ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 22-26 сентября 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система


В Лефортовском районном суде начались слушания по делу о неисполнении своих должностных обязанностей и.о. начальника Следственного изолятора ФСБ РФ "Лефортово" А. Сорочкиным. Основанием для начала дела стало обращение правозащитника Ю. Шадрина, являющегося адвокатом М. Коданева
.

Колокол.Ру, 23 сентября. Статья. Дело Юшенкова: адвокат судится с тюремщиком.

В Лефортовском районном суде начались слушания по делу о неисполнении своих должностных обязанностей и.о. начальника Следственного изолятора ФСБ РФ "Лефортово" Александром Сорочкиным. Основанием для начала дела стало обращение правозащитника Юрия Шадрина, являющегося адвокатом Михаила Коданева.

C начала июля, как утверждает Шадрин, полковник Сорочкин отказывает ему в выдаче заверенных бланков доверенностей, подписанных Коданевым, чем лишает Шадрина возможности осуществлять защиту Коданева.

Сам Шадрин прокомментировал свои действия следующим образом: "Я привлекаю должностное лицо за неисполнение своих профессиональных обязанностей. По закону об ответственности должностных лиц. 7 июля я направил в лефортовское СИЗО заявление на имя исполняющего обязанности начальника бланки генеральной доверенности о представлении интересов Коданева. Михаил Коданев подписал эти бланки, но Сорочкин не стал их подписывать, ставить печать и возвращать бланки мне. В соответствии с гражданским кодексом ст. 85 ч.3 п.3 он обязан был заверить их и выдать мне. Суд обяжет администрацию СИЗО оформить все документы в соответствии с законом и выдать".

12 августа Генпрокуратура сообщила о завершении следствия по делу об убийстве Юшенкова, застреленного 17 апреля этого года у своего дома на улице Свободы в Москве. В его убийстве следствие обвиняет шестерых человек, в том числе Коданева и его помощника Александра Винника. Коданев и Винник были задержаны в ночь на 26 июня в Кудымкаре (Коми-Пермятский автономный округ).

Никакого положительного решения по жалобе Шадрина судья Васильева, конечно, не вынесет. Не дело рядового судьи - воевать с "Лефортово". Шадрин со своим подзащитным Коданевым - персонажи временные в жизни судьи Васильевой, а вот "Лефортово" с ее участка никуда не денется. Самым лучшим исходом этого заседания будет следующий: Васильева подготовит такое судебное решение, которое затем довольно легко можно будет обжаловать в Мосгорсуде. Так что основное выяснение отношений между Сорочкиным и Шадриным если и состоится, то в суде второй инстанции.

24 сентября в Москве открываются слушания по уголовному делу руководителей организации ПОРТОС.

Россiя, № 160. Павел Евдокимов, Анатолий Антонов. Статья. Полузвери с цыгаркой в зубах.

24 сентября в Москве открываются слушания по уголовному делу руководителей организации с замечательным названием ПОРТОС. Правда, к герою романа Дюма “Три мушкетера” она не имеет ровным счетом никакого отношения, а переводится как “Поэтизированное объединение разработки теории общественного счастья”.

На скамье подсудимых Юрий Давыдов и Евгений Привалов – руководители ПОРТОСа. Они обвиняются по целому ряду статей УК, в том числе в создании и руководстве незаконным вооруженным формированием, в организации объединения, посягающего на личности и права граждан, а также в истязании несовершеннолетних.

В результате проведенных в ходе следствия судебно-медицинских экспертиз Давыдов и Привалов были признаны невменяемыми, как страдающие шизофренией. Проведенная по решению суда повторная психолого-психиатрическая экспертиза подтвердила этот диагноз. Летом прошлого года Мособлсуд направил дело Давыдова и Привалова на доследование. Позднее Верховный суд это решение отменил и вернул дело в суд на новое рассмотрение, которое началось 5 марта текущего года.

24 июля 2002 года суд присяжных заседателей Мособлсуда признал активистов ПОРТОСа Татьяну Ломакину и Ирину Дергузову виновными по аналогичным статьям УК, что и у Давыдова и Привалова, приговорив их к 6 и 8 годам лишения свободы соответственно. Позднее Верховный суд России снизил им наказание до 4,5 и 5 лет лишения свободы.

Кандидаты в настоящие люди

В середине 80-х в Мордовии возникла организация под названием “Братство кандидатов в настоящие люди” (БКНЛ) во главе со своим отцом-основателем Юрием Давыдовым, 1954 года рождения. Его филиалы возникли в Донецке, Харькове, Калуге, Саранске и некоторых других городах. В 1993 году в Москве появляется теперь уже объединение – ПОРТОС. Движение приобретает формы всенародные, а собственная газета “Теория счастья”, которую с 1995 года начинает выпускать ПОРТОС, утверждает себя как “международная газета”.

Согласно собственной оригинальной доктрине Давыдова, на которой, собственно, и выстроен фундамент организации, все люди – в зависимости от своих моральных качеств – подразделяются на несколько категорий: звери, недочеловеки, полулюди и, как вершина общественной пирамиды, настоящие люди. Существуют и промежуточные звенья “эволюции”. Например, вы можете относиться к полулюдям среднего уровня, полулюдям низкого уровня, нелюдям тихого нрава, нелюдям злобного нрава и т.п. Изначально “настоящим человеком” могут быть единицы (такие, как Давыдов, естественно), ибо до этого состояния нужно расти и расти. Точнее – бесплатно работать на организацию, четко и без вопросов выполняя все приказания “настоящих людей”.

Каждому новичку предлагалось заполнить “Ответник” из полутора тысяч (!) вопросов. Это две общие тетради по 69 листов каждая. Помимо общих и нейтральных вопросов, он содержит и такие: “Вы уже превратились в человека? Почему?”, “На сколько процентов вы уже превратились из обезьяны в человека?”, “Вы предавали когда-нибудь? Опишите это”, “Пошли бы вы с гранатой под танк, если ее невозможно метнуть (прострелены руки)?”, “Зачем дамы мажут губы вязким ярким составом?” Ответив на все эти вопросы, с помощью калькулятора можно было определить свое место в жизни и сделать практические выводы.

По почерку портосовцы определяли характер человека. Для этого использовалась трехбалльная шкала: 1 – бездушный, неразборчивый почерк; 2 – среднедуховный, почерк читается, но так себе; 3 – высокодуховный, почерк ясный и понятный.

Слабым и нетрудоспособным там места не было: Давыдов активно практиковал обливание холодной водой на морозе. Многочасовые кроссы и суточные дистанции были привычным делом. Категорически запрещалось пить спиртные напитки, курить и нецензурно выражаться. И все это под соусом “светлых идей перестройки, гласности и ускорения”.

Слава организации, которая прививала молодежи “здоровый образ жизни”, крепла. Обучение “счастью” гарантировалось бесплатное, на это-то люди (в том числе и матери, замордованные хроническим безденежьем и отсутствием каких-либо перспектив, готовые передать своих чад в “надежные руки”) и покупались.

Экономический базис

Во имя идеи “кандидаты в настоящие люди” и “теоретики общенародного счастья” вкалывали от зари до зари: фасовали сахар, крупы и овощи. За счет “правильно поставленной организации труда” Давыдов мог сбывать товар по конкурентно низкой цене и использовать деньги по своему усмотрению. В Министерстве юстиции ПОРТОС был официально зарегистрирован как благотворительная организация. Естественно, со всеми вытекающими отсюда льготами при налогообложении. Так что деньги выходили немалые.

В 1999 году Давыдов купил возле подмосковной деревни Машково Люберецкого района большой участок земли, где на территории расформированного монтажно-строительного управления и расположилось его доходное предприятие. Основной слоган ПОРТОСа гласил: “Нам нужна Человеческая Родина для Счастливого Народа!”

