Комитета по делам миграции Правительства Москвы.

Приказ Минюста РФ от 24 июля 2003 г. N 179 "О Порядке представления и рассмотрения материалов при подготовке распоряжений Минюста России о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, являющегося членом (участником) общественного или религиозного объединения"

Зарегистрировано в Минюсте РФ 01 августа 2003 г. Регистрационный N 4944

Утверждаются правила взаимодействия органов государственной власти в случае осуществления общественным или религиозным объединением экстремистской деятельности, иной противоправной деятельности, выявления наличия в их деятельности признаков

экстремизма и установления фактов активного участия в этой деятельности иностранных граждан и лиц без гражданства, являющихся членами (участниками) этих объединений.

Зарегистрировано в Минюсте РФ 1 августа 2003 г. Регистрационный N 4944.

Деятельность правозащитных организаций

Правозащитники хотят изложить Гепрокурору В. Устинову свою позицию по кандидатам на должность прокурора Москвы.

АСИ (web-сайт), 1 августа. Информ. сообщ.

МОСКВА, 1 августа. Ряд видных московских правозащитников обратились к Генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову с письмом, в котором подчеркивается, что "что качество и результативность прокурорского надзора зависит от ряда факторов, но в первую очередь - от личности и позиции первого лица системы - прокурора Москвы". Далее в обращении говорится: " Мы считаем целесообразным при назначении нового Прокурора г.Москвы не ограничиваться согласованием его кандидатуры с Московской городской думой, но и организовать встречу кандидатов на должность прокурора города с правозащитной общественностью столицы с тем, чтобы правозащитные организации смогли выразить свою позицию по кандидатам на должность прокурора города". Обращение подписали: Л.М.Алексеева - председатель Московской Хельсинкской группы, С.А.Ковалев - депутат Государственной думы Федерального собрания РФ, Л.А.Пономарев - член Комиссии по правам человека при Президенте РФ, А.В.Бабушкин - исполнительный директор Движения "За права человека", В.М.Гефтер - исполнительный директор Института прав человека, С.А.Ганнушкина - председатель Комитета "Гражданское содействие", Г.С.Иванцов - председатель жилищного движения "Москвичи".

Коррупция

6 августа в ГУВД Москвы рассказали об особенностях расследования уголовных дел о взятках.

Российская газета, № 156. Илья Зубко. Статья. Вас пометили, инспектор!

МИЛИЦЕЙСКОЕ руководство в очередной раз посетовало, что взяточничество является одним из самых трудных для раскрытия видов преступлений, поскольку, как известно, поймать взяточника можно только с поличным.

Для этого нужно сначала обратиться в милицию, оформить всяческие документы и протоколы, получить в прокуратуре разрешение на обыск, подготовить аудио- и видеоаппаратуру. Готовы к этой муторной процедуре и последующим судебным разбирательствам немногие.

— В последнее время наблюдается определенный рост данной категории преступлений, — сообщил журналистам заместитель начальника Главного следственного управления при ГУВД Москвы Сергей Ермолаев. — С начала этого года возбуждено 137 уголовных дел по факту дачи взятки, и 61 — по получению взятки. Для сравнения, в прошлом году — 112 и 52 дела соответственно. Таким образом, мздоимцев стало еще больше.

Милиция расследует только преступления, в которых замешаны служащие среднего звена, — автоинспекторы, врачи, торговые инспекторы, сотрудники правоохранительных органов. Суммы, фигурирующие в этих делах, довольно незначительные — от пятисот рублей до нескольких тысяч. Крупными коррупционерами занимается прокуратура.

— Наши граждане настолько привыкли к существующему положению дел, что считают нормальным дать взятку. Им кажется это проще, чем связываться с милицией, — с грустью добавил начальник 3-го отдела Главного следственного управления при ГУВД Москвы Андрей Дзюба. — К примеру, во время проверок на торговых точках кавказцы вообще считают своим долгом предложить инспектору деньги. Часто люди пытаются подкупить и врачей. Например, чтобы оформить больничный лист, как правило, предлагают 500 рублей. Недавно был привлечен к уголовной ответственности начальник станции “Варшавская” Московского метрополитена. Он брал деньги за разрешение торговать на территории метро. Сумма, с которой попался чиновник, — тысяч” рублей.

