ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 19- 23 января 2004 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система

13 января после 80 месяцев тюремно-лагерного заключения из изолятора "Бутырки" освобожден адвокат С. В. Бровченко, который содержался в заключении без вступившего в законную силу приговора.

Колокол.Ру, 19 января. Статья. Кокаиновая месть ФСБ: 7 лет в тюрьме без приговора.

13 января после 80 месяцев тюремно-лагерного заключения из изолятора "Бутырки" освобожден адвокат Сергей Васильевич Бровченко. Решение об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде принял 12 января Савеловский районный суд г. Москвы (судья Л.А. Мартынова).

Уголовное преследование адвоката Бровченко началось в 1996 году в связи с осуществлением им профессиональной деятельности: Бровченко стал защищать человека, ставшего жертвой сфабрикованного обвинения, после того как двое предыдущих адвокатов были вынуждены отказаться от защиты. Характерно, что один из адвокатов был жестоко избит, а другой подвергся преследованию и угрозам со стороны сотрудников ФСБ и также был выведен из дела. Во время суда над самим Бровченко эти адвокаты дали показания по фактам преследования, однако суд их доводы никак не оценил.

Благодаря усилиям Бровченко его подзащитный был оправдан, а в отношении самого адвоката было сфабриковано уголовное дело и он был осужден к девяти годам лишения свободы в колонии строгого режима. В мае 1997 года автомобиль адвоката Бровченко был остановлен на московской улице. Его схватили люди в штатском, заковали в наручники, а затем "обнаружили" в автомобиле портфель с 4,6 кг (!) кокаина. Но затем в суде обвинение говорило уже только о 2,5 кг кокаина. При этом на пакете с наркотиками находились следы характерной бирки, что доказывало, что эти наркотики ранее хранились в правоохранительных органах как вещественные доказательства по другому делу.

Обвинение в отношении Сергея Бровченко было настолько явно сфальсифицировано, что вынесенные ему приговоры трижды отменялись по протесту заместителей председателя Верховного суда. Документально подтверждается, что арестованному Бровченко высокопоставленные сотрудники ФСБ по Калужской области предлагали в обмен на конфиденциальную информацию по его подзащитным помощь в прекращении уголовного дела против него.

Адвокат Бровченко содержался - без вступившего в законную силу приговора - в заключении 80 месяцев, причем 41 из них - в СИЗО. Все это время он продолжал активно бороться не только за свои права, но и за права заключенных. И в изоляторах, и позже на зоне он консультировал зеков, помогал им составлять жалобы.

Уже находясь в тюрьме, Бровченко вступил в движение "За права человека" и создал сеть правозащитных организаций в местах заключения. Благодаря его деятельности многие заключенные получили свободу и добились восстановления своих прав. В связи с правозащитной деятельностью организации заключенных он неоднократно помещался в ШИЗО.

Редакция Колокола.Ру присоединяется к поздравлениям Сергею Бровченко в связи с его освобождением. Остается только надеяться, что сотрудники прокуратуры, сфабриковавшие его дело, будут наказаны.

21 января депутаты Мосгордумы попробуют снять вето мэра Москвы, наложенное в декабре прошлого года на скандальный законопроект “Об общественных пунктах правопорядка”.

Известия, № 9. Богдан Степовой. Статья. “Общественники” обезвредят нелегалов и террористов.

В среду депутаты столичного парламента попробуют снять вето мэра Москвы, наложенное в декабре прошлого года на скандальный законопроект "Об общественных пунктах правопорядка", рожденный прошлогодними терактами в столице и уже получивший неофициальное название "закон о стукачах". Напомним, что законопроект предусматривает образование при милицейских опорных пунктах охраны правопорядка (ОПОП) окружных советов общественности, члены которых вместе с милицией будут отвечать за правопорядок и безопасность жильцов. Если депутаты согласятся с поправками мэра, подобные советы появятся в каждом районе города, а гости столицы окажутся под "колпаком" бдительных общественников.

"Общественники будут информировать милицию, а не вмешиваться в личную жизнь"

Сразу после страшного теракта в Тушине депутаты Мосгордумы приступили к разработке нового закона - "Об общественных пунктах правопорядка" ("Известия" подробно рассказывали о нем в статье "Новый Таганский правопорядок" от 11.07.03). Законопроект предусматривает образование при милицейских опорных пунктах охраны правопорядка (ОПОП) окружных советов общественности. Первые 12 советов общественности - пока в порядке эксперимента - были созданы в Таганском районе столицы. Согласно новому закону "общественники" должны следить за тем, кто снимает квартиры в домах района, есть ли у этих людей регистрация в столице, кто из "чужих" к ним ходит, и оперативно докладывать об этом участковым. Кроме того, "общественники" могут регулировать дорожное движение, следить за досугом молодежи и безнадзорными животными.

- Юрий Лужков наложил вето на закон после второго слушания, - рассказала "Известиям" автор законопроекта депутат Инна Святенко. - В поправках мэра сказано, что советы общественности в вопросах безопасности должны взаимодействовать исключительно с государственной властью, а не с органами самоуправления. В этом есть свой резон. Например, городские власти не должны заниматься пресечением правонарушений граждан - это дело милиции. Правда, теперь нам придется решить, как советы будут работать с несовершеннолетними хулиганами, за попечительство которых отвечают городские органы самоуправления.

По словам автора законопроекта, скорее всего депутаты согласятся с поправками мэра, и окружные советы общественности появятся во всем городе уже в этом году. А в бюджете городских префектур - отдельная строка финансирования этих советов. За непростую работу председателя общественного совета депутаты готовы положить зарплату 3 тысячи рублей и выдать удостоверения. По подсчетам депутатов, на содержание 676 председателей советов общественности придется потратить около 25 млн рублей.

- Экспериментальные советы общественности действуют вполне эффективно, - рассказала "Известиям" Инна Святенко. - Не так давно в советах общественности прошли совещания, где участковым посоветовали обратить внимание на уличное освещение - зимой рано темнеет, а в районе работают не все фонари. Темнота может привести к ухудшению криминогенной ситуации в районе. Также члены советов развешивают объявления, призывающие жильцов не оставлять автомобили на дорогах, потому что они мешают снегоуборочной технике.

- В Москве миллионы людей снимают квартиры, и они в любой момент могут показаться подозрительными пенсионерке из совета, которая начнет писать жалобы в милицию. Не будет ли это вмешательством в личную жизнь?

- Стукачество в сталинские времена заканчивалось расстрелом, - аргументирует свою позицию "Известиям" председатель комиссии по законодательству и безопасности Мосгордумы Инна Святенко, автор законопроекта. - Сегодня поменялись и времена, и законы. Общественники будут информировать милицию, а не вмешиваться в личную жизнь. Согласно федеральному законодательству об оперативно-розыскной деятельности любой гражданин может сообщить о подозрительных людях в милицию.

"Управдомы получат реальную возможность запугивать людей и вымогать у них деньги"

Красивую идею "всеобщей слежки" прошлым летом подхватила и исполнительная власть. В августе прошлого года столичные власти издали распоряжение № 1368 "О мерах по устранению недостатков в регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства и упорядочению платежей за коммунальные услуги", согласно которому старшие по дому и старшие по подъездам в целях безопасности и повышения сборов за коммунальные услуги должны были помочь властям выявить незарегистрированных гостей столицы. Но распоряжение, выполнение которого было возложено на департамент жилищно-коммунального хозяйства города, к радости гостей столицы, пока так и не заработало.

- Отслеживать иногородних граждан должна милиция, а не мы, - удивились в департаменте.

- Все эти новшества ни к чему хорошему не приведут, - считает председатель правления общества "Мемориал" Арсений Рогинский. - Во-первых, от них пострадают иногородние россияне, работающие в столице, которые попадут на заметку к общественникам. У них тут же возникнут проблемы с регистрацией, которую, кстати, суд уже неоднократно признавал противоречащей федеральным законам. Во-вторых, на практике все это выльется в то, что "общественники" и управдомы получат реальную возможность запугивать таких людей и вымогать деньги, как сегодня нередко делают участковые и постовые милиционеры.

О деле подполковника милиции Т. Константиновой, обвиняемой в злоупотреблении служебным положением и взяточничестве, которая считает, что ее дело сфальсифицировано.

Московский комсомолец, № 13. Ирина Финякина. Статья. Погоня за погонами.

Нет, слово “жертва” к ней не подходит. Жертва — это нечто слабое и беспомощное. Подполковник милиции Татьяна Константинова совсем не такая. Но все-таки она, несмотря на стальной характер, обычная женщина. Вступившая в неравную борьбу с отлаженной машиной, перемалывающей каждого, кто отказывается играть по установленным правилам.

Свою борьбу Константинова ведет в одиночку. Из близких у нее — 4-летний сын Вовка, 16-летняя дочка Катя да мама — инвалид 1-й группы. Вовка еще ничего не понимает, от бабушки происходящее тщательно скрывают — не переживет, а Катя отказывается верить в то, что ее мама, которой она так гордится, скоро может оказаться в тюрьме.

В трудовой книжке Татьяны Константиновой одна-единственная запись. Как пришла она 17-летней девчонкой работать в ОВД “Зябликово” в 1982 году, так и служит там по сей день. Закончила вечернее отделение юридического института, работала в инспекции по делам несовершеннолетних, потом дознавателем, позже была назначена начальником отделения дознания. Звание подполковника милиции получила в 36 лет — редкий случай для женщины.

С мужем Таня разошлась, когда Катюшке не было еще и года — сильным женщинам редко везет в любви. Но она очень хотела второго ребенка. И родила Вовку — без мужа, несмотря на уверения врачей, что больше детей у нее не будет. Несмотря на выкидыш, который случился несколько лет назад. Столько слез она не проливала, наверное, за всю свою жизнь. Может, это и стало для Татьяны лишним поводом встать на защиту другой женщины, потерявшей ребенка, — она слишком хорошо понимала ее.

Автобусное недоразумение

В декабре 2001 года Светлана Линкерт, гражданка Германии и наша бывшая соотечественница, вместе со своими двумя детьми ехала из Берлина в Россию к родителям, в Тульскую область. Зная не понаслышке о проблемах своей родины, она везла с собой вещи для детского дома — несколько огромных сумок. С таким багажом она решила поехать автобусом и обратилась в российскую фирму “Рутц”, занимающуюся подобными перевозками. Пришла в ее берлинское представительство, оплатила поездку — все как положено. Но когда Светлана с детьми и вещами уже садилась в автобус, ей сообщили, что необходимо доплатить энную сумму, весьма немалую.

— Меня не предупреждали о доплате! — удивилась Линкерт.

— Вот приедете в Москву и зададите все вопросы хозяину, Василию Руцу. А мы здесь ничего не решаем, — ответили сотрудники фирмы.

Деваться было некуда. Светлана отдала деньги и села в автобус, намереваясь разобраться с недоразумением в Москве. Сразу по прибытии она явилась с детьми и баулами в фирму. Но господин Руц слушать ее не стал, а поступил просто: велел охране выставить даму вон. Сначала на снег вылетели ее сумки. Когда же Светлана попробовала возмутиться, ее неправоту ей доказали с помощью увесистых кулаков. Факт нанесения телесных повреждений в тот же день был зафиксирован в травмопункте ближайшей поликлиники, откуда Светлана направилась в ОВД “Зябликово”, на территории которого находится фирма.

Из заявления С.М.Линкерт в Генпрокуратуру РФ от 19 октября 2003 г.:

“18 декабря 2001 года против меня было совершено преступление, я была ограблена (Светлана имеет в виду взятую с нее обманом лишнюю сумму денег. — И.Ф.) и избита гражданином Руцем В.В. ...Начальник ОВД “Зябликово” Степаненко С.А. отказался принять мое письменное заявление, угрожал, что, если я буду настаивать, меня в наручниках станут допрашивать ежедневно по пять часов, что я не имею права покидать Москву. Он предупредил, что никогда и ничего я не добьюсь, т.к. у Руца среди руководителей УВД Южного округа давние и надежные покровители, на него поступает много жалоб, но он всегда будет оставаться безнаказанным... Сам Руц открыто смеялся мне в лицо и говорил: “Дура, против кого ты лезешь и куда жалуешься? Со Степаненко я водку пью каждый день, а Мосесову (1-й заместитель начальника УВД Южного округа. — И.Ф.) плачу такие деньги, которые тебе и не снились...” Единственный, кто откликнулся на мою беду, — начальник дознания Константинова. Это честный и порядочный человек...”

Милицейский спонсор

В тот день, 18 декабря, Светлана Линкерт ушла из ОВД “Зябликово” ни с чем. А через два дня отправилась к родителям в Тульскую область. По дороге у Светланы началось кровотечение, она попала в больницу, где у нее случился выкидыш — женщина была беременна.

Только в январе, вернувшись в Берлин и немного придя в себя, Линкерт прислала в ОВД свое письменное заявление с подробным описанием событий и их последствий — гибели долгожданного ребенка. Тогда оно и попало к Татьяне Константиновой. 25 января 2002 года отделение дознания ОВД “Зябликово” возбудило против Василия Руца уголовное дело.

Передо мной список заявлений, поступавших в ОВД от разных граждан по факту неправомерных действий фирмы “Рутц”, обманывающей своих клиентов. 14 заявлений за 2002 год, 16 — за 2003-й. Против каждого — постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Возбуждено только одно дело — по заявлению Светланы Линкерт.

Господин Руц хорошо известен в милицейских кругах района Зябликово и всего Южного округа. Рядовым сотрудникам — как глава фирмы, на которую постоянно жалуются клиенты, руководству — как верный союзник, регулярно оказывающий безвозмездную помощь органам внутренних дел.

Незадолго до описываемых событий, 10 ноября 2001 года, г-н Руц в качестве почетного гостя присутствовал на праздновании Дня милиции, был награжден ценным подарком “за оказание спонсорской помощи”. Татьяна Константинова находилась в том же зале и, когда со сцены объявили о подарке, подумала: “По этому человеку давно тюрьма плачет, а его награждают...”

— С первых же дней руководство ОВД стало по-дружески предупреждать меня, что это дело должно быть прекращено, — рассказывает Татьяна. — Ко мне неоднократно подходил Степаненко, его заместители, уговаривали: зачем тебе проблемы? Звонил и Мосесов из УВД, интересовался ходом расследования.

Проблемы, конечно, никому не нужны. Но ведь налицо признаки тяжкого преступления. Прекратить такое дело, не проведя расследования, означает грубо нарушить закон. А нарушать закон Константинова не привыкла.

“Посланцы мира”

Вместе со своим подчиненным, дознавателем Сергеем Ролдугиным, Константинова продолжала расследование. Нужно было доказать, что причиной прерванной беременности у Линкерт явилось избиение, собрать документы для судмедэкспертизы, провести очную ставку, допросы...

Давление на Константинову усиливалось.

— Приходил Руц, предлагал уладить дело полюбовно, от него являлись люди, называли суммы, которые росли раз от раза. Я от денег отказывалась, а о “лестных” предложениях докладывала начальству. “Если ты такая принципиальная и деньги тебе не нужны, — увещевал меня Степаненко, — то разведи его на компьютеры, пусть обеспечит ОВД!” — “Вам надо, вы и разводите, — отвечала я. — Своей властью официально заберите дело у меня и делайте с ним, что хотите. Я по закону не имею права ни прекратить его, ни передать кому бы то ни было...” Но Степаненко ограничивался лишь устными указаниями прекратить дело.

Тем временем к Татьяне наведались очередные посланцы, внешний вид которых не оставлял сомнений в их “чисто конкретном” промысле.

— Сколько ты хочешь? — поинтересовался один из них. — Назови сумму сама.

— Вы не поняли, — стараясь сохранять спокойствие, отвечала женщина. — Я не торгуюсь. Я ничего не возьму.

— Ну что ж, значит, будешь плакать всю оставшуюся жизнь, — сделал “гонец” логический вывод.

Татьяна поняла: разговоры “по-хорошему” скоро закончатся. И предупредила своих дознавателей: вокруг дела кипят страсти, на столе его не оставлять, сейф запирать. Но самое опасное — это провокации, от которых никто не гарантирован. Схема известная: деньги, наркотики либо неучтенные патроны. Подбросят — и доказывай, что ты не верблюд. Чтобы подстраховаться, написала рапорт на имя подполковника Воронцова, исполнявшего тогда обязанности начальника ОВД. В рапорте было изложено все: и “подъезды” на предмет дачи взятки, и опасения насчет провокации. В тот же день Воронцов вызвал ее к себе:

— И что, по-твоему, я должен с этой бумагой делать?

— Сами решайте. Я только хочу обезопасить себя и своих подчиненных.

— Да ты пойми, куда бы мы ее ни направили, все сразу станет известно Мосесову. Скажут, что у тебя началась паранойя, мания преследования, что твое место в психушке.

Рапорт Константиновой так и остался у Воронцова.

— Я могу его понять, да и Степаненко тоже, — говорит Татьяна. — Они не злодеи, просто людям надо детей кормить, и каждый держится за свое место. А Мосесова боятся все.

Провокация

Борьба с “оборотнями в погонах” — вроде бы дело благое. Но под ее шумок можно объявить “оборотнем” неугодного и таким образом совместить приятное с полезным. Насколько легко это сделать, хорошо видно на примере подполковника Константиновой.

— Буквально через несколько дней после того, как я подала Воронцову рапорт, 25 марта 2002 года, в отделении появился Руц, — рассказывает Татьяна. — Он то заходил в мой кабинет, то выходил, потом возвращался снова. Мне сразу показалось, что он ведет себя неадекватно, говорит странными, словно заученными фразами, явно нервничает. А главное — невозможно было понять, зачем он, собственно, пришел.

— Я хочу сегодня решить вопросы, — повторял то и дело.

— Что вы имеете в виду? — спрашивала я.

Он не отвечал. А потом ни с того ни с сего заявил:

— А теперь дайте мне гарантию, что дело не уйдет в суд.

Я так и села:

— Вы о чем? Дело не расследовано, решение по нему не принято, какие еще гарантии?

Руц не уходил, мялся и вдруг завел речь о том, что 5 тысяч — хорошие деньги. Я уже понимала, что сейчас произойдет что-то скверное. Как потом выяснилось, наш разговор он записывал на пленку. Я даже не стала заходить в кабинет, стояла с ним на пороге, дверь нараспашку...

Руц вроде бы собрался уходить, пошел к лестнице. Татьяна развернулась к нему спиной, хотела зайти в кабинет дознавателей и тут почувствовала, что в задний карман брюк ей что-то засовывают. Обернулась — Руц слегка подтолкнул ее в спину и побежал по ступенькам вниз.

Она не стала смотреть, что в кармане: возьмешь в руки — останутся следы. Только пощупала сквозь ткань: что-то мягкое. Значит, или деньги, или наркотики.

— Я сидел у себя в кабинете, — рассказывает один из дознавателей, — когда вошла Татьяна Владимировна. Я такой ее первый раз видел: просто лица на ней не было. “Мне, — говорит, — только что Руц что-то впарил в карман. Быстро звони в дежурную часть, чтобы его задержали!” Я стал набирать по местному телефону, она по городскому. В этот момент в кабинет зашел неизвестный товарищ в штатском и попросил Татьяну Владимировну выйти.

Коридор был полон незнакомых людей. Мужчина, заходивший в кабинет, показал Татьяне удостоверение сотрудника ОБОПа.

— По какому поводу мероприятие? — спросила она, едва сдерживая бившую ее дрожь.

— Сами знаете, кому перешли дорогу, — ответил сотрудник.

— Да, знаю.

— Вот теперь и получите по полной.

Все продолжилось по известному сценарию. Ее обыскали, из кармана вытащили пачку стодолларовых купюр — их, как указано в протоколе, оказалось 10, итого тысяча долларов. Впрочем, в присутствии Татьяны доллары никто не пересчитал. Она просила пригласить представителя ОВД, просветить ее пальцы, которыми она не прикасалась к деньгам, указывала на другие нарушения.

— Много вопросов задаешь! — рявкнули в ответ на ее замечания. — Умная, да? Вопрос о твоем аресте уже решен, так что не отпирайся.

Потом Константинову отвезли в отдел по борьбе с организованной преступностью, отпустили только в час ночи.

— Вообще-то на подобные мероприятия задействуется служба собственной безопасности, но тут кому дали отмашку, те и приехали, — говорит Татьяна.

Уволена за пьянство

“Константинова говорила, что если не будет решен денежный вопрос, то она дело доведет до конца, — заявил Руц (это записано в протоколе его допроса). — Ну а для того, чтобы она приняла мою сторону и закрыла дело, я должен заплатить 6000 долларов США”.

— Она очень боялась провокаций и постоянно говорила, что они возможны, — утверждают коллеги Константиновой.

Странно, не правда ли? Человек хочет получить взятку и все время твердит о том, что ее могут подсунуть. Даже пишет на этот счет рапорт.

Справедливости ради надо сказать, что поначалу от Константиновой пытались избавиться относительно “гуманными” методами — все-таки столько лет проработали плечом к плечу. К ней подошел начальник по кадрам Семенов:

— Увольняйся быстрее, тогда и уголовного дела против тебя не будет.

— Почему я должна увольняться? — ответила Татьяна. — Я ничего преступного не совершила. И с каких это пор вопрос об уголовном деле решают кадры?

В тот же день она написала три рапорта: на имя начальника ОВД “Зябликово” Степаненко, начальника УВД ЮАО Захарова и начальника отдела дознания УВД Южного округа, — что в отношении нее совершена провокация и она просит во всем разобраться.

— Степаненко сказал мне, — вспоминает Константинова, — Таня, ты не обижайся, но если я буду за тебя заступаться, то сам окажусь на твоем месте.

Другие адресаты и вовсе ничего не ответили.

Константинова продолжала работать. Уголовное дело в отношении Руца передали в другой ОВД Южного округа — “Даниловский”, где оно было немедленно прекращено. Однако оставлять в покое Татьяну, как выяснилось, никто не собирался.

В мае она неожиданно попала в ДТП. В служебную машину, на которой она ехала вместе с еще двумя сотрудниками ОВД, врезался пьяный водитель. Результат — черепно-мозговая травма, уложившая Константинову на больничную койку более чем на четыре месяца. Выйти на работу она смогла только в октябре. И тогда узнала, что уволена со службы за... пьянство на рабочем месте.

Тут следует сделать отступление. В феврале того же года, когда дело против Руца уже было возбуждено, в ОВД “Зябликово” произошел небольшой инцидент. Суть его не так важна — важно, что нескольких сотрудников, участвовавших в конфликте, руководство отдела отправило на так называемое дутье — освидетельствование на предмет алкогольного опьянения. В том числе и Константинову. В 17-й горбольнице, где проводилось освидетельствование, изумленной Татьяне выдали справку о высоком содержании алкоголя в ее крови.

— Вы хотите сказать, что я пьяна? — в упор посмотрела Татьяна на врача. Та отвела глаза:

— Я ничего не могу сделать...

Выходит, на Константинову уже тогда собирали компромат.

Она помчалась в другую больницу, неподалеку. Как выяснилось, это был филиал все той же “семнашки”. И получилась очень интересная вещь. Два очень разных документа с одинаковой печатью. В одном указано, что в крови Татьяны Константиновой содержится лошадиная доза алкоголя, в другом, полученном спустя 2 часа, — что нет даже остаточных явлений, которые бывают через сутки после употребления. Вам когда-нибудь удавалось так быстро протрезветь?

Тогда, в феврале, давать ход этой бумаге не стали. Но когда Константиновой реально “засветило” уголовное дело, ее начальники, видимо, посчитали, что теперь Татьяна не будет рыпаться.

Туалетные деньги

Они ошиблись.

Татьяна обращалась в ГУВД, в Главное управление собственной безопасности МВД, Главное управление кадров МВД, и ей удалось почти невозможное — без суда добиться отмены приказа об увольнении как незаконного. Татьяна вышла на работу 2 июля 2003 года. Она не знала, что самое страшное для нее еще впереди.

Оказалось, что уголовное дело против нее было возбуждено еще год назад, хотя никто не предъявлял ей никаких обвинений. В связи с болезнью оно просто было приостановлено. Теперь же Константиновой вменяется злоупотребление служебными полномочиями и мошенничество. Она, дескать, взяла с Руца деньги, обещая прекратить его дело, но не сделала этого. Но самое интересное, насколько выросла якобы полученная ею сумма. Помимо пресловутой тысячи баксов, взятой “на кармане” и явно не тянущей на “крупный размер”, в деле появился протокол об изъятии еще 3600 долларов, найденных... за батареей в туалете ОВД “Зябликово”. По словам Руца, он положил туда деньги, предназначенные Константиновой.