Поверх двухметрового бетонного забора территории пустили колючую проволоку под напряжением. Хотя, учитывая нынешние нравы, это было вполне оправданной мерой. Внутри – два огромных ангара для товара и техники и ветхие вагончики для “зверей” и “недочеловеков”. В основном несовершеннолетних, подростков из малообеспеченных семей, откровенно деклассированных людей. У “администрации” имелось свое жилье.

Новобранцев встречали на вокзалах, сажали в “рафик” и доставляли в Машково, где отбирали документы и, поселив в вагончиках, зачисляли в отделения (с жесткой системой подчинения) численностью 8–10 человек. В свободное от основной работы время колонистам было вменено в обязанность: заниматься спортивными и оздоровительными упражнениями (кому нужна больная рабочая сила!), петь хорошие, правильные песни под гитару и выдавать ежедневную порцию собственных стихов. Именно так, ибо “гармоничный человек” не может не быть поэтом. Лиц, уклоняющихся от “творческого” распорядка, примерно наказывали. В контракте, который подписывал каждый, был заранее предусмотрен пункт о телесных наказаниях за различные нарушения.

Но главным направлением был трудовой фронт, позволяющий строить “островки будущего в криминальном хаосе настоящего”. Фирма от ПОРТОСа занималась реализацией сахара, картошки, гречки, муки, риса и лука. По своим каналам продукты поставлялись в Подмосковье в основном с Украины. В Машкове их фасовали, грузили на машины и развозили по районам Москвы и области. Грузовик въезжал во двор, и подростки разбегались по подъездам, трезвоня во все двери. Продукты с доставкой на дом расходились, естественно, очень быстро, принося держателям акций ПОРТОСа существенную прибыль.

Внешняя совесть

Личных вещей у обитателя лагеря не было. То, что на тебе надето, то и твое. Разрешалось лишь сделать надпись-пометку на своей одежде и около своего лежака. Дисциплина держалась на системе наказаний, вердикт о которых выносился на публичных собраниях. Тому, кто, например, отвлекся от работы, полагалось девять ударов резиновой палкой. За курение также “прописывали” телесные процедуры и штраф в 333 рубля, что составляло половину от апокалиптического “числа зверя”. Человек, замеченный с сигаретой в зубах, становился после этого “полузверем”.

Наказывать могли только старшие по званию. В ход шли деревянные палки, солдатские ремни и сложенные вдвое веревки. Все сцены допросов и наказаний записывались на аудио- и видеокассеты. Сам Давыдов расхаживал по территории исключительно в камуфляже, тельняшке и с карабином “Сайга” в руках. Начальник лагеря, “капо”, одним словом.

Лидеры ПОРТОСа были гуманистами и наказывали только по идейным соображениям. Они строили “человеческую родину для счастливого народа”, а тут находятся отдельные индивидуумы, стоящие на низкой стадии развития, оскорбляющие “процесс” нарушением установленных порядков. Чисто сектантский подход, оправдывающий очистительную и воспитательную силу насилия за совершенные “грехи”.

– Меня заманила жена Давыдова – Ирина Дергузова (27 лет, в прошлом занимавшаяся пулевой стрельбой, а затем “идеолог” секты. – Ред.), пристав в метро с расспросами: “Считаю ли я себя счастливым человеком?” – рассказывал Геннадий Савченко, аспирант одного из московских вузов. – В коммуне я, как лошадь, много работал, писал стихи, изучал философию “настоящего человека”. Однажды ночью охранники в воспитательных целях жестоко избили двух рабочих. А потом сымитировали расстрел. Бедняги ползали на коленях и умоляли пощадить. Я тоже сильно испугался.

Шестнадцатилетнего Диму Лукьяненко “поучили” за то, что он погладил собаку. Давыдов объяснил парню, что делать это нехорошо, так как собака – сторожевая. Если всякий начнет ее гладить, то она будет плохо охранять лагерь от чужаков. А пятнадцатилетнего Николая Акимова из Донецкой области наказали за хождение по территории без “внешней совести” (какое поле деятельности для психиатров!). Так у портосовцев назывался план дел, который каждый обитатель лагеря составлял накануне вечером.

Большой друг Горби

Особая тема – связи ПОРТОСа, которые позволяли ему так долго находиться на плаву. Корреспондент саранской газеты “Столица С” познакомился с бывшим членом секты, назвавшимся Андреем. “На выборах президента 1995 года, – рассказал он, – портосовцы активно агитировали за Горбачева, присвоив ему высший титул – “настоящий человек”. Бывший генсек был большим другом организации. Горбачев лично пригласил Давыдова на похороны Раисы Максимовны”.

В деле имеются многочисленные снимки, на которых “великий архитектор перестройки”, а ныне лидер Объединенной социал-демократической партии России сфотографирован вместе с портосовцами, участвовавшими во всех мероприятиях, которые проводил Горбачев.

Когда бывшая первая леди страны Раиса Горбачева скончалась, то портосовцы несли почетный караул возле ее гроба и присутствовали на кладбище до конца траурной церемонии.

Члены секты активно использовали возможности, которые предоставляет участие в народной дружине. Это и определенный статус, и связи. Не могли обойти стороной портосовцы и Героя Советского Союза Алексея Маресьева, главного героя книги “Повесть о настоящем человеке”. Они-то – тоже “настоящие”! Свидетельство “дружбы” между ПОРТОСом и легендарным летчиком – фотография, на которой Маресьев стоит за столом в своем рабочем кабинете вместе с портосовцами Юлией Приведенной и Евгением Приваловым.

Благодаря таким фотографиям Давыдов создавал имидж “крутой” организации, известной на высоком государственном уровне. На чиновников этот миф производил должное впечатление.

Согласно ходовой легенде, несколько ребят из ПОРТОСа во время событий “горячей осени 93-го” находились возле Белого дома и даже спасли от разъяренных сотрудников ОМОНа какого-то парня. Тогда, дескать, они и познакомились с офицерами легендарной “Альфы”, чей сотрудник, Герой России лейтенант Геннадий Сергеев, был застрелен снайпером 4 октября.

Давыдов понимал, что соваться к вдове героя с “почетным” предложением ему никак нельзя. Сослуживцы мужа еще и по шее накостыляют, за дерзость. Тогда портосовцы входят в доверие к матери Гены, и в результате появляется такой документ: “Я, Сергеева Агриппина Дмитриевна, мать погибшего сына Сергеева Геннадия Николаевича, Героя Российской Федерации, который погиб у Белого дома 4/Х-93, офицера “Альфы”. В 1994 г. ко мне обратилась организация ПОРТОС с предложением присвоить имя моего сына данной организации. Я согласилась на их предложение. Они мне как внучата. Верю: они далеко понесут имя моего сына”.

Там же, на кладбище, Давыдов и Дергузова познакомились с ветераном Группы “А” Олегом Балашовым, кавалером двух орденов Красной Звезды, теперь возглавляющим частное охранное предприятие “Альфа-безопасность”.

– Я дважды встречался с портосовцами. Рассказывал им о штурме дворца Амина, боевых операциях по освобождению заложников, которые проводила группа. Ребятая как ребята. Ничего такого, что может вызвать опасение. Мы оказывали им юридическую помощь. Был один случай, когда мне позвонил Давыдов и попросил заступиться. Они занимались реализацией сахара, из-за этого на них наехали кавказцы. Я позвонил, предупредил, чтобы ребят оставили в покое. Но честное слово, я не знал, что Давыдов при любом удобном случае козыряет знакомством со мной. После того, что мне рассказал следователь, наша фирма в одностороннем порядке разорвала с ПОРТОСом всяческие отношения.

