ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 17-21 ноября 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система


Розыск милицией пропавших граждан – это фикция. В УВД города Химки в течение года даже не завели дела по заявлению на розыск.

Российская газета, № 232, 15 ноября. Наталья Козлова. Статья. Тень мужа бабушки.

ВЧЕРА исполнился ровно год с того момента, как редакция “РГ” решила провести эксперимент. Цель его была — посмотреть, как в наших правоохранительных органах работают с письмами и заявлениями граждан. Целых 365 дней, не тревожа своим вниманием сотрудников милиции, редакция внимательно наблюдала за судьбой одного-единственного такого письма. И вот теперь мы готовы доложить нашим читателям результат эксперимента

Наша героиня — простая пожилая женщина. В редакцию Вера Дмитриевна Колонтаева пришла со своей проблемой. И очень стеснялась, что беспокоит людей своими заботами, но с ее слов выходило, что по-другому, без журналистов, не получится. Ее история на первый взгляд элементарная. Вера Дмитриевна давно уже на заслуженной пенсии. Вырастила детей, всю жизнь отработала на заводе, так что биография у нее самая-самая обычная, пролетарская. Двоих детей поднимала одна, а когда они сами встали на ноги и материнская забота им уже была не нужна, то улыбнулось ей и личное счастье. Вернее, она так решила. Счастье выглядело немолодым, но вполне сохранившимся гражданином. Его фамилия была Арутюнов. Расписалась немолодая пара в 1997 году.

Наша пенсионерка радовалась — будет с кем теперь старость коротать. Первый год совместной жизни пролетел как один день, и все было замечательно. А еще через год муж поехал в гости к родственникам в Грузию и пропал. Ни писем, ни звонков. Единственная весточка — звонок от родственницы мужа, которая объяснила молчание суженого болезнями многочисленных грузинских родственников. Но больше родственница ни разу не позвонила.

Шло время, а ни одной весточки пенсионерка так и не получила. Пыталась Вера Дмитриевна первые месяцы искать пропавшего мужа сама. Единственная ее надежда была на оставленный Арутюновым адрес родни. Но письма и телеграммы возвращались. А потом стало известно, что такого адреса в Грузии в природе не существует. Даже куда ехать в другое государство искать самой — неизвестно. Горевала пенсионерка, не зная, что думать — то ли умер муж, то ли бросил ее, но сделать ничего не могла — пропал человек. Так прошло несколько лет.

Два года назад счета за жилье, которые увеличивались месяц от месяца, заставили Веру Дмитриевну отправиться в домоуправление. Там выяснилось, что сумма за коммунальные услуги приличная из-за того, что платит она за себя и за мужа, который с ней в квартире прописан. Выписать его без суда, как ей объяснили, — невозможно. А до суда, как положено, она должна обратиться в милицию, которая и будет искать человека. Собственно, с милиции и началась ее история хождения по мукам.

Ни с первой, ни со второй попытки обратиться в милицию по месту жительства, а это оказалось УВД города Химки, у пенсионерки не получилось. Возвращалась из походов в милицию она неизменно в слезах после того, что ей грубо объясняли, что милиция думает про таких как она дам, зарабатывающих себе на жизнь регистрацией фиктивных браков. Попытки объяснить, что это не так, ничего, кроме оскорбления и насмешек, не вызывали. Никаких заявлений у нее в милиции так и не приняли. После этого Вера Дмитриевна пришла в редакцию.

В редакции написали пенсионерке заявление как положено и поехали посмотреть, как ей откажут в очередной раз. Хотели послушать аргументы милиции сами. Да и вообще случай с Верой Дмитриевной был удобным поводом для проверки многочисленных жалоб, которые получает редакция об отказе в милиции принимать “неперспективные” заявления. Но ничего не вышло. Можно сказать, что эксперимент чуть ли не провалился в самом начале. Первым, кто увидел меня у окошка дежурной части, был заместитель начальника уголовного розыска Химкинского УВД. Меня он знал в лицо и, естественно, поинтересовался, что нужно “Российской газете” в милиции. Бумагу у пенсионерки взял лично. Вызвал сотрудников, вручил наше заявление... Восторг от слаженной и такой оперативной работы наших правоохранителей у Веры Дмитриевны был неподдельный. Она даже поделилась мыслями, а не принести ли таким замечательно вежливым сотрудникам свои фирменные пирожки, работают ведь с утра до ночи. Как показала дальнейшая жизнь — хорошо, что обошлись без пирожков...

В редакции стали ждать, как милиция будет действовать дальше. Все, что у нас было, это копия заявления пенсионерки с припиской Веры Дмитриевны: “принял Кроттер Юрий Иосифович” и его служебный телефон. Потянулись месяцы ожидания. Вера Дмитриевна раз в месяц посещала милицию. Ее визиты проходили с переменным успехом. Иногда ей обстоятельно рассказывали, что сделано милицией, правда, чаще отмахивались и советовали явиться в другой раз. Неизменным было лишь одно — ее мужа ищут. После каждого посещения УВД Вера Дмитриевна рассказывала редакции о визите и что именно ей поведали люди в погонах. Она им верила.

Когда с момента принятия заявления прошел ровно год, редакция посчитала, что у журналиста есть все основания самому поинтересоваться ходом поиска. За нужной информацией редакция обратилась к тому самому Юрию Иосифовичу, который год назад принял заявление. Редакцию интересовал лишь один вопрос, а именно — номер розыскного дела на Арутюнова Левана Альбертовича. Вот тогда и стало понятным, что мы сделали очень даже правильно, когда решили не прекращать эксперимент после принятия у пенсионерки заявления, а проследить его до конца. Что удалось выяснить? Очень интересную вещь. Нет не только номера розыскного дела, но в природе не существует и самого дела. А нет ничего исключительно потому, что НИКАКОГО ЗАЯВЛЕНИЯ пенсионерка Bepa Дмитриевна в милицию не приносила и там от нее ничего не получали. Выходит, что целый год пенсионерке люди в погонах безбожно врали про свой нелегкий труд по поиску ее пропавшего мужа. Зачем? Вопрос, выходит, мы задаем в никуда.

Вот, собственно, и весь наш эксперимент.

Почему, взяв заявление, пожилой женщине не дали талона—уведомления, теперь спрашивать незачем. Формально милиция в этом деле — белая и пушистая, потому что по закону именно такую бумажку должны были дать Вере Дмитриевне, и по ней можно было бы провести проверку. Про отсутствие талона у Колонтаевой в редакции знали, но решили не мешать чистоте! эксперимента и не вмешиваться со своими советами. А не дали бабушке талона не по забывчивости, как теперь стало понятно. Просто в милиции с самого начала были уверены, что отмахнутся от пенсионерки.

Дежурный случай, скажет наш читатель и, к сожалению, будет прав. Грустный эксперимент, даже несмотря на счастливое начало, все-таки состоялся. В нашей милиции ничего не меняется. Очень бы хотелось привести цифры статистики, а сколько таких граждан ежедневно осаждают местные органы правопорядка? И если все же бедолагам удается подать стражам порядка заявление, то сколько из таких “челобитных” никогда и никем не будут рассмотрены? Но такой статистики в нашей стране просто не существует.

Формально, если следовать букве закона, то даже простой звонок в отделение милиции становится основанием для принятия мер. А уж написанное по всей форме заявление — тем более. Во всяком случае, многочисленные начальники в больших милицейских погонах именно об этом говорят нам, простым гражданам, достаточно регулярно. Но на деле все продолжает двигаться по старой накатанной колее. А имено если есть возможность избежать лишней работы, то лучше ее не делать. Вот только тогда не стоит удивляться тому, что рейтинги милиции в оценке наших граждан смотрятся весьма жалко.

О том, как правоохранительные органы в России ищут похищенных людей

Труд, № 214. Алексей Панов. Статья. Совсем пропащие.

БЫЛ ЧЕЛОВЕК - И НЕТ ЕГО. КАК В РОССИИ ИЩУТ ПОХИЩЕННЫХ?

На минувшей неделе в центре Москвы произошло похищение зам. председателя финансового фонда, поддерживающего одну из крупных политических партий, Алексея Коротова. О случившемся оперативникам сообщил водитель похищенного. Дескать, шеф вышел из своей машины за сигаретами - и тут же его затолкали в автомобиль с тонированными стеклами и заляпанными грязью номерами. Введенный план “Перехват” результатов не дал.

Специально созданная группа сыщиков искала Коротова трое суток. Отрабатывалось несколько версий, перелопатили кучи документов, опросили свидетелей. На след вышли после того, как услышали голос предпринимателя, набрав один из номеров его мобильной связи. В момент прибытия опергруппы пострадавший находился в гостиничном баре в компании двух спутниц без определенного места работы, но с определенным родом занятий. Видимо, устав от бешеного ритма предвыборной гонки, партийный спонсор решил несколько дней посвятить лично себе. А чтоб жена не подумала чего плохого, придумал инсценировать похищение. Но, в общем, ничего страшного. Коротов - неподсуден. В милицию заявлял его подчиненный - вот и будет отвечать за дачу ложных показаний. Супруга тоже должна войти в положение. Загулял, с кем не бывает...

Но, как правило, у подобных историй конец более грустный. Когда из плена освободили вице-президента “ЛУКОЙла” Сергея Кукуру, по лицу освобожденного все поняли: лучше в такие переделки не попадать. Со “следами насилия” вернулся в родной дом зам. председателя правления “Уникомбанка” Андрей Глоризов. Разбойники требовали у него 17 миллионов рублей. Говорят, эти требования были выполнены. Несколько лет не смолкают споры о том, за какую сумму удалось вызволить из чеченского плена тележурналистку Елену Масюк...

Главное, в этих случаях был уместен торг. Похитители оглашали свои условия, на другом конце провода можно было начинать сбор денег. Речь шла о слишком заметных фигурах. Тут за ценой стоять не принято.

А если “фигура” обычная? Ежегодно в органы обращаются родственники около трех тысяч пропавших россиян. Настоящая черная дыра - Северный Кавказ. Хотя теперь воруют повсеместно. Был человек - и нет человека...

- Несколько лет назад по Москве прокатилась волна убийств одиноких и пожилых владельцев квартир, - вспоминает зам. начальника оперативно-розыскного отдела УВД Северного округа столицы Борис Скрыльников. - Сегодня их не убивают, а просто обманывают. Обещают сытую и привольную жизнь где-нибудь в глубинке, выписывают из квартир, вывозят в заброшенные деревни. И... “Все претензии в судебном порядке”. А что там докажешь? Бандиты работают аккуратно. Имеют на руках документы. А у тех, кто оказывается в подобном положении, нет денег даже на обратный билет.

Нынешней весной столичным оперативникам удалось обезвредить банду, возглавляемую рецидивистом Рыбченковым по кличке Карась. Бандиты похищали жителей Москвы, привозили их в заброшенный дом в подмосковной деревне Терехово, после чего решали “квартирные вопросы”. Одного из тех, кто не хотел выписываться, для наглядности живьем закопали на соседнем поле. После такого урока все оказались сговорчивыми.

В группу риска входят таксисты, частники, подрабатывающие извозом, владельцы иномарок. Следы пропавших “транспортников”, как правило, теряются в лесных зонах. Более “гуманные” налетчики оставляют жизнь взамен на автомобиль. Если же не удалось сговориться...

Максимальный срок розыска пропавших без вести, установленный законом, - 15 лет. Однако на практике человека разыскивают 3-4 года. И то, в тех случаях, когда на органы “давят” родственники (или “стимулируют” сыскарей из своих кошельков). Слишком обременительно искать иголку в стогу сена, когда, скажем, на каждого сотрудника “поискового” отдела районного управления столичной милиции в среднем приходится по 60-65 дел в год. А тут необходимо вести поиск по картотекам адресных бюро, информационных центров, проверку больниц, моргов, детских приютов...

Только в Москве, по данным ГУВД, за год исчезают 800-900 детей. Кто-то уходит из дому по собственной воле, многие становятся жертвами киднепинга - похищения детей. В связи с участившимися случаями правоохранители постоянно напоминают о том, как опасно оставлять без присмотра младенцев.

- В случае беды предстоит едва ли не войсковая операция, - делится горьким опытом майор Скрыльников. - На эффективный поиск грудных детей отводится всего несколько часов. А украсть могут и за бутылку водки, как произошло летом в дачном поселке Подмосковья. Хорошо еще, что цыганский табор не успел погрузиться в электричку.

В последнее время “найти человека” берутся частные детективные агентства.

- Считаем, цены у нас приемлемые, а возможностей больше, - заверили меня в одном из крупнейших столичных агентств “Бастион”. Если считаем дальнейшие поиски безрезультатными, возвращаем часть денег. Мы отчитываемся перед заказчиком о каждом сделанном шаге...

Кассационная коллегия Верховного суда утвердила обвинительный приговор экс-судье Пресненского райсуда Москвы А. Касимовой. Она признана виновной в вынесении 18 “неправосудных” приговоров, под которыми стояли подписи не участвовавших в процессах народных заседателей.

Коммерсант, № 209/П. Екатерина Заподинская. Статья. Судья заступилась не за того председателя.

Кассационная коллегия Верховного суда утвердила обвинительный приговор экс-судье Пресненского райсуда Москвы Арапат Касимовой. Она признана виновной в вынесении 18 “неправосудных” приговоров, под которыми стояли подписи не участвовавших в процессах народных заседателей. Экс-судью приговорили к 3,5 года лишения свободы, но сразу амнистировали как женщину.

Арапат Касимова (в Пресненском суде ее чаще называли Аллой) в июле 2000 года была назначена Владимиром Путиным на пожизненный судейский срок. Специализировалась она на рассмотрении уголовных дел. Участники судебных процессов отмечали ее “человечное обращение” с подсудимыми и подследственными. Неприятности у судьи Касимовой начались в 2001 году, когда председатель Мосгорсуда Ольга Егорова решила сменить в Пресненском райсуде председателя с 15-летним стажем Ирину Куприянову и сместить ее же с поста председателя квалификационной коллегии судей Москвы. Арапат Касимова стала инициатором писем в различные инстанции в защиту председателя своего суда. И, как считает госпожа Касимова, именно это побудило Ольгу Егорову направить в квалификационную коллегию представление о прекращении ее полномочий по порочащим основаниям.

23 января 2002 года коллегия отправила госпожу Касимову в отнюдь не почетную отставку. Тогда же прокуратура Москвы начала расследование уголовного дела по фактам вынесения судьей Касимовой “неправосудных приговоров с лишением осужденных свободы” (ст. 305, ч. 2 УК РФ) и “служебного подлога” (ст. 292 УК). В вину экс-судье было поставлено то, что в2001 году в 18 вынесенных ею обвинительных приговорах в качестве народных заседателей указывались некие граждане Ушаков, Журиков и Соколов, которые на самом деле не имели никакого отношения к данным судебным процессам. Вместо них в заседательском кресле сидел пенсионер Владимир Большаков, чьи полномочия народного заседателя уже истекли, но он всякий раз откликался на просьбу судьи Касимовой о помощи.

В Верховном суде, где рассматривалось дело экс-судьи, госпожа Касимова признала, что данные факты имели место, но она при этом невиновна. По ее словам, в 2001 году сложилась ситуация хронической нехватки народных заседателей, а уголовные дела надо было как-то рассматривать, ведь подсудимые месяцами ждали своей участи в тяжелых условиях СИЗО. Госпожа Касимова, ссылаясь на справку судебного департамента, сообщила, что в 25 райсудах Москвы выявлены аналогичные нарушения, когда под фамилией заседателя выступал его коллега с просроченными полномочиями или даже уборщица суда. Однако уголовное дело возбудили почему-то только против нее. Между тем ее личная заинтересованность в содеянном не установлена. По мнению госпожи Касимовой, она заслуживала в крайнем случае дисциплинарной ответственности, но не уголовного преследования. Тем более что 18 вмененных ей приговоров были, как она считает, законными по существу, преступники получили по заслугам, и лишь недоразумение с заседателями вынудило президиум Мосгорсуда их отменить.

Однако гособвинитель Генпрокуратуры Светлана Дегтерева призвала суд вынести госпоже Касимовой обвинительный приговор. Суд с этим согласился и признал экс-судью виновной в вынесении неправосудных приговоров и служебном подлоге. По совокупности преступлений осужденной было назначено 3,5 года лишения свободы, однако она была освобождена от наказания согласно постановлению Госдумы “Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин”.

Впрочем, этот смягченный приговор не устроил Арапат Касимову, и она подала кассационную жалобу. Экс-судья жаловалась на то, что при решении квалификационной коллегии о согласии на возбуждение уголовного дела не присутствовали ни она сама, ни тогдашний председатель коллегии Ирина Куприянова. Однако кассационная инстанция Верхсуда под председательством судьи Александра Федина решила, что в результате этих процедурных нарушений “права осужденной нарушены не были”, и оставила приговор в силе.