Сейчас дело подполковника милиции передано в Нагатинский суд Москвы. 18 декабря состоялись предварительные слушания.

— Абсолютно все доказательства моей вины получены с нарушениями закона, а значит, должны были быть исключены. Однако этого не сделали. Ходатайство моего адвоката о проведении экспертиз, допросе свидетелей суд также отклонил, хотя, опять же по закону, не имел на это права. Но ведь Нагатинский суд тоже находится в Южном округе... — говорит Константинова.

Татьяне грозит тюремное заключение сроком от 5 до 10 лет. Как оборотню в погонах

Новым прокурором Москвы назначен А. Зуев.

Новые Известия, № 9. Андрей Панков. Статья. Четырнадцатый.

Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов утвердил вчера своим приказом в должности прокурора Москвы Анатолия Зуева. В первую очередь новый прокурор намерен бороться с иногородней преступностью, терроризмом и экстремизмом. Кроме того, он собирается провести чистку прокурорских рядов от “оборотней” и будет еще строже надзирать за милицией.

Четырнадцатый по счету прокурор Москвы родился в 1946 году. После службы в армии Зуев поступил в Харьковский юридический институт. Затем работал следователем прокуратуры Халтуринского района Кировской области, старшим следователем, прокурором-криминалистом и заместителем начальника следственного отдела прокуратуры Кировской области. Позже был назначен старшим помощником прокурора Камчатской области по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах. Зуев работал прокурором Петропавловска-Камчатского, Камчатской и Брянской областей.

В Москве Анатолий Зуев с осени 1997 года. Был прокурором Хорошевской межрайонной прокуратуры, потом Пресненской, а затем пошел на повышение и с 2000 года стал первым заместителем прокурора Москвы Михаила Авдюкова. По некоторым данным, Владимир Устинов пытался тогда назначить Зуева на пост прокурора города, но его кандидатура была отвергнута мэром Москвы Юрием Лужковым. На посту зампрокурора города Зуев курировал городскую милицию.

Летом прошлого года специальная комиссия Генпрокуратуры провела проверку прокуратуры Москвы и вскрыла многочисленные недочеты и нарушения. Своих постов лишились прокурор Москвы Михаил Авдюков и его заместитель Юрий Синельщиков. Зуев тогда получил строгий выговор, но тем не менее был назначен и. о. прокурора Москвы. Одним из первых шагов Зуева на новом посту стало вынесение протеста на решение городских властей ввести разрешительную систему для иногородних граждан, которые желают работать в столице.

В середине декабря прошлого года появились слухи о том, что с Зуева сняты все взыскания, а представление на его утверждение прокурором Москвы отправлено Юрию Лужкову. В конце декабря переизбранный мэр Москвы одобрил кандидатуру Зуева, и 12 января 2004 года официальная “презентация” потенциального прокурора города прошла в Мосгордуме. Своей основной задачей Зуев объявил борьбу с преступностью и обеспечение безопасности москвичей. Прокурор признал, что в Москве по-прежнему сложная обстановка, и связано это с большим количеством приезжих, которые совершают 46% всех преступлений. В связи с этим Зуев объявил войну незаконным мигрантам и фирмам, которые помогают им легализоваться в Москве. Также он считает необходимым усилить борьбу с радикальными молодежными группировками, в том числе скинхедами.

Анатолий Зуев заявил о необходимости “кардинально изменить стиль руководства” Моспрокуратурой при создании следственно-оперативных групп по расследованию резонансных преступлений. Кроме того, новый прокурор города хочет усилить надзор за приведением местных законов в соответствие с федеральным законодательством. Зуев рассказал депутатам, что Генпрокуратура недавно увеличила штат Моспрокуратуры на 110 человек, и дополнительные кадры будут брошены на усиление надзора за работой милиции. Он также пообещал провести чистку рядов столичной прокуратуры от коррумпированных сотрудников, заявив, что недавно уже был выявлен один “оборотень” в прокурорском мундире – следователь прокуратуры ЮВАО Москвы Салман Рзаев.

Московские правоохранительные органы продолжают сотрясать скандалы, связанные с изобличением так называемых “оборотней в погонах”.

Итоги, № 3. Григорий Санин, Степан Кривошеев. Статья. Оборотни в угоне.

Перепродажа угнанных из Западной Европы иномарок приобрела у нас в стране почти промышленные масштабы. Принципы этого бизнеса - кооперация, конфиденциальность и коррупция

Московские правоохранительные органы продолжают сотрясать скандалы, связанные с изобличением пресловутых "оборотней в погонах". На прошлой неделе оперативниками Главного управления собственной безопасности МВД России был задержан весь бывший личный состав 6-го отделения МРЭО ГИБДД Северо-Восточного административного округа Москвы. Причиной ареста стала информация о том, что все восемь экс-сотрудников ГИБДД могут иметь отношение к преступной группе, специализировавшейся на легализации угнанных в Европе иномарок.

Кто этим занимается

Двое из задержанных уже арестованы. Это бывший начальник 6-го отделения, а ныне пенсионер подполковник запаса Александр Филатов, а также инспектор-паспортист, ныне владелица магазина спорттоваров Любовь Спиридонова. Остальные временно отпущены под подписку о невыезде - это Вячеслав Митюшин, Вячеслав Клешков, Виктор Леошко, Вилюр Аминьев, Тамара Кузнецова и Виталий Войцищук.

В ГУСБ "Итогам" рассказали, что аресты были проведены в рамках расследования уголовного дела в отношении преступной группировки угонщиков дорогих иномарок, в которую помимо сотрудников ГИБДД (ГАИ) входили представители ФСБ и следователь прокуратуры Юго-Восточного округа Москвы Салман Рзаев. Все они занимались легализацией автомобилей, угнанных в странах Западной Европы. Фактически операция началась еще в 2002 году, когда и был арестован Рзаев. В ходе следствия оперативники ГУСБ выявили хитроумную схему, которая предусматривала двойное обогащение всех участников преступной группы. Вот какова была технологическая цепочка: сотрудники 6-го отделения МРЭО ГИБДД СВАО, естественно, за крупное вознаграждение, ставили на учет угнанные в Европе иномарки. Далее к гаишникам с проверкой являлись сотрудники УФСБ, которые изымали всю подозрительную документацию и передавали ее следователю Салману Рзаеву, занимавшемуся расследованием дел о незаконном растаможивании иномарок. Естественно, вся операция с проверкой проделывалась для прикрытия и последующего обогащения "по второму кругу". Салман Рзаев объявлял в розыск незаконно поставленную на учет иномарку. Владельца задерживали, а его автомашину ставили на охраняемую стоянку. В дальнейшем следователь требовал с владельца арестованной автомашины 4 тысячи долларов за то, чтобы "решить проблему и снять машину с розыска". К тому же различные проверяющие, желавшие ознакомиться с работой отделения, получали от гаишников выписку из УФСБ об изъятии документации - то есть проверять было нечего. Во время обыска в кабинете Рзаева оперативники ГУСБ обнаружили изъятые сотрудниками-фээсбэшниками документы и на их основании начали вести свое расследование, завершившееся задержанием очередных "оборотней в погонах".

Как это делается

В середине 90-х в России прочно вошел в обиход термин "евроугон" - так называли автомашину, угнанную в Европе и проданную в нашей стране. По информации НЦБ Интерпола, в прошлом году Россия заняла четвертое место в списке стран, где наиболее часто автотранспорт угоняется, а затем вывозится за пределы страны. Лидирует в черном списке Италия, откуда ежегодно в среднем вывозится более 300 тысяч автомобилей, затем следуют Германия - около 280 тысяч и Польша - примерно 250 тысяч. В России этот показатель составляет примерно 230 тысяч автомашин, которые реализуются в основном в странах ближнего зарубежья, преимущественно в Закавказье. Примечательно, что в прошлом году в России было выявлено всего 1200 автомобилей, объявленных в розыск Интерполом.

Основными потребителями угнанных машин являются по убывающей: Россия (самые крупные рынки сбыта в Москве и Санкт-Петербурге), Украина, Белоруссия, закавказские республики и ряд бывших соцстран - Польша, Чехия, Венгрия. Интересно, что в прошлом году наметилась довольно-таки странная тенденция: несколько похищенных в Москве иномарок производства немецких автоконцернов было обнаружено в самой Германии. Начавшая расследование этого инцидента полиция установила, что иномарки были приобретены в Польше.

Схема "евроугона" выглядит следующим образом: находящиеся за границей представители российских преступных группировок договариваются с владельцами "свежих" двух-трехлетних иномарок представительского класса об их угоне. "Пострадавшим" выплачивается часть стоимости машины, а те взамен обращаются в полицию лишь после того, как иномарка пересекла границу России. После этого бывший владелец авто получает страховку и покупает новое авто. Пока машина двигалась к границам России, коррумпированным сотрудникам ГИБДД по телефону сообщались идентификационный номер машины, ее цвет и номера агрегатов, и практически незамедлительно они начинали готовить пакет документов на эту машину. Сама же машина еще примерно за тысячу евро проходила на таможне через так называемую дырку: получившие деньги коррумпированные сотрудники таможни оформляли ее как автомобиль, который временно пересекает границу. К моменту въезда на территорию нашей страны у перегонщика похищенной иномарки уже были на руках легальные документы, включая паспорт транспортного средства, содержащий поддельные (а если удавалось договориться за определенную сумму с таможенниками, то и легальные) отметки таможенной очистки. В дальнейшем машина ставилась на учет на подставное лицо, а затем продавалась по генеральной доверенности.

Далее представители российской автомафии переправляли, к примеру, в ту же самую Германию немецкие техпаспорт и номера машины. Там номера устанавливались на точно такую же машину, и затем она нарушала правила дорожного движения - обычно это превышение скорости на автобане. Камера слежения фиксировала номер машины нарушителя. Получившая заявление об угоне машины с такими номерами полиция в замешательстве: выходило, что похищенная машина находится на территории Германии. Это давало угонщикам дополнительное время на легализацию иномарки. В этом случае страдал лишь доверчивый немец, польстившийся на уговоры продать угонщикам свою машину: страховая компания задерживала выплату возмещения ущерба, аргументируя это тем, что раз машина находится в Германии, ее скоро обязательно обнаружат. Протестовать бывший владелец машины не осмеливался, иначе к нему возникло бы слишком много вопросов. Например, где три комплекта ключей от машины, и если все они хранились в бардачке в момент угона, то не странно ли это.

Сколько это стоит

Насколько известно, именно по описанной выше схеме и действовали задержанные сотрудники отделения ГИБДД, получая за свои услуги от 3,5 до 5 тысяч долларов США за машину в зависимости от ее стоимости. По информации ГУСБ, задержанные "оборотни" за время своей работы легализовали более 6 тысяч автомобилей, нажившись почти на 30 миллионов долларов.

Вообще этот бизнес до недавнего повышения Россией таможенных пошлин приносил криминальным группировкам и сообществам огромные доходы. Стоимость всей операции, включая компенсационные выплаты иностранному владельцу застрахованной машины, оплату труда угонщиков, перегонщиков, таможенников и коррумпированных сотрудников ГИБДД, редко превышала 20 тысяч долларов. Даже если брать минимальную цену реализации - 30 тысяч долларов, - выгода очевидна: риска практически никакого, а прибыль постоянная и напрямую зависит от количества пригнанных в Россию машин. Причем чем больше это количество, тем интереснее становилось участие в бизнесе для всех задействованных лиц.

Цены на угнанные машины всегда зависели от их возраста и класса. Например, одной из самых ходовых моделей считается Mercedes S-класса в возрасте до трех лет. "Легальная" такая машина стоит около 60 тысяч долларов, а угнанная - половину этой суммы. Столь же привлекательными являются и представительские Audi A8 и BMW 7-й серии. Если в Москве легальная цена двухлетнего BMW составляет 80-90 тысяч долларов, то по цене от 45 до 60 тысяч долларов можно купить такую же машину, но "евроугнанную".

Сейчас можно говорить о том, что эпоха "евроугонов" подходит к своему концу. В первую очередь это связано с тем, что "тарифы", которые ввели коррумпированные таможенники и сотрудники правоохранительных органов после развернувшейся в стране "охоты на оборотней в погонах", резко возросли из-за риска подобных операций. А значит, упала и рентабельность бизнеса.

Кто от этого страдает

И тем не менее опасность приобрести в Москве угнанную в Европе автомашину по-прежнему довольно высока. Дело в следующем: когда становится ясно, что угнанная, например, в Германии автомашина покинула пределы страны, страховая компания выплачивает пострадавшему компенсацию, а автомашина становится собственностью страховщиков. Они обращаются в полицию, и машину объявляют в розыск по Интерполу. Российские представители НЦБ Интерпола также ежемесячно получают списки угнанных машин и ставят их в розыскной лист. В результате купивший "евроугонную" автомашину россиянин по идее в любой момент может с ней расстаться. Как ни парадоксально, но даже приобретение машины в автосалоне не всегда является полной гарантией ее юридической чистоты. Так, например, бывали случаи, когда партию новых машин ввозили по неправильно оформленным таможенным документам. Обнаружив это, таможенники объявляют машину в таможенный розыск, и ее также в любой момент могут задержать. Правда, официальная справка-счет, выданная автосалоном-продавцом, является для суда неопровержимым доказательством правоты покупателя, и деньги покупателю будут обязательно возвращены.

Вице-председатель Движения автомобилистов России, действительный член Академии юридических наук адвокат Леонид Ольшанский считает, что если вы стали жертвой мошенников и купили угнанную машину, отчаиваться не стоит и правда все равно на вашей стороне: "Если вы не имеете никакого отношения к угонщикам и приобрели ворованный автомобиль, даже не подозревая об этом, суд должен признать вас добросовестным приобретателем. Однако без помощи квалифицированного правоведа вам не обойтись. Как показывает практика, угнанные машины из Европы владельцу не возвращаются, так как он уже получил страховку. В таком случае машина принадлежит уже страховой компании. Однако забрать машину можно только по постановлению следователя в рамках возбужденного уголовного дела на территории нашей страны. Большинство страховщиков не хотят ехать в Россию, к тому же к моменту обнаружения машина нередко стоит столько, что перелет из Германии и последующий перегон туда найденной машины обходится дороже. В результате машина "зависает" и страдает клиент, которому приходится добиваться в суде признания себя честным приобретателем. К нам сплошь и рядом обращаются люди с похожими проблемами: когда они покупали машину, то обращались в ГИБДД, где просили проверить машину на угон. Получив ответ, согласно которому машина в розыске не числится, люди совершали сделку. В дальнейшем либо при перепродаже машины, либо при прохождении техосмотра всплывало нехорошее прошлое автомобиля. И что делать в этой ситуации - это же прямая вина ГИБДД, давшей ответ, что машина в розыске не значится. Порой приходится сначала добиваться признания человека честным приобретателем, а потом, опять же через суд, добиваться постановки этого транспортного средства на учет в ГИБДД. На все это уходит время, тратятся нервы и деньги человека, и без того попавшего в непростую ситуацию и оставшегося без машины. Доходит до смешного: уже даже после признания пострадавшего честным приобретателем его вынуждали платить деньги за штрафную стоянку, куда стараниями ГИБДД был водворен его автомобиль".

Что же происходит, если вы пришли в ГИБДД снимать машину с учета или проходить техосмотр и выяснилось, что она угнанная? Представитель одного из столичных МРЭО ГИБДД рассказал "Итогам", что в этом случае сотрудники милиции информируют инициатора розыска (в большинстве случаев - Интерпол) о том, что разыскиваемая ими автомашина найдена. Владельцу же машины выдается справка о том, что транспортное средство передано ему на ответственное хранение, он не имеет права продать автомашину или передать ее в залог. Интерпол передает сведения об обнаружении машины в полицию страны, которая объявила ее в розыск. Та в свою очередь информирует страховую компанию. По словам нашего собеседника, еще ни разу представитель пострадавшей страховой компании не приезжал в Россию за найденной автомашиной. По истечении полугодового срока владелец машины имеет право обращаться в суд, который признает его честным приобретателем.

Комментируя "евроугоны" и "дело оборотней", один из собеседников "Итогов", высокопоставленный сотрудник МВД, пожелавший остаться неизвестным, заявил, что более половины таких автомобилей в России эксплуатируется сотрудниками разнообразных правоохранительных ведомств. В большинстве случаев пресловутая "красная книжечка" заменяет ее владельцу все - и водительское удостоверение, и документы на автомашину. Есть и еще одна весьма прибыльная сторона этого явления: угнанные в Европе и незаконно перевезенные через границу России иномарки во многих случаях распродаются по запчастям. В этом случае выявить канал легализации автомашин практически невозможно. Несмотря на снижение числа ввозимых в Россию машин, угнанных в Европе, пока есть спрос, будет и предложение. Тем временем на территории нашей страны резко возросло число угонов дорогих иномарок. Причем в России практикуется не столько угон, сколько разбойное нападение на владельца машины: только с начала года в Москве было совершено уже восемь таких преступлений, и лишь три из них удалось раскрыть по горячим следам. Всплеск подобных инцидентов связан с тем, что угонщикам сегодня гораздо проще и дешевле завладеть хорошо защищенной противоугонными системами машиной здесь, в России, чем угонять ее где-то за тридевять земель.

21 января Мосгордума приняла закон “Об общественных пунктах охраны порядка в городе Москве”.

Газета, № 9. Екатерина Бабкова, Антон Бильжо. Статья. Стучать придется даром.

Вчера Мосгордума приняла закон “Об общественных пунктах охраны порядка в городе Москве”. Несмотря на вполне невинное название, на практике это означает, что в столице возрождается служба общественных осведомителей, которые безвозмездно, по зову сердца, будут сообщать милиции и должностным лицам государственных органов о фактах нарушения порядка. Правда, особо отличившимся на этом поприще будут выплачиваться премии из городского бюджета. Юристы уже отметили, что принятый закон "полностью вписывается в рамки современного законодательства".

Любой морально устойчивый москвич

Вчера столичные депутаты преодолели вето Юрия Лужкова на закон "Об общественных пунктах охраны порядка в городе Москве" и, приняв поправки мэра, одобрили документ.

Первый раз Мосгордума рассмотрела проект этого закона в июле 2003 года.

Тогда речь шла о том, что добровольные осведомители должны будут следить за соблюдением правопорядка в жилом секторе, сохранностью собственности граждан, поведением несовершеннолетних и владельцев животных, получая зарплату 3000 рублей в месяц (в масштабах города это потребовало бы затрат в размере 24 млн. рублей в год). Однако из-за юридических недоработок принятие законопроекта было отложено. Второе рассмотрение состоялось 10 декабря 2003 года. Мосгордума приняла законопроект и отправила его на подпись мэру. Юрию Лужкову не понравилось, что роль организатора и контролера за деятельностью общественных пунктов охраны порядка (ОПОП) в законе отводилась органам местного самоуправления. Мэр рекомендовал переписать закон с учетом своего замечания. При этом ответственность за финансирование ОПОП Лужков возложил на префектуры, которые будут получать на эти цели деньги из городского бюджета. Депутаты противиться не стали и учли замечания мэра в окончательном тексте закона.

Согласно новому закону, общественные пункты охраны порядка в городе являются государственными общественными объединениями. Стать осведомителем может любой здоровый и морально устойчивый москвич, достигший 18-летнего возраста.

Членам ОПОП будут выдаваться удостоверения установленного правительством Москвы образца. Но платить зарплату рядовым стукачам город не собирается. На бюджетном обеспечении будет находиться только председатель совета ОПОП, за которым сохранено право ходатайствовать перед префектурой о поощрении особо отличившихся активистов.

Следить за правилами содержания домашних животных

Обладатели "корочек" имеют право следить за соблюдением правил эксплуатации жилья и сообщать властям о нарушениях пожарной безопасности, нелегальной перепланировке квартир и поздних вечеринках. Они также уполномочены следить за чистотой придомовой территории, организацией дорожного движения в жилых зонах и соблюдением жильцами правил содержания домашних животных. Кроме того, активистам ОПОП разрешено заниматься профилактикой беспризорности и организацией досуга несовершеннолетних. Они же должны фиксировать нарушения, требовать от граждан прекращения беспорядков и сообщать о "непокорных" в компетентные органы (милицию, районную управу, префектуру или по месту работы нарушителя).

Как полагает полномочный представитель мэра в Мосгордуме Анатолий Петров, после принятия всех этих положений закон об ОПОП стал полезным и будет нормально функционировать.

Юрист Павел Астахов считает, что новый московский закон "полностью соответствует правам граждан обеспечивать собственную безопасность и вполне вписывается в рамки действующего законодательства”.

Сексот - это профессия

Заметим, что желание контролировать сограждан всегда было велико в России.

В начале прошлого века правительство научилось извлекать из этого выгоду: так, в 1912 году появилась первая “Инструкция для членов народной охраны”. Согласно этой инструкции добровольцы принимали участие в обеспечении безопасного пребывания представителей власти в Москве. В 1913 году был утвержден устав Добровольной народной дружины.

В 30-е годы прошлого века слежка за согражданами перестала быть прерогативой органов государственной безопасности: доносили по собственной воле, стучали на соседей и сослуживцев. Доносы всячески поощрялись властями: одной кляузы было достаточно для ареста. А доносчики не сомневались, что выполнили свой священный долг перед партией.

В 60-е годы по инициативе ленинградских рабочих, решивших своими силами бороться с хулиганством, снова начали активно формироваться добровольные дружины охраны порядка.

Но расцвет общественных пунктов охраны порядка пришелся на 80-е годы - группы активистов с красными повязками на рукавах, прерывающие дневные сеансы в кинотеатрах, чтобы проверить, не находятся ли в них прогуливающие работу, никого не удивляли.

После перестройки работа добровольцев приостановилась. А с 1999 года Мосгордума снова начала рассматривать законы "Об участии населения в обеспечении правопорядка", "О народных дружинах" и "Об общественных пунктах охраны порядка".

СПРАВКА

В 2002 году к работе по сбору информации о террористической деятельности было привлечено около 1 млн. граждан США. Это стало первой стадией контртеррористической операции “ТИПС”. Система осведомителей использует почтальонов, шоферов, моряков, грузчиков, служащих коммунальных служб, а также “тех, кто имеет доступ в частные дома”. Осведомители действуют в 10 крупных городах США, названия которых держатся в тайне. Их услуги платные, однако сумма заранее не оговаривается, поскольку полностью зависит от качества поставляемой информации. Известно, что всего на усиление антитеррористического контроля американская казна выделила 100 млрд. долларов. Осведомителям-иммигрантам и их семьям выдаются особые иммиграционные визы класса S, которые впоследствии могут превратиться в вид на жительство в США. Сейчас выдается до 250 таких виз в год.

В Москве все-таки создадут общественные пункты охраны правопорядка.

Информ. сообщ. Колокол.Ру, 21 января.

Мосгордума приняла уточненную редакцию закона об общественных пунктах правопорядка, сообщает "Эхо Москвы". Закон предусматривает создание так называемых советов общественности, в которые войдут обычные москвичи. Пункты охраны правопорядка будут располагаться при отделениях милиции. Их сотрудники, как и милиционеры, будут фиксировать факты правонарушений и сообщать о них в соответствующие органы.

Проект этого документа во втором чтении рассматривался в декабре 2003 года. Однако тогда мэр Москвы Юрий Лужков наложил на него вето и внес на рассмотрение свои поправки. Он предложил исключить из источников финансирования органы местного самоуправления. Таким образом, деятельность пунктов охраны порядка будет осуществляться за счет средств городского бюджета.

Принятый закон запрещает деятельность общественных пунктов в интересах политических партий и движений.

Защитник М. Ходорковского О. Артюхова 23 января, скорее всего, лишится статуса адвоката. Такое решение должен принять президиум столичной Адвокатской палаты, получивший месяц назад соответствующее предписание от Главного управления Минюста РФ по Москве.

Утро.Ру, 22 января. Дмитрий Иволга. Статья. Ходорковского продолжают показательно пороть.