Выпросив приглашение на торжества по случаю 25-летия Группы “А” – они проходили в июле 1999 года в Большом Кремлевском дворце, “настоящий человек” вовсю использовал свой шанс, активно фотографируясь с ветеранами и гостями подразделения. Потом он предъявлял эти снимки в качестве свидетельства своих особых отношений с “Альфой”.

Они предпочли порку

7 декабря 2000 года на концентрационную базу ПОРТОСа в Машкове нагрянул десант РУБОПа. В результате обыска было обнаружено шесть боевых пистолетов различных марок, три газовых пистолета, три карабина “Сайга”, два карабина “Рысь”, пять охотничьих ружей, две пневматические винтовки (одна с оптическим прицелом), бинокль “Беркут”, наручники, три резиновые дубинки ПР-73, 319 патронов к различному огнестрельному оружию, 220 газовых патронов.

На большинство “стволов” разрешение имелось. Наличие в ПОРТОСе столь разнообразного арсенала, камуфляжной формы и воинской дисциплины позволило следствию утверждать, что фактически коммуна была вооруженным формированием. На следующий день против Давыдова, Дергузовой, Привалова и Ломакиной были возбуждены уголовные дела по нескольким статьям УК.

1 мая 2002 года “осиротевший” ПОРТОС выпускает 9-й номер (специальный) своей “Теории Счастья”. Он целиком посвящен борьбе за свободу “настоящих людей”. Оказалось, что 21 ноября 2001 года на Гражданском форуме активистка ПОРТОСа сумела подойти к президенту России и передать ему коллективный протест-обращение.

На первой полосе газеты размещена скромная фотография нескладного лысого человека. Он позирует рядом с надгробным бюстом героя Отечественной войны 1812 года Дениса Давыдова. Пояснение гласило:

“Мой пра-пра-прадед Денис Давыдов

Сто раз был в званьях и наградах обойден.

И я ж, “Теорию о Счастье” Людям выдав.

Давыдов Юрий, тоже так же награжден”.

История, правда, не сохранила обстоятельств того, как лихой кавалерист-гусар, гроза женщин и талантливый русский пиит, разрабатывал свою “теорию счастья”, торговал крупами вразнос и был арестован сотрудниками тогдашнего РУБОПа.

Этот стих, как утверждают портосовцы, – один из репортажей “поэтов в Бутырке”, всех четверых. И действительно, в номере еще три страницы были заполнены подобными рифмованными виршами каждого арестанта.

Дальнейшее содержание номера целиком состоит из протестов в защиту ПОРТОСа. Тут и мнение президента фонда “Гласность” Сергея Григорянца. Тут и Анна Филиппова из парижской газеты “Русская мысль” спокойно рассуждает по поводу поротых задниц: “На допросах ребята рассказали, что их наказали за то, что они пили и курили. По версии членов ПОРТОСа, нарушителям здорового образа жизни предложили на выбор: отправить домой или наказать. Они выбрали порку”. Действительно, налицо свобода выбора действий, как и на процветающем Западе.

В газете приводится любопытный текст четырех писем несовершеннолетних ребят, бывших портосовцев, переправленных в Бутырскую тюрьму. Приведем в сокращении два из них, строго в том виде, в каком они и были опубликованы.

“Здравствуй, Юра, я бобывал на суду конкретно меня грузили я отбивался как смог. Я попрежнему курю но не пью завязал учусь ПТУ ‹ 98 на каменьчека плотнека. Попал такую групу где восем человек судимые полный бес предел. Поэзию не пишу не кагда. Вовка Хакимов написал 9 апреля 2002 г. Держитесь!”

“Привет Юра! Это пишу тебе я, Колька Акимов у меня все хорошо учусь в школе в 11 классе конечно учюсь плоховато но серавно пойдет. Хакимов Вовка сейчас так и курит и сквернословит и выпивает, говорили, что его каждый день в Лисичанске пьяным видим. Я конечно покурюю иногда но зато я не пью и не сквернасловлю. Пишу иногда поэзию ну писать так больше нечего буду заканчивать Пока! 5 апреля 2002 г.”

Что же в сухом остатке? Их перестали пороть за нарушение лагерного режима – вроде бы плюс.

Им перестали дурить мозги несбыточными надеждами из 20 пунктов – плюс.

У них отняли веру в личную причастность к возрождению страны – минус.

Их перестали кормить в лагере три раза в день – минус.

Они вернулись к родителям, которые сами концы с концами не сводят, – минус.

Они пошли учиться в ПТУ – плюс.

Их не наказывают за приласканную собаку – плюс.

Им никто не запрещает курить и пить алкоголь – минус.

Никто теперь не прививает подросткам чувство ответственности за собственные поступки – минус.

Этот подсчет можно продолжать еще долго. Но и на этом этапе ясно, что минусов в списке будет гораздо больше, чем плюсов. В результате “правильной” акции с целью защиты подростков они оказались в том же первобытном рабоче-крестьянском состоянии. У них практически нет шансов поступить в престижные вузы или иным способом повысить уровень своего образования. Они предоставлены себе и имеют одно только право – отправиться в Чечню, где редко встретишь детей обеспеченных родителей.

Согласно законам физики, образовавшийся после развала Советского Союза воспитательный вакуум должен был обязательно чем-то заполниться. И если государство, в отличие от советского периода, долгое время не обращало внимания на молодежь, особенно из малообеспеченных семей, то появление различных “теорий счастья” в камуфляже было делом времени.

Несмотря на разгром организации, ПОРТОС существует. Его активисты занимаются торгово-хозяйственной деятельностью (хотя, конечно, уже в иных масштабах) и проводят акции в защиту своих лидеров. Что ж, нет ничего сложнее, как расставаться со своими иллюзиями. Некоторые предпочитают с ними жить и дальше. Жить, вопреки очевидным фактам, так как нынешняя действительность часто не оставляет молодежи, особенно из провинции, иных способов социальной адаптации.

“1. Высокоэффективно работать вместе с нами по 16 часов в день – в противовес болтунам, пустобрехам, бездельникам и дармоедам, развалившим Страну.

2. Догнать и перегнать Америку по уровню производительности труда, по уровню экономической, военной и интеллектуальной мощи.

5. Искусству стихосложения философского направления.

7. Основным законам Логики, законам правильного мышления, как научно вычислить: “Кто прав в споре?”

8. Искусству вычислять научными методами отношение к Вам Вашего Настоящего Друга, Подруги или хитрого друга-предателя (кто есть кто), вычислять, кто и в чем тебя обманывает сейчас и как будет пытаться обмануть в будущем – и в политике, и в экономике, и т.д.

9. В учебной группе с коллегами-абитуриентами эффективно готовиться к поступлению в высшие учебные заведения.

11. Умению закаливать организм, участвовать в сверхмарафонском пробеге “100 км за 24 часа”, закаляться купанием в проруби, бегать босиком по уголькам костра – укреплять иммунитет, чтоб хватило на 180 лет Жизни (реально установленный наукой и всемирной практикой резерв правильно организованной Человеческой Счастливой Жизни).

14. Тщательно анализировать и усваивать подлинно Духовные ценности при плановом просмотре самых светлых Человечных кинофильмов (2 раза в неделю – по вторникам и воскресеньям, после окончания Мозговых Штурмов).

16. Рассчитывать информацию о грозящей экологической катастрофе и как эту катастрофу предотвратить.

17. Грамматике и идеям международного языка Эсперанто как альтернативе, противодействию насильственной языковой англизации Руси.

18. Ораторскому искусству, подготовке личности к качественному управлению государственными структурами.

20. Научно организовывать выход Страны из кризиса”.

