ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 29 декабря 2003 г. – 16 января 2004 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система

Нарушения прав человека сотрудниками ОВД “Новогиреево”.

Из текста жалобы Прокурору Перовской межрайонной прокуратуры г.Москвы, которая была подана 08 января 2004, г-ном Хайдаровым Абдушарифа Саидовича, зарегистрированного по адресу : 115054, г. Москва, 6-ой Монетчиковский пер.д.5 кв.67. (Из почты Института прав человека)

Жалоба на неправомерные действия сотрудников милиции

Прошу провести расследование по поводу неправомерных действий сотрудников ОВД Новогиреево”, УВД ВАО г. Москвы в связи с нарушением закона, допущенными при моем незаконном и необоснованном задержании и содержании в комнате для административно задержанных лиц более трех часов.

7 января 2004г. в 11.45 у выхода из ст. метро "Новогиреево" я был остановлен нарядом милиции в составе сотрудников роты ППСМ ОВД “Новогиреево” Федотовым и Филатовым Д.В. Они потребовали предъявить меня документы. Я предъявил свой национальный паспорт и предъявил также миграцонную карточку на своё имя, которую получил в аэропорту “Домодедово” при пересечении границы 15 декабря 2003 г. В этой карточке стояла отметка 6 ОВИР ЦАО г. Москвы за №5507 от 15.12.2003 о регистрации в г. Москве. Проверив визуально предъявленные мною документы они потребовали пройти с ними в отделение милиции, так как у них вызвало сомнение в подлинности миграционной карточки.

Мы на трамвае доехали до ОВД “Новогиреево” В отделении милиции я дежурному рассказал о том, что миграционную карточку получил в день прибытия в аэропорту “Домодедово”, в этот же день, т.е. 15 декабря 2003 г. зарегистрировался в 6 ОВИР ЦАО г. Москвы. Несмотря на мои утверждения, после непосредственной проверки представленных задержавшими меня милиционерами документов дежурный Маслов Владимир Александрович составил в отношении меня протокол об административном правонарушении за номером ВАО №0209938 и посадил в комнату для административно задержанных лиц. Произошло это в 12 часов 05 минут 07 января 2004 года. Когда он рассматривал миграционную карточку сказал, что она может быть поддельная. Перед этим меня завели в кабинет старшего лейтенанта милиции Чесалова Юрия Сергеевича, который внимательно ознакомился с представленными мною документами и увидев миграционную карточку сказал, что без проверки через ОВИР составлять протокол административного правонарушения на меня не будет и передал меняобратно в дежурную часть ОВД.

Я незаконно и необоснованно был задержан и содержался в дежурной части ОВД “Новогиреево” с 12.05 до 23 часов 40 минут, пока меня не отпустили под письменное обязательство моего адвоката Боровика Виктора Владимировича, адвокатский кабинет №265 Адвокатской палаты Московской области. Своими действиями сотрудники милиции грубо нарушили мои конституционные права, а именно : Сотрудник милиции произвел личный досмотр. Хочется напомнить, что согласно ст.27.1 КоАП личный досмотр может проводиться: "В целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять следующие меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении". Однако я никакого административного правонарушения не совершал, паспорт и миграционную карточку предъявил, таким образом, не было условий, при которых может проводиться личный досмотр. Сотрудником милиции была совершена кража моей миграционной карточки; Было нарушено мое право свободного передвижения по г. Москве.

Дежурный ОВД “Новогиреево” Маслов В.А. вместо того, внимательно проверить мои доводы о регистрации в г. Москве, незаконно поместил меня в комнату для административно задержанных лиц и содержал с 12.05 до 23.40, то есть свыше трех часов.

Факт наличия у меня миграционной карточки подтвердит мой двоюродный брат Хайдаров Саидюсуф Саидович, с которым я приехал на ст. м “Новогиреево”, но при выходе из метро мы разминулись.Факт незаконного содержания до указанного в жалобе времени, т.е. до 23 часов 40 минут подтвердит адвокат Боровик В.В.

В связи с вышеизложенным неправомерными действиями должностных лиц,

незаконными их действиями прошу:

1. Провести расследование по данному факту и привлечь к уголовной ответственности за злоупотребление должностными полномочиями, незаконное лишение свободы т.е кратковременное ограничение свободы физического лица, кражу миграционной карточки и наказать всех виновных.

2. О результатах проверки и принятых мерах прошу мне сообщить по месту моего жительства в установленный законом десятидневный срок.

Хайдаров А.С. 08.01.2004

P.S.Необходимо заметить, что в книге регистрации задержанных отмечено Хайдаров Саидюсуф Саидович освобожден в 13 час.20 минут, а фактически 23 часа 40 минут 07 января 2004 года, после вмешательство адвоката. Вот такие порядки существуют в дежурной части ОВД “Новогиреево” ВАО г. Москвы, смена дежурного Маслова Александра Владимировича.

О работе Гагаринского суда по делам о выселении.

Из письма в Институт прав человека гр. Бережного Александра Евгеньевича, проживающего по адресу: 119421,г. Москва, ул. Обручева 24-27, от 06.01.2004.

Я, Бережной Александр Евгеньевич, сегодня 06.01.2004 г. явился по повестке в Гагаринский суд города Москвы в кабинет 505 ровно к 12-00, как указано в повестке (прилагается). У меня есть также свидетели, которые готовы подтвердить данное обстоятельство. Официально заверить их показания у нотариуса сейчас не представляется возможным, т.к. большинство нотариатов Москвы просто не работают до 15.01.04 г. в связи с рождественскими праздниками.

Вызов в суд первичный, в повестке даже не указана фамилия федерального судьи, номер дела, кто истец. Копию иска мне также не вручили, когда принесли повестку.

Предполагая, что это вызов на предварительное заседание суда, как это предусмотрено в ГПК, где мне, как ответчику, передадут копию иска для ознакомления и предоставят возможность заявить свои доводы и ходатайства, я захватил с собой заранее подготовленные ходатайства об истребовании доказательств.

Поднявшись на 5 этаж здания суда, я обнаружил, что дверь кабинета закрыта на ключ. Подергал ее за ручку, никто не отозвался. Тогда я решил подождать судью, решив, что она вышла по своим делам, т.к. у кабинета и вообще на всем этаже никого не было На двери каб. 505, судья Сахно Е.В. весела бумага, что прием осуществляется строго по повесткам и еще список дел на 29 декабря 2003 г., сплошные выселения. Вот и подарок людям на Новый год, подумал я!

Подождав минут 5-10, я решил еще раз но существенно погромче постучать в дверь, вдруг судья сидит в соседней смежной комнате и меня не услышал в первый раз. Послышались удаленные шаги и дверь открыла молодая девушка – по возрасту секретарь суда (она так и не представилась).

Она спросила, что мне надо. Я сказал, что пришел по повестке.

-А как ваша фамилия?

Я назвал свою фамилию, девушка снова закрыла дверь на ключ и шаги удалились. Через несколько минут дверь снова открыла эта же девушка и попросила показать повестку. Я передал ей повестку. Она снова закрыла дверь на ключ.

Затем она в третий раз открыла дверь, отдала мне повестку и заявила, что решение по делу судья уже вынесла заочно. И что я смогу ознакомиться с решением суда примерно через неделю, в понедельник 12 января 2004 г. в канцелярии.

На мой удивленный вопрос, когда же судья успел рассмотреть дело и вынести решение девушка ответила, что для этого и 5 минут достаточно. Она, якобы, выглядывала в коридор ровно в 12-00 и меня здесь не было.

Я спросил, а сколько сейчас времени? Девушка, не взглянув на часы, ответила, что сейчас уже 12-15 и дальнейший разговор, по ее мнению, беспредметен.

Но ведь я даже не видел искового заявления о выселении, только повестку, попытался я возразить девушке. На что девушка резко заметила, что этого не может быть, т.к. вместе с повестками они одновременно разносят и иски (бывшая жена, которая расписалась за повестку, может подтвердить, что искового заявления к ней приложено не было!!!).

А как же ч.2 ст.147 ГПК, которая гласит:

“Подготовка к судебному разбирательству является обязательной по каждому гражданскому делу и проводится судьей с участием сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей”.

Подготовки к судебному разбирательству, как видим, не было!

Я даже пошлину государственную заблаговременно заплатил в Гагаринский суд (копия квитанции об оплате от 10 декабря 2003 г. прилагается), чтобы иметь возможность подать встречный иск. И зачем мне нужно было платить госпошлину, если я не собирался являться в суд и подавать встречный иск?

И, наконец, основанием для заочного производства, в соответствии с ч.1 ст.233, является неявка в судебное заседание ответчика. Но трудно явиться на заседание, если дверь закрыта на замок! А про то, что нужно преодолевать еще и закрытую дверь в кабинет судьи в ГПК ничего не сказано!

Собрав снова в чемоданчик так и не понадобившиеся ходатайства, которые я готовил накануне, мне оставалось только развести руками и покинуть уютное старинное здание Гагаринского суда города Москвы вместе со своими свидетелями, которые как раз успели закончить перекур на улице и собирались подниматься ко мне в 505 кабинет.

Ох они и удивились скорости свершения правосудия, когда я им это все рассказал! И чего только не бывает в канун Рождества!

Тем не менее, прошу провести проверку указанных мной фактов, дать оценку действиям судьи, которые только “специалисту” под силу отличить от произвола и отменить незаконно вынесенное заочное решение Гагаринского суда от 06 января 2003 г.

Мне кажется, что федеральному судье московского суда такой произвол совсем не к лицу, тем более, что репутация у него, если судить по официально опубликованным в интернете на известном сайте http://moscow.hrights.ru/sud/data/focus2_03_2001.htm данным и так далеко не блестящая…

О громких судебных процессах уходящего года и предполагаемых процессах наступающего 2004 г

Русский курьер, № 182. Зоя Светова. Статья. Судный день - 2004.

"Не откладывай на будущий год того, что следовало бы закончить в прошлом", - гласит народная мудрость. Не всем служителям российской Фемиды удалось достойно справиться с этой нелегкой задачей накануне 2004 года. Если внимательно присмотреться к судебным процессам, которые не дошли до приговора в 2003-м и плавно перекочевали в следующий год, то станет понятно, что не все в судейской власти. И не всегда судебная волокита связана лишь с загруженностью служителей третьей ветви власти, чьи представители, если судить по степени упоминаемости их имен в СМИ и на кухнях, в прошлом году с успехом обгоняли служителей двух первых ветвей властного дерева.

Взять, например, дело российского ученого, специалиста в области стратегических вооружений Игоря Сутягина, обвиняемого в государственной измене. Он находится в заключении почти четыре с половиной года. За это время было возбуждено так много других достаточно экзотичных уголовных дел, что о судьбе этого сидельца многие благополучно забыли. После того, как в декабре 2001 года Калужский областной суд фактически устранился от вынесения приговора Сутягину, отправив его дело на дополнительное расследование, ученого перевели из Калуги в Лефортовское СИЗО, где он дождавшись введения суда присяжных в Москве, изъявил свое законное желание воспользоваться этой во многом более совершенной формой судопроизводства. И тут неожиданно на пути к "торжеству справедливости" встали непредвиденные обстоятельства.

В камере Лефортовской тюрьмы, в которой сидит Сутягин, был объявлен карантин - и на очередное заседание Мосгорсуда обвиняемого не привезли. А потом, когда 5 декабря карантин был снят, и опасность заражения присяжных и других участников процесса гепатитом сама собой отпала, слушание дела отложили на неопределенное время. Без указания даты. Обескураженные таким "беспрецедентным" развитием событий, защитники Игоря Сутягина забили тревогу. Они предполагают, что затягивание процесса связано с тем, что сторона обвинения боится суда присяжных. Боится, поскольку не сможет проконтролировать предпочтения присяжных заседателей, которые возьмут да и вынесут вердикт о том, что Сутягин- невиновен и его следует оправдать... По мнению адвокатов, во время затянувшейся паузы те, кто сфабриковал дело ученого, лихорадочно пытаются придумать выход из сложившейся ситуации. Сыграть назад и передать дело в обычный традиционный суд, обученный для вынесения приговоров по "шпиономанским" процессам в принципе невозможно. Для этого пришлось бы вносить изменения в УПК.

"Мы вполне допускаем, что могут заменить судью. Но больше нас волнует другая ситуация, -поделился с "РК" своей тревогой адвокат Сутягина Владимир Васильцов. - Перед началом отбора присяжных председательствующий предупреждал их, что процесс может продлиться 2-3 месяца. Участники процесса на это согласились. Вполне вероятно, что затягивание судебного разбирательства под разными причинами может привести к отказу данных присяжных участвовать в суде". Вот и получается, что избрание новой скамьи присяжных заседателей, подобранных заинтересованными в обвинительном приговоре лицами, - это один из предполагаемых сценариев, по которому может пойти "судный день" Игоря Сутягина.

Другое дело, которое, вне всяких сомнений, станет "хитом" российского судебного сезона - это процесс над экс-главой НК ЮКОС Михаилом Ходорковским. Усиление адвокатской команды Генрихом Падвой и Каринной Москаленко обещает Басманному суду нешуточные баталии. И , несмотря на то, что этом политическом процессе, которым, безусловно, станет судебное разбирательство по экономическим статьям УК, мастерство адвоката не будет играет решающую роль, Генпрокуратуре все же придется изрядно попотеть. Во всяком случае, ее сотрудникам предстоит показать, что и они "не лыком шиты" и вполне в состоянии состязаться в открытом судебном заседании с мировыми звездами российской адвокатуры. Только будет ли этот процесс открытым, как это обещал президент России?

Сомнение вполне понятное. Особенно, если учесть , что в уходящем году многие громкие судебные процессы были закрытыми. В закрытом режиме проходили судебные заседания по делу о взрывах в Москве и Волгодонске, по желанию прокуратуры закрывали "ритуальные" судебные заседания о продлении содержания под стражей фигурантов "дела ЮКОСа".

В 2004 году мы также почти ничего не узнаем о том, что будет происходить на суде по делу захвата заложников в "Норд-Осте". На сегодняшний день известно, что следствие по этому делу завершено. Суд над ними будет закрытым. Продолжатся судебные слушания и по делу бывшего сотрудника ФСБ и адвоката Михаила Трепашкина, которого обвиняют в раглашении государственной тайны. Защитники Трепашкина утверждают, будто его арестовали за то, что "он слишком много знал", а в частности за то, что, в качестве консультанта парламентской комиссии по делу о взрывах жилых домов в сентябре 1999 года, он проводил собственное расследование по взрывам. Европейский суд по правам человека в Страсбурге пообещал адвокатам бывшего сотрудника ФСБ и адвоката Трепашкина, что рассмотрит в "экстренном порядке" жалобу о нарушении российскими следственными органами в отношении их подзащитного двух статей Европейской конвенции по правам человека.

Одним из "экзотических" процессов может стать суд над Юрием Самодуровым, директором музея и общественного центра имени Андрея Сахарова. На днях Самодурову и его сотруднице Л.Василовской было предъявлено обвинение по статье 282, ч.2, пункт "б" ("возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды" ). С них была взята подписка о невыезде. Директора музея им. Сахарова собираются судить за организацию выставки "Осторожно, религия", направленность которой, по мнению следствия, состоит в "публичном выражении и наглядно демонстрационной форме унизительного и оскорбительного отношения к христианской религии в целом, а к православному христианству и Русской Православной Церкви в особенности..." Следствию, а потом и прокуратуре на суде предстоит почти непосильная задача: они будут обязаны доказать, что у Самодурова и его сотрудников был общий преступный замысел, направленный на разжигание этой самой розни. Такого прецедента в российской судебной практике, кажется, еще не было.

По мнению экспертов-искусствоведов, доказать , что произведение искусства возбуждает какую-либо рознь, особенно религиозную, практически невозможно. Да, в общем-то и не нужно. Тем более, что по сути дела, "самосуд" над этой выставкой уже состоялся. Его совершили несколько человек, которые после посещения выставки заявили что их религиозные чувства сильно оскорблены. Чтобы "утишить" свой православный гнев, эти деятели не нашли ничего лучшего, как устроить в музее им. Сахарова настоящий погром. Они разломали и замазали краской особо возмутившие их душу картины. Тогда против погромщиков было возбуждено уголовное дело, которое дошло до суда. Но судебного разбирательства по существу не получилось. Уступив мощному давлению православных фундаменталистов, служитель Замоскворецкой Фемиды города Москвы прекратил преследование "православных хулиганов".

Если сбудется мечта Совета судей РФ, то у нашей Фемиды в будущем году будет свой телеканал. Служители третьей ветви власти давно добиваются "выхода в эфир". Их раздражает критика и обвинения в коррупции. Они хотят показать народу образ настоящего судьи, бесстрастного и справедливого. Так что скоро каждый из нас увидит судей, совсем близко. При помощи телевидения они войдут в каждый дом...

Трепашкин: Меня пытали в "Матросской Тишине".

Информ. сообщ. Колокол.Ру, 27 декабря

Михаил Трепашкин, находящийся под судом по обвинению в разглашении государственной тайны, передал на волю подробное описание пыток, которым он был подвергнут. Как говорится в заявлении Трепашкина, поступившем в редакцию Граней.Ру, его пытали в период с 30 ноября по 20 декабря 2003 г. в СИЗО "Матросская Тишина" и в здании Московского окружного военного суда в промежутках между судебными заседаниями. По словам Трепашкина, пытки применялись с ведома и согласия судьи Сергея Седова.

Трепашкин заявляет, что его лишали пищи и воды на срок до 48 часов, лишали возможности спать более чем по 2 часа в сутки (в течение недели), содержали при минусовой температуре длительный срок (до 5 часов), приковывали наручниками в неудобной позе, лишали возможности принять душ в течение месяца и др. Заключенный приводит подробности, связанные с применением пыток, а также называет свидетелей. Трепашкин заявляет, что неоднократно сообщал судье Седову о фактах применения пыток, однако никаких мер с его стороны не последовало.

Дело Трепашкина слушается в закрытом режиме. Обвинения связаны с расследованием, которое он вел в отношении взрывов жилых домов в сентябре 1999 г. в качестве консультанта комиссии Сергея Ковалева и адвоката одной из потерпевших. Он обвиняется в том, что якобы "по заданию Александра Литвиненко и Бориса Березовского установил контакт со спецслужбами Англии, намереваясь использовать материалы уголовного дела по взрывам домов в целях компрометации ФСБ РФ".

Правозащитник А. Подрабинек комментирует письмо М. Трепашкина из “Матросской тишины”, в котором бывший подполковник ФСБ, обвиняемый в разглашении государственной тайны и компрометации органов госбезопасности, заявляет о примененных к нему пытках.

Московские новости, № 49. Статья. Страницы придерживал носом.

"Подследственные заключенные считаются невиновными, и с ними следует обращаться соответственно". Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты ООН 31 июля 1957 г.

Правозащитник Александр ПОДРАБИНЕК комментирует письмо из "Матросской Тишины"

На днях министр юстиции России Юрий Чайка встретился в Кремле с президентом Путиным. Министерству юстиции в сжатые сроки удалось подготовить нормативно-правовые акты, направленные на значительную гуманизацию уголовно-исправительного законодательства, доложил президенту министр.

Благостную картину стремительного улучшения уголовно-исполнительного законодательства и условий содержания заключенных несколько портят свидетельства, приходящие из тюрем. Как раз в те дни, когда в Кремле министр встречался с президентом, из московского следственного изолятора на улице Матросская Тишина на волю дошло письмо от содержащегося под стражей Михаила Трепашкина. ("МН" неоднократно писали о его роли в расследовании преступлений, связанных со взрывами в Москве в сентябре 1999 года.) Бывший подполковник ФСБ, обвиняемый сегодня в разглашении государственной тайны и компрометации органов госбезопасности, заявляет о пытках. Причем не только в тюрьме, но и в помещении Московского окружного военного суда, где его судят и где он знакомится с томами своего уголовного дела.

"Мне приковали одну руку низко под столом, причем так, что я не мог прямо сесть, после чего предложили в таком унижающем человеческое достоинство положении знакомиться с томами уголовного дела и делать выписки. Одной рукой и держать, и менять толстый том, да еще делать выписки физически было невозможно. Когда одной рукой менял том, то придерживать его приходилось носом, чтобы не закрылся. Ясно, что писать в такой позе физически нельзя. Кроме того, из-за низко прикованной руки и перекошенной позы начала сильно болеть спина и бок. Так как рукой, прикованной к столу, я старался придерживать листы закрывающегося тома, поэтому тянул ее вверх, то запястья покрылись полосами (от наручников) и тоже стали болеть. Очень хотелось есть и сделать хотя бы глоток горячего кипятка. По этой причине я отказался знакомиться с материалами дела, написал заявление, что, пока не прекратятся пытки голодом, я дело читать не могу и не буду. Заявление не принимали. Я сидел закованным в наручники, ужасно промерз и не знал, как выразить свой протест и прекратить пытки".*

Заключенных, которых возят в суд знакомиться с делом или судить, никто не кормит. Процесс может длиться неделями, и самое большее, на что может рассчитывать подсудимый, - это на сухой паек из законной пайки хлеба и какой-нибудь малосъедобной рыбы.

Вот как Михаил Трепашкин описывает свой обычный "судебный" день, когда он пытался ознакомиться в военном суде с материалами своего дела. В полпятого утра он встает, чтобы в пять быть готовым к выходу из камеры и поездке в суд. С 5 до 9 утра, в ожидании автозаков - автомашин конвоя, он вместе с множеством других зэков сидит в тюремном боксе на первом этаже - маленьком и прокуренном помещении без вентиляции. Людей в бокс заталкивают так много, что негде сесть. Потом многочасовая доставка в суд. Автомашины конвоя выбирают маршруты так, чтобы по пути заезжать в различные суды. В результате на ознакомление с документами (а в деле Трепашкина 26 томов) отведено 2-2,5 часа в день. Дней отпущено - девять. Вечером - возвращение в неотапливаемом автозаке в свою тюрьму, с многочисленными остановками в других судах и тюрьмах. В час ночи он добирается до своей камеры. В полпятого снова подъем - новый "судебный" день.

"В камере N 274, куда я был водворен, арестованные спят по очереди в две, а иногда и в три смены, - пишет Трепашкин. - Оставшиеся без мест проводят время стоя на ногах, так как негде и не на что сесть... Ни один из автозаков не имеет обогревательных приборов. Вечером после суда меня доставляли в Бутырский СИЗО, где в автозаках в течение 4-5 часов ожидалась та автомашина, которая ночью должна была доставить меня и других арестованных в СИЗО "Матросская Тишина". Фактически все время находишься на морозе. В целом при поездках в суд и из суда по причине издевательской организации конвойного сопровождения мы всегда промерзали так, что мрачнело в глазах и мутилось сознание. После таких доставок в суд и обратно отогреваться нужно было по 40 минут и более. В Московском окружном военном суде не отапливается и комната конвоя. Так как там по часу и больше приходится сидеть в боксе в ожидании судебного заседания, то промерзал всегда еще больше. Только после доставки в зал судебных заседаний удавалось отогреться, но при этом не успевал подготовиться к защите".

Уставшие от постоянного недосыпа, голодные и промерзшие подсудимые приезжают на суд, где от холеных прокуроров и невозмутимых судей они могут услышать о том, что в российском уголовном процессе у защиты и обвинения равные права.

У Михаила Трепашкина вдобавок ко всему изъяли обвинительное заключение, список свидетелей, папки с доказательствами защиты, подготовленные ходатайства. "Все это выглядело какой-то средневековой дикостью, пыткой и издевательством. На мои письменные протесты прекратить пытки судья С.П. Седов ответа не дал, мер не принял. В такой издевательской обстановке я изучал свое дело", - пишет Михаил Трепашкин, бывший сотрудник ФСБ, в последнее время работавший в Москве адвокатом.

При конвоировании всех зэков сажают вместе: бывших работников правоохранительных органов вместе с рецидивистами, больных открытой формой туберкулеза - со здоровыми, арестованных - с осужденными.

"Складывается впечатление, что изложенные выше условия дополнительно инициируются ФСБ РФ, так как в СИЗО есть и камеры со свободными местами, и прямое конвоирование. Думаю, чтобы я не мог осуществлять защиту по сфабрикованному делу, мне и создают такие нечеловеческие условия", - пишет из тюрьмы Михаил Трепашкин.

Печатается с сохранением стилистики оригинала.

На базе первой в мире “Кафедры фтизиатрии” (в московском СИЗО № 1) пройдут обучение врачи пенитенциарной системы из многих регионов России .

Известия, № 2, 10 января. Федор Андреев. Статья. В “Матросской Тишине” открыли кафедру. В канун Нового года контингент следственного изолятора № 1 “Матросская Тишина” пополнился учеными. Но это не подследственные и не служащие учреждения. На двери одного из помещений изолятора появилась табличка “Кафедра фтизиатрии”. Отныне здесь станут работать профессора и доценты Московского государственного медико-стоматологического университета. Большая наука пришла в тюрьму.

- Мы сами были потрясены этим событием, - рассказал “Известиям” заведующий кафедрой профессор Владимир Мишин. - Нас так тепло и приветливо там встретили, специалисты медицинского управления ГУИНа и руководство изолятора создали все условия для научной работы. Наука всегда вытекает из практики, а здесь есть потрясающие возможности изучать такое тяжелое заболевание, как туберкулез, именно там, где он наиболее распространен.

На базе изолятора функционирует самая крупная тюремная туберкулезная больница страны. После перехода следственных изоляторов в систему Минюста РФ она прекрасно оснащена. На ее базе создана уникальная даже по меркам общегражданского здравоохранения бактериологическая референс-лаборатория системы исполнения наказаний, способная проводить самые сложные анализы. Здесь же создан уникальный музей “тюремных” штаммов туберкулеза, встречающихся среди заключенных. Коллекция позволяет осуществлять сложные исследовательские проекты.

- Открытие кафедры по инициативе нашего вуза преследует несколько целей, - комментирует произошедшее проректор МГМСУ профессор Эммануил Луцевич. - Во-первых, приблизить высококвалифицированную медицинскую помощь к тем, кто в ней остро нуждается. Во-вторых, организовать на базе кафедры последипломное обучение врачей, которые работают в пенитенциарной системе.

В лечении туберкулеза каждый год появляется что-то новое. Но, к сожалению, новые знания не доходят до врачей, работающих в местах лишения свободы. А ведь именно им приходится нередко иметь дело с тяжелыми, запущенными случаями болезни, с лекарственно устойчивыми формами туберкулеза, наиболее сложными для лечения.

Кроме того, тактика ведения туберкулезных больных в колониях и тюрьмах достаточно четко и подробно проработана. А для следственных изоляторов, где схемы лечения и организационная работа должны быть иными, она не создана. Ее отработкой и займутся ученые.

- В следственные изоляторы попадает немало людей, уже болеющих туберкулезом, - продолжает профессор Владимир Мишин. - Но немало и тех, кто приходит сюда здоровым, а уходит уже зараженным. А ведь отсюда в процессе следствия освобождается до половины обитателей - и они уносят опасные бациллы в обычную жизнь. Мы не должны допускать этого. И наука здесь - важный участник процесса.

На базе первой в мире “тюремной” кафедры пройдут обучение врачи пенитенциарной системы из многих регионов страны. Первая группа слушателей начнет занятия уже в феврале наступившего года. А в перспективе в университете планируют создание целого факультета тюремных врачей.

На днях в прокуратуре Москвы прошло координационное совещание правоохранительных органов столицы “по проблемам противодействия миграционной преступности в городе”.

Московская правда, № 5. Елена Серова. Статья. Преступники в квадрате.

Полтора года назад “МП” опубликовала мою статью “Купи себе немного регистрации” (28 ноября 2002 года). Как следует уже из названия, речь в ней шла о профанации “визового режима”, о том, что регистрацию можно купить. Тотчас после этого мне позвонили из правоохранительных органов и попросили “поделиться информацией” в интересах следствия. Что я ради благого дела тут же и сделала. Взамен вежливый опер обещал сообщить мне о результатах своей работы, то есть проинформировать о ней читателей “МП”. И пропал на веки веков.

Однако об итогах деятельности милиции в этом направлении я все-таки узнала, хоть и окольными путями: на днях в прокуратуре Москвы прошло координационное совещание правоохранительных органов столицы “по проблемам противодействия миграционной преступности в городе”.

Статистика показывает: почти половину всех преступлений (около 46%) в Москве совершают иногородние и иностранные граждане. Чаще всего это преступления экономического характера, а еще преступления, связанные с оборотом наркотиков и оружия. По приблизительным оценкам специалистов, количество незаконных мигрантов в Москве колеблется от 700 тысяч до миллиона человек.

- Наиболее криминогенными точками в нашем городе сегодня являются городские рынки, - оказывает помощник прокурора города Светлана Петренко. Именно там чаще всего нарушаются правила регистрации граждан в столице. Иностранцы из ближнего и дальнего зарубежья живут прямо на территории рынков без регистрации и без виз.

Именно на московских оптово-продовольственных и вещевых рынках в основном и обманывают потребителей: обвешивают, подделки. Именно здесь, как говорилось на совещании в горпрокуратуре, чаще всего торгуют наркотиками. Здесь происходят кражи, грабежи и разбои.

А как же покупка регистрации?

- Да, в последнее время появилось множество фирм и частных лиц, предлагающих заведомо незаконные услуги по оформлению временной регистрации в Москве, приобретению российского гражданства, получению разрешения заниматься трудовой деятельностью, - продолжает Светлана Петренко. - Такие фирмы и частные лица изготавливают и сбывают мошенническим путем поддельные документы.

По результатам проверок правоохранительными органами города деятельности такого рода фирм возбуждено 1 95 уголовных дел о подделке документов, мошенничестве, халатности, злоупотреблении должностными полномочиями. Около половины из них уже направлено в суды, другие находятся в стадии расследования. Только УВД на Московском метрополитене возбудило 27 уголовных дел по фактам сбыта гражданам поддельных документов. Ликвидированы три организованные преступные группы, действовавшие в метро.

В 2003 году правоохранительные органы “накрыли” 110 фирм и 61 “физическое лицо”, торговавших регистрацией, изъяли более 3 тысяч “неправильных” миграционных карт, более 2 тысяч поддельных свидетельств о регистрации по месту пребывания, множество поддельных медицинских книжек и разрешений заниматься трудовой деятельностью в столице.

...На координационном совещании правоохранительных органов Москвы принято решение: создать единый банк данных о лицах, получающих миграционные карты. И, разумеется, нужно совершенствовать иммиграционный контроль на территории города. А за фирмами, оформляющими мигрантов, вообще необходим жесткий контроль. Намечены и другие меры для пресечения нелегальной миграции в столицу. Потому что “теневой” поток искателей фортуны усиливает криминальную напряженность в столице. А нам это надо?

12 января на заседании комиссии по законодательству и безопасности столичного парламента депутаты поддержали уже одобренную мэром Москвы кандидатуру А. Зуева на пост прокурора Москвы.

Известия, № 3. Леонид Беррес, Богдан Степовой. Статья. “Мы постоянно и планомерно выявляем оборотней в погонах”.

В понедельник на заседании комиссии по законодательству и безопасности столичного парламента депутаты поддержали уже одобренную мэром кандидатуру Анатолия Зуева на пост прокурора Москвы. Напомним, что Московская прокуратура с июня прошлого года жила без начальника. Во время знакомства с депутатами Анатолий Зуев заявил, что борьба с преступностью среди приезжих и выявление оборотней среди "своих" будут приоритетными направлениями в работе столичной прокуратуры.

В первых строках своего доклада Анатолий Зуев (пока еще и.о. прокурора Москвы) поведал депутатам, что, по данным прокуратуры, порядка 46% всех преступлений в городе совершается приезжими. По сравнению с 2002 годом прирост преступности среди "гастролеров" в прошлом году составил 26,5%, было заведено 280 уголовных дел по выявленным нарушениям, из них 95 передано в суд.

- В Москву ежедневно приезжают десятки тысяч человек, - заявил Зуев. - Практически ежедневно на улицах города сотрудники милиции задерживают приезжих с пистолетами, холодным оружием или взрывчаткой. Мы должны добиться того, чтобы подобные правонарушения пресекались еще на вокзалах и в аэропортах. В то же время прокуратура не допустит нарушений прав человека в области пресечения незаконной миграции.

Так же строго кандидат в прокуроры пообещал разбираться и со "своими".

- Борьба с коррупцией во властных структурах является планомерной работой прокуратуры, а не "кампанейщиной", - заявил он. - Мы постоянно и планомерно выявляем оборотней в погонах.

Согласно федеральному законодательству, прокурор Москвы назначается генпрокурором по согласованию с мэром и городской думой. С мэром его кандидатура уже согласована. Теперь депутаты Мосгордумы в течение 30 дней тайным голосованием должны утвердить нового генпрокурора. Судя по вчерашним доброжелательным слушаниям, этот вопрос практически решен.

Правда, в то, что именно Зуев, который вот уже полгода исполняет обязанности прокурора Москвы, будет утвержден в новой должности, мало кто верил. Во-первых, три года назад он уже был и.о. прокурора Москвы и его не утвердили. Против были генпрокурор Владимир Устинов и в особенности мэр столицы Юрий Лужков. Ему почему-то казалось, что Зуев не совсем лояльный и управляемый человек. И тогда вакантное место занял Михаил Авдюков, возглавлявший до этого прокуратуру Мособласти.

Во-вторых, слишком сильны были конкуренты Зуева. На должность столичного "государева ока" прочили начальника международно-правового управления Генпрокуратуры Роберта Адельханяна, бывшего прокурора Нового Уренгоя, а ныне начальника одного из отделов Генпрокуратуры Сергея Васильева и главу управления по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Генпрокуратуры Александра Кизлыка. К тому же все трое значительно моложе 58-летнего Анатолия Зуева.

Наконец, как известно, в июле прошлого года спецкомиссия, созданная по приказу Владимира Устинова, провела проверку прокуратуры Москвы. По ее результатам было объявлено о выявлении масштабных нарушений, включая "заказные" дела, необоснованное освобождение из-под стражи лиц, обвиняемых по тяжким преступлениям, слабый контроль за милицией и т.д. Сразу после этого прокурор Москвы Михаил Авдюков получил строгий выговор и "по-тихому" был назначен советником генпрокурора. Его заместители Вячеслав Росинский и Анатолий Зуев получили просто выговоры.

Как после этого последнего могли двинуть на повышение? С таким взысканием неудобно. Выход нашли простой. В начале декабря в Моспрокуратуру поступил официальный приказ из Генпрокуратуры о снятии выговоров с Зуева, Авдюкова и Росинского. В неофициальной беседе источник "Известий" в Генпрокуратуре заявил, что Анатолий Зуев назначен максимум на два года. "Доработает до пенсии и уйдет, - сообщил он. - За это время мы не спеша подыщем новую кандидатуру. А пока ему в подмогу, первым заместителем, назначили Сергея Борисова, экс-замначальника отдела по соблюдению налогового и таможенного законодательства".

Анатолий Зуев с 1979 по 1994 год работал на Камчатке. Был прокурором Петропавловска, заместителем прокурора области. В марте 1992-го возглавил прокуратуру Камчатки. В мае 1994-го уехал с полуострова на материк: был назначен прокурором Брянской области, откуда переведен в Москву на должность прокурора Хорошевского и Пресненского районов Москвы.

Предыдущие прокуроры Москвы

Геннадий ПОНОМАРЕВ (1991-1995 гг.). Уволен после убийства тележурналиста Владислава Листьева. Сейчас начальник государственно-правового управления мэрии Москвы.

Сергей ГЕРАСИМОВ (1995-2000 гг.). Его отставка была вызвана внеплановой проверкой Генпрокуратуры после взрывов жилых домов в Москве. Герасимов не стал дожидаться приказа и подал заявление об уходе по собственному желанию. Сначала ушел на работу в НИИ Генпрокуратуры, а в 2003 году стал прокурором Приволжского федерального округа.

Михаил АВДЮКОВ ( 2000-2003 гг.). По итогам комиссии Генпрокуратуры работа его ведомства была признана неудовлетворительной. Авдюкову был объявлен выговор, и он стал советником генпрокурора России Владимира Устинова

13 января после 80-ти месяцев тюремно-лагерного заключения из Изолятора № 2 "Бутырки" освобожден адвокат, правозащитник, член Движения "За права человека" С. Бровченко, который содержался в заключении без вступившего в законную силу приговора.

Русский курьер, № 3. Георгий Целмс. Статья. На свободу с чистой совестью.

Вчера (13 января) из следственного изолятора №2 (“Бутырки”) вышел на свободу Сергей Бровченко, адвокат, которого осудили на девять лет лишения свободы “за хранение наркотиков в крупных размерах с целью сбыта”. Наша газета неоднократно писала об этом деле.

Бровченко отсидел уже шесть лет и восемь месяцев. Большую часть срока он провел в СИЗО. Дважды приговор по этому делу отменял Верховный суд РФ, указывая нижестоящим судебным инстанциям на грубейшие нарушения УПК и полное отсутствие доказательств обвинения. Тем не менее, и Мосгорсуд, и Савеловский райсуд столицы упорствовали, не желая признавать свои ошибки. Три раза районный суд выносил один и тот же бездоказательный приговор. Не было доказано, например, даже наличие наркотика, передача его экспертам и пр.

С октября 2002 года дело Бровченко рассматривается в четвертый раз. За год и три месяца состоялось не более 20 судных дней: заседания бесконечно переносились. Четыре месяца, например, не могли добиться явки в суд рубоповцев - свидетелей обвинения. Прокуроры, представляющие в суде обвинение, то и дело менялись. И каждый, естественно, требовал дополнительное время на ознакомление с делом. Однажды, после девяти месяцев участия в суде сотрудник прокуратуры Воробьева вдруг попросила время… на ознакомление с делом (проснулась?). И такую возможность ей предоставили.

Несмотря на отмену приговора Верховным судом, сроки содержания под стражей Бровченко бесконечно продлевались. Вчера представитель прокуратуры Ляпина, не утруждая себя аргументами, заявила об этом очередное ходатайство. Сказала она буквально следующее: “В связи с истечением срока заключения Бровченко, прошу продлить его еще на три месяца”. Закон требует документально доказывать необходимость этой чрезвычайной меры. Например, что подсудимый может скрыться, воздействовать на свидетелей и пр. Но для Ляпиной очевидно закон не писан. К счастью он оказался писан для суда: судья Мартынова отказала обвинению в этом ходатайстве. И Бровченко был выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. По нашим судебным нравам это сенсация - отдадим дань мужеству судьи. А также упорству защитников, которые столько лет борются за торжество справедливости.

Суд будет продолжен. Но в тюрьме Бровченко уже не окажется, если даже вопреки очевидному судья не решиться на оправдательный приговор. Ведь Бровченко отбыл уже больше двух третей срока и по закону подлежит условно-досрочному освобождению. Впрочем, есть надежда, что наконец-то правосудие свершиться и его оправдают. Тогда многим должностным лицам придется ответить за многолетнее беззаконие…

Сразу же после выхода из тюремных ворот Бровченко поделился с корреспондентом “РК” своими ближайшими планами. “Сначала поеду в офис Движения “За права человека”. Его сотрудники боролись за меня все эти годы. Потом приму ванну и высплюсь.

Очередное заседание суда назначено на 26 февраля. “РК” будет следить за развитием событий.

13 января после 80-ти месяцев тюремно-лагерного заключения из Изолятора № 2 “Бутырки” освобожден адвокат, правозащитник, член Движения “За права человека” С. Бровченко, который содержался в заключении без вступившего в законную силу приговора.

Московский комсомолец, № 8. Рита Мохель. Статья. Зэк со стажем больше не опасен.

Савеловский суд выпустил из Бутырки под подписку о невыезде уникального подсудимого — адвоката Сергея Бровченко, который провел за решеткой больше 6 лет (“Зэк по кличке Адвокат”, “МК” от 17.09.2003 г.).

Вообще-то “штатного подсудимого” Бровченко судят уже в третий раз. Первый приговор ему вынесли еще в 97-м. Московские руоповцы нашли в его машине пакет с кокаином на огромную сумму — 1 млн долл. Правда, Бровченко доказывал, что пакет подбросили из мести: адвокат провалил попытку спецслужб сфабриковать дело против бывшего кагэбэшника. В изоляторе Бровченко посетили высокопоставленные сотрудники УФСБ по Калужской области (это подтверждено документами) и предложили прекратить уголовное дело — в обмен на его согласие дать конфиденциальную информацию по делам кое-кого из подзащитных. Сергей отказался.

Савеловский суд отмерил ему 9 лет колонии строгого режима с конфискацией. Но Верховный суд РФ отменил приговор. Сомнительными выглядели “доказательства”, слишком много противоречий было в показаниях свидетелей-руоповцев. Суд и во второй раз подтвердил прежний приговор — а ВС снова его отменил...

Интересно, что если бы адвокат отсиживал свое тихо и не рыпался, еще прошлой зимой его освободили бы условно-досрочно — как отбывшего 2/3 срока. Но он добивается полного оправдания. А возможность выхода на УДО или смягчения наказания предусмотрена лишь для осужденных, коим Бровченко, после отмены приговора, не является.

Третье по счету рассмотрение дела в Савеловском суде идет с октября 2002 г. Все это время подсудимый находился в Бутырке. В Европейском суде по правам человека зарегистрирована жалоба “Бровченко против РФ”, “Международная амнистия” признала его узником совести.

Еще перед Новым годом судья Мартынова в который уже раз отклонила ходатайство об изменении меры пресечения: раз Бровченко обвинен в особо тяжком преступлении — значит, на свободе представляет опасность. И вдруг 12 января судья приняла решение: освободить уникального зэка под подписку о невыезде. Опасность для общества миновала?