Власти предержащие в очередной раз напоминают о том, что становиться на сторону бывшего г лавы "ЮКОСа" если не опасно, то по меньшей мере накладно. Защитник Михаила Ходорковского Ольга Артюхова завтра, скорее всего, лишится статуса адвоката. Такое решение должен принять в пятницу президиум столичной Адвокатской палаты, получивший месяц назад соответствующее предписание от Главного управления Минюста РФ по Москве.

Артюхову хотят лишить статуса из-за того, что 11 ноября прошлого года она якобы пыталась вынести из Матросской Тишины записку от арестованного олигарха.

Документ, который Артюхова порвала, в Минюсте именуют не иначе как "запиской по противодействию следствию", а действия женщины называют противоречащими закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" и Кодексу профессиональной этики адвокатов. Адвокатской палате был дан ровно месяц на то, чтобы подготовить "публичную порку" для провинившейся Артюховой, которая до сих пор настаивает, что в изоляторе у нее отобрали не "маляву", а служебные записи…

Мысль о том, что в России уже не первый месяц ведется "публичная порка" Ходорковского и близких к нему лиц, высказывает газета New York Times. "Многие в России были бы счастливы, если бы Ходорковского возили по улицам в телеге, чтобы они могли бить его палками", – заявил Павел Арсеньев, глава московского бюро Фонда гражданских свобод, занимающегося мониторингом прав заключенных, в интервью изданию. По мнению журналистов, фактически это и делается с подачи Путина преданными ему чиновниками.

Самый богатый российский заключенный содержится в маленькой трехместной камере, где при свете единственной лампочки знакомится с материалами по своему делу. Он уже осилил 12 томов из 227-ми. По поводу прочитанного он почти ежедневно консультируется со своими адвокатами, которые, судя по всему, давно смирились с бесплодностью борьбы за освобождение олигарха. Он же в меру своих возможностей продолжает бороться.

"Он понимает, что может пробыть в тюрьме долго. Не сказал бы, что он хорошо выглядит. Видно, что он устал", - заявил американским журналистам адвокат Антон Дрель.

Тем временем власти постепенно разоряют детище Ходорковского. Сорвалось слияние "ЮКОСа" с "Сибнефтью", заморожена значительная часть акций компании, отобрана лицензия на разработку крупного месторождения. "Сначала его сажают, потом разрушают "ЮкосСибнефть". Теперь пристают к "ЮКОСу" с налогами. Вот так действует Путин. Сам он говорит разумные вещи, а за его спиной административная машина экспроприирует компанию", - сказал американский адвокат арестованного Роберт Амстердам.

В таких условиях, утверждают журналисты американского издания, заступаться

за Ходорковского могут только адвокаты, которым платят за это деньги, – пыл предпринимателей, пытавшихся сначала вступиться за своего коллегу, здорово охладило заявление президента о том, что за бывшим главой "ЮКОСа" могут последовать еще "пять, семь или десять человек".

ГУВД Москвы подвело итоги. Информ. сообщ. Газета, № 10

Вчера прошла коллегия ГУВД Москвы, на которой были подведены итоги работы столичной милиции за 2003 год. В работе коллегии приняли участие исполняющий обязанности министра внутренних дел РФ Рашид Нургалиев и мэр Москвы Юрий Лужков. С докладом выступил начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин. Он оценил оперативную обстановку в городе как крайне сложную. Выборы, которые проходили в условиях сохраняющейся нестабильной обстановки на Северном Кавказе, теракты в Тушино и у гостиницы Националь”, угрозы террористов заставляли милиционеров постоянно работать в интенсивном режиме. За 2003 год зарегистрировано 207 тысяч преступлений, направлено в суды почти 73 тыс. дел. По сравнению с 2002 годом на 3% больше раскрыто убийств, на 15% — изнасилований, на 16% — разбойных нападений, на 20% — грабежей, на 17% — краж, в т.ч. на 25% — автотранспорта и на 6% — квартирных. Общее число привлеченных к уголовной ответственности составило 56 274 человека. Особое внимание в своем докладе начальник московской милиции уделил вопросу миграции. Из числа раскрытых преступлений 45% приходится на долю приезжих. В 2003 году подразделениями главка выдворено за пределы РФ свыше 24 тыс. нелегальных мигрантов (из 29 тыс. всего по России), что в три раза больше, чем в 2002 году.

Интервью с полковником милиции М. Игнатовым, которого недавно освободили из-под стражи. Он был обвинен в получении взятки. Игнатьев утверждает, что дело против него было сфальсифицировано

Русский курьер, № 11. Елена Апасова. Статья. Сыск на нарах.

Рубоповцу пришлось переквалифицироваться в смотрящие

На свободу вышел подполковник милиции Михаил Игнатов, о котором нексколько раз писала наша газета. История очень показательна. Человек не за что почти три года провел в застенке. Что ему пришлось пережить за это время, офицер РУБОП рассказал "РК".

Как брали

- Не зря в России говорят, что от тюрьмы нельзя зарекаться. Ваша история, как уже всем известно, началась с того, что в апреле 2001 года в Центральное региональное управление по борьбе с организованной преступностью пришел коммерсант Евгений Тростенцов. Он поведал о том, что некие Игорь Новиков и Денис Вороненков, действующие от имении фракции "Единство" вымогают у него деньги за обеспечения "крыши" и лобирование интересов через властные структуры.

- Так и было.

- Могли ли вы тогда представить, что все это закончится "Матросской тишиной"? Причем, для вас...

- Нет, конечно. Тростенцов, как и положено, написал заявление. Мы установили в его офисе средства прослушки и видеозаписи, снабдили коммерсанта меченными купюрами на общую сумму 10 тысяч долларов. Я лично руководил задержанием. Новикова и Вороненкова взяли с поличным. Задержанных доставили в ОВД "Беговой", куда прибыла следственная группа прокуратуры. Мы попросили прокурора Северного административного округа Беликова выдать санкцию на арест. Но получали отказ.

- Чем вы это объясняете?

- Наверное, у задержанных были неограниченные возможности. И прокурор получил указание сверху (мать Игоря Новикова Елена Чайковская - известный тренер по фигурному катанию, а дядя Борис Пастухов - бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ.- Прим."РК").

- А как появилось обвинение, что вы вымогаете деньги у г-жи Чайковской за прекращение уголовного дела в отношении ее сына?

- Меня задержали 4 мая 2001 года. Накануне позвонил некто Сидоров, проходящий по делу Новикова-Вороненкова в качестве понятого, и начал лепетать про какие-то деньги. Я вызвал Сидорова к себе на определенное время и обо всем доложил руководству. Встречал Сидорова на улице около проходной. Естественно, пригласил его к себе в кабинет, но он отказывался и настаивал, чтобы мы пошли в кафе. Тогда я взял его под руку и повел. В этот момент со всех сторон выскочили сотрудники Управления собственной безопасности (УСБ) московского ГУВД. И тут они пытались, ну, в общем, я не знаю, что они пытались... Я сразу же зажал карманы, чтобы не появилось никаких возможностей мне что-то подкинуть. При этом Сидорова сразу же куда-то увели...

- Откуда тогда взялось обвинение во взятке?

- Ниоткуда. О случившемся я доложил руководству и отправился в московскую прокуратуру. Меня допрашивали с 12 до 17 часов как свидетеля. Потом следователь ушел, а через 15 минут пришел и сказал, что меня задерживают на трое суток в качестве подозреваемого в подстрекательстве к даче взятки. В протоколе так и написано: "Застигнут при совершении преступления". Что получается? Выходит, я до 17 часов был свидетелем, а в период с 17 до 17.15, находясь в прокуратуре, совершил преступление. Через полгода меня обвинили уже в получении взятки.

Как судили

- Насколько мне известно, вы сами, находясь уже в СИЗО, нашли главное доказательство своей невиновности?

- Это произошло случайно. Я знакомился с материалами уголовного дела и изучал вещественные доказательства. Среди них была одна кассета. Когда я ее взял, следователь говорит: "Да тут ничего интересного". И вот на этой кассете я совершенно случайно услышал диалог этого самого понятого Сидорова и неизвестных мне людей, которые его инструктировали. Далее шел мой разговор с Сидоровым на проходной, который, кстати, числился в материалах дела как утерянный.

- И что это за инструктаж?

- Сидорову давали четкие инструкции. Например: "Ты должен вытащить Игнатова за пределы работы - в кафе, никаких кабинетов. Передай ему этот конверт как угодно! Можешь даже выкинуть на стол! А сам падать. А дальше не твои проблемы". Сидоров спрашивает: "Ну, а если он не возьмет деньги, мне-то что делать?". "Ну, главное, пихни ему как-нибудь", - следует в ответ. Это ведь чистейшая провокация взятки. Кстати, в прокуратуре мне сначала отказывались сделать стенографическую расшифровку записи, говорили, что нет оснований.

- А кто инструктировал понятого Сидорова?

- Я этих лиц не знаю и не видел, но Сидоров их знает прекрасно. Он этого не скрывал, назвал их фамилии - это были люди Управления собственной безопасности ГУВД. Однако прокуратура не удосужилась их установить. Суд тоже не стал заострять внимание на этом вопросе. Сидоров же написал заявление на имя генерального прокурора и прокурора г. Москвы. Он требовал возбудить уголовное дело по факту принуждения его к противоправным действиям. Он даже писал на себя явку с повинной и был готов нести ответственность за то, что согласился участвовать в провокации.

- Учитывая все факты, московская прокуратура должна была прекратить ваше дело за отсутствием состава преступления...

- Должна, но не сделала. Меня продолжают обвинять в получении взятки вопреки законодательству и всякому здравому смыслу. Я изначально не мог быть субъектом такого преступления как взятка. У меня не было умысла, я не обладал теми полномочиями, за которые давалась взятка. Ну, не мог я прекратить дело или освободить из-под стражи.

- На суде прокурор просил для вас 12 лет лишения свободы. Кому вы все-таки перешли дорогу?

- Могу лишь догадываться. Это было выгодно в первую очередь Новикову, Вороненкову и Чайковской. В действиях Чайковской усматривается состав преступления – дача взятки. Она же говорила на суде, что передала 150 тысяч долларов, а потом еще 20 тысяч приятелю своего сына Георгию Асюнину. Асюнин же заявил, что он эти деньги передал предпринимателю Тростенцову. А тот признался в суде, что никаких денег не получал. Однако никто никаких денег не нашел.

- А что в итоге?

- Если мои действия признаются незаконными, то и доказательства, собранные по делу Новикова-Вороненкова, - недопустимы. Следовательно, они уйдут от ответственности. Так же полагаю, что на тот момент я перешел дорогу московской прокуратуре. Да и РУБОП был как кость в горле у многих. Мысль развалить РУБОП возникла у нового руководства, которое пришло на смену министру Рушайло. РУБОП – детище Рушайло, это управление принесло много пользы. Тот беспредел, который был в 1992-95 годах, остановил только РУБОП, больше никто. А некоторых людей эта служба не устраивала. Вы посмотрите, что сейчас происходит – ежедневные заказные убийства, взрывы... Я уже не говорю о “Норд-Осте” - такие преступления нужно просто прекращать агентурным оперативным путем. А кому сейчас с этим бороться? Ушли лучшие специалисты.

- Ваши бывшие начальники и подчиненные говорят, что вы первоклассный сыщик...

- Не знаю, какой у меня класс, но, действительно, у меня много раскрытых преступлений - тяжких и особо тяжких. Были предотвращены заказные убийства. Мы брали киллера прямо из-под ствола, можно сказать прямо из-под клиента, когда клиент даже не знал, что его “пасут”. А человек в это время сидел ужинал и не подозревал, что скоро станет деревяшкой.

Как сидел

- Тут самое время спросить, как вас самого в СИЗО разрабатывали?

- Со стороны администрации изолятора отношение было нормальное. Правда, ко мне в СИЗО приходили сотрудники из УСБ МВД, просили дать показания на руководство РУБОПа. Но я сказал, что я никого оговаривать не собираюсь. А в тот же день, только вечером, открывается дверь, заходят человек десять персонала “Матросской тишины” - режимники, оперативники и т.д. Нас всех вывели. Порядка двух часов проводился шмон. Когда вернулись, там все было перевернуто от пола до потолка... Мы потом три часа искали свои вещи. Как оказалось, при этом шмоне нашли (правда, не знаю где) два старых-старых мобильных телефона. Мне сказали, что телефон нашли у меня и отправили на 10 суток в карцер. Ну, я особо не унывал, доказывать там что-либо бесполезно. Хотя я, конечно, поинтересовался: "Кто сказал, что это мой телефон?" А мне один оперативник ответил: "Ну, пойми, так надо".

- Сколько человек было в камере?

- Поначалу 27 на 14 мест. Все сотрудники милиции. Кстати, многие сидели по заказным делам.

- Как же все там спали? - По очереди. Кто-то спит днем, кто-то ночью.

- В камере свои порядки. Старший-младший и так далее...

- Без старшего куда уж деваться. Его называют “смотрящий”. Есть “помогалово”, “шныри”, которые полы моют. Это относится к прокурорским работникам. Если прокурорский работник попадает в СИЗО, то дальше, чем мытье полов, он никогда не поднимется. Самая неуважаемая каста в камере. А "смотрящий” – это человек, который разруливает все конфликтные ситуации, следит, чтобы в камере был порядок.

- А кем был в камере офицер милиции Игнатов?

- Смотрел за хатой. Конечно, я "смотрящим" не сразу стал.

- А еще чем в камере занимались?

- В нарды играл, в домино. Могли полдня убить на домино – как войдем в азарт... Книжки читал про животных, исторические романы. Телевизор смотрел, сейчас знаю все клипы.

- Когда получали передачки, делились с сокамерниками? - В камере все живут семейками. Вот семейка у нас была 4 человека. Кому-то приходит – это все наше. Естественно, мы не спрашиваем друг у друга, кто хочет есть. Кто хочет, тот встает и ест. Но если кто-то захотел поесть из другой семейки, то мы, конечно, угостим, но взять без спроса еду он не может.

- А конфликты возникали? Драться, скажем, приходилось в СИЗО?

- Ни разу не дрался. Меня никто не провоцировал. Но если бы попытались побить, дал бы отпор. Вот, например, поездка в суд. В автозаке сидят все вместе - я в машине, тут и участники преступных группировок - ореховской, курганской... Которых я разрабатывал раньше. Они знали меня, и я знал – кто они. Утром садимся в машину, поздороваемся. Они не злорадствовали. Наоборот, сочувствовали: "Ладно, мы знали, куда идем и какой жизнью живем. А с тобой-то как поступили? Что это за страна такая?" Поймите, к беспредельщикам, даже если они менты, – другое отношение. С ними бы там разобрались. Они так и говорили: "Наше дело было бандитствовать, ваше – ловить. Но ловить только за то, что сделали, а не за то, что кто-то придумал и деньги заплатил или подкинул улики". Тех, кто по делу их берет, – тех уважают. Понимают, что это наша работа.

- И все же. Вы работали на систему, а эта система так кинула...

- Главное не сдаваться и не опускать руки. Я боролся. Писал бесконечные жалобы. Обжаловал все незаконные решение. Это мне дало возможность дойти до Европейского суда. Моя жалоба уже принята к рассмотрению. Слабому человеку там тяжело, я видел как люди ломались. Но если есть сила духа, то пройдешь все это на одной ноге. Вернее, простоишь.

Как выпустили

- Вернетесь обратно в органы?

- (Пауза). В данный момент нет. Вот если вернется старая команда... Словом, я точно должен знать главное. Если я получу информацию о преступлении и начну разработку, то должен быть уверен, что мне никто не позвонит сверху и не скажет: "Ты, мол, не лезь, это чьи-то люди". А вообще у меня много предложений. Например, возглавить службу безопасности некоторых коммерческих структур. Я еще не решил, что делать дальше. Но обязательно буду добиваться полного оправдания, обращаться в Верховный суд. Должно быть возбуждено уголовное дело по факту превышения служебных полномочий сотрудниками прокуратуры, а отдельными сотрудниками УСБ - по факту незаконного привлечения меня в качестве подозреваемого в особо тяжком преступлении.

- Как вас дома встретили?

- Прекрасно. Было ощущение, что я никуда не уходил. Вышел за порог "Матросской тишины", как будто вышел с работы. Но тут в разговор вступила молчавшая прежде жена Ирина: "У меня лично не было такого ощущения, что он ушел на работу и вот вернулся. Прошло почти три года. И когда распахнулись двери и он вышел, вначале был шок. Невозможно было сразу подойти, обнять, поцеловать. Все смотрели – никто не верил. Через минуту все налетели. Каждый трогал руку, ногу, волосы. Телефон не умолкает по сей день. Знаете, я им очень горжусь. Я самая счастливая женщина". - Анкета - Михаил Игнатов окончил Московское высшее командное пограничное училище, служил в Закавказском пограничном округе. Затем работал в транспортной милиции. В 1996 году пришел в Центральное региональное управление по борьбе с организованной преступностью (ЦРУБОП). Возглавлял 4-е отделение 1-го отдела оперативно-розыскного бюро ЦРУБОП. Отделение Игнатова занималось разработкой авторитетов преступной среды и воров в законе, пресечением преступной деятельности славянских организованных преступных сообществ. Наибольшую известность Михаил Игнатов получил за освобождение израильского мальчика Ади Шарона в июне 2000 года. Похитители удерживали ребенка 10 месяцев и требовали выкуп в размере восьми миллионов долларов. Для устрашения бандиты отправили отцу мальчика посылку с двумя мизинцами сына. Место нахождение похищенного ребенка установил именно Михаил Игнатов. За эту операцию подполковника наградили орденом "За заслуги перед отечеством" II степени. В мае 2001 года офицера обвиняют в вымогательстве взятки у тренера по фигурному катанию Елены Чайковской и в превышении должностных полномочий. Прошлым летом Мосгорсуд оправдал Игнатова по эпизоду со взяткой. Вместе с тем суд приговорил подполковника к трем годам лишения свободы за превышение полномочий. 30 декабря 2003 года Михаил Игнатов был досрочно освобожден.

Мособлсуд назначил на 3 февраля оглашение приговора Ю. Давыдову и Е. Привалову – руководителям общественной молодежной организации “Поэтизированное объединение разработки теории общественного счастья”. Они обвиняются по целому ряду статей УК РФ, в том числе за истязание несовершеннолетних и попытку создать незаконное вооруженное формирование.

Прошли прения по делу ПОРТОСа. Информ. сообщ. Коммерсант, № 11

Мособлсуд назначил на 3 февраля оглашение приговора Юрию Давыдову и Евгению Привалову — руководителям общественной молодежной организации “Поэтизированное объединение разработки теории общественного счастья” (ПОРТОС). Они обвиняются по целому ряду статей УК РФ, в том числе за истязание несовершеннолетних и попытку создать незаконное вооруженное 1 формирование. Как сообщил адвокат Юрия Давыдова Дмитрий Аграновский, прокурор потребовал направить подсудимых на принудительное лечение. Ранее специалисты Научного центра психиатрии имени Сербского признали обоих руководителей невменяемыми.

По данным гособвинения, в 1999 году Юрий Давыдов и Евгений Привалов организовали своеобразную колонию воспитанников в деревне Машково Люберецкого района. Подсудимые обещали подросткам помочь при поступлении в вузы столицы и обучить их основам самообороны. Воспитанников заставляли работать по 16 часов в сутки и запрещали покидать территорию базы, обнесенную колючей проволокой и охраняемую собаками. За малейшие провинности подростков сурово наказывали и избивали. Во время обыска у членов ПОРТОСа было изъято газовое и огнестрельное оружие.

24 июля 2002 года Мособлсудом за истязание несовершеннолетних были осуждены две активистки ПОРТОСа — Татьяна Ломакина и жена Юрия Давыдова Ирина Дергузова. Им было назначено наказание в виде восьми и шести лет лишения свободы соответственно. Затем Верховный суд РФ снизил эти сроки до пяти и четырех с половиной лет.

 

Права мигрантов. Свобода передвижения.

На днях МВД РФ предложило создать Миграционный кодекс и департамент миграционных инспекторов, которые бы отлавливали нечистых на руку чиновников, наживающихся на нелегальных мигрантах. Вся эта деятельность приведет, скорее всего, к тому, что приезжим будет сложнее находиться в Москве на легальных основаниях, а значит, в столице в ближайшее время станет еще больше нелегалов. Комментирует ситуацию председатель комитета “Гражданское содействие” С. Ганнушкина.

Столичная вечерняя газета № 5, 16 января. Екатерина Буторина, Сергей Яковлев, Юрий Мацарский. Статья. “Жирные коты” наживаются на работе нелегальных мигрантов.

Тему мигрантов Владимир Путин поднял вчера на заседании коллегии ФСБ.

— Проблема незаконной миграции перешла в России в разряд наиболее актуальных, — констатировал президент. — Мы нуждаемся в притоке трудовых ресурсов, но только там и тогда, где это нужно стране. Должен быть поставлен жесткий заслон на пути тех, кто нарушает закон и действует в сфере теневого бизнеса, — сказал Путин, пояснив, что имеет в виду чиновников, которые своим произволом создали питательную среду для правонарушений в этой области.

О каком заслоне говорил президент, позже на пресс-конференции пояснил заместитель министра внутренних дел РФ, начальник федеральной миграционной службы (ФМС) генерал-полковник милиции Александр Чекалин. По его словам, МВД выступает с инициативой введения уголовной ответственности за организацию незаконной миграции. Правда, о лишении свободы речь не идет.

— Представителей теневого бизнеса лучше наказывать рублем, поэтому в качестве санкции мы намерены предложить существенные штрафные санкции, — не испугался тавтологии господин Чекалин.

Кроме этой инициативы, МВД предлагает создать Миграционный кодекс. В настоящее время миграционную сферу регулируют 12 федеральных законов прямого действия и еще несколько десятков подзаконных актов. Весь этот пакет документов необходимо привести в единую систему, а за выполнением миграционных законов будет следить миграционная инспекция, которую, правда, еще нужно создать.

— Миграционные инспекции — это не штурмовая команда, которая вылавливает на рынках несчастных людей, приехавших сюда на работу и зачастую находящихся в стесненных условиях, — отметил Чекалин. — Не они интересуют, а те, извините за выражение, жирные коты, которые наживаются на работе нелегальных мигрантов.

Своим мнением на сей счет с корреспондентом “Столичной” поделилась Светлана Ганнушкина, председатель комитета “Гражданское содействие”:

- Легализация статуса иностранных рабочих должна быть максимально упрощена, только тогда исчезнет коррупция. Именно гастарбайтеоы из бывших советских республик отстраивают сейчас все Подмосковье, строят дома и ремонтируют квартиры в Москве. Строительные фирмы не несут ответственности за социальную защиту таких рабочих, они даже не несут ответственности за выплату заработной платы, захотят — заплатят, не захотят — не заплатят. А милиция защищает работодателей.

Встретился корреспондент “Столичной” и с “несчастными людьми, находящимися в стесненных условиях”, — нелегальными мигрантами.

Зима — не лучшее время для гастарбайтеров, не зря же их называют “сезонными рабочими”. Повезло тем, кто сумел пристроиться на постоянную работу. Остальным приходится зимовать на родине или искать случайные заработки. Самое популярное для этого место — строительный рынок на Ярославском шоссе рядом с МКАД. Но если летом работяг там сотни, то сейчас всего пара десятков. Причем в основном теплолюбивые таджики.

— Приходится тут стоять целыми днями, ждать работу, — рассказывает корреспонденту синий от холода строитель Джамшит.

Деньги Джамшиту и его товарищам нужны не только для того, чтобы заплатить за жилье, купить еды и передать родным. Приходится платить и за возможность работать. “Бригадирам” — людям, которые договариваются потом с “жирными котами”, чтоб рабочих не трогали.

— Кто тут хочет работать — должен дружить с бригадиром. Он скажет, сколько денег отдавать. Обманывать не надо. В милицию скажет.

Борьба властей с “жирными котами” и “бригадирами” мигрантов не беспокоит. Если “бригадира” заберут, его место сразу займет новый:

— Это хорошо, что есть такой человек. Он нам помогает, поэтому мы должны за это платить. Нас никто не трогает, документы не просит — это он сделал. Кто может с милицией и прочим начальством договориться — тот всегда здесь главным будет.

Справка

В 2000 году в столице насчитывалось 760 тысяч незаконных мигрантов, в 2002 году их было уже около миллиона. Правда, в 2002 году в столице были зарегистрированы лишь 66 тысяч человек, получивших официальное разрешение на работу. Всего в Москве в 2002 году совершено 163,5 тысячи преступлений. Установлено, что более 25 тысяч преступлений на совести мигрантов.