Елена Сергеева, вдова офицера Группы “А”:

“Об этом скандале я узнала совершенно случайно, когда смотрела телевизор, и была неприятно поражена. За все эти годы, прошедшие с момента гибели Гены, я никому не давала разрешения использовать его имя, его память. Да ко мне никто и не обращался по этому поводу.

Каждый год на Николо-Архангельском кладбище, где похоронен Гена, собираются его боевые товарищи, ветераны “Альфы”. Накрывают стол, поминают. Где-то примерно с 94-го года, если не ошибаюсь, я стала замечать возле могилы каких-то странных людей. Они держались особняком, своей группой.

Я поинтересовалась у матери Гены, что это за люди такие. Стоят, молчат. Она ответила, что это хорошие ребята, что-то вроде комсомольцев. Они были у Белого дома, а теперь вот приходят отдать дань уважения Геннадию. Я пожала плечами и больше не спрашивала. Честно говоря, не до этого было.

4 октября они приходили на кладбище, щелкали фотоаппаратами. Последний раз их было человек двадцать. Со знаменами, в синей униформе. Все было как обычно. И вдруг такой скандал! Если юридически эта организация еще существует, то я хочу только одного: убрать имя моего мужа из названия этой скандальной организации”.

Бывший эксперт ООН В. Григорьев, который после избиения милиционерами стал инвалидом второй группы, вот уже три года пытается добиться заслуженного наказания виновных.

Русский курьер, № 105. Георгий Целмс. Статья. Писан ли закон для прокуроров и судей?

Ученый, бывший эксперт ООН Вячеслав Григорьев вот уже три года проводит на себе эксперимент, должный дать ответ на этот вопрос. По его жалобам и искам выиграно уже 15 (пятнадцать) судов, но никто из злостных нарушителей закона и виновников его злоключений пока не понес наказания. Зато сам экспериментатор за это время дважды сидел в тюрьме, и после избиения милиционерами стал инвалидом второй группы. Впрочем, ученый не отчаивается. Он знает, что отрицательный результат в науке тоже важен.

Началу эксперимента положило уголовного дела № 12504, возбужденное прокуратурой Московской области.

Григорьева и семерых его соратников обвинили в “хищении крупной суммы денег посредством мошенничества”. Большинство содельников инвалиды и ветераны труда в возрасте от 64 до 83 лет. Григорьев сотоварищи попытался реализовать идею, одобренную высшими лицами государства (Ельциным, Черномырдиным и др.). Создав общественную организацию “Народное землепользование”, он скупал пустующую землю ближайшего Подмосковья и раздавал ее в пользование членам своей организации. Не все-то пользоваться этой землей особо важным персонам. Насколько знаю, от этого “мошенничества” пострадали только чиновники, привыкшие единовластно распоряжаться землей. Почувствовав, что они лишаются своего бизнеса, чиновники организовали на Григорьева и его соратников гон.

Поначалу две попытки возбуждения уголовного дела провалились: слишком абсурдным было обвинение. Тогда дело возбудили в третий раз. И Григорьев начал свой эксперимент: он не без успеха стал доказывать незаконность уголовного преследования. Так что самое время было его арестовывать.

Из тюремной камеры Григорьев продолжал жаловаться на незаконность ареста. И произошло чудо: ученого выпустили. Тут бы и остановится экспериментатору, но он, неугомонный, попытался привлечь к ответственности лиц виновных в незаконном лишении свободы. Тогда последовал новый арест: прокуратура заявила, что Григорьев якобы скрывается от следствия, для чего объявила его в розыск. Естественно Григорьев никуда не скрывался (тому есть множество доказательств) и о розыске не догадывался. Это, впрочем, не помещало арестовать его вместе с женой. Причем арест проходил по всем правилам детективного жанра: вооруженная группа ОМОН штурмом взяла квартиру Григорьева и зверски его избила. Результатом захвата явились сломанные ребра и серьезная травма мозга, которая чуть не окончилась смертью.

Тем не менее, 64-х летний ученый не прекратил свою опасную для жизни экспериментаторскую деятельность: продолжал жаловаться. В конце концов, произошло еще одно чудо: поле нескольких месяцев заключения мера пресечения для него и жены была изменена на подписку о невыезде. Правда, чистоте эксперимента помешало заступничество депутатов, правозащитников и СМИ.

После этих событий пресловутое уголовное дело № 12504 девять месяцев путешествовало по судам различных субъектов Федерации: прокуроры и судьи все никак не могли решить, кому следует за него браться. Маршрут путешествия был такой: прокуратура Московской области - Мособлсуд - Мосгорсуд - опять Мособлсуд - Бабушкинский райсуд Москвы - опять прокуратура Московской области. И, наконец, дело было принято к производству в Бабушкинском райсуде. По закону на определение подсудности полагается пять дней, а тут девять месяцев! Родить можно. Несмотря на 48 томов дела и 400 страниц обвинительного заключения следователям очевидно так и не удалось установить ни места, ни состава, ни события преступления. Потому и, грубо нарушая закон, неутомимо пасовали его судейские чиновники друг другу. Пока, наконец, не уломали бабушкинских служителей Фемиды. И вот на днях слушанья начались. Впрочем, тут же и были отложены на длительное время.

Естественно Григорьев не сидел, сложа руки: продолжал исследовать нашу “правовую” системы, играя роль подопытного кролика. Сначала он пытался достучаться до прокуратуры, сообщая о преступлениях, допущенных милицией и прокуратурой: незаконное объявление в розыск, незаконный арест, избиения, превратившего его в инвалида и пр., пр. Прокуратура Московской области игнорировала все эти сообщения. Говоря юридическим языком, прокуратура способствовала сокрытию преступлений. Ведь на подобные сигналы обязана была немедленно реагировать. Или мотивированным отказом, или же возбуждением уголовного дела. Ничего не дали также жалобы в Генпрокуратуру. Оттуда их, как это принято у нас, в нарушение закона пересылали тем, на кого Григорьев жаловался.

Тогда ученый обратился в Мещанский районный суд Москвы с жалобами на бездействие должностных лиц. И суд мужественно признал жалобу справедливой, обязав областного прокурора (теперь уже бывшего) Э. Денисова срочно исправиться. Денисов и ухом не повел.

Опуская подробности, сообщу, что Мещанский суд 13 (!) раз признавал требования Григорьева и его коллег справедливыми и четырежды выносил “частное определения” в адрес прокуратуры. Кроме того, правоту Григорьева подтвердили также Волоколамский и Тверской суды. Однако “стражи закона” цинично игнорировали абсолютно все постановления и “частные определения” судов. Они, грубо говоря, плевали судам в лицо, демонстрируя, кто в стране хозяин. А, время спустя, при помощи Московского горсуда, стали опротестовывать эти постановления…

Тем временем в Бабушкинском суде началось слушанье уголовного по обвинению Григорьева и семерых его коллег. И уже с первых минут слушаний судья А. Кузьмин начал нарушать закон: вынес несколько “неправосудных постановлений”. (Это мнение не автора статьи, а Мосгорсуда). Подсудимые направили в адрес городского суда примерно сорок кассационных жалоб. По закону в суде первой инстанции они только должны быть зарегистрированы, а затем немедленно пересланы в вышестоящую судебную инстанцию. Кузьмин же положил все жалобы на себя родимого под сукно. Григорьеву с содельниками удалось, в конце концов, сообщить об этом преступном деянии (иначе не назовешь) в городской суд. Там, изучив жалобы, отменили все постановления, состряпанные Кузьминым, признав их незаконными. И за сокрытие кассационных жалоб также не погладили судью по головке. Словом Кузьмину пришлось расстаться с мантией. Правда его отставка была почетной - с сохранением всех судейских привилегий.