— Рита, спасибо за статью! Я твердо уверен, что это именно она помогла, — позвонил сразу после освобождения радостный сиделец.

Суд над Бровченко продолжается. О его решении мы обязательно сообщим.

Столичные милиционеры оставили без помощи гражданина, что привело его к гибели.

Московский комсомолец, № 8. Анна Грачева. Статья. Один в углу.

Мужчина сидел на корточках, прислонившись к стене, в грязной луже, чуть подернутой коркой льда. Голова его неестественно запрокинулась назад, руки были скрещены на груди. “Пьяный, поди...” — подумала дворник Татьяна Маркова, когда ранним ноябрьским утром разметала дорожку у детского центра. Но присмотревшись, остолбенела: “Мертвый!”. И кинулась звонить в милицию.

Звонок в московский ОВД “Котловка” не был для тамошних сотрудников большой новостью. К воротам бывшего детского садика, а ныне двух центров внешкольной работы, накануне, 27 ноября 2002 г., уже приезжала их милицейская машина. Правда, тогда Станислав Ксенофонтов был еще жив.

— Примерно в 11 часов утра у забора упал человек, — вспоминает Людмила Фомина, завхоз центра внешкольной работы “Патриот”. — Мужчина лежал у входа на нашу территорию. Родители и дети перешагивают прямо через него. На улице — дождик со снегом. Ну я и позвонила в милицию.

Дежурный отреагировал на сообщение вяло. Посоветовал сбегать посмотреть, живой ли мужчина, и в случае необходимости оказать первую помощь. Людмила подошла к лежащему человеку в тот момент, когда уличные мальчишки уже копались в его пакете. Прикрикнув на них, завхоз оглядела человека, одетого в приличную куртку, попробовала с ним поговорить. Тот лишь что-то пробурчал. Было непонятно, пьян он или болен. Но даже если пьян — спасать-то надо. Вернувшись в кабинет, Людмила Фомина набрала уже номер начальника ОВД “Котловка”.

— Сейчас разберемся, — заверил он.

Но проходили часы, а человек все так же лежал у забора.

— А почему “скорую” не вызвали? — удивляюсь я.

— Как-то не догадались... От него вроде спиртным пахло.

Ужас этой истории в том, что Станислава Ксенофонтова можно было спасти как минимум 10 раз. Но люди рассуждали так: “Пьяный? Ну и бог с ним”, — и шагали себе дальше.

— В шестом часу вечера я пошла домой, — рассказывает Дина Попова, замдиректора по учебно-воспитательной работе центра “Аргус”. — И тут подъехала милицейская легковушка. Двух милиционеров я стала упрашивать забрать мужчину. Но они лишь недовольно скривились: “Такого грязного? Только машину пачкать...”

Правда, сотрудники милиции все-таки “трогательно” позаботились о Станиславе. Продрогшего, но еще живого, его оттащили к укромному углу здания и со спокойной совестью убрались восвояси.

...У 40-летнего Станислава Ксенофонтова своей семьи не было — как-то не сложилось. Самой близкой для него всегда оставалась его мать, Лидия Алексеевна. 68-летняя женщина признается, что сейчас, после смерти сына, без работы просто сошла бы с ума.

— Стас не пришел ночевать — это показалось мне странным, такого никогда не было, — вздыхает Лидия Алексеевна. — Вечером звонить в милицию не стала, побоялась, что меня поднимут на смех: ничего себе, 40-летнего сынка потеряла. Но когда Стас не пришел и на следующий день, я все же позвонила в ОВД “Котловка”.

— А-а, так это ваш сын погиб! — почти обрадовались на другом конце провода. — Сегодня мы нашли его труп.

В морге №1 Лидии Алексеевне выдали справку, в которой сказано, что Станислав Ксенофонтов умер от переохлаждения. Не от спиртного, не от внезапной болезни и не от чьего-то подлого удара — именно от холода. А и было-то всего минус 2... Почему же так нелепо?

— Тогда я просто встала у того забора и спрашивала у прохожих: видели они здесь упавшего мужчину? Так я нашла свидетелей этой трагедии. Познакомилась с дворником, завхозом и даже узнала про женщину, которая пыталась спасти Стаса.

Старушка Зинаида Григорьевна в тот вечер выгуливала собаку. Заметив лежащего на земле мужчину, она не побоялась растормошить его. Станислав протянул к ней руки, еще теплые, но подняться не смог. Зинаида Григорьевна обратилась было за помощью к папашам, которые здесь же ждали своих детей после занятий. Тщетно — на просьбу Зинаиды Григорьевны никто не отреагировал.

Как не отреагировали и те, про которых пишут сейчас на уличных стендах: “Если где-то человек попал в беду — 02”.

— Я как подумаю, что Стаса можно было спасти, у меня сердце кровью обливается, — шепчет Лидия Алексеевна. — Он погиб в 50 метрах от дома, в том самом детском саду, куда ходил ребенком. Или люди настолько очерствели, что им нет никакого дела друг до друга?

Вот уже больше года Лидия Алексеевна обивает пороги Зюзинской прокуратуры. Надеется возбудить уголовное дело против сотрудников милиции. Почему они не вызвали “скорую”, не предупредили родственников? Ведь у мужчины с собой был паспорт, а до его дома — рукой подать. Ответы на эти вопросы женщина ищет теперь в статье 125 УК РФ (оставление в опасности). Из Зюзинской прокуратуры Лидия Алексеевна сначала получала отписки: “Каких-либо нарушений закона в действиях сотрудников милиции ОВД района Котловка не установлено. Оснований для вмешательства прокуратуры не имеется. По факту смерти Ксенофонтова С.В. проводилась проверка, по итогам которой принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела”.

Однако в июле 2003 г., после обращения в Мосгорпрокуратуру, в своем почтовом ящике Лидия Алексеевна нашла иное письмо. Читала его и не верила своим глазам. Предыдущее “постановление прокуратурой отменено как незаконное и необоснованное и направлено для проведения дополнительной проверки в ОВД “Котловка”.

О решении Лидии Алексеевне обещали сообщить. Но прошло уже полгода, а о результатах проверки ни слуху ни духу. Лидию Алексеевну в ОВД не вызывали, ни один свидетель, которых найти очень легко, до сих пор не опрошен. И мать Станислава Ксенофонтова потихоньку теряет надежду, что это когда-нибудь случится.

Мещанский суд Москвы, приступивший 14 января к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего главы компании ЮКОС-Москва В. Шахновского, отказался прекратить в отношении него уголовное дело, отклонив, таким образом, заявленное защитой ходатайство.

Newsru.com (web-сайт), 14 января. Информ. сообщ. Суд отказался прекратить уголовное дело в отношении Василия Шахновского, а он отказался давать показания.

Мещанский суд Москвы, приступивший в среду к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего главы компании ЮКОС-Москва Василия Шахновского, отказался прекратить в отношении него уголовное дело, отклонив таким образом заявленное защитой ходатайство.

Суд отклонил как заявленное преждевременно ходатайство защиты, просившей прекратить уголовное дело в отношении Шахновского как в части обвинения в уклонении от уплаты налогов в крупном размере, так и по обвинению в неоднократной подделке документов.

Суд также отказался признать недопустимыми доказательствами по делу ряд документов, представленных обвинением, сообщает "Интерфакс".

В ходе судебного заседания в среду гособвинитель Дмитрий Шохин изложил суть обвинений, предъявляемых Генпрокуратурой к бывшему главе компании ЮКОС-Москва. По словам прокурора, Василий Шахновский с 1998 по 2000 год являлся фактическим руководителем компаний ЗАО "Роспром" и ООО ЮКОС-Москва.

По мнению следствия, при его непосредственном участии фактически руководители этих организаций путем свершения финансовых операций организовали вывод оборотного капитала, полученного в результате деятельности подконтрольных им российских предприятий, на счета контролируемых ими иностранных компаний в зарубежных банках.

Кроме того, по словам гособвинителя, с 1998 по 2000 годы Василий Шахновский регулярно предоставлял в налоговую инспекцию ложные сведения об источнике своего дохода, в результате чего им не было уплачено налогов и страховых взносов на общую сумму более 28,5 млн рублей.

По данным следствия, Василий Шахновский заключал подложные договора с иностранной фирмой "Статус Сервис Лимитед", по которому обязывался оказывать ей консультационные услуги по финансово-экономическому развитию и банковскому регулированию в РФ. На основе этого договора он получал в налоговых органах патент на право применения упрощенной системы налогообложения, которая распространяется на физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью по оказанию консультационных и управленческих услуг.

Таким образом, как считает прокуратура, имея патент на применение упрощенной системы налогообложения и договор на оказание консультационных услуг, Шахновский предоставлял в МНС номер два по городу Москве неверные сведения об источнике своих доходов, утверждая в налоговой декларации, что деньги получены им за проведение консультаций в фирме "Статус Сервис Лимитед". При этом, как подчеркнул прокурор, Шахновский осознавал, что фактически указанные им суммы являются доходом от деятельности в ЗАО "Роспром" и ООО ЮКОС-Москва, с которых он обязан был уплачивать подоходный налог и взносы в негосударственные страховые фонды, в том числе в Пенсионный фонд РФ.

По окончании выступления прокурора, слово было предоставлено подсудимому, который заявил, что не признает себя виновным по всем предъявленным статьям УК РФ. По словам Шахновского, в указанный период с 1998 по 2000 годы он действительно оказывал консультационные услуги иностранной фирме и предоставлял в налоговые органы все документы, которые от него требовали.

Василий Шахновский заявил, что отказывается от дачи показаний в суде. "Доказывать свою невиновность я не обязан и не буду давать показания", - заявил он, подтвердив, что намерен воспользоваться правом, предоставляемым статьей 51 Конституции РФ.

Что касается гражданского иска, предъявленного ему налоговой инспекцией, он отметил, что уплатил требуемую сумму (более 53 млн рублей), "поскольку хотел перевести отношения с государством в рамки гражданско-правовых отношений".

Налоговая инспекция отозвала иск к Шахновскому о взыскании 53 млн 366 тыс. рублей

Мещанский суд Москвы прекратил производство по гражданскому иску, заявленному налоговой инспекцией о взыскании 53 млн 366 тыс. рублей с бывшего главы компании ЮКОС-Москва Василия Шахновского.

Производство по иску прекращено в связи с отказом налоговой службы (МНС N 2 по Москве) от заявленных ранее требований, поскольку Шахновский полностью возместил нанесенный ущерб, сообщает "Интерфакс".

Как пояснил адвокат Василия Шахновского Генрих Падва, согласно уголовно-процессуальному законодательству отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему.

Генеральная прокуратура обвиняет Василия Шахновского в уклонении от уплаты налогов в крупном размере и неоднократной подделке документов. По данным следствия, предоставляя в налоговые органы подложную информацию об источнике дохода, Шахновский неправомерно пользовался льготами по уплате налогов. В результате он, по данным следствия, не уплатил подоходный налог и страховые взносы в негосударственные страховые фонды на сумму более 28,5 млн рублей.

Учитывая, что инкриминируемые Шахновскому действия он совершил в 1998-2002 годах, общая сумма задолженности с учетом пени и штрафов составила 53 млн 366 тыс. рублей, которые Шахновский добровольно возместил в бюджет.

Рассмотрение уголовного дела в отношении Шахновского будет продолжено

Прекращение судом производства по гражданскому иску налоговой инспекции к Василию Шахновскому не влечет прекращения уголовного дела в отношении предпринимателя. Об этом заявил "Интерфаксу" в среду официальный представитель Генпрокуратуры РФ, комментируя решение Мещанского суда Москвы.

"Рассмотрение уголовного дела в отношении Шахновского в суде продолжается, доказательства вины подсудимого будут исследованы судом в установленном порядке", - отметил представитель Генпрокуратуры.

В свою очередь, государственный обвинитель по этому делу Дмитрий Шохин заявил в суде, что возражает против освобождения от уголовной ответственности Шахновского, который обвиняется Генпрокуратурой в уклонении от уплаты налогов в крупном размере и неоднократной подделке документов.

Представитель обвинения исходит из того, что Шахновский не способствовал раскрытию преступления.

Согласно Уголовному кодексу РФ, содействие следствию в раскрытии преступления является одним из оснований для освобождения от уголовной ответственности лица, обвиняемого в налоговом преступлении.

Права мигрантов. Свобода передвижения.

Еще на год смогут остаться в Москве многие беженцы из Азербайджана. Столичные власти распорядились продлить им временную регистрацию.

Вечерняя Москва, № 6, 14 января. Информ. сообщ. Беженцев не выселят из Москвы еще год.

Еще на год смогут остаться в Москве многие беженцы из Азербайджана. Столичные власти распорядились продлить им временную регистрацию.

Как рассказали “ВМ” в городской администрации, это касается только тех переселенцев, которые покинули родину во время нагорно-карабахского конфликта в 1989-1990 годах. Именно им московские ОВД и продлят временную регистрацию по месту пребывания до 31 декабря текущего года.

Для этого гражданам нужно будет принести удостоверение беженца или вынужденного переселенца либо документы, выданные компетентными столичными органами (биржей труда Мосгорисполкома, московским Департаментом труда и занятости, миграционной службой). Причем на бумагах должен стоять штамп о продлении их действия до 2000 года.

После прохождения этой процедуры азербайджанцы смогут не только по-прежнему находиться на Москве на законных основаниях, но и в случае необходимости бесплатно пользоваться услугами городских больниц, поликлиник и прочих государственных медучреждений.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

26 декабря в Мосгорсуде прошли предварительные слушания дела об убийстве депутата Госдумы С. Юшенкова.

Известия, № 238, 27 декабря. Владимир Демченко. Статья. Начался суд по делу об убийстве Сергея Юшенкова.

В пятницу в Мосгорсуде прошли предварительные слушания дела об убийстве депутата Госдумы Сергея Юшенкова. На скамье подсудимых - лидер партии "Либеральная Россия", лояльной Борису Березовскому, Михаил Коданев, которого следствие считает заказчиком преступления, и еще пятеро, среди которых организаторы и исполнители. Вчера суд принял ожидаемое решение: участь подсудимых решит жюри присяжных заседателей, отбор которых пройдет 26 января.

Задержание организаторов и исполнителей убийства депутата Юшенкова, застреленного 17 апреля у подъезда своего дома в Москве, стало для Генпрокуратуры настоящим триумфом. Киллер оставил отпечатки пальцев на пакете, в который завернул выброшенный пистолет. Им оказался 31-летний Александр Кулачинский, осужденный несколько лет назад за торговлю наркотиками. Освободился он лишь за четыре месяца до убийства Юшенкова.

Через Кулачинского следствие вышло на его пособника, который ждал убийцу в машине у дома Юшенкова. Им оказался 34-летний Игорь Киселев. Обоих задержали 20 июня в Сыктывкаре. Чуть позже следствие вышло на посредников - Антона Дрозда и Владислава Палькова, а 26 июня в Кудымкаре были задержаны заказчик и организатор убийства - бывший лидер расколовшейся партии "Либеральная Россия" Михаил Коданев и его помощник Александр Винник.

По версии следствия, официальная регистрация партии "Либеральная Россия", проведенная Сергеем Юшенковым, лишила либералов -сторонников Бориса Березовского политического будущего и соответственно финансирования. Именно это, по версии следствия, стало основным мотивом убийства. Следствие шло более 4 месяцев, и в начале декабря было передано в суд.

Вчерашнее заседание в Мосгорсуде вызвало ажиотаж. Перед зданием суда толпились операторы со штативами, а в коридорах напряженно блуждали репортеры. Однако само заседание проходило за закрытыми дверями и было чисто техническим. На нем представителям защиты и обвинения предстояло подать ходатайства по порядку ведения слушаний и определить количество свидетелей. Как заявляли ранее представители обвиняемых, еще задолго до заседания было принято решение о том, что судить их подзащитных будут присяжные заседатели. Такое пожелание выразил главный обвиняемый - Михаил Коданев. Вердикт суда присяжных окончательный и обжалованию не подлежит. Сторона обвинения против участия присяжных возражений не высказала.

- Мы заявили ходатайство о проведении именно суда присяжных, - заявил вчера адвокат Михаила Коданева Генри Резник, - и судья не имел права нам отказать. Мой подзащитный не признает себя виновным, и мы уверены, что именно присяжные смогут объективно оценить все доказательства. Суд вызвал около 70 свидетелей, и процесс затянется надолго. Как минимум месяца на полтора-два. Если не будет никаких неожиданностей с явкой свидетелей.

Первое заседание суда намечено на 26 января будущего года. В этот день будут отобраны 12 основных присяжных и четверых запасных. При этом в суд будут вызваны около 50 москвичей, случайно отобранные компьютером. По закону и защита, и обвинение могут сделать два немотивированных отвода и сколько угодно мотивированных. Сами присяжные также имеют право мотивированного самоотвода, но, как показывает небогатая пока практика, люди в большинстве своем к участию в процессе в качестве присяжных готовы.

Адвокат Ю. Шмидт, представитель семьи С. Юшенкова, рассказал в блиц-интервью о предстоящем суде над обвиняемыми в убийстве депутата Госдумы С. Юшенкова

Московские новости, № 49. Михаил Гохман. Статья. За кадром стоит известный человек.

Адвокат Юрий Шмидт, представитель семьи Сергея Юшенкова, о предстоящем суде

- На слушаниях, которые прошли в Мосгорсуде 26 декабря, была определена дата начала процесса - 26 января 2004 года, дело будет слушать суд присяжных. Меру пресечения всем подсудимым оставили прежнюю.

- Дело будет рассматриваться судом присяжных, для вас как адвоката это что-то меняет?

- Это не очень привычная для нас форма процесса, которая требует особой подготовки.

- Наверное, это большая состязательность, чем в обычном суде?

- Конечно. Присяжные не станут знакомиться с пятнадцатью томами дела, читать обвинительное заключение. Они будут воспринимать дело так, как его представят стороны обвинения и защиты непосредственно в зале суда. Это, конечно, более демократичная форма процесса по сравнению с традиционным судом, но для меня она в новинку, как и для других адвокатов.

- Можно применить старую формулу: "Присяжные судят не столько по закону, сколько по совести"?

- Это близко к правде. В таком процессе роль сторон приобретает большее значение, чем роль предварительного следствия.

- Что вы можете рассказать о материалах этого дела?

- Я не могу рассказывать ничего, особенно после того, как принято решение слушать это дело с участием присяжных. Присяжный прочитает вашу газету, а потом на этом основании его могут обвинить в предвзятости.

- Но ваше мнение уже сложилось?

- Во всяком случае, это дело будет острейшим и захватывающим. Понимаю, что наверняка будут попытки разными способами опорочить имя Сергея Юшенкова, потому что за кадром стоит известный человек, который не пожалеет ни сил, ни денег для того, чтобы в этом процессе добиться своих политических целей.

Мосгорсуд вынес приговор лицам, причастным к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999 году. Однако многие вопросы к следствию и суду так и остались без ответа

Новая газета, № 2. Илья Кригер. Статья. Секретный процесс-3. Мосгорсуд вынес приговор лицам, причастным к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999 году. Однако многие вопросы к следствию и суду так и остались без ответа.

Процесс, длившийся полтора месяца, был закрытым, но приговор, к удивлению большинства, судья Марина Комарова решила огласить в открытом заседании. Наказание, по мнению политрежиссеров, должно быть публичным, а вот обстоятельства дела явно не подлежали широкой огласке. В любом случае гласности не прибавилось: судья зачитала только вводную и резолютивную части приговора. О доказательствах вины Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова — подсудимых в этом процессе — она умолчала, пообещав, например, потерпевшим показать через пять дней полный текст приговора.

Суд признал Деккушева и Крымшамхалова виновными в терроризме, незаконной перевозке, хранении и изготовлении взрывчатых веществ, участии в незаконном вооруженном формировании, убийстве с особой жестокостью, покушении на убийство, незаконном пересечении государственной границы. Юсуф Крымшамхалов сверх того признан виновным в даче взятки в виде мешка сахара капитану Станиславу Любичеву, который пропустил через пост ГИБДД в Кисловодске грузовик со взрывчаткой. А о майоре милиции Ш., который в обмен на мешок картошки обеспечил беспрепятственную доставку гексогена к месту взрыва (“Новая газета” № 96 от 22.12.2003 г.), судья Комарова так и не вспомнила.

Осужденные после оглашения приговора заявили собравшимся журналистам, что абсолютно не согласны с решением суда: “Это фарс. Многие факты основаны на лжи”. Участники процесса рассказали, что Крымшамхалову и Деккушеву в обмен на молчание пообещали срок в 20—25 лет в колонии с улучшенными условиями содержания. Было заметно, что подсудимые не рассчитывали на пожизненный срок.

Кроме того, суд решил, что государство не будет выплачивать компенсации потерпевшим от взрывов. Это должны сделать осужденные Деккушев и Крымшамхалов: более 1 000 000 рублей — за материальный ущерб 14 пострадавшим, подавшим иски, и 2 800 000 рублей — за вред моральный (каждому истцу — по 200 000 рублей). Правда, по закону “О борьбе с терроризмом” моральный и материальный вред, причиненный терактом, должно компенсировать Министерство финансов России, причем немедленно, а затем уж взыскивать деньги с виновных. Ясно ведь, что Деккушев и Крымшамхалов никогда не смогут заплатить. Суд это обстоятельство решил не учитывать. Правда, прецедент создан: российский суд впервые признал, что пострадавшие от терактов имеют право на возмещение морального вреда.

Террористы приговорены. Но не все. И не главные — среди осужденных нет организаторов терактов. В Москве и Волгодонске осенью 1999 года ими, по данным ФСБ, были полевые командиры Хаттаб и Абу Умар. Суд безоговорочно принял “чеченскую” версию, предложенную следователями. Другие варианты не рассматривались, а обстоятельства, не укладывавшиеся в официальную версию, во внимание не принимались как несущественные.

Шамиль Арифулов, защитник Юсуфа Крымшамхалова, в тот же день подал кассационную жалобу в Верховный суд, заявив, что со стороны гособвинителей имели место “прямые фальсификации собранных следствием материалов”. По мнению адвоката Арифулова, в ходе судебного процесса не были соблюдены полнота и всесторонность исследования доказательств.

Вопросы к следствию и суду остались и у других участников процесса. Например. Почему судебно-медицинская экспертиза пострадавших от взрыва в Волгодонске была проведена в отсутствие самих потерпевших? Почему до сих пор не привлечен к ответственности сотрудник милиции майор Ш.? Как сумела судья Марина Комарова рассмотреть сложнейшее дело всего за полтора месяца? Почему процесс проходил в закрытом режиме, несмотря на то, что секретными были объявлены только пять из 91 тома уголовного дела? Почему суд проигнорировал явные и многочисленные несовпадения в показаниях подсудимых? Правда ли, что 12 января судья Комарова позволила адвокату Трунову войти в совещательную комнату, что строго запрещено законом, до вынесения приговора по делу?

Есть и другие вопросы, которые мы, несомненно, зададим, как только ознакомимся с приговором. Наш интерес к этому делу вполне оправдан: мало наказать исполнителей, главное — выяснить, как такое могло произойти и кто, помимо двух осужденных, на самом деле причастен к страшным терактам осени 1999 года. Тем более свою причастность к московским взрывам осужденные категорически отрицают.

В Зюзинском райсуде Москвы продолжается рассмотрение дела газеты “Генеральная линия” (более известной как “Лимонка”), которую обвиняют в нарушении закона “О противодействии экстремистской деятельности”.

Коммерсант, № 3. Олег Кашин. Статья. В суд бросили “Лимонку”.

В Зюзинском райсуде Москвы продолжается рассмотрение дела газеты “Генеральная линия” (более известной как “Лимонка”), которую обвиняют в нарушении закона “О противодействии экстремистской деятельности”. Это первый случай судебного применения закона об экстремизме к СМИ. Главный редактор газеты заверил, что вне зависимости от решения суда она продолжит выходить, поскольку “„Лимонку" можно закрыть только путем физического уничтожения всего коллектива редакции”.

Печатный орган Национал-большевистской партии — “Лимонка” — уже был закрыт по решению суда в сентябре 2002 года за разжигание межнациональной розни и призывы к свержению существующего строя. Однако нацболы зарегистрировали новую газету под названием “Генеральная линия” и издают ее, используя логотип “Лимонки”, так что закрытие газеты осталось для большинства читателей незамеченным. В этот раз уголовное дело против газеты возбудил прокурор города Коврова Владимирской области, где печатается тираж. Но Владимирский суд удовлетворил ходатайство нацболов (“То, что Playboy печатается в Финляндии, еще не значит, что это финский журнал”) и перенаправил дело в Зюзинский райсуд Москвы — по местонахождению редакции.

Суть претензий прокуратуры к “Генеральной линии” состоит в том, что ряд публикаций газеты, по мнению работников прокуратуры, подпадает под действие принятого в 2002 году закона “О противодействии экстремистской деятельности”. Единственным случаем, когда был использован этот закон, стало прошлогоднее предупреждение Министерства печати газете “Завтра”, опубликовавшей интервью Ахмеда Закаева. Дело против “Генеральной линии” — первый случай применения закона об экстремизме для закрытия через суд средства массовой информации.

На первое заседание суда не явились представители Минпечати, поэтому судья объявила перерыв, обязав юристов министерства явиться на следующее заседание. Пресс-секретарь Минпечати Александр Шабуркин сообщил „Ъ", что “если суд выяснит, что „Генеральная линия" нарушала закон, то министерство отменит ее регистрацию”. “Никаких политических пристрастий по отношению к „Лимонке", как и к любому другому изданию, у Минпечати нет,— посчитал нужным уточнить господин Шабуркин.— Если бы министерство решило закрыть издание, никто бы не стал прикрываться владимирским прокурором”.

Главный редактор “Генеральной линии” Алексей Волынец рассказал „Ъ", что, по его мнению, газета обязательно будет закрыта, потому что “у Минпечати к Лимонке" историческая нелюбовь”. По мнению господина Волынца, руководство министерства не может простить нацболам того, что они, по сути, не выполнили решение суда о закрытии “Лимонки”, возобновив издание под другим названием. “Я предполагал, что нас закроют еще быстрее,— отметил господин Волынец.— А нас не трогали больше года”.

По мнению Алексея Волынца, обвинений в экстремизме “Генеральная линия” - “Лимонка” не заслуживает. “В списке наших экстремистских публикаций, составленном прокуратурой, например, выступление бен Ладена, которое мы перепечатали с сайта „Би-Би-Си". „Би-Би-Си" почему-то никто в экстремизме не обвиняет”,— отметил господин Волынец. Он заверил „Ъ", что вне зависимости от решения суда газета продолжит выходить. “Когда нас закрывали первый раз, я сказал, что „Лимонку" можно закрыть только путем физического уничтожения всего коллектива редакции”.

Решение суда ожидается 21 января.

Надругательство над российским флагом (А. Бениаминов водрузил 7 ноября 2003 г. над зданием Годумы советский флаг) прокуратура сочла следствием психического заболевания.

Новые Известия, № 2. Шаген Оганджанян. Статья. “Безумству” красных…

Армен Бениаминов, водрузивший 7 ноября минувшего года над зданием Госдумы советский флаг, вызвал нешуточный гнев тогдашних депутатов. Они большинством голосов приняли решение обратиться в прокуратуру с просьбой “разобраться” с коммунистом. В новом году эта история получила неожиданное развитие.

На днях прокуратура Центрального административного округа Москвы приняла решение, что в отношении г-на Бениаминова должна быть проведена принудительная судебно-психиатрическая экспертиза. Напомним, что Армен Бениаминов на момент водружения флага являлся кандидатом в депутаты от КПРФ и одновременно помощником депутата Владимира Никитина. За свою акцию он был жестоко избит сотрудниками охраны и пролежал в больнице с черепно-мозговой травмой 2 недели. Стараниями бдительных парламентариев экс-кандидат в депутаты теперь проходит в качестве подозреваемого по статье 329 УК РФ (“надругательство над государственным гербом или флагом”). Судебно-психиатрическая экспертиза проводится довольно редко. Например, в случае, если человек действительно подозревается в особо тяжком преступлении или имел ранее некие психические проблемы.

Г-н Бениаминов никогда не стоял “на учете” в соответствующих медучреждениях. В невменяемости его подозревают впервые. По образованию нарушитель депутатского спокойствия экономист и в настоящее время даже пишет кандидатскую диссертацию. Да и за надругательство над флагом законодательством предусмотрено всего лишь до одного года лишения свободы. Кроме того, в ходе следствия подтвердились слова Бениаминова: российский триколор он с флагштока действительно не срывал. Следователь Елена Котова мотивировала решение инициировать судебно-психиатрическую экспертизу своеобразно. Ее, в частности, беспокоит то, что у коммуниста “редкая статья”. Обо всем этом “Новым Известиям” поведал адвокат Бениаминова Дмитрий Аграновский.

Подзащитными г-на Аграновского не раз становились политически несдержанные граждане: он представлял интересы попавших в поле зрения Фемиды нацболов и активистов других левых организаций. Но и сам адвокат, признавшийся “НИ”, что некоторых его клиентов и впрямь можно назвать “чудными”, в отношении г-на Бениаминова такого сказать не берется. Постановление об экспертизе защитой еще будет обжаловано, но г-н Аграновский склонен считать, что, скорее всего, безуспешно.

“В данном случае это просто форма унижения. В стационар его, конечно, не направят. Но тут важен сам факт – нормального адекватного человека в принудительном порядке подвергают психиатрической экспертизе. К тому же понятия нормы, это вам любой психолог скажет, не существует. Можно всегда найти у человека какие-то особенности. Поскольку дело политическое, я опасаюсь небеспристрастности. Сам факт проведения экспертизы и есть наказание”, – считает г-н Аграновский. Он также попросил абстрагироваться от политических взглядов “конкретного Бениаминова, ведь если всякое нестандартное деяние будет объявляться сумасшествием, то это удар по правам человека”.

Обращение родственников погибших при взрывах жилых домов в Москве в 1999 г. и захвате заложников на Дубровке в 2002 г

Коммерсант, № 3. Информ. сообщ. Потерпевшие добиваются независимого расследования.

“Если нас разорвать — правды не будет”, — заявлял в последнем слове на процессе приговоренный вчера к пожизненному заключению Юсуф Крымшамхалов. Этой правды и решили добиваться некоторые потерпевшие от взрывов домов и теракта в театральном центре на Дубровке. В заявлении, распространенном вчера радиостанцией “Эхо Москвы”, сопредседатель региональной общественной организации “Норд-Ост” Татьяна Карпова высказывает опасение, что дело, возбужденное по данному теракту, будет закрыто в связи с гибелью обвиняемых, а общественность так и не получит ответы на многочисленные вопросы, возникшие как по поводу самого захвата заложников, так и по действиям силовиков. Госпожа Карпова утверждает, что никого из членов общественной организации не вызывали в прокуратуру, а на ее обращения никакой реакции не последовало. В частности, как отметила госпожа Карпова, директор ФСБ Николай Патрушев оставил без ответа письмо, в котором организация требовала объяснить, кто, заложник или террорист, был убит у входа в ДК уже после завершения штурма. Поскольку родные погибших на Дубровке в октябре 2002 года и при взрывах жилых домов в Москве осенью 1999 года не видят “никаких конкретных результатов” в расследовании данных терактов, они обратились к кандидатам в президенты России с требованием создать независимую комиссию по их расследованию. Создание такой комиссии вчера поддержали сразу три кандидата в президенты РФ: Иван Рыбкин, Николай Харитонов и Ирина Хакамада. Кстати, подобная комиссия уже создавалась для расследования взрывов жилых домов, но до сути так и не добралась. Более того, один из участников этой комиссии, бывший чекист, а в последнее время адвокат Михаил Трепашкин сейчас находится в заключении.

Жертвы московских терактов намерены получить компенсацию от американского исламского фонда.

Владимир Перекрест. Статья. Известия, № 4

Завершившийся в понедельник судебный процесс по делу о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске вновь обозначил старую проблему отечественного правосудия - невозможность возмещения ущерба потерпевшим. Приговоренные к пожизненному заключению террористы Крымшамхалов и Деккушев, которых суд обязал выплатить более 4 миллионов рублей, никогда не смогут заработать в колонии такие деньги. Однако адвокат потерпевших Игорь Трунов знает, где искать деньги. Он намерен добиться того, чтобы жертвы российских терактов получили в качестве компенсации средства американского исламского фонда (Benevolence International Foundation), финансировавшего чеченских боевиков. Сейчас все средства этой организации (4 миллиарда долларов) арестованы американской юстицией, а глава фонда Энаам Арнаут отбывает наказание в тюрьме.

Формально суд, закончившийся в минувший понедельник, позаботился не только о справедливом возмездии террористам Адаму Деккушеву и Юсуфу Крымшамхалову, признанным виновными во взрыве домов в Москве и Волгодонске, но и о судьбе потерпевших. Судья Мосгорсуда Марина Комарова постановила взыскать с террористов денежные суммы на компенсацию морального и материального вреда жертвам терактов. Кстати, не всем, а только тем, кто подал соответствующие иски. Таких набралось около двадцати человек. Материальный вред оценивался в зависимости от представленных документов, подтверждающих ущерб, в том числе и вред здоровью. Самую крупную сумму - 635 тысяч рублей Мосгорсуд постановил взыскать в пользу жительницы Волгодонска Людмилы Дубинской. Эта сумма сложилась из стоимости полностью разрушенной квартиры и затрат на лечение - в результате взрыва женщина получила черепно-мозговую травму. Компенсация же морального вреда была одинаковой для всех - по 200 тысяч рублей.

Однако ни Людмила Дубинская, ни остальные потерпевшие скорее всего ничего с осужденных террористов не получат. И дело вовсе не в принятых в конце прошлого года изменениях в уголовном законодательстве, которые существенно сократили возможности конфискации имущества осужденных. (Теперь конфискации подлежит только то имущество, которое было задействовано в совершении преступления или было приобретено на средства, полученные преступным путем.) В приговорах Деккушеву и Крымшамхалову вообще не содержится такая мера наказания, как конфискация имущества. Но даже если бы суд и принял решение о конфискации, это все равно ничего не дало бы потерпевшим. Имущество осужденного конфискуется в доход государства, а не для компенсации морального или материального вреда потерпевших.

На возмещение вреда по существующей практике направляют только те средства, которые осужденный зарабатывает в колонии. Однако после того, как Россия присоединилась к ряду международных конвенций, принудительный труд в местах лишения свободы запрещен, сообщили "Известиям" в ГУИНе Минюста. Для того, чтобы осужденный работал, необходимо совпадение двух условий: желание самого осужденного и наличие в колонии возможности обеспечить его работой. В колонии особого режима, где предстоит отбывать срок осужденным террористам, найти такую возможность практически невозможно. Там право на труд надо еще заслужить - это считается лучшим средством, чтобы не сойти с ума на пожизненном сроке. А о том, чтобы получать деньги за свой труд, нет и речи.

И все же у потерпевших есть шанс получить хоть какую-то часть присужденных денег. Для этого, советует юрист Александр Баранников, через месяц после вступления приговора в силу (этот срок закон предоставляет для того, чтобы ответчик добровольно исполнил судебное решение - разумеется, Деккушев и Крымшамхалов вряд ли им воспользуются) потерпевшим необходимо с решением суда обратиться в службу судебных приставов - для того, чтобы наложить арест на имущество осужденных. Известно, что они люди не бедные. Однако не исключено, что их имущество переписано на других лиц. Но и в этом случае не все потеряно. Нужно только докопаться, на чьи деньги изначально приобретались дом, машины и другое имущество. Для таких действий, говорит Баранников, истцы должны написать соответствующее заявление в службу судебных приставов. К сожалению, именно это подразделение является самым слабым звеном российской судебной системы. Приставы-исполнители взыскивают только один рубль из каждых пятисот, по которым вынесены судебные решения, отмечают в Минюсте России. Несмотря на то что закон признает приоритет при взыскании долгов за частными лицами, на практике приставы гораздо активнее занимаются взысканием долгов в пользу государства.

Возможно, поэтому адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы некоторых пострадавших от взрывов жилых домов в Москве, решил идти другим путем. Он считает, что материальные иски должны быть предъявлены не к террористам, с которых нечего взять, а к государству, которое не обеспечило безопасности своим гражданам. Его клиенты уже подали иски к Минфину, который по закону о терроризме несет ответственность в тех случаях, когда теракт совершен на территории нескольких субъектов федерации. Начало процесса, который состоится в Басманном суде Москвы, запланировано на 19 января.

Впрочем, есть еще и третий путь получения денег.

Общероссийское движение "За права человека" распространило заявление, озаглавленное "Суд, которым закрывают правосудие" и посвященное приговору, вынесенному Мосгорсудом 12 января А. Деккушеву и Ю. Крымшамхалову, обвинявшимся в причастности к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года.

Грани.Ру, 13 января. Статья. Правозащитники: Суд по делу Деккушева и Крымшамхалова - пародия на правосудие.

Общероссийское движение "За права человека" распространило заявление, озаглавленное "Суд, которым закрывают правосудие" и посвященное приговору, вынесенному Мосгорсудом 12 января Адаму Деккушеву и Юсуфу Крымшамхалову, обвинявшимся в причастности к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года. В заявлении говорится, что справедливый, открытый суд над виновниками терактов мог быть убедительным противопоставлением закона и права демократического государства коварству и жестокости преступников. Однако торжества правосудия не случилось. Суд был объявлен закрытым. Несмотря на огромную важность, дело рассматривалось судьей единолично. Привязка обвиняемых к взрывам в Москве и само проведение процесса в столице носили откровенно искусственный характер, поскольку было доказано только непосредственное участие подсудимых в трагических событиях в Волгодонске. Суд не сделал последовательной попытки выяснить все обстоятельства организации терактов.

Особенно подозрительно, по словам правозащитников, выглядит провокация в отношении адвоката пострадавших Михаила Трепашкина. Не секрет, что российские спецслужбы приложили большие усилия, чтобы предотвратить его вхождение в процесс. Отвратительная история с подбросом Трепашкину пистолета и его арестом, пыточные условия содержания адвоката в тюрьме, назначение ему содержания под стражей по обвинениям в разглашении "секретных материалов" многолетней давности – все это совершенно недвусмысленно указывает на существование "заказа" на расправу с Трепашкиным. Издевательски возложив исключительно на двоих осужденных к пожизненному заключению все бремя выплаты материального и морального ущерба пострадавшим, суд освободил государство от законной обязанности компенсировать тот ущерб, в котором виновато само государство – пусть даже только своей неспособностью предотвратить теракты.

Таким образом, отмечает движение "За права человека", суд над Адамом Деккушевым и Юсуфом Крымшамхаловым фактически послужил сокрытию правды о трагических событиях сентября 1999 года, стал какой-то пародией на правосудие. При этом все процессуальные нарушения и нелепости создают скандальную атмосферу, дают почву для самых сенсационных версий, прежде всего о причастности российских властей и спецслужб к взрывам. Однако правозащитники выражают надежду на то, что российская общественность добьется нормального расследования терактов и гласного суда над истинными виновниками и подлинными организаторами террора.

Комментарий

Правозащитная организация прокомментировала ход и исход суда на Деккушевым и Крымшамхаловым вполне ожидаемым образом. Действительно, и закрытый характер процесса, и натянутость многих аргументов обвинения, и расправа над адвокатом потерпевших - все это свидетельствует о том, что выяснение истины не стояло на первом месте среди задач суда. Но, конечно, есть и другие точки зрения. В тот же день, когда движение "За права человека" выступило со своим заявлением, газета "Известия" опубликовала на первой полосе материал на ту же тему под выразительным заголовком "Казнить вас надо!". Ее автор не выражает никаких сомнений насчет хода и результата судебного разбирательства - и дает свой прогноз насчет исполнения приговора. Журналист предполагает, что приговоренные к пожизненному заключению Деккушев и Крымшамхалов будут отбывать его в колонии "Белый лебедь" в Пермской области. Тамошний режим рисуется так: "Передвигаться там можно только в три погибели, камера - 2х2, охранники особо не церемонятся. Этапированный туда "террорист номер один" Салман Радуев продержался в таких условиях только несколько месяцев". Описание яркое и необычно откровенное. Нечасто российская газета, которую на Западе многие по старой памяти считают официозом, сообщает миру, что у нас есть тюрьмы, содержание в которых по сути является медленным (и даже не очень медленным) убийством. Помнится, недавно на эту тему шла оживленная дискуссия в Лондоне - на процессе по делу об экстрадиции Ахмеда Закаева. Защита масхадовского эмиссара утверждала, в частности, что выдавать его в Россию нельзя, поскольку там заключенных подвергают пыткам. Представители Генпрокуратуры РФ энергично опровергали эти "домыслы", однако судья Тимоти Уоркман все-таки им поверил. И, как подтверждает сегодня авторитетная газета, был совершенно прав.

Дословно

Игорь Трунов, адвокат (О решении Мосгорсуда по делу о взрывах жилых домов)

Есть две составляющие вынесенного сегодня приговора. Что касается адекватности наказания, к которому приговорены обвиняемые, мы согласны с решением суда. Эти преступления не должны были остаться безнаказанными, чтобы подобное не повторялось в будущем.