Адвокат осужденной экс-судьи Наталья Еронина заявила „Ъ": “Это дело — результат интриг, а моя подзащитная — жертва. Ее наказали за то, что делали многие судьи. Но ведь ее личного интереса в этих действиях не было”. У осужденной остается право обжаловать приговор в порядке надзора, но, как полагает ее защитник, решение вряд ли изменится.

В августе 2003 года Истринский районный суд приговорил начальника следственного отдела Дедовского отделения милиции А. Бочарова к 3 годам лишения свободы за хранение наркотиков.

Русский курьер, № 148. Алексей Небоходов. Статья. Героиновый милиционер.

В августе 2003 года Истринский районный суд приговорил начальника следственного отдела Дедовского отделения милиции Александра Бочарова к 3 годам лишения свободы за хранение наркотиков. Сейчас такие факты уже мало удивляют. И тем не менее. Всегда хочется понять как такое возможно? В силу каких условий? А главное усвоен ли урок?

Дедовск – маленький провинциальный городок, такой же, как и десятки других затерявшихся на трассе между Москвой и Волоколамском. В советские годы здесь работала текстильная фабрика, кормившая город. После перестройки предприятие начало хиреть, а вскоре производство и вовсе было приостановлено. Многие из тех, кто остался без работы, запили. Молодежь, и того хуже, увлеклась наркотиками. Героин шел прямо в школы. Как рассказывает один из местных оперативников, если посмотреть статистику смертности тех лет, то школьники выпусков 1989-90 годов умирали от передозировок целыми классами. Город пустел на глазах. На улице легче было встретить кайфующего от дозы наркомана, чем простого забулдыгу.

“В среднем за год мы отлавливали около 20 жителей Дедовска, сбывавших героин, рассказывает мой собеседник. - В основном это была мелкая рыбешка, настоящие же поставщики оставались в тени”. Вскоре поступила информация о том, что основными продавцами являются местные цыгане. Закупая зелье у посредников в Тульской области, они везли его в Истринский район. “Мы даже выходили на наших братков, чтобы выяснить, кто в городе причастен к торговле наркотиками, - рассказывает другой сыщик. – Они-то и указали нам на наших коллег из городского отдела милиции”.

Для местных наркоманов эта информация не секретная. В беседе со мной они этого и не скрывали. Героинщики всегда знали, когда в город придет новая партия. С их слов, органы должны были обеспечивать цыганам-курьерам прикрытие. Единственной зацепкой у следствия был цыган по фамилии Августовский. Только он мог указать на “оборотней”, торгующих наркотиками. Но преступники опередили милиционеров, и через неделю человек, который мог бы помочь следствию, был найден в лесу убитым. Он скончался от множественных ножевых ранений.

Только в 1999 году оперативникам стало известно имя одного из сотрудников милиции, который контролировал сбыт героина. Им оказался заместитель начальника городского отделения милиции Александр Иванов. Один из задержанных посредников указал на него, как на человека поставляющего зелье. “Получив письменное признание от торговца, мы в тот же день задержали Иванова, – рассказывает один из руководителей операции. - Он не стал отпираться и начал давать показания. Только в этот же день дело было прикрыто. Прокуратура посчитала доказательства недостаточными, а Иванова вызвали в Главк и заставили написать заявление об уходе”. Сегодня Иванов является одним работников столичного ведомства занимающегося лицензированием алкогольной продукции.

Несмотря на то, что посадить за решетку милицейского начальника не удалось, стали известны имена других его коллег, контролирующих наркобизнес. От информации, которая поступила в распоряжение следственной бригады, впору было оторопеть. Получалось, что практически вся верхушка городской милиции теоретически могла быть причастна к преступному бизнесу. Но требовались доказательства. В феврале за одним из подозреваемых, начальником следственного отдела дедовской милиции Александром Бочаровым, было установлено наблюдение. Тут же выяснилось, что помимо наркотиков мужчина занимался незаконной торговлей квартирами. Находя алкоголиков, он за бесценок покупал у них квартиры, а затем перепродавал их. Существуют предположения, что делец в погонах иногда подбрасывал наркотики опустившимся владельцам жилья, а затем под угрозой уголовной ответственности заставлял подписывать дарственную.

Недвижимость и оказалась тем коньком, на котором решили сыграть оперативники. К Бочарову подослали одного из местных наркоманов, который согласился сотрудничать с правоохранительными органами. “Этот человек хорошо знал Бочарова, – рассказывает один из руководителей операции. - На встречу он шел с диктофоном и скрытой видеокамерой, поэтому все фиксировалось”. Александр предложил милиционеру за бесценок купить квартиру у наркомана. “Если того регулярно снабжать героином, то он за копейки квартиру отдаст”, – убеждал он милиционера. Бочаров согласился. Все встречи, моменты продажи наркотиков, места, куда милиционер ходил за товаром, фиксировалось на видео.

Чтобы проследить полную цепочку наркоторговцев, оперативная бригада не торопилась с задержанием. Однако сверху поступила команда – “Брать немедленно!”. И в тот же день начальник следственного отдела был уже в наручниках. “Если бы подождали еще немного, можно было бы взять всю инфраструктуру, - говорит следователь по особо важным делам Истринской прокуратуры Николай Челяпов. - В этот день кто-то предупредил людей, у которых Бочаров покупал героин, и они скрылись в неизвестном направлении. В результате обвинение было предъявлено только за хранение и сбыт наркотиков”. Но факты реализации наркотиков суд не признал доказанными, хотя продажа героина была зафиксирована на видеопленку. Многие сотрудники правоохранительных органов считают, что здесь не обошлось без очень влиятельных покровителей Бочарова.

Депутаты областного парламента приняли программу поддержки правоохранительных органов на 2004 – 2007 годы

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 217. иАлексей Левадний. Статья. Имеем право на порядок.

На последнем заседании Московской областной Думы 19 ноября депутаты в присутствии руководителей силовых ведомств Подмосковья приняли в целом целевую программу "Обеспечение правоохранительных органов и органов управления Московской области для выполнения задач, направленных на укрепление общественной безопасности и правопорядка на территории Московской области на 2004 - 2007 годы".

Предыдущая "Областная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 2001-2003 годы" доказала свою эффективность. Выступивший с докладом на первом слушании программы 22 октября начальник Главного управления региональной безопасности Московской области Иван Шилов отмечал, что ее выполнение помогло укреплению правопорядка в Московской области. По данным статистики, в области наблюдается снижение количества зарегистрированных преступлений. Если в 2000 году было зарегистрировано 86 тысяч преступлений, в 2001 году - около 82 тысяч, то в 2002 году - 74 тысячи. По итогам работы за 9 месяцев 2003 года ГУВД Московской области заняло первое место в Центральном федеральном округе.

Обсуждение "милицейской" программы вызвало у депутатов живой интерес и по времени вышло за рамки регламента заседания. Олег Безниско (г. Климовск) спросил у докладчика, а будет ли что-либо сделано для улучшения имиджа правоохранительных органов, ведь не деньгами одними определяется их сила. "Этого в программе нет, но косвенно программные мероприятия, направленные на улучшение условий работы сотрудников правоохранительных органов, затронут решение и этого непростого и актуального сегодня вопроса, так как появится возможность отбора кадров", - последовал ответ генерал-полковника в отставке.

Павла Лыкова (г. Чехов) интересовало, как будут обстоять дела с борьбой с такими преступлениями, как воровство цветных металлов и "грабеж дач". Ответ начальника ГУРБ был такой: что все это лежит на плечах сотрудников патрульно-постовой службы, которых катастрофически не хватает; что надо шире распространять опыт города Королева, где в местах большого скопления людей установлены видеокамеры, передающие сигнал на пульт ОВД через спутниковую связь. Таким образом, из семи грабежей, зарегистрированных в городе за одну неделю, пять было раскрыто по "горячим следам" благодаря уличным видеокамерам.

Вместе с тем, по мнению начальника ГУРБ Подмосковья, "улучшение правопорядка не приобрело еще повсеместно устойчивого характера". Вот цифры текущего года - число зарегистрированных преступлений составило свыше 64 тысяч (+10,6%). Особое беспокойство вызывает рост числа грабежей (+28,1%), разбоев (+18,0%) и краж всех видов (+14,7 %).

Безусловно, эффективно решать задачи борьбы с преступностью и укрепления правопорядка и общественной безопасности в современных условиях могут лишь оснащенные, имеющие стабильный кадровый потенциал правоохранительные органы, работающие в тесном взаимодействии с органами власти, общественными формированиями. Поэтому необходимы дополнительные меры по укреплению их технической и кадровой готовности. В этих целях ГУРБ разработало очередную "милицейскую" программу. Общий объем финансирования программы — более 1,2 миллиарда рублей. Деньги немалые! Важно обеспечить их эффективное использование.

Реализация мероприятий программы на 2004 — 2007 годы, в частности, позволит дооснастить современной спецтехникой пожарные части, а также укрепить необходимую для эффективной борьбы с преступностью материально-техническую базу правоохранительных органов; обеспечить подразделения ОВД спецтехникой для противодействия террористическим актам; завершить капстроительство" 14 объектов-долгостроев, начатых еще в 1991 — 1999 годах; довести автоматизацию существующих справочных учетов ГУВД области до 80%; создать единую автоматизированную систему сбора и анализа криминальной информации; создать стационарное судебно-психиатрическое отделение экспертизы для лиц, находящихся под стражей; совершенствовать лечение и реабилитацию лиц, больных наркоманией; обеспечить жильем 20% сотрудников ОВД, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Также власти Московской области берут на себя обязанность по обеспечению жильем молодых специалистов областной прокуратуры.

Большое внимание в программе уделено учреждениям уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ по Московской области. Кроме дооснащения учреждений современными инженерно-техническими средствами охраны и надзора, системами наблюдений и едиными внутренними телефонными сетями и радиосетями, планируется обеспечить жильем 28,4% личного состава, не имеющего жилья; а также "выйти" на установленную норму санитарной площади в камере - 4 кв, м на человека.

Выступивший с заключительным словом по принятой программе председатель Думы Валерий Аксаков подчеркнул, что исполнительная и законодательная власти области делают все от них зависящее и в свою очередь ждут от структур, отвечающих за правопорядок и за спокойствие жителей Московской области, адекватной отдачи.

Автор критикует методы правоохранительных органов в борьбе с оппозицией, в том числе с крайними националистами. Вместе с тем, уточняет, что националистические идеи ему отвратительны.

Новое время, № 47. Елена Шеломенцева. Статья. Бомба для националиста.

Я хочу рассказать о том, что произошло со мной и моими товарищами – журналистами газеты “Я – русский”. 3 октября 2003 года в помещении редакции произошел взрыв. Примерно в 19.45 позвонили по телефону. На определителе высветился номер одного из московских городских телефонов-автоматов. Звонивший мужчина попросил Александра Кузьмича Иванова, учредителя и фактического главного редактора газеты, и сказал, что он из Брянска. Я подала трубку Иванову и сделала два шага назад. И тут раздался громкий хлопок. Погас свет. В воздухе чем-то неприятно запахло. В ушах запищало. От удара по ноге я села на пол. Где-то вдалеке я услышала слабый голос нашего главного:

– Лена, что случилось? Я ничего не вижу. Оглянувшись, я увидела, что штабель газет, стоявший рядом со мной, куда-то исчез. Пропали и два стола – стол главного редактора и стол для заседаний.

– Нас взорвали. Это террористический акт, – ответила я, подошла к Александру Кузьмичу, сидевшему на полу у стены, взяла его за руку, повела к выходу из квартиры.

Из соседнего помещения вышел 16-летний мальчик – курьер Саша. Мы вместе с ним попытались открыть входную дверь, но ее заклинило. Мы вернулись в комнату редактора и увидели, что оконные стекла и решетки выбиты. Пришлось выбираться через окно. Иванов ничего не видел, его лицо представляло собой сплошное кровавое пятно, одежда превратилась в лохмотья. Мы с курьером Сашей вывели его на улицу и посадили на скамейку. Соседи вызвали милицию и “скорую”. Александра Кузьмича увезли в реанимацию, а меня и Сашу повели в опорный пункт милиции на допрос как свидетелей.

У меня сильно кружилась голова, я еле сдерживала тошноту, в ушах пищало так, что я не понимала половины из того, что мне говорили. Сначала меня допрашивал участковый, потом – офицер ФСБ, а потом – человек из УБОП. Всем я рассказала примерно одно и то же. Но человек из УБОП начал мне говорить, что я что-то скрываю, что они все равно узнают, что Иванов держал в руках, что у него было на столе, когда раздался взрыв. Я не понимала, о чем шла речь, объяснила, какие вещи лежали на редакторском столе (органайзер, распечатки электронной почты и материалов из Интернета, книги, документы), но он говорил, что я вру и что я обязана видеть, что “он мастерил” (слова допрашивающего). Я сказала, что ничего не видела, а клеветать на человека не хочу. Тогда он сказал, что если я буду “покрывать Иванова”, то мне же будет хуже.

Он вышел, а вместо него в помещение ворвался другой человек, скорчил зверскую морду, начал бить кулаком по столу, материться, обзывать меня террористкой, заявил, что, мол, “нам стало известно, что Иванов готовил террористический акт 4 октября, он делал бомбу, чтобы подложить ее на массовых мероприятиях какой-нибудь бабушке в сумочку, а потом взорвать, а ты (в смысле я, допрашиваемая) – соучастница теракта”.

Далее он начал давить на мои патриотические чувства и говорить о том, что Иванов, мол, “жид”, что настоящая его фамилия – что-то типа Шнеерзона и что я должна разоблачить провокатора из “Моссада”, внедренного в русскую оппозицию.

Мне постоянно вдалбливали в голову, что только один из трех человек – я, Иванов или Саша – мог занести в комнату бомбу. Когда я вспомнила о том, что за несколько дней до этого кто- то отмычкой вскрывал дверь квартиры, где находилась редакция, допрашивавший даже не стал ничего фиксировать, а просто закричал на меня, что я это специально придумываю, чтобы “укрыть преступника”.

В соседнем кабинете допрашивали несовершеннолетнего Сашу. Ему также до четырех часов утра 4 октября давили на психику, пытаясь склонить к ложным показаниям. Ему угрожали, что закопают живьем. Он рассказал мне потом, что ему показали фотографию Иванова и сказали, что тот – “чеченский жид” по фамилии “Дадаев”.

Ранним утром нас вывезли в УВД “Пресненское”, где Сашу поместили в клетку, а меня – в закрытую камеру, в которой царила антисанитария, зарешеченное окошко на двери было набито окурками.

Только во второй половине дня 4 октября меня отвели в травмопункт, где дежурный врач, осмотрев меня, дал справку о том, что у меня сотрясение головного мозга. Таким образом, сотрудники правоохранительных органов умышленно не оказывали мне первую медицинскую помощь при сотрясении мозга и, не давая спать, по сути подвергали меня пытке.

Пресненская прокуратура выписала ордер на обыск моей квартиры на предмет взрывчатки, наркотиков и других запрещенных веществ. Мою квартиру обыскали, ничего не нашли, отдали паспорт и ключи и уехали.

Все эти сутки после теракта я не спала.

Тем временем Иванову сделали несколько операций на глазах. Как только его перевезли из реанимации в обычную палату, к беззащитному, практически слепому человеку с открытыми ранами на лице и теле, нарушая все правила санитарии и гигиены, ввалилась целая толпа представителей правоохранительных органов и начала требовать, чтобы тот признался, что делал бомбу, говоря при этом, что “Шеломенцева (то есть я) и Кондрашин (мальчик-курьер) уже дали против него показания”.

Искать настоящих террористов никто даже и не пытался.

Самой удивительной была реакция на это событие средств массовой информации, многие из которых слово в слово озвучивали версию, подброшенную следствием, о том, что “скинхед подорвался на собственной бомбе”.

Когда я обратилась в разные издания с тем, что совершено покушение на журналистов, что их огульно обвинили в подготовке теракта и т. д., они заинтересовались. Но как только я объясняла, что теракт совершен против газеты “Я – русский”, интерес пропадал. Как будто на ее сотрудников не распространяются права человека, гражданские права. Значит, на сотрудников этой газеты можно вешать все преступления? А главный редактор газеты, между прочим, никакой не “скинхед”, он писатель, кинорежиссер, написал несколько сценариев и романов, которые не были изданы.

Что же получается в нашей стране? За последние месяцы было совершено несколько нападений на журналистов, два убийства, был допущен произвол по отношению к тому же “Яблоку”, да и событие, которое в народе уже прозвали “Ходоркостом”, тоже по существу является беззаконием.

Взорвали нас, националистов, – и все, за исключением нескольких малотиражных изданий, или молчат, или дуют в одну дуду с творящими правовой беспредел. Взорвут коммунистов – ну и что, они же коммунисты. Взорвут “яблочников” – черт с ними. Когда кто-то, недовольный режимом, останется в одиночестве, будет уже поздно.