Эстафету Кузьмина приняла председатель Бабушкинского суда Л. Зацепа: она лично решила судить Григорьева и его коллег. И сразу же несколько раз нарушила закон. Не провела, как положено, предварительное слушанье. Якобы скрывающуюся от суда 83-х летнюю обвиняемую Конашевскую объявила в розыск. Хотя, как удалось доказать, престарелая женщина не была извещена о начале судебного заседания. Находящегося на больничном Шавензова также объявила в розыск, приняв решение об его аресте. С кассационными жалобами она поступила и того проще: стала возвращать их жалобщикам, утверждая, что они “не имеют основания”. Вот ведь здорово! Люди жалуются в Мосгорсуд на допущенные ею беззакония, а она собственной персоной бракует эти жалобы. Естественно, подсудимые написали в Генеральную прокуратуру заявление с просьбой привлечь Л. Зацепу к уголовной ответственности по целому ряду статей УК. Генеральная переслала заявление в межрайонную прокуратуру с требованием его расследовать. Те тотчас же ответили своим начальникам, что “для возбуждения уголовного дела оснований нет”. Но ученый и его коллеги продолжили эксперимент. И вот первый обнадеживающий результат. Прокуратура г. Москвы отменила “отказное” постановление межрайонной прокуратуры. Так что расследование будет продолжено, и может быть, Генеральный прокурор возбудит-таки против недобросовестной судьи уголовное дело. Пока же Зацепу освободили от обязанностей председателя суда. Чистоте эксперимента, думаю, опять помешали СМИ: выступая в прямом эфире радио “Свобода ваш корреспондент имел возможность напрямую сообщить все эти факты председателю квалификационной коллегии судей РФ. Очень хочется надеяться, что г-н Кузнецов не оставил это сообщение без внимания.

Редакция “РК” будет следить за дальнейшим ходом “эксперимента Григорьева”.

Интервью с председателем Федерального арбитражного суда Московского округа о проблемах арбитражных судов

Известия, № 175. Владимир Перекрест. Статья. Людмила Майкова: Сегодня изобретаются изощреннейшие способы внедрения в судебную систему.

Ровно год прошел со вступления в силу действующего Арбитражного процессуального кодекса. За это время судебная практика показала, что кодекс нуждается в некоторых поправках. Соответствующий законопроект уже внесен в Госдуму. О плюсах и минусах нового кодекса, о проблемах арбитражных судов и о том, что творится за кулисами правосудия, председатель Федерального арбитражного суда Московского округа Людмила МАЙКОВА рассказывает корреспонденту "Известий" Владимиру ПЕРЕКРЕСТУ.

- Оправдал ли новый Арбитражный процессуальный кодекс ожидания, которые с ним связывались?

- Вполне. Это фундаментальный, продуманный и детальный документ - говорю так не потому, что являюсь одним из его авторов, это мнение многих юристов. Но не всегда при создании документа можно учесть все нюансы. Поэтому был разработан законопроект о внесении изменений и дополнений в АПК, который в октябре этого года планируется рассмотреть в Госдуме. Предложенные поправки носят не кардинальный, а, скорее, уточняющий характер. Например, практика показала, что по-прежнему возникают вопросы по поводу физических лиц: в каких случаях их дела должен рассматривать арбитражный суд, а в каких - суд общей юрисдикции. В частности, иски бывших акционеров, не являющихся юридическими лицами, к акционерному обществу. Или протест работающего по контракту руководителя акционерного общества, которому общее собрание акционеров выразило недоверие и прекратило его полномочия. В арбитражный суд им жаловаться или в суд общей юрисдикции? Логично все дела, возникающие из экономической и предпринимательской деятельности, отнести к компетенции арбитражного суда. Вот еще проблема, которую планируют устранить, внеся изменения в АПК. Срок обжалования вступившего в законную силу судебного акта в кассационном порядке составляет два месяца. Сейчас нередко бывает, что одна сторона подает жалобу сразу же, ее рассматривают, выносят постановление, а спустя какое-то время другая сторона подает свою жалобу. И что с ней делать, со второй жалобой? В Московском округе повторного рассмотрения не назначают, а отсылают к уже принятому решению, а в некоторых других округах рассматривают повторно. Могут вынести и другое решение, отличающееся от уже принятого по заявлению первой стороны. Тогда снова тяжба. Для того чтобы не возникало таких ситуаций, законопроект предлагает рассматривать все жалобы "в пакете" после истечения 2-месячного срока.

- А на работу федеральных арбитражных судов новый АПК оказал какое-то влияние?

- Конечно. Эти суды, которые являются третьей, кассационной, инстанцией, стали по сути последней чертой. Обжаловать их постановления можно только по ограниченному кругу оснований, значительно более узкому, чем прежде. Это, во-первых, когда они препятствуют принятию законного решения по другому делу, во-вторых, когда нарушают права и интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы и, наконец, когда арбитражными судами нарушается единообразие в толковании применения правовых норм. Последнее положение очень интересно: в судах общей юрисдикции такого нет, это новшество, или, как говорят юристы, новелла нашего кодекса. Она направлена на единообразную практику применения законодательства по всей стране. Чтобы не было ситуаций, когда разные суды по-разному решают исход дела в сходных обстоятельствах. А такое бывает не только в разных регионах (это хоть можно понять), а даже в стенах одного и того же суда. Еще один революционный нюанс: отменяя решения нижестоящих судов, судья кассационной инстанции вправе дать толкование применяемого закона, и оно является обязательным для суда, вновь рассматривающего дело.

- Часто ли отменяются решения нижестоящих судов?

- Федеральный арбитражный суд по Московскому округу отменяет в среднем чуть больше 4 процентов от общего количества дел, рассмотренных судом первой инстанции. Показательна и другая цифра: каждая третья жалоба на решение суда первой инстанции признается обоснованной. Это очень много, хотя в последнее время намечается тенденция к снижению этого показателя, что говорит о повышении качества работы судов первой инстанции.

- По каким делам чаще всего допускаются ошибочные решения?

- Главным образом по налоговым. Предприятия неверно выплачивают налоги, налоговые инспекции неверно их начисляют. Суды первой инстанции не полностью исследуют обстоятельства дел, отсюда и ошибки. Да и сам Налоговый кодекс таит в себе много неясного.

- А ваши решения часто отменяются Высшим арбитражным судом?

- В 2002 году было отменено 1,3 процента от общего числа кассационных жалоб. А в первом полугодии нынешнего - всего 0,3 процента. Если же говорить о доле отмененных постановлений в общем количестве рассмотренных нами дел, то это будет совсем микроскопическая цифра. Такой низкий процент в немалой степени связан с тем, что, напомню, слишком узок круг оснований, по которым возможен пересмотр наших решений. Кроме того, у нас в целом работают опытные и грамотные судьи. Однако надо прилагать значительные усилия, чтобы судейская мантия попадала к профессионалу и достойному человеку. И если так происходит, то это не благодаря, а вопреки существующему законодательству.

- Вот как? Поясните, пожалуйста...

- Это чрезвычайно серьезный вопрос - подбор кадров. Настолько, что на ближайшем заседании Совета судей мы планируем его подробно рассмотреть и подготовить свои предложения по изменению действующего законодательства. Сейчас существует крайне мало формальных требований для претендентов в судьи. Например, у кандидата в окружной суд должно быть высшее юридическое образование, 7 лет юридического стажа, (причем не обязательно в суде) и ему должно исполниться 30 лет. Ну и разные красивые слова про моральный облик, который на глаз никак не определишь. Любой человек, я подчеркиваю, абсолютно любой, кто удовлетворяет этим формальным критериям, может подать заявление о приеме в судьи и быть принятым. Беда в том, что в некоторых случаях так и происходит. В результате мы имеем случаи недобросовестности и непрофессионализма со стороны отдельных судей.