Что же касается механизма выплаты компенсаций пострадавшим от терактов, то мы в корне не согласны с решением Мосгорсуда. Взыскать эти деньги с обвиняемых невозможно. Они приговорены к пожизненному заключению, будут содержаться в камерах-одиночках и просто физически не способны выплатить требуемую сумму. Так что, по нашему мнению, это решение Мосгорсуда не может быть выполнено и не соответствует закону. А должно быть так, как прописано в законе о терроризме: государство берет на себя бремя расходов на компенсации пострадавшим, а потом взыскивает эти средства с виновных в порядке регресса. При этом надо учитывать, что круг виновных в терроризме значительно шире, нежели двое осужденных сегодня. Это и финансисты террористов, и организаторы терактов, и те, кто проходят как обвиняемые в деле борьбы с международным терроризмом, чьи счета в швейцарских и американских банках сейчас заморожены и подлежат конфискации. Вот откуда государство должно брать деньги для компенсации пострадавшим от терактов.

Мы уже предприняли меры с целью оспорить решение Мосгорсуда о механизме выплаты компенсаций. Пострадавшие подали ряд исков к федеральному правительству. Эти иски будут рассматриваться 19 января в Басманном суде. Посмотрим, каков будет вердикт, и тогда примем решение о дальнейших наших шагах.

Что касается самой суммы компенсаций, которую назначил Мосгорсуд, то для того, чтобы согласиться или не согласиться с ней, мы должны для начала получить на руки и изучить полный текст приговора. Пока мы, как и все остальные, знакомы только с его резолютивной частью.

Сергей Ковалев, председатель Общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов. Грани.Ру, 12.01.2004.

Мера наказания для Крымшамхалова и Деккушева несоразмерно жестока. Совершенно ясно, что речь идет заведомо о "стрелочниках". По доходившим сведениям, насколько я понимаю, роль и Крымшамхалова, и Деккушева расценивается даже обвинением как вспомогательная. Они принимали участие в изготовлении взрывчатки и в ее транспортировке. Насколько мне известно - и думаю, что я не ошибаюсь, - у них нет обвинения в исполнении взрывов. А оба они утверждали, что и понятия не имели о том, что будут взрываться жилые дома с мирными жителями. Ведь если бы речь шла о военных или технических объектах, которые, как утверждает Деккушев предполагалось взорвать, то это рассматривалось бы в суде не как теракт, а как диверсия. Это основание для меня полагать, что наказание чрезмерно.

Также есть тенденция придавать этому процессу совершенно несоразмерное значение. Он рассматривается как важный этап в расследовании вообще всего дела о кошмарных событиях осени 1999 года. Это никакой не этап. Это просто нашли "стрелочников". А ни вопрос об организации этих преступлений, ни вопрос о реальном источнике заказа терактов не рассматривается, да и не может рассматриваться в деле таких второстепенных фигур. При этом меня очень неприятно поражает закрытость этого процесса. Полагаю, что процессы этого рода непременно должны быть максимально открытыми. Это важнейшее дело имеющее огромное общественное значение, и, кстати сказать, дело, в котором есть подозрения и по отношению к власти. Если власть намерена опровергать эти подозрения, она обязана сделать расследование этих дел абсолютно прозрачным. Она этого не делает и тем укрепляет подозрения.

Александр Ткаченко, член Общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов.

Грани.Ру, 12.01.2004.

(О приговоре Адаму Деккушеву и Юсуфу Крымшамхалову)

Всегда за таким приговором скрывается один вопрос - а может быть, не тех людей осудили? Но чтобы ответить на него, нужно знать дело, нужно знать, что происходило на процессе. А процесс был закрытый, нам непонятно, почему не дали возможности ознакомиться с ходом дела.

Если это действительно те люди, которые взорвали дома, они, конечно, должны быть наказаны. Но вокруг процесса была непростая ситуация. Нужно быть уверенным, что именно они виновны, а у меня такой уверенности нет. Зная наш суд и зная, как нужно было кого-то обвинить, можно предположить, что осудили, просто чтобы кого-то осудить. Процесс был закрытый - но какие же государственные секреты могли на нем разглашать? Может быть, это и есть государственный секрет, что не тех осудили?

И еще: в судебных процессах последнего времени - например, дело об убийстве Старовойтовой - найдены только непосредственные исполнители, а заказчики не найдены и их не ищут. И в деле о взрывах ничего нет о заказчиках. Может быть, поэтому процесс и был закрытый.

Грани.Ру, 12.01.2004

Андрей Онищенко адвокат Татьяны Морозовой (Из письма Татьяне Морозовой, написанного накануне вынесения приговора Деккушеву и Крымшамхалову)

Без всякого сомнения оба подсудимых будут признаны виновными. Более того, их даже признают виновными и по взрыву жилых домов в г.Москве, что вполне логично вытекает из задач стоящих перед правосудием, "найти удобного виновного". Тем не менее могу точно утверждать что подсудимые не принимали участия во взрывах домов в г.Москве, в г.Москве их вообще не было. Полно разобраться в деле я признаюсь честно не смог по причине противодействия этому со стороны суда.

В виду отобрания от меня подписки о неразглашении государственной тайны, я опасаюсь предоставить Вам полный отчет о судебном заседании по причине моего нежелания составить компанию Трепашкину в следственном изоляторе, хотя, как ни странно, ни одного секретного документа я в процессе не увидел, поэтому считаю что видимость засекречивания создана для мотивации закрытого процесса, который нужен был исключительно для "однобокого" рассмотрения дела.

Грани.ру, 13.01.2004

Справка

Письмо адвоката Андрея Онищенко Татьяне Морозовой

Уважаемая Татьяна Морозова.

Судебное разбирательство окончено, приговор будет оглашен судом 12 января. Без всякого сомнения, оба подсудимых будут признаны виновными. Более того, их даже признают виновными и по взрыву жилых домов в г.Москве, что вполне логично вытекает из задач стоящих перед правосудием, "найти удобного виновного". Тем не менее, могу точно утверждать что подсудимые не принимали участия во взрывах домов в г.Москве, в г.Москве их вообще не было. Полно разобраться в деле я, признаюсь честно, не смог по причине противодействия этому со стороны суда.

Я вошел в процесс как Ваш представитель на второй день судебного заседания, Соответственно, обратился к судье с письменным ходатайством об отложении судебного заседания, просил разумный срок для ознакомления с делом - 5, а затем 3 дня, - в чем мне было отказано. Поэтому первые две недели сидел в процессе, будучи совершенно неподготовленным, и не мог в полной мере осуществлять Ваши интересы и вовремя задавать вопросы допрашиваемым лицам.

Именно в первые две недели были допрошены основные свидетели по делу. Судья вообще не рассматривала Ваши ходатайства, направляемые Вами ей посредством телеграфа, то есть игнорировала их, несмотря на то, что наличие в деле представителя не лишает Вас права самостоятельного заявления ходатайств. Отклонила абсолютно все ходатайства, заявленные мною, в том числе и о вызове в судебное заседание для допроса в качестве свидетеля Трепашкина, что Вы поручали мне сделать.

В виду отобрания от меня подписки о неразглашении государственной тайны, я опасаюсь предоставить Вам полный отчет о судебном заседании по причине моего нежелания составить компанию Трепашкину в следственном изоляторе, хотя, как ни странно, ни одного секретного документа я в процессе не увидел, поэтому считаю что видимость засекречивания создана для мотивации закрытого процесса, который нужен был исключительно для "однобокого" рассмотрения дела.

В данном деле "Чеченский след" вообще не выдерживает никакой критики, среди лиц которые по версии следствия причастны к взрывам нет ни одного чеченца, лишь несколько карачаевцев (покойников) и "ряд не установленных лиц".

Организаторов на скамье подсудимых нет. Вопрос - кто организовал эти взрывы и кто эти "не установленные лица" еще будет долго висеть в воздухе. Более того, эти вопросы вставали и в суде и были отклонены судом по следующей мотивировке, что данные вопросы выходят за пределы рассмотрения настоящего уголовного дела, дескать, в судебном заседании судом рассматривается вопрос о виновности конкретных подсудимых к данным взрывам, а не все дело о взрывах вообще. Должен сказать, это очень удобная позиция для суда целью которого является сокрытие истины. Дескать, остальные террористы убиты в ходе проведения антитеррористической операции, лишь двоих смогли задержать, они предстали перед судом, признаны виновны судом во взрывах жилых домов в г.Москве и г.Волгодонске. А факт то, что данные лица не могли одновременно находится в двух разных городах незаметно опускаем.

По моему убеждению, данные двое подсудимых действительно могли быть причастны к взрыву жилого дома в г.Волгодонске, только в качестве рядовых исполнителей. Организаторов, как я уже пояснил, нет.

Интересная деталь, после совершения взрывов в г.Москве, подсудимые были задержаны в г.Волгодонске, задержаны по ориентировке, были доставлены в местный ОВД, автомашина со взрывчаткой была досмотрена сотрудниками милиции, однако через несколько часов, подсудимых неожиданно отпускают, а следующей ночью взрывают дом в Волгодонске. Кто именно дал указание их отпустить, неизвестно, думаю, что не Шамиль Басаев. Также неизвестно, было ли что либо обнаружено в автомашине по причине отсутствия протокола ее осмотра. Хотя не понятно, как можно было не обнаружить 3-4 тонны взрывчатки в автомашине "бычок" грузоподъемностью всего 3 тонны.

Неполнота судебного следствия просто ужасающая, материалы дела состоят целиком из ксерокопий, в деле нет всех материалов, собранных следствием. Например, точно знаю что тот же Блюменфельд некоторое время находился под стражей, однако в деле каких-либо документов о его аресте нет, то есть следствие лишь выборочно по своему усмотрению представила часть добытых материалов.

Довольно-таки не адекватно вели себя подсудимые в процессе, охотно отвечали на вопросы прокурора, судьи, своих защитников, однако на вопросы потерпевших старались не отвечать, на мои вопросы о возможном участии во взрывах спецслужб, так как ранее на это ссылались в прессе, подсудимые демонстративно отказались отвечать, при этом один из них сказал что "правозащитные организации хуже войны". То есть, я опасаюсь что оба подсудимых были как минимум психологически обработаны и вели на суде так как нужно для следствия. Возможно им что-то обещали, ведь несмотря на приговор они могут быть помилованы президентом Российской Федерации.

Несмотря на окончание процесса по данному делу вопросов осталось очень много, на эти вопросы никто не готов ответить.

С уважением адвокат Онищенко А.Д. 11.01.2004 г.

Сопредседатель СПС Ирина Хакамада выступила с обращением к российским гражданам, которые пострадали от государственного терроризма.

Колокол.Ру, 14 января

Статья. Хакамада обвиняет Путина в государственном преступлении. *

Ирина Хакамада заявила, что президент России Владимир Путин лично отдал приказ применить газ во время операции по освобождению заложников в Театральном центре на Дубровке в 2002 году. В среду в центральных российских газетах, и в частности, в "Коммерсанте" на правах рекламы опубликовано открытое письмо кандидата в президенты Ирины Хакамады "гражданам страны, пострадавшим от государственного терроризма". Как пишет Газета.ру, по сути это письмо – предвыборный манифест одного из основных соперников Владимира Путина на президентских выборах и в то же время – личный вызов действующему президенту.

"Раньше я не предавала гласности многое из того, что увидела в Театральном центре, и тем более, как президент и члены его администрации отнеслись к моей попытке спасти людей. Я не говорила об этом раньше, потому что заблуждалась, думая, что президент Путин, в конце концов, поможет установить правду и раскается за свой приказ использовать смертоносный газ", признается в своем обращении Хакамада. Теперь же она решила отреагировать на призыв родственников тех, кто погиб в результате взрывов жилых домов в Москве в 1999 году и при штурме "Норд-Оста". 12 января они призвали всех кандидатов в президенты с призывом дать оценки этим терактам их расследованию и помочь добиться правды и наказать виновных.

"В результате моих переговоров с террористами в Театральном центре 23 октября 2002 года и последующими событиями я пришла к убеждению, что террористы не планировали взрывать театральный центр, а власть не была заинтересована в спасении всех заложников, – признается Хакамада. - Оценивая происшедшее, я прихожу к неизбежному выводу: этот теракт помог подстегнуть античеченскую истерию, продолжить войну в Чечне и удержать высокий рейтинг президенту. Я убеждена, что действия президента Путина по сокрытию правды в данной ситуации – по сути государственное преступление, и поэтому я приняла решение выставить свою кандидатуру на президентские выборы". Она пообещала, что, когда станет президентом, "граждане России узнают правду о взрывах домов, о трагедии в Театральном центре и о многих других преступлениях власти".

По словам Хакамады, ее друзья отговаривают от этой идеи и говорят, что ее просто убьют, если она скажет правду. Мать двоих детей, Хакамада не боится такого финала, так как вообще "не боится террористов от власти".

Российские власти утверждают, что при штурме "Норд-Оста" сделали все возможное для спасения людей и действительно удалось спасти несколько сотен человек. Однако фентанил, закачанный в зал Театрального центра, не только усыпил террористов, но и привел к гибели 130 человек, тем более, что оказание медицинской помощи отравленным было организовано из рук вон плохо.

Ранее в интервью BBC Ирина Хакамада заявила, что решила принять участие в президентских выборах, поскольку своего кандидата выдвинула КПРФ.

В среду в полдень в Интерфаксе должна состояться первая большая пресс-конференция Ирины Хакамады в качестве кандидата в президенты России. Ожидается, что на ней будут развиты основные тезисы предвыборного манифеста и обнародованы некоторые новые подробности о том, как Путин лично принимал решение о штурме центра на Дубровке и применении газа, а члены его администрации пытались отстранить Хакамаду от участия в переговорах с террористами из банды Мовсара Бараева. Кроме того, в среду прессе будет официально представлено руководство предвыборного штаба Хакамады.

Ирина Хакамада. Обращение. Гражданам России, пострадавшим от государственного терроризма.

Московский комсомолец, № 7.

Открытое письмо гражданам России, пострадавшим от государственного терроризма

12 января с.г. граждане России, потерявшие близких людей при взрывах жилых домов в Москве в 1999 году и при захвате театра на Дубровке в 2002 году, обратились ко всем кандидатам на пост президента РФ с просьбой помочь добиться правды и наказать виновных в гибели мирных жителей.

В обращении, адресованном в том числе и действующему президенту России, содержится прямое обвинение властей в умышленном сокрытии правды и причастности президента Путина к гибели заложников, поскольку он “лично отдал приказ об использовании газа на Дубровке”.

Я добавлю от себя, что, по моему мнению, после этой трагедии господин Путин еще и ввел в заблуждение весь мир. Отвечая на вопрос журналиста газеты “Вашингтон Пост” перед своей поездкой в США, В.Путин сказал буквально следующее: “эти люди погибли не в результате действия газа, потому что газ не был вредным. Он был безвредным и не мог причинить какого-либо вреда людям... и мы можем сказать, что во время операции не пострадал ни один заложник”.

Широко известно, что в тот момент, когда президентское окружение тряслось в Кремле от страха не за жизни людей, а из-за боязни потерять власть, несколько человек отважились во имя спасения заложников пойти добровольно к террористам и попытаться освободить хотя бы детей. Я благодарю Бога, что мне, матери двоих детей, женщине, достало мужества и воли пойти на переговоры с террористами.

Раньше я не предавала гласности многое из того, что увидела в театральном центре, и тем более, как президент и члены его администрации отнеслись к моей попытке спасти людей. Я не говорила об этом раньше, потому что заблуждалась, думая, что президент Путин, в конце концов, поможет установить правду и “ответственные лица” раскаются за свои приказы использовать смертоносный газ. Но Путин молчит и не отвечает людям, потерявшим родных. Похоже, президент Путин сделал свой выбор - скрыть правду. Я сделала выбор - рассказать правду. В результате моих переговоров с террористами в театральном центре 23 октября 2002 года и последующими событиями я пришла к убеждению, что террористы не планировали взрывать театральный центр, а власть не была заинтересована в спасении всех заложников.

Главные события произошли, когда я вернулась после переговоров с террористами. Глава Администрации президента А.Волошин угрожал мне и приказал не вмешиваться в эту историю.

Оценивая произошедшее, я прихожу к неизбежному выводу: этот терракт помог подстегнуть античеченскую истерию, продолжить войну в Чечне и, как следствие, удержать высокий рейтинг президенту. Я убеждена, что действия президента Путина по сокрытию правды в данной ситуации - по сути, государственное преступление и поэтому я приняла решение выставить свою кандидатуру на президентские выборы.

Обещаю, что когда я стану президентом, граждане России узнают правду о взрывах домов, о трагедии в театральном центре и о многих других преступлениях власти.

Дорогие сограждане!

Я написала это письмо еще и потому, что в последнее время многие мои друзья стали меня отговаривать идти на президентские выборы. При этом публично они заявляют, что я чуть ли не предаю интересы демократов, которые призывают бойкотировать выборы. А в приватных беседах со мной они говорят, что меня просто убьют, если я буду говорить правду. Я не боюсь террористов от власти. Я обращаюсь ко всем - не бойтесь и вы. Наши дети должны вырасти свободными людьми. Диктатура не пройдет!

Ваша Ирина ХАКАМАДА.

Жертвы теракта на Дубровке выступили с жестким обращением к доктору Рошалю.

Информ. сообщ. Полит.Ру, 15 января

Региональная общественная организация “Норд-Ост” распространила открытое письмо с критикой в адрес доктора Леонида Рошаля. Автор письма Татьяна Карпова заявляет, что слова доктора Рошаля о том, что террористы на Дубровке спровоцировали штурм театра с применением смертоносного газа является дезинформацией, так же как и заявление президента Путина о том, что газ был безвредным. В письме утверждается, что “штурм здания начался без какой бы то ни было провокации со стороны боевиков, они не начинали и не угрожали расстреливать заложников, они не привели в действие взрывные устройства после начала штурма, хотя вполне могли это сделать”. Решение применить газ было принято, когда террористы были готовы к переговорам об освобождении заложников, а президент Путин, который отдал приказ о штурме, зная, что взрыва не будет, делит ответственность за гибель заложников с Шамилем Басаевым, отправившим боевиков в Москву, пишет Карпова. В конце письма выражена благодарность кандидатам Ирине Хакамаде, Николаю Харитонову и Ивану Рыбкину за обещание расследовать события на Дубровке.

Вчера Ирина Хакамада в рамках своей предвыборной кампании выступила с похожим жестким заявлением против президента Путина, фактически обвинив его в “государственном терроризме”. Впрочем, тут важно, чтобы стремление узнать или рассказать правду о событиях на Дубровке не перешло в спекулятивную предвыборную агитацию.

Права военнослужащих и призывников

Союз комитетов солдатских матерей свидетельствует о фактах нарушений, допущенных московскими военкоматами во время осеннего призыва в армию.

Аргументы и факты, № 1. Дмитрий Макаров. Статья. Опять облавы! Призыв после выборов. Стр. 3 прилож.

НАКАНУНЕ осеннего призыва его организаторы уверяли, что никаких облав у метро, как практиковалось в прошлые годы, не будет. И вправду не было, пока призывники требовались как представители электората на выборах. Но выборы закончились до окончания призыва. И о старой (незаконной!) практике вспомнили опять.

По словам представителей Союза комитетов солдатских матерей, особенно отличился Останкинский военкомат. За несколько дней до конца призыва ему удалось поймать аж два автобуса студентов. Часть юношей были отчислены и восстановлены, часть не отчислялись вообще. Разбираться в военкомате не стали. А 15 декабря "нашли" в метро жителя подмосковного Серпухова Дмитрия Тибаева, оформили как своего и отправили служить. Кроме территориального несоответствия оказалось, что Дмитрий непригоден к военной службе. По словам матери, которая осталась без средств к существованию, сын страдает аллергическими реакциями и пережил клиническую смерть, после которой неоднократно случались судорожные припадки.

"Очередного студента, - рассказывает член комитета Мария Федулова, - взяли 25 декабря на станции метро "Медведково". Несмотря на предъявленный студенческий билет, парня отвезли в военкомат. Приехавшие утром на сборный пункт родители пытались объяснить военным, что у сына отсрочка (предъявляли справку), однако слушать их никто не стал". В середине декабря к Георгию Свежинцеву зашли в гости работники милиции и военкомата. Забрали парня якобы для проверки документов. А днем парень отбыл с Казанского вокзала служить в Ковров. Требования родителей, равно как и звонки из института в военкомат, подтверждающие, что Георгий - студент, остались без внимания. За десять дней до конца призыва участковый забрал из дома Максима Агафонова. На следующий день юношу отправили в Нижний Новгород. Ошибка Максима заключалась в том, что, перейдя из одного института в другой, он не успел принести в военкомат справку об отсрочке. Это сделала мать призывника, однако комиссар военкомата сказал, что время прошло и "освобождать сына не в его интересах".

В Союзе комитетов солдатских матерей с сожалением констатировали, что "в связи с безнаказанностью военных и милиции наглость и беспредел растут с каждым годом... Ни одна мать не может быть спокойна и уверена, что, проводив своего сына в институт или на работу, она увидит его снова".

5 января 2004 г. судья Бутырского районного суда г. Москвы С. Грымова постановила прекратить уголовное дело в отношении В. Куликова, заявившего о своем желании проходить альтернативную гражданскую службу.

Русский курьер, № 1. Зоя Светова. Статья. Бутырский суд поддержал АГС.

Случилось то, что предсказывал “РК” еще 18 декабря 2003 года в статье “Бутырская прокуратура против АГС”. 5 января 2004 года судья Бутырского районного суда г. Москвы С.Грьшова постановила прекратить уголовное дело в отношении Василия Куликова. Этот молодой человек, заявивший о своем желании проходить альтернативную гражданскую службу (АТС), обвинялся Бутырской прокуратурой в уклонении от прохождения военной и альтернативной службы”. Уголовное дело против него было возбуждено в июне 2003 года, то есть уже после принятия Госдумой закона об АГС, что само по себе вызывало большие вопросы.

Выйдя в процесс 19 декабря, судья Грымова не стала рассматривать дело по существу. Она сразу же перенесла слушания на 5 января 2004 года. Нет сомнений, что служительница Фемиды знала, что в любом случае “дело об уклонисте Куликове” придется прекратить в связи с отсутствием состава преступления. Что судья благополучно и сделала на судебном процессе 5 января. Первым делом она предложила защите написать ходатайство о прекращении уголовного дела “в связи с вступлением в силу 1 января 2004 года федерального закона № 113 “Об альтернативной гражданской службе” от 25 июля 2002 года, в соответствии с которым Куликов В. имеет возможность проходить альтернативную гражданскую службу, что является законным основанием для освобождения его от прохождения военной службы”.

С этим ходатайством согласились все участники процесса и даже прокурор поддерживающий обвинение от имени Бутырской прокуратуры. Бывший подсудимый вышел из зала суда вполне довольный тем, что ему удалось отстоять свою правоту. У него в запасе всего несколько месяцев. Ведь с 1 апреля альтернативщиков начнут призывать на службу, которая, судя по всему, немногим покажется “медом”. А скорей, наоборот. Служить придется 3, 5 года. И никто не гарантирует, что “альтернативщиков” отправят исполнять новую повинность рядом с домом, а не припишут к какой-либо воинской части. А это, естественно, совсем не нравится тем, кто все эти долгие годы в отсутствии закона требовал осуществления своего конституционного права на “мирную” службу.

Президент назначил ответственными за АГС два министерства: Минтруда и социального развития РФ и Минобороны РФ. Им предписано выработать механизмы реализации нового закона. Военное министерство, естественно, не в восторге от АГС. Глава Генштаба Анатолий Квашнин неоднократно заявлял, что если правым удастся внести в закон поправки, которые бы сделали альтернативную службу более привлекательной, чем военная, то в армии будет некому служить. Вряд ли в ближайшие четыре года новая Дума примет, например, “закон о прохождении АГС в организациях, подведомственных органам местного самоуправления”, то есть в больницах, приютах, детских домах, расположенных вблизи от дома. О подобной альтернативной гражданской службе, кстати, мечтал Василий Куликов. Интересно, что будет делать он и сотни ему подобных “альтернативщиков”, когда в военкоматах им будут предлагать для прохождения АГС совсем иные адреса и другую службу, в. которой будет заинтересовано Минобороны, а не гражданские министерства? Не обвинит ли Бутырская прокуратура вновь Куликова в “уклонении”? И как в таком случае поведет себя Бутырский суд?

19-летний москвич Даниил А. рассказал о том, как его незаконно призвали в армию.

Колокол.Ру, 9 января. Женя Снежкина. Статья. Здравствуй, армия, Новый год.

Рассказывает 19-летний москвич Даниил А.

25 декабря - последний день осеннего призыва

У нас с участковым уже давно отношения не очень - соседи жаловались на то, что я громко слушаю музыку, ему приходилось с этими жалобами разбираться. В какой-то момент соседи написали на меня коллективную жалобу. Правда, они написали, что я нарушал общественный порядок в тот день, когда меня и дома-то не было: я был на работе, и у меня есть тому свидетели. Из-за этих жалоб я нашему участковому как кость в горле – вот он и пытался меня куда-нибудь сбагрить. Никаких повесток я не разу не получал.

Вечером 25 декабря я возвращался домой. Около подъезда меня ждал участковый. Он сказал "пошли" и повел меня в опорный пункт отделения милиции, я даже домой зайти не успел. Зашли к нему в опорный пункт. Милиционер начал на меня орать: почему музыку громко слушаешь, почему от армии уклоняешься? Сейчас поедем в отделение милиции, на ночь я тебя посажу в камеру, а с утра поедем в суд. Я спросил, почему я должен с ним ехать - если мне придет повестка в суд, я туда приду своими ногами. Тогда участковый стукнул меня по голове. Больше вопросов у меня не возникало. И мы поехали в 49-е отделение милиции. В милиции меня сначала посадили в "обезьянник". Из разговора между моим милиционером и начальником отделения милиции я понял, что сначала меня никто не собирался оставлять на ночь, но участковый сказал, что я могу сбежать, и поэтому меня перевели в соседнее помещение – КПЗ. На мой вопрос, на каком основании меня оставляют в КПЗ на ночь, участковый ответил, что меня разыскивает военкомат, поэтому милиционеры могут оставить меня в отделении до тех пор, пока сотрудники военкомата меня не заберут.

Я попросил сотрудников милиции, чтобы мне разрешили позвонить маме, но они не разрешили, а записали номер и позвонили домой сами. В КПЗ меня не кормили, часа через три приехала мама, которая привезла поесть. Камера представляла собой маленькую комнату с круглым окошком под потолком, с лежанкой из досок, там было довольно холодно. Ни одеяла, ни подушки мне не выдали, так что за ночь я очень продрог.

26 декабря - "счастливый" день

В 9 утра 26 декабря в отделение милиции приехали участковый и мама с братом и меня повезли в суд. В зале суда находились я, судья и участковый. Об адвокате никто даже не заикнулся. Судья прочитала заявление соседей, спросила меня: "Ну что ж ты так"? Я сказал, что в тот день меня даже дома не было, есть люди, которые могут это подтвердить. "Значит, - сказала судья, - это было в какой-то другой день". В общем, мне присудили 800 рублей штрафа.

После суда участковый повез меня в военкомат. Он был очень доволен, что сумел отделаться от меня. У дверей военкомата он мне сказал: "У тебя сегодня счастливый день, во стольких местах сразу побываешь". В военкомате моему появлению не обрадовались: Новый год на носу, а тут еще я... Медицинская комиссия прошла минут за 15 - врачи спрашивали: "Жалобы есть? Нет? Иди дальше". В здании почти никого не было – 26 декабря, пятница, почти Новый год – ну кто будет в такое время работать? В комнате, где должна была заседать призывная комиссия, сидели военком и секретарь, больше никого. Военком сказал, что я годен и подлежу призыву: "Молодец, сейчас поедешь в армию". Всего в военкомате я был максимум час, а из них 40 минут сотрудники военкомата искали печать, которую должны были поставить в моем военном билете. Оно и к лучшему: в военкомат успела приехать мама и привезла мне поесть. На выходе из здания меня под руки вели двое, так что мама испугалась и не смогла меня забрать, да и я сам растерялся и не стал вырываться – хотя если бы я тогда убежал, мне бы ничего за это не было: призывали меня с огромным количеством нарушений.

Около семи часов вечера меня привезли на сборный пункт на Угрешской улице. Там меня опять погнали по врачам, хотя время было уже позднее и половины врачей уже не было. Я так думаю, они потом отметки в деле мне задним числом уже ставили. На Угрешке у меня забрали студенческий билет, ключи от квартиры, проездной и пообещали отдать все это маме, но прошло уже довольно много времени, а вещей она так и не получила. Часов в девять вечера всех нас призывников, кто находился в Угрешке, посадили в автобус и под конвоем отвезли на Казанский вокзал. Там на вокзале, пока мы ждали поезда, из нашей группы двое убежали: толпа большая, затеряться довольно легко, а в лицо милиционеры никого не знают.

27 декабря - "комната досуга"

В Ковров приехали часа в два ночи, там нас запихнули в грузовик и отправили во временную казарму. В казарме нас встретили деды. Они выстроили нас в ряд и потребовали, чтобы мы высыпали на пол все вещи, которые были у нас с собой, – то, что родители нам дали. Прапорщик все это время находился рядом, но сделал вид, будто не заметил этого обыска. Нам повезло: майор который вез нас из Москвы, оказался нормальным человеком, он наорал на прапорщика и сержантов, которые нас обыскивали, и на следующий день пожаловался начальству. Вещи нам вернули.

Между тем очень хотелось спать. Время – три часа ночи, все спят, все кровати заняты другими призывниками. Человек, который нас встретил, показал на стоящие в коридоре табуретки сказал: "Спите здесь". Пришлось делать кровати из табуреток.

Утром нас разбудили и отправили проходить медкомиссию. Нам делали какие-то уколы, какие – не говорили. Потом, ближе к полудню, наш майор поднял шум, и нас все-таки покормили – первый раз за сутки.

Потом нам выдали форму и повели в баню. После бани мы переоделись, кое-как намотали портянки – как это делается правильно, нам никто не показал, поэтому ходить потом в сапогах было очень неудобно. Гражданскую одежду нас заставили положить в бумажные пакеты и написать на них свой домашний адрес: нам объяснили, что вещи отправят обратно домой. Честно говоря, этому никто не поверил – все знают, что эти вещи военные потом или себе возьмут, или продадут. Я свои вещи отдал, потому что девать их все равно было некуда, а сержанты и прапорщик сказали, что если мы не хотим посылать вещи домой, то можем просто их выкинуть, потому что в часть с собой их все равно нельзя будет взять. Некоторые выбрасывали.

Вечером нас покормили и повели на электричку. На станции был небольшой магазинчик, и многие ребята купили там себе еды – кто печенья, кто конфет, кто хлеба. Сели на электричку, доехали до станции Федулово, потом пешком дошли до учебки.

В учебке нас завели в класс, рассадили за парты и начали процедуру "ознакомления с личным составом": какие-то тетки-капитанши вызывали нас по одному, заполняли анкеты, а все остальные сидели за партами. Все это время между рядами ходили местные сержанты, которые спрашивали: "Есть че пожрать или покурить?". Я тогда еще не разобрался, кто есть кто, и сдуру показал на свой пакет с едой – дескать, возьми сколько надо; тогда сержант забрал весь пакет. В общем, я понимал, что не отдавать – себе дороже: мне же потом с этими сержантами жить рядом. В нашей группе оказалось человек пять из Владикавказа, которые с самого начала начали обороняться. Как только один из сержантов попытался ударить одного, за него вступились еще четверо, и больше сержанты их не трогали. Потом, я слышал, эта пятерка хорошо устроилась: с ними считался весь комсостав части.

Затем нас распределили по ротам и повели в казармы. В казарме нас завели в "комнату досуга" - такое темное помещение с одной еле-еле мерцающей ртутной лампой под потолком. Там уже совсем наши сержанты, с которыми нам предстояло прожить полгода учебки, заставили нас вывалить на пол остатки наших вещей. Сержанты забрали сигареты, гелевые ручки, часы, дорогую зубную пасту, бритвы, дорогое мыло, носки, туалетную бумагу, тетрадки, конверты. В результате у нас остались только портянки. Затем наступила очередь денег – у некоторых из нас еще оставалось по 200-300 рублей. Тогда к нам вышел "разводящий" сержант, который умел очень хорошо говорить и расписывать понятия. Он всем объяснил, что в казарме все строится на понимании. "Вы нас поймите, - говорил сержант, - нам нужны деньги, тогда и мы вас поймем и будем лучше к вам относиться. Вам же все равно тут деньги не нужны". Все это было очень похоже на разводку, когда в Москве на улице шпана подходит и начинает вот так деньги вымогать, но ребята уши развесили, поверили этому сержанту и начали отдавать деньги – некоторые самое последнее поотдавали – те, которые в тюбик с пастой ныкали.

Около часа ночи нас все-таки разложили по кроватям. В казарме было холодно, а одеяла тоненькие, приходилось укрываться бушлатами. Кое-как удалось заснуть.

28 декабря - те же и табуретки

В шесть утра нас подняли, отвели на завтрак. Затем началась тренировка - нас учили заправлять кровать. Для этого нам раздали специальные досочки и сказали, что кровать должна быть застелена таким образом, чтобы одеяло стояло под прямым углом. После того как заправил свою кровать, надо было помочь соседу, а затем заправить кровать сержанта, который, разумеется, ничего сам не заправлял. Сидеть на кроватях запрещено - естественно, всем кроме сержантов.

Кроме как заправлять кровать и подметать пол в казарме заняться было нечем. Все остальное время мы проводили в коридоре сидя на табуретках. Причем в казарме на тот момент находилось 150 человек, а табуреток было 120. Там же в коридоре был телевизор который, естественно, не включали. При этом всем нужно было сидеть лицом в одну сторону, разговаривать и поворачиваться запрещалось. Иногда ребят по нескольку человек забирали для того, чтобы они помогали ремонтировать казарму – штукатурить или что-то забивать. А все остальные продолжали сидеть на табуретках. Письма писать тоже запрещалось - некоторым, правда, удавалось раздобыть клочок бумаги что-то написать на коленке. Так мы и просидели на табуретках целый день. Впрочем, и все последующие дни мы занимались примерно тем же самым.

29 декабря - война за бушлаты

Часов в 10 нас отвели на построение на плацу, потом шла перекличка, потом выходил полковник, мы тоже ему желали здравия, он бухтел нам что-то поучительное, а затем мы возвращались в казарму.

В столовой развернулась война из-за бушлатов. Каждый подходил к вешалке и брал не свой бушлат, а тот, который получше, поэтому нормально поесть так и не удавалось – все время приходилось стеречь свою одежду. А потом долго выясняли, кто у кого бушлат украл. Так и коротали время.

Поговорить было особо не с кем: большинство ребят не москвичи, с очень низким уровнем образования, так что общий язык было найти очень непросто. Основная тема для разговоров – кто и как именно не хочет служить и как хорошо было дома.

На вечерней перекличке, когда выкрикивали имя сержанта, нам надо был хором говорить, сколько ему осталось до дембеля.

30 декабря - первый побег

В этот день наше сидение на табуретках несколько разнообразилось: нам раздали тетрадки, продиктовали текст присяги, чтобы мы его выучили наизусть, а заодно и список комсостава. Кроме того, нам сказали, что тетрадки нам выданы на целый год и за любую лишнюю запись нам грозит наряд.

В тот же день один из ребят, который был со мной в одном взводе, сбежал. Мы вышли из казармы на ужин, он улучил момент и смылся. Естественно, никто из тех, кто видел, как он убегал, ничего не сказал командирам. Спохватились где-то через час, когда ловить его было уже поздно.

После отбоя меня заставили драить сортир.

31 декабря - среди нас "крыса"

Сбежал еще один призывник. Он пошел в медчасть, там его ждала мама, которая забрала его домой в Москву. Как я понял, приехав в Москву, они пошли в Комитет солдатских матерей. Как выяснилось, тот парень в первый же день умудрился покурить в туалете, что было строжайше запрещено. За это его сержант загнал под кровать и заставил там сидеть целый день. Когда стало известно, что призывник обратился в КСМ, нас собрал "разводящий" сержант, тот, который нас деньги убеждал отдать, и сказал: "Среди нас появилась "крыса" - он пошел жаловаться в КСМ, теперь к нам приедет из Москвы специальная комиссия, устроит нам сладкую жизнь, а потом мы вам устроит такую же, только хуже. А если кто еще пожалуется - убью". Комиссия из Москвы так и не приехала, но зато пришли полковники, перекопали все наши тумбочки и сержантские кладовки, нашли там "гражданку", в которой сержанты ходили в самоволку, и устроили большой скандал. Сержанты озлились.

Новый год

На Новый год нам в коридоре выставили длинные столы, на столах небольшие тарелочки, в которых лежали нехитрые сласти. Одну тарелочку еды нужно было разделить на троих призывников, а как разделишь, если на троих предлагалось разделить, например, два пряника? Ну еще в тарелочках было несколько печений типа "Юбилейное", дешевые конфеты. Кроме сладостей, на троих надо было так же разделить бутылку газировки и бутылку сока. А в комнате праздновали сержанты: как положено, с салатом "оливье", с шампанским. В 12 ночи они вышли из комнаты чтобы послушать Путина, выпили шампанского и ушли обратно.

3 января, ПХД (полностью хреновый день)

По субботам нас заставляли драить полы. Пол – это простые, некрашеные доски. За неделю от сапог доска становятся черными. В субботу кровати выставили в коридор, сержант из бутылочки полил пол водой, затем нам надо было его намылить, а потом пряжками от ремня отскрести пол до бела. Пол драили от завтрака и пока чистым не станет. Некоторых ребят заставляли переделывать работу по несколько раз. При этом в казарме было холодно и горячей воды не было. Нам сказали, что пряжками отдраивать пол придется до лета, а летом пол покрасят.

Побег

Присяга должна была быть 18 января. Все это время я думал, как бы уйти из этой армии. Понятно, что надо было уходить до присяги, потому что после на меня бы завели уголовное дело за дезертирство. Второго января я попросил одного сержанта, нормального парня, которого оставили в учебке, потому что он подарил части компьютер, чтобы он мне дал свой мобильный позвонить домой. 6 января ко мне приехали мама с братом. Они поселились в офицерской гостинице, потом меня ей отдали под залог ее паспорта. Как только я оказался на свободе, мы с братом сразу сбежали. Мы поменялись одеждой – он взял мой бушлат и сапоги, а я его куртку, чтобы не сразу можно было понять, что я сбежал. Сначала мы добрались на электричке до Коврова, а оттуда автобусом до Москвы.

Пока мы ехали в Москву, маму мучили в части – ей не отдавали ее паспорт, она обошла все руководство части, очень многих просила, но офицеры над ней просто издевались напоследок – ничего другого они сделать не могли. Но в конце концов они отдали паспорт, и мама вернулась домой.

Сейчас я дома не живу, чтобы опять за мной не пришли и не отправили обратно. Мы вместе с Сергеем Егоровичем Сорокиным, который помогает таким как я ребятам, готовим жалобу в прокуратуру: попытаемся доказать что меня призвали незаконно. В такой армии я служить не хочу и не буду: в этом году вступил в силу закон "Об альтернативной гражданской службе", я собираюсь проходить службу именно там. А в армии пусть служат те, кому нравится все то, о чем я вам рассказал.

Подзаконные акты сводят на нет главенство Закона и ведут к девальвации самого правосудия.

Российская газета, № 2. Владимир Бровко, председатель Наро-фоминского гарнизонного суда, полковник юстиции. Статья. Суд решил, чиновник запретил.

Самые многочисленные иски военнослужащих последних лет — заявления о невыплате денежного довольствия. Только в нашем суде с начала 2000 года рассмотрено более трехсот таких исков. Практически по всем вынесены решения о принудительном взыскании с воинских частей причитающихся военнослужащим сумм. Однако почти в шестидесяти случаях люди денег так и не получили.

Между тем зачастую речь идет о весьма значительных суммах, которые зарабатывались с риском для жизни, подчас кровью и, что самое главное, служением Отечеству, которое, получается, своих защитников просто обмануло. К примеру, старший сержант В. Денисов служил за границей, но положенных ему с учетом инфляции 164 691 рубля не получил. Суд вынес решение в пользу Денисова, но это решение было проигнорировано. В 2002 году мы удовлетворили иск сразу четырнадцати военнослужащих одной части, но и они денег не получили. И примеров таких можно привести десятки. А за каждым из них скрывается порой настоящая человеческая трагедия.

В соответствии с действующим законодательством решение суда, вступившее в законную силу, является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, а злостное неисполнение решения суда — преступление. Принудительное исполнение судебных решений возложено на службу судебных приставов. Но здесь начинаются чудеса.

Как правило, мы получаем уведомления о возврате исполнительных листов с такими вот формулировками. Приведу дословно: “Отделение федерального казначейства возвращает без исполнения исполнительный лист №... и копию решения суда от (дата), выданные Наро-Фоминским гарнизонным военным судом в связи с тем, что в соответствии с пунктом 6 Постановления Правительства РФ от 22.02.2001 г. № 143 в связи с отсутствием остатка объема финансирования...”

Упомянутое постановление, по сути своей — подзаконный акт, и стало камнем преткновения, о который споткнулось практически все правосудие России. Дело в том, что согласно упомянутому решению Правительства РФ, при взыскании денежных средств с бюджетных организаций, к которым относятся и Вооруженные Силы, установлены иные, не соответствующие закону правила, по которым исполнительные листы должны предъявляться не в службу судебных приставов, а в органы федерального казначейства.

Правда, если бы наши решения по финансовым искам проходили через службу судебных приставов, то лучше тоже бы не стало. Дело в следующем. Прежде судебные исполнители находились в ведении судов и таким образом суды могли контролировать выполнение своих решений. Сегодня у нас такой возможности нет, поэтому мы не имеем полной картины по невыплатам денежного довольствия военнослужащим. Служба судебных приставов подчиняется Министерству юстиции, то есть исполнительной власти. Естественно, для министерства с административной точки зрения важнее требования непосредственного начальства, то есть Правительства, а не Закона с большой буквы. И никогда судебные приставы, будучи исполнительной властью, не пойдут против вышестоящей исполнительной же власти.