От редакции. “НВ” совершенно не сочувствует направлению газеты “Я – русский”. Мы яростные противники любого национализма, более того, мы убеждены, что националистические и шовинистические издания играют в обществе провокационную роль, развязывая инстинкты, жертвой которых и стали – не исключено – сами журналисты газеты. Но мы против того, чтобы террористов искали среди жертв теракта. Мы против методов, какими наши правоохранители “работают” с оппозицией. Мы против милицейского произвола и шантажа. Так с экстремизмом не борются, так удобряют почву для экстремизма.

Первое в истории отечественного судопроизводства разбирательство по поводу незаконного использования следствием полиграфа – российского аналога применяемого в США детектора лжи – началось 19 ноября в Нагатинском суде Москвы.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 20 ноября. Мария Рогачева. Статья. Испытания детектором лжи входят в моду.

Первое в истории отечественного судопроизводства разбирательство по поводу незаконного использования следствием полиграфа – российского аналога применяемого в США детектора лжи – началось вчера в Нагатинском суде Москвы. Жалобу подал в суд адвокат обвиняемого в похищении человека старшего лейтенанта милиции Анатолия Качанова. Вчерашнее заседание в Нагатинском суде объявили закрытым.

Следователь прокуратуры Южного административного округа (ЮАО) Москвы Юрий Кириченко 18 октября 2003 года предъявил подследственному Анатолию Качанову и его адвокату Руслану Закалюжному постановление о назначении подследственному “психофизиологической судебной экспертизы” с применением полиграфа. Адвокат попытался оспорить это решение, поскольку согласно 75-й статье УПК следственные действия не могут проводиться насильственно. Но на Анатолия Качанова и его защитника, по их утверждениям, оказали давление, и подследственному ничего не оставалось, кроме как подчиниться.

– Шансы на то, что судья удовлетворит жалобу, мизерные, – сказал вчера корреспонденту “Столичной” в перерыве судебного заседания адвокат Руслан Закалюжный. – Жалобу рассматривает та же судья, которая продлевала моему подзащитному срок пребывания под стражей. А следователь Кириченко пошел на принцип и хочет, чтобы его постановления выполнялись, даже если они противозаконны. Но данные, полученные с помощью полиграфа, все равно не могут быть приобщены к материалам следствия, таков закон.

В связи с поданной в суд жалобой, говорит адвокат, ему грозят отстранением от дела, а на жену подследственного, которая тоже работает в милиции, оказывают давление. У самого Анатолия Качанова после насильственно проведенной экспертизы, по словам защитника, резко ухудшилось состояние здоровья.

Беременная супруга подследственного Марина Качанова пришла на суд вместе с женами еще двоих обвиняемых по этому делу, подследственных Масютина и Киреева. Женщины не были расположены к общению с прессой. Екатерина Киреева решительно заявила корреспонденту “Столичной” только, что “собирается подать в суд на все телекомпании и газеты, которые в кампании по борьбе с “оборотнями в погонах” однозначно на стороне министра Грызлова”.

На момент подписания этого номера “Столичной” в печать слушания в Нагатинском суде еще продолжались. О решении судьи по жалобе адвоката Закалюжного ничего не было известно. Тем временем накануне ситуацию, связанную с незаконной “психофизиологической судебной экспертизой” с применением полиграфа, корреспонденту “Столичной” прокомментировал Евгений Ихлов, один из руководителей общественного движения “За права человека”:

– Еще в 1960-х ООН признала испытания посредством детектора лжи пыткой наряду с одурманиванием допрашиваемого психотропными веществами, – сказал Евгений Ихлов. – В начале марта этого года мы подали жалобу в Верховный суд об отмене применения детектора лжи, но наш запрос отклонили. Допрос с применением полиграфа не является законным. Не существует такого вида оперативного мероприятия. Кроме того, детектор может сообщить только о психофизиологическом состоянии человека, а не дать какую-либо информацию о нем. Мало ли, почему человек может волноваться, может, оттого, что убил, а может, и оттого, что его несправедливо обвиняют в убийстве.

Права мигрантов. Свобода передвижения.

Столичные власти ужесточают борьбу с нелегалами.

Труд, № 213, 15 ноября. Иван Львов, Игорь Моисеев. Статья. Билет в один конец.

Еще в начале лета от разговоров перешли к действиям: иностранцев, незаконно проживающих в Москве, стали выдворять. За это время "билет в один конец" получили более 9600 нелегалов. На днях из "Внуково" была депортирована очередная партия - 30 молдован.

С тех пор как в страну пришла "перестройка", Москва стала эпицентром притяжения преступных и паралегальных элементов со всего бывшего Советского Союза. Об этом говорит и статистика. За девять месяцев в городе было зарегистрировано 25 тысяч преступлений, совершенных приезжими. Это почти на 10% больше, чем за аналогичный период прошлого года. На долю приезжих граждан приходится 41,4% преступлений, связанных с распространением наркотиков, 40 процентов преступлений - с применением огнестрельного оружия, и 75 процентов преступлений - с распространением взрывчатых веществ - в этой сфере "деятельности" мигранты властвуют практически безраздельно. По словам главного милиционера Москвы генерал-лейтенанта Владимира Пронина, "такого в истории Москвы еще никогда не было". "Мигрантская преступность идет вперед семимильными шагами, смахивая на своем пути все препятствия," - заявил на заседании объединенного штаба по вопросам незаконного пребывания мигрантов Москве работник пресс-службы ГУВД Кирилл Мазурин. - Число незваных гостей столицы растет, подобно наводнению, и если мы не займемся проблемой, проблема займется нами. Это надо останавливать..."

Проблемой занялись. Только за последние девять месяцев усилиями столичного ГУВД из Москвы были выдворены свыше девяти тысяч иностранцев, незаконно пребывающих на территории Москвы. Наиболее ощутимые потери личного состава понесла таджикская диаспора. В отличие от представителей других этнических групп, таджиков из Москвы выдворяют сотнями.

Как говорят оперативники из Московского управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, в результате такого массового катапультирования на историческую родину таджикская наркомафия лишилась разветвленной агентуры по сбыту афганского героина не только в Московском регионе, но и во всем Центральном федеральном округе.

Начать решено было с тех, кто не имел на тот момент российского гражданства. Такую возможность предоставлял Федеральный российский закон № 115. Вслед за ним был принят и другой уже московский закон - "О создании в городе центров для содержания иностранных граждан, подлежащих административному выдворению или депортации". В ноябре 2003 года свет увидели три новых приемника-распределителя емкостью 180 койко-мест. В результате проведенных с 10 октября по 4 ноября проверок "новый кров" обрели 800 жильцов. Более половины из них были уроженцами Памира. Отсюда в рамках милицейской операции "Уан Вэй тикет" (билет а один конец - по-английски) и отправились в свой долгий и долгожданный (для москвичей) путь первые партии "наркодесантников" и лиц, оказавшихся в Москве по воле обстоятельств. Таджикистан принял своих блудных детей - вместительный чартерный рейс взял на борт первую сотню обладателей "билетов в один конец".

А 11 ноября Москва провожала своих молдавских гостей. В аэропорту "Внуково" собралась пестрая публика - обладатели направлений из спецприемника в большинстве своем знакомы многим москвичам - именно эта часть кочующего молдавского населения не один месяц бродила по вагонам московской подземки, ведя сбор средств под нехитрой формулой - "сами мы не местные - живем - 14 семей - на вокзале..." И вот их незатейливый бизнес подошел к концу. "Пора домой!" - напутствовал загостившихся молдаван подполковник Виталий Крамской. Правда, дома в привычном понимании у большинства из присутствующих никогда не было. "Увидимся, шавела" - сверкнула напоследок золотой улыбкой с трапа одна из пассажирок лайнера. "Боюсь, что нет, - еще шире улыбнулся в ответ Виталий. - Уан вэй тикет!"

На резонный вопрос присутствующих во Внуково журналистов: "А что если лишенцы на следующий день вернутся?", подполковник успокоил: "В нашей компьютерной базе остались все их данные, включая отпечатки пальцев. И если мы их встретим второй раз, придется садиться не в самолет, а на нары - ровно на год".

О незаконной миграции в Подмосковье.

Московский комсомолец, № 252. Мария Селиверстова. Статья. Долгопрудный – маленькая Россия.

Город Долгопрудный, ближнее Подмосковье — это “капелька” России. В нем развита промышленность, много научных и учебных заведений, в том числе и знаменитый Физтех, Все, что происходит в стране, безусловно, заметно и здесь. Одной из серьезных проблем становится так называемое “великое переселение народов”, начавшееся после распада СССР. Но больше говорят даже не о переселении, а о незаконной миграции. Прокомментировать эту проблему согласилась эксперт “Агентства управленченских технологий”, коренной житель города Долгопрудный, Татьяна Александровна Алябьева:

- Сегодня серьезных межэтнических конфликтов миграция пока не вызывает. Но это не значит, что ничего не происходит. Появляются так называемые общинные структуры - закрытые и никем не управляемые сообщества. Это крайне благоприятная среда для развития преступности.

Возникает еще одна проблема — незаконные мигранты начинают “осваивать” то, что называется инфраструктурой города. На первый взгляд, эти люди вроде бы ничего не решают. Но если в вашем городе работа на уборке, канализации, системах обеспечения водой построена только на них, что произойдет, если они вдруг перестанут это делать?

Обратите внимание: когда представители ближнего зарубежья организуют фирмы, они набирают людей не здесь, не в России. Это, безусловно, дешевле. Местные власти зачастую эту ситуацию используют. К тому же на мигрантов очень легко свалить любые проблемы.

На мой взгляд, нужно выстраивать систему правил жизни здесь, на родине россиян, т.е. систему ассимиляции на уровне государства. Не должен процесс миграции быть неконтролируемым, неуправляемым. Я считаю, что все-таки есть в России люди, которые понимают, как решать эту проблему. И верю в прогноз нашего президента, что Россия — единая и сильная — обязательно состоится.

Поймите меня правильно, я не за то, чтобы устроить какие-то этнические чистки. Я просто хочу подчеркнуть: нужны цивилизованные правила. И если вы считаете себя гостями, надо и вести себя, как в гостях. Если вы считаете себя россиянами, то и жить надо по нашим правилам и законам.

Тихая депортация. 15 ноября в столице была проведена массовая депортация гастарбайтеров - 150 таджикских мигрантов были высланы на родину.

Российская газета, № 233. Ираида Семенова. Статья. Тихая депортация.

В столице проведено первое массовое выдворение гастарбайтеров

ОТПРАВЛЯЛИ 150 мигрантов 15 ноября чартерным рейсом из Домодедова без лишнего шума и присутствия журналистов. Как оказалось, на это были свои причины. Вчера корреспонденту “РГ” стало известно, что целых полтора месяца представители Правительства и ГУВД согласовывали с посольством Таджикистана предстоящую акцию.

Республика уже пережила одну такую массовую депортацию. Осенью прошлого года двух сотен таджиков. Акция была громкой, причем журналисты в ряде изданий утверждали, что многих мигрантов высылают не только за нелегальное проживание и незаконное трудоустройство, но и торговлю наркотиками. Это возмутило президента Таджикистана, и он выступил со своим заявлением. Глава республики заявил, что его граждан российские милиционеры депортируют без суда и следствия. Между тем у всех выдворяемых было на руках решение суда.

Чтобы не обострять конфликт, силовики предпочли не распространяться о предстоящих выдворениях и уж тем более не комментировать их. Так, замначальника по делам миграции ГУВД Виталий Крамской не стал ничего говорить о состоявшейся в субботу депортации и сообщать, кто и сколько за нее вынужден был платить.

В свою очередь в пресс-службе правительства Москвы подтвердили факт депортации. Оказывается, нелегалов “собирали” буквально со всех строек российской столицы. Содержали их в течение полутора месяцев в шести приемниках — бывших “бомжатниках”, которые специально переоборудовали для мигрантов. При этом дата депортации была неизвестна до последнего часа. На родину иностранцев отправляли за счет федеральных средств, причем каждый нелегал обошелся казне примерно в 200 долларов плюс затраты на содержание в приемнике — рублей по 60 ежедневно. При этом корреспонденту “РГ” пояснили, что за восемь месяцев этого года депортированы уже около 9 тысяч нелегалов. В основном отправляли на родину таджиков, затем (по убыванию) — узбеков, молдаван, грузин, вьетнамцев и китайцев. Ноябрьская депортация — первое массовое выдворение и, похоже, последнее. В дальнейшем будут выдворять небольшими группами. Таким образом можно будет избежать преград, на которые натолкнулась Москва при нынешней депортации таджиков: не надо будет запрашивать согласия принимающей стороны. Заместитель начальника Управления координации экономической политики Сергей Смидович пояснил, что в Москве проводится последовательная работа по выполнению Федерального закона о правовом положении иностранных граждан. Нелегалы выдворяются только по решению суда. Тем не менее предстоит сложная работа. Депортация показала, что нет согласия между пограничниками, таможенниками, службой безопасности аэропортов и МВД. Для того чтобы обеспечить эффективную работу по выдворению, Москва вынесла в рабочую группу по совершенствованию миграционного законодательства при администрации Президента ряд поправок в Закон о правовом положении иностранных граждан.

С 17 ноября оперативники ГУВД при поддержке миграционных служб проводят массовый отлов нелегальных мигрантов по Москве и их депортацию.

Известия, № 212. Анатолий Гусев. Статья. Выдворение нелегальных мигрантов обходится слишком дорого.

После выступления замглавы МВД Александра Чекалина, который обвинил московские стройфирмы в грубых нарушениях правил привлечения иностранцев на работу ("Известия" писали об этом 17 ноября - "С городских строек вывозят миллиарды долларов"), городские власти наводят порядок. С понедельника оперативники ГУВД при поддержке миграционных служб проводят массовый отлов нелегальных мигрантов по Москве и их депортацию. На одной из депортаций побывали корреспонденты "Известий".

Два забитых под завязку автобуса с синими милицейскими номерами въехали на территорию аэропорта "Шереметьево-2" около часа дня. Депортируемые из Москвы граждане Индии прилипли к окнам автобуса и с интересом разглядывали прохожих. Пассажиры и служащие аэропорта их радости не разделяли. Брезгливо косясь в сторону вышедших подышать свежим воздухом индийцев, люди с чемоданами обходили автобусы стороной.

Внешний вид нелегалов действительно не внушал доверия. Две недели, проведенные в приемнике-распределителе, отразились на облике иностранных граждан: лица обросли густой щетиной, а волосы стали похожими на шматок украинского сала.

- Сегодня депортируем тридцать человек, - пояснил "Известиям" старший инспектор паспортно-визового отдела УВД Северного округа Алексей Денесюк. - 29 октября эта группа прилетела в столицу работать по приглашению какой-то фирмы. В Москве их никто не встретил, и они пошли гулять по городу. 5 ноября их всей группой задержали возле метро "Аэропорт". Российские визы в паспортах у них есть, но московская регистрация отсутствует. Как они потом признались, в столице их приютил какой-то "добрый" человек. Но его адреса или телефона они, естественно, не помнят.

Единственный говорящий по-английски индиец рассказал "Известиям", что в Москву их действительно пригласили на работу. Но рейс из Индии задержали, поэтому представитель встречающей фирмы просто не дождался их. Назвать фирму иностранец так и не смог, а когда его попросили дать хоть контакты пригласивших его работать людей, он вообще забыл английский язык

- В этом случае Москва скорее всего служила перевалочной базой, - объяснил "Известиям" Алексей Денесюк. - Отсюда эту группу должны были переправить на работу в Европу. Специальными профессиями никто из депортируемых не владеет. Скорее всего в Европе они должны были стать чернорабочими. В последний момент у "пригласившей" их фирмы, наверное, что-то не сложилось, и про тридцать человек из Индии просто забыли. Сейчас мы ищем эту фирму, но пока результатов нет. По закону мы сначала пытаемся найти родственников, готовых заплатить за билеты. Но чаще всего приходится отправлять людей домой за счет госбюджета. Билет до Дели стоит 700 долларов. А отправляем мы их постоянно. Только на этой неделе было три депортации - в Таджикистан, Молдавию и Индию.

По данным МВД, иностранные мигранты ежегодно вывозят из России около 15 млрд долларов, с которых не платят несколько миллионов долларов налогов. Этим и обосновывают милицейские начальники необходимость рейдов и депортаций. В Москве гастарбайтеров, по подсчетам начальника управления по делам миграции ГУВД Москвы Анатолия Батуркина, около миллиона. Сколько миллионов долларов требуется на их возвращение домой, знают только в МВД и федеральной миграционной службе - когда составляют закрытые бюджетные сметы на высылку из столицы жителей Вьетнама, Китая, Таджикистана, Индии и прочих далеких стран. Остается посчитать, что менее разорительно для страны - уход иностранцев от налогов или их высылка за счет госбюджета.

Комиссия Мосгордумы по законодательству и безопасности обсудила первые варианты двух проектов законодательных инициатив, которыми предлагается внести дополнения и изменения в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Административный кодексы Российской Федерации.