Больше всего иностранная рабочая сила используется в Подмосковье: в строительстве (49%), промышленности (26%), в транспортной отрасли, сельском и лесном хозяйстве каждый десятый рабочий - иностранец.

О проблемах беженцев в Москве.

Аргументы и факты, № 3. Екатерина Карачева. Статья. Лица негражданской национальности.

Беженцы и через 15 лет остаются беженцами.

У Москвы нет ресурсов справиться с наплывом людей.

В прошлом году для нужд полумиллиона беженцев выделили… 10 квартир.

ТАТЬЯНА Б. до 45 лет жила с мамой во Львове. Однажды ночью проснулась от резкого звонка. Последнее, что женщина запомнила, когда открыла дверь, — глухой удар по лицу. Очнулась в больнице с сотрясением мозга. А вернувшись, обнаружила в почтовом ящике письмо: “Если дорожишь своей жизнью, уезжай!” На входной двери висела кукла, в которую воткнули нож. Татьяна собралась за полчаса и вместе с матерью покинула Львов. Приехав в Москву, женщина надеялась получить статус беженца. В миграционной службе ей сказали, что этот вопрос рассмотрят не раньше чем через полгода. “А что же мне делать сейчас, где жить, на что существовать?” — спросила в слезах Татьяна. Ей сухо указали на дверь. Татьяну с матерью приютили столичные бомжи. Через полгода Татьяна снова наведалась в миграционную службу, но там оказалось, что ее документы потеряны и теперь их нужно сдать повторно.

Алишер У., врач-педиатр, бежал из Таджикистана, после того как бандиты похитили его пятилетнюю дочь и потребовали выкуп в 30 тыс. долл. Отец нашел деньги, но после уплаты забрал ребенка и приехал в Москву. Здесь его руки оказались никому не нужны. Вот уже седьмой год Алишер обивает пороги инстанций, умоляя присвоить ему и дочери статус беженцев.

Семья Кривцовых (фамилия изменена) бежала из Баку в 1990 г., бросив все имущество. В Азербайджане русским стало жить невмоготу. Могли запросто убить. Приехав в подмосковный Ногинск (сразу 15 чел.: бабушки, дети, внуки), зимой они скитались по углам родственников и знакомых. Летом жили в палатках. На работу устроиться не могли. И вот уже 13 лет, имея официальный статус беженцев, эти люди не могут получить российское гражданство. Хотя статус беженца по Закону РФ “О беженцах” дает право не только на трудоустройство, бесплатное жилье, медицинское страхование, бесплатное образование, ежемесячные социальные выплаты, но после пятилетнего проживания на территории России и на получение ГРАЖДАНСТВА. Только у нас законы и их соблюдение всегда находятся в разных плоскостях.

Временное — значит, навсегда?

НАПЛЫВ беженцев начался еще в советские времена, когда вспыхнули первые межнациональные конфликты. Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Таджикистан, осетино-ингушский конфликт. Потянулось русскоязычное население и из Чеченской Республики. Подавляющее большинство людей приехали в Москву из Армении (пострадавшие во время землетрясения), Азербайджана, Закавказья, Таджикистана, Молдовы и из стран Балтии. Город был не готов принять такое количество людей. Ни жилья, ни работы, ни правовой защиты. Приезжающих в срочном порядке расселяли по гостиницам, санаториям и общежитиям. И многие, получив официальный статус, так и продолжают жить в этих ВРЕМЕННЫХ центрах для беженцев. Сегодня их в Москве более десятка. В подмосковном поселке Востряково еще в 1989 г. разместили страдальцев из Баку. И хотя почти сразу помещения (ряд общежитий) признали непригодными для проживания, более 300 чел. живут здесь по сей день. Деваться людям некуда. И государство о них предпочло забыть.

В начале 90-х столичные гостиницы были муниципальными, поэтому беженцев разместили, выполняя решение властей. Но постепенно гостиницы стали приватизироваться. И сегодня их владельцы уже не согласны содержать за свой счет неплатежеспособных жильцов. Методы отработаны: отключают свет, газ, отопление. Тех, кто отказывается платить (не потому, что не хочет, — нечем, ведь на работу еще надо устроиться, а без регистрации, которую нужно все время продлевать, не берут), судебным порядком выбрасывают на улицу. Так, в прошлом году Гагаринский суд Москвы признал законной претензии владельцев гостиницы “Южная”, в номерах которой уже более 10 лет ютились 57 бакинцев. Беженцам поставили условия: или платите по коммерческим расценкам (гостиницы ни из федерального, ни из московского бюджетов дотаций на содержание беженцев не получают), или ищите себе другой угол. Светлана Мкртумян вместе с четырьмя детьми была выселена из номера гостиницы “Заря” с помощью представителей ОВД “Марфино”. Одну пожилую женщину, пытаясь выселить, даже избили, но выдворить из комнаты так и не смогли. Впрочем, не смогли и заставить ее платить за номер… ОВД “Нагатино-Садовники” отказал беженцам, проживающим в общежитии на Каширском шоссе, в продлении регистрации, мотивируя свой отказ тем, что гостиница из муниципальной перейдет в частные руки.

Конечно, иногда случается “счастье”: беженцам и вправду власти предоставляют жилье после долгих мытарств в общежитии. Но многие, приехав по данному адресу в Подмосковье, находили либо непригодное жилье, либо квадратные метры, уже занятые другой семьей. Некоторые возвращались в столицу, потому что указанного в документах адреса просто не существовало. Софье З. и двоим ее малолетним детям предложили дом в подмосковном городе Серпухове. Около трех часов женщина добиралась до места, а когда приехала, застала пепелище. Пришлось снова возвращаться в столицу, в гостиницу на койкоместо. А в прошлом году, как с гордостью объявили чиновники, на нужды беженцев все-таки были выделены квартиры. В количестве… 10 штук. Даже комментировать не хочется…

Хитрости статистики

СКОЛЬКО этих людей? Оценить их количество очень трудно. Дело в том, что сама процедура предоставления статуса двухступенчатая. Сначала человек, заявивший о своем желании получить статус беженца, регистрируется, получая на руки свидетельство о регистрации ходатайства. И только через год он получает статус беженца. Федеральная миграционная служба (ФМС) оперирует такими данными: за 10 лет в столичном регионе получили статус беженца 1956 человек: 216 чел. — из Азербайджана, 319 чел. — из Грузии, 100 чел. — из Армении, 323 чел. — из Казахстана, 70 чел. — из Киргизии, 20 чел. — из Латвии, 8 чел. — из Литвы, 63 чел. — из Молдавии, 331 чел. — из Таджикистана, 63 чел. — из Туркменистана, 231 чел. — из Узбекистана, 1 чел. — из Украины, 13 чел. — из Эстонии и 192 чел. — из Афганистана. Это далеко не полный список. Ведь нелегальных, которые хотят, но так и не могут получить статус, по приблизительным оценкам миграционной службы, порядка 500 тыс. чел.!

Можем, но не хотим

С ПРОБЛЕМОЙ беженцев мучаются многие страны и столицы. Нельзя сказать, что кто-то сумел с ней справиться. Но тем не менее в цивилизованных странах есть жесткая схема работы с такой категорией людей, когда не унижается их достоинство и соблюдаются их права. Человек, заявивший о том, что хочет получить статус беженца, на то время, пока рассматривается его заявление, получает возможность жить в приличных условиях, получает пособие. Время рассмотрения заявления жестко ограничено и обычно не превышает одного года. Потом либо человек получает статус и начинает жить в этой стране, либо его выдворяют на прежнее место жительства. Понятно, что подобные действия требуют больших финансовых затрат. Но развитые страны, понимая, что иначе события примут неуправляемый характер, находят в своих бюджетах эти средства.

Проблема беженцев у нас, по мнению зампредседателя МГД Михаила Вышегородцева, носит не столичный, а федеральный, даже скорее эсэнгэшный оттенок: “Никаких городских средств на ее решение не хватит. Единственное, что мы можем, — выделять деньги на содержание центров беженцев. В Московском регионе ограниченное количество рабочих мест. Как убедить людей ехать в те регионы, где им предоставят и жилье, и работу?”

Странная позиция. Москва гордится своими связями с регионами, вон даже начинает строить жилые дома в некоторых российских городах. Так неужели трудно обсудить эту проблему со своими коллегами в регионах? Но ни разу этот вопрос не стал строкой в совместных документах о сотрудничестве. А прибывающим беженцам хоть и предлагают в ФМС адреса для жительства в других регионах, но средств для того, чтобы туда доехать, не выделяют. Абсурд! Такое впечатление, что Москва занимается лишь формальной регистрацией, позволяя решать ее и 10, и 15 лет.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

Об осаде правоохранительными органами штаба Национал-большевистской партии, где одновременно располагается редакция газеты “Генеральная линия” (“Лимонка”), с целью проведения обыска.

Россiя, № 4. Мария Дмитриева. Статья. Осада с досадой.

Прошедшие выходные ознаменовались очередным обострением конфликта российских правоохранительных органов с Национал-большевистской партией, известной рядом скандальных выходок и своим духовным лидером и председателем Эдуардом Лимоновым. Штаб НБП, расположенный в подвале жилого дома, в субботу окружили омоновцы, намереваясь, видимо, провести обыск. Находившиеся в помещении члены партии открыть двери отказались и забаррикадировались, ожидая штурма. Но его не последовало ни в субботу, ни в ночь с субботы на воскресенье. На момент подписания номера осада штаба НБП, где одновременно располагается редакция газеты “Генеральная линия” (“Лимонка”), ослабилась, но продолжалась.

Чего шумим?

Информация о причине неожиданной атаки на лимоновцев разнилась каждый час, причем источники в пресс-службе ГУВД столицы и в дежурной части ОВД “Хамовники” порой говорили совершенно разные вещи. Еще вечером в субботу пресс-служба ГУВД сообщала, что усилила дежурство рядом со штабом из-за того, что получила информацию о готовящихся акциях лимоновцев в Москве. В воскресенье утром оказалось, что жилой дом в центре Москвы окружили в связи с проведением в столице футбольного матча. А в дежурной части ОВД “Хамовники” корреспонденту “Россiи” рассказали, что субботнее усиление было связано с тем, что лимоновцы собирались провести несанкционированный митинг рядом со своим штабом. Но информацию о том, что штаб на осадном положении и нацболам не дают выйти, не подтвердили.

По телефону руководитель московского отделения НБП Роман Попков, находясь в штабе, сообщил корреспонденту “Россiи”, что утром в воскресенье омоновцы подогнали свой автобус к окну подвального помещения и включили двигатель. Так что 27 человек, оставшихся в “бункере”, дышали выхлопными газами. По словам Попкова, штурму помешало исключительно общественное внимание к происходящему.

Корреспондент “Россiи” решила на месте разобраться в ситуации.

От нацбола до футбола.

У дома, в подвале которого располагается штаб, стояли 2 автобуса с людьми в форме и несколько милицейских машин. Гуляющие с детьми жители дома с интересом косились на милиционеров, расставленных по всему периметру здания, и пару дэпээсников на дороге, по которой за час проезжает около пяти машин. На мой вопрос, с чем связано такое усиление, милиционер с прилипшим к губе семечком ответил: “Да ни с чем! Мы тут вообще всегда стоим. А сейчас в городе футбол – охранять надо!” В это время действительно шел матч Кубка чемпионов Содружества. в Олимпийском.

Я отправилась к компании крепких молодых людей в гриндерсах, джинсах и коротких черных куртках, стоявших возле входа в штаб. Милиция, кстати сказать, не обращала на них никакого внимания. Рядом с подростками перетаптывались местные пенсионеры. Антон, член НБП с 1998 года, рассказал, что молодые люди здесь дежурят, меняются каждые несколько часов, чтобы в случае штурма помочь штабным товарищам, которые с любопытством выглядывали из подвального окна и сверкали нарукавными повязками с серпом и молотом. По словам Антона, штурма он не видел, но партию готов защищать во что бы то ни стало. Пенсионер из соседнего дома, инвалид войны Владимир Алексеевич горячо поддерживал слова своих младших товарищей. “Я тоже был членом партии, только не этой, – рассказал он, – а здесь я, как бы это сказать, сочувствующий!”

К моей просьбе пройти с фотографом внутрь молодые люди отнеслись настороженно, но согласились. Нас попросили подождать до момента “смены караула”, когда несколько человек из штаба должны были выйти, а новые, свежие защитники – войти. Милиция не обратила на начавшуюся суету ни малейшего внимания, зато было видно, что для нацболов это настоящая церемония. Несколько человек окружили вход, железная дверь быстро открылась, и в сопровождении подгоняющих криков нас запихнули внутрь.

Макароны и шахид

Атмосфера в штабе была исключительно домашняя. Около 20 человек в партийных нарукавниках прогуливались по подвалу под классическую музыку, курили, ели сваренные здесь же, на кухне, макароны. Роман Попков вел нас вдоль стен, увешанных флагами, лозунгами и рисунками на нацистскую тему, попутно извиняясь за спартанские условия. По-утреннему растрепанные девушки, совсем не похожие на нацисток, приветливо здоровались. Большинству находящихся в штабе, по-видимому, было не больше 25 лет. “Все началось утром в субботу, – рассказал Роман, – примерно в половине десятого в дверь постучали. На вопрос “Кто там?” ответили: “Участковый”. Когда мы посмотрели в глазок, то увидели, что “участковых” там штук 15. Ни один из них не представился, цели своего прихода они не назвали, а потому мы не открыли. Эти люди почему-то считают, что их форма дает им право открывать ногой любую дверь”. “И что потом, – спрашиваю, – начался штурм?” “Нет, – ответил Роман, – с тех пор продолжается психологическое давление. Они окружили дом, ходят кругами. Я понимаю, что произойдет, если мы откроем, – они войдут, что-то подбросят, опечатают дверь. Но здесь же еще и редакция газеты, компьютеры, базы данных на членов партии по всей стране!” То есть никакого штурма на самом деле не было и входы-выходы не закрыты милицией. Просто милиционеры с лимоновцами играют в войну. Те выстроили себе крепость, забаррикадировались в ней. А гуляющие вокруг дома силовики им как будто нехотя подыгрывают. Лимоновцы с удовольствием показали нам несколько бутылок с зажигательной смесью, которой собираются обороняться в случае начала штурма, и даже показали собственного “шахида”. Им оказался невысокий коренастый парень. Он с явной гордостью продемонстрировал свое рвение до конца стоять за идею: разлил по полу жидкость, поджег ее и начал топтать.

Роман заявил, что никаких акций НБП не планировала, а если бы и решила что-либо провести, то никакие силы ее бы не остановили. Как это было во время акций “бархатного терроризма” – забрасывания продуктами российских политиков.

Традиции русского нацизма

Если отвлечься от впечатления участия в игре в войну, то остается некоторое сочувствие к молодым и увлеченным ребятам, которые готовы за свои идеи дышать выхлопными газами в подвале, жалость к ним за то, что, по сути, они со своими идеями остались в этом подвале совсем одни (условно освобожденный Лимонов не приехал). И все же основное – это злость от того, как они эти идеи понимают и пытаются реализовывать. А сочувствие разбивается вдребезги об отвратительные акции, которые они устраивают. То, что Роман ласково называет “бархатным терроризмом”, – это прилюдное унижение людей. И я сейчас не говорю об оскорблении власти, а просто о том, что нельзя вот так взять и ударить женщину по лицу цветами, как это сделала активистка НБП с Валентиной Матвиенко. “А что нам остается? – комментирует Роман. – Мы существуем уже около 10 лет, и за это время нам 5 раз отказывали в регистрации как партии по мелким, бумажным причинам, мы много раз выдвигали разные законодательные инициативы, хотели пройти в большую политику. Ну а потом поняли, что нам просто не дадут этого сделать”. Чем больше я слушала оправдания Романа, тем больше его образ увлеченного борца за свои права сменялся образом запутавшегося фанатика. Ну нельзя просто так взять и унизить или ударить человека, кем бы он ни был. Именно это и есть норма демократического государства.

Российский национализм всегда приобретал исключительно свои индивидуальные формы. Как и в начале века, он берет все самое жестокое от заграничных товарищей. В определенной степени этому, конечно, содействуют и методы, принятые у нас на родине. В конце концов, если милиция может врываться в помещения, не называя причин и не представляясь, то стоит ли удивляться, когда политизированные хулиганы кидают яйца в министра внутренних дел.

Заявление Ирины Хакамады о том, что террористы не собирались взрывать театральный центр на Дубровке документально подтверждается кадрами британского документального фильма, имеющегося в распоряжении Фонда гражданских свобод.

Iностранец, № 2. Информ. сообщ. Предлагается посмотреть фильм о “Норд-Осте”.

Заявление Ирины Хакамады о том, что террористы не собирались взрывать театральный центр на Дубровке документально подтверждается кадрами британского документального фильма, имеющегося в распоряжении Фонда гражданских свобод. Об этом заявил в Нью-Йорке глава фонда Александр Гольдфарб.

“Мы готовы предоставить эту ленту любому российскому телеканалу, чтобы избиратели сами смогли разобраться кто прав в споре между двумя кандидатами - Хакамада или Путин”, - сказал г-н Гольдфарб корреспонденту агентства ПРИМА. Фильм “Террор в Москве” создан британской независимой студией “Менторн” и режиссером Дэном Ридом. Фильм был впервые показан по четвертому каналу британского телевидения 12 мая 2003 года. “С тех пор его увидели миллионы телезрителей в США, Западной Европе и Прибалтике. Однако в России он фактически запрещен, вероятно, именно потому, что он с очевидностью доказывает, что террористы не собирались взрывать театр или убивать заложников и что штурм здания не был ими спровоцирован”, - говорится в заявлении Фонда гражданских свобод. “Если подцензурное российское телевидение откажется показать фильм, то и это можно будет рассматривать как свидетельство правоты Хакамады”, - считает Александр Гольдфарб.

20 января Тверской суд Москвы удовлетворил иски еще четырех пострадавших в результате теракта на Дубровке о возмещении материального ущерба к департаменту финансов правительства Москвы.

Коммерсант, № 9. Марина Лепина. Статья. Москва расплатилась за “Норд-Ост”.

Вчера Тверской суд Москвы вынес решение по искам потерпевших в результате теракта на Дубровке. Родным погибших во время теракта будет возмещен материальный ущерб. Однако вопрос о компенсации затрат на ритуальные услуги и материальных потерь выделен судом в отдельное производство.

Напомним, что осенью минувшего года Тверской суд Москвы частично удовлетворил десять исков о возмещении материального ущерба потерпевших в результате теракта в театральном центре на Дубровке — в части выплаты компенсаций в связи с утратой кормильца. А вчера тот же суд столицы вынес решение еще по нескольким искам людей, потерявших своих близких во время этого теракта. Стоит отметить, что они обратились в суд еще в начале 2003 года.

Родные погибших заложников просили назначить им пожизненные пенсии и единовременные выплаты. С предварительными расчетами адвокатов истцов Людмилы и Игоря Труновых ответчики — представители правительства Москвы — были вынуждены согласиться. Как рассказал корреспонденту „Ъ" адвокат истцов Игорь Трунов, сами истцы не присутствовали на заседаниях: “Людей их горе еще не отпустило, и мы не стали создавать для них психот-равмирующую ситуацию, ведь каждый такой день в суде для них — большая боль. Этот вопрос не требовал их присутствия, и о сегодняшнем решении суда они узнали из новостей”.

В итоге по решению суда супруги Коврижкины, у которых в теракте погибла дочь и на иждивении осталась несовершеннолетняя внучка, получат пожизненную пенсию в размере 1158 рублей (расчеты по каждому иску получились разные — сумма выплат исчисляется на основании зарплаты, которую получал погибший в теракте). Столько же до достижения совершеннолетия (или до 23 лет, если станет студенткой дневного отделения вуза) будет получать и сама девочка, оставшаяся без мамы. Кроме того, супругам Коврижкиным выплатят единовременно по 17 000 рублей каждому.

У пенсионерки Альбины Иванниковой во время теракта тоже погибла дочь. Она будет получать пожизненную пенсию в 2500 рублей ежемесячно, начиная с даты решения суда, а также получит 36 500 рублей единовременно за 15 месяцев со дня гибели дочери.

У истицы Антонины Филипповой погибла дочь, на иждивении остался несовершеннолетний внук Максим. По решению суда ей и внуку будут выплачивать ежемесячно по 4000 рублей (госпоже Филипповой пожизненно, мальчику—до 18 лет и до 23 лет, если он будет студентом) и единовременно каждому выплатят по 60 700 рублей.

У Ирины Медведевой во время теракта погиб супруг, на иждивении осталось двое несовершеннолетних сыновей. Согласно зарплате, которую получал погибший, им будет выплачено 24 500 рублей единовременно и 3300 рублей будет выплачиваться ежемесячно на содержание детей.

Пятый истец — Михаил Хомантовский — отозвал свой иск, поскольку его требования московское правительство удовлетворило уже в ходе рассмотрения дела в суде. “Хонду” господина Хомантовского изрешетили пулями во время спецоперации по освобождению заложников на Дубровке. Москвич требовал компенсировать ущерб, и его автомобиль был отремонтирован.

В целом адвокаты пострадавших от теракта удовлетворены решением суда, однако Игорь Трунов заметил, что будет обжаловано решение по иску госпожи Филипповой. Дело в том, что ее внук Максим, оставшийся сиротой, получал от правительства Москвы благотворительную помощь в размере полутора тысяч рублей, и теперь ровно на эту сумму урезана сумма выплаты, которую он будет получать. “Мы считаем, что это несправедливо, благотворительные выплаты города — это одно, а компенсация ущерба сироте по потере кормильца — совсем другое, мальчика не должны лишать и тех денег”,— сказал адвокат.

Кроме того, суд выделил в отдельное производство вопрос о возмещении затрат истцов на ритуальные услуги и ущерба от утраты вещей. “Напомню, что людям компенсировали похороны их близких на сумму 14 200 рублей, но не деньгами, а натурой — гробами, венками и так далее. Но все это было просто неликвидом, многие отказывались брать эти вещи,— говорит Игорь Трунов.— Был случай, когда погибший не помещался в гроб, выданный „Ритуал-Сервисом", а на просьбу родных заменить гроб им предложили взять два на ту же сумму. Пострадавшие от теракта на Дубровке поражены таким кощунственным и циничным отношением к их горю и будут добиваться в суде реальной компенсации их затрат на похороны близких. Напомним, что компенсации главного, морального ущерба от потери родных им в суде добиться не удалось.

Четверо пострадавших от взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 года подали 21 января в Верховный суд РФ кассационные жалобы на приговор Мосгорсуда, вынесенный двум исполнителям терактов А. Деккушеву и Ю. Крымшамхалову.

Московский комсомолец, № 14. Олег Фочкин. Статья. Террористы бедны как церковные мыши.

Четверо пострадавших от взрыва жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 г. подали вчера в Верховный суд РФ кассационные жалобы на приговор Мосгорсуда, вынесенный двум исполнителям терактов Адаму Деккушеву и Юсуфу Крымшамхалову.

Интересно, что адвокат Игорь Трунов намерен обжаловать приговор, не оспаривая меры наказания террористам — пожизненное заключение. Он просит отменить приговор лишь в части возмещения морального и материального ущерба потерпевшим. “Я настаиваю на выделении вопроса о взыскании ущерба пострадавшим в отдельное производство с привлечением Министерства финансов России”, — сказал Трунов.

Действительно, по нынешнему приговору осужденные должны выплатить в качестве компенсации материального ущерба 14 пострадавшим в общей сложности более 1 млн. руб. Кроме того, Деккушев и Крымшамхалов должны возместить моральный вред на общую сумму 2 млн. 800 тыс. руб. — по 200 тыс. руб. каждому из истцов. “Такими средствами, — подчеркивает адвокат, — осужденные не располагают и вряд ли смогут их заработать в колонии особого режима, где должны провести остаток дней”.