Парадокс в том, что по самому своему названию эта власть должна качественно исполнять принятые законы и судебные (законные) решения, но никак не заниматься собственным законотворчеством. Это грубейшее нарушение Конституции РФ! Получается некий заколдованный треугольник абсолютной независимости: судебная власть, по Конституции не зависимая ни от кого, судебные приставы, не зависимые от судебной власти, и исполнительная власть, считающая себя также не зависимой от обязательного исполнения судебных решений.

В постановлении, о котором идет речь, есть к тому же формулировка, делающая сегодня бессмысленной само обращение в суд. В нем казначейству предписано исполнять судебные решения “в пределах остатков финансирования”, то есть при наличии излишних денег, которых, понятное дело, никогда не бывает. И даже мне, председателю военного суда, остается лишь посочувствовать тысячам военнослужащих и служащих Российской армии, которые, имея решение суда о взыскании денежных средств за участие в боевых действиях, пособий на детей, по беременности, родам и так далее, вынуждены месяцами обивать пороги чиновных инстанций.

Корреспондент “МК” встретился в психосоматическом отделении Института им. Склифосовского с одним из его героев осеннего призыва.

Московский комсомолец, № 8. Вадим Ампелонский. Статья. Жуй железо, не отходя от военкомата.

С 1 января юноши призывного возраста могут расслабиться — осенний набор в армию закончился. Накануне Нового года корреспондент “МК” встретился в психосоматическом отделении Института им. Склифосовского с одним из его героев. Отбиваясь от армии, Лев Ткач проявил незаурядную силу духа и волю к победе.

Пациент Ткач возвращается к событиям “черного вторника” 16 декабря, когда его привезли сюда, и покрывается холодным потом. Порой ему кажется, это был лишь эпизод мистического ужастика.

Началось все с таинственного телефонного звонка в начале декабря.

— Лев Ткач? — спросил незнакомый мужской голос. — И долго ты еще думаешь от армии скрываться? (Лева, надо заметить, в этом деле имел шестилетний опыт.)

— До упора, — молодой человек ответил автоматически, потому что от неожиданности смысл вопроса до него дошел смутно. — Мне 10 января 27 лет исполнится, и уже никто меня никуда не призовет...

— Ну-ну... Удачи тебе! — сказал голос, и трубку повесили.

До дня рождения оставался месяц, до Нового года (а следовательно, до конца осеннего призыва) — и того меньше, поэтому монтажник из Кунцева звонку особого значения не придал: мало ли кто из знакомых решил приколоться.

Оказалось, зря. Потому что дальше события развивались, как в очень страшном триллере “Звонок”, где герои смотрят какую-то видеокассету, после чего у них дома звонит телефон, а через две недели к ним приходит ужасная девочка и всех убивает.

Ровно через две недели в половине седьмого утра к Ткачу пришли. Правда, не девочка из ужастика, а местный участковый и милицейский сержант. При помощи молотка и зубила они взломали дверь в квартиру, кинули сонному Леве кое-какую одежду и увели в военкомат.

Впрочем, в Кунцевском РВК призывник Ткач пробыл недолго. Через час его и еще нескольких молодых людей в армейском автобусе отправили на главный сборный пункт Москвы на улице Угрешской. “Оттуда одна дорога — в казарму”, — обреченно перешептывались призывники. Нервы у них напряглись до предела. Кое-кто перестал себя контролировать. Один из парней умудрился вылезти из окна “Икаруса”, когда автобус остановился на перекрестке, и просто-напросто убежал — сопровождающий офицер даже не успел очухаться.

Лев Ткач на такое везение не рассчитывал. Единственное, что ему оставалось — беспрестанно звонить по мобильнику друзьям и родственникам и просить о помощи. Те сопереживали Леве и когда он трясся в автобусе, и когда в темпе вальса проходил военно-врачебную комиссию (за 20 минут Ткача пропустили через пять врачей — обследование ограничивалось вопросом: “Жалобы есть?” и безапелляционной констатацией: “С этим служить можно”). Потом, по словам Левы, началась психологическая пытка. Заключалась она в следующем: а) призывникам раздали военные билеты с вписанными данными, но без фотографии; б) переодели в камуфляж и сфотографировали; в) вручили почтовые конверты и велели написать свой домашний адрес, чтобы сообщить родственникам об отправке в войска.

— Это они на нас так морально давили, — уверен Лева. — Я до сих пор трясусь, как вспомню...

Ткач постепенно доходил до того состояния, когда любой, даже самый безумный поступок кажется лучшим выходом из положения. В этот момент позвонил его друг Алексей и посоветовал пойти на крайнюю меру: проглотить что-нибудь железное, например, болт. Болта под рукой не оказалось, зато в кармане нашлись ключи от машины. Их-то Лева и решил немедленно съесть.

— Ключи на вкус жестковаты, — делится впечатлением Ткач, — и никак не хотели заглатываться.

Но Лева не стал тормозить, а “сникерснул”. Запихнул ключи в шоколадный батончик, вместе с ним они и попали в желудок. О передвижении их по кишечнику он сообщал по телефону все тому же Алексею.

Еще через час во двор сборного пункта приехали сразу три “скорые”: одну вызвали военные, другую — друзья, а третью — вездесущие солдатские матери. Но ни одна бригада почему-то не желала забирать глотателя ключей. В конце концов Ткач услышал, как в соседней комнате врач сказал офицеру: “Мы ему прямо здесь желудок промоем...”

Это Леву доконало. В голове у него помутилось, он лбом разбил стекло медицинского шкафа и осколками попытался перерезать себе вены. К счастью, не удалось. Поэтому до Нового года он пролежал в Склифе и сейчас чувствует себя хорошо — ключи через неделю вышли естественным путем, порезы на руках заживают. Лева рад, что обошлось без операции, но все же опасается за свое психическое здоровье. Беспокоит его и то, что на Угрешке остались все его документы, но Ткач ни в какую не желает отправляться за ними сам.

— Я ни о чем не жалею, — говорит Лева. — И сейчас поступил бы так же.

Впрочем, теперь ему тревожиться не о чем. 10 января Леве исполнилось 27 лет, с чем мы его и поздравляем. К тому же в Кунцевском военкомате “МК” заверили, что после таких выходок Ткача как психического все равно бы уже не призвали.

— Дурак он, — сказал по этому поводу начальник отделения призыва РВК Александр Дмитриев. — Это ж надо додуматься: так над собой издеваться вместо того, чтобы отдать долг Родине!

Права детей и женщин

Интервью с исполняющей обязанности первого заместителя мэра в правительстве Москвы Л. Швецовой о предварительном судебном заседании арбитражного суда Московской области, в ходе которого предстоит определить, кому будет принадлежать одна из лучших детских баз отдыха “Березка”.

Тверская, 13, № 156. Александр Пудин. Статья. “Березка” и злые волшебники.

В столице, как и везде, начались школьные каникулы, детишки собираются поправить свое здоровье в детских оздоровительных лагерях, но есть силы, которые противятся этому. Кто же эти злые волшебники?

Именно сегодня, 30 декабря, в 12 часов арбитражный суд Московской области начинает предварительное судебное заседание, которое должно определить, кому будет принадлежать одна из лучших детских баз отдыха под звучным названием “Березка” - ее основателю и полноправному хозяину НПО “Химавтоматика” (а значит, и его детям, нашим с вами столичным детям) или некоему ГУП “Эксплор”.

Гостья редакции, исполняющая обязанности первого заместителя мэра в правительстве Москвы Людмила Ивановна Швецова рассказывает историю, полную “драматизма и неуважения к интересам государства”.

- Людмила Ивановна, на прошлой неделе вы сделали официальное заявление, что в обществе снова разгорается активная кампания приватизации детских оздоровительных учреждений.

- К сожалению, это правда. Мы буквально по крупицам, по лоскуткам собирали загородную базу для детского отдыха, вкладывали в нее огромные деньги, пересмотрели саму идеологию детского отдыха. Мы видели неплохие перспективы развития детского отдыха, тем более что имели в этом вопросе мощную и принципиальную поддержку мэра Юрия Лужкова. В июле, а точнее 23 июля 2003 года, вопрос “Об основных направлениях развития детского отдыха в городе Москве до 2006 года” мы рассмотрели на заседании столичного правительства, куда были приглашены все заинтересованные стороны. Включая, разумеется, и представителей предприятий и организаций, являющихся хозяевами детских лагерей и баз отдыха. Проблема была поднята на очень солидную высоту. Мэр особо заострил вопрос развития материальной базы лагерей. Отмечу, что мы и до этого не стояли в стороне от процесса, а всячески помогали предприятиям в содержании детских лагерей. Им ежегодно оказывалась существенная помощь из средств бюджета Москвы, Фонда социального страхования и Московской федерации профсоюзов как на организацию отдыха детей, так и на поддержание материально-технической базы. А иначе и быть не могло, это было нашим общим и весьма важным делом.

На заседании правительства, где рассматривался вопрос, мэр пошел дальше: он предложил нам Комплексу социальной сферы, Департаменту экономической политики и развития совместно с Департаментом финансов города Москвы и Управлением Министерства РФ по налогам и сборам по г. Москве) проработать вопрос о порядке налогообложения организаций, имеющих на балансе детские лагеря отдыха и другие объекты социальной сферы в плане снижения налоговой нагрузки. И такие предложения нами были подготовлены...

Но ведь у некоторых руки начинают чесаться, когда они видят, что есть возможность кое-что еще прикарманить.

Ни для кого не секрет, что бездумная приватизация последних лет привела к резкому сокращению сети детских оздоровительных учреждений. Многие из них перешли в руки нечистоплотных предпринимателей, которым очень далеко до интересов государства, интересов детей. Тем не менее около 50 процентов той сети нам удалось было сберечь (цифра по стране остановилась на отметке около 30 процентов), но оказалось, что “есть у приватизации начало, нет у приватизации конца”.

- Считается, что частник более удачливый и более эффективный собственник. Поэтому какая разница, кто открывает в детском лагере двери или разливает по тарелкам суп?

- Не хочу спорить. И не потому, что это не так. А потому, что государственная, общенародная собственность, собственность, наработанная родителями и даже дедушками и бабушками сегодняшних московских детей, безжалостно, почти задаром отдается любителям легкой наживы.

А что касается дверей и тарелки, то до этого может и не дойти, потому что “эффективный собственник” любит менять профиль своего заведения.

- Но чтобы на это идти, надо действовать с высшего позволения.

- Необязательно. Достаточно позволения Минимущества России, которое, прикрываясь законом, отбирает детские оздоровительные учреждения у предприятий.

Хочу напомнить, что ежегодно во время летних и зимних школьных каникул более 400 тысяч московских детей имеют возможность отдохнуть за пределами города, в живописной зоне. К их услугам представлено почти 350 детских оздоровительных (бывших пионерских) лагерей. Каков контингент отдыхающих? Это в основном дети рабочих и служащих, дети из социально слабозащищенных и малообеспеченных семей, трудные подростки, воспитанники детских домов и школ-интернатов. Это та часть нашего населения, которая не избалована в смысле материального достатка. Летний отдых в Подмосковье для них - сущая награда. И удача, потому что желающих выехать на природу, получить организованный отдых гораздо больше возможностей, которыми мы располагаем.

- А теперь возможностей будет и того меньше?

- Если случится то, о чем мы говорили, обязательно будет. Сеть детских лагерей неминуемо свернется.

- Людмила Ивановна, а зачем предприятия отдают свою собственность кому бы то ни было? Или она для них обременительна?

- Можно сказать, что обременительна. Так называемый соцкультбыт и в советские времена требовал весьма существенных вложений и внимания; это тогда, когда работала плановая экономика и о банкротстве предприятий никто и помыслить не мог. Но вот когда стали отделять зерна от плевел...

- Решили, что “социалка” для завода - шелуха?

- Социальная сфера, повторюсь, требует огромных вложений, поэтому понять руководство предприятий тогда было несложно: деньги нужны были и на производство, и на заработную плату. В итоге, когда федеральные предприятия начали акционироваться, детские оздоровительные лагеря не попали в уставной капитал создаваемых акционерных обществ.

- И куда же они попали?

- Они остались в федеральной собственности, но на балансе тех же предприятий.

- А теперь пришло время?

- Теперь пришло время новых собственников. На эти роли Минимущество России специально создает ГУПы, которым и передаются детские оздоровительные учреждения.

- А как же предприятия? Они эти базы создавали, развивали.

- Минимущество предлагает их выкупить у новых собственников или взять в аренду.

- Вот это кульбит! Грубо говоря, это выглядит так: у меня был загородный дом, но его у меня отняли, а теперь говорят: “Ладно, живи в нем, пользуйся им, только выкупи его у нас”.

- Или арендуй. Но цена за аренду соотносится не с реальной стоимостью эксплуатационных расходов, как того, может, хотели бы вы, а с желанием “эффективного собственника” погреть свои руки, сделать определенный навар.

Причем, что заметно, выбирается не худшее. Экспроприации подвергаются детские базы, расположенные в престижных районах и имеющие прекрасную материально-техническую базу. Среди них я хотела бы назвать детские оздоровительные лагеря - “Полет” ЗАО “Салют”, “Мир” ОАО “Трансмаш”, “Солнышко” ОАО “ВНИИинструмент”, “Березка” НПО “Химавтоматика” и другие. Кстати, в большинстве из них ребячьи голоса давно уже не слышны: под ГУПами Минимущества эти лагеря прекратили выполнять те функции, для чего, собственно, они и создавались - организации отдыха и оздоровления детей.

- Но это же грабеж среди белого дня!

- А вы знаете, сколько стоит сегодня “Березка”?

- Учитывая, что это ближайшее Подмосковье, дорогая земля, развитая инфраструктура лагеря - на 5 миллионов долларов потянет?

- Увы, по состоянию на 1 января 2003 года остаточная балансовая стоимость “Березки” составляла 1 миллион 278 тысяч 385 рублей.

- Смешные деньги! 1 миллион рублей! Наша редакция, если скинется, да если профсоюз немного поможет, смело может купить пионерский лагерь!

- Тому, кто нацелен на объект, и скидываться нет необходимости. Конечно, это цена. Поэтому вы довольно точно определили суть процессов, идущих вокруг детских лагерей, - “грабеж”. Не хочу сгущать краски, но столичные дети имеют серьезные проблемы со здоровьем. Результаты диспансеризации школьников показывают, что только 37,5 процента наших детей имеют 1-ю группу здоровья, 53,4 процента имеют 2-ю группу, а 86 571 ребенок поставлены на учет с 3-й группой здоровья. Это действительно серьезно! 3-я группа - это уже больные дети, а 2-я группа - это дети, имеющие отклонения в состоянии здоровья. Выходит, только 37,5 процента юных москвичей могут называть себя физически здоровыми людьми.

В последнее время заболеваемость бронхиальной астмой у детей выросла почти в 2 раза. Заболевания органов дыхания среди детей и подростков в столице занимают 53 процента и уверенно вышли на первое место. В городе ежегодно регистрируются 200 тысяч случаев заболеваний органов дыхания. Бороться с этими недугами можно разными путями, но никто пока не оспорил целительного воздействия свежего воздуха. Того самого воздуха, который теперь вследствие недальновидной политики Минимущества может быть приватизирован оборотистыми дельцами. Я не оговорилась насчет приватизации: по моим данным, ГУПы, которым передаются детские оздоровительные учреждения, в срок до 2006 года подлежат акционированию с последующей приватизацией.

- Замечательная многоходовка! А куда же смотрит власть?

- Вы имеете в виду власть столичную? Если все произойдет точь-в-точь по сценарию Министерства имущественных отношений России, будет очень серьезная беда. Мы категорически не согласны с положением дел. Мэр Москвы Юрий Лужков лично письменно обращался в адрес министра имущественных отношений РФ Ф. Р. Газизуллина по поводу “Березки”. Это произошло после неоднократных обращений по тому же адресу Департамента имущества города Москвы, Московской федерации профсоюзов и руководства ОАО НПО “Химавтоматика”.

- Которые оставались без ответа. О чем просил Юрий Михайлович?

- Учитывая то, что “Химавтоматика” имеет большой и положительный опыт работы с объектами соцкультбыта и способно самостоятельно решать вопросы по содержанию “Березки”, мэр просил рассмотреть возможность передачи лагеря в доверительное управление ОАО НПО “Химавтоматика” либо передачи его в государственную собственность города Москвы.

Хочу отметить, что “Химавтоматика” сделала все, чтобы “Березка” приняла детей на отдых и на зимние каникулы, и на летние, которые тоже вскоре грядут. А это сопряжено с немалыми финансовыми затратами в виде ремонта зданий и сооружений, тепловых и водопроводных сетей, закупки и завоза угля и т. д.

- Людмила Ивановна, а не кажется ли вам, что здесь торг неуместен? Если все 350 собственников загородных детских лагерей проделают с правительством Москвы подобный финт (с требованием провести обмен - “собственность на собственность”), то мы потеряем полстолицы! За что? За то, что москвичи трудились на этих предприятиях, что строили эти лагеря?

- Недавно на заседании Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних при правительстве России я обострила этот вопрос, и заместитель председателя правительства страны Галина Николаевна Карелова назначила совещание по данной проблеме на начало января нового года. Наша позиция вполне определенная: защитить права наших детей на достойный отдых, сделать все возможное, чтобы юные москвичи не чувствовали себя пасынками в родном городе.

- В вашем аппарате говорят, что готовится обращение мэра Юрия Лужкова в адрес президента Владимира Путина.

- Лично я подобный вариант не исключала бы, потому что ситуация слишком серьезная, требующая очень адекватных и принципиальных действий со стороны высшего руководства страны.

- Тем не менее не хочется заканчивать интервью на минорной ноте.

- Тем не менее школьные каникулы уже начались. К услугам ребят открыто 65 загородных оздоровительных лагерей, в которых отдохнут и поправят свое здоровье около 20 тысяч детей. На эти цели правительство Москвы выделило 150 миллионов рублей. Средняя стоимость путевки на 12 - 14 дней составляет от четырех до восьми тысяч рублей, однако родительский взнос традиционно не превышает 10 процентов от стоимости путевки. Преимущественными правами на отдых пользуются дети-сироты, дети-инвалиды, дети из многодетных и неполных семей. Я уверена, что ребята насладятся зимними каникулами в полной мере. Для них планируется проведение новогодних елок, дискотек, всевозможных викторин. Особое внимание будет уделено спортивно-оздоровительным играм на свежем воздухе.

- И детям будет невдомек, что взрослые в своих высоких начальственных кабинетах ведут против них свои игры?

- Мы действительно сделали все, чтобы дети этого не заметили.

С новогодними подарками пришли “трудные” подростки Южного административного округа Москвы в отделение для несовершеннолетних СИЗО № 5. В обмен на принесенные для находящихся там сверстников сладости они получили жизненный урок.

Русский курьер, № 183. Маргарита Парфененкова. Статья. Дети улиц – детям зоны.

С новогодними подарками пришли “трудные” подростки Южного административного округа столицы в отделение для несовершеннолетних СИЗО №5. В обмен на принесенные для находящихся там сверстников сладости они получили жизненный урок, а с собой вынесли тюремный запах и страх.

Поздравлений и хорошего настроения в этих стенах не было. Какие шутки, когда каждого из этих “трудных”, но пока свободных парней отделяет от жесткой шконки буквально взмах руки: каждый из экскурсантов или уже имеет условный срок за хулиганство, или находится на очереди - состоит за частые драки на учете в комиссии по делам несовершеннолетних. А в камерах отделения для подростков находятся точно такие же, как и они, - пятнадцати-семнадцатилетние пацаны. Только эти уже переступили черту условности. Здесь сидят юные убийцы, грабители и насильники.

— Ну что, сейчас мы одного из вас закроем в камере. Ну, например, тебя, толстый. Там толстых любят. Посидишь, пообщаешься. Они тебе все объяснят. - “Экскурсовод” - сотрудница СИЗО предельно конкретно поняла свою воспитательную миссию. Гостей нужно запугать, подавить морально и “распрямить” им пальцы.

Плотного сложения плечистый Игорь насупился - кто его знает, какие законы в этих стенах. У начальницы “детского” отделения СИЗО уж очень жесткий взгляд. Такие не шутят. Закроют, а потом доказывай, что не верблюд. Игорь в свои четырнадцать лет уже имеет условный срок за хулиганство, и решетка для него - вполне объективная реальность. Опять подерется в школе, и его свободно-условное заключение обернется тюремной изоляцией.

Сотрудница все-таки шутила. По-своему, по тюремному. А паренек, между прочим, не на шутку перепугался.

Предпраздничную поездку в следственный изолятор организовал центр “Дети улиц” Южного округа столицы. Своих подопечных руководитель центра Валентина Бойкова не в первый раз заводит за колючую проволоку. За полтора года — шестнадцать поездок по местам заключения. Ездят, конечно, и по другим местам - по Золотому кольцу, в Ясную Поляну собираются, в театры ходят. Но на сознание этих детей действует только правда. Голая и колючая.

- Да что они нам показывают, какое же это СИЗО. Вот мой друг оттуда пишет - вот это правда. Какая она на самом деле, зона. - Четырнадцатилетний Юрий, имеющий за плечами уже четыре привода в милицию за избиения, так скептически сплевывает, что я, посетившая с блокнотом и диктофоном десяток колоний и СИЗО, кажусь себе беспросветно наивной дурой. Не говоря уже про педагогов-воспитателей, довольно сжимающих в руках коробки с конфетами и печеньем.

Обитатели камеры, куда нас повели знакомиться с тюремным бытом, выстроены в линейку у своих шк... кроватей. Руки - за спиной. Лица непроницаемы. Одеты уродливо до гротеска - синие робы, мало кому подходящие по размеру. У кого-то штаны доходят до середины щиколотки. По правилам уголовно-исполнительной системы, несовершеннолетних держат отдельно от взрослого контингента. И чтобы не перепутать при перегонах по коридорам тюрьмы, одевают только в эти мрачные робы. Зимой положены еще телогрейки. Распорядок и правила - точно такие же, как и для взрослых заключенных. Разве только молодые днем садятся за парты. Многие едва знакомы с программой начальной школы. Кто-то и вовсе не умеет писать и читать.

— Здесь отвечают за каждое слово. Учатся сперва думать, а потом открывать рот, — вводит в курс здешних порядков сотрудница СИЗО. — Если кто нарушает распорядок, попадает в ШИЗО. Или в специальную камеру, где сидят... Все знают, кто такие “опущенные”? Так вот, это быстро происходит. Из-за тяжелой атмосферы в камерах все постоянно болеют, а самое страшное - гниют заживо. В буквальном смысле. Из-за недостатка кислорода и повышенной влажности образуются язвы, которые не заживают, и тело загнивает. Еда - каша два раза в день да щи. Изредка - передачки от родителей. Но далеко не все папы и мамы имеют возможность или желание присылать своим отпрыскам еду. Так что есть придется баланду.

Звучит все весьма натуралистично. А уж насколько сгустила краски наш “экскурсовод”, свободным детям улиц, знать не положено. До поры до времени.

Экскурсанты держатся с независимым и бывалым видом. Этот вид очень раздражает людей в форме.

— А ну-ка встаньте прямо. И руки из карманов вынимайте. А это еще что здесь за распальцовка, а? Ты, в шапочке, ко мне попадешь, я тебя быстро научу, как пальцы держать. Мы с тобой еще поговорим. Все вы кандидаты к нам, всех здесь встретим...

Миша в шапочке - субтильный парнишка, за которым числятся драки с одноклассниками. Мама одного из поколоченных настаивает на судебном разбирательстве. Кстати, среди стоящих на учете в милиции и в комиссиях по делам несовершеннолетних большая часть -именно драчуны. Причем девочек и мальчиков среди них — поровну.

— Раньше, лет десять назад, девочки часто попадались на грабежах, разбоях, воровстве, — делится опытом начальник комиссии по делам несовершеннолетних муниципалитета Орехово—Борисово Северное Галина Старкова. — А сегодня многие открыли для себя более легкий и безопасный путь заработка — проституцию. Сейчас на учете в нашей комиссии больше сотни детей, 36 неблагополучных семей. В основном на учет ставят за пьянство, нанесение телесных повреждений, кражи. Серьезные преступления совершаются, но реже.

Семнадцатилетний Костя заключен в СИЗО по обвинению в убийств. Ему грозит срок лет на девять-одиннадцать.

— Он сам напросился. Убил одного. За то, что ругался матом. Он знал, что в моем доме не принято материться, и делал это специально. Он был старше меня, ему было восемнадцать.

Костя - высокий голубоглазый брюнет. От всей фигуры исходит такая уверенность в себе, а в глазах столько силы, что понятно сразу - лидер. За таким все дворовые компании пойдут. И такой сможет за свой закон...

Шестнадцатилетний Саша обвиняется в убийстве сотрудника милиции.

Он – фанат, участвовал в драке между фанами в Филях несколько месяцев назад. В потасовке был убит милиционер.

Пятнадцатилетний Юра лишен свободы за серию угонов.

— Я когда пьяный, плохо себя контролирую. С ребятами развлекались, просто покататься хотелось.

Конфеты и печенье, привезенные в подарок, оказались, конечно, очень кстати, но больше всего детям-заключенным нужны были сигареты. Может, конечно, сотрудники УИН догадаются побаловать куревом своих юных арестантов. Но за такие штучки снегурок в зеленых мундирах начальство сурово наказывает.

Своими впечатлениями от камер и коридоров тюрьмы “дети улиц” делиться отказались наотрез. “Что надо было, то увидели. Нечего там делать”. А вот предстоящую дискотеку обсуждали с горячим блеском в глазах — веселье ждет до шести утра, а потом компанией в центр, на елку.

Как оторвать Данилку от его судьбы? Репортаж из специализированного дома ребенка № 25, расположенного в Южном округе Москвы

Новая газета, № 1. Анна Политковская. Статья. Как оторвать Данилку от его судьбы?

Две столицы

Наша Москва — чрезвычайно богатый город. От года к году растут сверхдоходы живущих тут граждан. И это здорово, когда перемигиваются огнями клубы, казино, рестораны, телевидение не унимается в демонстрации ломящихся от разносолов новогодних пиршественных столов, а люди соревнуются, сколько сотен долларов одномоментно они способны пустить на ветер, выделываясь друг перед другом в замысловатости праздничных фейерверков, которые в этом году стали еще более схожи с реактивными установками “Град”…

Все, кто остался в Москве на нынешние новогодне-рождественские торжества, имели шанс лишний раз убедиться в том, что город в своем богатстве просто утопает.

Наверное, и у вас стал заметнее рост благосостояния? Чем больше богатых, тем у вас больше игрушек, подарков, книжек, фруктов, памперсов, наконец? Много благотворителей было перед Рождеством?

— Никого, — коротко отвечает Лидия Константиновна Слепак, главный врач специализированного дома ребенка

№ 25 на окраинной улице Елецкой в Южном округе Москвы.

— А вы — “специализированный” дом, почему?

— Психоневрологический. Сейчас все дома ребенка — психоневрологические, такие дети…

Собственно, за окном — вечер накануне Рождества, свист и уханье фейерверков где-то в темноте за стеклом — там действительно вечер подарков, радости, хороводов и угощений.

Там… Да не здесь. Две женщины, ищущие себе детишек и убегающие от собственного горя, принесли бананы и мягкие игрушки. Вот и все.

— Пойдемте же в группу… — говорит мудрая Лидия Константиновна тоном, что именно “группа” все покажет без лишних объяснений.

Свечка

Данилка торчит на взрослых руках, как свечечка. Будто он с тобой — ведь приобнял же чуть-чуть. Но и без тебя — одиноко, отстраненно, мир прошел мимо, сам по себе. Худенькую спинку держит прямо, в струнку, как йог. А ручки-ножки — степенно и несуетливо.

Довершает сходство с горящей в сумерках свечой копна его светлых вьющихся волос. Чуть дуновение воздуха из открытой в коридор двери — и шелковые Данилкины локоны нежно колышутся, как пламя. Рождественское чудо, а не мальчик — слава богу, детей в сиротских домах перестали стричь под “ноль”.

Только вот чье чудо?.. У Данилки пока совершенно бесперспективный официальный статус. И вопрос этот очень серьезный — принципиальный и определяющий в Данилкиной судьбе. Как “быть или не быть”, стать или не остаться… Поворотный — как и в судьбах многих других детей, находящихся сейчас в домах ребенка на государственном попечении.

— Этот мальчик — юридически отягощенный. И поэтому его никто не может усыновить, хотя он такой чудесный, — объясняет свою специфику Лидия Константиновна. — А чем раньше его возьмут, поймите — чем быстрее он попадет в семью и станет там единственным и неповторимым — тем больше у ребенка жизненных перспектив, тем скорее он выровняется и все, что было с ним, забудет навсегда.

Вокруг — очень тепло, даже уютно, чисто и красиво. Как в хорошем детском садике. Группа, где живут Данилка и еще одиннадцать мальчиков и девочек, называется ласково — “Скворушки”. Такова табличка на входной двери — и это от души: Данилка — “скворушка” на местном наречии. Никаких страшилок о быте и нравах сиротского учреждения в 25-м доме ребенка вы и близко не найдете. Милые и очень усталые женщины — терпеливые воспитатели и нянечки с растянутыми до пола руками — возятся с детьми, но попробуй потаскай и успей сделать все необходимое за двенадцать испарившихся во времени и пространстве мам… Все тут очень хорошо.

Вот только дети не плачут. А воют.

Или молчат — смеха не слышно. Данилка тоже все время молчит и еще тихо скрежещет зубами, внимательно вглядываясь в пришлых незнакомцев. Странно, но он не разглядывает людей, а смотрит прямо в глаза, и при этом у него взгляд следователя, а не ребенка года и трех месяцев от роду…

“Юридически отягощенный” Данилка — это значит, что в его личном деле нет документов об официальном отказе от него биологических родителей. И так сегодня чаще всего бывает с сиротами наших дней — меньшая часть современных мамаш-отказниц отрекается от своих младенцев, как положено, в роддомах, в присутствии юристов, зато самое распространенное явление — это дети случайных связей, которых родили мамы без паспортов и регистраций, а потом, от всяких хлопот подальше, просто подкинули в лучшем случае на чей-то порог, а в худшем оставили на улице, в кустах, где рожали, в урнах, которые оказались поблизости от кустов, в мусорных бачках… (Для ясности определений Лидия Константиновна выделяет таких гражданок в категорию “легче родить, чем сделать аборт”.)

И дальше — государство ищи их свищи. Процедура требует такого поиска. Но милиции — лень да и наплевать, раз мероприятие это безденежное. Не до того и судам в нашей стране — равнодушной стране совершенно не зависимых от защиты прав конкретного человека судов. По процедуре после милиции должен сказать свое слово именно суд. Так вот, Данилкина судьба сейчас зависла как раз в судебных тисках. В мае (!) приняв к производству дело о лишении родительских прав исчезнувшей неизвестно куда мамаши, ни дня не уделившей Данилке внимания, Бутырский суд Москвы даже не удосужился назначить заседание, чтобы отделить ребенка от его же трудной судьбы и дать ему шанс… Почему?

Потому что не каплет. Не до того. Никто влиятельный не заступится. Никто не поругает. Ничего не произойдет в стране, где каждый в основном за себя…

Каплет же только над Данилкой. Не лишил суд прав его мамашу — Данилка обречен быть в сиротском учреждении. Да, тут кормят и одевают — система работает, и бомонд спокоен, что оборвыши не падают под колеса их джипов и не бередят им душу, жаждущую заработанных удовольствий, а не “скворушек” накануне Рождества.

Но… У Данилки — жизнь прогорающей свечки. Катастрофически ограниченный горизонт индивидуального добра.

Новенький

В ночь перед Рождеством в доме на Елецкой появился новый жилец — “рождественский подарок”.

— Чем будем кормить Дмитрия Дмитриевича? — спросила доктор, входя к Лидии Константиновне.

— Творожок, думаю. И пюре… Все-таки тяжелая почечно-печеночная недостаточность.

Мальчика привезли из больницы — половину своей жизни он пролежал в реанимации. И теперь у Дмитрия Дмитриевича на затылке волос совсем нет — все вытерлись от долгого лежания на спине, хотя остальная шевелюра дай бог всякому в его возрасте (родился в декабре 2002 года, в мае 2003-го мать “забыла” его прямо в подъезде, ее, на удивление, разыскали, и теперь перед главврачом уникальное в своем роде заявление: “Прошу лишить меня родительских прав…”).

… Дмитрий Дмитриевич сидит в специальном кресле-вертушке для малышей, которые не ходят, и изучает новое пространство вокруг. Перед ним погремушки и игрушки, но люди Дмитрию Дмитриевичу, похоже, интереснее. Он внимательно изучает главврача. Ему хочется получше ее рассмотреть. Но он никак не может приноровиться, как поставить непослушные от долгого лежания ножки, чтобы повернуться в кресле-вертушке к Лидии Константиновне лицом. А она не хочет ему помогать — она хочет, чтобы Дмитрий Дмитриевич не просто головой вертел, а научился добиваться…

— Давай, Дмитрий Дмитриевич, — говорит главврач, — хватайся за жизнь! Борись.

И Дмитрий Дмитриевич, лишенный помощи, борется, и спустя несколько минут он уже победитель — развернулся к Лидии Константиновне. У Дмитрия Дмитриевича, как положено, текут слюнки от режущихся зубов, но вся проблема во взгляде… Он у мальчика тринадцати месяцев, как у российского пенсионера глубоко за шестьдесят. (Сначала хотелось написать, “как у двадцатилетнего”, но у двадцатилетних дерзкий взгляд всезнаек. Потом — “тридцатилетнего”, но тоже не то. Тридцатилетние глядят уверенно и спокойно, уже чего-то добившись. “Сорока— и пятидесятилетнего”? Но у этих еще много надежды, что не все позади. Получилось “российский шестидесятилетний пенсионер” — точнее не скажешь о том, что перед глазами — глубокое знание жизни плюс жуткая тревога перед непрогнозируемым будущим.)

— Кем вы себя чувствуете тут? Матерью Терезой? Защитницей самых слабых? Санитаром нашего леса? Чистильщиком социальных помоек? Или просто очень жалеете этих детей?

— Нашим детям жалость не нужна. И это главное, что я выучила: их не надо жалеть. Им нужна помощь. Так вот, я — мы все в нашем детском садике, а мы не называем себя домом ребенка при них, только детским садиком, чтобы потом, в другой жизни, если их усыновят, дети даже подсознательно не вспоминали, что были в доме ребенка — так вот, мы им помогаем выжить. И еще: когда я только пришла сюда из элитной клиники недоношенных детей Первого медицинского института, у меня был, конечно, шок, что есть такие матери и отцы. А теперь, двадцать лет спустя, я точно знаю: что-то разумное в нашем существовании есть, потому что живет много тех, кто не в состоянии иметь детей, но благодаря нашей работе они могут надеяться на родительство. То есть я — необходимое связующее звено. Помогаю и тем, и этим встретиться.

— То есть вы живете ради усыновления ваших подопечных?

— Конечно. Это главное, что я могу сделать.

— Как вы относитесь к иностранному усыновлению? В конце года было убийство мальчика в Америке… Ужасы, о которых пишут и рассказывают…

— Я очень хорошо отношусь к иностранному усыновлению. Ужасы бывают и в наших приемных семьях, только об этом у нас принято помалкивать. И прямо сейчас идет речь об отмене опеки одному из наших воспитанников — он возвращается к нам… К тому же наши семьи не берут детей из одной семьи, иностранцы же — с радостью, и так братья и сестры не разлучаются. Это очень важно. У нас шестерых в Америку забрали. Наташу — младшую девочку среди шестерых — принесли завернутой в кусок обоев. Ее четырехлетний братик закутал, чтобы не замерзла. Больше в их доме было не во что… Что плохого — что все шестеро теперь в Штатах. Я смотрю на их фотографию — мне ее прислали оттуда… Никто и не поверит, какими они были, — это осталось только в нашей памяти. В прошлом году из 26 усыновленных ребятишек нашего дома 15 взяли международные приемные родители, в основном из США и Испании. Причем три были парами — братья и сестры. Их не хотели брать наши.

— Не хотели? Или не могли? Не то материальное положение?

— Не хотели. А богатые у нас, как правило, вообще не усыновляют.

Казалось бы, на пересечении этих двух плоскостей — растущих сиротства и богатства — должно бы что-то получиться… Но не получается пока. Не выходит. Непримиримая свара одних олигархов с другими идет на ура. А борьба за лучшее будущее “скворушек” — нет… В том числе и в этот вечер перед Рождеством в очень богатой Москве с непересекающимися плоскостями.

В чем выход? В одном — широчайшем общественном движении против сиротства. Число брошенных не уменьшается ни на йоту. И если число их сократилось в минувшем году в Москве только в связи с ужесточением правил столичной регистрации — тут гордиться нечем, потому что подкидышей, обнаруженных под кустами или в лесу, стало больше в других городах… Естественно, это движение должно быть не против сиротских учреждений и приютов. Оно за то, чтобы дети поскорее оттуда уходили: быстро найти подкидышу семью, обучить, как быть приемными родителями, помочь на первых порах, и все… Движение в том, чтобы дать шанс ребенку быть единственным и неповторимым…

…Акрам Акрамович, мальчик с узбекскими глазами, все никак не ходит. Он лежит на животе в казенном манеже на синей клеенке, и об него все время спотыкается крошка Танюша. Она уже на ногах, но от рождения совсем слепая. Леночка тоже родилась без глаза, и нянечки должны следить, чтобы старшие детки не выковыряли ей протез. У Маши на лице трагическая маска, не покидающая ни на мгновение, даже когда засыпает. Ее бросили только два месяца назад — потому что Маше только два месяца. А Варя зато давно привыкла к одиночеству и все время на часах, как солдат: она зорко следит, когда кто-то из воспитателей откроет входную дверь, и всякий раз проскальзывает наружу, ее надо ловить и с воем возвращать обратно…

Кем они станут?

В Москве не соблюдается Конвенция о правах ребенка.

Московская правда, № 4, 10 января. Елена Серова. Статья. Отдадим в хорошие руки.

Интересная, между прочим, штука: самостоятельно размножаться у нас вправе любой дурак и урод (!), будь он к тому же хоть четырежды наркоман, бомж, безработный, алкоголик и вообще безответственная личность. Спившихся и деградировавших люмпенов, плодящихся, словно кролики, порой все-таки лишают родительских прав, детей дюжинами отдают в приюты, но таких “биопроизводителей” почему-то отнюдь не стерилизуют для избежания дальнейшего “воспроизводства”.

Работать в детдомах за копеечную зарплату тоже принимают кого попало. А вот чтобы усыновить или удочерить сироту или, например, ребенка любимой женщины, на которой вы решили жениться, нужно, между прочим, соответствовать самым высоким требованиям. В сущности быть идеальным. И главное, предоставить чиновникам кучу справок, подтверждающих эту самую вашу идеальность и “достойность”. Людям, выдержавшим такую канитель ради чужого отпрыска, общество, по-моему, обязано ставить при жизни памятник.

Но это - мой личный, обывательский, так сказать, взгляд на вещи. Сотрудники же городской прокуратуры, на днях закончившие проверку деятельности государственных органов в этой сфере, рассматривают ситуацию исключительно с точки зрения законности. И констатируют: законность здесь часто не соблюдается.

Что, собственно, не так? Организационные просчеты, личная неисполнительность и безынициативность, отсутствие контроля... В итоге нарушаются требования международного законодательства, в частности, Конвенции ООН о правах ребенка. Ну и Семейного кодекса РФ - тоже. Суть вот в чем. По закону дети у нас должны расти (цитирую вышеназванные законодательные акты) “в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания”. Между тем на усыновление передается лишь 19% сирот (что и неудивительно!).

НАША СПРАВКА

В 2001 г. в Москве усыновлено 757 детей, в 2002 г. - 810, в 2003 г. - 545. Количество же детских домов за последние десять лет выросло в нашем городе в три раза. Преступность среди несовершеннолетних в 2003 году увеличилась в столице на 15,8%…

За прошедшие десять лет количество учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (в общем, “безнадзорщины”), в Москве выросло почти в три раза! А “неблагополучных” семей, по данным горпрокуратуры, в столице теперь почти 600 тысяч. В результате прогрессирует социальное сиротство (это когда биологические родители живы, но пользы от них, как от козла молока...). Количество “безнадзорщины” в нашем городе выросло с трех тысяч в 1996 году почти до пяти тысяч в 2002-м; А вот органы опеки и попечительства, социальной защиты, образования, здравоохранения и милиции между собой совершенно не взаимодействуют.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

За последние три года, по данным городской прокуратуры, подавляющее большинство московских сирот усыновили граждане США. А также - Италии, Германии, Испании, Бельгии, Ирландии. Нарушений требований законодательства в этих случаях не выявлено.

Учет детей, нуждающихся в новых родителях, ведется хаотично и формально. Банк данных, куда в семидневный срок должны поступать от должностных лиц сведения о “безнадзорщине”, - вообще курам на смех. Выборочная (!) проверка прокуратуры обнаружила около 600 детей, в отношении которых это требование закона не было соблюдено. Чаще всего нарушителями становятся почему-то лечебные учреждения. Например, в орган опеки и попечительства муниципалитета “Басманный” почти через четыре месяца (вместо семи дней) сообщили о сиротах из дома ребенка №13. И лишь через два года “спохватились” и сообщили куда следует о сироте из Дома ребенка № 6...