Московская правда, № 209. Майя Саламова. Статья. Против нелегальной миграции.

Комиссия Московской городской Думы по законодательству и безопасности обсудила первые варианты двух проектов законодательных инициатив, которыми предлагается внести дополнения и изменения в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Административный кодексы Российской Федерации.

Как пояснил автор депутат Мосгордумы Юрий Попов, эти проекты подготовлены в целях усиления борьбы с такими негативными явлениями, как нелегальная миграция, незаконное привлечение и использование на территории России иностранной рабочей силы. А именно, они направлены на повышение экономических санкций и установление уголовной ответственности за эти деяния. В связи с этим автор посчитал необходимым внести изменения в статью 18.10 Кодекса об административных правонарушениях. Он предложил увеличить суммы штрафов за нарушение правил привлечения и использование иностранной рабочей силы, установив их в двукратном размере неуплаченной государственной пошлины.

По мнению Юрия Попова, следует установить также уголовную ответственность для тех лиц, которые умышленно, в целях получения финансовой или иной материальной выгоды, занимаются переправлением гастарбайтеров через государственную границу, содействуют незаконному пребыванию иностранных граждан на территории России и привлекают их к работе без разрешительных документов.

Отметив актуальность и своевременность проектов законодательных инициатив, члены комиссии пришли к выводу о необходимости серьезной доработки документов. По мнению депутатов Владимира Платонова и Олега Бочарова, в проекте, предполагающем внесение изменений в КоАП, существенно сужен состав правонарушений, связанных с незаконным привлечением и использованием иностранной рабочей силы. А, по словам советника Центра законотворчества правительства Москвы Вадима Балытникова, из-за неотредактированных формулировок проекта по внесению изменений в Уголовный кодекс могут пострадать лица, непричастные впрямую к указанным правонарушениям. В частности, прорабы строек, в обязанности которых входит допуск к работе нанятых иностранных рабочих, или хозяева квартир, сдающие этим рабочим жилье.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

В Управлении ФСБ по Москве и Московской области официально признали факт использования фентанила во время штурма здания театрального центра на Дубровке. Запрос в Управление ФСБ по Москве и Московской области был отправлен в сентябре. Члены Движения "За права человека" требовали обнародовать сведения о составе, концентрации и продолжительности применения газа, использовавшегося во время штурма театрального центра.

Русский курьер, № 147, 15 ноября. Милена Бахвалова. Статья. ФСБ в фентаниле.

“С целью предотвращения массовой гибели невинных людей против террористов была применена спецрецептура на основе производных фентанила”, — признал всем давно известный факт начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области В.Н. Захаров в письме в общероссийское общественное движение “За права человека”. Заметим, заявление, которого ждали от контрразведчиков еще год назад, прозвучало не с экранов телевизоров. Это был как будто бы рядовой ответ на как будто бы рядовой запрос общественной организации. На него вообще уже можно было бы и не обратить внимание, если бы не громкость темы. В сентябре движение “За права человека” направило в ФСБ официальный запрос с просьбой обнародовать состав, концентрацию и продолжительность применения газа, использовавшегося год назад при освобождении заложников “Норд-Оста”.

“До этого с подобным запросом обращался один из заложников, но ему было отказано, — сообщил “РК” исполнительный директор движения Лев Пономарев. — Нас же, общественную организацию, проигнорировать не могли”. Но Лубянке потребовался год, чтобы открыто признать то, о чем говорили специалисты всех областей: при штурме театрального центра использовалось очень сильное наркотическое вещество. Даже когда о фентаниле сообщил министр здравоохранения Юрий Шевченко, Федеральная служба безопасности предпочитала молчать, ссылаясь на гостайну.

“Это, бесспорно, веха для гражданского общества в России, - комментирует полученное письмо Лев Пономарев. - Но в своем ответе УФСБ нарушило закон, отказавшись назвать то, что не подлежит засекречиванию, ведь речь идет о многочисленных жертвах”. Так что ответ, считает собеседник “РК”, нельзя назвать исчерпывающим. Признав наличие фентанила, Захаров пишет далее: “Обращаем Ваше внимание на то, что в соответствии с действующим законодательством данные по составу, концентрации и продолжительности воздействия примененной в ходе проведения контртеррористической операции спецрецептуры не подлежат разглашению (Федеральный закон Российской Федерации от 25 июля 1998 года №130-ФЗ)”.

Правда, и сейчас, после полученного письма, без ответа остается главный вопрос: что именно послужило причиной смерти 129 человек. Был ли это непосредственно фентанил? Или отсутствие квалифицированной медицинской помощи сразу после эвакуации? Или сказалось напряжение, в котором находились люди все трое суток? ФСБ заявляет, что основными причинами “явились не последствия применения спецрецептуры, а совокупность воздействия крайне опасных для здоровья факторов, которым подвергались заложники, – психоэмоциональный стресс, вынужденная гипотония, продолжительное вынужденное позиционное положение, усугубившихся длительным обезвоживанием организма и голоданием”. Организация “За права человека” эту причину видит непосредственно в наркотическом веществе фентаниле. Сотрудники движения приводят ссылку из медицинской инструкции по применению препарата: “При отсутствии условий для искусственной вентиляции легких использование фентанила недопустимо”. Врачи и военные признают, что многочисленных жертв можно было бы избежать, если бы антидота хватило на всех, а людей, находившихся в бессознательном состоянии, транспортировали бы лежа на животе, а не на спине.

Впрочем, Лев Пономарев и не надеялся, что государство признает недопустимость применение фентанила в тех условиях. “Президент оказал публичное давление на следствие по делу “Норд-Оста”, когда заявил, что газ был безвредным”, - говорит исполнительный директор движения “За права человека” - Теперь следствие не будет даже рассматривать вопрос о возможном вреде фентанила”. Однако правозащитника такая перспектива не пугает. Уже вчера он предъявил письмо Захарова на заседании Замоскворецкого районного суда, куда его движение обратилось с жалобой на прокуратуру. Она отказалась возбудить уголовное дело по некоторым статьям, включая “Убийство”, “Причинение смерти по неосторожности” и другим. Несмотря на протест прокурора, судья Зубенко приобщила письмо к делу, хотя саму жалобу Льва Пономарева оставила без удовлетворения.

“Мы будем использовать признание ФСБ в дальнейшем судебном разбирательстве”, — заявил “РК” начальник аналитического отдела движения “За права человека” Евгений Ихлов. А вот чекисты все еще предпочитают молчать. Письмо своего начальника пресс-служба Управления ФСБ по Москве и Московской области оставила без комментариев: “Оно не проходило через наш отдел, может, там вообще не то написано”.

На болельщиков сборной Уэльса напали скинхеды. Восемь болельщиков сборной Уэльса пострадали в результате столкновений в Москве. По словам очевидцев, виновниками столкновений оказались скинхеды, которые хотели напасть даже на футболистов и тренеров национальной сборной.

Newsru.com (web-сайт), 16 ноября. Информ. сообщ. На болельщиков сборной Уэльса напали скинхеды.

Восемь болельщиков сборной Уэльса пострадали в результате столкновений в Москве. По словам очевидцев виновниками столкновений оказались скинхеды, которые хотели напасть даже на футболистов и тренеров национальной сборной.

Интересно, что в пресс-службе федерации футбола Уэльса заявили, что фанаты, приехавшие в Москву вели себя на удивление спокойно, не отвечая разгоряченным россиянам. "От нас ждали, что болельщики вступят в столкновение, но этого не произошло. Восемь человек в итоге получили повреждения. Сейчас с ними все в порядке, но произошедшее весьма неприятно", - отметили в федерации футбола Уэльса.

Кроме этого в интервью изданию Wales on Sunday очевидцы рассказали, что двое тренеров Уэльса были атакованы российскими болельщиками. Один из фанатов заметил, что перед поездкой в Россию ему говорили, что местные скинхеды любят поджидать иностранцев у отелей, как случилось и с болельщиками.

Между тем, на стадионе атмосфера была намного лучше, чем ожидалось с самого начала. "Поначалу матча российские болельщики шумели и пускали в наш сектор файеры. Однако игра нашей сборной заставила их замолчать. Впрочем, такая дикость характерна для стран Восточной Европы", - отметили в федерации футбола Уэльса.

 

На днях Мосгорпрокуратурой закончена и передана в Лефортовский суд Москвы еще одна маленькая часть большого дела по “Норд-Осту”. На этот раз обвиняют милиционера, который помог легализоваться в столице одной из шахидок-смертниц.

Московский комсомолец, № 253. Рита Мохель. Статья. Добрый мент.

На днях Мосгорпрокуратурой закончена и передана в Лефортовский суд Москвы еще одна маленькая часть большого дела по “Норд-Осту”. На этот раз обвиняют “доброго” милиционера, который помог легализоваться в столице одной из шахидок-смертниц.

Сотрудник ОВД “Нижегородский” 29-летний Игорь Алямкин числился в отделе милиции старшим оперативным дежурным, но исполнял обязанности инспектора по паспортной работе — то есть обычного работника паспортного стола. Среди его обязанностей было и оформление московской регистрации. В августе прошлого года, за пару месяцев до трагедии “Норд-Оста” (тогда террористы начали съезжаться в Москву), к Алямкину обратился его знакомый, работавший в том же ОВД, и попросил оформить некой женщине свидетельство о регистрации. Алямкин откликнулся на просьбу друга: выписал подложное свидетельство и передал сослуживцу.

Дамой, которой понадобился документ, была Луиза Бакуева — шахидка, убитая впоследствии при штурме театрального центра. Правда, лично с Бакуевой или с кем-то из чеченцев Алямкин не общался.

12 марта 2003 г. из уголовного дела №229133 (о захвате заложников на Дубровке) было выделено дело в отношении Алямкина, возбужденное по ст. 285 УК РФ — “Злоупотребление служебным положением”. Вел его следователь по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств Мосгорпрокуратуры Дмитрий Черепанов.

Алямкин не признал, что пошел на подлог за взятку, и объяснил все личной заинтересованностью: хотел помочь другу. Этот “друг” тоже установлен, но факт должностного преступления с его стороны не доказан, а потому к уголовной ответственности привлекать его не стали.

В деле против добросердечного работника паспортного стола есть еще два ярких эпизода. Он незаконно изготовил 5 иммиграционных карт для граждан Республики Молдова (с регистрацией в Москве) и даже подделал на этих картах подпись инспектора ОВИРа своего района. А еще за Алямкиным числится получение взятки от некой приезжей россиянки: за выдачу свидетельства о регистрации в Москве он получил от нее 2 тыс. руб.

По всем трем фактам Алямкину предъявлено обвинение — сейчас он дожидается суда в “Матросской Тишине”. Нечистый на руку сотрудник ОВД по службе характеризуется стандартно: “положительно”. Учитывая, что у него на иждивении маленький ребенок (дочке Игоря Алямкина нет еще и годика), суд, возможно, отнесется к нему не слишком строго.

Вчера Мосгорсуд, рассматривающий уголовное дело о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске, отказался привлечь Министерство финансов России в качестве гражданского ответчика по этому делу.

Коммерсант, № 210. Отдел преступности. Статья. Минфин не обязан платить за теракты.

Вчера Мосгорсуд, рассматривающий уголовное дело о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске, отказался привлечь Министерство финансов России в качестве гражданского ответчика по этому делу.

Вчерашнее заседание получилось, пожалуй, самым скандальным с начала процесса. Напомним, что за взрывы домов, происшедшие осенью 1999 года, судят двух сообщников террористов — Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова. Как выяснилось вчера, процесс был объявлен закрытым для СМИ председательствующей Ольгой Комаровой, к которой с соответствующими ходатайствами обратилась защита подсудимых. Вчера же один из их адвокатов, Шамиль Арифулов, неожиданно заявил новое ходатайство — об отводе судьи Комаровой. Та, по словам участников процесса, отказалась исключить из дела ряд доказательств, которые, по мнению защиты, были получены с нарушением закона. Когда адвокат Арифулов стал настаивать на этом, председательствующая Комарова неожиданно поинтересовалась состоянием здоровья защитника. Тогда уже не выдержал он. Однако по размышлении судья продолжила рассматривать дело.

Тут же произошел новый скандал. Как сообщил „Ъ" адвокат потерпевших из Волгодонска Людмилы Дубинской и Ирины Полянской Игорь Трунов, судья Комарова отказала им в исках к Минфину о компенсации материального ущерба, нанесенного терактом. По словам защитника, суд мотивировал это тем, что двое обвиняемых — Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов — еще не признаны виновными и к ним не может быть применен закон “О борьбе с терроризмом”, в соответствии с которым в случае совершения терактов на территории нескольких субъектов федерации потерпевшие вправе адресовать свои претензии федеральному правительству. Однако, как оказалось, в данном случае речь шла не о не подтвержденных документально потерях, а об ущербе на общую сумму в 900 тыс. рублей, подсчитанном самой прокуратурой в ходе расследования теракта в Волгодонске. Отказался суд и компенсировать расходы волгодонцев на их проживание в Москве. Из этого защита сделала вывод, что потерпевших буквально выживают из столицы. Косвенно это подтверждается другими данными. Так, из более чем 2 тыс. человек, которые, по данным следствия, понесли ущерб в результате взрывов в Москве и Волгодонске, никто не получил повестки с вызовом в суд. О том, что это дело назначено к рассмотрению, они узнали из сообщений СМИ, а уже затем на свой страх и риск отправились в Мосгорсуд, оплатив дорогу самостоятельно. Когда на вчерашнем заседании сын Ирины Полянской Дмитрий заявил, что по состоянию здоровья вынужден вернуться в Волгодонск, судья Комарова сказала, что деньги на оплату, как она выразилась, “уезда” найдутся.

Как заявил „Ъ" адвокат Трунов, он был против отвода судьи Комаровой. “Какая разница, кто рассматривает это дело — Комарова, Иванов или Петров? — говорит он.— Важен сам принцип судопроизводства. А иски от моих доверителей все равно будут заявлены. Мы подадим их в Басманный суд”.

Мосгорсуд признал пятерых московских скинхедов виновными в убийстве гражданина России армянского происхождения. Все приговоренные осуждены по п."л", ч.2, ст. 105 УК РФ -"убийство по мотиву национальной ненависти".

Колокол.Ру, 18 ноября. Статья. Российским судом впервые вынесен приговор за убийство на почве расизма.

Мосгорсуд признал пятерых московских скинхедов виновными в убийстве гражданина России армянского происхождения, сообщили Граням.Ру в Институте прав человека. Возраст подсудимых - от 12 до 17 лет. Рафиев Заур, скинхед азербайджанского происхождения, приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Баранов Алексей получил 5 лет воспитательной колонии, Заголо Константин - 5 лет и 6 месяцев в воспитательной колонии. Юный Антон Мещеряков, который проявил к убитому наибольшую жестокость, к уголовной ответственности не был привлечен из-за малолетнего возраста. Еще один подсудимый - Вячеслав Лавринов - оказался психически невменяемым.

Все приговоренные осуждены по п."л", ч.2, ст. 105 УК РФ -"убийство по мотиву национальной ненависти". Это первый в России случай приговора за преступление, совершенного именно на почве бытового национализма, заявили в Институте прав человека. Обычно судебная практика "списывает" националистические выходки на хулиганство.

28 марта 2002 года в пешеходном переходе на Дмитровском шоссе г. Москвы было совершено убийство гражданина России армянского происхождения Карена Георгиевича Яхшибекова. Преступление было совершено по мотиву национальной ненависти, что не скрывалось несовершеннолетними убийцами: многие в ту ночь слышали на улице и близлежащих дворах крики "Мы убили хача!", "Мы построим новый рай, Зиг Хайль!", "Россия для русских, Москва для москвичей!". По словам свидетелей, после убийства Антон Мещеряков заявил: "Я убил хача, теперь я буду носить белые шнурки". Белые шнурки в среде "скинов" означает принадлежность к особой касте, касте "посвященных". Двое убийц прошли ритуал вступления в бригады РНЕ.

В ходе предварительного следствия Мещеряков и Ларионов не скрывали мотивов совершенного убийства и открыто выражали свое отношение к "хачикам", евреям и неграм. Однако впоследствии их показания перестали считаться формальным доказательством расистских мотивов убийства, поскольку Мещерякова не судили по малолетству, а Ларионова - по невменяемости. Свидетели обвинения, которые на следствии прямо указывали на националистические мотивы "пятерки" обвиняемых, в суде один за другим начали отказываться от данных на следствии показаний. Это делалось то ли из солидарности со сверстниками, то ли из боязни за свою безопасность, отмечают в Институте. Поэтому обвинению было труднее доказать, что убийство было совершено именно на почве национальной ненависти. В результате это было доказано косвенным путем - через анализ материалов в Интернете, благодаря опросам жильцов района, где живут обвиняемые, через допросы приятелей и родственников подсудимых.