В ходе рассмотрения дела о взрывах в домах Мосгорсуд отказался привлечь Минфин в качестве ответчика. Москвичи Тамара Горбылева, Людмила Кнутова, Галина Бурова и житель Волгодонска Полянский даже не подавали иски о компенсации вреда в рамках этого уголовного дела и уведомили судью, что будут требовать компенсацию в порядке гражданского судопроизводства. Трое истцов уже подали иски в Басманный суд столицы к Минфину РФ. В результате терактов погибли более 240 человек. Пострадавшими признаны 1045 человек. Причиненный ущерб оценивается более чем в 800 млн. руб.

Дуайен дипкорпуса в Москве обеспокоен проявлениями экстремизма в России.

Колокол.Ру, 22 января. Информ. сообщ.

Дуайен дипломатического корпуса в Москве, посол Швеции в России Хенрик Свен Хирдман обеспокоен проявлениями экстремизма в России. Об этом сообщает "Эхо Москвы". По его мнению, проблема экстремизма и национализма в России остается актуальной и в 2003 году. По данным Хирдмана, в этом году продолжались нападения на иностранцев, в том числе на дипломатов. Больше всего страдали граждане африканских стран. Было несколько нападений и на европейцев. Глава дипмиссии также выразил обеспокоенность угрозами в адрес студентов Российского университета Дружбы Народов. Хирдман сказал, что неоднократно поднимал этот вопрос в беседах с представителями МИД России.

Права военнослужащих и призывников

В Подмосковье застрелился солдат-срочник. В связи с инцидентом в части работают следователи военной прокуратуры. Уголовное дело возбуждено по ст. 110 УК РФ - "доведение до самоубийства".

Колокол.Ру, 19 января. Информ. сообщ. В Подмосковье застрелился солдат-срочник.

Военная прокуратура Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) приступила к расследованию случая самоубийства рядового одной из частей Космических войск в подмосковной Кубинке.

Как сообщили ИТАР-ТАСС в пресс-службе прокуратуры, инцидент произошел в 13.50 мск воскресенья. Один из солдат-срочников первого года службы, рядовой Карасир, находясь на территории части, выстрелил в себя из автомата. В связи с инцидентом в части работают следователи военной прокуратуры. Уголовное дело возбуждено по ст. 110 УК РФ - "доведение до самоубийства".

Проверяется информация о том, что солдат перед смертью оставил записку. Кроме того, в части работает комиссия, которой предстоит выяснить причины, побудившие солдата покончить жизнь самоубийством.

О незаконном призыве в армию москвича Данилы А.

Русский курьер, № 6, 17 января. Зоя Светова. Статья. Дневник свободного человека. Стр. 2

'Кто я ? Дезертир? Уклонист, беглец? Нет, просто свободный человек'. Так, наверное, мог бы написать о себе Данила А. Если бы он вел дневник. Тогда бы он обязательно записал в нем рассказ о том, как его незаконно призвали в армию. Без повестки. Без решения медицинской и призывной комиссии. Просто 25 декабря прошлого года, в последний день осеннего призыва рядом с домом ему повстречался участковый милиционер. С тех пор Данила А. домой не возвращался.

25 декабря - ночь в КПЗ

'Вообще-то наш участковый уже давно мечтал меня куда-нибудь отправить. Соседи 'достали' его своими жалобами по поводу меня. Им не нравится, что я слушаю громкую музыку днем. Последнее заявление в милицию как раз касалось того, что я в очередной раз слушал музыку и мешал соседям. Мы пошли в опорный пункт. Там я написал объяснение, что все это неправда и в тот день меня вообще не было дома. 'Ты от армии уклоняешься - сказал мне участковый. - Поехали в отделение. А потом в суд по поводу хулиганки'. Когда я его спросил: 'На каком основании вы меня везете в милицию?', он мне со всей дури по шапке двинул. Больше я его ни о чем не спрашивал. И мы поехали в отделение. Участковый посадил меня в обезъянник. А потом в КПЗ. Там на лежанке из досок я и провел всю ночь. Было холодно.

26 декабря- ночь в поезде

Приехали мы в суд. Я говорю судье: 'В заявлении соседей все написано неправильно. В тот день меня вообще дома не было. Я могу позвать свидетелей с работы. Бабкам просто не нравится, что я музыку слушаю'. Тогда участковый испугавшись, что судья мне поверит, говорит: 'Он - засранец'. Судья присудила мне штраф- 800 рублей. Участковый привез меня в военкомат. А по дороге сказал: 'У тебя сегодня счастливый день: ты уже в суде побывал, будешь в военкомате. А потом - в армии'.

В военкомате не было ни одного призывника. Призыв уже закончился. Все, уже, похоже, Новый год праздновали. И не рады были, что участковый меня привел. Но погнали меня по врачам. Все было очень быстро - минут пятнадцать: 'Жалобы есть? Нет? Иди, не задерживайся!' Потом сказали, чтобы я позвонил матери. Она привезла мне мыло, бритву. 40 минут звонили военкому на мобильный, искали печать, чтобы поставить ее мне на военный билет. Я начал объяснять, что ушел из института по собственному желанию, что запросто могу там восстановиться. Что в армию я не хочу. Но военный билет мне все равно выдали. Мы вышли на улицу. Я, мать, мой друг Максим. Вот тут-то я мог спокойно уйти. Но я стормозил. Майор что-то почувствовал и говорит: Давай-ка, по быстрому, а то я сейчас вызову милицию'. Мать испугалась и говорит: 'Езжай, мы тебя потом вытащим оттуда'. Привезли меня на Угрешку (сборный призывной пункт). Опять по врачам прогнали. Быстро-быстро. Там уже человек 50 призывников было. Взяли отпечатки пальцев. Потом собрали нас человек сорок. Повезли на Казанский вокзал. Оттуда двое парней сбежали. А я опять стормозил. Позвонил матери, а она мне говорит: 'Не давай присягу. Мы за тобой приедем'.

27 декабря - первая ночь в казарме.

В три часа утра привезли нас в Ковров. Доставили во временную воинскую часть. Когда мы вошли в казарму, 'Деды' выстроили нас в ряд и приказали: 'Вываливайте все, что у вас есть'. Мы все отдали. А потом за нас вступился наш московский майор. И нам на этот раз вещи вернули. Хотелось спать, но все кровати были заняты. Мы устроились на табуретках. Так кое-как спали. Утром нас разбудили. Сделали какие-то уколы. Приехали еще новобранцы. Есть хотелось. После 12 часов утра опять майор поднял шум и нас покормили- первый раз за сутки. Потом выдали форму. Подобрали по размеру. Отвели в баню. Кое-как мы намотали портянки. Раздали нам мешки. Говорят: 'Пишите адрес, складывайте в мешки свою одежду. Она домой дойдет'. Я все сложил в мешок, что мне мать на Угрешку передала. Взял с собой только бритву, туалетную бумагу. Были у нас какие-то деньги и мы по дороге на электричку что-то в магазине купили. Доехали до станции Федулово. Там нас привели в 'учебку'. Посадили в класс с партами. Сержанты ходили между рядами и спрашивали, у кого есть еда. Все отобрали. Потом распределили нас по 30 человек. Завели сначала в комнату досуга. Это темное помещение, в котором есть одна слабо горящая лампочка. Ничего не видно. Туда тоже зашли сержанты. Уже другие. Отобрали все, что еще у кого-то оставалось в заначке. Сигареты. Пасту дорогую. Оставили дешевую, типа 'Зеленая быль'. Один сержант так объяснил нам правило армейской жизни: 'Поймите, здесь все строится на понимании. Нам нужны деньги. А вам они все равно не понадобятся. Если вы нам их отдадите, то мы к вам лучше относиться будем'. Похоже на разводку. Как на улице шпана подходит и начинает деньги вымогать. Но все пацаны почти послушались и свои заначки сержанту отдали. Повели нас в роту. Распределили по кроватям. Спали мы под телогрейками. Было холодно. Горячей воды в части не было. Голодными мы были все время. 28 декабря, воскресенье - теперь я в армии Полдня заправляли кровати. Свои и сержантские. Раздали специальные досочки и объяснили, что кровать должна быть под прямым углом. У кого не получалось, заставляли перестилать. Оказывается, тех, кто присягу не принял, из казармы не выпускают. Чтобы кровать не помять, сидеть на ней нельзя. Вот и сидели целый день на табуретках в коридоре. В колонне по трое табуреток. Всего в роте 150 человек. А табуреток 120. Сидели по очереди. Смотреть разрешалось только в одну сторону. Телевизор есть. Но он всегда выключен. Писать письма можно только на коленке. Конверты у всех отобрали. Остались конверты только у тех, кто успел их подписать. Посылали чистить сортир. Слив там не работает, так что дело это не из приятных.

29 декабря, понедельник - скука зеленая.

Ужасно скучно. Делать нечего. Говорить не с кем. Рассказывали, кто откуда. В основном, деревенские. Людей, которые хотели служить в армии, не более 5%. Остальные - с удовольствием вернулись бы домой. Типичный рассказ, как кого забирали в армию: 'Открываю утром глаза. Передо мной мент. Тащит в военкомат'. Когда я представил, что вот так буду два года сидеть на табуретке, и все это слушать, пришел в ужас. А еще противно, когда сержанты заставляют на перекличке хором кричать, сколько кому из них дней осталось до дембеля.

31 декабря, вторник. Новый год.

По случаю праздника отбой в час ночи. Поставили столы. На них угощение: тарелка на троих - почему-то только 2 пряника , 3 вафли, мандарины, газировка, сок. Как 'огонек' в пятом классе. Сержанты накрыли себе стол с салатом 'оливье', с шампанским в отдельной комнате. Когда Путин выступал по телевизору, они вышли, выпили и ушли дальше праздновать. 2 января, четверг.

Первый побег. Один человек сбежал. Мы пошли на ужин. После ужина нас пересчитали и увидели, что одного не хватает. Пока они 'догнали', что кого-то нет, уже целый час прошел. Начался переполох. Все начальство стало орать друг на друга. Начали нас дрючить. Стали говорить, что нам будет еще хуже.

3 января, пятница - второй побег. Сбежал еще один солдат. Он курил в сортире. Сержант за это загнал его под свою кровать и заставил там лежать. Он матери позвонил. Она за ним приехала и забрала. После этого побега собрали всю нашу роту и говорят: 'Среди нас появилась 'крыса'. Он пошел жаловаться к солдатским матерям. Теперь комиссию пришлют. Вам станет еще хуже. Комиссия не приехала. Но пришли полковники. Перерыли все в наших тумбочках, нашли у сержантов гражданскую одежду. Кричали.

4 января, суббота - ПХД.

По субботам был ПХД (полностью хреновый день). Это когда заставляют драить пол пряжкой от пояса. Там пол - грязный , прегрязный. Не покрашенный. Вот и скребли несколько часов с завтрака до обеда. Говорили, что так каждую субботу будем мыть. До весны. До ремонта. Присяга - 18 января. Ясно, что надо бежать. Потом будет поздно. Попросил у одного доброго сержанта мобильный, позвонил матери. Она ему потом 5 долларов на счет положила. 6 января, понедельник- свобода. Когда мать и брат приехали, я разгружал грузовик. Мы простояли на морозе полтора часа. Потом пришел сержант и говорит: 'К тебе приехали'. Мать отдала им под залог свой паспорт и меня пустили к ней в офицерское общежитие. Мы с братом переоделись. Я отдал ему бушлат и сапоги. Надел его куртку. Мы доехали электричкой до Коврова. Потом ждали несколько часов автобуса, чтобы ехать в Москву. Решили, что в автобусе документов проверять не будут. А в поезде могут. 7 января утром позвонили матери. Оказалось, начальство части ей паспорт не отдает. Издеваются от злости, что я сбежал. Пугают, что меня за дезертирство посадят. Поиздевались - и отдали. Одно ясно: дома жить нельзя. Написал в военную прокуратуру. Пожаловался, что меня незаконно призвали в армию. Главное: не встретить на улице того участкового. А то, все может повториться. Или будет еще хуже.

В Ковровской воинской части, где побывал наш герой, ничего особо страшного не случилось. Никого не убили. Никто не повесился. Просто была нормальная армейская жизнь. Но, Данила А., как свободный человек, там оставаться не захотел. Поэтому и сбежал. И кто его осудит за это?

Вчера московская организация Комитета солдатских матерей подвела итоги осеннего призыва в армию.

Новые Известия, № 7. Александр Колесниченко. Статья. Альтернатива “психушке”.

Вчера московская организация Комитета солдатских матерей подвела итоги осеннего призыва в армию. По утверждению руководителей комитета, план по призыву в Москве был выполнен за счет облав за три предновогодние недели. При этом в воинские части попало множество больных ребят и около 20 имеющих право на отсрочку студентов дневных отделений вузов.

В этот призыв массовых задержаний лиц призывного возраста на улицах и в переходах метро не было. Правда, солдатские матери зафиксировали случай облавы на одном из столичных рынков электроники. Тогда в армию едва не попал охранник этого рынка и по совместительству студент дневного отделения вуза. Парня погрузили в автобус, привезли в военкомат, и лишь спешно привезенная его подругой справка из университета спасла его от отправки в казарму. В целом же по столице 60% призывников были набраны в ходе рейдов по квартирам или вызовов в военкомат отчисленных и затем восстановленных студентов. Ничего не подозревающие парни смело приходили в военкоматы, считая себя студентами. А им заявляли, что отчисленный за неуспеваемость теряет право на отсрочку от армии. Несколько часов спустя этих уже бывших студентов автобус увозил на сборный пункт, а к вечеру многие из них оказывались в воинских частях.

Солдатские матери утверждают, что примерно 98% парней негодны к службе в армии по состоянию здоровья. За три недели с момента окончания призыва по состоянию здоровья уже комиссованы 56 москвичей из призванных 5 тысяч. Однако доказать свои болезни на военкоматской медкомиссии удается далеко не всем. Председатель правления комитета Светлана Кузнецова утверждает, что существует негласное указание врачам в случае обращения к ним молодых людей призывного возраста не ставить им такой диагноз, который затем может позволить получить освобождение от военной службы. А начальник медкомиссии Раменского военкомата и по совместительству главврач районной психиатрической клиники всех жалующихся на плохое здоровье клала на обследование в свою клинику. Независимо от диагноза, будь то боли в желудке или плоскостопие. В “психушке” парней клали не в отдельную палату для призывников, а вместе с настоящими сумасшедшими. Досрочного прекращения “обследования” можно было добиться только в обмен на отказ от жалоб на здоровье и признание себя годным к военной службе.

Не обошла стороной столичных призывников и магаданская трагедия. По утверждению сотрудницы комитета Татьяны Кузнецовой, в Магаданскую область и на Камчатку из Москвы, Московской и Тверской областей улетели больше 300 призывников, и многие из них больны. Когда в конце минувшей недели по телевидению сообщили о смерти от пневмонии рядового Владимира Березина, в комитет поступило множество звонков от родителей солдат, которые сообщили, что их недавно призванные сыновья также лежат с различными формами простуды в различных военных и гражданских больницах Камчатки и Магаданской области.

Вступление в силу закона об альтернативной службе, по утверждению солдатских матерей, привело к появлению нового вида взятки в военкомате. По неофициальной информации от родителей призывников, направление на АГС стоит в Москве 800 долларов. А минимальная ставка за освобождение от службы – 5 тыс. “зеленых”. Впрочем, военкоматское взяточничество Комитет солдатских матерей не расследует, а рекомендует в случае вымогательства обращаться в отдел по борьбе с организованной преступностью. Во всех московских военкоматах установлены турникеты, и солдатских матерей, как и родителей призывников, туда попросту не пускают. Когда Светлана Кузнецова попыталась прорваться в один из военкоматов, ее чуть не арестовали за хулиганство.

Московские военкоматы весьма активно забирали в армию студентов дневных отделений вузов. Уже зарегистрировано около 20 подобных случаев. Одно дело о незаконном призыве уже выиграно, студент Российского университета дружбы народов Вадим Войцеховский в минувшее воскресенье возвращен из воинской части домой (“Новые Известия” подробно писали о развитии этой истории). В ближайшие дни состоится суд по делу еще одного студента, Владимира Иваненко. Когда 24 декабря к нему в квартиру ворвались милиционеры, парень не только имел право на отсрочку как студент Российского института права, но и находился на больничном. А призывать с острым заболеванием по закону запрещено. Однако парня доставили в Люблинский военкомат, а затем отправили в часть в подмосковных Химках. Владимир в знак протеста против незаконности своего призыва в армию отказался принимать присягу.

В военкоматах Москвы за принятие заявления на альтернативную гражданскую службу требуют около 800 долларов. Об этом заявила председатель общественной организации "Солдатские матери" С. Кузнецова, сославшись на жалобы родителей призывников.

Колокол.Ру, 19 января. Информ. сообщ. "Солдатские матери": Подать заявление на альтернативную стоит 800 долларов.

В военкоматах Москвы за принятие заявления на альтернативную гражданскую службу (АГС) требуют около 800 долларов. Об этом заявила председатель общественной организации "Солдатские матери" Светлана Кузнецова, сославшись на жалобы родителей призывников, сообщает Newsru.com.

"Как нам сообщают и жалуются родители тех призывников, которые решили выполнять свой воинский долг на альтернативной гражданской службе, только за одно заявление на АГС в военкоматах Москвы требуют до 800 долларов", - сказала она.

По ее словам, работники военкоматов также берут взятки за то, чтобы предоставить призывникам отсрочку от призыва на военную службу. "В Москве, по рассказам родителей призывников, такса взятки в военкоматах, которые берутся предоставить призывникам отсрочку от службы, доходит до 5 тысяч долларов", - заявила Кузнецова.

Она подчеркнула, что сейчас никакого гражданского контроля над Министерством обороны РФ по вопросам призыва не существует. "Нас не пускают не только на территорию воинских частей, но и даже в здание военкоматов Москвы", - сказала Кузнецова.

Права детей и женщин.

Чтобы выяснить, какие трудности с питанием испытывают дошкольные учреждения, столичные власти провели специальное исследование и выявили целый ряд проблем

Аргументы и факты, № 3. Информ. сообщ. Дошкольников подкормят.

СЕГОДНЯ в Москве порядка 200 тыс. малышей в возрасте от 6 мес. до 7 лет находятся в 1796 яслях и садиках. Накануне Нового года столичные власти подписали постановление "О рационализации питания детей, посещающих дошкольные образовательные учреждения..." (№1082-ПП). Основные документы, регламентировавшие этот процесс раньше, были разработаны Минздравом СССР более 15 лет назад и явно не соответствуют времени.

С ЧТОБЫ выяснить, какие трудности с питанием испытывают дошкольные учреждения, провели специальное исследование и выявили целый ряд проблем. Например, зачастую в детские сады поставляют продукты низкого качества (хлеб, мясо, сливочное масло), в неохлаждаемом транспорте, да еще и не соблюдается график завоза и т. д. Уже к началу следующего учебного года, согласно постановлению, "питательный процесс" обещают наладить. Для этого разрабатываются 10 новых примерных меню, усовершенствуется материально-техническая база пищеблоков. Но прежде всего должно значительно улучшиться качество питания. (Правда, чтобы справиться с этой проблемой наилучшим образом, почему-то решили воспользоваться материальной помощью родителей. Готовьтесь, папы и мамы!) Помимо того наладится поставка только высококачественных продуктов питания, хлеба и хлебобулочной продукции, а также полуфабрикатов высокой степени готовности, а картофель и овощи будут проходить особо тщательный контроль. Доставлять продукты обяжут исключительно охлаждаемым автотранспортом. Повара и диетсестры со своей стороны в обязательном порядке станут посещать курсы повышения квалификации.

А уже в ближайшие три месяца в меню детей дошкольников будут включены продукты с повышенной пищевой и биологической ценностью, в том числе обогащенные витаминами.

Как обычно с началом зимы, органы правопорядка провели в Москве очередную акцию “Попрошайка” в целях очистки города от бомжей и беспризорников

Родная газета, № 3. Борис Николаев. Статья. Зимнее наступление беспризорников.

Как сделать так, чтобы жить хорошо? Из множества вариантов беспризорник Олег Соколов выбрал самый простой. Он решил организовать банду, чтобы впоследствии стать во главе преступного клана, охватывающего всю страну с филиалами в других государствах.

Олег прибыл в Москву из Новосибирска. За год дороги он успел побывать в нескольких приемниках-распределителях, пожить в двух домах-интернатах, а сколько отделений милиции он посетил в сопровождении людей в фуражках, он и сам не помнит.

В столицу Олег все-таки прорвался. Москва встретила его прохладно. Впрочем, первый шаг был сделан. Дальше нужно было завязывать знакомства и налаживать криминальные связи.

С Серегой Олег познакомился в “Макдоналдсе”. Там всегда можно подкормиться, если не зевать. Такие недоеденные куски остаются, как будто их специально покупают, чтобы выбросить. Главное — успеть раньше уборщиков. Они успевали. Пока их обоих не попросили оттуда.

Серега познакомил его с Рашидом. Тоже беспризорник, из Средней Азии. Они вдвоем уже месяц обретались на чердаке пятиэтажки, аккуратно взломав замок, чтобы жильцы не заметили. Олег к ним присоединился. Именно там, на чердаке, было сформировано ядро будущей организованной преступной группировки.

Первое дело подвернулось само. Пьяненький мужичок возвращался вечером домой и наткнулся на начинающих мафиози. Обчистить его было легко. Стукнули по голове и вывернули карманы. Правда, и добыча оказалась невелика: сотня рублей и полбутылки паленой водки.

Нужно было идти на крупное дело. Объект для него выбирали долго и тщательно. После долгих дискуссий решили остановиться на ограблении продовольственного магазина. Опять же, еда бесплатная.

Магазин брали ночью. По всем правилам криминального жанра. Рашид стоял на стреме, а Олег с Серегой, отогнув лопасти вентилятора, попытались проникнуть внутрь через вентиляцию. На этом карьера будущего руководителя ОПГ и закончилась. Протиснувшись в отверстие до половины, Олег застрял там настолько прочно, что оба соратника так и не смогли его извлечь.

Работники магазина очень удивились, когда пришли с утра и обнаружили торчащие из вентиляции ноги. Извлечь его оттуда не смогла даже прибывшая милиция. Пришлось вызывать МЧС.

Случай хоть и анекдотический, но весьма показательный. Милицейская статистика показывает, что за последнее время количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, в Москве увеличилось. Причина простая — наступили холода, и беспризорники потянулись в город, к подвалам и тепломагистралям.

Как обычно с началом зимы, органы правопорядка в столице провели очередную акцию “Попрошайка” в целях очистки города от бомжей и беспризорников. Но рассчитывать на то, что ситуация в городе существенно изменится, не приходится. В прошлом году, например, в ходе недельных рейдов милиции было задержано и отправлено в приемники-распределители около восьмисот детей. А сколько их еще остается на улицах?

Свобода совести

Сретенский монастырь требует закрытия французской школы. Московский Сретенский монастырь просит мэрию убрать со своей территории французскую спецшколу № 1216. По словам обитателей монастыря, здание школы находится непосредственно на бывшем месте погоста, где были похоронены воины, павшие во время Отечественной войны 1812 года.

Газета, № 6. Надежда Кеворкова. Статья. Сретенский монастырь требует закрытия французской школы.

Московский Сретенский монастырь просит мэрию убрать со своей территории французскую спецшколу № 1216. По словам обитателей монастыря, здание школы находится аккурат на бывшем месте погоста, где были похоронены воины, павшие во время Отечественной войны 1812 года. По мнению прихожан, балы, дискотеки и изучение французского языка на костях павших является ничем иным, как глумлением над памятью предков и растлением детских душ. Впрочем, представители самой школы уверены, что ее здание представляет для монастырских деятелей чисто имущественный интерес.

верующие против Хеллоуина

Многолетний спор вокруг школьного здания вступил в заключительную стадию после того, как Сретенский монастырь написал в мэрию коллективную жалобу за подписью; 827 прихожан. В ней сообщалось, что в Дмитровскую субботу школа устроила празднование запрещенного в московских учебных заведениях Хеллоуина, и звуки дискотеки мешали молящимся поминать воинов, павших на полях брани. После этого в школу явились проверяющие из инспекции столичного департамента природопользования. Они замерили уровень децибелов во время проведения одного из увеселительных мероприятий, но никаких нарушений в этом плане не обнаружили. Впрочем, как уверяют сотрудники Школьной администрации, на словах инспектор и работники милиции передали им, что распоряжение мэра Москвы о закрытии их учебного заведения уже подписано.