Нарушение семидневного срока - еще цветочки. Порой информация в банк данных не поступает вообще! Дети живут в социальных приютах, домах ребенка, лечебных и других учреждениях, но мер для их возможного усыновления никто не принимает, права детей грубо нарушаются. Например, в приюте-пансионе для девочек при Марфо-Мариинской обители живут семь сирот, сведения о которых в муниципалитет “Якиманка” не переданы, т.е. у девочек нет даже шанса быть кем-нибудь удочеренными, раз о них никто не знает. Только об одном из 15 кадетов - сирот Московского кадетского корпуса - есть сведения в муниципалитете “Таганский”. Не знают в муниципалитете “Аэропорт” о 28 детях, находящихся в негосударственном образовательном учреждении “Православный Свято-Димитриевский детский дом для девочек”... Живущие в подобных учреждениях дети содержатся как бы “нелегально”: то есть без официального направления на полное государственное обеспечение” без закрепления за ними жилищных и иных прав.

Бывает и по-другому. Специалисты органа опеки и попечительства муниципалитета “Южное Медведково”, вполне своевременно уведомленные Домом ребенка № 19 о нескольких “безнадзорниках”, просто уклонились от выполнения своих обязанностей. Из-за бездействия многих других столичных органов опеки и попечительства “безнадзорники” годами живут в социальных приютах, предназначенных для временного (!) содержания.

...Да, усыновить ребенка -дело нелегкое. Мало того, что вы сами должны собрать кучу справок о состоянии своего здоровья, доходах, наличии жилплощади, семейном положении, отсутствии судимости, приложить характеристику с места работы и полную автобиографию, так еще и заручиться официально оформленным отказом биологических родителей. Иначе маленького “безнадзорника” вам не видать. Потому что “не определен его правовой статус”. Скажем, “биопроизводители” давно думать забыли о существе, которое родилось лишь по причине их незнакомства с азами контрацепции. Но они официально не лишены родительских прав или они находятся в местах лишения свободы. Часто бывает так, что роженица (иногородняя, без документов...) быстренько сбегает из роддома, “забыв” оформить отказ. Потому что ей, блин, стыдно смотреть в глаза сотрудникам роддома и объяснять, что не хочет она взваливать на себя эту “обузу”. А ребенка в результате вообще нельзя отдать на усыновление!

“Установить статус” - задачка не из легких. С 1998 года, например, не лишают почему-то родительских прав “биопроизводителей”, которые забыли о своей дочери, воспитаннице приюта при Марфо-Мариинской обители. Разыскать матерей, сбежавших из роддома, и уговорить их оформить официальный отказ - вообще жуткое дело.

Журналы учета кандидатов в усыновители тоже, по мнению сотрудников горпрокуратуры, почти везде ведутся некачественно. В муниципалитете “Солнцево” такой журнал вообще отсутствует. Реальную помощь в подборе малыша никто потенциальным усыновителям не оказывает.

Информация к размышлению

По данным опросов ВЦИОМ, почти 8% молодых замужних россиянок, особенно жительниц больших городов, не хотят рожать детей, потому что это мешает их карьере и снижает уровень жизни. Согласно прогнозам социологов, число таких женщин будет расти. Но пока еще многие дамы боятся открыто пойти против “ожиданий общества” и рожают лишь потому, что “так принято”. Разумеется, в семьях, где не хотят собственных детей, едва ли решат усыновить чужого.

...Согласно Конвенции ООН о правах ребенка и Семейному кодексу РФ, “усыновлять” в другую страну можно лишь в том случае, если сирота оказался “не востребован” на родине. Но, как выяснилось в ходе проверки горпрокуратуры, большинство маленьких москвичей, усыновленных иностранцами, “не предлагались” россиянам.

Российские граждане, как известно, не хотят усыновлять больных детей. Потому что в наших условиях - это тяжкий крест, непосильное бремя, суровая ноша. Многие отказываются даже от собственных детей, родившихся больными (чаще всего - мужья, которые бросают жен с ребенком-инвалидом). И получается интересная картина. В анкете для усыновителей-россиян, к примеру, указано, что ребенок “страшно болен”, перечислены какие-то жуткие диагнозы. Отставание в психическом развитии, ранний врожденный скрытый сифилис, задержка психомоторного речевого развития... Естественно, россияне в ужасе отказываются от слишком “проблемного” ребенка. А когда этого же малыша усыновляют иностранцы, то “при тщательном медобследовании выясняется: ребенок практически здоров”! Кому-то, наверное, это выгодно...

Впрочем, на мой, обывательский, взгляд, усыновили, и слава Богу! Главное, чтобы приемные родители оказались добрыми, вменяемыми, порядочными людьми. А уж на каком языке будет потом говорить бывший “безнадзорник” - дело, по-моему, двадцатое. Хотя некоторые “патриоты” очень беспокоятся, что из страны, мол, “вывозят генетический потенциал”. Тот самый, который, не будучи усыновлен и нормально воспитан, как раз и дает рост подростковой преступности...

...А еще практически все столичные органы опеки и попечительства не контролируют условия жизни усыновленных детей в новых семьях. Или делают это крайне формально. Кузьминская межрайонная прокуратура, например, установила, что в муниципалитетах “Некрасовка” и “Рязанский проспект” даже точными данными о количестве на их территории усыновленных детей и то не располагают! А кое-где документацию по вопросам усыновления (включая личные дела) хранят просто в рабочем шкафу, а не в сейфе. И специальной почты для служебной корреспонденции в районах нет. Все это может привести к разглашению тайны усыновления.

...Должна признаться: ну, люблю я так называемое западное “семейное кино” - трогательные мелодрамки “без секса и насилия”, в которых все обязательно “хорошо кончается”. Влюбленная парочка, преодолев массу жутких недоразумений, бросается под венец (или - в постель, что тоже хорошо), дети и родители начинают понимать друг друга, собаки, кошки, киты или канарейки возвращаются к хозяевам, выздоравливают или бывают спасены. Но в последнее время сюжет “забугорных” мелодрам почему-то все чаще крутится вокруг усыновления сирот. Вполне “европеоидные” и отнюдь не бесплодные родители с удовольствием усыновляют (плюс к своим двум или трем чадам) чернокожих и азиатов, инвалидов и детей-даунов. И даже... мышат (например, в фильме “Стюарт Литтл”). И все счастливы. Неужели такое у них там бывает не только в кино?

О работе социально-реабилитационного центра "Дом милосердия" (Москва) для несовершеннолетних и молодежи.

Русский курьер, № 3. Анна Шестакова. Статья. Бомжами не рождаются.

Вернуть малолетних бомжей к нормальной жизни - такую задачу поставили перед собой сотрудники социально-реабилитационного центра "Дом милосердия" Точного количества маленьких бродяжек в Москве не сможет назвать, пожалуй, никто. Только по официальным данным их никак не меньше 12 тысяч. человек. Судьбой малолетних бомжей должны заниматься городские власти. Вот только борьбу с беспризорностью они ведут привычными бюрократическими методами. Создали очередной официальный орган - городской Совет по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью - и начали тотальную “зачистку” улиц. Маленьких бродяжек отлавливают, отправляют в больницы для обследования, а иногда просто сажают на поезд и отправляют восвояси. А они, доехав до ближайшей станции, возвращаются обратно. Вместе с тем, в Москве существует масса беспризорных детей, чьи родители спокойно проживают в своих квартирах и думать не думают о своих чадах. Этих детей в поезд не посадишь и домой не отправишь. Их дом здесь, рядом, но возвращаться туда они не хотят.

Городским властям до бродяжек нет никакого дела. Однако и обычные москвичи, поглощенные своими повседневными делами и заботами, о проблемах беспризорников стараются не думать. К счастью, из этого правила бывают редкие исключения.

Когда-то Лилит Карагян трудилась в центре по работе с детьми группы риска, открытом при одной из районных управ Москвы. Она и ее коллеги регулярно выходили на “охоту” - у ближайшего “Макдоналдса” высматривали бездомных детей, которые жадно набрасывались на оставленные на столах остатки гамбургеров и картошки. Женщины старались познакомиться с ними, пригласить в реабилитационный центр, чтобы детишки поняли, что они кому-то нужны.

Однако вскоре хорошее начинание кому-то не понравилось. Центр закрыли. Лилит уволилась из управы. Но детей она бросить не смогла.

Поначалу приходилось очень трудно - помещения не было, подростки “группы риска” целыми днями сидели в небольшой квартирке

Лилит, у которой, между прочим, четверо собственных детей. Соседи начали жаловаться в домоуправление, мол Карагян устраивает из подъезда “проходной” двор. К ней стала регулярно наведывалась милиция. В то, что женщине просто жалко детей никто не верил. Лилит не любит вспоминать о том, как она боролась с чиновниками и милицией. Это в прошлом. Сегодня Лилит Карагян возглавляет социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних и молодежи “Дом милосердия”. Помещение для него сняла одна из американский благотворительных организаций - у властей города и столичных бизнесменов на это денег не нашлось.

Центр стал настоящим домом для многих московских детишек из неблагополучных семей. Сейчас трудно поверить, что эти самые обыкновенные на первый взгляд, жизнерадостные подростки когда-то целыми днями пропадали на улице, ночевали на чердаках и подвалах. Многие из них никогда не ходили в школу. Зато сейчас, под руководством Лилит, делают уроки и сдают экзамены экстерном. Так, четырнадцатилетняя Олеся впервые села за учебники только год назад. Талантливая девочка уже одолела программу четырех классов и теперь перешла в пятый. Сейчас она мечтает как можно скорее догнать своих сверстников, чтобы учиться вместе с ними в обычной школе. Шестнадцатилетний Роман тоже не так давно стал четвероклассником. Писать подросток научился только три года назад, чтение ему давалось намного сложнее. Роман из многодетной семьи, и это сразу чувствуется - хозяйственный, спокойный, он и машину починит, и посуду вымоет. Из всех подопечных Центра, только пятнадцатилетняя Даша пошла в школу с семи лет, сейчас она в восьмом классе.

Воспитанники "Дома милосердия" о своем прошлом вспоминать не любят. Особенно Илья Зайцев из Подмосковья, который еще недавно жил на вокзале среди таких же малолетних бомжей, обогреваясь зимой у труб теплосетей. Чтобы вернуть мальчика к нормальной жизни воспитателям пришлось приложить немало усилий - очень долгое время Илья оставался нелюдимым "волчонком" с затравленным взглядом. Сейчас подростка не узнать: на его лице появилась улыбка. А еще Илья полюбил рисовать Р он оказался замечательным художником. В рисунках подростка них нет мрачных красок, только светлые, радостные тона.

“Моя задача в том, чтобы дети жили в родном доме, в нормальной семье. А пока у них дома неблагоприятная атмосфера, они всегда найдут приют в нашем Центре”, - говорит Лилит Карагян.

Два раза в неделю Лилит и ее подопечные загружают старенькую “девятку” продуктами для бомжей Курского вокзала. Кормят не только детей, но и взрослых. Средства на это выделяют все те же иностранные благотворители.

Сказать, что беспризорники в любой момент готовы распрощаться со свободной жизнью, нельзя. Многие из них привыкли бродяжничать. К тому же они вполне в состоянии заработать себе на гамбургер, шоколадку и пачку сигарет: там помоют машины, здесь помогут торговцу разложить товар. Но главный источник дохода маленьких бомжей - воровство и попрошайничество.

Лилит уверена, что взрослый человек всегда сумеет убедить ребенка в том, что такая жизнь ведет в никуда, что в приюте ему будет лучше. Но и тут мешают бюрократические препоны. Например, в государственный приют ребенок может попасть только через детскую комнату милиции. Спрашивается, как беспризорника убедить в том, что он сначала должен добровольно сдаться милиции, а потом еще какое-то время провести в больнице? Естественно, желающих почти не находится. В негосударственный приют ребенок может придти сам, но таких учреждений в столице пока еще крайне мало.

Свобода совести

Перед самым Новым годом организаторам выставки “Осторожно, религия!” – сотрудникам Центра им. А. Сахарова предъявлено обвинение в уголовном преступлении. Из жертв погрома они превратились в обвиняемых.

Московский комсомолец, № 2. Марина Овсова. Статья. Жертвам погрома грозит по пять лет тюрьмы.

НОВАЯ ИНКВИЗИЦИЯ НАСТУПАЕТ?

Перед самым Новым годом организаторам выставки "Осторожно, религия!" предъявлено обвинение в уголовном преступлении. Из жертв погрома они превратились в обвиняемых. Погромщиков же даже не пожурили. За процессом наблюдала Марина ОВСОВА.

Директора музея и Общественного центра имени Андрея Сахарова Юрия Самодурова и его сотрудницу Людмилу Василевскую обвиняют по п. "б" ч. 2 ст. 282 Уголовного кодекса РФ (за действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности и отношения к религии, совершенные публично с использованием служебного положения).. Установления о возбуждении уголовного дела подписаны следователем по особо важным делам ЦАО Москвы Цветковым Ю.А.

О разгроме скандальной выставки писали много. Напомним вкратце. "Осторожно, религия!" открылась 14 января прошлого года и продлилась всего четыре дня, за которые ее смогли увидеть примерно 80 человек. 39 художников, в том числе с громкими именами, решили представить свой художественный взгляд на место Русской православной церкви в нынешнем обществе. И взгляд этот в большинстве экспонатов получился нелицеприятным. Среди экспонатов были, например: вырезанная из пенопласта аббревиатура "РПЦ", увешанная елочными гирляндами; изображения святых с вырезанными ликами, куда каждый желающий мог вставить собственное лицо; бутылки из-под водки с луковками вместо пробок и т.д. Оскорбление? Да нет: в последнее десятилетие служители церкви дали немало поводов для подобного художественного стеба.

А 18 января в здание музея ворвались шесть человек, которые устроили в выставочном зале погром: резали полотна, обливали краской инсталляции... Двоих задержали. Они оказались членами общественного комитета "За нравственное возрождение Отечества", которым руководит протоиерей Александр шаргунов. Тут же возбудили уголовное дело, однако вскоре его прекратили и открыли другое — уже против организаторов самой выставки. Инициаторами выступили... депутаты Госдумы, обратившиеся к генпрокурору Устинову с просьбой разобраться с фактом разжигания религиозной вражды организаторами выставки.

Музей Сахарова сейчас напоминает осажденную крепость. Верующие забросали правоохранительные органы различных инстанций тысячами писем (только прокуратура получила их примерно 4 тысячи), музейщикам поступают угрозы, а художники теперь не знают, что можно изображать на полотнах, а что нельзя.

Эта история имеет и еще одно продолжение. Примерно месяц назад тот же комитет "За нравственное возрождение Отечества" "наехал" уже на один из крупнейших наших музеев — Русский. Его директору Владимиру Гусеву от комитета поступило предупреждение, что он не должен выставлять 60 произведений, подаренных музею одной московской галереей. Только, видите ли, потому, что авторы нескольких картин участвовали в скандальной выставке Музея Сахарова. История по неведомым законам, судя по всему, начинает поворачиваться вспять. 70 лет государственная власть целенаправленно уничтожала церковь: разрушала храмы, высылала и расстреливала священников. Сейчас же мы наблюдаем другую тенденцию. При попустительстве властей одна из религиозных конфессий (по крайней мере ее самые радикальные представители) начинает диктовать условия всему светскому обществу. И самое главное из условий — Русская православная церковь и ее символы должны оставаться вне критики. Более того, во всем этом настораживает факт, что ни та же церковь, ни власть не осудили погром, тем самым провоцируя радикально настроенных верующих на подобные действия в дальнейшем. А так недалеко и до инквизиции, которую все помнят по курсу средневековой истории...

— Когда в СССР церковь и верующие люди подвергались гонениям, правозащитники (и я в том числе) всегда были на их стороне, — говорит директор Музея Сахарова Юрий Самодуров. — Но, похоже, это забыто. Мы согласны, что различного рода запреты и табу в сфере искусства могут существовать, но определяться и регулироваться они должны законом, этическими кодексами профессиональных корпораций либо решениями администраций музеев, галерей. Но главное, что эти "ограничительные" законы не должны противоречить фундаментальным конституционным принципам — свободы мысли, свободы совести, свободы распространения и получения информации. А также светскому характеру российского общества и государства...

Ответа на интересующие нас вопросы от комитета "За нравственное возрождение Отечества", всегда готового к погромам, мы, к сожалению, пока не получили.

Генпрокуратура между Зякиным и Самодуровым. Прокуратура Центрального округа Москвы открыла уголовное дело в отношении руководства столичного музея и общественного центра им. А. Сахарова по статье "возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды". Обвинение предъявлено директору музея Ю. Самодурову. Причиной послужила выставка "Осторожно, религия!", проведенная год назад.

Политком.Ру, 12 января. Татьяна Становая. Статья. Генпрокуратура между Зякиным и Самодуровым.

Прокуратура Центрального округа Москвы открыла уголовное дело в отношении руководства столичного музея имени Андрея Сахарова по статье "возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды". Обвинение предъявлено директору музея Юрию Самодурову. Причиной послужила выставка "Осторожно, религия!", проведенная год назад.

Выставка "Осторожно, религия!" отличилась весьма своеобразными экспонатами, которые многие православные оценили как оскорбление религиозных чувств. Следствие пришло к выводу, что направленность выставки "состояла в публичном выражении в наглядно-демонстрационной форме унизительного и оскорбительного отношения к христианской религии в целом, а к православному христианству и Русской Православной Церкви в особенности, а также к религиозным символам православных верующих", что и отмечается в обвинительном заключении.

В январе 2003 года, когда работала выставка, несколько человек устроили погром, в результате чего против них было возбуждено уголовное дело. В августе обвиняемые пытались опротестовать действия московской прокуратуры. "В наших действиях нет состава преступления и нет хулиганства. Мы не совершили противоправных действий. Напротив, организаторы выставки являются нарушителями закона. Мы пытались воспрепятствовать преступлению", - заявил тогда один из участников погрома. В их защиту также выступили и представители духовенства. "Сама выставка была задумана как вызов религиозным чувствам", - заявил пресс-секретарь Общественного комитета за нравственное возрождение отечества Роман Вершилло. По его словам, экспонаты выставки были признаны орудиями преступления по уголовному делу, возбужденному позднее в отношении организаторов выставки в разжигании религиозной розни. "Люпшин и Зякин стали противодействовать экстремизму и разжиганию религиозной вражды", - считает Вершилло. "Нет ни одного христианина, который бы не считал выставку личным оскорблением. Теперь многие христиане собираются обратиться в прокуратуру с заявлением о причинении им психологического и морального вреда. Я знаю одного человека, который сразу после выставки попал в больницу", - заявил протоиерей Александр Шаргунов.

В октябре прошлого года уголовное дело был закрыто, а в январе нынешнего - возбуждено новое дело, но уже в отношении организаторов выставки. Сам Самодуров заявил, что он "убежден, что в экспозиции не было работ, направленных на унижение чьих-либо убеждений или вероисповедания". "Тем, кто нас обвиняет, хорошо понятно, что выставочное помещение - это не церковь, и не все, что уместно в церкви, уместно в выставочном зале, и далеко не все, что допустимо в выставочном зале, допустимо в церкви", - заметил Самодуров. В свою очередь, представители РПЦ выражают надежду, что правоохранительные органы и суд внимательно разберутся в уголовном деле, возбужденном в отношении руководства московского музея. Как заявил заместитель председателя отдела внешних церковных связей протоиерей Всеволод Чаплин, "существует грань между свободой художника и оскорблением чувств другого человека, и люди, которые намеренно переходят эту грань ради провокации, дешевой славы и ради того, чтобы скрыть отсутствие настоящего таланта, эти люди должны быть отторгаемы обществом".

Примечательно, что уголовное дело в отношении организаторов выставки было заведено через год после самого события, а также после того, как было сначала заведено, а затем закрыто уголовное дело в отношении участников погромов выставки. По большому счету, это свидетельствует о том, что правоохранительные органы не могут игнорировать мнение РПЦ по этому вопросу.

 

В конце 2003 г. Мосгорпрокуратура предъявила руководителю Музея и общественного центра им. А. Сахарова Ю. Самодурову обвинение в действиях, направленных на возбуждение религиозной вражды, унижение национального достоинства в связи с проведением год назад в Москве выставки “Осторожно, религия!”.

АПН (web-сайт), 15 января. Статья. Прокуратура взялась за хулителей православия.

Уголовные дела возбуждаются одно за другим.

Наибольший общественный резонанс приобрело возбуждение в конце минувшего года уголовного дела о “возбуждении религиозной вражды” (ст. 282 УК РФ) в связи с проведением год назад в Москве выставки “Осторожно, религия!”. Обвинение предъявлено директору музея имени Андрея Сахарова, в котором проходила выставка, Юрию Самодурову, сотруднице этого музея Людмиле Василовской, а также трем художникам – кураторам выставки: А.Михальчук, А.Зулумяну и Н.Золян. Дело ведёт следователь по особо важным делам прокуратуры ЦАО Москвы Ю. А. Цветков.

Как известно, проведение выставка закончилось скандалом через два дня после её открытия. Экспонаты, сатирически изображавшие предметы православного культа, были испорчены (залиты красной краской) группой верующих. В отношении ревнителей православной веры было возбуждено дело по статье “хулиганство”, однако в августе Замоскворецкий суд Москвы их оправдал.

Практически одновременно с возбуждение дела в отношении Юрия Самодурова и других органы прокуратуры занялись ещё одним аналогичным делом. В ответ на заявление, которое депутат Государственной Думы третьего созыва Виктор Зоркальцев отправил на имя генерального прокурора РФ, было возбуждено дело по статье 282 УК РФ (“возбуждение религиозной вражды”) по факту антиправославной публикации в инфор-бюллетене “Радикальная политика”. Расследование дела поручено следователю по особо важным делам прокуратуры Северо-Восточного административного округа Москвы.

“Установлено, что опубликованная в информ-бюллетене №1 (27) за январь 2003 года без указания автора статья “Беседы о православии” содержит высказывания, направленные на возбуждение религиозной вражды, а также элементы пропаганды неполноценности граждан по их отношению к религии, - утверждает заместитель генерального прокурора Василий Колмогоров в своём ответе на имя Виктора Зоркальцева. - По результатам проверки 18 декабря 2003 года в отношении лиц, являющихся авторами указанной публикации, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ”.

Ниже редакция АПН воспроизводит это короткое эссе, ставшее основанием к возбуждению уголовного дела, - разумеется, ни в коем случае не в целях пропаганды взглядов его авторов, а исключительно для информирования читателей о том, как применяется уголовный закон. Нецензурные слова мы заменили отточиями.

БЕСЕДЫ О ПPАВОСЛАВИИ

Многие народы увлекаются расширением сознания. Для этого применяются различные вещества и заклинания, расширив таким образом своё сознание, народы некоторое время … наблюдают бесконечное пространство и беседуют с Господом Богом или с Сатаной, кому как нравится, а затем неизбежно возвращаются назад, домой, к толстой своей жене и аккуратным деткам, бреются и идут на службу.

Совсем дpугое дело Православные народы. У Пpавославного человека сознание и без того pасшиpено до такой степени, что он его никак не может сфокусиpовать для какой бы то ни было полезной деятельности. У Пpавославного степь да степь кpугом, и всю-то он вселенную пpоехал, и глядит Пpавославный на небо, всё думку гадает, а под ноги никогда не глядит, и поэтому вечно то в говно наступит, то моpду себе pазобьёт. Ходит Пpавославный обычно гpязный и в дому у него живёт свинья, потому что вся эта мелкая … для Пpавославного неинтеpесная.

Поэтому Пpавославные пьют Водку. От Водки сознание, наобоpот, сужается, за что её и не любят дpугие наpоды. Пpавославный же, выпив тpи-четыpе стакана, некотоpое вpемя сидит неподвижно, затем замечает pядом с собой супpугу. “Да ты же сууука!” - говоpит Пpавославный с изумлением и бьёт супpугу в pыло. После этого он вытаскивает из-под стола за ухо сопливого и тоже с pождения Пpавославного двоечника, тpебует дневник и затем поpет pемнём. Исполнив таким обpазом за пятнадцать минут обязанности, на котоpые у дpугих наpодов уходит вся жизнь, Пpавославный подпиpает щёку кулаком, некоторое вpемя поёт песнь, затем падает моpдой в стол и засыпает.

В Московском душепопечительском православном центре во имя святого Иоанна Кронштадтского помогают тем, кто пострадал от псевдорелигий, оккультизма и наркомании.

Московская правда, № 5. Марина Куижева. Статья. Защита от оккультизма.

В Московском душепопечительском православном центре во имя святого Иоанна Кронштадтского помогают тем, кто пострадал от псевдорелигий, оккультизма и наркомании.

Сюда приходят тогда, когда потеряна, казалось бы, последняя надежда, когда испробованы все средства, все способы, все методы. “Помогите, в нашей семье случилась беда. Мы теряем любимого сына (дочь, отца...)”. Это печальные, а порой трагические истории.

По статистике Московского православного центра реабилитации пострадавших от оккультизма, тоталитарных сект и наркомании, сейчас на каждые пять сотен россиян приходится один колдун или экстрасенс. За семь лет существования центра христианские психологи выслушали более двенадцати тысяч пострадавших. В лучшем случае это были люди, потерявшие деньги, в худшем - потерявшие драгоценное время, когда врачи еще реально могли помочь. Очень часто обращаются больные с различными психическими поражениями, с симптомами так называемой “оккультной болезни”.

- Это развитие состояния наподобие синдрома Кандинского-Клерамбо, когда у человека появляется уныние, депрессия и как-то незаметно на этом фоне возникают голоса. Человек слышит голоса, которые начинают управлять им, подсказывают, что делать, и в конечном счете ведут к самоубийству. (Немало самоубийств произошло после посещения оккультистов...) Воздействие магов и экстрасенсов приводит к психическим, неврологическим и соматическим нарушениям, - рассказывает иеромонах отец Анатолий (Берестов), руководитель Душепопечительского православного центра реабилитации пострадавших от псевдорелигиозных организаций и оккультизма.

Центр был создан в 1996 году по инициативе иеромонаха Анатолия и ряда православных врачей, психологов и педагогов - для помощи лицам, пострадавшим от оккультизма и деструктивных сект. Но постепенно туда все больше стали обращаться наркоманы и их родители. Это не случайно. Как показывает практика, психологические и социальные формы наркотической зависимости, зависимости от сект, а также алкогольной зависимости имеют много общего. Не случайно некоторые секты используют наркотические вещества в своей практике. Зависимость - это особое внутреннее состояние человека. Оно всегда характеризуется тем, что личность утрачивает свободу воли. А ведь по православию свобода воли - дар Божий.

Отец Анатолий, кстати, в миру невропатолог, профессор, доктор медицинских наук, считает, что пострадавших от оккультизма и деструктивных сект можно вылечить только путем совместного применения медицинских и духовных методов. Лечение в центре проходит поэтапно. На первом этапе – первичное воцерковление пострадавших: исповедь, причастие, духовное окормление, работа с психотерапевтом. Кроме того, православные врачи ведут наблюдение за физическим и психическим состоянием пострадавших. Главная задача второго этапа - вывести человека из былой социальной среды. Этот этап реабилитации проходит в монастырях и общинах. К этому времени они входят в состояние устойчивой ремиссии. И третий этап - это возвращение в столицу к полноценной жизни, трудоустройство опекаемых.

Душепопечительский центр расположен на территории Крутицкого подворья. В регистратуре всегда много людей. В центр попадают разными путями. Молодожены Юрий и Елена рассказали свою историю. Несколько лет они были членами международной организации оккультного толка “Радастея”. Однажды, когда Лена лежала в больнице, врачи поставили ей страшный диагноз. Как выяснилось позже, он оказался ошибочным. Врачи просто перепутали анализы. Этот случай заставил молодых людей переосмыслить свою жизнь. “Как говорится, нас Бог все равно привел в храм. Я даже не знаю, рассказывать вам это или нет, - говорит Юрий. - Взяли у нас кровь на анализы, когда Лена лежала в больнице на сохранении, и кровь показала, что у нее СПИД. Мы звонили врачу три раза, и три раза анализ подтверждал СПИД. Мы сразу же пошли в храм”. “Единственное, что мы поняли: в минуты скорби мы не бежим, не читаем “ритмы”, не занимаемся. Мы идем в храм и просим у Бога прощения...” - продолжает Елена.

Можно сказать, что Юре и Лене повезло. Они успели выйти из организации до того, как наступили какие-то последствия. Но это скорее исключение из правил. “Многие наши знакомые очень сильно пострадали. Например, наш знакомый Миша сошел с ума. Раньше он пел в хоре Большого театра. Многие сходили с ума, их увозили рано утром, чтобы никто не видел, - рассказывает Юрий. - Каким образом так называемые целители и маги получают государственную лицензию и указывают ее номер в своих многочисленных рекламных объявлениях? Неужели у нас выдаются лицензии на колдовство?”

Оказывается, лицензии выдаются на частное предпринимательство или же на открытие коммерческой фирмы, коими и являются все магические салоны. Можно, конечно, надеяться, что когда-нибудь государство наведет порядок и в этой области. Но пока лучшее средство от всех бед в нашей стране - это собственная голова на плечах.

Свобода слова и информации

Шеф-редактор “Российских вестей” А. Титков полагает, что у издания возникли проблемы в связи с серией беспрецедентно резких критических публикаций, направленных против М. Ходорковского, Л. Невзлина и Б. Березовского. Можно, однако, предположить и наличие внутрикремлевской интриги. Напомним, что в последних своих номерах “Российские вести” активно пропагандировали идею создания при Президенте РФ некоего Совета по национальной идеологии.

АПН (web-сайт), 29 декабря. Статья. Редакцию “Российских вестей” арестовали вместе с имуществом.

Длинные руки Невзлина, Березовского, Ходорковского добрались до структур управления делами президента РФ

Последняя неделя уходящего года омрачилась очередным “спором хозяйствующих субъектов”, одним из которых явилось средство массовой информации – еженедельная газета “Российские вести”. Стоит отметить, что если прежде такие проблемы возникали преимущественно у либеральных СМИ, вроде журнала “Новое время”, то теперь они встали перед газетой, одним из учредителей которой является управление делами президента РФ.

О событиях вокруг газеты обозревателю АПН рассказал шеф-редактор “Российских вестей” Алексей Титков. До последнего времени газета печаталась в издательстве “Известия”, являющемся государственным унитарным предприятием управления делами президента РФ. В здании же издательства, на Малой Дмитровке, редакция арендовала помещение. По словам Титкова, примерно дней 10 – 12 тому назад генеральный директор издательства Эраст Галумов внезапно прервал все контакты с редакцией: перестал отвечать на телефонные звонки и даже распорядился, чтобы охрана не пускала никого из редакции в подъезд издательства. Почувствовав неладное, редакция решила воспользоваться новогодне-рождественскими каникулами и перебазировать свой отдел, осуществляющий компьютерную вёрстку, на новое место. В номере от 24 декабря “Российские вести” попрощались с читателями до 13 января.

В субботу, 27 декабря, в разгар работ по переезду, в редакцию явилась охрана издательства в сопровождении сотрудников отделения внутренних дел “Тверское” и опечатала двери. Было объявлено, что гендиректор издательства Эраст Галумов распорядился арестовать имущество редакции в качестве оперативной меры воздействия на должника: “Российские вести” задолжали ему 120 тысяч рублей. Алексея Титкова это заявление весьма удивило, так как, по его словам, издательство всегда кредитовало выпуск очередного номера, а редакция затем исправно расплачивалась в установленный срок. Вместе с оргтехникой и прочим редакционным имуществом взаперти оказались и сами сотрудники редакции во главе со своим шефом. Правда, арест длился всего часа полтора. Затем охрана издательства удалилась.

После этих событий редакция решила прекратить все отношения с издательством “Известия”. Всё редакционное имущество к настоящему времени перевезено в “нейтральное место”. Теперь “Российские вести” заняты поисками нового помещения и новой типографии, а свои рабочие совещания сорудники проводят в близлежащих кафе.

Если журналистов действительно заперли, то действия охраны издательства подпадают под статью 127 УК РФ – “Незаконное лишение свободы”. Но Алексей Титков не будет добиваться возбуждения угловного дела, а намерен ограничиться гражданским иском о возмещении вреда: по его словам, редакции пришлось уплатить перевозчику за простой, а также частично вывозить технику на грузовике вместо микроавтобуса, вследствие чего были повреждены два дорогостоящих монитора. Кроме того, Титков собирается жаловаться на Галумова в управление делами президента РФ.

Алексей Титков полагает, что у “Российских вестей” возникли проблемы в связи с серией беспрецедентно резких критических публикаций, направленных против Михаила Ходорковского, Леонида Невзлина и Бориса Березовского. “Я думаю, что на Галумова было оказано давление”, - заявил он обозревателю АПН. Можно, однако, предположить и наличие внутрикремлевской интриги. Напомним, что в последних своих номерах “Российские вести” активно пропагандировали идею создания при президенте РФ некоего Совета по национальной идеологии.

4 400 экземпляров книги А. Литвиненко и Ю. Фельштинского "ФСБ взрывает Россию", предназначенные для продажи через книготорговую сеть, изъяли 29 декабря сотрудники ФСБ и милиции заявив, что книги изъяты, как антигосударственная пропаганда.

ИА “ПРИМА” (web-сайт), 29 декабря. Информ. сообщ. ФСБ изъяла книги про ФСБ.

РОССИЯ, Москва. 4,4 тыс. экземпляров книги Александра Литвиненко “ФСБ взрывает Россию”, предназначенные для продажи через книготорговую сеть, изъяли сегодня сотрудники ФСБ и милиции.

Тираж книги, отпечатанный в Латвии, был ввезен в Россию с соблюдением всех необходимых таможенных формальностей. Получатель тиража — информационное агентство ПРИМА, предполагал распространить книгу через книготорговую сеть.

Фургон с книгами 28 декабря вечером выехал из Пскова в Москву. 29 декабря утром на посту ГИБДД на 111 км Волоколамского шоссе машину остановили сотрудники милиции для проверки в связи с операцией “Вихрь-антитеррор”. Вся партия книг была выгружена на посту ГИБДД. По словам водителя автомашины, с ним разговаривали сотрудники ФСБ, в частности следователь ФСБ, заявивший, что книги изъяты, как антигосударственная пропаганда. Был составлен протокол. Водителя отпустили только вечером.

В книге “ФСБ взрывает Россию” Александр Литвиненко рассказывает о взрывах в Москве в 1999 году и сопутствующих этому обстоятельствах.

Пропал тираж скандальной книги “ФСБ взрывает Россию”.

Известия, № 240, 31 декабря 2003 г. Антон Клюев. Статья.

Почти четыре с половиной тысячи экземпляров изданной в Латвии на деньги Бориса Березовского книги "ФСБ взрывает Россию" не доехали до получателя. В книге изложена версия о причастности спецслужбы к серии взрывов домов в городах России осенью 1999 года. Груз благополучно миновал латвийско-российскую границу, однако на 111-м километре Волоколамского шоссе, как утверждает представитель заказчика известный правозащитник Александр Подрабинек, фуру остановили сотрудники ДПС, которые выгрузили весь тираж. Когда верстался номер, ни получатель, ни экспедитор груза ничего не знали о судьбе тиража. В МВД и ФСБ комментарий один: нам ничего об этом не известно.

Отпечатанный в Риге тираж должны были доставить в Москву вчера. Однако до места назначения автофургон так и не добрался. Главный редактор агентства-распространителя "Прима-ньюс" Александр Подрабинек заявил вчера "Известиям": "Я пытался дозвониться до водителя машины, который вез груз, но безуспешно. Вчера со мной уже связались представители псковской фирмы "Гинесс", занимавшейся перевозкой тиража. Они-то и сообщили, что автомобиль с книгами был остановлен на посту ГИБДД на 111-м километре Волоколамского шоссе и милиционеры выгрузили всю партию книг. Эту информацию им якобы передал водитель фургона".

"ФСБ взрывает Россию" - книга, написанная в соавторстве проживающим в Великобритании со статусом политического беженца бывшим сотрудником ФСБ Александром Литвиненко и проживающим в США также выходцем из России историком Юрием Фельштинским. На основе книги на деньги Бориса Березовского ранее был снят нашумевший фильм "Покушение на Россию". И в печатной, и в видеоверсии речь идет о серии взрывов, потрясших Россию осенью 1999 года. Авторы обвиняют в их организации спецслужбы страны.

В авторском дуэте основной источник информации - бывший подполковник ФСБ Литвиненко. Скандальную славу он заработал себе в 1998 году, когда публично заявил, что руководство ФСБ якобы поручило ему устранить бизнесмена Бориса Березовского. А кроме того, в планы спецслужбы входила ликвидация бывшего сотрудника ФСБ Михаила Трепашкина, бизнесмена Умара Джабраилова и других известных людей.

Позднее, оставаясь под подпиской о невыезде, Литвиненко скрылся от следствия и был объявлен в международный розыск. При этом, находясь уже за границей, в августе 2002 года он был приговорен московским гарнизонным военным судом к трем с половиной годам условно за превышение должностных полномочий с применением насилия и за незаконное приобретение взрывчатых веществ. В настоящий момент Литвиненко проживает в Лондоне.

За последние годы бывший подполковник ФСБ издал две книги: "ЛПГ - Лубянская Преступная Группировка" и "ФСБ взрывает Россию". Первая уже появилась на прилавках России. За распространение второй в нашей стране до последнего времени никто не брался.

- Это была первая попытка разместить вторую книгу Литвиненко на российском книгорынке, - рассказывает "Известиям" руководитель "Прима-ньюс", правозащитник Александр Подрабинек. - Тираж был отпечатан в Латвии - понятно, что в России за это вряд ли бы кто взялся. Какая-то часть тиража разошлась за границей. А часть оставалась невостребованной. Я позвонил в издательство и предложил им забрать оставшиеся 4400 книг "ФСБ взрывает Россию".

По словам Подрабинека, ему ничего не известно о том, где сейчас находятся исчезнувшие по дороге в Москву книги.

- Раз они не были доставлены заказчику, то за них отвечает фирма-поставщик "Гинесс". Поэтому я пока не предпринимал никаких шагов по поиску пропажи, жду сообщений от них. Они же мне пока говорят только то, что не могут никак найти водителя. Он вроде вернулся в Псков и либо отсыпается, либо так напуган, что скрывается.

В интервью "Известиям" главный редактор "Прима-ньюс" также признался, что вызвался распространять скандальную книгу не преследуя политические мотивы.

- Просто в издании представлена иная, отличная от официальной, точка зрения. А мне нравится альтернатива, - сказал Подрабинек.

В центре общественных связей ФСБ "Известиям" заявили: "Нам ничего не известно об этом". А в МВД сказали, что пока не комментируют эту ситуацию.

Журналист “МК” Е. Пичугина оказалась в числе журналистов, которых запрещено пускать в Мосгордуму. Автор полагает, что это решение вызвано ее критическими публикациями в адрес Мосгордумы

Московский комсомолец, № 9. Екатерина Пичугина. Статья. Орган власти возбудился на “МК”.

Это только кажется, что Мосгордума — открытое демократическое учреждение. На самом деле оно мало отличается от режимного. Что говорить о простых москвичах, если даже некоторым представителям СМИ дорога туда заказана. Оказывается, в Гордуме есть “черные” и “белые” списки журналистов. “Проработав” в Думе целых 5 лет, обозреватель “МК” вдруг попал в “черный” список.

На входе в Думу я обнаружила, что временный пропуск, заказанный в пресс-центре, мне не выписан. Сначала решила: девчонки-сотрудницы заработались. Но потом услышала смущенный голос в трубке:

— Знаешь, Катя, тут пришел приказ сверху — тебе пропуск не выписывать и вообще тебя не пускать. Так что попробуй найди смелого депутата, который согласится тебя провести...

Отважный депутат нашелся — большое ему спасибо: за риск. Как сказали мне в надежных источниках, теперь в Думе будут строго отслеживать, кто из депутатов выписывает пропуска журналисту “МК”. Видимо, список предателей вывесят потом на доске типа “Они позорят Гордуму”. А если серьезно, то совершенно неясно, на каком основании журналиста не пускают в орган власти, который финансируется из кармана москвичей.

Впрочем, нет, ясно. Оказалось — на основании опечатки в недавней публикации о расходах на празднование 10-летия Мосгордумы.

Среди абсолютно достоверных цифр и фактов в строке, где говорилось о смете МГД, проскочило одно неверное слово — вместо “400 миллионов” в газете вышло “400 миллиардов”. Явное недоразумение, за которое мы сразу же извинились перед читателями. Но...

Несколько лет депутатам потребовалось, чтобы найти наконец ошибку в статьях “МК” о себе любимых. И вот, поймав за хвост птицу счастья, думское руководство потребовало лишения аккредитации “некомпетентного журналиста”, о чем сообщило письмом в “МК”. Забавно, что в этом официальном письме не опечаток, а фактических ошибок минимум две. Во-первых, назван заниженный размер сметы расходов думы — 380 млн. руб., тогда как на самом деле — 413 млн. Во-вторых, не верна сумма расходов на празднование — 2,8 млн. руб., тогда как только из думской сметы выделили около 4 млн., а еще 8 млн. отстегнула на праздник мэрия.