Лишь под тяжестью собранных в суде улик, обвиняемые, которые вначале отказались от дачи показаний, в последнем слове признались в содеянном, выразили готовность компенсировать сумму гражданского иска семье потерпевшего, - видимо, чтобы таким образом снизить сроки наказания.

На процессе по делу о взрывах жилых домов одна из потерпевших начала голодовку.

Колокол.Ру, 18 ноября. Информ. сообщ.

На процессе по делу о взрыве жилых домов в Москве и в Волгодонске одна из потерпевших - Людмила Дубинская - заявила во вторник о начале голодовки. Такое решение она приняла в связи с тем, что суд отказывается возместить потерпевшим судебные издержки, сообщил РИА "Новости" после окончания судебного слушания в Мосгорсуде адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы потерпевшей.

По словам адвоката в судебные издержки входит оплата проезда, проживания и суточных. Людмила Дубинская приехала в Москву из Волгодонска. Ее квартира была разрушена в результате взрыва жилого дома номер 35 по Октябрьскому шоссе 16 сентября 1999 года.

Как отметил Трунов, Дубинская, а также еще несколько пострадавших из Волгодонска, неоднократно заявляли в суде ходатайство об оплате судебных издержек. Однако суд до сих пор его не рассмотрел. По словам адвоката, потерпевшим не на что жить и питаться.

На прошлой неделе суд госпитализировал Людмилу Дубинскую и еще одну потерпевшую из Волгодонска Ирину Полянскую в одну из столичных больниц. В ходе слушания женщины почувствовали головокружение, прибывший в суд врач скорой помощи установил у них повышенное давление.

Судебный процесс по делу о взрыве жилых домов в Москве и в Волгодонске начался 31 октября.

Жертвы теракта в Волгодонске объявляют вынужденную голодовку.

Комсомольская правда, № 214. Юлия Шалимова. Статья.

Людмила Дубинская судится с государством уже четвертый год. В сентябре 1999 года ее многоэтажка в Волгодонске рванула, похоронив людей и вещи. С одной стороны, Дубинская оказалась везучей - муж и дети остались живы, хотя и не совсем здоровы. С другой - куда с этим везеньем идти? Выжившие на Гурьянова и Каширке забывают кошмар в новых домах. Дубинские до сих пор скитаются, последнее пристанище - общага. Однако взрыв научил Людмилу многому: например, разбираться в юридических тонкостях - она участвовала во множестве судебных заседаний в свою защиту. Или тому, что государство никогда не бывает виноватым и само ничего не дает. И вообще считает, что страдать громко - неприлично.

На прошлой неделе Людмилу Дубинскую и ее подругу Ирину Полянскую на “Скорой” увезли от Мосгор-суда, в котором слушается дело исполнителей терактов в Волгодонске и Москве Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова. Женщинам стало плохо. Говорят, что причина - недоедание.

- Дело в том, что Мосгорсуд оставил без ответа уже пять заявленных ходатайств о том, чтобы оплатить моим подзащитным проживание в гостинице, проезд и питание, - рассказывает адвокат Полянской и Дубинской Игорь Трунов. - По статье 131 УПК, он обязан это сделать. Но нам не дают никакого ответа – даже отказа. При этом вызванным свидетелям все оплачивают незамедлительно.

Деньги на поездку Дубинские и Полянские собирали по всем знакомым. На процесс приехали 30 октября и все средства сразу вложили в гостиницу. Разумеется, рассчитывая, что издержки им оплатят. Но когда сбережения кончились, семьи оказались на улице. Сейчас гостиницу им оплачивает благотворительный фонд, который нашли знакомые журналисты. Вчера же Людмила Дубинская и вовсе объявила голодовку. Но оказалось, что это не совсем в знак протеста.

- Я просто сказала судье, что если мне не дадут хоть каких-то денег, то мне нечего будет есть, - объясняет Людмила. - В кошельке остались последние 200 рублей. В холодильнике - пусто. Заболел сын, и мне нужно его отправить домой. А не на что. Суд каждый раз обещает - “вот завтра”. Уехать и все бросить я не могу: иначе я никогда не отсужу материальную и моральную компенсации.

По словам Дубинской, из всех пострадавших от взрыва на заседание позвали только ее. Остальные о суде даже не знают.

Права военнослужащих и призывников

Об осенней призывной кампании Подмосковья.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 213, 15 ноября. Вадим Давыдов. Статья. Служить должен! Об осенней призывной кампании Подмосковья.

Праздников у Российской армии не так уж и мало - начиная от официального Дня защитника Отечества, "буйных" Дней ВДВ и ВМФ и заканчивая "тихими" днями отдельных частей и соединений. Понятно, что танкисты в шлемофонах не "ставят на уши" городские парки и скверы, а артиллеристы и ракетчики в свой профессиональный праздник не пускают "огненных драконов" на улицах и площадях. Но то, что все они пусть даже в узком кругу отмечают свои даты, понятно и обосновано: как не пропустить стаканчик за то, что "броня крепка и танки наши быстры"?

Но вот кто точно не поднимает тостов "по случаю", так это новобранцы, хотя и у них есть в календаре праздник - Всероссийский день призывника.

Впервые он отмечался 15 ноября 1992 года по решению президента России Бориса Ельцина. Тогда его называли по-разному, и только потом эта дата получила официальное название. И вот уже много лет в самый разгар осенней призывной кампании страна отмечает Всероссийский день призывника.

Праздник, по сути, был придуман не просто так — он, говоря официальным языком, "предназначен воспитать у военнослужащих чувство гордости за принадлежность к Вооруженным силам России, повысить престиж военной службы среди призывной молодежи, а также популяризировать военно-патриотическое наследие Отечества". О гордости и престиже стоило задуматься действительно давно, потому что мысль о том, что "не ходил бы ты, Ванек, во солдаты", необычайно популярна среди родителей ребят призывного возраста и самих "рекрутов". Да и вообще в России лишь около 20% юношей призывного возраста называют себя патриотами своей страны. Таковы данные проведенного недавно социологического опроса. Между тем в 1987 году патриотами страны себя считали более 90% молодых людей. Снижение "планки" моральных ценностей, размывание патриотического сознания молодежи привели к тому, что сегодня в армию все больше приходят те, кто отбыл наказание в местах лишения свободы или состоял на учете в органах внутренних дел, выходцы из социально неблагополучных семей.

Хотя, быть может, дело не в отсутствии патриотизма: службы в армии многие просто страшатся. Boйна в Чечне, "дедовщина", прочие страсти-мордасти вызывают невольный страх у новобранцев...

Но как бы там ни было, с 1 октября российские военкоматы повели привычную борьбу за призыв на службу в армию мужчин в возрасте от 18 до 27 лет. По утвержденному плану за три месяца 175 806 молодых людей отправятся в воинские части для прохождения срочной службы. Две трети из них направят в Вооруженные силы России, остальных новобранцев - в пограничные, внутренние, железнодорожные войска, органы специальной связи и войска гражданской обороны. Вклад Московской области, как всегда, весом - задание, определенное штабом Московского военного округа, предполагает отправку в войска около 4500 подмосковных юношей.

Но это вовсе не означает, что "загребут" всех. К военной службе по призыву привлекут всего 10,3% от всех призывников России. По оценкам военных специалистов, более половины юношей вновь получат освобождение от срочной службы в связи с получением образования. Треть воспользуются отсрочкой от призыва по состоянию здоровья. Еще 5% молодых людей призывного возраста призывные комиссии освободят по одному из 20 других оснований. И, конечно, не обойдется без "уклонистов". По прикидкам Генштаба ВС РФ, в бега нынешней осенью в целом по России пустятся около 20 тысяч парней. К сожалению, в их числе уже находятся более 100 молодых людей из городов и сел Подмосковья. А всего в розыске более 2000 жителей области, которые службе в армии предпочли глухое "подполье".

Впрочем, сегодня речь не о них, а о тех, кто готов выполнить хвои конституционный долг и пройти "школу мужества", которой была и остается армия. Таких, к счастью, пока еще большинство. И именно ради них сегодня и будет отмечаться День призывника.

На 15 ноября в этой связи намечено немало мероприятий. В Зарайском военкомате состоится встреча с родителями будущих воинов. В Балашихе для призывников организована экскурсия в Музей локальных войн. Жуковский военкомат на сборном пункте проведет день юридической консультации для новобранцев и их родных и близких. А военный комиссариат Ногинска организовал показ по кабельному телевидению фильма о поездке руководителей и жителей города на подшефный корабль "Варяг" Тихоокеанского флота, посмотрев который, ногинчане смогут узнать, как служат земляки.

Кстати, свыше 400 призывников Московской области уже примерили военную форму. Большинство из них встали в строй военнослужащих Президентского полка, частей ВМФ, пограничных и автомобильных войск. И сегодня же с областного сборного пункта команда новобранцев отправится в части и соединения Сухопутных войск (в основном дислоцированных на территории Московского военного округа).

Права детей и женщин

Садистов, которые издевались над младшеклассниками, задержали сотрудники ОВД “Солнцево”. Изуверы били детей, насиловали и пытались заставить совершить преступление.

Московский комсомолец, № 251, 15 ноября. Информ. сообщ. Подростки превратили свой двор в концлагерь для детей.

Садистов, которые издевались над младшеклассниками, задержали на днях сотрудники ОВД "Солнцево". Изуверы били детей, насиловали и даже пытались заставить совершить преступление.

Как стало известно "МК", мучителями школьников стали несколько шалопаев, учащиеся 7 — 9-х классов, проживающие на улицах Шолохова и Новопеределкинская. В компанию также входили несколько приезжих подростков, родители которых снимали в этом районе квартиры. В какой-то момент праздное шатание по улицам наскучило тинейджерам, и они решили поиздеваться над малышами.

Так, в конце июня оболтусы подстерегли 9-летнего Диму, который шел в гости к своему другу. Три негодяя зашли следом за ребенком в лифт и по пути следования на 14-й этаж несколько раз останавливали кабину и заставляли мальчика заниматься оральным сексом.

Спустя некоторое время они вновь подкараулили ребенка и поставили условие — залезть на высокое дерево или башню около пруда. Как откуп за невыполнение задания старшеклассники требовали со школьника 500 рублей. Получив отказ, злодеи повалили ребенка на землю, избили ногами и даже помочились на него.

После этого случая негодяи неоднократно издевались над Димой. Приятели требовали выполнять любые их желания, даже самые дикие — например, ограбить магазин или познакомить с двумя старшими сестрами. Когда ребенок отказывался, негодяи вели его в лес либо в подъезд дома, после чего истязания продолжались. Причем извращенцы неоднократно вступали с ребенком в половой контакт. Также жертвой изуверов стал ровесник Димы.

Мучения мальчишек прекратились только осенью, когда их обидчики пошли в школу, а самих ребятишек после занятий стали встречать взрослые. Интересно, что одного из инквизиторов, 14-летнего парня, замучила совесть, и на днях он сам пришел к родителям Димы и все рассказал. Обескураженные родные мальчика написали заявления в милицию, и хулиганы были задержаны.

О проблемах, связанных с работой несовершеннолетних

Вечерняя Москва, № 216. Мария Филиппенко. Статья. Детки и “бабки”.

Трудовой кодекс РФ: “Заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими возраста шестнадцати лет... С согласия одного из родителей... трудовой договор может быть заключен с учащимся, достигшим возраста четырнадцати лет, для выполнения в свободное от учебы время легкого труда, не причиняющего вреда его здоровью и не нарушающего процесса обучения” (Глава 11, ст. 63). Но с 1 января 2004 года многое изменится. Читайте ниже.

Как они тратят деньги?

“И куда только у тебя деньги уходят?” — вздыхают мамаши, когда их дитя в очередной раз клянчит 100 рублей “на кино”. Вот мы и решили узнать, на что школьники тратят свои кровные карманные и сколько им надо для полного счастья. Помогли нам в этом 11-классницы Анна ГОРЕМЫКИНА и Амина СИНИЦЫНА, проведя опрос в своей гимназии № 1567, где учатся вполне обычные школьники, без особых “мерседесов”.

Мы раздали ребятам из 8-11-х классов анкеты, где просили подробно расписать, сколько и на что у них уходит денег за месяц. Учитывались расходы только из карманных денег (например, проездной или “мобила”, за которые платят родители, не считались).

Больше всего денег тратится в БУФЕТЕ: в среднем от 80 до 750 рублей в месяц (и это не предел, так как в нашей школе самые вкусные булочки!)

На ЖВАЧКУ тоже уходит немало - до 200 руб/мес, так как хочешь не хочешь, а изо рта пахнуть не должно (правда, учителя на жующих ругаются, могут даже из класса выгнать).

На МОРОЖЕНОЕ - от 115 до 270 руб/мес. Тут рекордсмены восьмиклашки.

На разные НАПИТКИ уходит от 100 до 570 руб/мес. Поскольку опрос был анонимным, сюда, очевидно, вошло и пиво. А больше всего на напитки тратят, как ни странно, десятые классы - видно, у них расслабуха, потому что они не переводные и не выпускные!

Родители, затаите дыхание! Лишь 1/6 часть всех опрошенных заполнила графу “на СИГАРЕТЫ”, остальные поставили прочерк (повторяем, опрос был анонимным). Те же, кто курит, выкладывают на это дело от 120 до 400 руб/мес.

На КИНО в месяц уходит от 120 до 600 рублей. (Надеемся, больше у мальчиков!)

Чем старше класс, тем меньше народу зависает в КОМПЬЮТЕРНЫХ КЛУБАХ, но денег там тратится по сравнению с остальным много: 400-670 руб/мес.

ДИСКИ и КАССЕТЫ “съедают” от 170 до 370 руб/мес.

ЖУРНАЛЫ - в среднем 400-500 руб/мес.

Обидно, что даже в нашей интеллектуальной школе меньше всего денег уходит на КНИГИ - от 120 до 220 руб/мес. В основном у 11-х классов, да и то скорее это издания для поступающих, а не художественная литература.

На всякие мелкие ШМОТКИ и АКСЕССУАРЫ разлетается от 570 до 650 руб/мес.

В графе “ДРУГОЕ” писали: билеты в театр и на концерты, игрушки, цветы, подарки, презервативы, комнатные растения, игрушки для собак, ручки - на это тратится от 340 до 1600 руб/мес.

В итоге получается, что нынешним школьникам для счастья необходимо (в порядке убывания размера “счастья”):

11-еклассы-до 3900 руб/мес. 8-е классы - около 3200 руб/мес. 10-е классы - около 3000 руб/мес. 9-е классы - около 2500 руб/мес.

Тут мы решили спросить родителей: могут ли они давать ребенку на карманные расходы 100 долларов и знают ли они, на что он их тратит? На первый вопрос чаще всего мы слышали ответы типа: “Вы что, обалдели?! 30 рублей в день вполне достаточно. Правда, на кино, клубы (от 15 лет), одежду, книги и пр. мы даем отдельно, но под строгим контролем!” Многие отшучивались, говоря, что “и так знаем, сколько вам нужно, и даем, сколько попросите”. Есть родители, которые уверены, что карманные деньги детям вообще не нужны. А есть такие, кто считает необходимым давать ребенку деньги, и часто не контролируют, на что эти деньги тратятся, потому что якобы знают свое чадо и доверяют ему безоговорочно. Родители сошлись в одном - детям нужно давать “разумное количество денег”. Под этим, как выяснилось, они подразумевают 30-50 рублей в день. Одна из наших мам сказала: “Мне кажется, тебе вполне достаточно 1500 рублей в месяц, а потом я и не могу себе позволить давать тебе 3 тысячи”.

Получается, мы тратим больше денег, чем родители нам дают, и почти в 2 раза. Откуда же они берутся - вот загадка!

Как они добывают деньги?

Способы все известны и проверены, только одни стремительно устаревают, другие же, непривычные для “родительского комитета”, все чаще оправдывают себя.

1. ВНЕПЛАНОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ ИЗ ДОМАШНЕГО БЮДЖЕТА. Это когда родители “не замечают”, что сдача не вернулась из магазина, или приплачивают ребенку за трудную работу по хозяйству. Если же родители ничего не подкидывают, начинается бесстыдный клянч: на “проездной” (по 3 раза в месяц), “подарок учительнице”, “экскурсию” и прочие “нужды искусства”.

2. ВОРОВСТВО. В школьном гардеробе, в физкультурной раздевалке, в пустом классе на переменке - увы, по-прежнему таким первобытным способом восстанавливается классовая справедливость (“а не надо было понтоваться!”). Однако почти повсеместное появление в школах охраны, а кое-где - и индивидуальных шкафчиков снижает уровень этого всегдашнего школьного криминала.

3. МЕЛКИЙ БИЗНЕС. Все чаще ученики в школе не просто меняются, а продают какую-нибудь мелочь: детали от компьютера, надоевшие компьютерные игры и т. д. Кто-то умудряется даже загнать свой черновик сочинения по литературе в параллельный класс! “Можно неплохо заработать на первой в году контрольной по предмету, - делится опытом Коля Г. из 10 “Г”. - У нас для контрольных требуется тонкая чистая тетрадь, иначе оценка на балл ниже. На первую контрошу кто-нибудь обязательно ее забудет. Перед началом скупаешь в ближайшем ларьке все тонкие тетради (они по 2.50-3.50 руб.) и приносишь в класс. Обычно по рублю накидываешь, но один забывчивый у меня аж за 10 рублей купил!” Встречается в школах и совсем невеселый “бизнес” - продажа наркотиков...