- А что, председатель суда никак не может влиять на подбор кадров?

- В законе это никак не оговорено. Приходится использовать личные контакты: выяснять время проведения конкурса, получать документы на кандидата. Держу процесс под контролем. Звоню кандидатам: "Не хотите ли прийти познакомиться с судом, в котором собираетесь работать?" От приглашения не отказываются, но сами инициативы не проявляют. Считаю большой ошибкой, что оно дает право любому и каждому претендовать на должность председателей судов и заместителей - даже тем, кто не имеет опыта работы в суде или на руководящей должности. Что касается кассационных судов, то там должны работать люди, не просто имеющие опыт работы по юридической специальности, а именно в суде. Это же огромная разница - участвовать в процессе в качестве юриста или самому быть судьей. Еще одна серьезная проблема - при приеме на работу не проводится серьезной проверки морально-психологических качеств кандидатов. Когда-то такие тесты применялись, но сегодня от них отказались. А зря. Тест из нескольких сот вопросов давал достаточно объективную характеристику личности, которая зачастую не совпадала с предоставляемыми характеристиками и рекомендациями. В таких случаях было принято больше доверять рекомендациям. Однако, после того как человек какое-то время поработал, становилось очевидно, что результаты тестирования характеризуют его гораздо точнее, чем блестящие характеристики. В общем, закон должен предусматривать гораздо более строгую процедуру отбора в судьи. В том числе я имею в виду и специальные проверочные мероприятия.

- Вы подразумеваете спецслужбы? А разве сейчас они не проверяют кандидатов в судьи?

- Проверяют. Но по очень узкому кругу вопросов: судим - не судим, был под следствием или нет. То же и в отношении ближайших родственников. А, например, являются ли претендент или его родственники учредителями коммерческих структур - этого спецслужбы не проверяют. Вопросы о личных пристрастиях, связях, слабостях кандидата даже не поднимаются. Почему-то все очень стесняются и говорят: "Как можно, личная жизнь - это табу". Нет уж, если ты решил вершить правосудие, то должен быть как открытая книга. В США, например, анкета для кандидата в судьи содержит 60 страниц. Эти данные проверяются ФБР по месту жительства и предыдущей работы. И родственники тоже - чуть ли не до пятого колена. У нас такого, к сожалению, нет. Мне кажется, подобную практику надо закрепить законодательно. Уверяю вас: не все так просто. Существуют определенные силы, которые чуть ли не со студенческой скамьи престижных вузов продвигают в судейское сообщество своих людей.

- Как можно противостоять коррупции в судах?

- Прежде всего организационно. Это своевременное рассмотрение дел, реальное участие в выработке решений тремя судьями. Обязательное предварительное знакомство всеми судьями с делом. При таком подходе предвзятость "заинтересованного" судьи очевидна для его коллег. Будут ли они его покрывать - это очень большой вопрос. Противостоит коррупции и внедренная в нашем суде электронная система распределения дел. Компьютер по методу случайной выборки формирует тройку судей для рассмотрения дела и определяет, кто будет основным докладчиком, а кто "боковым", как у нас говорят, судьей. Невозможно заранее предугадать или как-то повлиять на этот процесс, в том числе и председателю суда. "Тройки" постоянно тасуются, что не дает возможности организоваться спаянной группе. Ну и бешеный рабочий режим. В качестве докладчика, председательствующего в процессе, судья рассматривает 25 дел в месяц в гражданской коллегии и более 30 в административной. Считаю, что административная дисциплина стимулирует и профессиональную. Поэтому в нашем суде опоздание на работу или задержка начала заседания - это ЧП. Заседания идут каждые 40-60 минут, а порой даже чаще, это конвейер. Такая работа требует четкой организации. И, конечно же, должен быть постоянный контроль.

- Госдума приняла закон о создании апелляционных арбитражных судов. Чем вызвана эта необходимость, ведь апелляционная инстанция и так существует?

- Сейчас первая и вторая, апелляционная, инстанции не просто находятся в одном здании, но и административно едины. У них общий руководитель, а в небольших судах одни и те же судьи работают как в первой инстанции, так и в апелляционной. Практика показала, что при такой конструкции люди перестали доверять апелляционным судам. За первое полугодие нынешнего года 35 процентов жалоб на решения судов первой инстанции были поданы сразу в кассационную инстанцию, минуя стадию апелляционного рассмотрения. А раньше такие случаи были крайне редки. Это создает перекос в судебной системе: нагрузка на кассационную инстанцию возрастает. Кстати сказать, расхожее мнение о том, что практически все решения подтверждаются апелляционной инстанцией, в действительности миф. Судите сами - в прошлом году апелляционной инстанцией в Московском регионе отменено каждое пятое проверенное решение. К тому же есть ошибки, которые могут быть устранены только на стадии апелляционного разбирательства, поскольку там возможно рассмотрение фактических обстоятельств дела, а в кассационной инстанции, напомню, такой возможности уже нет. По новому закону у апелляционных судов будет собственное руководство, а в перспективе и отдельные здания. Первые такие суды начнут действовать в Москве, Московской области и Северо-Западном округе (это Санкт-Петербург, Ленинградская область и другие северные регионы) уже в этом году. На днях кандидаты в председатели этих судов будут согласованы с Высшей квалификационной коллегией судей.

-Недавно правительство Москвы выделило участок для строительства нового здания Федерального арбитражного суда Московского округа в районе станции метро "Новослободская". Придется ли как-то расплачиваться за этот "подарок"?

- Понимаю, о чем вы, но ни в какую зависимость мы не попадаем. Субъекты федерации по закону обязаны оказывать содействие судам, в том числе создавать нормальные условия работы. Сейчас наши судьи порой сидят по двое в одном кабинете - это не дело, существует все-таки определенная конфиденциальность. Да и при такой нагрузке, которую испытывают судьи, их ничто не должно отвлекать от работы, а это неизбежно, когда в кабинете несколько человек. Также не хватает залов судебных заседаний. Надбавок к зарплате от Москвы или области мы никогда не получали и не получаем, так что никакой зависимости нет. В подтверждение могу сказать, что московские и подмосковные, да и федеральные органы власти нередко проигрывают дела.

- Людмила Николаевна, у вас должностей - пальцев не хватит перечислять. Как со всеми справляетесь?

- Ответ будет достойным рекламного ролика: веду здоровый образ жизни. Несколько лет назад стала практиковать раздельное питание. Помогло - сбросила лишние килограммы, повысился тонус, улучшились сон, настроение. Настолько, что даже выучилась водить и купила себе маленький "Ситроен", в кредит, естественно. Плюс к этому четыре раза в неделю по два часа провожу в спортзале - бегаю. Да и домашние проблемы не особенно донимают: сын и дочь уже взрослые, оба студенты-юристы.

Справка "Известий"

Людмила Майкoва возглавляет Федеральный арбитражный суд Московского округа с момента его образования в 1995 году. В 2002 году назначена на второй 7-летний срок. Один из авторов Арбитражного процессуального кодекса РФ. Заместитель председателя Совета судей России, возглавляет комиссию по взаимодействию с государственными органами, общественными организациями и средствами массовой информации. Заместитель председателя Совета по совершенствованию правосудия при президенте РФ. Заслуженный юрист Российской Федерации, награждена орденом Почета.

Права мигрантов. Свобода передвижения.

Минтруд выступает против постановления правительства Москвы “О порядке использования иностранных работников”.

Известия, № 172, 20 сентября. Информ. сообщ. Россияне и в Москве россияне.