Так что основание для лишения аккредитации, мягко говоря, надуманное. Дело в другом: депутатам просто надоело читать о себе правду в “МК”. Они хотят выглядеть в газетах красивыми, умными, добрыми. Как в тех СМИ, которые они (то есть бюджет) оплачивают. А неугодной прессе здесь запросто могут отказать в аккредитации на основании самими депутатами утвержденных правил. Например, из-за того, что больше нет мест. Один коллега из “оппозиционной” прессы недавно жаловался, как его долго футболили по Думе, пока не сказали, что ни аккредитации, ни временного пропуска ему не видать по гроб жизни. Вот и верь теперь, что Мосгордума, как это декларируется, орган свободный и доступный, а на ее заседаниях могут присутствовать даже простые москвичи.

Кроме школьников, которых депутаты водят к себе на экскурсии, других простых москвичей обозреватель “МК” там никогда не видел.

Выборы

“Для Московской области 234 тысячи неучтенных избирателей – слишком много”.

Известия, № 238, 27 декабря. Александр Мигунов. Статья.

“Каждый случай нарушения закона в ходе парламентских выборов будет тщательно расследован”, — заявил вчера Александр Вешняков, открывая совещание руководителей региональных избиркомов.

Вешняков от имени президента поблагодарил руководителей избирательных комиссий, которые в соответствии с законом провели выборы депутатов Госдумы. В то же время отметил: к работе ряда участковых избирательных комиссий есть серьезные претензии. В частности, “как нельзя работать при регистрации кандидатов, изготовлении бюллетеней, проявляя полную беспомощность перед административными перегибами, продемонстрировала избирательная комиссия Башкортостана”.

Глава ЦИК подчеркнул:

- Каждый случай нарушения станет предметом тщательного анализа, а если это потребуется, то с привлечением прокуратуры.

- Мы должны избавляться от людей, которые дискредитируют избирательную систему, - заявил Вешняков.

Одновременно он отметил, что часть поступивших жалоб имеет голословный или политический характер. Председатель ЦИК считает, что в поступивших в его ведомство жалобах по итогам выборов депутатов Госдумы немало голословных политических обвинений, но есть и обоснованные претензии к отдельным участковым избирательным комиссиям.

В свою очередь секретарь Центризбиркома Ольга Застрожная заявила: “Одной из главных задач работников избирательных комиссий накануне выборов президента является четкая и тщательная подготовка списков избирателей”.

- На думских выборах 7 декабря имели место случаи, когда избиратели не находили себя в списках.

Возникали конфликты. На это обращали внимание наблюдатели, — сказала Засгрожная, а Вешняков добавил, что количество избирателей, не включенных в списки, составило в ряде регионов более 10% от общего количества голосующих. Это прежде всего Ингушетия, Чечня, а также Калужская, Камчатская и Московская области, где этот показатель несколько ниже.

14 марта в Москве пройдут выборы депутатов в Мосгордуму и в муниципальные собрания. Подавляющее число москвичей не имеет даже малейшего представления о кандидатах.

Аргументы и факты, № 2. Георгий Александров. Статья. Выборы в нагрузку.

О ТОМ, что 14 марта состоятся выборы, денно и нощно объявляют по телевизору и радио, пишут в газетах и журналах. Вот только почему-то речь идет лишь о “больших”, то есть президентских выборах. А о том, что москвичи в этот день будут избирать помимо четырех депутатов МГД еще и депутатов муниципальных собраний, подавляющее большинство столичных жителей не имеет ни малейшего понятия.

В ИТОГЕ, получив “в бонус” к понятным президентским бюллетеням загадочные муниципальные, многие совершат свой выбор, оценивая фамилии кандидатов на благозвучность. Большинство из нас не имеет представления о том, что такое муниципальное собрание, зачем оно нужно и какие функции выполняет. А ведь эти самые муниципальные собрания, являясь органом местного самоуправления, согласно российской Конституции, не только “обеспечивают самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью”, но и “управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения”. Первые выборы советников районных собраний состоялись в 1997 г. Летом 2001 г. “новобранцам” даже дали возможность избирать глав районных управ. Но такое “самоуправство” длилось лишь год. Потом собраниям доверили лишь утверждать предложенные “сверху” кандидатуры, не имея возможности выдвинуть на пост главы своего кандидата.

С недавних пор районные собрания стали называться муниципальными, что не прибавило их депутатам никаких полномочий. А ведь, как рассказала председатель муниципального собрания Басманного района Елена Майорова, “муниципальные собрания — это единственный мостик между обычными жителями и властями. Именно к нам приходят москвичи со всеми своими проблемами и предложениями”.

По мнению депутата МГД Дмитрия Катаева, денег муниципальные собрания получают примерно в 10 раз меньше, чем им причитается по закону. “Мизерным бюджетам соответствуют и мизерные полномочия. Бюджет одного муниципального образования на 2004 г. составляет в среднем 6 млн. руб. и расходуется в основном на содержание аппарата. С точки зрения здравого смысла и эффективности использования финансов явно местными вопросами являются благоустройство дворов, ремонт и содержание жилых домов. Предметом юридических споров остается обязательность заключения органами местного самоуправления строительного проекта до его государственной экологической экспертизы. Мы готовим сейчас судебные иски в защиту конституционного права местного самоуправления на доходы от местных налогов и сборов, которые пока незаконно присваиваются городскими органами власти, и обращение в Конституционный суд по вопросам местного самоуправления в столице. Законодательно закреплена обязанность правительства Москвы консультироваться с органами местного самоуправления на каждой стадии бюджетного процесса. Но эти положения правительство игнорирует. Недавно в законодательство города внесено очень важное полномочие органов местного самоуправления — согласование отвода земельных участков под строительство. Но выборы мэра позади, и похоже, что скоро Юрий Лужков внесет в гордуму законопроект, отменяющий полномочия органов местного самоуправления в сфере строительства и образования, а МГД примет его солидарным голосованием без депутатских поправок. Ради полной свободы и сверхприбылей земельно-строительных, жилищно-имущественных, торговых и прочих московских олигархий городские власти мобилизуют весь административный ресурс, чтобы в  марте были избраны органы местного самоуправления, полностью им подконтрольные”.

Бизнес и власть

15 января Мосгорсуд отклонил жалобу адвокатов М. Ходорковского и оставил без изменений определение Басманного суда о содержании бывшего главы компании ЮКОС под стражей до 25 марта.

Московские новости, № 1. Анастасия Самоторова. Статья. Ходорковский смеялся в Мосгорсуде.

Вчера Мосгорсуд отклонил жалобу адвокатов Михаила Ходорковского и оставил без изменений определение Басманного суда о содержании бывшего главы компании ЮКОС под стражей до 25 марта. Суд счел, что бизнесмен, выйдя из стен СИЗО, может заняться преступной деятельностью, оказать давление на свидетелей или скрыться от следствия.

Впервые за все время проведения процессов по делу Ходорковского заседание было решено сделать открытым.

Все журналисты надеялись на приезд подсудимого в зал суда, поэтому некоторые СМИ выставили "часовых" возле каждого из четырех въездных ворот в здании Мосгорсуда. Адвокат Ходорковского Антон Дрель перед началом суда заявил, что, хотя защита ходатайствовала о личном участии бизнесмена в процессе, "скорее всего, ее просьба выполнена не будет". Так и произошло. Однако несколько десятков журналистов, которым удалось правильно вычислить зал заседаний (информация о месте проведения суда менялась постоянно), все же увидели Ходорковского. По телевизору. Трансляция велась из СИЗО "Матросская Тишина". Бывший глава ЮКОСа сидел на стуле, скрестив руки на груди, и смотрел прямо в камеру.

Решение Басманного суда о продлении срока содержания Михаилу Ходорковскому было основано на предположениях суда о том, что олигарх может скрыться или давить на свидетелей. Адвокат Генрих Падва сообщил, что загранпаспорта Михаил Ходорковский сдал следствию при задержании и, следовательно, скрыться не может. Кроме того, адвокат попросил суд учесть, что, "когда ставится вопрос о содержании под стражей, речь не идет о том, виновен человек или нет, - у суда должны быть доказательства не только фактов совершения преступлений, но и того, что обвиняемый скроется или будет препятствовать следствию". "Решение Басманного суда, основанное на одних только предположениях, что Ходорковский может скрыться, абсурдно", - заявил господин Падва.

Адвокат Карина Москаленко привела все пункты ст. 108 УПК "Основания для задержания под стражей". В них, по мнению защиты, нет ни одного пункта, который мог бы быть применим к Ходорковскому.

После выступления адвокатов прокурор Валерий Лахтин попросил суд объявить перерыв.

Во время перерыва несколько десятков не попавших в зал журналистов пытались сквозь охрану проникнуть в зал. Многим удалось пробиться, ступая при этом по чьим-то очкам, ручкам и блокнотам. Тем временем в зале шел глухонемой телемост. "Михаил Борисович, вы нас слышите?" - вопрошали журналисты, приставив диктофоны к мониторам телевизора. Ходорковский смеялся. "Вы хорошо себя чувствуете?" - не унималась пресса. "Он нас слышит, а мы его нет!" - догадался кто-то. "Отвечайте да или нет!" - приказал бизнесмену журналист Би-би-си. Ходорковский кивнул, и после этого мониторы погасли.

Прокурор Валерий Лахтин, во время перерыва совещавшийся с кем-то по телефону в соседней комнате, заявил, что с доводами адвокатов не согласен по той причине, что, выйдя на свободу, Ходорковский может "оказать давление на свидетелей". Как он это может сделать, прокурор не уточнил. Помимо этого прокурор Лахтин заявил, что, оказавшись на воле, бизнесмен может "совершить легализацию преступных доходов". "Даже если бы я хотел совершить преступление, я не имею такой возможности: никакими организациями я не руковожу и акциями не владею", - возразил Ходорковский. Бывший глава ЮКОСа попросил суд изменить меру пресечения и отправить его под домашний арест.

В итоге суд не внял просьбам адвокатов и Ходорковского. Решение Басманного суда было оставлено без изменений. Адвокат Генрих Падва заявил, что в течение ближайших дней будет выработан план дальнейших действий.

Ходорковский по-прежнему содержится в трехместной камере с холодильником и телевизором, ему положена часовая прогулка, 40 кг передач в месяц, встреча с женой и 5 книг в неделю, среди которых Библия и Уголовный кодекс.

Экология и права человека

14 января правительство Москвы рассмотрит проект закона “О комплексном природопользовании”. О целях и задачах законопроекта в интервью рассказала депутат Мосгордумы, зампредседателя Комиссии по экологической политике В. Степаненко.

Вечерняя Москва, № 4, 12 января. Константин Арский. Статья. Каждому по заслугам.

Завтра правительство Москвы рассмотрит уникальный для России проект закона, который получил название “О комплексном природопользовании”. О целях и задачах законопроекта корреспонденту “ВМ” рассказывает депутат Мосгордумы, заместитель председателя Комиссии по экологической политике Вера CTEПAHEHKО.

- Вера Станиславовна, какие проблемы призван решить новый закон?

- Закон позволит учитывать комплексно все возможные воздействия человека на природу во всех сферах его деятельности. Раньше этого не было. Но давайте по порядку.

Только за последний год в Мосгордуму поступило три новых закона: “О радиационной безопасности”, “Об экологическом мониторинге” и “О государственном экологическом контроле”, которые сейчас рассматриваются и дорабатываются. Все они взаимосвязаны. И новый проект - еще одно дополнение к ним.

Как я уже сказала, он предусматривает учет всех видов негативного воздействия на окружающую среду. Допустим, есть промышленное предприятие. Оно делает вредные выбросы. Так вот, нужно учитывать влияние этих выбросов не только на здоровье человека, но и на зеленые насаждения, водные бассейны и т. д. Кроме того, вредные компоненты по отдельности могут не превышать установленных норм. В то же время все вместе они представляют опасность для людей и природы. Все это тоже должно учитываться.

Есть и еще один важный момент. Сегодня федеральные требования по охране окружающей среды не учитывают функционального назначения территории. По генеральному плану развития Москвы до 2020 года город планируют разделить на зоны (жилые, промышленные и т. д.). Понятно, что вред от какого-то вещества в месте, где живут люди, и там, где работают заводы, будет разный. Поэтому для каждой такой территории необходимо разработать как общие условия природопользования, так и индивидуальные. В последнем случае будет учитываться, как влияет на окружающую среду только этот конкретный объект.

- Это, наверное, доставит контролирующим органам массу неудобств? Возможно ли уследить за каждым?

- Сейчас для этого все возможности есть. Этим успешно занимается “Мосэкомониторинг”. В его распоряжении 22 стационарные и 2 передвижные станции, оснащенные автоматизированными системами контроля. Особенно важно, что эти станции могут отслеживать сразу несколько компонентов. Пробы воздуха анализируются каждые 20 минут и передаются с помощью компьютера на сервер сбора в “Мосэкомониторинг”. Туда же сразу поступают и все сигналы о нарушениях,

В ближайшее время появится еще 10 таких станций. Они будут размещаться вблизи автотрасс и жилых массивов.

- Изменит ли новый закон ответственность для загрязнителей природы? Будут ли применяться штрафы?

- Опыт показывает - административные меры в вопросах охраны окружающей среды работают плохо. Закон должен стимулировать предприятия совершенствовать свои технологии, чтобы вредных выбросов было меньше. Тем же, кто следит за ситуацией, можно дать какие-то льготы.

Вообще нарушения лучше предупредить, чем потом за них наказывать. Недавно я была в Германии, стране, где очень хорошо решены все вопросы безопасности окружающей среды. Когда я спросила у своих немецких коллег, существует ли у них система штрафов, они даже не поняли, о чем я говорю. Потому что там все показатели уже учитываются при проектировании объекта. И штрафовать никого не нужно - если выбросы предприятия превышают допустимые показатели, то его просто не разрешают построить на данном участке. К такой постановке вопроса мы и должны стремиться.

Все это, конечно, не означает, что административные наказания отменят. Они как были, так и будут. Например, за хозяйственную деятельность без утвержденных индивидуальных условий комплексного природопользования или нарушение этих условий “виновников” могут наказать рублем.

- Не будет ли противоречить предлагаемый закон федеральному законодательству?

- Федеральным законом от 10.01.02 № 7 “Об охране окружающей среды” расширены полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации по охране окружающей среды. По нему закон вполне имеет право на существование.

- Как скоро, по вашему мнению, можно будет приступить к реализации закона?

- Сначала нужно, чтобы он получил одобрение. В этом случае реализация будет осуществляться поэтапно. Закон сложный. Предстоит длительная процедура прохождения документа по властным инстанциям, возможны доработки, принятие подзаконных актов. Поэтому не буду спешить с предсказаниями сроков, но в том, что такой закон нужен, я твердо убеждена.

Русский курьер, № 2. Маргарита Парфененкова. Статья. Лес рубят.

Государственный исторический парк “Покровское-Сирешнево” с архитектурным памятником XVIII века - усадьбой и другими постройками — одни из старейших дворянских усадеб, во многом сохранившая свой первоначальный облик. Уже в позапрошлом столетии живописный парк в Покровском-Стрешневе стал излюбленным местом паломничества дачников и отдыхающих горожан.

Среди насаждений — старовозрастные сосняки, березняки, участки липняков, осинников, а также вяза и клена. Кроме хвойных: кедр, сосна, ель, пихта, лиственница, выращивались береза, осина, липа, тополь белый. Хвойные породы высаживались сотнями. Саженцы выписывались из имения графа Уварова, Поречья, из Петровской академии, а также выращивались в собственном питомнике Покровского-Стрешнева, До наших дней лучше всего из хвойных сохранились лиственница европейская и сосна сибирская.

Флора Покровского-Стрешнева насчитывает более 200 видов. Среди них особо охраняемые в Москве ландыш майский, хохлатка плотная, колокольчики широколистный и крапиволистный. Фауна включает более 80 видов наземных позвоночных животных. Встречаются довольно редкие птицы певчий дрозд, длиннохвостая синица, малая мухоловка, сова неясыть и др.

По ночам в Щукинском лесопарке раздается топор дровосека. Дровосек заготавливает дрова: рубит сосны, вязы, липы и дубы. Лесник Красногорского лесничества Александр Кузин вынужден работать только по ночам, потому что днем ему страшно мешают местные жители. Они устраивают засады, несут бессменные дежурства и выслеживают-таки дровосека. Закатывают ему и его команде скандалы. Кричат, что они губители леса. Что хочется гулять с детьми на природе и дышать свежим воздухом. Что здесь живут белки, зайцы и редчайшие птицы. Причем сами признают, что деревья-то - старые, им по 100-200 лет. И плачут над пнями и раздавленными грузовиками кустами и саженцами.

Этот абсурд происходит на самом деле. Парк Покровское-Стрешнево, роскошный лес, служащий единственными легкими Северо-Западного округа столицы, настоящее чудо природы, сохранившееся в пределах мегаполиса, методично уничтожают уже четвертый год. Каждый год под топорами гибнет больше тысячи деревьев. Для лесного массива, общая площадь которого не превышает 22 гектаров, — это большой урон. По словам активистки общественной организации “Народный контроль жительницы района Щукина Татьяны Кулагиной, в парке уже есть проплешины площадью до одного гектара.

Жители окрестных домов, похоже, единственные, кого ужасает происходящее. Но их регулярные акции протеста не получают ни малейшего отклика. Все, буквально все организации, право— и природоохранные структуры, в которые обращаются активисты Щукина, отмахиваются и отписываются от жалобщиков. Большого шума поднять не удается. Власти района тихо и уверенно идут к намеченной цели — освобождают от векового леса место для будущей золотой жилы.

Государственный исторический парк “Покровское-Стрешнево”, вернее, его часть, расположенную у метро “Щукинская”, собираются перевести в разряд детских парков. Охраняемый памятник природы и архитектуры, которым этот парк признан официально, в ближайшем будущем по уже существующему проекту НИИ Генплана Москвы превратят в развлекательный комплекс с кафе, спортивными площадками, конкуром и конюшней. Настоящий небольшой лес с веками складывавшейся самовосстанавливающейся экологической системой заменят деревьями в кадках. Парковый массив, чья история берет свое начало в конце XVII века, засаженный уникальными породами хвойных и лиственных деревьев, в одночасье превратится в закатанный асфальтом городской пейзаж.

Прокурор межрайонной природоохранной прокуратуры г. Москвы А. Калинин в своем ответе на коллективный запрос жителей района сообщает, что вырубка леса производится законно, на основании лесорубочного билета, выданного администрацией ГУ “Красногорский СЛХ”. Однако эти билеты беззастенчиво выписываются на месте самими лесниками. Это неоднократно происходило под гневными взглядами защитников леса. Активисты ловили за руку работников лесхоза, выписывавших порубочные билеты уже задним числом. По официальным отчетам лесхоза, за три года было выписано порубочных билетов всего на двести деревьев. Сколько в действительности столетних великанов полегло от рук лесников — неизвестно. Активисты смогли подсчитать только уничтоженные за последние три года лиственные деревья по их останкам. Пни деревьев лиственных пород сохраняются два-три года, а затем сгнивают. В лесопарке Покровское-Стрешнево насчитано 2438 свежих пней. Хвойные - столетние сосны и ели - уничтожаются без счета.

ГУ “Московское городское управление лесами” располагает разными данными о количестве вырубленных деревьев в период с 2000 по 2003 год: по одним - было удалено 295 сухостойных деревьев, а по другим — вырублено 334 дерева. По одним данным, в 2003 году нуждались в удалении 50 деревьев, по другим - 224.

Те же свидетели могут поведать, как за одну ночь лесники уничтожили 16 крепких и абсолютно здоровых вязов. Но все “ответственные” лица лукаво рассуждают об уничтожении больных растений и сухостоя. По закону билеты на вырубку в Покровском-Стрешневе должен давать департамент природопользования города Москвы, а не собственноручно Красногорский лесхоз. Впрочем, особой веры в... скажем, чистоту помыслов чиновников департамента природопользования тоже нет. Если бы хотели, давно бы навели хотя бы формальный порядок с вырубкой деревьев.

Ответ в центральную объединенную инспекцию АТИ ИЗН господину Филиппову А.И. за подписью заместителя главы Управы господина Шарилина В.А.: “В связи с тем, что жители домов по ул. Маршала Василевского препятствуют спилу сухостойных деревьев в лесопарке Покровское-Стрешнево, просим Вас продлить срок исполнения до июля 2003 года. С жителями будет дополнительно проводиться разъяснительная работа”. А вот и разъяснение главы Управы района Щукино господина Уварова: “...в лесопарке у станции “Щукинская” все идет по плану, рубят сухие и больные деревья и данную территорию решено в интересах жителей перевести в разряд детских парков”.

Сказка абсурда превращается во вполне логичную быль, когда становится понятной мотивация борцов с лесом. Однако будущий детский парк с кафе и аттракционами - не единственное объяснение происходящему. В самом красивом месте лесопарковой зоны (пока оно окончательно не утверждено) планируется построить элитный жилой квартал “Созвездие”. В ближайшее время в этом лесу планируется вырубить еще 1072 дерева. Как заранее написано лесником Александром Кузиным в порубочном билете: “для заготовки “ древесины, бесплатно”.

В Ногинском районе успешно действует экологическая полиция.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 5. Олег Книжник. Статья. Их разыскивает “экопол”.

Пару лет назад, когда я работал журналистом в одной из газет города Ногинска, довелось мне стать свидетелем прелюбопытнейшего диалога между коллегами. Один из них, матерый журналюга лет сорока, как и я проживающий за пределами Ногинского района, вдруг ни с того ни с сего решил развести на прилежащем к редакционному особняку участке небольшой костер. Но не успел он чиркнуть спичкой, как из здания редакции вылетела юная верстальщица, коренная ногинчанка, и, схватив злостного поджигателя за руку, зашипела: “Да ты что?! Сейчас экологическая полиция приедет, она тебе такой костер покажет!”. Мне, человеку не местному, было весьма непросто понять, где здесь собака зарыта, ибо ни о какой экологической полиции я доселе не слышал. Что же это за организация такая, что наводит священный ужас на разжигателей костров в неположенных местах и прочих им подобных нарушителей природоохранных законодательств?

Оказывается, тот факт, что мне не довелось раньше ничего слышать об экологической полиции, вовсе не являлся свидетельством моей дремучести и оторванности от жизни. Просто первой такая организация появилась именно в Ногинском районе.

Борьба с мусором ведется в Ногинском районе давно, массированно и весьма успешно. Недаром это муниципальное образование прочно занимает место среди самых чистых районов Московской области, а расположенные на въезде в район плакаты, оповещающие водителей, что те “въехали в экологически чистый Ногинский район”, в принципе отражают реальное положение вещей. Разумеется, все это стало возможно не без помощи экологической полиции.

Основана она была в 1995 году по инициативе главы района Владимира Лаптева. Первоначально в составе подразделения было всего три человека, и они при всем желании, конечно, не могли контролировать ситуацию во всем районе. Поэтому, дабы деятельность полиции стала эффективнее, вскоре последовала ее коренная реорганизация. Количество экологов-полицейских сегодня возросло до тринадцати человек, в их распоряжении - три машины и видеотехника, а возглавил обновленное подразделение Сергей Аверкин, кадровый военный, незадолго до этого уволившийся со службы.

Чем же занимается экологическая полиция Ногинского района? По словам Аверкина, главная задача вверенного ему подразделения - борьба с человеком за человека. Ведь именно человек, как это ни парадоксально, представляет для своих ближних наибольшую опасность. Кто мусорит в лесах, на пляжах, сливает промышленные отходы в водоемы, устраивает несанкционированные свалки? Конечно, наш с вами брат "гомо сапиенс"! То, что деятельность сия негативно сказывается не только на состоянии окружающей среды, но и на собственном здоровье, способен понять далеко не каждый. И особо непонятливым приходится растолковывать, что гадить в собственном доме нехорошо. Если же не дойдет - значит, надо наказывать. Впрочем, это уже не входит в компетенцию экологической полиции, ибо, несмотря на грозное название, она не является карающим органом. Пресечь нарушение или, если оно уже, увы, произошло, выявить виновных - вот основная задача подразделения.

Ежедневно после традиционного утреннего развода и постановки задач, две подвижные группы экологов-полицейских выезжают в район. Каждая - на закрепленные за ней участки. Главы всех тринадцати территориальных администраций Ногинского района хорошо знакомы с сотрудниками "экопола" и стараются всячески им помогать. Население также проявляет завидную активность в деле выявления экологических преступников: ежедневно на “горячий” телефон полиции поступает в среднем до десятка звонков от бдительных ногинчан. И, конечно, ни один из них не остается без внимания.

Нарушителей, к сожалению, меньше не становится. Свою лепту в увеличение количества несанкционированных свалок на территории района вносят и дачники. Как только растает снег и на деревьях начинают набухать почки, толпы горожан отправляются на свои дачные участки. Особенно страдает от таких “набегов” южная часть Ногинского района: Вишняковские дачи, поселок им. Воровского, 43-й километр - сплошь дачные места. Как следствие, захламленность данных территорий с наступлением лета возрастает в геометрической прогрессии. Экологическая полиция делает все возможное, чтобы в каждом дачном кооперативе была создана контейнерная площадка для мусора, вывоз которого бы регулярно осуществлялся. И эта деятельность уже начала приносить плоды: количество несанкционированных свалок начало медленно, но верно сокращаться.

Важную роль в работе экологов-полицейских играет... видеокамера. С ее помощью они имеют возможность запечатлеть доказательства содеянного нарушения, дабы в дальнейшем припереть виновных к стенке. Как это делается? Да очень просто! Вот, к примеру, обнаружила подвижная группа "экопола" несанкционированную свалку. Как определить ее хозяина? Для начала надо проделать весьма неприятную процедуру - изучить содержимое помойки посредством просмотра выброшенных документов, бумаг, железяк - то есть всего, что может содержать данные о бывшем владельце мусора. Затем все это снимается на пленку - и доказательства готовы. Однажды так вывели на чистую воду сотрудников посольства одной весьма уважаемой западноевропейской страны, называть которую мы не будем по этическим соображениям. Оказывается, дипломаты наняли частника, заплатили ему 500 рублей и попросили, чтобы он вывез мусор из посольства на платную Тимоховскую свалку. Предприимчивый водила денежки забрал себе, а содержимое самосвала высыпал в лесу. К глубокому сожалению господ иностранцев, случилось это на территории Ногинского района, где "свирепствует" экологическая полиция. Так что не прошло и недели, а третий секретарь посольства уже сидел в кабинете Аверкина и давал объяснения. Вскоре свалка была уничтожена. Естественно, за счет работников посольства. Все дело в том, что бдительные экологи обнаружили в горах мусора документацию на фирменных бланках данной организации. Бланки засняли на камеру, а пленочку показали господину третьему секретарю. Отвертеться он, конечно, не смог.

Если хозяина свалки обнаружить не удается, то утилизация несанкционированно сваленного мусора производится за счет территориальной администрации, на чьей территории помойка была обнаружена. Никаких возражений со стороны глав этих администраций не бывает: уж раз прошляпили свалку, значит, надо убрать. А то, не дай Бог, районный глава узнает - тут уж неприятностей точно не оберешься. Так же неукоснительно соблюдают решения "экопола" представители нагадивших торговых точек и предприятий. Иначе, себе дороже. Если точку и не закроют, то уж штраф наложат поистине драконовский. Так что Ногинский район экологически чист!

14 января представители Гринпис России приступили к составлению “черного списка” продуктов на московских прилавках, посетив вместе с журналистами один из супермаркетов Москвы, где искали продукты с генномодифицированными компонентами.

Русский курьер, № 4. Маргарита Парфененкова. Статья. Гибрид картошки с цыпленком.

Вчера Гринпис России приступил к составлению "черного списка" продуктов на московских прилавках. Для этого "зеленые" вместе с журналистами посетили один из крупных супермаркетов Москвы. Искали продукты с генномодифицированными компонентами.

Под руководством сотрудников Гринпис московские журналисты наполняли тележку своими любимыми, но подозрительными для чувствующих опасность "зеленых", продуктами. Результаты закупки удручали.

Пришлось осознать вероятность того, что у меня лет через пятьдесят в самом неподходящем месте вырастет хвостик, или за меня возьмется болезнь бери-бери, или еще какая напасть приключится со здоровьем. Эх, нельзя было есть неопознанных сарделек, сосисок, замороженных котлет, пельменей, паштетов, крабовых палочек, вареной колбасы, шоколадных батончиков, добавлять во все это майонез и кетчуп. В этих продуктах везде присутствует соя, а в нее-то в основном генные инженеры и внедряют чужеродные гены! Надо было, как огня, бояться обожаемых помидоров. Я же не знала, что генетики туда добавили ген, страшно подумать - американской плоской рыбы! Не стоило есть картофель. Туда внедрен ген подснежника, и - о, ужас - цыпленка! После чего обновленный корнеплод стал смертельно вреден для колорадского жука. А вдруг не только для него?

Перестать думать о самом страшном не получается. Ученые-генетики еще не пришли к определенному мнению, как же воздействуют на организм человека трансгенные продукты и какими могут быть последствия в отдаленном будущем. Некоторые эксперты считают, что смоделированные гены могут вызвать генетические мутации в клетках организма человека, другие ученые почти уверены, что генетически модифицированные продукты могут стать причиной аллергий, отравлений, увеличивать риск возникновения злокачественных опухолей и подавлять имунную систему.

В каком именно продукте могут оказаться зловредные генетически модифицированные источники, все активнее используемые во всем мире, выяснить не представляется возможным. Вполне вероятно, что соя, использованная в производстве конкретной партии, могла быть и традиционного, природного происхождения. А в следующей партии продукции добавлено уже трансгенное соевое сырье. Как объяснил Иван Блоков, координатор компаний Гринпис России, в нашей стране продукция с использованием ГМИ (генетически модифицированные источники) не маркируется должным образом. По предварительным исследованиям "зеленых", 30 процентов из исследованных продуктов питания содержат ГМИ, но информации об этом не встретилось ни на одной из упаковок. Во время вчерашней акции в магазине нам не удалось даже увидеть, как должна выглядеть такая маркировка. За всю историю деятелям Гринпис крохотный ярлычок о ГМИ попался лишь на одном (!) продукте, да и то - прибалтийского происхождения. Однако, по официальным данным Госсанэпиднадзора, в России немаркированными остаются лишь 38 процентов продуктов с ГМ-составляющей. Обязательная маркировка таких продуктов введена лишь с 1 сентября 2002 года. И то только для тех, где содержание ГМ превышает 5 процентов. Кстати, в Европе для ГМ-продуктов в магазинах выделяется отдельная полка. В США и Евросоюзе публикуются списки компаний, использующих трансгенные продукты.

Нагоняя страха, Иван Блоков поведал о страшной истории, каким образом Госсанэпиднадзор разрешил россиянам питаться трансгенной картошкой. Эксперимент в 1998 году в институте питания РАМН проводился на... крысах. Через месяц питания ГМ картофелем у крыс наблюдалось анемия и снижение массы тела и печени. Контрольная группа, сидевшая на диете с обычной картошкой, беспокойства у исследователей не вызывала. Но наши пищевики решили, что печень крысы - потемки, а отечественный потребитель привык и не к такому питанию. И дал разрешение на использование. Как теперь при нашем разгильдяйстве отслеживать распространение мутанта по российским полям и огородам - никто не знает.

- Трансгенные продукты выводились учеными для великой миссии - борьбы с мировым голодом. Они должны быть лучше защищены от вредителей и морозов, намного урожайней, и обладать полезными для потребителей свойствами. Например, в том же картофеле - больше крахмала и меньше воды... Кто знает, может, разрастется эта картошечка повсюду, станет доступна всем и стоить будет совсем недорого? - Нет, распространение таких растений приведет к непоправимому ущербу для экосистем и билогическому разнообразию, - гринписовец Иван Блоков не верит в безобидность трансгенов. - Более того, продукты с ГМИ в наших магазинах стоят ровно столько же, как и обычные.

Закупленные в супермаркете продукты будут отправлены в Санкт-Петербург на экспертизу в лабораторию института цитологии РАН. Помимо того, "подозрительные" экспонаты отправятся дальше, в Германию. Результаты вернутся в Москву и будут обнародованы. Нарушители попадут в "черный" список. Чтобы москвичи, потребляющие продукцию почти 240 предприятий и поставщиков продуктов питания, знали, чего им не стоит есть во имя будущего.

Основные социальные и трудовые права

Вместо замены “хрущеб” новостройками вышла консервация жилых домов на долгие годы. Репортаж из Юго-Западного района Москвы. Московская правда, № 235, 27 декабря.

Алексей Абакумов. Статья. Бедные тоже плачут.

Потерянные и вновь обретенные наследники, угрозы скорой расправы от старинных друзей, неожиданная поддержка от посторонних людей, случаи тяжелейшей амнезии и, конечно, деньги, очень большие деньги. Страсти, характерные для мексиканских сериалов, кипят внутри и вокруг одной из крупных московских строительных компаний. К сожалению, никто не снимает происходящее на пленку: фальшивые насквозь героини мыльных опер убежали бы с просмотра в слезах, поняв наконец, насколько реальная жизнь щедрее на крутые повороты, чем дешевая фантазия сценаристов-поденщиков. Но и без экранного воплощения зрителей у московско-мексиканского сериала хватает, поскольку все происходит на глазах ответственных чиновников, бизнесменов и огромного количества обычных граждан, ожидающих возможности улучшить жилищные условия. Только в отличие от телевизионных страстей, страсти строителей вряд ли вызывают умиление у бабушек-пенсионерок и крепких российских домохозяек. Здесь плачут не богатые, а бедные, потому что именно бедным приходится расплачиваться за все. Пока богатые, стиснув зубы, бьются зa свои интересы, очередники теряют последние шансы на то, чтобы в обозримом будущем получить положенные квадратные метры. Итак, ЗАО “Новые Черемушкин” представляет...

Первая серия. Путь к успеху

Одному хорошему советскому инженеру по фамилии Морозов повезло: его, как сказано в фильме “Москва слезам не верит” по подобному поводу, вдруг стали продвигать по исполкомовской линии. Правда, сам он это везением не считал, потому что любил налаживать сложные производства, а сидеть в кабинете не любил. Однако ж “партия сказала “надо”, и инженер Морозов занялся обустройством быта трудящихся Советского района Москвы в составе исполкома соответствующего Совета народных депутатов.

Морозов тогда и предположить не мог, что идет кратчайшей дорогой от инженера Морозова к миллионеру Морозову. Как только начались известные перемены в обществе, Морозов из чиновников ушел и стал заниматься бизнесом: торговал (от майонеза до детской обуви), накапливал стартовый капитал, чтобы потом создать свое производство и показать, на что способен хороший советский инженер, когда советская же власть не стоит у него над душой и не мешает действовать в соответствии с собственным здравым смыслом.

Между тем вовсе не торговля майонезом, а старые аппаратные связи предоставили Морозову заветную возможность. Однажды его вызвал на разговор старый знакомый по советско-райисполкомовским делам, который стал весьма ответственным чиновником московского правительства. Знакомый сообщил, что принято решение сносить старые пятиэтажные хрущобы и строить современное жилье. Кто-то должен этим делом рулить, а потому Морозову предлагается найти инвесторов, составить бизнес-план и участвовать в тендере на застройку двух кварталов. А ответственные товарищи, которые давно и хорошо его знают, со своей стороны поддержат.

То, что выбор важных лиц пал на Морозова, неудивительно. Во-первых, бизнесмен, но при этом человек образованный и технически грамотный, а не торгаш какой-нибудь. Во-вторых, гражданин ответственный, по натуре пахарь, а не ворюга. В-третьих, прошел аппаратную закалку, а значит, без дополнительных разъяснений понимает, кто, кому, за что и в каком объеме бывает в этой жизни обязан. Так что инвесторов Морозов нашел и первый тендер выиграл.

А дальше все пошло как по накатанной. Кварталы 22-23 и 24-25 в Новых Черемушках, районы Зюзино и Ломоносовский избавлялись от “хрущоб”, на смену которым пришли престижные дома серии ПЗ-М и П-44-Т. В каждом квартале полностью создавалась или реконструировалась инфраструктура: энергетическое обеспечение и гаражи, школы и спортивно-оздоровительный комплекс. Причем Морозову принадлежит ряд революционных для своего времени решений. Некоторые из них — строительство наполовину заглубленных гаражей со спортивными площадками и скверами на крыше или, например, превращение разобранных пятиэтажек в щебень для дорожного строительства — сейчас настолько распространены, что автора никто и не вспомнит. Другие - например, подробные опросы жителей района перед проектированием - и сегодня редкость.

Так или иначе, за 10 лет существования ЗАО “Новые Черемушки” построено только жилья больше полумиллиона квадратных метров, треть из которых получил город, то есть очередники. Морозов же из бизнесмена в поисках инвестиций превратился в инвестора, который может себе позволить платить подрядчикам вперед из собственных средств, а это доступно далеко не каждому застройщику.

Вторая серия. Без хозяина

У Морозова обнаружили рак. Сначала, как водится, облучали и надеялись, что обойдется без операции. Потом повезли в Германию, где вырезали все, что можно.

Тем не менее Морозов руководил фирмой столько, сколько мог, постоянно обращаясь то к традиционной, то к нетрадиционной медицине. А потом Морозов Виктор, русский, уже беспартийный, заслуженный строитель и прочая и прочая, умер, и под полтысячи человек собрались проводить его в последний путь. Причем люди были явно не из последних, поскольку для похоронной процессии перекрыли Варшавское шоссе.

И когда сказали все положенные слова и выпили всю положенную в таких случаях водку, со всей остротой встал вопрос, что будет с ЗАО “Новые Черемушки” без хозяина. Подобные фирмы - это бизнес весьма специфический и очень деликатный, целиком завязанный на личных связях. Сколь профессиональными бы ни были сотрудники, фирма-застройщик почти всегда стоит ровно столько, сколько стоит ее руководитель, точнее - его репутация у властей и подрядчиков.

Ведь фирма-застройщик непосредственно ничего не строит. Власть доверяет ей наблюдать за строителями и возлагает ответственность за конечный результат. А доверие - тонкая штука. Про Морозова было известно, что если он взялся за дело, все, кому положено, получат новую жилплощадь, строители получат деньги в полном объеме, город получит коммерческие метры для реализации, а проблем с митингами протеста не так вселенных или не так переселенных, лишившихся любимого скверика или удобной булочной жильцов не получит вовсе. То есть сколько весит твердое слово Морозова знали все и, соответственно, с готовностью имели с ним дело.

О преемниках Морозова ничего такого пока неизвестно. Может быть, они достойные продолжатели дела, а может, нет. Надо ли рисковать - для всех заинтересованных лиц и организаций большой вопрос. При Морозове тендеры выигрывались на раз, с ЗАО “Новые Черемушки” работали лучшие строительные фирмы Москвы (ДСК-1, ДСК-3, СУ-155), а проектированием занималась не иначе как знаменитая моспроектовская мастерская Хавина. Все эти организации вполне самодостаточны и без ЗАО “Новые Черемушки” и запросто могут начать работать с другой фирмой, если эта другая фирма будет облечена доверием властей.

Третья серия. Интриги и борьба

Преемников у Морозова оказалось два. Во-первых, дочь-наследница Екатерина Морозова, кандидат наук, преподаватель вуза, к строительству, понятно, никакого отношения в жизни не имела. Во-вторых, партнер по бизнесу Сергей Еропкин, который стал ИО генерального директора ЗАО “Новые Черемушки” и у которого был крупный пакет акций. Еропкин когда-то занимал хозяйственную должность в МВД и на этом основании злые языки говорят, что в свое время Морозов взял его в долю как представителя “ментовской крыши”. Вряд ли это полная правда, поскольку Еропкин с Морозовым были знакомы еще по Советскому райисполкому. Там Еропкин занимал должность поменьше Морозова, но инфраструктуру района должен был знать неплохо, а потому и в бизнесе, наверное, был полезен. Однако сомнительно, чтобы он был особо вхож в кабинеты, в которые Морозов заходил запросто. А это для бизнеса - самая большая проблема, что сразу же и стало понятно. Получается, что, с одной стороны, молодой преподавательнице информатики, естественно, доверить руководство крупным бизнесом нереально. С другой - нужно наладить нормальное управление без Морозова и попытаться выплыть.

Что сделал бы на месте Еропкина человек благородный, но не слишком умный? Сказал бы дочери своего партнера: “Половинную долю бизнеса я оцениваю в такую-то сумму. Конечно, выплатить ее сразу невозможно. Но в течение стольких-то лет такими-то долями я с тобой расплачусь. А пока передай мне акции в управление и голосуй в моих интересах”. И сдержал бы обещание.

Что сделал бы человек непорядочный? Сказал то же самое, но обещания не сдержал бы. Или — если не только непорядочный, но и глупый - сказал бы открытым текстом: “Иди, девочка, куда подальше. Ничего твоего здесь нет и не будет”.

Ну, а мудрый человек поступил бы, наверное, так. Сказал бы дочке-наследнице: “В наш холдинг входит частная гимназия, забирай ее себе - будешь самореализовываться и жить безбедно и сама, и детям с внуками навсегда хватит. Ну, и, конечно, по любым вопросам я всегда готов тебе помочь в память о моем старом друге и партнере. А отцовский бизнес давай я сам буду продолжать - это дело мужское”.

Как именно поступил г-н Еропкин, знает только он сам и г-жа Морозова. Во всяком случае, они не договорились. Может быть, г-н Еропкин оказался жаден. А может, г-жа Морозова оказалась взбалмошна или не в добрый час посмотрела довольно глупый и крайне вредный для симпатичных богатых наследниц фильм “Женщин обижать не рекомендуется” с Верой Глаголевой в главной роли. Так или иначе, г-жа Морозова в одночасье оказалась заместителем генерального директора, каковым стал г-н Еропкин. У г-жи Морозовой от этого авторитета в строительном бизнесе не прибавилось. Г-н же Еропкин по факту предстал перед коллегами человеком, который не может нормально договориться даже с молоденькой вузовской преподавательницей.