4. РАБОТА. Иногда такую возможность им может предоставить и родная школа. Как объяснил нам директор одной из московских школ: “Согласно Трудовому кодексу ученики имеют право выполнять в школе определенную работу, если есть паспорт, письменное согласие родителей и ставки в штатном расписании школы, на которые их могут принять. Например, лаборант при каком-нибудь кабинете (кроме химии и физики - там только с 18 лет) - полная ставка 1400 рублей. “Рабочий по комплексному обслуживанию зданий”, проще говоря, уборщик - 1242 рубля. Секретарь-машинистка - 1333 рубля. Правда, дети всегда на половине ставки, у них неполный рабочий день. Я знаю, что многие наши ученики зарабатывают с помощью компьютера: дома занимаются набором и оформлением текстов и часто делают это лучше взрослых”.

В Московском комитете образования к работе учеников в школе относятся настороженно - не отрицают ее возможности, но и особо не поощряют. “Создавать в школе постоянные рабочие места глупо, ведь это не функция образовательного учреждения, - объяснили нам в Управлении науки и профессионального образования. - По Закону об образовании несовершеннолетние в школе должны учиться”. Но ведь навык к труду - важный элемент образования? “Мотивация к труду важна, но приобретение трудовых навыков и зарабатывание денег - не одно и то же”, - ответили нам.

Тем не менее они сами хотят работать. Аня С., 11 “Б”: “Мне неприятно висеть на шее у мамы. Она может давать мне деньги только на еду в школе, на кино и театр уже не хватает. Поэтому я подрабатываю в школе курьером. Наверно, эта проблема мучает всех, кто понимает, откуда берутся деньги”.

Ситуация в неформальном молодежном движении сложна и тревожна.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 20 ноября. Олег Лишин. Статья. Плоды дворовой педагогики.

Олег Лишин, ведущий научный сотрудник института психологии РАО

Скины, как правило, не пьют, не колются, стараются учиться и не нарушать дисциплину. Но в них вырабатывают ненависть к “чужим”, т. е. к нерусским и к тем, кто не принимает этой ненависти. У них падает уровень способности к сопереживанию, они становятся все более жестокими.

Ситуация в неформальном молодежном движении сложна и тревожна. Чтобы понять, почему и как она сложилась, позволю себе сделать краткий исторический экскурс.

В 1960–1970-е годы у нас был заметный взлет педагогики воспитания. Методически она была столь хороша, что даже школа, которая в таких делах всегда в арьергарде, смогла немного расшевелиться. По всей стране пошла в ход “дворовая педагогика” – студенческие педагогические отряды, отряды студентов и подростков.

Тон в этом деле задал Новосибирск, где немало безнадзорных ребят стали полноценными членами общества. Одним из ярчайших представителей дворовой педагогики, Виталий Еремин, восемь лет продержал в Павлодаре уникальное объединение, созданное на базе предкриминальных группировок.

Однако комсомол испугался конкуренции, и Еремина придавили. В Туле, например, его последователь Евгений Волков организовал две тысячи пэтэушников на самые что ни на есть просоциальные цели и задачи. Геннадий Нечаев в Тюмени поставил прекрасный опыт – самовоспроизводящиеся клубы по месту жительства. Их стали давить с самого начала. Тут же возникла криминальная антипедагогика, и из дворовых компаний стали вырастать взрослые преступники и бандформирования.

В основе возникновения всех молодежных группировок лежит единый психолого-социальный механизм. Подростку важнее всего найти дело, за которое кто-то его уважает, и он может уважать сам себя и свою компанию. Это сверхзадача возраста. Причем у подростка сначала уходит года полтора на поиск такой системы, а потом она раскручивается.

В этом деле подростку могли бы помочь “ребячьи комиссары”, но сейчас их нет. Если бы они и появились, у них не будет ни помещений, ни денег, потому что бывшие Дома пионеров от этого дела отошли. Раньше помещениями для работы с ребятами служили подвалы, теперь они стали магазинами и товарными складами.

Как только креативные молодежные объединения были задавлены, в школах, техникумах и вузах пышным цветом расцвели сатанисты и криминал. Например, в Саратовском училище механизаторов процентов 60 составляют скины, РНЕ и НБП.

Их идейный лидер – преподаватель истории. Эти ребята, как правило, не пьют, не колются, стараются учиться и не нарушать дисциплину. Но при этом в них вырабатывают ненависть к “чужим”, т. е. к нерусским и к тем, кто не принимает этой ненависти. У этих ребят из года в год падает уровень способности к сопереживанию, они становятся все более жестокими. Из них готовят будущих эсэсовцев. То же самое происходит везде: антисоциальные группировки развиваются, потому что просоциальных нет.

Для развития последних у властей нет ни базы, ни денег, к тому же методики их создания и развития потеряны. Островки такой работы все еще сохранились, например, объединение “Каравелла” в Екатеринбурге, созданное Владиславом Крапивиным, продержалось на плаву 40 лет. На их прошлогодний слет съехалось полтора десятка отрядов из Урала и Западных областей страны. Но в масштабах России это капля в море.

И в Москве ситуация та же. Например, толкиенисты собираются, чтобы побалдеть – во многом это то же самое, что увлечение компьютерными играми. Под флагом игры подростки уходят от реальной жизни. Толкиенисты в чем-то приближаются к сатанистам, только менее радикальны. У тех есть опасная деятельность – жертвоприношение живых существ, начиная с кошек, а чем закончится, Бог знает. Бывает, что и человеком. Временные игровые увлечения перекашиваются либо в креативную, либо в деструктивную сторону. Первый вариант – это военно-поисковые объединения. Торговля черепами, воинской атрибутикой, оружием – это “черные поисковики”, противоположный вариант, их никто не контролирует.

А военно-поисковые объединения живут под социальным контролем серьезных организаций. Составить конкуренцию “черным поисковикам” они не могут, потому что кроме рук, лопат и хороших руководителей у них нет ничего. А у “черных” – деньги, техника и все, что хотите.

Впрочем, одним разделением на “черное” и “белое” проблема не решается. Например, офицеры одной из расформированных воинских частей оказались не у дел и организовали работу с подростками. Их группу показали по телевидению: ребята маршируют, поют свой гимн “Русские идут, с нами Бог”. Мне, человеку немолодому, памятны пряжки на ремнях немецких солдат: “Гот мит унс” – “С нами Бог”, и понятно, что под маркой военно-патриотического воспитания в этой организации процветает фашизм.

Удивляет меня только одно. Уже который год я работаю с психологией подростка, но школа мои рекомендации почему-то не воспринимает, а криминал берет на вооружение. Лидеры антисоциальных и асоциальных группировок понимают, что чем больше они опираются на психологию и естественную потребность ребят в самоорганизации, тем больше их успех, а просоциальные группировки пытаются опереться исключительно на финансирование.

Свобода слова и информации

Журналиста судят за аналитическую статью.

Известия, № 214. Анатолий Шведов. Статья.

В пятницу Симоновский суд Москвы начнет слушание дела 24-летнего корреспондента журнала "Компьютерра" Дмитрия Коровина. Его обвиняют в уголовном преступлении - клевете. В обвинительном заключении фигурирует только одна статья журналиста, в которой он проанализировал ситуацию на рынке компьютерных лазерных дисков. Коровин пришел к выводу, что владельцы завода "Руссобит" входят также в ряд контролирующих структур, что может привести к монополизации рынка.

Дмитрию Коровину предъявлено обвинение по статье 129 часть 2 Уголовного кодекса РФ - "Клевета, содержащаяся в средствах массовой информации". Ему грозит наказание: от штрафа в размере 100 минимальных зарплат до двух лет исправительных работ или ареста сроком на полгода.

Молодой журналист, используя уже опубликованные сведения, пришел к выводу, что на рынке лазерных дисков может появиться монополист, объединяющий под своим крылом производящие, дистрибьютерские и, самое интересное, контролирующие структуры. Речь идет о заводе "Руссобит", с которым аффилирована дистрибьютерская фирма "XXI век", являющаяся, по данным комиссии по безопасности информационного рынка Совета предпринимателей при мэрии и правительстве Москвы, "крупнейшей среди компьютерных пиратов". В эту же группу входит Национальное агентство по защите авторских прав (НАЗИП), которое могло бы снимать с дистанции конкурирующие пиратские фирмы. Административную поддержку осуществляет созданный при Торгово-промышленной палате России Комитет по защите интеллектуальной собственности, который возглавил один из руководителей "Руссобита" Олег Гордийко.

Олег Гордийко и его коллега по бизнесу Александр Лигай потребовали опровержения статьи Дмитрия Коровина. Редакция отказалась. Тогда бизнесмены обратились с заявлением в ОВД "Донское".

Дело шло туго: следователи не хотели делать из 24-летнего журналиста уголовника. Дважды дело приостанавливалось и дважды по требованию Симоновской прокуратуры возобновлялось. Заместитель следственного отдела Елена Петрова, которая ранее приостанавливала дело, вынуждена была довести его до обвинительного заключения.

Корреспондент "Известий" встретился с Дмитрием накануне суда.

- Все, что я написал, правда, - убежден журналист. - С обвинительным заключением я категорически не согласен. Но сплю спокойно, и аппетит не ухудшился.

Его адвокат Лариса Полякова считает, что нет даже особой нужды исследовать, соответствуют ли действительности приведенные Коровиным сведения или нет.

- Статья 129 обязательно предусматривает заведомую осведомленность о ложности распространяемых сведений, - сказала она "Известиям", - а нет никаких данных о том, что Коровин знал о ложности используемых им сведений, он же брал их из печати.

Однако у следователя Петровой другая точка зрения.

- В соответствии с законом "О средствах массовой информации" журналист обязан проверять излагаемые им сведения, - сказала она "Известиям". - Именно этим и подтверждается, заведомо ложными они были или нет. Если журналист решил изложить какие-либо сведения, он должен проверить эти сведения, представить документы, которые эти факты подтверждают. Коровин мне ни одного документа не представил. Его ошибка в том, что он понадеялся на те сведения, которые были изложены в других статьях.

- А почему тогда те авторы, на чьи данные он опирался, не привлечены?

- Потому что потерпевшие не написали на них заявления. Да, достаточно противоречивая ситуация. Впрочем, я читала и его статью, и представленные им документы. Они отличаются. Если бы он переписал слово в слово, не было бы вопросов. Но у него было вольное толкование, в том числе и собственное мнение.

Наличие собственного мнения обернулось для Дмитрия уголовным преследованием. Между тем специалисты согласны с журналистом.

- В статье Коровина достаточно точно отражена ситуация на рынке компакт-дисков, - сказал "Известиям" заместитель начальника управления средств массовой коммуникации Минпечати Петр Поройков. - То, что он написал, будет только способствовать оздоровлению этого рынка.

Выборы

Окружной избирком начал рассматривать дело единого кандидата от “Яблока” и СПС В. Кара-Мурзы. Конкуренты обвиняют его в использовании криминала в агитации.

Русский курьер, № 148. Константин Демченко. Статья. Предвыборный прицел домохозяйки.

Единый кандидат СПС и 'Яблока' - Кара-Мурза-младший - очередная дичь в охоте на одномандатников

Конфликтов по поводу регистрации различных кандидатов в депутаты в разнообразных одномандатных округах уже не пересчитать по пальцам рук и ног вместе взятых. Очередное разбирательство предстоит сегодня в Чертановском округе № 204 Москвы. Окружной избирком наметил рассмотреть персональное дело Владимира Кара-Мурзы, поводом для чего послужила жалоба бдительных конкурентов, усмотревших криминал в его агитационной кампании.

Примечательно, что Кара-Мурза-младший - сын экс-телеведущего НТВ и ТВС, а ныне компании "Эхо-ТВ" - стал уже не первым кандидатом от демократических партий, которого пытаются похожим образом убрать с предвыборной дистанции политические противники. До этого защищаться с разной степенью успеха приходилось Юлию Рыбакову, баллотирующемуся в Адмиралтейском округе № 206 Санкт-Петербурга и Вадиму Бондарю, пытавшему заявиться на выборы по Тюменскому одномандатному округу № 179. Это лишь некоторые из примеров. Примечательно, что, если Рыбакова в конечном итоге все-таки зарегистрировали через Центральную избирательную комиссию страны, то Бондарю, который как и Кара-Мурза выступает от СПС, в настоящий момент приходится интенсивно судиться, чтобы все-таки добиться разрешения на участие в выборах. Параллельно же он пытается через местную прокуратуру возбудить уголовное дела в отношении "не пущающей" его окружной избирательной комиссии.

Впрочем, история Кара-Мурзы несколько отличается от двух приведенных: ныне его пытаются лишить уже законно полученной регистрации. Конкурирующий кандидат Елена Яковлева - юрист по образованию, а по заявленной професии домохозяйка - пожаловалась, что Кара-Мурза в агитационных материалах незаконно называет себя единым выдвиженцем от двух демократических партий СПС и "Яблоко". Упомянутый факт в действительности имеет место, хотя ничего предрассудительного по действующему законодательству в нем нет. Если бы Яковлева была членом команды Явлинского и оскорбилась по поводу украденных лавров, еще полбеды. Но, во-первых, она - самовыдвиженка, а во-вторых - Кара-Мурза на самом деле является уникальным кандидатом, которого выдвинул СПС, а затем поддержали и руководители "Яблока".

Непосредственный "виновник" происходящего на разворачивающиеся вокруг него события смотрит несколько философски:

- Наш округ, считается, входит в сферу интересов Юрия Лужкова, поэтому мне многие говорят, будто за действиями Елены Яковлевой стоит "Единая Россия". Но понимаете - все это бездоказательно. По сути же предъявленные претензии довольно смешны. На счет того, что я выдвинут СПС, но одновременно поддерживаюсь и партией "Яблоко", давно собраны все необходимые документы. А, если кому-то не нравится содержание моих агитационных плакатов, то их вид, как и положено по закону, утверждался непосредственно окружной избирательной комиссией. Впрочем, в жалобе и нет никаких ссылок на нормы закона, лишь требуют, чтобы либо я прекратил рекламную кампанию, либо был снят с выборов. Тем не менее, поскольку документ официально поступил в окружной избирком, комиссия обязана его рассмотреть.

- Похоже, вы не слишком переживаете за исход рассмотрения дела?

- Мне кажется, что в окружной избирательной комиссии собраны серьезные люди, которые нормально оценят происходящее. Во всяком случае, поводов сомневаться в их непредвзятости у меня пока не было. Поэтому негативный для себя результат я расцениваю как весьма маловероятный. Но если все же сложится именно так, мне останется только добиваться своего через ЦИК. На сегодняшний день я даже немного рад, что из-за жалобы кандидата Яковлевой появился дополнительная возможность для эффективного ведения агитационной кампании.

- Но и само ожидание решения избиркома округа не может не вносить нервозность в ход предвыборной компании. Не считаете, что "демократия должна быть с кулаками и уметь защищаться"?

- Безусловно, коль мой случай уже далеко не первый, можно говорить об определенной системе, когда из-за политических мотивов пытаются таким образом устранить неугодных кандидатов. Рыбакову пытались вменить якобы потраченные лишние две копейки, тут жалуются, что меня поддерживают две партии. Но в данном случае я уверен в здравомыслии членов окружного избиркома. Опять-таки дело происходит все-таки в Москве... Конечно, не стоит строить свою предвыборную кампанию на негативе, но, если будет развиваться по плохому, то придется обращаться в том числе и в суд. Но уж очень не хочется уподобляться. Могу только сказать, что подобная жалоба стала откровенной неожиданностью. Видимо, придраться больше не к чему, раз апеллируют по такому смешному поводу.

Экология и права человека

Москвичи скоро избавятся от неприятного соседства - реакторы Российского научного центра “Курчатовский институт” будут выведены из города.

Вечерняя Москва, № 213

Ольга Никольская. Статья. Конец великолепной семерки. Стр. 1

Во время субботнего объезда города исполняющий обязанности мэра столицы Валерий Шанцев сообщил, что москвичи скоро избавятся от неприятного соседства - реакторы Российского научного центра “Курчатовский институт” будут выведены из города. По его словам, решаются две разные задачи. Первая - вывоз радиоактивных отходов.

О выводе реакторов из Москвы “ВМ” сообщила в пятницу. Эта задача будет выполнена в течение трех лет. Отходы подлежат захоронению на полигоне предприятия “Радон” в районе Сергиева Посада. Пять лет займет вывод всех семи реакторов. “Курчатовка” создавалась еще в дни Великой Отечественной, когда проблемы радиационной безопасности не учитывались в полной мере. Сейчас они под жестким контролем.