“балы на костях тех, кто оборонял Москву от французов”

Настоятель Сретенского монастыря архимандрит Тихон пояснил Газете, что о выводе школы монастырь безуспешно ходатайствует уже десять лет: “Патриарх обращается с просьбами к Лужкову, но воз и ныне там”. По словам настоятеля, пример положительного решения такого рода проблемы в свое время имел место при выводе школы с территории Зачатьевского монастыря. Архимандрит Тихон считает недопустимым, что дискотеки происходят буквально на костях погибших воинов и ссылается на историю: по его данным, в 1812 году в обители располагался госпиталь, куда свозили раненых, а умерших хоронили на том самом месте, где сейчас находится фундамент школы. “Мы не педалируем эту ситуацию, но из нее надо выходить — балы французской школы на костях тех, кто оборонял Москву от французов, недопустимы”, — заявил Газете архимандрит Тихон. Он уверен, что монастырь с 600-летней историей должен иметь преимущество перед школой, которой в этом году исполняется 50 лет, и полагает, что мэрия должна найти вариант землеотвода, чтобы построить для учебного заведения новое здание.

“свободной земли или здания в Центральном округе Москвы нет”

Между тем и администрация школы, и активисты родительского комитета убеждены, что монастырь просто “положил глаз” на здание школы.

Москвичка Юлия Абдулова, дети которой учатся здесь, рассказала Газете, что сама является православной прихожанкой, но несмотря на это удивлена позицией монастыря по отношению к школе: ведь ни гаражи, ни мастерские, ни гостиница на его территории “не попирают костей павших” и не противоречат монастырскому уединению. Член родительского комитета Николай Шинкаренко в разговоре с Газетой отметил, что ни о каких “беснованиях на погосте” в данном случае не может идти и речи, поскольку древнее кладбище находилось на противоположной от школы стороне монастыря. К тому же, по словам Шинкаренко, говорить о том, что на нем погребены останки героев 1812 года неправомерно, поскольку указом Екатерины II любые захоронения на территории Москвы были запрещены еще лет за сорок до Отечественной войны. Что же до возможного землеотвода под строительство нового школьного здания, то в ответ на запрос, отправленный школой в мэрию, пришел ответ, гласящий, что “свободной земли или здания под устройство школы в Центральном округе Москвы нет”.

Сретенское братство — самый организованный и широкомасштабный из московских приходов. Его глава архимандрит Тихон был одним из главных участников переговоров о замирении Русской Православной Церкви с Зарубежной Церковью, сопровождал инициировавшего их президента Путина, передавал Патриарху Алексию письмо от главы РПЦЗ. Под эгидой наместника Тихона работают не только издательство и телепередача “Русский дом”, но и самый посещаемый православный информационный портал.

Прокуратура Центрального округа Москвы предъявила обвинение куратору выставки “Осторожно, религия!” Юрию Самодурову.

Еженедельный журнал, № 2. Информ. сообщ. Преступный концептуализм.

По информации Фонда гражданских свобод, “Еженедельного Журнала”

Прокуратура Центрального округа Москвы предъявила обвинение куратору выставки “Осторожно, религия!” Юрию Самодурову. В постановлении, составленном следователем по особо важным делам Ю. Цветковым, говорится, что Самодуров “вступил в предварительный сговор со своей подчиненной – руководителем группы организации выставок музея Василовской Л.В. <...> для совместной подготовки и проведения в Москве выставки, четкая концептуальная направленность которой состояла в публичном выражении в наглядно-демонстрационной форме унизительного и оскорбительного отношения к христианской религии в целом...” Преступление сообщницы Самодурова, по мнению следователя, состояло в том, что “действуя во исполнение общего преступного замысла и согласно ранее оговоренной роли... Василовская Л.В. произвела отбор экспонатов для размещения на экспозиции выставки “Осторожно, религия!” и обеспечила оказание технической поддержки при ее проведении путем развешивания экспонатов и изготовления рекламных афиш силами работников музея”. Собственно выставка, работавшая с 14 по 18 января 2003 года в помещении Центра им. Андрея Сахарова, вызвала отрицательное отношение многих верующих, усмотревших в выставленных работах художников-концептуалистов богохульство. 18 января шестеро наиболее агрессивных защитников религии выставку разгромили. Тогда было много споров как об оскорблении религиозного чувства, так и о том, можно ли защищать это чувство, устраивая погром. Сахаровский центр принес извинения всем, кого выставка оскорбила, возбуждение уголовного дела против погромщиков выставки Замоскворецкий суд Москвы отменил по процессуальным причинам. С предъявлением “встречного” обвинения организаторам выставки искусствоведческо-юридические споры неизбежно перейдут в иное русло: может ли считаться в России преступной “концептуальная направленность” художественного события и как не превратиться в уголовника “путем развешивания экспонатов и изготовления рекламных афиш”.

Московские власти планируют ввести в школах основы православия.

Информ. сообщ. Новые Известия, № 9

В программу средних школ Москвы со временем будет введен предмет “Основы православной культуры”. Об этом вчера сообщил заместитель мэра в правительстве столицы Михаил Мень на общественной дискуссии, проходящей в рамках выставки “Православная Русь”. Подчеркнув, что “никто не предлагает детям изучать закон Божий”, заместитель мэра заявил, что “если современный молодой человек хочет считать себя образованным, то основы православной культуры он должен знать”.

Журналистское расследование о деятельности одной московской секты, прикрывающейся христианским вероисповеданием.

Московская правда, № 13. Юна Сурская. Статья. “Сбежавшая невеста-2”, или Невероятные приключения в столичной секте.

Вокруг с блаженными лицами стояли люди. Они бормотали что-то невнятное, кричали, активно жестикулировали, плакали, смеялись и обнимали близстоящих. На мгновение показалось, что я пришла на экскурсию в психиатрическую клинику. Но все оказалось гораздо хуже. Это была секта.

С некоторых пор мой коллега по творческому цеху стал напоминать чеширского кота: этакая вечно висящая в воздухе улыбка во плоти. Сначала я приняла это за новую “творческую фишку”, но когда “акуляр пера” принялся активно учить всех вокруг роящихся жить по высоким законам нравственности, решила вытащить приятеля из “душевной передряги”. В рамках журналистского расследования я провела в секте, прикрывающейся христианским вероисповеданием, несколько месяцев.

Хочу вам сказать, “религиозный гипноз” действительно очень силен. “Припудривание мозгов” началось тихим ноябрьским вечером в кинотеатре “Правда” на Тульской, где проходила ежегодная международная конференция для верующих. На ней присутствовали одухотворенные личности из Индии, Швеции, Белоруссии, Украины и более 70 городов России. Мероприятие включало в себя ежедневные служения, семинары-тренинги по танцам, дизайну, искусству “диджеить” и курсы для молодых лидеров. В промежутках между занятиями верующие пели, общались, слушали выступления известных пасторов из Швеции и каялись. “Покаяться” означало выйти на сцену в нужный момент, прочитать что-то вроде молитвы, заговорить на тарабарском, “не понятном дьяволу” языке - и ты уже готов, ты стал сектантом, то есть протестантом-харизматом, если цитировать пастора.

Со стороны весь балаган выглядит очень креативно и привлекательно. Зал с вечно счастливыми лицами поначалу напоминает модель “идеального мира”. Слушая правильные и вполне логичные речи пасторов о “розовом будущем и обеспеченной вечности в райских садах”, я почти начала верить. Но вдруг из-под кресел возникли интересные деревянные ведерки, покрытые тряпочкой с прорезанным в центре отверстием. Пастор Мацола, мужчина в самом соку, в вечно дорогих “забугорных” костюмах, на изувеченном русском попросил пожертвовать на пользу отечеству (интересно чьему?). Естественно, он объяснил, что чем больше человек кинет в ведерко, тем круче он будет жить дальше. (Библейская заповедь “что посеешь, то и пожнёшь”.) Зомбированные люди “сеяли” сотни, пятисотни и, довольные “удачным” вложением капитала, шли домой.

Дальше начались тихие религиозные будни. Три раза в неделю прихожане посещают “церковь” - все тот же доморощенный кинотеатр “Правда” на Тульской. На каждом служении нужно делать пожертвования или отдавать десятину (десятую часть общего месячного дохода). “Хронические” сектанты подаются в организаторы, танцевальную труппу или церковный хор. По выходным активные члены секты собираются в “домашние группы” - это когда несколько человек с пряниками и пирожными идут домой к своему “лидеру” и рассказывают ему о своих житийных радостях. О проблемах они, возможно, и хотели бы поговорить, вот только у верующего человека проблем быть не может, поскольку он должен сиять каждую минуту от счастья, что вообще родился и живет на планете. Депрессия считается дурным тоном и заменяется душевными разговорами с “высшими силами”.

Помимо курсов для “лидеров” столь оптимистических домашних групп, есть бесплатные занятия по обучению танцам и курс подготовки участников операции “Рыболов”. Суть оной состоит в том, что некие специально обученные люди “вылавливают” в метро, на улицах, в магазинах, среди знакомых потенциальных евреев, узнаваемых по характерным чертам лица, и “отправляют” их на родину. Потому что, как известно, когда придет апокалипсис, выживут только евреи. Поэтому им нужно поскорее собраться в своей священной стране. Как-то я посетила собрание домашней группы у авторитетной служительницы Лилианы. После душещипательной проповеди мы начали молиться, и вдруг руководительница резко открыла глаза и, указав в сторону моей соседки, тихой кареглазой девочки, изрекла: “Она еврейка”. Все начали поздравлять ее и класть руки ей на лоб и плечи. Оказывается, евреи или люди, похожие на представителей “священного народа”, в секте пользовались особым почетом. Это было хорошим знаком - дотрагиваться до них во время молитвы и дарить им подарки.

Самое странное, что со временем эта правильная блаженная жизнь начинает нравиться. Алкоголики, наркоманы, преступники становятся “святыми” (их так и называют “святой брат, “святая сестра”). Правда, потом, когда они понимают, что это не вера, не спасение, а всего лишь бизнес, кощунственный способ заработать, они начинают вести жизнь в сто раз худшую, чем до покаяния. Очень часто в сектантстве некоторые глубокие натуры и одинокие люди отыскивают смысл жизни. Когда человек приходит на служение и видит сотни улыбающихся лиц, когда столько людей сразу желают ему здоровья и радеют о его судьбе, когда это обходится ему не так дорого, в третью или вторую часть от общего дохода, он думает, что в этом его счастье.

У меня в секте был хороший друг Игорь. Два года назад он был рэкетиром и грабил старушек, а теперь - студент второго курса библейской школы, лидер домашней группы и миссионер, проповедующий в нецивилизованных странах среди желтых песков и губастых верблюдов. Игорь был лидером нашей домашней группы и рассказывал жуткие вещи о том, как некие люди покаялись, а потом ушли из секты. После этого на них начали сыпаться несчастья: кирпичи с крыш, кислотный дождь с неба и все в этом роде до тех пор, пока они не возвращались. Обычно невозвращение “блудного сектанта” заканчивалось его летальным исходом. Это была самая главная “пугалка”, из-за которой так много людей оставались в секте годами.

Тогда у меня встал вопрос: если секты неблаготворно влияют на материальное и, главное, психическое состояние человека, то почему их нельзя ликвидировать на государственном уровне? Ответ прост: потому что по Декларации прав человека “никто не вправе быть дискриминирован по своей расовой, половой и религиозной принадлежности”. Замаскировавшись под религиозную организацию, предприниматели спокойно могут и дальше вполне законно продолжать свои негласные сборы. В среднем одно служение приносит организаторам от 500 до 2000 долларов, если учесть, что в неделю их три, то становится ясно, что секты не скоро исчезнут с российского “лохотронного” рынка.

В один из сектантских праздников в развлекательном центре “Измайлово” я наблюдала жуткую картину, напоминающую кадр из супертриллера. Представьте, некий великий пастор из западных стран читал на сцене проповедь, и вдруг люди в зале начали падать в обморок. Я хотела вызвать “скорую”, но знающие объяснили, что это духовно-физическое приближение к всевышнему, что человек может пролежать в этом состоянии довольно длительное время, и его ни в коем случае нельзя трогать. Дальше на сцене начался настоящий цирк. Этот великий пастор орал (в прямом смысле слова) молитву, подносил ладонь ко лбу прихожанина, и человек падал. За минуту он “скосил” весь первый ряд, от чего все присутствующие в зале приходили в необычайный восторг. Валяющиеся на сцене люди содрогались в судорогах и стонали. Как мне потом объяснили, это были обычные “святые обмороки”.

Но самое смешное началось тогда, когда “братья и сестры” вдруг решили выдать меня замуж. Это одна из наработанных уловок по удержанию в секте на наиболее длительный срок. Итак, вас красиво и помпезно выдают замуж за верующего и все: уже никогда вы не сможете развестись и, соответственно, уйти из “поженившей” вас секты - это тяжкий грех, который “святому” человеку брать на душу не положено.

Руководитель спецкурса “Журналистское расследование” в МГУ им. М. В. Ломоносова, журналист Владимир Мезенцев, просмотрев кассету с международной конференции, сказал, что это самая обычная, ничем не отличающаяся от остальных секта. Он успокоил, что сейчас их осталось не так много в России по сравнению с началом 90-х, когда был настоящий сектантский бум. Владимир уверил, что со временем они перестанут окупать себя и исчезнут совсем.

А пока меня “женили” на миловидном и местами пофигистичном миссионере, я пыталась вытащить кого-нибудь из этой “нечистой веры”. После спокойной и аргументированной “антисектантской беседы” спасаемые люди снисходительно смотрели на меня, потом с уже порядком раздражающей улыбкой сочувствовали моей изуродованной “мирской” жизнью душе и продолжали жить “праведно”, периодически даря мне сектантские книжечки и предлагая вернуться.

Но не так страшен черт в секте, как его малюют, поэтому неимоверными усилиями мне удалось-таки извлечь из этой обители лживой чистоты и благолепия несколько человек. Благо после этого они не только не подверглись яростной кирпичной атаке с крыш (тьфу, тьфу, тьфу - чтоб не сглазить), но и стали жить весело и вольготно на Руси.

Свобода слова и информации

Журналисты испытывают трудности при освещении процесса над М. Ходорковским

Аргументы и факты, № 3. Елена Семенова. Статья. Презумпция заключения.

В ПРОШЛУЮ среду Мосгорсуд рассматривал кассационную жалобу адвокатов М. Ходорковского. Жаловались на Басманный суд, оставивший олигарха под стражей. Судья Тимофеева, вопреки опасениям многих, пустила в зал журналистов. Но, как оказалось, не всех. На подходе к зданию правосудия на снегу подпрыгивала добрая толпа журналистов с камерами.

Несвобода взгляда

- ЧТО, не пускают? - спросила я у операторов.

- Пускают, - вздохнули те, пританцовывая на морозе, - только без камер.

Свобода слова не распространялась на свободу взгляда.

Камеры у меня не было, так что я беспрепятственно прошла внутрь. Трое бравых парней при оружии и в камуфляже не проверяли моей сумки и вообще игнорировали.

- Где слушания по Ходорковскому? - спросила я.

- В 311-м, - твердо ответили они.

Я поднялась на третий этаж и подергала дверь кабинета 311. Она была закрыта. На лавочке рядом скучали двое милиционеров с автоматами наперевес. Я снова спросила о слушании. Те ответили, что не знают.

Я вернулась вниз и попыталась узнать номер зала у дядечки в гражданском, просматривающего какие-то списки.

- 311-й, - уверенно произнес он.

- Я там была. Никого нет.

- Тогда 346-й, - быстро ответил он и снова зарылся в бумаги.

Кабинет 346 был на том же этаже, но в другом крыле. К двери прильнули несколько журналистов, пытаясь расслышать, о чем говорят адвокаты Ходорковского - Генрих Падва и Карина Москаленко. Корреспонденты информационных агентств звонили на работу: "Слышишь? Набери мне сообщение: сегодня решением кассационной комиссии Мосгорсуда пребывание Ходорковского под стражей было продлено до 25 марта!" Практически никто не сомневался в исходе дела.

Зал был набит до отказа, а стоять не разрешали. Все ждали перерыва, надеясь прорваться...

К вышедшим из зала все кидались, как к выходцам с того света.

- А во что Ходорковский одет? Как держится? Похудел?

"Выходцы" отвечали, что на бывшем главе "ЮКОСа" "какая-то элегантная роба", похудел не сильно, держится спокойно, с элементами сарказма. Правда, Ходорковский присутствовал лишь в виде телетрансляции, хотя изолятор "Матросская Тишина" находится минутах в 3-4 езды от здания суда.

Те, кто вжался ушами в дверь, шипели на остальных: "Москаленко сказала, что у нас действует не презумпция невиновности, а презумпция заключения! А вы орете!"

Особо опасный олигарх

ТУТ объявили перерыв, и дверь в зал распахнулась. Мы попытались ворваться внутрь. Трое приставов, один в форме, двое в гражданском, закрыли дверной проем.

- Вы нарушаете закон о СМИ! Где это видано, что в перерыве нельзя подойти к адвокату?! - напирали журналисты.

Приставы временно сдались и от дверей отступили.

Зал был крохотным, рассчитанный максимум человек на 20. Удивительно, но для дела Ходорковского в многоэтажном здании главного суда столицы не нашлось более просторного зала заседаний.

Наконец вошли председатель заседания Тимофеева и ее коллеги Данилова и Семина, и работа продолжилась. Выступал прокурор Валерий Лахтин. Начал он с любопытного заявления, что продление содержания Ходорковского под стражей не нарушает его конституционных прав и свобод. Публика разинула рот, но прокурор не стал пояснять свою мысль, а пошел дальше. Он вспомнил о том, как бывшему главе "ЮКОСа" прислали повестку, а тот на допрос не явился. Про то, что Ходорковский в это время был в командировке, Лахтин не упоминал. Зато упомянул, что "никакого задержания Ходорковского по данному уголовного делу не проводилось". Публика в зале опять впала в легкое оцепенение. Затем представитель Генпрокуратуры вспомнил и о "неадекватном поведении адвоката Артюховой", у которой при обыске нашли некую записку Ходорковского с наставлениями. В чем состояла неадекватность, он тоже не объяснил. Далее прокурор сказал, что задержанному нельзя изменять меру пресечения, потому что тогда ему немедленно придется вернуть все паспорта и он уедет. Или, на худой конец, займется совершением новых преступлений. Михаил Ходорковский заверил, что ни скрываться, ни "совершать преступления" не собирается, у него были тысячи возможностей уехать, но он этим сознательно не воспользовался. Но тут прокурор немедленно напомнил судьям, что обвиняемый еще не ознакомился с материалами дела: прочел всего 12 томов из 227. И еще, что состояние здоровья позволяет ему сидеть за решеткой.

"Так это он будет целый год читать, разве ж это основание для содержания под стражей?" - громко зашептал кто-то в первых рядах. "Вы не подскажете, как зовут судей?" - старательно выговаривая слова, поинтересовалась иностранная корреспондентка у пристава. Тот сделал младенческое лицо и недоуменно зашевелил усами.

Суд снова удалился на совещание - на этот раз почти на час.

- Как вы думаете, это хороший знак? - спросила я адвокатов. - Они там и правда совещаются или просто постановление на компьютере набирают?

- Да там набирать минут пять, -оптимистично предположила Москаленко.

В конце концов вернулась судья Тихомирова, но никто уже не садился и ее почти не слушал - все снимали изображение Ходорковского в телевизоре, пытаясь уловить хоть какую-то его реакцию.

- ... продлить содержание под стражей до 25 марта, - закончила читать судья.

Зал издал разочарованный стон и бросился к адвокатам бизнесмена, едва заседатели вышли. Падва пообещал, что подаст кассационную жалобу в Верховный суд, Москаленко - в Европейский. К прокурору Лахтину никто не подошел...

Бизнес и власть в России

В Мещанском райсуде вчера продолжилось слушание дела по обвинению экс-главы компании “ЮКОС-Москва” Василия Шахновского в уклонении от уплаты налогов

Коммерсант, № 7, 17 января. Екатерина Заподинская. Статья. Василию Шахновскому повезло со свидетелем обвинения.

В Мещанском райсуде вчера продолжилось слушание дела по обвинению экс-главы компании “ЮКОС-Москва” Василия Шахновского в уклонении от уплаты налогов в размере 28,5 млн рублей с полученных им вознаграждений от офшорной фирмы с острова Мэн. Вчера обвинитель представил в качестве своего свидетеля юриста, оформлявшего налоговые декларации господина Шахновского. Но свидетель не произнес ничего, что можно было бы истолковать как доказательство вины подсудимого.

Первым свидетелем обвинения по делу Василия Шахновского выступил бывший старший специалист методического отдела ЗАО “Роспром” Марат Рахманкулов, которому с мая 2001 года было поручено стать представителем господина Шахновского в налоговых органах. Сразу же возник вопрос, какой из господина Рахманкулова свидетель по данному делу, ведь подсудимому вменяется уклонение от уплаты налогов в 1998-2000 годах, а Марат Рахманкулов приступил к своим обязанностям налогового представителя господина Шахновского только в 2001 году? Впрочем, не исключалось, что хоть какие-нибудь секреты своего доверителя юрист знает и расскажет суду.

— Известно ли вам, каким видом предпринимательской деятельности занимался Шахновский? — спросил свидетеля гособвинитель Генпрокуратуры Дмитрий Шохин.

— Судя по кодам в налоговой декларации,— сказал юрист,— консультационной деятельностью и в сфере управления.

Напомним, главное, что намерена доказать на этом процессе Генпрокуратура, — это что договоры об оказании Василием Шахновским консультационных услуг офшорной фирме Status Service Limited, зарегистрированной по законодательству острова Мэн, являются липовыми. И что на самом деле он получал от этой фирмы “вознаграждения за исполнение трудовых обязанностей” в качестве руководителя сначала ЗАО “Роспром”, а затем компании “КЖОС-Москва” на общую сумму 91 млн рублей, с которых не уплатил налоги.

— А от кого вам известно, что Шахновский оказывал консультационные услуги? - продолжил допрос прокурор.

— У меня просто нет оснований сомневаться в этом,— ответил свидетель.— Я видел подтверждающие документы об оплате услуг.

— А вы сами общались с фирмой Status Service Limited?

— Нет, это не входило в мои обязанности.

— Местонахождение ее вам известно?

— Нет, юрисдикцию ее я сейчас не вспомню.

Далее прокурор Шохин зачитал показания юриста Рахманкулова, данные им на предварительном следствии. Из них вытекало, что с 2001 года свидетель был представителем в налоговых органах не только Василия Шахновского, но и Михаила Ходорковского. Необходимые документы он брал в их приемных или у их адвоката Антона Дреля. И еще: Марат Рахманкулов был как-то на острове Мэн в командировке, но с Василием Шахновским она никак связана не была. Остальные свидетели обвинения в этот день не явились, и гособвинитель предложил суду начать изучение материалов дела. Для первоочередного прочтения вслух он избрал акт комиссионной судебно-бухгалтерской экспертизы, назначенной старшим следователем Генпрокуратуры по особо важным делам Салаватом Каримовым 7 октября 2003 года. Любопытно, что на тот момент уголовного дела против Василия Шахновского еще не существовало — было лишь общее дело ЮКОС И в рамках этого дела господи Каримов попросил двоих экспертов подсчитать, сколько налогов должен был заплатить Василий Шахновский, если предположить, что полученные им от упомянутой офшорной фирмы 91 млн рублей — не оплата консультационных услуг, а премия за труд в “Роспроме” и “ЮКОС-Москве”.

Эксперты трудились десять дней и признали, что в этом гипотетическом случае казна могла бы получить от господина Шахновского 27 млн рублей, Пенсионный фонд — 915 тыс. рублей и фонд обязательного медстрахования — еще несколько тысяч. И эту экспертизу Генпрокуратура подшила в дело Ц качестве доказательства вины Василия Шахновского.

— Прошу признать данную экспертизу недопустимым доказательством,— обратился с ходатайством к суду адвокат обвиняемого Юрий Клячкин. И обратил внимание на то, что она проведена по другому уголовному делу и господин Шахновский был лишен своей законной возможности влиять на состав экспертов и на характер поставленных перед ними вопросов.

Но судья Ирина Колесникова это ходатайство отклонила, заметив, что после предъявления господину Шахновскому обвинения его с заключением экспертов все же ознакомили. После это суд объявил перерыв, до 20 января: в этот день обвинитель пообещал вызвать остальных свидетелей. „Ъ" продолжит следить за процессом.