Минтруд выступает против постановления правительства Москвы “О порядке использования иностранных работников”, сообщает РИА “Новости”. “Постановление ограничивает реализацию прав и свобод, гарантированных всем гражданам Российской Федерации”, - говорится в обращении Минтруда и Координационного совета объединения работодателей России. В обращении подчеркнуто, что работодатели также не обязаны обращаться по вопросу привлечения иностранных работников в отраслевые или территориальные рабочие группы Межведомственной комиссии по вопросам привлечения и использования иностранных работников. За получением таких заключений следует обращаться в органы занятости.

Ровно 15 лет назад юная выпускница Коломенского медицинского училища Т. Смольнова была распределена на работу в столице. За эти годы она вылечила тысячи людей, стала известным врачом – гинекологом. Но регистрацию по месту жительства в Солнцеве так и не получила.

Новые Известия, № 61. Марина Базылюк. Статья. Москва судам не верит.

Ровно пятнадцать лет назад юная выпускница Коломенского медицинского училища Татьяна Смольнова была распределена на работу в столицу. За эти годы она вылечила тысячи людей, стала известным врачом-гинекологом. Но регистрацию по месту жительства в Солнцеве так и не получила.

“В нашем выпуске я была единственным ленинским стипендиатом – на протяжении четырех лет учебы ни одной четверки. Поэтому получила направление на работу в Москву, медсестрой в детскую больницу. Поселили почти как в фильме “Москва слезам не верит”: четыре девушки в маленькой комнате в общежитии. По закону меня должны в течение суток прописать. А потом в течение трех дней отправить в Минздрав корешок – “заселена и прописана”. Корешок в Минздрав ушел, только меня так и не прописали…”

…Девушка Таня с отличием окончила институт, отучилась в ординатуре и аспирантуре, защитила диссертацию и стала доктором Татьяной Юрьевной, одним из самых известных в Москве врачей-гинекологов. Пациентки Смольновой не догадывались, что сама доктор на получение медицинской помощи не имеет права, поскольку у нее нет штампа в паспорте, подтверждающего, что она москвичка. За пятнадцать лет сменился не один начальник Солнцевской милиции и Минздрава. У доктора Смольновой скопилась пухлая пачка официальной переписки, касающейся ее поначалу скромной, а потом уважаемой персоны. Ситуацию эта кипа бумаг нисколько не изменила: одни чиновники по-прежнему просили (только теперь не за медсестру, а за кандидата наук), а другие по-прежнему отказывали.

Наверное, ждать бы Татьяне Юрьевне еще пятнадцать лет, если бы не помощь юристов. Слабо веря в удачный исход, Смольнова вновь написала по их совету заявление в паспортный стол ОВД Солнцева с просьбой зарегистрировать ее по месту фактического проживания согласно уже нынешней Конституции. И вновь получила отказ за подписью начальника паспортного стола Сергея Соловьянова. И тогда уже адвокат по поручению своей подзащитной написал заявление в Солнцевский суд. В июле этого года под председательством Александра Пронякина суд принял решение: “Обязать начальника паспортно-визовой службы ОВД Солнцева зарегистрировать постоянно Т. Ю. Смольнову по адресу г. Москва, ул. 50 лет Октября...” Однако в стране неизвестно зачем победившего социализма выиграть суд – еще не значит выиграть…

Оспаривать вердикт Солнцевского суда паспортный стол не стал: в основу его решения были положены постановления Конституционного суда. Они просто проигнорировали его. “После этого моя подзащитная согласно закону об исполнительном производстве взяла в суде исполнительный лист и передала его судебному приставу-исполнителю Марату Хинчагову, – рассказывает известный в области административного права адвокат Леонид Ольшанский. – Пристав направил начальнику паспортного стола постановление о возбуждении исполнительного производства”.

В ответе Соловьянова приставу говорится, что для выполнения решения суда необходимо предоставить целый пакет документов. Список прилагается. И в нем – все те же самые документы, что требовали со Смольновой до суда. По мнению Леонида Ольшанского, действия сотрудников паспортного стола – это цинизм, граничащий с абсурдом.

“Соловьянов делает вид, что не знает азбучную истину правоведения – решение суда исполняется автоматически. Даже если в нем будет написано: “зарегистрировать в Кремле”, исполнители будут обязаны это сделать”, – комментирует ситуацию адвокат.

Начальник паспортного стола Сергей Соловьянов и в самом деле ведет себя более чем странно. Вновь откладывая дело в долгий ящик, он попадает под статью УК “Неисполнение решения суда”. Как будто человеку не терпится попасть на скамью подсудимых.

“Кроме того, – говорит Ольшанский, – если предоставить все справки, которые требует Соловьянов, регистрация будет носить разрешительный характер. В то время как по базовому документу – постановлению Конституционного суда от 6 апреля 1996 года – она носит уведомительный характер. Волеизъявление чиновника в данном случае не играет никакой роли. Важно только желание самого гражданина России. А чиновник должен достать печать из стола и шлепнуть ее в паспорт...”

На днях доктор Смольнова обратилась в инспекцию по личному составу ГУВД Москвы с просьбой разобраться в ситуации. Ответа пока не получила – в нашей стране все жалобы рассматриваются в течение месяца. Татьяне Юрьевне остается только надеяться на счастливый финал трагикомедии, главную роль в которой она исполняет помимо своей воли шестнадцатый год подряд. И до сих пор время работало не на нее.

“Новые Известия” будут следить за развитием событий.

Только один иностранец сумел получить разрешение на временное проживание в столице после принятия нового закона "О правовом положении иностранных граждан".

Известия, № 175. Роман Кириллов. Статья. Вид снизу.

Только один иностранец сумел получить разрешение на временное проживание в столице после принятия нового закона "О правовом положении иностранных граждан". Видов на жительство выдано 4546. Это при том что квота для иммигрантов на этот год определена столичными властями в размере 90 тысяч человек. Тем не менее миграционные службы Москвы почему то убеждены, что процесс натурализации иностранцев идет успешно.

Роберт Мкртумян, переехавший из Армении в Россию в конце 90-х годов, вместе с родителями живет в московском районе Измайлово.

- Как давно переехал? Да уж лет 5 тут живу, - сказал он корреспонденту "Известий" в холле ОВИРа № 1, куда он пришел узнать о судьбе своих документов. - Подал на разрешение на временное проживание. Переехал в Москву с родителями, учился тут. Думал, что с документами у меня порядок. Но у меня оказалось еще хуже, чем у родителей. Они-то свои проблемы уже решили, а мне сказали, чтобы я шел в ОВИР и сам во всем разбирался. Думаю, что мне не откажут.

По словам Роберта, московские власти понять можно: в таком большом городе оставлять иностранцев без контроля нельзя. Легализоваться в Москве он решил еще в апреле. Теперь подходит к концу 6-месячный срок, отведенный законом на оформление временного проживания.

- Но это не значит, что мы держим документы ровно полгода, - заявил "Известиям" Александр Барабанщиков, начальник Паспортно-визового управления ГУВД Москвы. - Однако и не даем гарантии, что по истечении этого периода человеку не будет отказано.

Он сообщил также, что на сегодня в столице оформлено лишь одно разрешение на временное проживание. Этот порядок регистрации иностранцев введен сравнительно недавно, Паспортно-визовое управление начало принимать документы и заявления лишь с мая текущего года. В ноябре станет известно точное число первых иностранцев, получивших разрешение на временное проживание в Москве. Поступившие документы еще находятся в работе.

- Всего от иностранных граждан поступило 1639 заявлений, из которых 658 - о выдаче разрешения на временное проживание и 981 - о выдаче вида на жительство, - сказал "Известиям" Александр Барабанщиков. - При этом на временное проживание (на срок до трех лет) определена квота, которая в текущем году составляет 90 тысяч человек. Для сравнения: Московская область готова принять всего 550 человек.