- Шесть из семи реакторов, - сказал Шанцев, - уже давно не работают. 8 лет назад отключен самый большой институтский реактор, который существует сейчас как музей. А единственный работающий используется для медицинских целей и для проведения экспериментов. Современные технологии позволяют РНЦ обойтись и без последнего действующего реактора. Вся “великолепная семерка” будет демонтирована и вывезена. Не в Подмосковье, а за Урал.

Технопарк “Курчатовский” образован в 1998 году. Сейчас в городе до 10 подобных комплексов. Есть при МГУ, в Зеленограде, в ЮАО... Они возникли в 90-е годы, когда наука столкнулась с недофинансированием и пыталась преодолеть его за счет развития предпринимательства. Не все надежды сбылись, но были выявлены новые перспективы в использовании научного потенциала, в коммерциализации наукоемких разработок. В технопарке “Курчатовский” - 80 малых и средних предприятий, 1500 рабочих мест. Суммарный объем реализации продукции за 2002 год составил около 420 миллионов рублей. - Московское правительство, - сказал Шанцев, - поддерживает создание таких многофункциональных центров, обеспечивающих инфраструктуру для развития малого и среднего бизнеса. Сначала мы решили строить в округах новые здания, оснащать их и приглашать сюда малые предприятия. Но нужно учитывать и другие варианты. Технопарк “Курчатовский” имеет выигрышные возможности?' Он использует пустующие сооружения и помещения, которые теперь оборудованы для переподготовки специалистов, для консалтинговых и информационных услуг, для создания новых рабочих мест. Считаю, что технопарки нужно разместить в городской программе поддержки малого бизнеса.

26 ноября в Мосгордуме может быть принят дополненный и исправленный закон “О животных”.

Русский курьер, № 152. Ольга Филатова. Статья. Собаки в законе. 26 ноября в Мосгордуме может быть принят дополненный и исправленный закон “О животных”.

С необходимости принятия этого закона говорилось давно. Чего же нам, собаководам и хозяевам кошек, а также соседям владельцев животных, ждать в результате его принятия?

Согласно законопроекту, животные на территории города Москвы могут находиться в частной собственности, собственности Российской Федерации, собственности города как субъекта РФ, собственности внутригородских муниципальных образований. И это еще вопрос, к какой из перечисленных категорий принадлежит та или иная дворняга. Городская она или федеральная, вот вопрос. Что же касается той дворняги, которую три года назад вы подобрали на Улице и преступно присвоили, то она, так и быть, пусть считается вашей домашней тварью. Вот как об этом сказано в законопроекте: “Домашние животные — животные, которые содержатся человеком в домашних условиях и используются в домашнем хозяйстве в Целях удовлетворения различных потребностей: получения Продуктов питания, промышленного сырья, осуществления. К домашним животным относятся сельскохозяйственные и одомашненные животные, а также животные-компаньоны — животные, к которым человек испытывает привязанность и которых содержит для удовлетворения потребности в общении”. Если ваш бобик удовлетворяет этим требованиям, смело считайте его домашним, а не каким-нибудь диким. Зато вы по отношению к нему, с момента принятия нового закона, будете нести всяческую ответственность. Теперь уж вы не имеете права свое животное мучить и истязать.

Отдельным пунктом идет умерщвление. Оно должно осуществляться гуманными методами. Можно убивать больных собачек, внеплановых котяток, но с условием — посреди города трупы не бросать, иначе оштрафуют. Отдельно оговорено убиение кошек и собак на мясо. Этого нельзя, даже если очень хочется.

Не допускается постоянное либо длительное содержание животных в транспортных средствах. То есть, если вы покупали бультерьера специально для охраны своего автомобиля в ночное время, забудьте об этом. Домашняя собака должна сидеть дома!

Нельзя выгуливать животных-компаньонов без намордника и поводка, даже если ваш мастиф “не кусачий”. Спорить будем?

Не разрешается выгуливать животных-компаньонов на детских площадках, на территориях учреждений здравоохранения, образования, культуры и спорта. То есть, на школьных дворах, в тех местах где вы привыкли видеть по вечерам скопления собаковладельцев и наступать в собачьи экскременты, ни того ни другого больше не будет... Верите? Осуществимо это?

Еще одним неосуществимым, на мой взгляд, пунктом является следующий: не разрешается выгуливать животных весом более 15 килограммов детям, не достигшим возраста 14 лет. Понятно, что речь не о коровах, а о собаках. Вес до 15 килограммов - это декоративные и мелкие породы (пудели, болонки, таксики, фоксики, мопсики...) То есть семье с ребенком нельзя будет заводить более “серьезную” собаку? Не верю.

Что же нам за это будет?

Виновные в нарушении законодательства в области обращения с животными, их содержания и охраны несут гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность в соответствии с федеральным законодательством. Ответственность за невыполнение какого-либо из пунктов нового закона составит в среднем от одного до двадцати минимальных размеров оплаты труда. К примеру, если вы притащили свое животное на детскую площадку — с вас причитается не более 20 МРОТ и если вы скушаете кошечку — то же самое. Если ваша собачка “наделает” в лифте - не более 5 МРОТ А если вы бьете ее смертным боем — с вас сдерут от 10 до 20 МРОТ. Если ваша собачка громко лает в квартире – не более 5 МРОТ.

Причинение животными-компаньонами вреда жизни и здоровью граждан (это если вы своего бультерьера на соседа натравили) или их имуществу (натравили на шапку соседа) влечет наложение административного штрафа в размере от 10 до 20 МРОТ.

лишь от 10 до 20 МРОТ. И только если вы являетесь лицом юридическим, сумма удесятеряется и доходит даже до 500 МРОТ.

Дела об административных правонарушениях в области обращения с животными, предусмотренные настоящим законом, рассматривают в пределах своей компетенции: мировые судьи, административные комиссии районов города Москвы, органы внутренних дел (милиция), орган исполнительной власти города Москвы в области жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства, орган исполнительной власти города Москвы в области охраны и использования животного мира.

Основные социальные и трудовые права

Начало строительства на Новочеремушкинской улице в Москве совпало с массовыми пожарами в гаражах, стоящих на месте будущей застройки. Жильцы уверены: все это не случайно

Московский комсомолец, № 252. Денис Беликов. Статья. Нет дома без огня.

Гражданская война в Москве между строителями и жителями продолжается. Вспыхнула новая горячая точка. Причем в буквальном смысле слова: начало строительства на Новочеремушкинской улице совпало с массовыми пожарами в гаражах, стоящих на месте будущей застройки. Жильцы уверены: все это не случайно.

Свою точку зрения они озвучили на митинге во дворе дома номер 23, рядом со стройплощадкой. А прямо за ней открывался вид на развалины кирпичных гаражей. Рядом лежали обгоревшие остовы машин.

Когда пять лет назад люди въезжали в свои новые квартиры, им обещали, что в районе построят детсад и школу. Но время шло, строительство школы не начиналось, а вместо этого СУ-155 стало готовить площадку под новые дома. Жильцы своими запросами и обращениями добились только одного ответа: возведение детских учреждений было признано нецелесообразным.

— А детей у нас растет очень много, — говорит член инициативной группы жильцов Ирина Поташина, — некоторым приходится возить их в школы аж в Ясенево. А если построят новые дома, под нож пойдет и детская спортплощадка, которую мы соорудили на свои деньги.

Гаражи уже пострадали. Доказать, что их поджигали застройщики, практически невозможно. Но и поверить в то, что они не причастны к пожарам, жителям трудно.

— Поджоги и “случайное” обрушение старых зданий в районах точечной застройки применяются постоянно, — сказал “МК” представитель одной из строительных фирм. — Еще один типичный ход: комиссия вдруг “обнаруживает”, что стены дома съедает грибок, и появляется законный повод снести здание.

С гаражами вышел и почти анекдотический случай. Один из них, принадлежащий полковнику в отставке Лункину, сгорел вместе с “Москвичом”, полученным военным в подарок от мэра. Теперь ветерану предлагают чуть ли не “Мерседес” — лишь бы он отказался от дальнейшей борьбы. Но старый воин не хочет становиться штрейкбрехером.

В Москве прошло очередное заседание исполкома “Народного контроля” - организации, претендующей на роль “защитницы москвичей от произвола столичных властей”.

Вечерняя Москва, № 213. Иван Львов. Статья. Козырные тузы из рукава.

В Москве прошло очередное заседание исполкома “Народного контроля” - организации, претендующей на роль “защитницы москвичей от произвола столичных властей”.

Неформальный лидер движения - заместитель председателя Госстроя РФ Николай Маслов. Именно ему, как правило, принадлежала революционная идея высылки миллионов недостаточно богатых москвичей в мегаполис “людей с тугими кошельками”. А на президентских выборах 1999 года в магазины и киоски Москвы поступили десятки тысяч календариков с портретом госстроевца, увенчанные лаконичной надписью: “Маслов - наш президент”. После малоудачного опыта на ниве московской публичной политики и возникла организация “Столичное жилищное движение”, давшая путевку в жизнь “Народному контролю”.

Цели и принципы действий новой организации сформировались довольно определенно. В ее основе - умелое лавирование “между фактами” и формирование антинародного имиджа федеральной и городской власти. В своих выступлениях “Маслов со товарищи” во всех смертных грехах обвиняет “параллельную дублирующую систему учета недвижимости и земли”. Именно отсюда, убеждают лидеры движения, берет начало неразбериха, из-за которой так задираются цены на жилье.

В действительности же все обстоит не совсем так. В годы “дикой перестройки” участились случаи афер на рынке столичной и подмосковной недвижимости. Факты мошенничества не без основания связывались с недобросовестностью работы сотрудников городских и подмосковных БТИ, сплошь и рядом пособничавших в мошеннических сделках. Поэтому помимо БТИ были созданы дублирующие органы, в частности, Федеральная служба земельного кадастра и Регистрационная палата. Отныне право на владение недвижимостью или земельным участком предстояло регистрировать отдельно, что значительно сужало поле для маневра потенциальных аферистов.

Главная тактика “народных контролеров” - организация стихийных митингов против проводимого “незаконного” столичного строительства. Играя на эгоизме старожилов, они до сих пор блокируют строительство муниципального жилья в разных районах Москвы. “Обеспокоенные” лица “контролеров” чуть не ежедневно мелькают на экранах телевизоров в рядах “инициативных групп жильцов” на различных московских улицах. Многие участники протеста, правда, проживают на почтительном отдалении от упомянутых улиц, а иногда и в диаметрально противоположных концах города - но это все мелочи. Важно поддержать высокий градус “протестной лавы” и умело направить ее в нужное русло, а ради этого все средства хороши. Не смущает представителей “широкой народной коалиции” и то, что все антистроительные акции направлены как раз против интересов того самого народа, в интересах которого и действуют “контролеры”. Ведь значительную часть переселенцев в новостройки составляют городские очередники и льготники... Но размениваться на такие мелочи “народные контролеры” считают ниже своего достоинства.

Очевидный прокол произошел лишь в начале ноября. Выступая на одном из митингов, Николай Маслов призвал жителей поддержать контролеров в борьбе против властей, “дерущих” (опять же с народа) три шкуры за коммунальные услуги. Сам Маслов в качестве альтернативы посулил зафиксировать цены на коммунальные услуги на двадцатипятипроцентном барьере от совокупного дохода московской семьи. Оратор не учел, что еще за неделю до этого столичные власти уже зафиксировали уровень оплаты коммунальных услуг на уровне, не превышающем 10 процентов от совокупного дохода семьи. Именно столько будут платить москвичи с 1 декабря текущего года. После “поправки” из зала несостоявшийся благодетель покинул трибуну под улюлюканье и смех слушателей.

О проблемах инвалидов в Москве.

Русский курьер, № 150. Елена Старовойтова. Статья. Жизнь с препятствиями.

Москва не предназначена для жизни инвалидов и людей с ограниченными способностями

Есть москвичи, которые на полном серьезе считают столицу самым здоровым городом России. Еще бы - по пальцам можно сосчитать гуляющих на улице незрячих людей с палочками и инвалидов на колясках. Но вряд ли кто догадывается, что в Москве живут 960 (!) тысяч людей с ограниченными способностями, 30 тысяч из которых - дети и подростки. А на свет божий они не показываются только лишь потому, что российская столица не приспособлена для их передвижения. За примерами далеко ходить не надо - высокие бордюры, отсутствие специальных съездов и узкие дверные проходы в подъездах.

Два года назад был принят городской закон "Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур города Москвы". В нем указаны конкретные объекты, в том числе жилые дома, больницы и поликлиники, школы, вузы, вокзалы, магазины, библиотеки, музеи, театры, административные здания, дороги, переходы улиц, тротуары и дворы, а также все виды городского пассажирского транспорта, которые должны быть оснащены специальными приспособлениями и оборудованием (проще говоря, пандусами и перилами). Однако, судя по многочисленным жалобам и заявлениям инвалидов, обращенным к депутатам Мосгордумы, за два года в столице мало что сделано - чиновники либо не могут, либо не хотят ставить себя на место беспомощных горожан.

По мнению представителей региональной общественной организации инвалидов "Перспектива", основная беда заключается в том, что решением проблем инвалидов занимаются здоровые люди. А они даже отдаленно не представляют себе, каково это годами жить взаперти просто потому, что инвалиды-колясочники не могут выехать из домов - слишком узкие подъезды и лифты, а многие тротуары и улицы города построены без пологих спусков, без которых коляскам не преодолеть 20-сантиметровые и выше бордюры вдоль дорог. Сложнее всего инвалидам приходится зимой (сугробы, заносы, гололед), поэтому это время года москвичи с ограниченными способностями называют между собой "спячкой".

Как рассказали корреспонденту "РК" в мэрии города, закон двухлетней давности действительно не работает - слишком уж мало прошло времени, да и денег у города не всегда хватает. Но нельзя сказать, что в городе совсем ничего не делается для улучшения жизни инвалидов. Так, например, вы никогда не задумывались о том, почему в метро остановки объявляет иногда женский голос, иногда мужской? Оказывается, это специальный знак для незрячих и плоховидящих москвичей - мужской голос звучит при движении в центр, а женский - при движении из центра (или наоборот, чиновники из мэрии точно не знают). Зрячие не обращают внимания, а слепой сразу понимает, в какую сторону идет поезд. Но радоваться незрячим, при этом, рановато. По жуткой статистике, каждый второй слепой москвич хоть раз падал на рельсы. А все из-за того, что рельефное обозначение края платформы есть только на двух станциях. Каких - пышущие здоровьем чиновники сказать не смогли. К положительным моментам в мэрии отнесли и звуковой сигнал светофоров, который сигнализирует о зеленом свете. Но таких светофоров в Москве... всего восемнадцать. А слепых - тысячи.

Столько же преград и у неслышащих жителей столицы. Некоторые их представители уже устали просить у городских властей оборудовать вагоны метро или, на худой конец, салоны автобусов и троллейбусов электронными табло, на которых бы загоралось название остановок. Но столичные градоначальники "глухи" к просьбам глухих, как бы парадоксально это не звучало. Взять еще хотя бы телевидение - программ с субтитрами становится с каждым днем все меньше. А о художественных фильмах с бегущей строчкой внизу экрана, плохоослышащие люди даже и мечтать не смеют! Но больше всего инвалидов обижает новогодние поздравление президента, которое ни один телеканал не догадался сопроводить субтитрами. Получается, что президент поздравил не всех граждан, а только тех, кто может его услышать.

Что касается инвалидов-колясочников, то им город тоже якобы "помогает выживать в большом городе". Например, на новой станции метро "Бульвар Дмитрия Донского" для них сделаны специальные съезды, которые должны облегчить их спуск под землю. Между тем, в фонде "Перспектива" попробовали там спуститься и не смогли - слишком крутой спуск, а рельсы не совпадают с колесами некоторых моделей инвалидной коляски. Как оказалось, в городе только один объект, полностью приспособленный для свободного доступа инвалидов - это "Макдоналдс", но он (печальное стечение обстоятельств) многим столичным инвалидам не по карману.

Не стоит лишний раз говорить о том, что московские инвалиды уже давно забыли о существовании театров, кино и ресторанов. На общественном транспорте туда не доедешь, так как автобусы и троллейбусы не оборудованы специальными подъемниками, а таксисты и "частники" ни за какие деньги не возьмут на себя ответственность за больного человека. Единственный способ хоть на время выбраться из дома - это поездка к врачу или путевка в специальный санаторий. Кстати, добраться туда им помогает город. Уже больше года в Москве работает так называемое "социальное такси", специально созданное Фондом содействия социальной адаптации и развития комплексного технического обеспечения инвалидов "Возрождение" для людей с ограниченными способностями. Чтобы воспользоваться его услугами, необходимо приобрести специальные талоны в городском обществе инвалидов (так как половину стоимости услуг оплачивает город) и, позвонив по телефону 940-85-75, сделать заявку.