Экология и права человека

Городские власти скрывают информацию о радиоактивности. 19 января комиссия Мосгордумы по экологической политике отчиталась о выполнении комплексной программы “Обеспечение радиационной безопасности Москвы на 2001-2003 гг.”.

Известия, № 8. Борис Устюгов. Статья. Городские власти скрывают информацию о радиоактивности.

В понедельник комиссия Мосгордумы по экологической политике отчитывалась о выполнении комплексной программы "Обеспечение радиационной безопасности Москвы на 2001-2003 гг." Выяснилось, что из-за недостатка средств программа выполнена на 50% и продлена еще на два года. Чиновники не спешат знакомить горожан со своими достижениями: радиационно-гигиенический паспорт города готов, но недоступен общественности, радиационная карта Москвы сгинула в недрах департамента природопользования, а городской закон о радиационной безопасности уже год находится на согласовании в мэрии.

За несколько минут до начала заседания комиссии замруководителя городского департамента жилищно-коммунального хозяйства Виктор Суворов прямо в коридоре Мосгордумы подошел к инженерам МосНПО "Радон" и громко отчитал их за нерадивость - оказывается, "охотники за рентгенами" уже несколько месяцев не могут подготовить документы для отчета перед правительством. Суворов кулуарно пообещал "доложить руководству" о некомпетентности и лени радоновских служащих, однако на заседании комиссии доложил об успехах программы радиационной безопасности, ни словом не обмолвившись о проблемах в работе.

- За три года из Москвы вывезено 792 кубометра радиационно-загрязненных отходов, обследовано 710 тыс. кв. м площадей, разработана концепция радиационного мониторинга и проект закона, - отрапортовал Суворов - На реализацию программы радиационной безопасности было выделено из городского бюджета 1,7 млрд руб., а из федерального - 1,3 млрд руб. При этом в самой программе финансирование было заложено в объеме 7 млрд руб. - то есть профинансирована и выполнена она примерно наполовину.

По данным мэрии, в Москве сейчас работают около 20 предприятий, использующих в производственном цикле ядерные материалы. На городской территории расположены 11 ядерных реакторов, около 1000 организаций используют в своей деятельности 150 тыс. источников ионизирующего излучения (у 124 тыс. из них срок эксплуатации уже истек). И хотя вывоз радиоактивного грунта и прочих излучающих отходов в Москве идет постоянно, городские службы в состоянии справиться только с текущими проблемами. О глобальном избавлении столицы России от известных и невыявленных еще источников радиации речь пока не идет.

В ходе обсуждения выяснилось также, что закон о радиационной безопасности населения Москвы, проект которого Мосгордума приняла еще в 2002 году в первом чтении, был отправлен в правовое управление мэрии на доработку. Там он до сих пор и лежит. А без этого закона ни одна из городских структур не обязана отчитываться и публиковать регулярную информацию о состоянии радиоактивного фона Москвы.

- У нас есть радиационные карты Москвы, но они секретны, для общественности такую карту должен был подготовить департамент природопользования города, с него и надо спрашивать, - сообщил "Известиям" замгендиректора МосНПО "Радон" Олег Польский.

Выяснилось, что в вопросах контроля радиационной обстановки в городе различные службы не координируются. По словам Олега Польского, некоторое время назад в городской атмосфере были зафиксированы пары радиоактивного йода-131 - причем следы вещества зафиксировали специалисты "Радона" благодаря своим автоматическим пунктам мониторинга. Хотя подозрения сразу пали на реакторы Курчатовского центра, оттуда никакой информации об утечке радиации в "Радон" не поступило. Информация о выбросе прошла также мимо ГУП "Мосэкомониторинг", который при помощи нескольких десятков своих станций должен следить за состоянием атмосферы Москвы. Экологический атлас столицы, подготовка которого возложена на ту же организацию, до сих пор не опубликован. А по данным Госсанэпиднадзора, в городской программе радиационной безопасности нет ни слова о состоянии главного источника облучения большинства москвичей - рентгеновских установках в городских поликлиниках.

Еще хуже обстоят дела с вывозом радиоактивного мусора и отработанного ядерного топлива с реакторов Курчатовского центра.

- Нашему институту не хватает лимитов на вывоз отходов, - сообщил на заседании комиссии ведущий специалист Курчатовского центра Геннадий Городецкий. - Завод по переработке отходов "Маяк" установил мораторий на переработку отработанного ядерного топлива: пока он берет только топливо с атомных подводных лодок. В стране также очень мало емкостей для транспортировки топлива - транспортно-упаковочных комплектов ТУК-6. Их всего 10. Для примера - 8 ТУКов могут вывозить на завод до 100 сборок топлива с ядерных реакторов 2 раза в год. На территории нашего центра сейчас накоплено порядка 1000 таких сборок. Они упакованы и готовы к отправке, но вывезти их не смогут еще очень долго.

19 января в Мосгордуме обсуждали итоги выполнения программы “Обеспечение радиационной безопасности населения Москвы на 2001 – 2003 гг.”.

Столичная вечерняя газета № 7. Аделаида Сигида. Статья. Когда из Курчатовского вывезут тюки с радиацией и кто купит радиоактивную клюкву?

Вчера в Московской городской думе обсуждали итоги выполнения программы “Обеспечение радиационной безопасности населения Москвы на 2001–2003 гг.”. Приглашенные должностные лица отрапортовали комиссии по экологической политике, что программа выполнена “за исключением некоторых моментов”. Моментов набралось на полпрограммы. А кто-то заявил, что программа для Москвы вообще не годится.

Не годится, потому что в ней одна цифирь, а как в реальности дело обстоит с радиацией, непонятно. Тем не менее программа продлена еще на три года – с 2004-го по 2006-й, потому что выполнена всего наполовину. Городские власти, надо отдать им должное, потратили на программу на 10,7% больше, чем предполагалось. Зато федеральный бюджет недодал 69,3%, а некие “внебюджетные источники” целых 90,5%. Вот и придется теперь жителям Москвы ждать еще целых три года, чтобы их наконец обеспечили радиационной безопасностью.

За три года выполнения программы было вывезено 7,6 тыс. кубометров радиоактивных отходов, проверены на радиоактивность все жилые дома, школы и детские сады. Это было не просто. Как сказали сотрудники НПО “Радон”, “население в связи с криминогенной обстановкой не пускает к себе наших специалистов”. Нежилые помещения проверены частично. Планировалось ввести в эксплуатацию 10 постов наблюдения за радиоактивным состоянием московского воздуха, но два ввести не успели.

Главный пункт программы – вывоз радиоактивных отходов с территории Курчатовского института. Вывозит их для переработки то же самое НПО “Радон”. Специалисты института сообщили, что уже почти всю свою радиацию “в тюки упаковали” и она у них во дворе стоит – ждет, когда же ее НПО “Радон” заберет. А “Радон” забирать отходы не торопится: “Если мы больше плана будем радиоактивных отходов из Курчатовского института вывозить, нас обвинят в нецелевом использовании средств, – объяснило руководство “Радона”. – Нам из других регионов тоже надо вывозить, там ситуация не лучше, а хуже”. В этом году Курчатовский институт, согласно госзаказу, сможет отдать “Радону” всего 243,2 кубометра радиоактивных отходов. А у института этих отходов 3,5 тыс. кубов, “сброшенных в прошлые годы в задний двор среднего реактора”. На это специалисты “Радона” отвечают, что отходы “не сбрасывались, а складировались на хранение в безопасном виде”. Поэтому еще полежат. Имеется в институте и ядерное топливо. Чтобы вывезти его все целиком, надо 5 лет, даже если задействовать все восемь имеющихся в стране транспортных составов. Оборот такого специального транспортного состава – всего два раза в год.

На фоне таких масштабных проблем некоторые участники заседания вспомнили о радиоактивной клюкве, которую привозят в Москву и на рынках продают. Поступило даже предложение разработать закон, по которому каждый килограмм радиоактивных продуктов государство покупало бы у гражданина по двойной цене. То есть нарвал ты где-то далеко радиоактивной клюквы, привез ее в Москву и специальным органам продал, чтобы те твою клюкву уничтожили. Однако специалисты НПО “Радон” заметили на это, что радиоактивной клюквы в Москве мизер. И клюква – это вообще не вопрос по сравнению с Курчатовским институтом.

Мэр Москвы Ю. Лужков выступил с критикой контролирующих органов, которые не проводят тестирование продуктов на содержание трансгенных компонентов.

Вечерняя Москва, № 11. Татьяна Гольцман. Статья. Обратная сторона изобилия.

Вчерашнее заседание московского правительства было в буквальном смысле слова посвящено хлебу насущному. А также мясу, колбасе, молоку, картошке и прочим продуктам, имеющим обыкновение быть на столах горожан. Москва и слово-то такое забыла - “дефицит”. Теперь волнуют иные проблемы: ассортимент, качество, цена, безопасность.

Как каждый из нас укрепляет личную “продуктовую безопасность”? Правильно, одни по старинке создают “стратегический запас” в натуральном эквиваленте: мешочек сахара в кладовке, баночка гречки на антресолях, мясо в холодильнике. Другие предпочитают хранить продукты в... денежном эквиваленте. Выходишь из дома с кошельком и через пять минут попадаешь в продуктовый рай по имени “магазин”. В деньгах нынче продукты хранить даже выгоднее, потому что так они почти не “усыхают” и не “портятся”, пошутил Юрий Лужков на заседании правительства.

Столица комбинирует оба эти способа. Часть продуктов традиционно хранится в “закромах родины” в натуральном виде, а часть - в виде суммы, зарезервированной в бюджете. На эти деньги столица делает сезонные закупки продовольствия по мере необходимости. Предложение, кстати, опережает спрос, так что поставщики провизии выстраиваются в очередь.

(“Только успевай среди них конкурсы и тендеры на поставки проводить, чтобы снизить закупочные цены”, - вставил свою ремарку в доклад министра правительства Москвы, руководителя Департамента продовольственных ресурсов Александра Бабурина Юрий Лужков.) И что особенно приятно, среди поставщиков все больше становится местных производителей сельхозпродукции. Они медленно, но уверенно вытесняют с московских прилавков импортное изобилие. Понятно, что жители столицы голосуют рублем за отечественные продукты не только из чувства патриотизма, а потому что они вкусные и свежие. И еще - натуральные и безопасные.

Продовольственной безопасности Москвы Юрий Лужков уделил первостепенное внимание:

- Экология - это не только воздух, которым мы дышим, не только выхлопы машин и загрязненная промышленными сливами вода. Это в первую очередь то, что мы глотаем. И москвичи вправе знать, что именно они едят! Я имею в виду продукты генных модификаций, или трансгены. А наши контролирующие органы все еще работают по старинке, тестируют колбасу: соответствует она ГОСТу или не соответствует. А тут уже не про ГОСТ говорить надо, а об опасности наводнения московского рынка продуктами-мутантами. Поэтому я считаю, что Москве пора переходить на серьезное тестирование ингредиентного состава продуктов питания. И если уж есть в них трансгенные компоненты - честно сообщать об этом покупателю на этикетке. Пусть он берет ответственность за их употребление на себя, ведь покупать “неправильную” колбасу его никто не заставит.

А между тем 65% импортных продуктов питания на московских прилавках содержат компоненты трансгенного происхождения. К ним относятся не только колбасы и паштеты, но и питание для грудных (!) младенцев, фрукты и овощи (особенно клубника и помидоры), в том числе свежезамороженные, шоколад такой известной фирмы, как “Нестле”, и даже молочные йогурты от “Данон”. На трансгенных продуктах процветает и разветвленная сеть быстрого питания “Макдоналдс”.

Юрий Лужков предложил авторам проекта постановления “Об основных направлениях укрепления продовольственной безопасности города Москвы на 2004 год и дальнейшую перспективу” потратить две недели на его доработку в “духе времени и реально стоящих задач”, а затем вернуться к его рассмотрению вновь.

Российские экологи начали крестовый поход против генно-модифицированных продуктов

Трибуна, № 9. Константин Благодаров. Статья. Охота за мутантами.

На днях в столичном супермаркете “Седьмой континент” были проведены контрольные закупки “трансгенных” продуктов.

Мероприятие именовалось “Нет ГМО на столах россиян!” и заключалось в контрольной закупке мясопродуктов, консервированной кукурузы, картофеля, муки и прочего товара, в котором могут содержаться трансгены. Цель - составление “красного”, “оранжевого” и “зеленого” списков компаний-производителей. В первый войдут те фирмы, которые используют ГМО и не собираются отказываться от этой практики; во второй - те, которые используют, но готовы изменить политику; в третий - принципиальные противники мутантов.

Администрация “Седьмого континента” повела себя несколько загадочно: объявила журналистам, что она всячески поддерживает подобные акции, однако приказала охране супермаркета ни под каким видом не пропускать телеоператоров и фотокорреспондентов в торговый зал. Впрочем, активистам позволили беспрепятственно набить несколько картов образцами (всего на закупку было потрачено около 5 тысяч рублей).

Если верить доктрине “Человек есть то, что он ест”, тогда россияне год от года все меньше похожи на гуманоидов. Впрочем, не только россияне - та же беда навалилась на Юго-Восточную Азию и Африку. Беда зовется ГМО - генно-модифицированными организмами или трансгенами, которые в народе справедливо именуют мутантами.

Программа по, их распространению в слаборазвитых странах - часть программы американского мегаконцерна “Монсанто”, контролирующего более 80 процентов рынка трансгенов в мире и зарабатывающего на мутантах более 100 миллиардов долларов в год. Но Россия, в отличие от остальных государств-импортеров, не только не борется с напастью, а на правительственном уровне лоббирует проникновение ГМО на свой внутренний рынок.

Вот что говорит Наталья ОЛЕФИРЕНКО, координатор проекта “Гринпис”:

- Дело в том, что по таможенной статистике только в прошлом году в Россию завезли ГМО в 150 (!) раз больше, чем в 2000-м. Локальные экспертизы показали, что в колбасах, сосисках, сардельках и прочих продуктах московских мясоперерабатывающих комбинатов содержится до 30 процентов сои, причем до 80 процентов ее - ГМО. Ситуация критическая, особенно если учесть позицию межведомственной комиссии: она создана при Министерстве науки и техники и Минсельхозе как раз для того, чтобы лоббировать ГМО на российском рынке. Замечу, что предыдущая комиссия была расформирована именно за строптивость - она дважды запрещала ввоз ГМО в страну, за что и поплатилась. Но самое скверное - отсутствует закон о ввозе ГМО, экспортеры даже не обязаны указывать происхождение сырья, которое продают отечественным производителям. О квотах на ввоз и говорить нечего. Для сравнения: Евросоюз лимитирует импорт ГМО 1 процентом от общего объема. И это естественно: действие трансгенов на организм человека еще до конца не изучено, однако уже доказано, что вырабатывается иммунитет к антибиотикам, появляются новые, доселе невиданные формы рака и заболевания желудочно-кишечного тракта.

Закупленные в “Седьмом континенте” продукты отправлены на экспертизу в Институт цитологии РАН в Петербурге. Таким образом “Гринпис” пытается достичь объективности, так как московские лабораторные базы находятся под контролем лоббистов ГМО.

Впрочем, Институт цитологии способен произвести только качественный анализ содержания ГМО - количественный могут сделать только в Германии. Во всяком случае, на днях, планируется уже получить результаты исследований и ознакомить с ними журналистов.

21 января Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды России по Москве подвело итоги работы за прошлый год

Столичная вечерняя газета, № 9.2, 22 января

Аделаида Сигида. Статья. Главным экологическим итогом года оказалась университетская помойка.

Вчера Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Москве подвело итоги работы за прошлый год. Проведена 841 проверка, но ничего особенного в Москве не обнаружено. Разве только огромная помойка на территории МГУ.

В общественную приемную главка в прошлом году поступило 392 обращения граждан. Москвичи посылали в Министерство природных ресурсов письма протеста в связи со строительством оптового рынка на берегу Химкинского водохранилища, возведением комплекса зданий галереи художника Шилова на улице Знаменка, бассейна на улице Маршала Голованова, строительства множества жилых комплексов и подземных гаражей.

В ряде случаев обращения граждан были переадресованы другим организациям. Материалы в связи с нарушением природоохранного законодательства при строительстве галереи Шилова направлены в природоохранную прокуратуру. Почти все письма были переданы в экспертные комиссии “для учета мнения жителей при составлении экспертного заключения”.

На коллегии признали, что одной из главных экологических проблем Москвы является сокращение площадей природного комплекса, “некорректные застройки”. Так что москвичи волнуются не зря. А вот проверки города по части мусора показали, что его в Москве практически не имеется, а если и имеется, то во вполне разумных пределах. Удивила только внезапно обнаруженная свалка на территории МГУ. Исследование истории помойки показало, что она образовалась еще 15 лет назад в результате уборки мусора с соседних улиц. Затем помойка росла и расширялась, пока наконец не была передана университету под строительство библиотеки. Помойка и является главной экологической находкой прошлого года.

Основные социальные и трудовые права

В результате манипуляций при продаже совхоза “Заокский” Серпуховского района, десятки людей стали безработными.

Ежедневные Новости. Подмосковье, № 9, 17 января. Валентина Семьянцева. Статья. “Заокский” ушел с молотка.

Если честно, до конца никто в Серпуховском районе не верил, что бывший совхоз "Заокский" будет продан. Некогда гигант овощеводческой индустрии, слава и гордость южного Подмосковья, он во всех отчетах чиновников от сельского хозяйства фигурировал как козырная карта. Вот, мол, готовьте нам ордена и медали, смотрите, какие урожаи в зоне неустойчивого земледелия.

В окрестных селах и деревнях все так или иначе были связаны с "Заокским". Земля эта вырастила Героя Социалистического Труда Тамару Илларионовну Рыбакову, десятки кавалеров орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, Октябрьской Революции. А уж медалистами-то стали едва ли не все, кто трудился на этих полях, ровненькими пластинами расположенными на окской пойме и землях верхнего Приокья.

Здешние фермы блистали надоями и привесами: Шипиловская, например, получала более 4 тысяч килограммов молока от каждой буренки в год. А привесы телят поднимались до килограмма в сутки.

Специально обо всем этом напоминают, чтоб стала понятна боль и растерянность истинных хозяев земли, теперь оставшихся ни с чем. Для них-то озвученные результаты не просто цифры - их жизнь, их надежда, их будущее, наконец.

Насчет будущего, может, кто и возразит. Мол, совхоз-то давно почил в бозе. Да и акционерное общество уже даже на официальных бумагах не существует. Обанкротилось. Закончилось и конкурсное производство, введенное в "Заокском" в 2000 году. Совет кредиторов поставил окончательную жирную точку на судьбе хозяйства: не быть ему.

Благо покупатели в очередь стояли - за землей, естественно. Ее в Подмосковье крайне мало. Территория-то густонаселенная. Оттого любой мало-мальски крупный кусок бывших полей пользуется спросом повышенным, ведь на нем можно сделать сумасшедшие деньги.

Наша газета уже рассказывала во всех подробностях о том, какой механизм одурачивания владельцев земельных паев, коими стали в свое время практически все когда-либо работавшие в совхозе люди, был запущен в Серпуховском районе. Напомню лишь вкратце его хронологию.

В 1993-м бывший совхоз стал акционерным обществом. Причем отчего-то никакому начальству в голову не пришло, что в тот момент никаких акционеров и близко не существовало. Людям свидетельства на право долевой собственности выдали лишь в 1996-м.

Зато позднее именно факт акционирования стал главенствующим в борьбе за землю. Один из внешних управляющих, господин Зайцев, взяв курс на продажу хозяйства, так народу и объявил: никакие вы не хозяева. За акционерное общество проголосовали? Подписи поставили? Значит, и паи свои сюда внесли. Какие паи в 93-м? Но это уже неважно. Тут сказка про белого бычка начинается сначала.

Самое любопытное, что и администрация района активно дурить людей помогала. Понятное дело, без подписанных в ее недрах документов ни одно земельное варево не сварилось бы. Когда на горизонте замаячил весьма кредитоспособный покупатель в лице одной из дочерних фирм "Лукойла", теперь уже бывший глава района Евгений Головко подписал постановление №458 от 24.04.2001 г. "Об утверждении планово-картографических материалов сельскохозяйственных земель АОЗТ "Заокское". В нем было четко сказано: "Конкурсному управляющему АОЗТ "Заокское" зарегистрировать право собственности на земельный участок в Московской областной регистрационный палате”. А участок этот едва ли ни весь бывший совхоз - более шести тысяч гектаров.

Вошли в эти отобранные земли и владения ООО "Весна", коллектив которой успешно работал на полях, давал аккуратно прибыль. "Весну" не заметили, как и всех остальных владельцев земельных паев.

Самое любопытное, что это небольшое хозяйство, родившееся на базе бывшего Селинского отделения, мигом доказало, что если на земле работать как следует, то и она не подведет. "Весна" мигом наладила прерванный было овощной конвейер, поставляя на рынки и магазинные прилавки отборные капусту и свеклу, кабачки и редис, укроп и петрушку. Район в своих бравурных отчетах ни разу не забыл рассказать, что вот где-то там все рухнуло на селе, и здесь "Весна" прибыль гонит.

Именно "Весна", точнее люди, в ней работающие, и вынуждены были пережить два года бесконечных судов, отбивая у чиновников свою землю. Как известно, коллективные заявления судопроизводство не признает. А желающих взвалить всю тяжесть разборок на себя было мало во все времена! Если бы не Галина Илларионовна Рыбакова, сумевшая убедить еще несколько человек, что нельзя без боя отдавать отчие земли, никто бы ничего так и не знал. То есть и бывший совхоз давно бы с молотка ушел, и никаких бы скандалов не было. Народ наш привык молча утираться, даже если на него плюнули.

Теперь Галина Илларионовна, узнав, что и она и весь коллектив "Весны" остались безработными, не может никак опомниться от случившегося. На улицу запросто выкинуты 49 механизаторов. А ведь с осени уже были сделаны вложения в развитие хозяйства. Закуплены гербициды, семена. Куда теперь с ними идти. К кому бежать за помощью и советом людям?

Село зашевелилось, закипело, как муравейник перед грозой. Число желающих вернуть отобранные паи резко начало расти.

Весь минувший год страсти по "Заокскому" не утихали. Народ активно, но безуспешно судился с властью. То есть были постановления судов и прокуратуры в пользу паевладельцев, но их тут же опротестовывали те, кто уже считал, что земля у них в кармане. И все начиналось заново. Не помогла делу и голодовка, объявленная осенью Николаем Дижуром. Районное начальство сделало вид, что никто две недели не жил на одной воде на площади в селе Липицы.

Накаленные страсти отпугнули "Лукойл". Его посланцы на очередном бурном собрании сельчан заявили: нам, де, не нужны земли, находящиеся под непрерывными судами.

Когда суды зашли в тупик, а внимание людей было отвлечено выборами, земли втихую продали. Все, полностью. А чтобы народ раньше времени не поднял шум, начали выдавать зарплату за долги 90-х годов. Мизерную. Да и совхоз-то бывший ушел с молотка за смехотворную цену. Шесть тысяч гектаров за 11 миллионов рублей. Со всеми его поймами и постройками.

Эти цифры я получила от заведующего отделом сельского хозяйства администрации Серпуховского района Ивана Лопатина. Он же рассказал и о том, что пока никто не располагает официальными данными, кто стал новым хозяином огромного подмосковного земельного пирога. По словам Лопатина, ничего не дало и обращение в областную регистрационную палату. Там ему ответили, что если новые хозяева посчитают нужным, то сами приедут и представятся нынешнему главе района Александру Шестуну.

Шестун на мой вопрос: что теперь намерены делать в этой ситуации власти? - ответил: "Будем разбираться".

Однако разборки эти грозят сильно затянуться. В здешней администрации нет ни одного чиновника, который бы в разгар конфликта встал на сторону паевладельцев. Они дружно отстаивали позицию бывшего главы.

Глава сменился. Но все остальные-то на местах. И верится с трудом, что они проявят рвение, защищая права обобранных паевладельцев. Как сказал мне все тот же Лопатин: "Наше вмешательство неправомерно. Разобраться во всем может только суд. А кто туда должен нести заявления? Те, кто пострадал".

Понятное дело, что в страдальцах не чиновники оказались. Но разве не район лишился лучших своих земель? И не дело ли его чести восстановить свое былое реноме?