Впрочем, через год г-жа Морозова от дел тихо отошла. То ли роль бизнесвумен ей прискучила, то ли г-н Еропкин все-таки нашел общий язык с наследницей своего партнера. ЗАО “Новые Черемушки” получило некоторые шансы к возвращению себе былых позиций в столичном строительном бизнесе. Но тут в кустах обнаружился рояль.

Четвертая серия. Фарс и трагедия

За несколько дней до того, как г-жа Морозова должна была официально вступить в права наследования, у нее неожиданно объявился младший братец. Причем объявился сразу в суде, куда подала иск некая гражданка со звучной фамилией Трухачева, утверждающая, что ее сын - плод и неземной любви к ней миллионера Морозова. Ситуация стала откровенно обращаться в фарс.

Во-первых, как утверждают и очевидцы, г-н Морозов, может быть, конечно, и не был таким примерным семьянином, как казался, но крайне маловероятно, чтобы его привлекла дама таких, скажем деликатно, не особо выдающихся достоинств.

Во-вторых, удивительно небрежение бизнесмена интересами сына, которого он якобы очень любил и всячески поддерживал материально. Мало того, что Морозов, зная о своей смертельной болезни, никак, насколько мне известно, не позаботился о будущем сына, даже не признал официально отцовство. Он не удосужился хотя бы чуть-чуть поправить жилищные условия своей “второй семьи”. А ведь “семья” эта проживает как раз в квартале пятиэтажек, которые сносит ЗАО “Новые Черемушки. Ничего проще, чем обеспечить достойную к жилплощадь “наследнику”, для н Морозова не было.

В-третьих, дама эта, претендующая на большую близость к успешному бизнесмену Морозову, оказалась не в курсе многих событий его жизни. В том числе, несмотря на неземную любовь, она умудрилась не знать, что квартира, где он проживал и на треть которой она претендует, не приватизирована, а машина, на которой он ездил, тоже не его, а оформлена на фирму.

В общем, история крайне сомнительная. Но понятно, что такие “принцы-консорты”, до поры скрывающиеся во глубине сибирских руд, не выскакивают, как чертик из табакерки, когда делят десятки миллионов, без чьей-нибудь подсказки. Непонятно другое: в чьих интересах судебная тяжба за морозовское наследство.

Если Еропкин и Морозова успели договориться, тяжба выгодна Морозовой, так как любые сделки с унаследованными акциями будут признаны недействительными и можно будет попытаться выторговать долю побольше. Если, напротив, Еропкин с Морозовой так и не нашли общего языка, “принц-консорт” нужен, скорее, Еропкину: новый наследник оттянет на себя часть морозовских акций, а договориться с ним будет намного проще - мать его работает чуть ли не уборщицей.

Однако, кто бы ни инициировал появление “наследника”, он сделал большую глупость. Судебные перспективы совершенно неясны (за исключением того, что тело несчастного бизнесмена эксгумируют, чтобы получить материал для анализа ДНК). А вот огласка скандалу обеспечена. И ничего хуже такой огласки для ЗАО “Новые Черемушки”, кто бы им ни владел, нет и быть не может.

Фирма, пока ее хозяева увлеченно бьются за власть и деньги, стала терять лучших специалистов и начала делать если и не непростительные, то с трудом прощаемые ошибки. Известно, по крайней мере, об одном случае, когда ЗАО умудрилось возвести новый дом так, что снос подлежащей выселению пятиэтажки напротив кинотеатра “Тбилиси” оказался практически невозможен. То есть вместо замены “хрущоб” новостройками вышла консервация на веки вечные.

Жильцы этой пятиэтажки уже достаточно самоорганизовались, чтобы устраивать митинги протеста, подавать жалобы в высокие инстанции и судиться без конца. Благоволение и заказчиков, и подрядчиков ЗАО “Новые Черемушки” быстро пойдет на убыль. Очередники Юго-Западного округа довершат дело. Наблюдать за развитием местной “мыльной оперы” им, возможно, до поры и интересно. Но как только зрители поймут, что из-за драм богатых отдаляется переселение в новые квартиры бедных, скандал получит всемосковский уровень. А это будет означать конец ЗАО “Новые Черемушки”.

На этой неделе Мосгордума приняла изменения и дополнения к закону “О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения”. Закон коснется всех, кому грозит скорое переселение в связи со сносом либо реконструкцией домов

Русский курьер, № 5. Ольга Филатова. Статья. Средство от порчи, или Как освободить жилплощадь по закону.

Принятый шесть лет назад московский закон “О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения” до этого приносил мало радости тем, кому он был адресован. На этой неделе Городская Дума приняла наконец изменения и дополнения к нему.

Закон лично коснется всех, кому грозит скорое переселение в связи со сносом либо реконструкцией домов. Это не только физические, но и юридические лица. Как рассказала "РК" одна из авторов законопроекта, с недавнего времени депутат Госдумы Галина Хованская, одним из главных достижений нового закона являются следующие поправки: во-первых, при переселении тяжелобольных граждан, состоящих на учете и нуждающихся в улучшении жилищных условий, их права на дополнительную площадь будут учитываться. Ранее этого не делалось. Инвалид получал новую квартиру ровно такой же площади, что и старая, несмотря на то, что нуждался в большей. Во-вторых, в лучшем положении будут те горожане, кто имел жилье в ветхих пятиэтажках. По закону им теперь положена помимо компенсации рыночной стоимости их квартиры, компенсация за непроизведенный капитальный ремонт. То есть, комиссией будут оценены затраты на возможное приведение дома в божеский вид, определена доля каждой квартиры, и общую сумму, складывающуюся из двух составляющих, выдадут владельцу. И он сможет купить жилье либо на своей, либо на соседней улице, либо где душа пожелает. Собственно, в предыдущей версии закона подобный пункт тоже вроде бы был. Вот только исполнительные органы за шесть лет так и не успели разработать механизм для его реализации. Кроме того, ни разу не применив его на практике, власти боялись, что суммы компенсаций окажутся столь велики, что начисто подорвут городской бюджет. Согласно новому законодательству, власти будут просто обязаны отработать этот механизм.

Люди, являющиеся нанимателями жилья (те, кто так и не приватизировал квартиру) получили другие гарантии. Если ранее государство могло выселить их в любой район, на свое усмотрение, то теперь таким людям предоставляется стопроцентная субсидия, благодаря которой они смогут купить квартиру там, где захотят.

Кроме того, новым законом регламентируется и порядок переселения членов семьи нанимателя. Отныне они могут не беспокоиться относительно своего будущего, как быть. На улице не окажутся - нет такого закона. Как были прописаны у ответственного квартиросъемщика, так и будут прописаны по новому адресу.

Довольно долго депутаты обсуждали предложение, внесенное председателем БФК, депутатом Игорем Антоновым, который предлагал следующее: пусть человек, получивший свою законную компенсацию, получит заодно и право вложить эту сумму в строительство того самого здания, которое будут возводить на месте сносимого дома. Ведь очень многие люди хотят остаться жить по родному адресу. Вот пусть они и получат преимущества перед всеми остальными инвесторами новостроя. Как сказал сам Антонов, подобная поправка поможет защитить права жителей центра Москвы, где случаи конфликтов с чиновниками, которые не спрашивают согласия жильцов на переселение, стали уже притчей во языцех. Предложение Игоря Антонова после продолжительных дебатов было принято. А заодно был принят во втором чтении и новый столичный закон целиком. Галина Хованская уверена, что горожанам он придется по душе. И станет подспорьем в решении жилищных вопросов, которые, как известно, не только испортили москвичей, но и продолжают портить по сей день.

В москве увеличат субсидии на оплату коммунальных услуг

Вечерняя Москва, № 242, 30 декабря 2003 г. Олег Говоров. Статья. Минималка – неприкосновенный запас.

2004: В МОСКВЕ УВЕЛИЧАТ СУБСИДИИ НА ОПЛАТУ КОММУНАЛЬНЫХ УСЛУГ

С первого дня нового 2004 года в столице вводится новая схема начисления субсидий на оплату жилищно-коммунальных услуг (ЖКУ). С 1 декабря года нынешнего на получение субсидий могли рассчитывать те москвичи, которые тратили на оплату услуг более 3-10 процентов ежемесячного семейного дохода. Величина же городских дотаций зависела от суммы совокупного дохода.

Теперь же в расчет будет приниматься ежемесячный доход семьи, откуда будет вычитаться минимальный размер оплаты труда (600 рублей) каждого домочадца.

Например, семья из четырех человек имеет доход в 6 тысяч рублей. Из этой суммы при начислении субсидий в расчет будет приниматься сумма в 3600 рублей. То есть из общего дохода вычли сумму, равную четырем МРОТ (2400 рублей). Таким образом, семейный минимальный размер оплаты труда является своего рода неприкосновенным запасом. Как заявили в Московской городской думе, это решение принято в связи с тем, что прежняя система исчисления совокупного дохода семьи не содержала дифференцированного подхода при определении размера коммунальных субсидий.

Так сколько же в итоге будут тратить москвичи на коммунальные услуги? С учетом действующих с 1 декабря 2003 года стандартов по оплате ЖКУ семьи с доходом более 2 тысяч рублей на человека (без учета МРОТ) будут тратить не более 10 процентов. Если на каждого члена семьи приходится от 600 до 1,5 тысячи рублей в месяц, то расход на коммунальные услуги составит не более 3 процентов. Семьи, имеющие доход меньше 600 рублей на человека, освобождены от оплаты жилищных и коммунальных услуг. Они будут платить только за излишки жилой площади. Кстати, социальная норма в Москве составляет 33 кв. метра, если человек живет один, 42 кв. метра - если в квартире проживают два человека. Если же семья состоит из трех и более человек, то город оплачивает по 18 кв. метров на каждого члена семьи.

В Управлении городского заказа заявили, что, несмотря на грядущий рост тарифов, москвичи находятся в более выгодном положении, чем жители других регионов. Там субсидии выдаются только в том случае, если граждане тратят на оплату ЖКУ 22 процента совокупного дохода.

Люберецкий городской суд приступил к рассмотрению иска К. Садовниковой к ООО “Стаффтранс”. В отечественной практике подобные претензии по линии прав потребителя рассматриваются впервые.

Известия, № 2, 10 января. Александр Андрюхин. Статья. Пассажирка маршрутки добивается компенсации за сломанный позвоночник.

Люберецкий городской суд приступил к рассмотрению иска Ксении Садовниковой к ООО "Стаффтранс". В отечественной судебной практике подобные претензии по линии прав потребителей рассматриваются впервые. В феврале прошлого года Садовникова в результате неудачного торможения водителя маршрутного такси получила травму позвоночника. Несмотря на то что пассажирка получила вторую группу инвалидности, транспортная компания отказалась выплатить ей компенсацию.

14 февраля 2003 года 53-летняя заместитель директора аптеки "Дельком" Ксения Садовникова ехала на работу в маршрутном такси.

- И вдруг водитель резко затормозил, затем еще более резко набрал скорость, - рассказывает "Известиям" пострадавшая Ксения Садовникова. - В результате несколько человек слетели с кресел. Когда он затормозил, я вылетела из кресла, но не успела упасть на пол - он набрал скорость, и я ударилась позвоночником о собственное сиденье.

Услышав за спиной крик и увидев, что одна из пассажирок корчится от боли, водитель остановился, высадил пассажиров и повез пострадавшую в 15-ю городскую больницу. Там сделали снимок и определили, что у доставленной женщины перелом позвоночника. Три недели Ксения Петровна пролежала на доске в неподвижном состоянии, после чего ее выписали домой долечиваться - она целый год должна была носить корсет. Ксения Садовникова до сих пор в корсете, и сейчас решается вопрос о присвоении ей второй - нерабочей - группы инвалидности.

Однако самое чудовищное началось, когда дочь Ксении Петровны обратилась к ООО "Стаффтранс" с требованием возмещения ущерба, причиненного здоровью ее матери.

- По Закону о защите прав потребителя, - поясняет адвокат Павел Попов, - фирма должна возместить, во-первых, затраты на медикаменты, подтвержденные чеками, во-вторых, ущерб из-за потери трудоспособности (по больничному пострадавшей оплачивают только 60% заработной платы), в-третьих, компенсацию за моральный ущерб, который также предусмотрен законом "О защите прав потребителей".

- Однако когда я обратилась в "Стаффтранс", - вспоминает дочь пострадавшей Елена Кром, - ни о какой моральной компенсации речи не было. Я попросила возместить только расходы на лекарства, корсет и памперсы. Это около 12 тысяч рублей. Юрисконсульт компании пообещал, что мои претензии будут непременно удовлетворены, однако через неделю мне позвонили и сказали, что руководство отказывается оплатить эти счета. Объяснили, что все пассажиры их компании застрахованы и ущерб должна выплатить страховая компания. Но в страховой компании мне сказали, что "Стаффтранс" застраховал своих пассажиров на самую минимальную сумму. Машины застраховал дорого, а людей - дешевле не бывает. Так что компенсация за перелом позвоночника составляет всего 1200 рублей. За гибель пассажира маршрутки родственникам полагается страховая выплата в размере всего лишь 10 тысяч рублей. Нам ничего не осталось, как подать в суд.

15 января Люберецкий городской суд рассмотрит иск Ксении Садовниковой. Кроме компенсации на лекарства и медикаменты пострадавшая рассчитывает получить в качестве моральной компенсации хотя бы 20 тысяч рублей.

- Думаю, у моей подзащитной есть все шансы выиграть дело, - заявил "Известиям" адвокат Павел Попов, - поскольку закон на ее стороне. Статья 7 закона "О защите прав потребителей" требует, чтобы услуги по перевозке были безопасны для здоровья и жизни потребителя. А согласно статье 14 того же закона вред, нанесенный здоровью или жизни потребителя, возмещается продавцом услуги в полном объеме. Плюс возмещается моральный вред.

В связи с травмой работать Ксения Петровна больше не сможет, поскольку ее род деятельности связан с разъездами, а в маршрутных такси ей уже ездить нельзя. По ее словам, самое обидное, что ей оставалось до пенсии всего два года. И вот теперь она инвалид...

- Нам неизвестно, стала она инвалидом или не стала, - заявила "Известиям" юрисконсульт ООО "Стаффтранс" Татьяна Смирнова. - Нам позвонила ее дочь, мы ей объяснили, что следует обращаться в страховую компанию "Столица". Все наши пассажиры застрахованы в этой компании. Если нас обяжут выплатить что-то помимо страховки, то мы выплатим. Но пусть это решит суд.

Вчера депутаты Мосгордумы и представители столичного правительства провели предварительное обсуждение поправок в закон “Об охране труда в городе Москве”. Выяснилось, что государственная инспекция труда (ГИТ) не в состоянии самостоятельно контролировать соблюдение правил по охране труда в столице. Решено привлечь к этой деятельности префектуры, управы и органы местного самоуправления.

Коммерсант, № 3. Сергей Сыров. Статья. На работодателей нашли управы.

Вчера депутаты Мосгордумы и представители столичного правительства провели предварительное обсуждение поправок в закон “Об охране труда в городе Москве”. Выяснилось, что государственная инспекция труда (ГИТ) не в состоянии самостоятельно контролировать соблюдение правил по охране труда в столице. Решено привлечь к этой деятельности префектуры, управы и органы местного самоуправления.

Вчерашнее совместное заседание комиссий по социально-трудовым отношениям и социальной политике было посвящено подготовке городского закона “О внесении изменений и дополнений в закон „Об охране труда в городе Москве"”. Дело в том, что некоторые формулировки московского закона от 24 марта 2001 года не соответствуют принятому в 2002 году Трудовому кодексу РФ. Так, согласно федеральному закону, сертификацией работ по охране труда (аттестация рабочих мест, определение критериев вредности производства и так далее) занимается теперь исключительно Минтруд, городские же власти, по словам замруководителя госинспекции труда в Москве Григория Помогаева, “должны добиться того, чтобы работодатели соблюдали требования федерального законодательства”. О том, как это сделать, и шел разговор.

По словам господина Помогаева, в ГИТ Москвы работают 200 сотрудников. Причем треть из них юристы, которые занимаются вопросами приема на работу и незаконного увольнения. “На 450 тыс. московских предприятий и организаций у нас всего 120 инспекторов. Получается, что инспектор может посетить с проверкой предприятие раз в три-четыре года”,— рассказал „Ъ" Григорий Помогаев. “Заставить работодателей выполнять требования по охране труда могут только городские власти, и только они могут предоставить нам информацию о каких-либо нарушениях”,— считает он.

Такая практика в Москве уже существует. По словам заместителя председателя комитета общественных связей Москвы Владимира Романова, сейчас во всех десяти московских префектурах созданы межведомственные комиссии (в них входят представители исполнительной власти, органов надзора, прокуратуры и ГИТ), которые призваны следить за тем, чтобы работодатели соблюдали требования по охране труда. Теперь, по словам господина Романова, “необходимо спуститься на уровень районных управ”.

Впрочем, депутатам Мосгордумы это кажется недостаточным. “А какова роль органов местного самоуправления в вопросах охраны труда? Что-то я ее не вижу”, — возмущался депутат Виталий Ковалевский. “Но мы не знаем их потенциал”,— ушел от ответа господин Романов. “Тем не менее нужно прописать в городском законе, что муниципалитеты имеют право участвовать в работе межведомственных комиссий”,— настоял депутат Михаил Антонцев. Если предложения депутатов будут внесены в текст законопроекта, то за префектурами, управами и муниципалитетами будет законодательно закреплено право контроля за работодателями в области охраны труда. “Власть на местах всегда может повлиять на предпринимателя,— считает Григорий Помогаев.— Кроме того, местные власти могут предоставить нам необходимую информацию о нарушениях, а мы уже будем применять к работодателям административные меры”. По закону инспектор ГИТ может оштрафовать предпринимателя на 5 тыс. руб., а в случае повторного нарушения приостановить деятельность предприятия.

Сами работодатели не видят в этой инициативе ничего плохого для себя. “Работодатель заинтересован, чтобы на его предприятии все было нормально. И никакого давления со стороны властей мы пока не ощущаем”,—заверил „Ъ" начальник отдела социального партнерства Московской конфедерации промышленников и предпринимателей Александр Федькин.

Коррупция

13 января были задержаны несколько бывших и нынешних сотрудников ГИБДД из 6-го отделения МРЭО Северо-Восточного округа. В 2000-2002 годах милиционеры поставили на поток легализацию угнанных и контрабандных иномарок. Ущерб от их деятельности оценивается примерно в 100 млн. долларов.

Газета, № 3. Александр Игорев. Статья. Оборотистые офицеры милиции.

"А я вас давно ждал". Так встретил сотрудников прокуратуры и Главного управления собственной безопасности МВД офицер милиции Виталий Войцещук. Вместе с ним в один день были задержаны еще несколько бывших и нынешних сотрудников ГИБДД из 6-го отделения МРЭО Северо-Восточного округа. В прокуратуре и ГУСБ говорят, что в 2000-2002 годах милиционеры поставили на поток легализацию угнанных и контрабандных иномарок. По предварительным данным, через их руки прошло около 6 тысяч машин, а ущерб от их деятельности оценивается примерно в 100 млн. долларов. С подробностями - Александр Игорев.

Четыре квартиры милицейского пенсионера

Очередной поход ГУСБ против "оборотней в погонах" начался вчера около половины восьмого утра. Сразу по нескольким адресам, где проживали члены милицейской группировки, одновременно нагрянули оперативные группы. На случай непредвиденного развития событий их страховали бойцы СОБРа и специалисты МЧС. Однако операция прошла спокойно.

Группа, с которой следовали корреспонденты ГАЗЕТЫ, приехала к дому № 9 по Большой Переяславской улице, где проживает Александр Филатов, бывший начальник 6-го отделения МРЭО (по работе с иномарками). Поначалу возникла некоторая путаница. Дело в том, что семейству подполковника здесь принадлежат три квартиры на 13-м и 14-м этажах, а еще одну (на 15-м) занимает его родственник. Дверь одной из квартир открыла жена бывшего милиционера. Она долго препиралась с сыщиками, не хотела предъявлять документы, а затем отказалась сообщить, в какой из квартир находится ее муж.

Пришлось обойти все оставшиеся. Через полчаса оперативникам повезло. Дверь одной из квартир открыл сам Александр Филатов. Увидев оперативника с видеокамерой, он спросил: "Это что, для телевидения?" Сразу приосанился, а на вопрос, почему долго не реагировал на звонки, ответил: "Завтракал".

Следователь предъявил постановление об обыске, и оперативники в присутствии понятых - соседей - осмотрели все квартиры. Ничего криминального сыщики не обнаружили и предложили Филатову проехать на допрос в московскую прокуратуру. По дороге к оперативной машине удалось задать Филатову несколько вопросов, в частности, знает ли он, в чем его обвиняют и почему у него дома проводился обыск. Спокойно жуя жвачку, милицейский пенсионер ответил коротко: "Там объяснят".

Обвинения дождались только трое

Тем временем остальные опергруппы обыскали жилье других бывших и действующих милиционеров: инспектора по правонарушениям в сфере экологии УВД СВАО Вячеслава Клешкова, инспектора по административной практике ДПС ГИБДД СВАО Вячеслава Митюшина, инспектора по лицензионно-разрешительной работе ОВД "Отрадное" Виктора Леошко, главного эксперта экспертно-криминалистического отдела УВД СВАО Виталия Войцещука, совладелицы магазина "Автозапчасти" на Алтуфьевском шоссе Любови Спиридоновой и пенсионеров Вилюра Аминева и Тамары Кузнецовой. Все они, кроме эксперта, ранее работали в 6-м отделении МРЭО Северо-Восточного округа (обе женщины были вольнонаемными инспекторами-паспортистками). Ни по одному из адресов инцидентов не было, разве что, как рассказывали позже сыщики, Митюшину стало плохо и пришлось вызывать "скорую". А Виталий Войцещук неожиданно встретил их словами: "А я вас давно ждал".

После обысков в квартирах оперативники проверили и рабочие места действующих милиционеров, изъяв личные документы. В прокуратуру помимо Филатова также доставили Леошко, Клешкова и Спиридонову. После допроса им предъявили обвинение в превышении служебных полномочий. Суд постановил взять их под стражу на трое суток, после чего вновь вернется к вопросу о мере пресечения.

Иностранных жертв угона брали в долю

Сотрудники ГУСБ обратили серьезное внимание на ГИБДД Северо-Восточного округа в 2002 году, когда провели в Москве беспрецедентную по масштабам и результатам операцию по выявлению коррупции в рядах сотрудников столичной автоинспекции. Только за один день по фактам нарушений было возбуждено около четырехсот уголовных дел. При этом проверявшие обратили внимание на то, что львиная доля дорогих иномарок зарегистрирована на северо-востоке города. Кроме того, по своим каналам сыщики знали: на автомобильном рынке Москвы за 3,5-5 тыс. долларов можно поставить на учет в СВАО любую иномарку, в том числе угнанную и нерастаможенную.

Расследование заняло много времени. Сыщикам удалось восстановить схему махинаций. По данным следствия, все начиналось с того, что действовавшие совместно члены люберецкой и солнцевской ОПГ угоняли за границей новую дорогую иномарку, причем зачастую по договору с ее владельцем, который позже помимо "гонорара" получал и страховку.

Угонщики же через сотрудников МРЭО оформляли документы на автомобиль на подставных лиц. Позже выяснилось, что при этом злоумышленники широко и помногу раз пользовались паспортами малоимущих, пенсионеров, алкоголиков, которым за это платили символические суммы - примерно 500 рублей. Во время расследования сыщики сталкивались со случаями, когда на одну старушку могло приходиться по два-три джипа или "Мерседеса", стоимость каждого из которых превышала 50 тыс. долларов. Более того, однажды машину зарегистрировали на умершего еще за несколько месяцев до оформления ПТС.

Вскоре оборотистые милиционеры предельно упростили процедуру: ксерокопируя один и тот же бланк с вытравленным номером, они заполняли его любыми нужными данными. При этом серия часто начиналась с буквы Т, что означало: ПТС выдан на таможне и, следовательно, за автомобиль уплачены все необходимые пошлины. Эти копии и подшивались в документацию ГИБДД. После оформления всех документов иномарка продавалась через контролируемые люберецкой и солнцевской ОПГ автосалоны и рынки. При необходимости обращались за помощью к эксперту, и он оформлял справки о том, что машина не числится в угоне. Сотрудники 6-го отделения поставили регистрацию иномарок на поток. Всего через их руки прошло около 6 тысяч машин. На сегодня оперативники установили около тысячи случаев незаконных регистраций, но уверены, что этим дело не ограничится. По их приблизительным подсчетам, общий ущерб от махинаций с машинами может составлять около 100 млн. долларов.

Безопасность обеспечивали офицер-дезертир и сотрудник ФСБ

Вряд ли злоумышленники смогли бы так долго и фактически безнаказанно работать, если бы не Виталий Ивашко. До 1994 года он служил офицером-артиллеристом в Западной группе войск в Германии. По некоторым данным, уже тогда он занимался перегонкой иномарок из Европы в Россию. Когда части ЗГВ перебрасывались из Германии в РФ, на новое место службы Ивашко не явился и через некоторое время был объявлен в розыск как дезертир. Он тем временем осел в Москве и завел полезные знакомства. В числе прочих он навел контакты с тем же Филатовым, одним из сотрудников столичного УФСБ, а также ныне арестованным следователем УВД Юго-Восточного округа Салманом Рзаевым.

Узнав, что сотрудники МРЭО опасаются, как бы проверка копий ПТС не выявила незаконные регистрации, Ивашко уговорил друга-чекиста забрать из МРЭО тома с документацией на хранение. Липовые документы оказались практически под защитой спецслужб. Оборотистый офицер и его друг из ФСБ попались после того, как решили припугнуть одного из конкурентов Ивашко по автобизнесу. У него под надуманным предлогом отобрали личный автомобиль. Тот обратился в милицию. Было возбуждено уголовное дело, Ивашко арестовали, а с чекиста взяли подписку о невыезде (вскоре дело будет передано в суд). Из кабинета сотрудника ФСБ изъяли документацию МРЭО. Содержащиеся в ней данные очень помогли сыщикам.

Пока шло расследование, сотрудники 6-го отделения МРЭО в спешном порядке уходили на пенсию или переводились в другие подразделения органов внутренних дел. Однако это не помогло: следователи и оперативники собрали необходимую доказательную базу для предъявления обвинений членам группировки. Пока им вменяется в вину превышение служебных полномочий, но не исключено, что вскоре может появиться статья "организация преступного сообщества".

СПРАВКА

Пока угнанные в Европе машины регистрировались в Москве, их объявляли в международный розыск и ставили на учет в Интерполе. Розыском многих из них и занимался Салман Рзаев - он считался специалистом в этой области и ему передавали большинство таких дел, даже из других округов. В результате в его розыскном списке значилось около 1100 автомобилей. Однако, как выяснило позже следствие, вместо реальных расследований Рзаев наладил собственный бизнес. Когда находили угнанную иномарку, Рзаев с помощью знакомых сотрудников ГИБДД отгонял ее на штрафную стоянку. Затем предлагал владельцу выкупить машину. В зависимости от модели это обходилось в 5-15 тысяч долларов. В конце 2002 года Рзаева арестовали, следствие установило 50 эпизодов его противоправной деятельности и передало дело в Мосгорсуд. Слушания начинаются сегодня.

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека.

10 января столичный парламент отметил свое десятилетие

Московский комсомолец, № 5. Екатерина Пичугина. Статья. 10 лет не Моссовет.

О Мосгордуме знает далеко не каждый москвич, а назвать своего депутата могут и вовсе избранные. Меж тем 10 января столичный парламент, пришедший на смену старому доброму Моссовету, отметил десятилетие. За это время мандаты и значки носили в общей сложности 69 депутатов. Они перевели километры бумаги и проездили цистерны бензина. “Оккупировали” два здания в центре города и все еще мечтают о расширении владений. Отменили и вновь вернули собственную неприкосновенность, но так и не приняли закон о порядке своего отзыва...

На днях Мосгордума подвела итоги славного депутатского пути. А “МК” решил слегка приоткрыть занавес славы.

Голый пистолет

К работе парламентарии приступили 10 января 1994 года, и теперь эта дата вошла в историю. Можно предположить, что первые выборы депутатов Мосгордумы были самыми честными: по крайней мере, о т.н. списке мэра (перечне кандидатур, негласно поддерживаемых исполнительной властью) тогда не говорили. Но кто знает, может, в этом списке и есть резон. Ведь по сравнению с остальными первый состав гордумы был самым криминализированным. О депутатах того времени ходили легенды, а их имена нередко мелькали в криминальной хронике.

Дело, возбужденное против депутата первого созыва Светланы Журавлевой, было первым в среде московских парламентариев.

Коллеги вспоминают Журавлеву как начитанного человека: на заседания она приходила с ворохом газет и не отрывалась от них, даже когда обсуждали важные законы. Скорее всего в ее библиотеке была и книга “12 стульев”. По крайней мере, завет О.Бендера — на детей всегда дадут — дама знала прекрасно. Перед выборами она заняла большую сумму денег под фонд помощи детям “Счастливое детство”. А после выборов фонд пропал, как и деньги. Кредиторы пытались разобраться “по понятиям”: гражданку поймали зимой на безлюдном шоссе, отняли “БМВ”, шубу и драгоценности. Правоохранительные органы возбудили против Журавлевой уголовное дело. Однако в 1994 году гражданка отправилась в Америку с делегацией Думы и... отстала от группы. Там она заполучила статус беженца. Остается добавить, что в Мосгордуме Журавлева входила в состав комиссии по экономической реформе, а также контролировала использование нежилого фонда. Недавно, между прочим, дама приезжала в Москву. Поскольку инкриминируемое ей деяние попало под амнистию, она теперь может вернуть себе трудовую книжку.

А вот депутат Станков пытался легализовать в Москве проституцию. Мечтал о том времени, когда дома терпимости работали бы по принципу супермаркетов: деньги за услуги надо было бы отдавать в кассу и получать чек, а каждая продажная женщина имела бы трудовую книжку. Конечно, этот закон не приняли, зато скандал был нешуточный. Поговаривали, что этот закон лоббировали криминальные элементы, “крышующие” в столице работу “ночных бабочек”. Но это не единственный скандал, связанный с депутатом. Станков создал в Мосгордуме комиссию по борьбе с коррупцией и оргпреступностью и удостоил ее членов удостоверениями на право ношения оружия. Потом эти “ксивы” почему-то находили у криминальных авторитетов. А у самого Станкова при обыске нашли оружие. Но тогда он уже перестал быть депутатом и лишился неприкосновенности...

Кстати о неприкосновенности. Еще недавно для обыска, ареста, возбуждения уголовного дела депутата Гордумы требовалось согласие его коллег. Эту норму отменили, успев воспользоваться ею только однажды — когда перспектива предстать перед законом замаячила перед депутатом Прошечкиным. В день выборов он влетел в кабинет префекта Западного округа Москвы и начал буянить. Префект приказал выставить дебошира. Потом, как рассказывают охранники, Прошечкин выхватил пистолет и забаррикадировался в женском сортире (сам Прошечкин говорит, что пистолет был газовым, а туалет мужским, и зашел он туда пописать). Депутаты на всякий случай отстояли честь коллеги, но для себя так и не решили: то ли и вправду Прошечкин был в ударе (а он, говорят, дружил с зеленым змием), то ли префект гад такой?

Недавно депутаты объявили, что перекроют доступ криминальным элементам в депутатский корпус Москвы. Ой ли?

Гремя скандалами

Во втором составе Мосгордумы скандалов, связанных с криминалом, почти не было, что и немудрено. Ведь в этот раз, как говорят, примерно две трети депутатов прошли в Думу по списку мэра. Впрочем, и он не смог спасти Думу от одиозных персонажей.

Депутат Московченко что ни день делал сенсационные заявления (типа: “из-за того, что потревожили захоронения монашек на Манежной площади, прогремел взрыв”) или попадал в переделки. Как-то раз он ехал по темной проселочной дороге, неожиданно из-за поворота выехала крутая иномарка, оттуда вышли не менее крутые люди (по словам Московченко — избиратели) и со словами “ты ответишь за все” повредили депутату челюсть.

А потом, когда слуга народа решил узнать, кто из московских чиновников категории “А” (министры правительства Москвы и депутаты) привлекался к уголовной ответственности, выяснил, что такой человек один: сам Николай Московченко (еще до выборов он побил прокурора).

Его отношения с Юрием Лужковым были не менее странными, чем с “избирателями”. Так, всю предвыборную кампанию Московченко кичился фотографией со своей дочкой и мэром, которого называл по-свойски — крестным (Лужков и вправду стал крестным отцом дочери депутата). Но потом Московченко из-за ссор с московскими чиновниками и мэром из списка последнего исключили. Как и экс-депутата Широкова.

Последнего даже прозвали Шариковым — за законопроект о животных, который Дума так и не приняла. С этим депутатом связан даже один сексуальный скандал. Как-то в одном популярном журнале появилось фото похожего на него мужчины, нежно держащего за руку симпатичную даму. Потом в Думу пришла мама депутата с обвинениями других симпатичных дам в грязных домогательствах ее сына. А вот жена депутата, сотрудница аппарата Думы, после этого случая похорошела.

Среди одиозных личностей того времени стоит выделить депутата Алевтину Никитину. Она умудрилась стать слугой народа дважды, но в своей приемной практически не появлялась. Годами ее не видели и на заседаниях. Что, в общем, не странно: г-жа Никитина жила в Америке. Раз в несколько лет она приезжала в Москву, чтобы получить зарплату, и возвращалась в Штаты. Явилась в столицу перед выборами во второй созыв, надарила избирателям тренажеров и... победила.

Депутатов, которые откровенно “динамили” заседания, во втором созыве было немало. Например, г-н Соловьев, который посещал Думу по большим праздникам, зато организовал в ней некий совет по борьбе с коррупцией среди чиновников, чем изрядно удивил Петровку, 38.

Не обходилось в той Думе и без конфликтов. Так, депутат Олег Бочаров создал оппозиционную группу “Россия”. Бунт на корабле быстро сошел на нет, но с тех пор Бочаров и спикер Платонов, мягко говоря, не пылают любовью друг к другу.

А после того как Мосгордума лишилась двух депутатов, было решено провести довыборы, и случилось невероятное. Выборы на 18 участках были признаны судом недействительными, а в Марьине — сфальсифицированными (тогда в системе ГАС-выборы оказались совсем не те данные, которые были в протоколах избирательных комиссий), по поводу чего возбудили уголовное дело. Так Мосгордума осталась без двух депутатов до следующих выборов. И к ним власти подготовились основательно.

Женитьба Бочарова

Самая большая загадка выборов Думы третьего созыва заключается в том, что в нее попали только те, кто был включен в негласный “список четырех” (он заменил список мэра). Это был список четырех партий, заключивших “водяное перемирие” и согласовавших меж собой кандидатов. “МК” опубликовал его за несколько дней до выборов, так что сравнить результаты с оригиналом было легко — 34 из 35 депутатов оказались ставленниками тандема “Единства” и “Отечества”. Некоторые непрошедшие кандидаты до сих пор пытаются доказать фальсификацию в выборах-2001. Но найти правды в московских судах не могут. Например, Владимир Костюченко никак не может доказать, что 6635 избирателей в округе, где он баллотировался, просто исключили из списков. В прокуратуре ему сказали, что за период выборов они, видимо, умерли.

Мосгордума третьего созыва прославилась еще и тем, что депутаты наградили самих себя памятными значками “за “Норд-Ост”. Кроме того, на ее долю выпали большие политические скандалы. Так, несколько депутатов, включая Платонова, демонстративно вышли из СПС, а перед последними выборами в Госдуму стало известно, что многие из них подались в “Единство”.

Из новичков, попавших в Мосгордуму в 2001 году, можно выделить депутата Турту. На что живет бывший гендиректор “отличной компании “Хопер Инвест”, а ныне городской депутат, неясно. Всю зарплату он отдает на благотворительность: наверное, замаливает грехи перед вкладчиками.

Депутат Портнова придумала создать в Думе комиссию по этике. Предполагалось, что на ней будут устраивать товарищеские суды над хулиганами и нарушителями дисциплины. Идея депутатам не понравилась, а жаль. Поступков, которые могли бы стать предметом обсуждения, немало. Взять хотя бы скандал с вице-спикером Думы Бочаровым.

— Неужели и вправду хочет? — подумали дамы, узнав, что тяжелая работа не помешала сыграть Бочарову роль бандюги в фильме “Хочу в тюрьму”. Оказалось — нет. Депутат хочет... жениться. В ноябре он безбожно нарушил собственный же закон о тишине. И теперь в Думе только и разговоров, что о его шумной свадьбе. Женской половине законодательного органа не терпится узнать, второй это или третий брак. Достоверно известно лишь то, что слуга народа оставил жену и двоих детей ради молоденькой модели Маши. И подарил ей свадьбу, которую никогда не забудут недоброжелатели.

Депутат купил спектакль театра Маяковского “Женитьба”, перевез труппу в арендованный сад “Эрмитаж” и на пару с невестой сыграл в спектакле главные роли (остальные достались Светлане Немоляевой, Игорю Костолевскому, Александру Лазареву и т.д.). В приглашениях на свадьбу жених скромно упомянул, что авторство сценария принадлежит Николаю Гоголю и Олегу Бочарову (последний изменил концовку: свадьба должна была состояться).

Вроде бы только сценарий праздника обошелся жениху в 30 тысяч долларов. А еще были ресторан, теплоход “Боярин”, где новобрачные расписались, фейерверк, сам сад, театральная труппа, шатер, через который гости шли из сада в ресторан... Медовый месяц молодоженам омрачили лишь гнусные публикации, где журналисты подсчитывали, сколько денег у скромного московского депутата и откуда он их берет.

Худой, еще худее

В Мосгордуме, как и в любом коллективе, есть своя мода и свои выражения. Коронным словом депутатов является частица “ли”: а не думаете ли вы, коллега?.. а не принять ли этот закон?.. а не выпить ли пивка?.. — и т.д. Иногда парламентарии используют и ненормативную лексику (здесь ее называют непарламентскими выражениями). Но нечасто — так, во время футбола или в курилках. Особенно уважает ее депутат Гончаров. Когда он идет по коридору, эхом слышится “ять”, “мать” и т.д.

А что касается моды, то в последнее время у депутатов стало модным худеть. Первым пример подал депутат Москвин-Тарханов, который легко скинул 40 кг и теперь со свистом вываливается из своих костюмов. Возможно, до этого его довела борьба с блудом, который процветает в одном из стриптиз-клубов в центре города: депутат чуть ли не лично закрашивал витрину с голыми мужиками.

Как бы то ни было, его эстафету подхватил депутат Лактионов, который тоже сбросил десяток-другой килограммов.

Впрочем, своими секретами похудевшие мужчины в отличие от женщин не делятся. Например, депутат Рукина побывала в одном санатории, где ее почти не кормили. В этой, язык не поворачивается сказать, лечебной диете совмещено несколько методик: и раздельное питание, и по группам крови. Чудо-санаторий по примеру Рукиной уже посетили несколько мосгордам, а сама Рукина провела слушание о здоровом питании, куда пригласила диетолога, который взвешивал всех желающих и определял процент жира в организме.

Кроме того, есть в Мосгордуме депутаты, которые не курят сами и другим не дают. (Например, депутат Ковалевский считает курение делом греховным.) Их велением в здании закрыты все курилки, и сотрудники аппарата вынуждены смолить тайком, в бумажку. Несколько лет назад никотиноборцы пытались даже принять закон о запрете курения во всех общественных местах, но у них ничего не вышло.

Зато зеленого змия многие московские парламентарии уважают (видимо, за родство со змием, изображенным на гербе Москвы). Дни рождения и прочие знаменательные даты не проходят всухую. Депутатов у нас 35, и поводы выпить у них случаются уж точно не реже раза в месяц.

Правда, может быть, в будущей Думе будет уже 70 депутатов. Такая идея витает в воздухе. Кстати, слуги народа обходятся нам недешево: получается, что со всеми потрохами один слуга народа стоит налогоплательщикам почти 12 млн. рублей в год.

Остается добавить, что за 10 лет работы Мосгордума приняла 460 законов и более 2 тысяч постановлений. Правда, львиную долю законов проинициировал мэр, что дает недоброжелателям основания называть Мосгордуму карманной.

Впрочем, это еще цветочки. Есть и такие, кто зовет ее Мосдурдумой. И, вероятно, у них есть на это причины. Как есть они и у тех, кто в эти дни от всей души поздравляет столичных парламентариев с юбилеем. “МК”, конечно, среди последних. Не любить наших замечательных депутатов так же невозможно, как не писать о них.

Постановление Московской городской Думы от 3 декабря 2003 г. N 391 "О Порядке организованного посещения зданий Московской городской Думы жителями города Москвы и использования ее помещений".

С 1 января 2004 г. вступает в силу новый Порядок организованного посещения зданий Московской городской Думы жителями города Москвы и использования ее помещений.

График посещений на очередной квартал составляется Аппаратом Думы на основании заявок депутатов, поданных не позднее 15 дней до его начала. Посещение зданий Думы осуществляется организованными группами в количестве не более 30 человек. Встреча участников посещения с депутатом, организовавшим посещение, проводится в отведенное депутатом время по отдельному плану. Использование помещения зала заседаний Думы для проведения экскурсий и встреч с жителями города Москвы не допускается.