В любое время дня и ночи машины службы могут доставить столичных инвалидов в больницу и поликлинику. И стоить это будет копейки. Например, один час езды на "Газели" стоит 101 рубль 25 копеек, на "Волге" - ровно 75 рублей. А коллективные заявки на поездки инвалидов на культурные мероприятия и в образовательные учреждения полностью оплачивает городской бюджет.

Сегодня парк социального такси состоит из 60 легковых и грузопассажирских автомобилей, специально оборудованных для перевозки людей с ограниченными возможностями. Все такси оснащены радиосвязью. А водители проходят обязательный инструктаж перевозки пассажиров-инвалидов. То есть они должны не только помогать пассажирам дойти или доехать (если человек на коляске) до машины, но и уметь оказывать первую медицинскую помощь.

Но, несмотря на социальное такси, звуковые светофоры и оборудованные спусками пешеходные переходы, столичные инвалиды не рассчитывают на помощь от города и государства. И если они куда-нибудь и выбираются, то только в метро - просить милостыню.

Исполнился год с того момента, как столичная мэрия взялась за решение жилищного вопроса молодых семей. 19 ноября замглавы департамента жилищного фонда Москвы Э. Якушенко рассказал о достоинствах и недостатках программы “Молодой семье – достойное жилье”.

Известия, № 213. Анна Гараненко. Статья. 250 младенцев родились благодаря усилиям чиновников.

Исполнился год с того момента, как городская мэрия взялась за решение жилищного вопроса молодых семей. В среду замглавы департамента жилищного фонда Москвы Эдуард Якушенко рассказал о прелестях и недостатках программы "Молодой семье - достойное жилье". В списке достижений 3250 квартир, 227 тысяч квадратных метров жилья и 250 младенцев.

Год назад московское правительство взялось сделать квартирные перспективы молодых москвичей чуть менее безнадежными - в городе стартовала программа "Молодой семье - доступное жилье". Успевшим пожениться, но не успевшим дожить до 30 лет гражданам с московской пропиской были предложены на выбор два варианта.

Первый - снять на пять лет квартиру в специально построенном доме в Марьине, чтобы, внося низкую арендную плату (порядка 100-150 долларов за двухкомнатную квартиру), одновременно копить на жилье. По окончании пятилетки семейство должно переселиться в собственную квартиру.

Второй - купить у города жилье в рассрочку, внеся 30% стоимости квартиры по БТИ (сейчас это составляет в среднем 400-450 долларов за метр), а остаток выплатить в ближайшие пять лет из расчета 3-8% годовых.

Цели программы - самые благородные: сократить жилищную очередь в Москве (в программе пока участвуют только молодые очередники), а заодно и повысить рождаемость - за каждого нового младенца семье обещали прощать часть долга за квартиру. Что из этого вышло, рассказал вчера Эдуард Якушенко, замначальника департамента жилищного фонда и жилищной политики Москвы.

Сперва - парадная часть. Специально для программы построено 10 домов (это порядка 3250 квартир), на что из бюджета потрачено 2,7 миллиарда рублей. Деньги начинают возвращаться - к 1 ноября в казну вернулось почти 240 миллионов: молодые платят городу за коммерческий наем и за купленные в рассрочку квартиры. Большинство молодых людей выбрали покупку квартиры в рассрочку, поскольку стоят в очереди недавно и не имеют права на жилищные субсидии. Правда, есть среди молодых и рекордсмены, которые, несмотря на юный возраст, успели постоять в очереди пять, а то и все десять лет, - заботливые родители поставили. Именно из таких состоит население молодежного дома на улице Верхние Поля в Марьине. Семь семей из этого дома умудрились за год купить квартиры с помощью созданного под контролем города одноименного жилищного кооператива и скоро освободят арендованные у города квартиры.

Теперь о наболевшем. Несколько семей уехали из Марьина совсем по другим причинам - их не устроил размер ежемесячных выплат, которые на деле оказались значительно выше предварительных расчетов. Чиновники уверены - это связано с "несбывшимися надеждами на получение сразу и бесплатно жилья от города и замешено на инфантилизме". Для разъяснения условий и продвижения программы созданы два информационных центра - в Южном и Северо-Западном округах. Остальные префектуры не спешат взваливать на себя неблагодарный труд растолковывать молодежи их право на льготное счастье. Распространить программу на молодых неочередников пока не удается -- желающих застроить в Москве каждый пятачок слишком много. Не имея льгот, молодежному строительству невозможно пробиться сквозь толпу инвесторов.

Дома для участников программы строятся всего в четырех округах - Южном, Юго-Западном, Юго-Восточном и Западном. Правда, уже в будущем году обещано добавить к ним Север, Северо-Восток, Восток и Зеленоград. Кроме того, в отдельные ветви программы будут выделены молодые учителя, врачи и строители.

На общем фоне молодежной бесквартирности прорывом это назвать трудно. Тем не менее интерес к программе огромный. На прошедшей двумя неделями раньше выставке социального комплекса города корреспонденту "Известий" пришлось наблюдать, как молодые люди буквально осаждали представителя департамента вопросами типа: "Можно ли будет получить списание долга за ребенка, если он родится раньше, чем мы вступим в программу?" "Срок беременности какой? Пять месяцев? Приносите справку из гинекологии", - деловито советовал начальник управления Николай Федосеев. Во всяком случае, небольшим демографическим взрывом чиновники могут гордиться: за год в семьях участников программы родилось 250 детей.

Деятельность государственных структур и законодательство в сфере прав человека.

О взаимоотношениях властей Москвы и малого бизнеса

Русский курьер, № 152. Георгий Целмс. Статья. Бизнес на коленях.

Арбитражный суд г. Москвы (председательствующая Т. Городилина) удовлетворил иск Департамента государственного и муниципального имущества столицы к малому предприятию ООО “РСУ-3”: совершенная сделка между ними признана недействительной. Рассудили вроде бы по закону: при заключении сделки была нарушена ст. 168 Гражданского кодекса. Стало быть, она, сделка, признается ничтожной. (В переводе на русский язык: недействительной.)

Как говорил классик: формально правильно, а по сути издевательство. Ведь эту незаконную сделку структура правительства Москвы сначала навязала малому предприятию, выкрутив ему руки. А когда захотела избавиться от партнера, избавилась...

Случай, о котором ниже пойдет речь, весьма характерный для нашего времени вообще и для взаимоотношений местных властей Москвы с малым бизнесом в частности.

“РСУ-3” исправно выполняло госзаказы правительства: капитально ремонтировало пятиэтажки в микрорайоне Коптево. Когда же подошло время расчета, в управлении имущества (ныне реорганизованного в департамент) развели руками: “Денег нет! Должок в пересчете на доллары составлял 100 тысяч — для малого предприятия огромная сумма. Впрочем, управление готово было сжалиться над строителями: предложило им в зачет долга две квартиры из нежилого фонда в собственность. Предложение было не ахти какое. По тем временам эти квартиры стоили вдвое дешевле. Да и вообще “живые” деньги всегда нужнее. Но, как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Не вступать же в спор малому предприятию с властью. Вмиг раздавит.

Словом, сделка состоялась — “РСУ-3” разместило в нежилых квартирах свою контору. Но вдруг оказалось, что дом, где она находилась, предназначается под снос. Это само по себе интересно: по заказу правительства дом капитально ремонтируют, а затем решают сносить. Но не будем отвлекаться.

Поначалу строители ничуть не волновались. Они знали, что инвестор, получивший от власти право на снос и новое строительство, обязан всех “выселенцев” обеспечить равноценной площадью. На всякий случай строители запросили соответствующие инстанции официально. И получили обнадеживающий ответ. “Проработав этот вопрос совместно с Управой района Коптево, считаю возможным разместить вашу организацию во вновь строящемся доме по адресу…” — написал директор Северного территориального агентства Департамента государственного и муниципального имущества В. Сухов. И указал конкретный адрес.

Не волновались строители и тогда, когда жильцы обреченного на снос дома стали один за другим его покидать. “Скоро и до нас дойдет очередь”, — думали строители до тех пор, пока однажды рано утром увидели, что дом наполовину уже разрушен, стекла в их офисе все повыбиты, деловыми бумагами завален весь двор...

Не имея возможности приступить к работе, руководители “РСУ-3” поспешили в Арбитражный суд. Там они выступили в качестве истца, а правительство Москвы соответственно — ответчика.

Суд, руководствуясь Конституцией, признал их правоту и обязал московское правительство выделить равноценную площадь в строящихся домах. Однако торжествовать было рано. В день, когда решение суда вступало в законную силу и судебные приставы готовились уже его исполнить, Департамент имущества г. Москвы подал встречный иск к “РСУ-3” — о признании сделки недействительной. Гак они поменялись ролями: строители превратились в ответчика, а правительственная структура - в истца.

Очевидно, поначалу московские власти полагали, что избавятся от строителей, как от тараканов: дом снесут, и те разбегутся. Но когда строители выиграли свой иск в суде, в департаменте вдруг вспомнили, что изначально заключили незаконную сделку. Мало ли что по его, департамента, инициативе. Закон есть закон, и никому его нарушать не позволено! И вот тот же столичный Арбитражный суд, ориентируясь на закон о приватизации, воспрещающий всяческий бартер, расторгает сделку. Теперь строители могут получить денежную компенсацию. Но только после дефолта и всех последующих изменений курса. Строители вправе претендовать лишь на 15 тысяч долларов, а не на 100 тысяч. (Долг в рублях нынче тянет именно на эту сумму).

Вот так простенько и со вкусом, вполне на законных основаниях власти кинули малое предприятие. Чего уж теперь удивляться, что малый бизнес у нас никак не поднимется с колен...

И все-таки интересно бы получить на эту тему комментарий вышестоящей арбитражной инстанции.

Деятельность правозащитных организаций

Представителей НКО научат технологиям успешного развития и привлечения финансов на социальные проекты.

АСИ (web-сайт), 18 ноября. Информ. сообщ.

Москва, 18 ноября. В помещении музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" им. А.Сахарова проходит ежегодный семинар "Технологии успешного развития деятельности НКО на современном этапе". Его организаторы - Фонд развития некоммерческих организаций "Школа НКО", благотворительная организация CAF-Россия при финансовой поддержке американской нефтяной компании "ШевронТексако". В программе семинара: выступления юристов, финансистов, экспертов в области фандрайзинга и управления некоммерческими организациями. Во время семинара будут обсуждаться проблемы, связанные с развитием некоммерческих организаций, привлечением финансов для решения социальных и культурных проблем, вопросы законодательства и налогообложения.

Контакт: Шейнина Вера телефон: (095) 258-27-00

Разное

Со дня нападения на О. Лациса прошла неделя. Пока следователи официально не запрашивали редакцию о профессиональной деятельности О. Лациса и не интересовались темами его публикаций, которые серьезно задевали чужие интересы. Следствию и так все ясно.

Русский курьер, № 149. Статья. Загадка без отгадки? Со дня нападения на Отто Лациса прошла неделя

В минувший понедельник вечером на заместителя главного редактора "Русского курьера" Отто Лациса было совершено разбойное нападение - с диагнозом черепно-мозговая травма он оказался на больничной койке. Это шокирующее известие вызвало шквал обращений в редакцию от самых разных людей, которые восприняли чужую беду, как свое личное несчастье. Огромное спасибо всем, кто откликнулся, прежде всего от самого Отто Лациса. Счастливы сообщить: дела у него идут на поправку. Полноценно работать и даже просто читать он, правда, пока еще не может, но врачи 36-й городской клинической больницы, обещая длительный восстановительный период после травмы, уверенно говорят, что недолго будут держать пациента в стационаре.

Теперь, когда тревоги о состоянии здоровья нашего коллеги несколько улеглись, в самую пору вернуться к загадочным по сей день обстоятельствам недельной давности. Правоохранительные структуры, насколько известно редакции, пока без успеха и, чего греха таить, без особого желания изучают "ситуацию". Ситуация выглядит, выражаясь следственным слэнгом, явно дохлой - свидетелей нападения нет, потерпевший после серьезной травмы момента нападения не помнит, явных угроз физической расправы не поступало. На таком фоне соблазн не то чтобы закрыть, а даже не открывать дело по факту разбойного нападения велик, да и версии не трудно подогнать соответствующие. К примеру, возрастная: потерпевший - человек пожилой, возможно, что случился просто несчастный случай, что-тo типа микроинсульта, вот и упал-ударился. Или другой сюжет - хулиганский: шпана подстерегла или, скажем, отчаявшийся по дозе наркоман, вот и вышла неприятность...

Увы, как ни велик соблазн пригасить историю с Лацисом, списать ее на "простую версию" никак не получается. Начнем с того, что утверждают медики: возраст абсолютно ни при чем, а травма явно "рукотворная". Далее по мелким, но существенным деталям. Охотились именно за Лацисом - ждали его в подъезде, "отключив", тщательно обшарили одежду (на пиджаке пуговицы на карманах аккуратно удалены), документы, ключи от квартиры и машины, даже валюту не взяли, зато разжились записной книжкой, блокнотами журналиста и визитными карточками людей, с которыми он общался.

Ни шпане, ни наркоману этот "улов" ни к чему, зато наверняка может сгодиться разным профессионально заинтересованным людям. О больших профессионалах, к слову, свидетельствуют и медэксперты - удар был нанесен хорошо поставленной левой рукой. Однако, как представляется, с него не начиналось, а заканчивалось свидание потерпевшего с нападавшим (или нападавшими?). Дело в том, что даже фирменный удар не выключает фрагменты памяти так избирательно, как это случилось с Лацисом, а две маленькие точки на голове, которые обнаружились у него после злосчастного понедельника, по описаниям очень напоминают специалистам "почерк" электрошоковых средств, которые как раз такой эффект дают.

Так что, по сумме привходящих, в истории с Лацисом речь идет не о случайности, не о "злом роке", а о четком "заказе". Готовы согласиться: для наших правоохранителей, если они намерены всерьез этим заниматься, нет перспективы быстрого продвижения дела, работа над ним потребует массы времени и труда. Но в то же время мы убеждены: все "загадки" в этом деле должны быть расшифрованы.

Следователи официально не запрашивали пока редакцию о профессиональной деятельности Отто Лациса и не интересовались темами его публикаций, которые серьезно задевали чужие интересы. Следствию и так все ясно?

Столичные власти нашли способ борьбы с терроризмом – решено все важные объекты города обнести забором

Аргументы и факты, № 47. Екатерина Бычкова. Статья. Старая площадь за новым забором.

ВСЯКИЙ РАЗ, когда речь заходит о федеральных потребностях в чем-то столичном (земле, зданиях или доходах), аппетиты самых высоких чиновников изумляют своей масштабностью и, мягко говоря, несоразмерностью с реальной жизнью. На последнем градостроительном совете в Москомархитектуре рассматривалось проектное предложение "по устройству ограждения контролируемой территории комплекса зданий "Старая площадь" по границе, выходящей на Старую площадь". Самый крупный чиновничий квартал в центре Москвы нуждается в 2-метровой решетке по периметру. Кто бы мог подумать...

НА СТАРОЙ площади сидят самые разные чиновники: от депутатов Московской области до сотрудников аппаратов полпредов президента. Так вот им исполнять свои обязанности мешают... пьяные москвичи, которые после гуляний на Красной и Манежной площадях заходят в соседние со Старой площадью улицы и переулки, пытаясь справить нужду после пива и других распитых напитков. Кроме того, некоторые несознательные лихачи на большой скорости гоняют по тем же переулкам и представляют угрозу для жизни чиновников, которые иногда выходят из своих кабинетов. Работать в таких условиях, как вы понимаете, эти люди не могут. Вот и просят городское правительство оградить их от москвичей в прямом смысле этого слова. О чем и было сказано на градостроительном совете.

Возможно, такие несуразные объяснения по поводу высокой ограды подойдут для людей, малознающих Москву. Только им, может быть, неизвестно, что эта часть центра почти необитаема:

там немного людей и машин в будние дни, а в выходные - это место мрачное и неживое. В сквере напротив гуляют, а спуск от Лубянки к набережной бывает забит машинами. Но не больше, чем в других местах центра. А истории про лихачей - вообще полный бред.

Зачем же понадобился забор на самом деле? Похоже на продолжение истории про федеральные зоны, которые в столице для высоких чиновников планировал создать Госстрой. Первый намеченный район хотели ограничить Знаменкой, Охотным Рядом и Лубянкой. Но гостиницу "Москва не отдали сенаторам, как не отдали министерствам здания МГУ. Возможно, федералы решили попробовать оградить хотя бы то, что есть. А заодно предложили бы продлить Кремлевскую или Китайгородскую стену. Или обнести забором здания Госдумы, Совета Федерации и известный комплекс на Лубянке. А что?

Конечно, желать - не значит получить. И градостроительный совет "заворачивал" и не такие амбициозные проекты. Но, поскольку попытки не разгрузить центр от чиновников, а освоить его более предметно повторяются... так и хочется сказать: все - в Сити. Там столько места для заборов.