P.S. В свое время только вмешательство губернатора области Бориса Громова помогло остановить начавшийся в "Заокском " беспредел. На его поддержку сельчане надеются и теперь, отправив ему письмо с просьбой о помощи.

Тарифы на коммунальные услуги в Москве выросли почти в два раза.

Московский комсомолец, № 15. Ольга Грекова. Статья. ЖЭК-потрошитель напал на москвичей.

Если верить официальной статистике, инфляция за последний год составила 12%. Если верить собственным глазам, а также ценам на товары и услуги, она зашкаливает хорошо за 30%...

Вы еще не получили квитанцию на квартплату за январь? Значит, готовьтесь. Увидите вместо привычной трехзначной суммы в платежке четырехзначную — не удивляйтесь. Просто московские власти таким образом проводят реформу ЖКХ.

Начиная с этого года чиновники будут повышать коммунальные тарифы не несколько раз в год, как это было раньше, а аккурат 1 января и разом на все. Но, как уверяют в мэрии, тарифы на коммунальные услуги в Москве растут не больше чем на 20% в год. “МК” решил убедиться в их честности.

Перед нами две платежки: за январь 2003-го и за январь 2004-го. В начале прошлого года за 50 квадратных метров нужно было заплатить 120 рублей. В этом — уже 160 руб. Все очень просто: стоимость квадратного метра повысилась с 2,40 руб. до 3,20, то есть на треть. Но это еще не самое большое потрясение.

За холодную воду год назад брали 50 руб. 70 коп. с человека, а теперь — 95,80 (рост на 89%). Выросла в цене и вода горячая: с 61,20 до 89,70 руб. (на 47%). За газ каждый москвич будет платить уже не 8,20 руб., а 9,90 (на 21% больше), а за вывоз мусора — не 7,70 руб., а 13,20 (на 71%).

Правда, если сравнивать с последними повышениями, которые были в феврале, марте, апреле и июле, кажется, что тарифы растут не так уж сильно. Видно, чиновники именно с ними и сравнивают. Да и вообще, у властей всегда имеется заранее заготовленное оправдание. Вот, например, как объяснил руководитель Комплекса городского хозяйства Петр Аксенов, почему подорожал вывоз мусора:

— Стоимость бензина выросла? Выросла. Поднять зарплату водителям мусоровозов хотя бы до 10 тысяч рублей надо? Надо. Вы же не хотите, чтобы на мусоровозах работали только приезжие, согласные на более низкую зарплату?

Энергетики во главе с Чубайсом от московских властей не отстают. И тоже знают себе цену. Стоимость киловатт-часа не 90 копеек, как год назад, и даже не 1,05 руб., как с прошлого марта, а 1,22 руб. Итого — рост за год на 36%. Ровно на столько же выросли тарифы для тех, у кого не газовые, а электрические плиты. Им, правда, нужно платить поменьше — 86 копеек.

Кстати, некоторые единые информационно-расчетные центры уже добавили в платежку еще одну статью расходов. Зарегистрировали иногородних в своей квартире? Извольте платить. Соответствующие сведения в ЕИРЦ с большим удовольствием предоставляют паспортные столы и ОВИРы.

Екатерина Пичугина. Статья. Московский комсомолец, № 15. Московские власти открыли МРОТ. Но денег на повышение зарплаты москвичам нет.

Говорить о том, какой у россиян минимальный размер зарплаты, просто стыдно. Потому что это — 600 рублей в месяц. Но теперь любой регион-донор может сделать себе свой МРОТ. Столичные депутаты хотят осчастливить москвичей большим МРОТом: сначала в 1800, а под конец года — в 2500 рублей. Одна беда: в бюджете Москвы... таких денег нет.

Чтобы платить только бюджетникам МРОТ в 2500 рублей (и далее — по тарифной сетке), нужна сумма больше бюджета города. Даже повышение до 1800 рублей потребует дополнительных затрат в 40 миллиардов (плюс к выделенным 36 миллиардам). Но депутаты не сдаются.

Идея повысить зарплаты москвичам не нова. Сначала депутат Рукина предлагала ввести минимальную почасовую оплату. Но был принят другой вариант закона: о городском минимуме оплаты труда. Он установил его в размере 1200, а потом и 1800 рублей. Но суд сей закон отменил. И на всякий пожарный депутаты разработали другой законопроект — о минимальном размере оплаты труда.

Вроде какая разница? А оказывается, большая. Одно дело платить минимальную зарплату в 1800 рублей. Другое дело — платить зарплату по такому прожиточному минимуму. Тогда придется повышать получки по всем разрядам Единой тарифной сетки, а их 18.

Недавно трехсторонняя комиссия определила, что минимальная зарплата с 1 мая в Москве составит 2000 рублей, а с 1 октября — 2500 рублей. Но она не имела в виду МРОТ. Определенные ей минимальные зарплаты включают в себя и премии, и надбавки. А если принять МРОТ, придется предусмотреть в казне дополнительные доходы. Меж тем новый законопроект предполагает, что за невыполнение обязательств по МРОТ работодателей можно будет оштрафовать. Радует одно: в Москве не так много бедных, как кажется. Просто многие получают деньги в конверте.

Размер и сроки введения регионального МРОТ нужно согласовывать с правительством России. Как посмотрят федералы на московскую инициативу? Но, в конце концов, в принятом ими Трудовом кодексе так и написано: минимальный размер оплаты труда не может быть ниже прожиточного минимума. Только вот как это сделать — пока не знает никто.

Законодательство и деятельность государственных структур в сфере прав человека

Беседа с председателем МГД В. Платоновым о деятельности Мосгордумы.

Московский комсомолец, № 11. Екатерина Пичугина. Статья. Главней всего – погода в Думе.

К 10-летию Мосгордумы в “МК” вышла статья “10 лет — не Моссовет”, где рассказывалось в основном об отрицательных сторонах жизнедеятельности депутатов. Многие слуги народа таким “подарком” были оскорблены. Ведь все эти годы они работали, не стремясь привлекать к себе внимание скандалами и жареными фактами. Что ж, мы решили выслушать и другую сторону.

Председатель столичного парламента Владимир ПЛАТОНОВ решил рассказать читателям “МК” всю правду о Мосгордуме.

— За эти годы Дума провела грандиозную работу! — начал разговор Владимир Михайлович.

— Можно ли сказать, что это были десять лет, которые потрясли Москву?

— Они действительно очень многое изменили в жизни города. Вот ваша статья называлась “10 лет — не Моссовет”. А почему не Моссовет? Потому что такая задача стояла перед каждым депутатом, чтобы новый орган власти отличался от Моссовета в лучшую сторону. Я не оцениваю прошлую власть: Моссовет был таким, каким его избирали москвичи и каким позволяло действующее тогда законодательство. А в 1993 году в Мосгордуму не пошел ни один известный политик — они устремились в Госдуму. Но в нашем первом составе были 8 депутатов Моссовета и 7 человек, имеющих опыт работы в райсоветах. И, прописывая порядок деятельности новой Думы, депутаты постарались сделать все, чтобы ее деятельность была эффективной. Чтобы не было скандальности в отношениях между двумя ветвями власти.

— Скандалов-то практически нет. Но вот москвичи об МГД знают мало. Почему?

— Человек не знает о том, что засекречено, и о том, что ему неинтересно. Дело в том, что за долгие годы советской власти понятие “парламентарий” было дискредитировано.

Да, у нас была и есть возможность привлечь к себе внимание скандалами. Но мы пошли другим путем. Мы просто работали и работаем. И постепенно москвичи узнают о нас и осознают важность своего участия в выборах. Меня не пугает низкий процент узнаваемости Думы. Он растет и будет расти дальше.

— Многие называют Мосгордуму карманной, намекая на то, что бал правит мэр, а Дума лишь пляшет под его дудку.

— Ну, не многие. Я вас уверяю: ни у одного человека, ознакомившегося с полномочиями гордумы, с ее принципами работы, с регламентом, с тем, как депутаты работают над законами, внесенными мэром, язык не повернется так ее назвать.

— Приведите, пожалуйста, примеры противостояния с мэром.

— 35 раз (!) мэр накладывал вето на законы, принятые городскими депутатами. Реальное противостояние было по восьми вето, шесть из которых удалось преодолеть. Например, мы преодолели вето на закон о памятниках, согласно которому теперь их судьбу решает специальная комиссия по монументальному искусству, которая состоит из независимых экспертов. Так что второй Петр в Москве вряд ли появится...

Еще один важный показатель, так сказать, “некарманности” — поправки во внесенные мэром законы, которые меняли документы иногда до неузнаваемости. Так что мнение, что все решает мэрия, — искусственно созданное. Но я всегда повторяю, что в Москве власть одна — городская, которая состоит из исполнительной и законодательной, а они дополняют друг друга. Этот механизм сдержек и противовесов в Москве создан и эффективно действует. Этим можно гордиться. Как и количеством законов и постановлений, которые Дума приняла за эти годы.

СПРАВКА “МК”. За 10 лет депутаты внесли 18 тысяч поправок к законопроектам (из них 8 тысяч принято) и больше 7 тысяч поправок к постановлениям (принято 4250). Всего же Мосгордумой принято 486 законов и 1506 постановлений, рассмотрено более четырех тысяч вопросов и проведено около тысячи заседаний.

— А правда, что мэр дает депутатам Мосгордумы поручения, как голосовать, или требует принять те или иные законопроекты побыстрее?

— Знаете, за десять лет работы в Мосгордуме мэр ни разу не просил меня принимать какие-то законопроекты. Городу повезло: Юрий Михайлович прекрасно понимает, что такое представительная власть и для чего она нужна.

— А не обидно, что очень часто заслуги гордумы — например, повышение зарплат — москвичи приписывают мэру?

— Роль личности в истории России по-прежнему много значит. Юрий Михайлович много лет пользуется заслуженным авторитетом в городе. Он работает дольше, чем МГД, в противостоянии с Моссоветом победил он.

Конечно, любая несправедливость неприятна. Это на совести тех журналистов, которые знают, что есть Мосгордума, какую важную роль она играет в жизни города, однако в своих статьях или сюжетах вспоминают только мэра. В отличие от них сам Юрий Михайлович всегда упоминает Мосгордуму и говорит, что мы принимаем важные законы.

— Бытует мнение, что депутаты гордумы берут за голосование по законопроектам деньги. Я слышала даже, что один голос депутата стоит 50 долларов...

— Если бы мне были известны такие случаи, это было бы предметом разбирательства правоохранительных органов. Но пока этого не случилось. Коллегиальный орган больше защищен от коррупции, так как мы принимаем коллективные решения. Ведь если кто-то хочет “протащить” свой законопроект — придется купить не меньше 18 голосов. А я по опыту работы в прокуратуре знаю, что такие случаи скрыть невозможно. Как говорят китайцы: что знают двое, то знает и свинья. Так что пока к такой информации я отношусь, как и к тому, что, говорят, некоторые журналисты берут деньги за свои публикации.

— А еще говорят, что и бюджетные средства депутаты распределяют “с умом”: лоббируют чьи-то интересы за определенную мзду...

— Никакой информации на сей счет у меня тоже нет. Если такие факты будут выявлены, будет расследование. И опять повторю: Дума — орган коллегиальный, для голосования по статьям бюджета тоже нужно не менее 18 голосов.

— А как же круговая порука: ты — мне, я — тебе?

— Каждый депутат — личность, междусобойных интересов у нас нет, только партийные.

— Кстати, Дума будущего созыва — 2005 года — наполовину будет избираться по партийным спискам. И к чему это приведет? К увеличению числа депутатов, ведь если их число останется прежним, на одномандатников возрастет нагрузка.

— Это пока неизвестно, но такое возможно. Лично я считаю, что число депутатов должно остаться прежним — 35. А вообще выборы по партспискам придуманы не нами, а федеральным законом. Так что в Мосгордуме будущего созыва обязательно будут фракции. А сама Дума, бесспорно, изменится: мы идем по пути, проторенному парламентами европейских государств.

— Кажется, уже была репетиция, когда несколько депутатов гордумы вдруг ринулись в “Единство”?

Репетиция была еще тогда, когда мы в январе 1994 года создали фракцию “Выбор России”, а в январе 1998-го две фракции — “Выбор России” и “Наш дом — Россия”. И сейчас 13 городских депутатов стали членами “Единой России”.

— Меркантильный вопрос. Сколько стоит москвичам один депутат Мосгордумы? Если смету поделить на 35 депутатов, получится 12 миллионов рублей...

— Этот подсчет не совсем корректный. Ведь кроме 35 депутатов в Думе есть их помощники, больше ста человек, сотрудники аппарата — человек двести пятьдесят, а также транспорт, в том числе служебные автомобили, телефоны, оргтехника, мебель, работа экспертов и многое другое.

А если посчитать, сколько депутаты получают зарплат, получится совсем смешная цифра. Сейчас зарплата депутата гордумы, приравненная к зарплате министра правительства Москвы, составляет 33 тысячи рублей в месяц. Если поделить все вышеуказанные расходы на всех москвичей, то получится всего-то 40 рублей в год с каждого.

— СМИ много писали и сообщали о праздновании десятилетия Мосгордумы. “МК” писал о том, что оно будет стоить москвичам более 12 миллионов рублей. Этот факт, мягко говоря, не украшает Думу.

— Вот вы обоснованно спрашивали, почему москвичи так мало знают о Мосгордуме. А праздник десятилетия Думы — это не праздник депутатов, а праздник всего городского сообщества. В конце концов, бюджет оплачивает и празднование Дня города. Празднование десятилетия Мосгордумы — это не только торжественный прием для депутатов, но и открытие галереи почетных граждан в Думе, выставка в Музее истории Москвы, фотовыставка в МГД, научно-практическая конференция. В общей сложности 22 мероприятия.

— Владимир Михайлович, вы говорили, что у депутатов нет междусобойных интересов. Неужто вы никогда не встречаетесь неформально, не отмечаете дни рождения?..

Конечно, мы поздравляем друг друга с днями рождения и прочими знаменательными датами. Но в силу формирования нашего трудового коллектива мы все очень разные. Хотя прекрасно понимаем, что, какими бы разными ни были, москвичи приняли решение, что мы вместе на протяжении четырех лет представляем их интересы в Думе. И прекрасно понимаем, что все личное должны оставлять за стенами Думы.

— А вот некоторых депутатов избирателям приходится четыре года терпеть с большим трудом. Помнится, была такая депутат Никитина, которая жила в Америке и почти два года не появлялась в Москве. И как бороться с такими “слугами”?

Мэр считает, что Президента обманули торговые кампании и требует “разобраться” с коммерсантами-обманщиками. Поводом для резких заявлений Лужкова стало обсуждение вопроса о продовольственной безопасности Москвы.

Время новостей, № 8. Александр Гудков. Статья. Лужков вступился за Путина.

Мэр Москвы Юрий Лужков, который весь прошлый год безуспешно протестовал против отмены с января 2004-го пятипроцентного налога с продаж, похоже, нашел способ нажать на федеральное правительство и заставить Минфин внести коррективы в налоговую реформу. На вчерашнем заседании столичного правительства мэр с негодованием вступился за “обманутого” президента России, заявив, что федеральное правительство “совершило ошибку”, и потребовал “разобраться” с коммерсантами-обманщиками.

Поводом для резких заявлений г-на Лужкова стало обсуждение вопроса о продовольственной безопасности Москвы. Как удовлетворенно отметил сам мэр, “за последние годы эта тема из жгучей проблемы превратилась в рутинный вопрос”. Однако на заседании присутствовал представитель Белого дома министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, что, очевидно, и заставило мэра возвысить тон и напрямую обратиться к федеральным властям.

Переход мэра от развития сельхозпроизводства в Центральном федеральном округе к федеральной налоговой реформе был внезапным: “Я предупреждал, -- заявил вдруг Юрий Лужков, изменившись в лице, -- что отказ от налога с продаж не приведет к снижению цен! Официально заявляю, что те якобы “солидные” фирмы, которые выступили в прессе и пообещали снизить цены, президенту наврали! А Минфин поверил в это враньё для реализации сомнительных разделов налоговой реформы”. В воцарившейся тишине мэр также напомнил, что в Москве социально-значимые товары налогом с продаж не облагались. НСП платили лишь потребители предметов роскоши, это был налог на богатых, который давал бюджету Москвы возможность направлять значительные средства на поддержку малообеспеченных москвичей. “Официально заявляю, -- г-н Лужков вновь возвысил голос, -- что потеря городом 22 млрд руб. социально значимых денег привела не к снижению цен, а к росту цен в Москве! Я думаю, что государству, правительству нужно этим заняться. Допущена ошибка! Её нужно проанализировать и разобраться с теми фирмами, которые обманули правительство”.

Неизвестно, как отнесется к заявлению мэра Москвы кабинет Михаила Касьянова, но в зале заседаний столичного правительства с предложением “разобраться с якобы солидными фирмами” и вернуть налог с продаж были согласны абсолютно все присутствовавшие. Правда, если загадочная российская экономика реагирует на снижение налогов ростом цен, то можно быть уверенным, что возврат пятипроцентного НСП точно не приведет к их снижению.

Разное

В Москве на месте Дома офицеров и клуба ветеранов Генштаб Вооруженных сил России хочет сделать клуб для генералов.

Московская правда, № 10. Константин Ласкин. Статья. Наглость под грифом “секретно”.

На месте Дома офицеров и клуба ветеранов появится... клуб для генералов.

Недавно в редакцию “МП” обратилась большая группа военных ветеранов, возмущенная попыткой Генштаба Вооруженных сил России ликвидировать Дом офицеров Командования специального назначения - так сейчас официально именуется руководство бывшего Московского округа противовоздушной обороны. Корреспондент “МП” решил разобраться в ситуации.

Справка “МП”

Дом офицеров на Павловской улице наряду с Центральным Домом Российской армии является важнейшим исполнителем президентской государственной программы “Патриотическое воспитание граждан России на 2001 - 2005 годы”.

Здание Дома офицеров находится почти в самом центре - до дома 8 по Павловской улице всего пара остановок на автобусе от станций метро “Серпуховская” или “Тульская”. Выглядит особняк весьма солидно.

В Доме офицеров находится штаб-квартира ветеранской организации войск ПВО, Московского округа ПВО, 16-й воздушной армии, первого корпуса ПВО и шестого истребительно-авиационного корпуса ПВО, объединяющих в общей сложности больше 10 тысяч отставников. По словам ветеранов, в Доме офицеров неизменно отмечаются государственные и военные праздники, юбилеи, проходят встречи с молодежью и бывает много других важных для заслуженных людей мероприятий. Кроме того, традиционно именно в Доме офицеров провожают воинов в последний путь. Здесь же работают библиотека, Ансамбль песни и пляски ВВС и другие структуры.

Но это только видимая часть айсберга. Как оказалось. Дом офицеров, созданный в 1942 году, с 1954 года является головным учреждением культуры Московского округа ПВО. Иными словами, на него организационно замкнута вся колоссальная махина военно-культурных учреждений стражей неба нашего региона: 80 других домов офицеров, 13 гарнизонных клубов, 58 солдатских клубов, 6 музеев, 16 комнат воинской славы и 11 комнат истории воинских частей. Зная привычную для военных централизованность, логично предположить, что в случае исчезновения руководящего звена вся эта система просто развалится.

Самое главное - сейчас в Доме офицеров работают очень популярные и нужные курсы по переподготовке военнослужащих, увольняемых в запас. Это едва ли не единственное место в столице, где офицеров, прапорщиков и членов их семей бесплатно учат нужным гражданским специальностям, помогают приспособиться к непростой жизни в отставке.

На сегодняшний день Дом офицеров Командования специального назначения - единственное в Москве учреждение культуры ВВС открытого типа.

Почему же надо уничтожать все это? Удивительно, но в Минобороны сего никто вразумительно объяснить не может!

Начальник Главного оперативного управления Генерального штаба предложил, а начальник Генерального штаба согласился с предложением о передаче Дома офицеров скандально известной Первой отдельной стрелковой бригаде охраны, которая сторожит покой обитателей апартаментов военного ведомства, - бесконечные лабиринты коридоров комплекса штабных зданий в районе Арбатской площади. У этого паркетного воинства есть свой собственный Дом офицеров, который в два с половиной раза больше первого, но только якобы у всей Российской армии нет средств наконец завершить в нем ремонт. Зато, если верить результатам проверок финансовой инспекции Минобороны, в том же “корпусе стражи” нашлись казенные средства на возведение в Чернышевских казармах объекта, крайне важного для воспитательной работы среди личного состава, - элитной сауны с бассейном и бильярдной для некоего высокого начальства.

Звонки всевозможным чиновникам из ведомства господина Квашнина никакого результата не дали - везде на вопрос о судьбе Дома офицеров на Павловской отвечают стандартно: это внутренний вопрос Минобороны, и военные во всем разберутся сами, без участия штатской общественности. Правда, как у нас келейно решаются подобные вопросы, всем известно: сначала все порушат, а потом требуют денег на восстановление.

Возникают и другие вопросы. Почему сомнительные интересы воинской части, подчиненной Генеральному штабу, ставятся выше интересов оперативно-стратегического объединения, на которое возложена защита воздушного пространства столицы страны и других важных объектов? Почему совершенно не учитываются мнения ветеранов-фронтовиков, ветеранов Вооруженных сил, которые готовятся отметить 50-летие Московского округа ПВО, 60-летие Победы в Великой Отечественной войне?..

В итоге получается удивительная картина: в российском военном ведомстве чинам абсолютно наплевать на ветеранов, отдавших свою жизнь почетному делу защиты Отечества.

Задумаемся: зачем при таком раскладе Генштабу понадобилось здание Дома офицеров? Догадываетесь? Подсказать? Особняк наверняка окажется очередным “спецобъектом” банного типа. Так что до свидания, дорогие, ветераны! Здравия желаем, господа генералы!

Из обращения ветеранов

Большинство из нас - люди преклонного возраста, живущие в Москве и ближнем Подмосковье. Дом офицеров стал для нас родным и единственным местом, где мы можем встречаться. Уважительное слово по отношению к ветеранам, в суровые годы Великой Отечественной войны героически защищавшим небо над столицей и Центральным промышленным районом СССР, слышится лишь из уст президента страны и министра обороны, но одно дело - говорить, а другое - делать.

Столичная вечерняя газета (web-сайт).

Ольга Глебова. Статья. Силовики опять лишают животных наркоза.

Вчера заместитель главы Госнаркоконтроля генерал-майор Александр Михайлов вопреки ожиданиям общественности заявил, что до тех пор, пока кетамин не будет внесен в список разрешенных лекарств, обыски в ветлечебницах продолжатся. Владельцы домашних животных, правозащитники и ветеринары считают, что силовики нарушили неофициальную договоренность, позволяющую оперировать животных под наркозом. Сегодня они проведут в Москве акцию протеста.

До сенсационного заявления генерал-майора Михайлова, считалось, что скандал, связанный с использованием кетамина, практически разрешился. Под напором возмущенной общественности Минсельхоз и Минздрав подготовили приказ, позволяющий использовать наркотические средства в ветеринарии. Документ был направлен в Минюст для согласования с Госнаркоконтролем. Силовики пообещали как можно быстрее легализовать кетамин и пока прекратить обыски в ветлечебницах. Но на этой неделе проверки возобновились.

- Закон прежде всего, - объяснили позицию своего ведомства Александр Михайлов. — И мы будем проверять ветеринаров, пока им не разрешать применять наркотики.

В Министерстве юстиции “Столичной” рассказали, что процесс согласования может затянуться до середины весны: “Непонятно, кто будет выдавать лицензии. Минздрав не может работать с ветеринарами, а Минсельхоз — с наркотиками. Ситуация непростая, и на ее разрешение понадобится месяца 3-4”.

Однако защитники животных и ветеринары уверены, что при желании кетамин можно легализовать за один день.

— В статье Уголовного кодекса сказано, что разработкой правил регистрации и контроля за наркотиками может заниматься правительство, - говорит руководитель Центра защиты животных “Вита” Ирина Новожилова. - Ветеринары, адвокаты и владельца животных намерены обратиться к премьер-министру Михаилу Касьянова, чтобы он решил вопрос с лицензиями лично. Сегодня же мы проведем акцию в защиту шести ветеринарных врачей, против которых возбуждены уголовные дела за использование кетамина.