В зале заседаний Думы проводятся заседания Думы, вручения удостоверений мировым судьям города Москвы, награждения Почетными грамотами Московской городской Думы и Почетными дипломами Московской городской Думы, совместные заседания комиссий Думы и общие собрания депутатов.

 

Указ Мэра Москвы от 16 декабря 2003 г. N 71-УМ "О мерах по обеспечению социальных гарантий по оплате жилищных и коммунальных услуг муниципальным служащим органов местного самоуправления муниципальных образований в городе Москве"

Утверждается Временный порядок предоставления социальных гарантий по оплате жилищных и коммунальных услуг муниципальным служащим органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований в г. Москве. Действие Порядка распространяется на выборных должностных лиц и членов выборных органов местного самоуправления, осуществляющих свои полномочия на постоянной основе, и совместно с ними проживающих членов их семей.

Возмещение выпадающих доходов жилищных и ресурсоснабжающих организаций от предоставления льгот возлагается на Городской центр жилищных субсидий. Возмещение выпадающих доходов осуществляется за счет средств бюджетов внутригородских муниципальных образований и производится на основании договоров, заключаемых между Городским центром жилищных субсидий и каждым муниципалитетом.

Устанавливается порядок компенсации льгот по оплате жилищных и коммунальных услуг муниципальным служащим, проживающим в Московской области.

Постановление Правительства Москвы от 23 декабря 2003 г. N 1062-ПП "О проведении эксперимента по внедрению системы предоставления субсидий на оплату жилищных и коммунальных услуг с использованием персонифицированных социальных счетов граждан" . Экспресс-мониторинг московского законодательства от 6 января 2004.

Утверждается Положение о порядке осуществления адресной социальной поддержки населения при

оплате жилищных и коммунальных услуг с использованием персонифицированных социальных счетов граждан в г. Москве.

Персонифицированный социальный счет для зачисления причитающихся гражданину и его семье сумм жилищных субсидий открывается в банке на основании договора персонифицированного социального счета.

Персонифицированный социальный счет, на который осуществляется перечисление жилищных субсидий, открывается на имя одного из совершеннолетних членов семьи, на что дается письменное согласие других совершеннолетних членов семьи.

Плата за банковские операции с персонифицированными социальными счетами граждан не взимается.

Деятельность правозащитных организаций

Разговор с правозащитником С. Ковалевым.

Радио Свобода (web-сайт), 4 января. Виктор Шендерович. Передача. “Все свободны” – разговор на свободные темы.

Виктор Шендерович: Сегодня в нашей студии в Москве мой гость - Сергей Адамович Ковалев. Я думаю, что для политизированной аудитории, которая составляет значительную часть аудитории Радио "Свобода", это имя в комментариях не нуждается. Тем не менее. Родился в 30-м году на Украине. В 54-м году окончил биофак МГУ, в 64-м стал кандидатом биологических наук. В 68-м примкнул к возникавшему тогда движению "В защиту прав человека в СССР". С 71-го года - один из первых участников создания "Хроники текущих событий". Это для тех, кто помоложе, я напомню, что это был машинописный информационный бюллетень советских правозащитников. 28-го февраля 71-го года арестован по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде, приговорен к семи годам лагерей строгого режима и трем годам ссылки. Срок отбывал в пермских лагерях и в чистопольской тюрьме. В ссылку был отправлен на Колыму. С 91-го по 93-й год - депутат съезда Народных депутатов России. Последние годы, Сергей Адамович, ваше имя, действительно, огромный раздражитель, практически нет людей, которые нейтрально к вам относятся. Вы ощущаете это как удачу своей жизни или хотелось бы больше гармонии в отношениях?

Сергей Ковалев: Да нет, знаете, это зависит не столько от личности, сколько от обстоятельств, которые нас окружают. Мы обстоятельствами все время делимся, тяжелыми обстоятельствами. Надо сказать, что, конечно, приятнее, когда ко мне подходят, чтобы пожать руку, чем когда отворачиваются и плюют. К этому я привык, это неизбежно.

Виктор Шендерович: Как вы относитесь к тем людям, которые отворачиваются или плюют? Вы пытаетесь объясняться или вы воспринимаете это как данность и просто проходите мимо?

Сергей Ковалев: Я говорю со всеми, кто ко мне обращается. Если обращение состоит в плевке, то тогда трудно объясняться.

Виктор Шендерович: У нас есть звонок из Латвии. Мы вас слушаем, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Это Михаил, доктор технических наук из Латвии. Меня интересует мнение господина Ковалева по следующему вопросу: с привлечением юристов-международников мы выполнили анализ современного законодательства нынешней Латвийской республики и сравнили его с законодательством нацисткой Германии, принятом после съезда в Нюрнберге, когда были приняты антиеврейские законы, ограничивающие права евреев. Так вот, выяснилась интереснейшая вещь, что многие пункты антиеврейского законодательства нацистской Германии один к одному совпадают с законодательством нынешней так называемой демократической и правовой Латвии по отношению к русскоязычному населению Латвии.

Виктор Шендерович: Вопрос понятен. Прокомментируйте, пожалуйста.

Сергей Ковалев: Видите, первое: законодательство Латвии в той части, которая говорит о гражданстве, - к сожалению, начинаются нелады в законе об образовании, и прежде всего в практике в связи с образованием, - очень далеки от совершенства, это так. Я никогда не занимался специальной сравнительной работой, я был бы очень рад посмотреть результаты вашего анализа, Михаил, они, наверное, заслуживают внимания. Но так с ходу, мне кажется, что в ваших утверждениях есть некое серьезное преувеличение. Скажу, на чем основываются мои предположения. Мне приходилось много взаимодействовать с таким замечательным юристом господином Вандерстулом, которого в Прибалтике называли "черный ангел Вандерстул" именно потому, что на Прибалтийские государства, на государства Балтии Вандерстул оказывал очень серьезное давление как раз по поводу законодательства, как раз по поводу этнических дискриминаций в этом законодательстве. Надо сказать, что он во многом преуспел, хотя теперь он уже не функционирует как европейский комиссар. И эта работа далеко не закончена, я с вами абсолютно согласен. Беда состоит только в том, что достаточно многие здесь у нас в России заступники за права русскоязычного так называемого населения Латвии, некоренного населения, было бы точнее сказать, подливая масла в огонь и разжигая совершенно истерическую кутерьму, действуют, по-моему, совершенно контрпродуктивно.

Виктор Шендерович: Мне тоже кажется, я говорю в данном случае о своих впечатлениях начала 90-х годов, когда по моим не профессиональным, а дилетантским, телезрительским впечатлениям именно деятельность интернационального фронта, - депутат Коган и так далее, - именно деятельность этого фронта сильнейшим образом способствовала разжиганию националистических настроений. И было совершенно очевидно, что правозащита русского населения намертво увязывалась с имперской политикой, и люди работали совершенно в противоположном направлении.

Вопрос такой от Анны: "Как вы полагаете, та атмосфера конца 70-х, которая царит сегодня не только в телеэфире - это только ностальгия, качек маятника в прошлое или в скором времени шутки кончатся, начнется настоящая суровая правда жизни? Какие-то мрачные аналогии приходят на ум, - пишет Анна из Твери, - Германия начала 30-х годов. Тогда тоже многие полагали, что все как-нибудь обойдется".

Сергей Ковалев: Трудно быть оракулом. Мои предсказания пока достаточно мрачные. Но они не состоят в том, что от конца 70-х мы поползем куда-нибудь к 30-м, думаю, что нет. Я думаю, что ни 37-й год невозможен ныне, ни невозможно восстановить ГУЛАГ и невозможно восстановить цензуру, Главлит. И это нынешние власти отлично понимают. К сожалению, они умны и циничны, я бы сказал, бесстыдны настолько, что они отлично понимают, что этого и не нужно делать, что тех же целей можно достигнуть куда более просто и дешево, тихими техническими шагами. Мы строим, как нам объясняли неоднократно, управляемую демократию; управляемый суд мы уже имеем, управляемую прессу тоже в общем имеем, если говорить об общефедеральных каналах телевидения, например. Что еще нужно для того, чтобы выстроить авторитарную систему? На самом деле, ничего не нужно. На самом деле беда состоит в том, что мы - общество России - не очень этим даже опечалены.

Виктор Шендерович: Вот это главный вопрос - почему не опечалены? Я понял, вы биолог, а не историк, но, тем не менее, какие-то соображения. Почему другие народы опечалены бывают этим и выходят на улицы, а мы не опечалены и не выходим?

Сергей Ковалев: Был короткий промежуток времени, когда мы тоже выходили на улицу и, между прочим, очень небезрезультатно. Если вспомнить январь 91-го, когда полмиллиона москвичей вышли на улицу, - это прямо связано с первым вопросом о Прибалтике, - так вот результат этого выхода на улицу вовсе не результат геополитических соображений Бориса Николаевича Ельцина, а результат этих москвичей. Это свобода стран Балтии, именно москвичи добились этой свободы. Вы помните повод, по какому вышли на улицу.

Виктор Шендерович: 13 января.

Сергей Ковалев: Да, это вильнюсское телевидение и это 14 трупов. Об одном трупе говорить страшно, о 14 тем более. Но все-таки, заметьте, это не десятки тысяч трупов, как в Чечне.

Виктор Шендерович: Причем своих.

Сергей Ковалев: Причем своих.

Виктор Шендерович: Что изменилось? Эти же люди, они же остались в Москве, какая-то их часть, значительная часть осталась в Москве.

Сергей Ковалев: Я думаю, что эти люди никуда не делись. Хотя, конечно, какая-то часть этих же самых людей глубоко разочарована в тех политических процессах, которые идут в России. Глубоко разочарована, если хотите, в позиции тех, кто называют себя с некоторыми основаниями, может быть, с неполными основаниями называют себя демократами.

Виктор Шендерович: Когда вы перестали себя идентифицировать с Борисом Ельциным, как с политической силой?

Сергей Ковалев: Видите ли, в 90-м году, даже в конце 89-го года, когда я впервые предстал перед московской публикой (это были специфические выборы) в качестве кандидата в члены парламента, в народные депутаты тогда еще РСФСР, многие мои избиратели с напором спрашивали: вы, конечно, будете всецело поддерживать Бориса Николаевича Ельцина, в его команде вы будете? Я с некоторым страхом честно отвечал - не знаю. Если не окажется никого, кто больше соответствовал бы моим представлениям о последовательной демократической политике, то тогда я буду поддерживать его.

Виктор Шендерович: Окончательный разрыв - это Чечня или еще раньше?

Сергей Ковалев: Окончательный нет, окончательный разрыв - Чечня. Я бы сказал, что наши отношения с Борисом Николаевичем складывались в среднем неплохо. И когда я написал гневное заявление об отставке отовсюду, где я был, кроме Государственной Думы, Борис Николаевич ответил мне чрезвычайно достойно. Я сомневаюсь, чтобы нынешний президент кому-нибудь отвечал бы так. Он ответил мне благодарностью за совместную работу. Он написал, что понимает меня, что он желает всего лучшего, понимает мотив.

Виктор Шендерович: Не разделяет, но понимает мотив. У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Это Вадим из Москвы. У меня такой вопрос: нашему правозащитному движению оказывал и оказывает до сих пор большую поддержку Запад. Но почему наши правозащитники, в том числе Сергей Адамович, Людмила Алексеева ничего не делают для того, чтобы оказать поддержку правозащитникам стран Азии и Африки? В частности, в Ираке творились такие преступления и ни разу ни Сергей Адамович, ни Людмила Алексеева не поднимали эти вопросы перед нашей общественностью.

Виктор Шендерович: Спасибо большое, вопрос понятен. Давайте, оправдывайтесь за Азию и Африку.

Сергей Ковалев: Мне оправдываться не надо. Я просто хотел бы уважаемому радиослушателю сказать, что, когда вы говорите "ни разу не поднимал вопроса", вы должны делать некоторую скидку. Я бы на вашем месте сказал: "я не слышал, что поднимал вопрос". Потому что довольно часто правозащитники и не только правозащитники, я думаю, Виктор Шендерович подтвердит это, готовы поднять вопрос, пытаются поднять вопрос, но не всегда это получается. Для того, чтобы вы меня слышали, мне нужен по крайней мере микрофон.

Виктор Шендерович: Тут есть забавное письмо, забавное относительно, от господина по имени Тверской, так он подписался в Интернете, не знаю, фамилия это или псевдоним. Он хочет поговорить на тему еврейства на постсоветском пространстве и пишет: "Евреи не извлекают уроков из своего ближайшего прошлого, не усваивают новейшей истории. Борьба за свободу вообще, свободу слова, в частности, за права человека. А десятки евреев-интеллигентов не брезгуют принимать побрякушки из рук президента, ради назначения которого была развязана вторая чеченская война. Назовите имя хоть одного еврея, еврейки, отказавшегося от награды. А десятки евреев-интеллигентов строем подались в "Единство". Поскольку это скорее обращено ко мне, чем к Сергею Адамовичу, я рискну вспомнить знаменитую реакцию Максима Горького, который писал по поводу антисемитизма, что если русский мальчик украдет булку из булочной, то украл мальчик, если украдет еврейский мальчик, то украл еврей. Я разделяю некоторые гражданские чувства господина Тверского по поводу людей, которые принимают "побрякушки" из рук президента, только интересно, какое значение в этом случае имеет национальность этих людей? И почему так беспокоят господина Тверского именно евреи, которые принимают, а почему другие не беспокоят его? Удивительная история про этого мальчика, укравшего булку, да? Это чистое подсознание: почему интересует, и в этой ситуации тоже виноваты евреи. Я думаю, что не только евреи принимают награды из рук Путина, не только евреи развязывали чеченскую войну.

Слушательница: Добрый вечер. Вас беспокоит Марина из Москвы. Во-первых, я хочу выразить благодарность господину Ковалеву за то, что он вообще существует в России. И побольше бы таких Ковалевых. По поводу "побрякушек" небольшая реплика перед вопросом. Вы знаете, побрякушки побрякушками, но доктор Рошаль, он заслужил эту "побрякушку". Но когда он эту "побрякушку" хотел передать Путину и сказал, что он ее заслужил больше, меня это возмутило, и я была очень разочарована. Потому что этот орден или медаль Рошаль заслужил сам лично за свою деятельность, а Путин заслужил, я не знаю что, просто проклятие и наказание Господа Бога. Ну ладно, Бог с ними.

Я бы хотела господину Ковалеву задать вопрос о правозащитном движении вообще у нас в России. Понимаете, мне очень сильно не нравится, что идут на какие-то соглашения, на какие-то переговоры с властью. Оправдание Людмилы Алексеевой в том, что это необходимо, никак меня не устраивает, потому что власть, действительно, цинична, хитра, у нас очень подлая власть. Мне просто приходилось обращаться в некоторые правозащитные организации, потому что я просто хочу уехать отсюда. Я - "лицо кавказской национальности". И я каждый раз пыталась спросить: как мне доказать то, что говорится и делается, вернее, все, что говорится - это виртуально. В действительности все не так. Как мне это доказать?

Виктор Шендерович: Так много было драмы в этом звонке. Давайте хотя бы последнюю часть прокомментируем.

Сергей Ковалев: Я не знаю, может быть, предпоследнюю. Как доказать что происходит нечто дурное? Я не знаю другого способа доказать, как доказывать это, просто говорить, собирать материалы, обращаться к разуму и чувствам людей. А вот что касается сотрудничества с властью, знаете, я тут с вами не вполне согласен. Вообще-то говоря, я думаю, что стремление к компромиссу - это, если хотите, одна из западных ценностей, ставших универсальными. Вопрос только в том, что это за компромиссы. В нашем российском понимании чаще всего компромиссом называется, когда, извините меня, пожалуйста, один из партнеров, как говорят в лагере, встал на четыре кости. А вот это не компромисс. Компромисс - это некое соглашение, когда заключающие его стороны не меняют своих позиций, а честно и добросовестно, если это возможно, конечно, ищут некое решение, хотя бы частично удовлетворяющее требованиям обеих сторон.

Виктор Шендерович: Удается?

Сергей Ковалев: Нет, с нашей властью это не удается. Но я с 60-80-х годов привык, так же, как очень многие мои товарищи, - я совершенно ясно хочу сказать, - включая Андрея Дмитриевича Сахарова тоже, полагали для себя обязательным вести себя добросовестно, мы готовы были сотрудничать с властью на тех условиях, которые мы считали честными и открытыми.

Виктор Шендерович: Когда вы понимали, что вас пытаются использовать, меняло ли это тактику?

Сергей Ковалев: В те поры это было очень просто - нас даже не пытались использовать.

Виктор Шендерович: Но сейчас мы дожили до благословенных времен, когда вас пытаются использовать.

Сергей Ковалев: И, между прочим, эти времена начались еще и в эпоху Ельцина.

Виктор Шендерович: Собственно говоря, вы и Юрий Афанасьев, можно вспомнить еще несколько фамилий.

Сергей Ковалев: Михаил Михайлович Молоствов, покойник.

Виктор Шендерович: Вы были людьми, которые, собственно говоря, и создавали эту демократическую ауру вокруг ЦК КПСС.

Сергей Ковалев: Это впечатление о том, что в России все в порядке. Но надо сказать, что никто из нас ни разу не подтвердил этого "все в порядке", и каждый из нас старался выступать с критикой, как только имел для этого основания.

Виктор Шендерович: Есть письмо с пейджера: "Дорогой Сергей Адамович, огромное спасибо за все, что вы сделали для российского народа. Помяните, пожалуйста, тех ваших соратников, которые ушли из жизни в последние годы. С огромным уважением Марк".

Сергей Ковалев: В последние годы... Я не знаю, откуда надо начинать эти последние годы. Я думаю, что сразу я могу сказать об убитых Галине Васильевне Старовойтове и Сергее Николаевиче Юшенкове. Я уже говорил о недавно умершем Михаиле Михайловиче Молоствове, человеке чрезвычайно чистом и очень глубоком. По-моему, это из тех, кого можно называть значащими фигурами правозащитного движения - это главные.

Виктор Шендерович: Забыл указать и имя, и город, человек, подписавшийся римской цифрой семь, вот такой "Седьмой". Был Тверской, а сейчас Седьмой. Зачитываю, извините, Сергей Адамович: "Когда слушаешь Сергея Ковалева, создается впечатление, что у него не все дома. Интересно, сам господин Ковалев верит в то, что он говорит или просто прикалывается?". Я позволю себе ответить на ваш вопрос, господин Седьмой, самостоятельно, без участия моего сегодняшнего гостя. Вы заведите себе, господин Седьмой, какие-нибудь убеждения, за которые вы готовы заплатить десятью годами своей жизни в лагерях и ссылке, а когда заплатите, за какие-нибудь, - любые, на здоровье, - когда заплатите за это, тогда вы будете иметь право говорить с Сергеем Адамовичем на равных. А пока что я вынужден констатировать, что вы просто хам.

У нас два звонка. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Сергей Адамович, меня зовут Юрий Петрович, город Москва. Я ваш коллега, тоже имею ученую степень по биологическим наукам, два образования. Я попал в такую ситуацию, в которой убедился, что на сегодня суды, прокуратура и милиция настолько срослись, и прорвать эту брешь невозможно. Потому что суды, как вы сказали, не могут быть независимы. Что делать? Должна быть выборность, судьи должны избираться, что-то надо менять в судебной системе.

Виктор Шендерович: Спасибо. Вопрос понятен: что делать с судебной системой?

Сергей Ковалев: Я не могу вам обещать, что, если бы суды были выборными, как в советское время, они были бы более независимыми. Я не знаю, сколько вам лет, но я отлично помню советские суды, и судил меня выборный советский суд. Понимаете, дело здесь не в выборности. Я думаю, что дело здесь, если хотите, в нашей коллективной социальной памяти судейской, журналистской, прокурорской и в какой-то мере большевистской.

В Кремле сейчас команда из КГБ. Дело не только в биографии нашего нынешнего президента, а дело и в биографии многих ключевых фигур. Когда нашего президента спросили, как он относится к своей прежней профессии, он ответил: "я ей горжусь". Вот представьте себе такой ответ со стороны бывшего офицера СС, какой был бы мировой скандал. Так вот эта память - беда. Потому что и судьи наши, значительная часть которых из советского времени, они тоже обладают этой памятью. Это хитрая память. Дело в том, что каждый вспоминает еще и тот птичий язык, на котором объяснялись с властью, когда вроде бы ничего не сказано, а все понимают по первому намеку. Что можно сказать? Можно цитировать Чехова о том, как надо выдавливать по каплям раба.

Виктор Шендерович: Галич на это возразил, что "по капле это на капли, а нам подавай ведро". У нас есть еще звонки. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушательница: Добрый вечер. Я бы хотела выразить слова глубокого уважения господину Ковалеву Сергею Адамовичу и вам, Виктор Шендерович, за то, что вы есть на свете и это помогает мне жить. Спасибо большое. Будьте здоровы.

Виктор Шендерович: Спасибо большое. Даже без вопроса, а все равно приятно. У нас есть еще звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Ковалев, скажите, пожалуйста, мы часто разговариваем о деятельности правозащитников. В большинстве своем пришли к такому мнению, вопрос такой: почему вы так ненавидите русских и всегда выступаете на стороне тех, кто с ними воюет, борется, ненавидит: чеченских бандитов, на стороне прибалтийских, латвийских фашистов и других?

Виктор Шендерович: Вопрос понятен?

Сергей Ковалев: Понятен, конечно. Знаете, вы ошибаетесь, я никогда не защищал чеченцев или евреев, или узбеков, или латышей, или русских. Я, добровольно принявший на себя тяжкий крест называться правозащитником, всегда защищал тех, кто нуждается в защите. В основных документах о правах человека сказано: независимо от пола, возраста, языка, религии, цвета кожи и так далее и тому подобное. Вы зря так считаете, что в число моих подзащитных русские никогда не попадали. Они попадали и в Прибалтике и, между прочим, в Буденновске. Мы защищали две тысячи заложников в буденновской больнице, захваченных Шамилем Басаевым.

Виктор Шендерович: Я рискну напомнить вам, глубокоуважаемый радиослушатель, что защитили, и защитил именно Сергей Адамович и его товарищи. И за их спинами, и при их участии, и благодаря их посредничеству эти люди остались живы. Какой они были нации - для Сергея Адамовича и для меня совершенно было безразлично. Если для вас это имеет значение, прискорбно. "Глубокоуважаемый Сергей Адамович, - я читаю письмо с пейджера, - превеликое спасибо за все, что вы сделали для нас. С вами и с Сахаровым связаны все 15 лет свободы. Всяческого вам здоровья. Александр Северов". У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: День добрый. Я из Белоруссии. День добрый, уважаемые добрые люди. Я хочу сказать про российское правительство и их законодательство. Вот почему, и вот вам пример Белоруссии. В результате имперской политики России, мы, белорусы, не имеем возможности изучать своей родной белорусский язык, мы потеряли свой флаг, герб, историю и потихоньку теряем свое разграбленное государство. По-моему, тут надо поменять местами и обвинить не Латвию, а фашистскую российскую политику по отношению к другим государствам. Спасибо за внимание.

Виктор Шендерович: Спасибо. Не уверен, что это нуждается в комментариях, это мнение услышано. И такое письмо по пейджеру: "Сергей Адамович. Возможно, вы помните, как при Леониде Ильиче в программе "Время" два диктора высказали мнение, отличное от официального, после этого их объявили то ли изменниками, то ли еще как. Что вы знаете о дальнейшей судьбе этих людей? Наталья Григорьевна, Томск". Я, признаться, ничего не знаю.

Сергей Ковалев: Я ничего не знаю, просто ничего не знаю. А когда это было?

Виктор Шендерович: При Леониде Ильиче, написано. Я думаю, что это слухи, а, может быть, что-то было, и мы об этом не знаем. Письмо: "Если Лена Трегубова написала в своей книге правду на 50% (имеется в виду книга "Байки кремлевского диггера"), тогда отсюда надо уезжать. Алексей". Я рискну сказать, что не надо отсюда уезжать, если даже написана на 90% правду, надо просто что-то делать с персонажами этой книги, чтобы они становились помаленьку частными людьми, а не решали такого рода персонажи жизни миллионов. У нас еще есть звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. С вами говорит Марк Яковлевич из Москвы. Сергей Адамович, в 80-е годы было большое количество людей, которые занимались правозащитной деятельностью. В 86-м году умер в той же самой чистопольской тюрьме Анатолий Марченко, покончил с собой Илья Габай. Еще можно при желании назвать десятки имен. У меня такое ощущение, что сейчас в наши дни случайно выжившие единицы, вы уж простите, пожалуйста. И как по вашему ощущению, эти случайно выжившие единицы... Я не слышал ни одного имени молодого человека, который бы занимался правозащитной деятельностью. Может быть. я ошибаюсь, может быть, мне неизвестны факты. Но не могли бы вы мне сказать, в целом картина правозащитного движения, какова она? Есть ли какие-то перспективы у нее или это просто старение, усыхание?

Виктор Шендерович: Ваш вопрос понятен. Спасибо. Я могу перед тем, как Сергей Адамович начнет отвечать, коротко сказать, что я знаком, к счастью, к моему и к чести моей, это для меня честь и радость, я знаком с несколькими молодыми ребятами из правозащитного движения, из "Мемориала". Это либо совсем молодые люди, либо 30-40-летние. Эта порода людей, слава богу, славных, совестливых людей, она неискоренима, в России, по крайней мере. Я их знаю.

Сергей Ковалев: Ну что же, я могу только согласиться с Виктором Шендеровичем. Действительно, есть много молодых. И вообще то, что называется правозащитными неправительственными организациями, это очень широкая сеть, включающая огромное количество организацией и людей. Они разного уровня и организации, и люди, но среди них есть высочайшего уровня организации. Я считаю, извините меня, я тяну немножко время, но это очень важная вещь, я считаю, что на самом деле это те островки кристаллизации, которые в конце концов создадут гражданское общество в России.

Виктор Шендерович: Несколько писем от людей просто с просьбой о помощи. Инна, она оставила телефон, я вам его передам. Есть еще вопрос аналогичный, Колупаева из Москвы, к сожалению, она не указала своего имени: "Очень большие проблемы. Обращаюсь, куда можно. Занимаетесь ли вы сейчас практической помощью людям? Куда конкретно можно обратиться лично к вам?"

Сергей Ковалев: Сейчас мне можно писать на адрес "Мемориала" в Москве - это Малый Каретный переулок, дом 12. Можно обращаться по адресу Института прав человека - Потаповский переулок, дом 6, квартира 40.

Виктор Шендерович: В Думу уже не надо сейчас обращаться за помощью, не советую. Еще один звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Сергей Васильевич. Я живу в Московской области, но сейчас я звоню из Москвы. Вопрос такого плана: Сергей Адамович говорил, что постепенно надо выдавливать по капле из себя раба.

Виктор Шендерович: Это Чехов говорил, а не Сергей Адамович.

Слушатель: Я понимаю. Дело в том, что у меня создается впечатление, что нами управляют люди не те, которые у власти, а какой-то определенный слой создался, которые обслуживают власть. Это так называемый чиновничий слой, люди, которые обслуживают власть в быту, и они свои должности передают по наследству. И они очень огромное влияние имеют на тех, кто управляет нашими делами.

Виктор Шендерович: Спасибо. Мнение понятно. Письмо по пейджеру: "Мы в Смоленской области, Сергей Адамович, находились в оккупации. Немец бросал листовки: "Бей жидов, спасай Россию". То есть имеется в виду довольно старый рецепт, я думаю, еще до немцев он.

Вот вам претензии: "Господин Ковалев, прекратите называть русское население Прибалтики "так называемым коренным". В таком случае, вам всем "коренным" тоже пора уезжать из России, вы Россию не любите, и вы ей не нужны. Мы разберемся сами. Вас ждут за океаном. Москва. Виктория". Я прежде, чем подключится Сергей Адамович, хочу сказать Виктории: Виктория, милая, вот вы подписались, давайте от своего имени. Насчет России не надо. Вы же слышали даже в этом эфире - очень разная Россия. Россия вами, к счастью, не ограничивается. Вы не любите Сергея Адамовича, вы считаете, что он не нужен России, прекрасно, но почему вы подписываетесь от имени всех россиян? Что касается того, что русское население Прибалтики называется "так называемым коренным", давайте, объясняетесь сами.

Сергей Ковалев: Да нет, это ошибка просто. "Так называемое коренное" - это как раз латыши в Латвии, и литовцы в Литве, и эстонцы в Эстонии. А так называемое русскоязычное я, может быть, говорил, потому что оно включает не только русских по национальности граждан.

Виктор Шендерович: Мне кажется, что достаточно мы оправдались перед Викторией и многими другими. "Когда Ковалев сравнивает офицера Путина и эсэсовского офицера вообще, все ли у него дома? Дмитрий. Санкт-Петербург". Я думаю, что все дома, Дмитрий. Почитайте, литературы довольно много написано о сходстве национал-социализма и того строя, который был у нас, эсэсовской практике и гэбэшной практике, довольно много написано, не будем сейчас тратить время. Я думаю, что у Сергея Адамовича все дома, и он отвечает за свои слова, под которыми, в частности, подписываюсь и я. У нас два звонка. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушательница: Добрый вечер. Меня зовут Татьяна. Я хочу поздравить уважаемых господ Шендеровича и Ковалева с Новым годом, пожелать им огромного здоровья и счастья. Я преклоняюсь перед деятельностью Сергея Адамовича, желаю ему успехов, благодарна ему за все, что он делает. Скажите, пожалуйста, партия власти имеет конституционное большинство. Какой смысл иметь такую Думу? Затем тратить огромные деньги на нее, все равно она будет принимать все, что надо, любые законы.

Виктор Шендерович: Спасибо за вопрос, он понятен. Риторический вопрос.

Сергей Ковалев: Думаю, никакого смысла. Вы спрашиваете, какой смысл? Отвечаю - никакого.

Виктор Шендерович: Одно из писем по пейджеру и мой собственный вопрос, если бы я его посылал по пейджеру, связан с выдвижением Ирины Хакамады, самовыдвижение на будущих президентских выборах. Ваше отношение к этому?

Сергей Ковалев: Вы знаете, это самовыдвижение меня огорчает. Особенно потому, что Ирина Хакамада была одним из тех политиков, которые подписали весьма незадолго до этого самовыдвижения письмо, в котором говорилось о намерении не выдвигать никого от демократических сил, и даже содержалась авансом некая анафема тем, кто на это пойдет. Не понимаю, почему Ирина это сделала. Что я имею в виду? Я имею в виду очень простую вещь: предстоящие президентские выборы так же, как и многие прошедшие у нас голосования, например, два голосования в Чечне, например, голосование при выборах в Думу не являются свободным волеизъявлением. То, что называется "административный ресурс", административный ресурс - это ведь всего лишь эвфемизм, на самом деле вполне спокойно это выражение можно заменить "мошенничеством", избирательным мошенничеством.

Виктор Шендерович: Это даже статья есть специальная - "захват власти", там есть пункт такой - "фальсификация выборов, как одна из форм захвата власти". Там от десяти лет, это я просто на всякий случай сообщаю, до пожизненного. Представляете, как рискуют люди, ничего не боятся, отчаянные головы просто.

Сергей Ковалев: Так вот это свободное волеизъявление невозможно в нынешней нашей политической ситуации. И тогда, я думаю, было бы разумно оставить господина Путина бодаться с кем-нибудь от Жириновского, там у него способный боксер, он даже достал до лица Митрохина.

Виктор Шендерович: Конкретный пацан.

Сергей Ковалев: Вот эта картинка, соответствующая нашим теперешним политическим реалиям.

Виктор Шендерович: Что вы считаете, куда податься крестьянину, который хочет как-то выразить свое мнение и свое отношение к происходящему? Есть Ирина Хакамада из людей, представляющих нашу идеологию, есть бойкот выборов, возможность не ходить, проголосовать ногами и есть кандидат "против всех". Каков будет ваш выбор, если вы его уже знаете?

Сергей Ковалев: Знаете, я могу точно сказать, что при моих неплохих отношениях с Хакамадой, я за нее голосовать не стану. Не стану по причинам, о которых я только что говорил. Я полагаю, что Ирину Хакамаду назначили. Назначили по понятным причинам: кремлевские политтехнологи отлично понимают то, что только было произнесено, что это неприлично, когда президент страны оказывается в паре или в компании каких-то клоунов. Поэтому надо было назначить кого-нибудь. Достаточно хорошо известно, что выбор был достаточно широкий, разговаривали об этом с разными людьми, все под теми или иными предлогами уклонились. Ну вот, я не знаю, что пообещали Ирине Хакамаде, и был ли прямой разговор. Это ведь вещи, о которых можно договариваться почти без слов.

Виктор Шендерович: Я позволю себе тут выразить свое мнение. Так случилось, что я был на радиостанции "Эхо Москвы" в тот день и час, когда Ирина Хакамада объявляла о своем решении, мне случилось с ней пообщаться и до, и после этого эфира. Я могу сказать личные ощущения: я думаю, это то, что профессионалы называют "использовать втемную". Она глубоко убеждена, что она поступает правильно, и что это ее личный демократический выбор, что это ее личный выбор как свободного, демократически настроенного человека, как вызов существующему порядку вещей. Я придерживаюсь того мнения, что ее таким образом просто используют, и что мечтать они не могли о таком счастье, чтобы была Хакамада, фактический единственный политик остался, потому что не считать же политиком Сергея Миронова, остальные все назначенцы или просто недоразумение, типа некоторого другого кандидата. Вы не ответили, тем не менее, на мой прямой вопрос - ваш выбор?

Сергей Ковалев: Я не знаю, как я поступлю - просто не пойду или проголосую против всех. Но, думаю, что выбор у меня только такой. Я вполне допускаю и такое использование втемную, хотя, повторяю, бывают и в использовании втемную светлые моменты. Понимаете, осталось недолго, 14 марта мы и посмотрим, даже до 14 марта, мы посмотрим, с каких позиций будет вести свою кампанию Ирина Хакамада. Она будет всю правду говорить о своем конкуренте или не всю? Я сильно боюсь, что далеко не всю.

Виктор Шендерович: Посмотрим. У нас два звонка. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел у вас спросить, господин Ковалев, если бы была такая возможность сделать и зависело от вас, чтобы вы подписались под таким документом, что вся пресса, все телевидение, все сделали как свободное радио, вы бы это сделали? И еще: я думаю, что Ирина Хакамада хочет участвовать в выборах не от того, что она решилась, это не только от нее этот шаг на выборы президента, потому что все равно люди, которые за СПС голосовали, из них не знаю, сколько процентов, они пойдут на выборы. И чтобы не достались голоса тем же кэгэбистам или был бы один Зюганов.

Сергей Ковалев: Это решение каждого. Я ведь вовсе никому не диктую, как ему поступить на выборах.

Виктор Шендерович: А по поводу свободной прессы?

Сергей Ковалев: Что касается свободной прессы. Знаете, ваш вопрос можно понимать двояко. Если речь идет о том, должна ли вся пресса в стране обладать свободой слова, такой, как на этой радиостанции, я двумя руками за.

Виктор Шендерович: Хотя вам достается на этой радиостанции, надо признать.

Сергей Ковалев: А вот если речь идет о том, чтобы все средства массовой информации разделяли позицию этой радиостанции, этого не нужно.

Виктор Шендерович: В этом парадокс и в этом исторический опыт, что когда на короткие моменты мы, извините за выражение, приходим к власти, то, помните, первый демократический крик после августа 91-го года? Какой кошмар - закрывают газету "День" или опасность "Правде". Ни в коем случае не допустить ущемления прав. Как мы заботились, чтобы бывшие гэбэшники не были ущемлены в правах. Мы ужасно об этом заботились. Получили.

Сергей Ковалев: На самом деле правильно делали.

Виктор Шендерович: Правильно заботились. В этом изначальная слабость и сила нашей позиции. С Жириновским нельзя садиться, когда он на тебя плещет стаканом сока - он выигрывает, а когда ты плещешь в него стаканом сока, все равно он выигрывает, потому что ты спускаешься туда. Это безвыигрышная игра.

Сергей Ковалев: Демократия - это такая штука, которая бы перестала быть демократией, если бы не было демократического способа устранить демократию.

Виктор Шендерович: У нас есть две минуты на два звонка. Пожалуйста, два последних звонка.

Слушатель: Добрый вечер, достойные и добрые люди. У меня, к сожалению, частный вопрос, ваши материи гораздо более достойные. Моя жена, бывший директор Дома художников, Кузнецкий мост в Москве, сидит в тюрьме с 11 апреля по сфабрикованному заказному суду, основанном на слиянии судейско-прокурорской и прочей братии. Никто не смог мне помочь, ни правозащитные организации, кроме ПЕН-Центра русского, который попытался, но безуспешно.

Сергей Ковалев: Если вы хотите попросить еще о какой-то конкретной помощи, обратитесь, пожалуйста, не через телефон Радио "Свобода", а в "Мемориал", и тогда мы посмотрим, что можно сделать.

Слушатель: Дорогие мои, можно? Здравствуйте, Виктор и Ковалев, я вас обоих люблю и уважаю. Виктор, вот такой вопрос: до тех пор, пока были все эти клоуны... Вопрос такой: я не хотел идти 14, но как только Хакамада подала, что она пойдет, я сейчас растерялся, не знаю. Я думаю, что многие за нее будут голосовать. Я не знаю, что из этого будет.

Виктор Шендерович: Спасибо большое за мнение. Мы не агитаторы ни за, ни против, у каждого есть свое мнение. Думайте сами, решайте сами. У нас осталась последняя минута. Позвольте вам, Сергей Адамович, заметить вот что: на пол-листа машинописного список ваших наград и почетных званий. Чешский Совет Европы, чешская премия, нью-йоркская академия наук, Хельсинки, Польша, Вильнюс, Америка. Ни одной российской. Это не вопрос. Мы заканчиваем программу. Я хочу пожелать России, чтобы когда-нибудь она присмотрелась к этому человеку и к тем людям, которые долгое время работают "предателями" Родины совершенно на общественных началах.

Разное

25 декабря под давлением московской общественности Министерства здравоохранения и сельского хозяйства заявили о том, что кетамин будет включен в список препаратов, которые разрешено использовать в ветлечебницах. Но когда ветеринары смогут легально использовать наркотик, чиновники не знают

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 26 декабря. Ольга Демьянова. Статья. Животным обещают вернуть анестезию.

Одним из самых скандальных событий уходящего года стало изъятие из ветеринарных клиник обезболивающих средств. Среди врачей и владельцев животных началась паника: ежедневно в городе отменялось более двадцати операций, в экстренных случаях ветеринары были вынуждены резать пациентов по живому. И вот вчера чиновники Министерства сельского хозяйства пообещали, что разрешат ветеринарам использовать кетамин и другие необходимые для анестезии наркотики. Правда, когда это произойдет, в министерстве не знают: может, через неделю, а может, и через месяц.

Московские ветеринары находятся на полулегальном положении с 1998 года, когда Минсельхоз, утверждая список лекарств, разрешенных к применению в ветеринарии, не включил в него препараты, используемые для наркоза. Но как рассказала “Столичной” начальник городского Департамента флоры и фауны Татьяна Павлова, все это время между ветеринарами и борцами с наркотиками существовал негласный пакт о ненападении: силовики не трогали медиков, а те в свою очередь обещали снабжать наркотиками только животных. Но ситуация изменилась: недавно созданный комитет по контролю за оборотом наркотиков решил быстро добиться хоть каких-нибудь результатов. Жертвами их профессионального рвения и стали ветеринары и животные. Под следствием находятся семь врачей, большая часть московских клиник прекратила делать операции.

– В Европе кетамин и другие наркотики разрешены при лечении животных, – говорит председатель ассоциации практикующих ветеринарных врачей Сергей Середа. – Операция без наркоза для любого доктора – это прежде всего дикость и жестокость, и мы будем бороться за право лечит животных гуманными методами.

И вот вчера под давлением московской общественности Министерства здравоохранения и сельского хозяйства заявили о том, что кетамин будет включен в список препаратов, которые разрешено использовать в ветлечебницах. Но когда ветеринары смогут легально использовать наркотик, чиновники не знают.

– Надо сначала отрегулировать схему поставок и контроля за расходованием психотропного средства, – рассказали “Столичной” в Министерстве сельского хозяйства. – А пока мы надеемся, что комитет по борьбе с наркотиками приостановит свои действия.

По данным специалистов Минсельхоза, в комитете уже дано негласное указание смягчить позицию и временно приостановить проверку ветеринарных учреждений.

Если до Нового года ситуация не изменится и обыски в клиниках не прекратятся, московские ветеринары намерены подать на Министерство сельского хозяйства, по чьей вине вынуждены страдать животные, в суд.

ВЕТЕРИНАРНЫЕ клиники Москвы прекратили хирургические операции, требующие применения наркоза, после рейда, проведенного представителями Госнаркоконтроля России

Аргументы и факты, № 1. Информ. сообщ. Животным отказали в наркозе.

ВЕТЕРИНАРНЫЕ клиники Москвы прекратили хирургические операции, требующие применения наркоза, после рейда, проведенного представителями Госнаркоконтроля России.

СТОЛИЧНЫЕ ветеринары могут поплатиться за сбыт наркотических средств в особо крупных размерах. Уже возбуждено шесть уголовных дел. Дело в том, что для обезболивания во время операций чаще всего применяется гидрохлорид кетамина. Но это вещество Минсельхоз не включил в список разрешенных наркотических препаратов. Ветеринары же отказываются делать операции без наркоза, так как разрешенный к применению препарат рометар, утверждают они, не обезболивает, а лишь обездвиживает, поэтому животное может умереть от болевого шока. Как теперь лечить наших братьев меньших - не известно...