Мелкое взяточничество стало вполне обыденной вещью. Ни для кого не секрет, что грешат этим и автоинспекторы. В Подмосковье сейчас проводится новый эксперимент, который должен искоренить порочную практику, когда сотрудники ГИБДД “полюбовно договариваются” с проштрафившимися водителями. По словам Ермолаева, теперь инспекторов снабдили диктофонами, которые фиксируют все их разговоры. Таким образом доказать, что кто-то брал или предлагал взятку, гораздо проще.

Одна из наиболее часто обсуждаемых проблем — коррупция в сфере образования. Удивлению журналистов не было предела, когда Андрей Дзюба сообщил, что здесь в этом году не было зафиксировано ни одного (!) случая взяточничества.

— Дело в том, что студентам гораздо выгоднее заплатить преподавателю некоторую сумму и получить вожделенный зачет, чем обращаться к нам, — пояснил он. — Практика, конечно, порочная, но ничего сделать мы не можем. Поймать мздоимца можно только “по наводке”, то есть если поступит заявление потерпевшего.

Борьба с коррупцией в Москве.

Радио Свобода (web-сайт), 7 августа. Максим Ярошевский. Передача.

Максим Ярошевский, Москва: Около 200 уголовных дел возбуждено в Москве в течение полугода по фактам дачи и получения взяток. Чаще всего попадались на взятках сотрудники автоинспекции, милиционеры и врачи. Ни одного дела, связанного с коррупцией, не заведено в этом году на преподавателей высших учебных заведений.

Количество преступлений, связанных с коррупцией, по сравнению с прошлым полугодием выросло почти на 20 процентов. Милиционеры связывают это не с ростом числа взяток, а скорее с более ответственным подходом к расследованию подобных правонарушений со стороны правоохранительных органов. Стоит обратить внимание хотя бы на проходящую в Подмосковье операцию. На постах ГИБДД сотрудникам выдали диктофоны, чтобы те смогли записывать нарушителей, предлагающих обойтись без протокола. Пока, правда, не подсчитано, сколько раз эти диктофоны использовались. Но есть другие цифры. Так уже возбуждено 137 уголовных дел в отношении дачи и 67 в отношении получения денег. Об основных трудностях, с которыми сталкиваются борцы с коррупцией, рассказывает заместитель начальника главного следственного управления при ГУВД Москвы Сергей Ермолаев:

Сергей Ермолаев: Сложности очень простые, процессуального характера: если не будут зафиксированы в соответствии с УПК все действия, даже вот реализация каких-то материалов, и информация о том, что вымогается взятка, или получает человек систематически взятки, то прокурор не даст согласия на возбуждение, и оно развалится. Это вплоть до того, что даже нужно купюры все переписать, которые даются вам для передачи определенному лицу, снабдить вас техникой, получить разрешение, как в суде, так и в прокуратуре, правильно все эти провести, не нарушить его право конституционное, чтобы не было никакой провокации со стороны правоохранительных органов, не навязывать ему эти деньги, а больше слушать его и записывать, фиксировать. Если это не удается, значит, как правило, дела такие губятся. Вот сложность - на первоначальном этапе расследования. Потом уже никаких сложностей не представляет. Когда материалы легализуются, там уже никаких трудностей нет.

Максим Ярошевский: О наиболее массовых нарушениях рассказывает исполняющий обязанности начальника отдела следственного управления при ГУВД Москвы Андрей Дзюба:

Андрей Дзюба: Типичный случай - это врачи-терапевты получают деньги за выдачу больничных листов, листов о нетрудоспособности, сотрудникам ГАИ - которые сами заявляют, что на определенном месте им часто предлагаются денежные средства. Проводится мероприятие, и лицо, которое предлагает деньги за несоставление протокола, задерживается. Тоже все это фиксируется средствами видео, аудиозаписи. Также массовые случаи при проверках на торговых точках, в основном, лица кавказской национальности считают своим долгом просто предложить денежные средства сотруднику милиции, не понимая, что это незаконно.

Максим Ярошевский: В ГУВД добавили, что чаще всего приговоры по уголовным делам о получении взяток заканчиваются вынесением условных сроков заключения, назначениями штрафов, лишением званий и увольнениями.