По словам Александра Барабанщикова, в виде на жительство отказали 640 иностранцам.

С 1 октября текущего года паспортно-визовые службы столицы прекратят выдачу миграционных карт иностранным гражданам.

- С 1 октября миграционные карты будут выдаваться только вновь прибывшим на территорию России на границе в пунктах пропуска, - сказал Барабанщиков. - А паспортно-визовые службы будут выдавать теперь только дубликаты миграционных карт в случае их утраты или неумышленной порчи. В этом году свыше 200 тысяч иностранных граждан получили карты мигрантов.

С 1 октября паспортно-визовые службы Москвы прекратят выдачу миграционных карт иностранцам

Российская газета, № 191. Илья Зубко. Статья. Забор ставим. Но он - бумажный.

ОТНЫНЕ их можно будет получить только на пропускных пунктах, а паспортно-визовые службы столицы станут выписывать дубликаты миграционных карт только при их утере или непреднамеренной порче.

— Все желающие могли nor лучить миграционные карты начиная с ноября прошлого года, — прояснил вчера ситуацию начальник паспортно-визового управления ГУВД Москвы Александр Барабанщиков. — Мы постоянно переносили сроки, но эта дата окончательная. Каждый, кто хотел получить миграционную карту, мог это сделать за столь длительный срок. Всего же после вступления в силу законодательства о правовом положении иностранцев в Москве было выдано более 200 тысяч миграционных карт.

При ее предъявлении граждане других государств могут регистрироваться на территории столицы. Особых проблем с этой процедурой не возникало.

С мая этого года процедура получения российского гражданства стала еще более сложной и долговременной. Для этого вначале нужно получить разрешение на временное проживание, затем оформить вид на жительство и лишь потом ходатайствовать о получении гражданства. На встрече с журналистами Барабанщиков попытался еще раз прояснить все нюансы этой, волнующей многих процедуры и подвел первые итоги работы по новым правилам.

— На сегодня поступило 1649 заявлений от иностранных граждан, из которых 658 намерены получить разрешение на временное проживание, а 981 — вид на жительство, — подытожил главный паспортист столицы. — Для оформления и того, и другого необходимо предоставить в ОВИР по месту прописки или в паспортно-визовое управление целый ряд документов.

Кроме обычного заявления, заполненных анкет и фотографий иностранец должен подтвердить, что он имеет постоянное место жительства и место работы. Поводов для отказа в разрешении несколько: если человек в течение 5 последних лет подвергался депортации из России, был осужден, несколько раз привлекался к административной ответственности и так далее. Кроме того, человек должен, пройти медицинское освидетельствование, которое докажет, что он не болен СПИДом, лепрой, туберкулезом или венерическими болезнями. Многие желающие не могут нам предоставить те или иные подтверждения, поэтому они и не могут получить разрешение. Документы нужно подавать все вместе, а рассматриваются они в течение 6 месяцев. По новым правилам мы работаем совсем недавно, поэтому говорить о каких-либо тенденциях пока рано. Например, на сегодня в Москве оформлено лишь одно разрешение на временное проживание.

— Если раньше гражданам стран СНГ предоставлялись определенные льготы, то сейчас они ничем не отличаются от остальных иностранцев, — добавил заместитель начальника паспортно-визового управления Николай Кураков. — Единственное различие: гражданам бывшего СССР для получения российского паспорта нужно ждать всего год, а не пять. В целом заинтересованность в получении вида на жительство и гражданства у иностранцев есть. В минувшие годы 9—14 тысяч человек получали необходимые документы. Сейчас ежедневно к нам подают около 60 заявлений.

Александр Барабанщиков уверил собравшихся, что “мы принимаем всех”. По его словам, для получения российского гражданства достаточно лишь желания самого человека и соответствия его предъявляемым требованиям. Все остальное — дело времени. Только вот бумажной волокиты становится все больше и больше.

Интервью с заместителем начальника ГУВД Москвы В. Черкашиным о проблеме нелегальных мигрантов.

Версты, № 107. Анастасия Быкова. Статья. Выгнали на … родину.

В последние годы Москву буквально захлестнула волна нелегальных мигрантов. Прибывающие на заработки иностранцы живут, как правило, в жутких условиях, без медицинского обслуживания, получают мизерную заработную плату. Неудивительно, что именно среди рабочих-мигрантов так много правонарушителей...

На вопросы о работе правоохранительных органов в связи с активизацией миграционных процессов отвечает заместитель начальника ГУВД Москвы генерал-майор милиции Виктор ЧЕРКАШИН.

— Виктор Васильевич, в начале года Министерство внутренних дел приняло решение о проведении эксперимента по созданию в составе органов внутренних дел иммиграционных инспекций. Что это за служба и каковы ее функции?

— Действительно, в ряде субъектов Федерации, в том числе и в Москве, были созданы иммиграционные инспекции. Это “силовые” подразделения миграционной службы, укомплектованные аттестованными сотрудниками милиции. Их задача — контроль за установленным порядком привлечения и использования рабочей силы, а также за соблюдением правил их размещения. Разумеется, рынки, промышленные предприятия, стройки и общежития находятся под постоянным контролем правоохранительных органов. Однако единственным на сегодня подразделением столичной милиции, которое целенаправленно занимается выявлением и пресечением нарушений порядка привлечения и использования иностранной рабочей силы на этих объектах, является иммиграционная инспекция УПДМ ГУВД Москвы. Штатная численность данной службы в Москве — всего 58 сотрудников, включая руководителей. Поэтому при проведении проверок привлекаются силы и средства ОМОНа, паспортно-визовых подразделений окружных УВД, подразделений БЭП, по организованной преступности, сотрудники службы Санэпиднадзора, представители административных комиссий префектур.

— Всех нас волнует тема продовольственных рынков. Подавляющее большинство продавцов — приезжие из южных регионов России и ближнего зарубежья. Нашим фермерам получить торговые места крайне сложно. Что делает московская милиция для наведения порядка в этой сфере?

— Проблема есть, но она несколько шире, чем вы ее обозначили. В принципе ничего плохого в том, что приезжие берут на себя обеспечение мелкорозничной рыночной торговли, нет. Однако зачастую их деятельность попадает под действие антимонопольного законодательства. Ведь ни для кого не секрет, что среди представителей южных народов России очень сильны так называемые “землячества”, связанные с этническими организованными преступными группировками. Известно, что одно из направлений преступной деятельности этих группировок — ограничение доступа на колхозные рынки местных производителей сельхозпродукции. Их вынуждают за бесценок уступать свой товар оптовикам, контролирующим рынки и устанавливающим на них монопольно высокие цены. Оперативные подразделения ГУВД проводят необходимые мероприятия по выявлению и пресечению таких фактов.

— Правительство Москвы выступает с инициативой ограничения квоты рабочих мест для гастарбайтеров. ГУВД как-то участвует в реализации этих планов?

— К сожалению, до сих пор встречаются недобросовестные руководители, которые извлекают дополнительные прибыли, используя труд нелегальных мигрантов. Они оплачивают их работу “чёрным налом”, уклоняясь таким образом от уплаты налогов. В результате сокращается число рабочих мест для жителей московского региона, наличные деньги утекают за пределы Москвы (что отрицательно сказывается на деловой активности в сфере малого и среднего бизнеса), ухудшается санитарно-эпидемиологическая ситуация, растет производственный и дорожно-транспортный травматизм, осложняется криминогенная обстановка. Всё перечисленное — проблемы не только Москвы. Пусть в меньшей степени, но с аналогичными трудностями сталкиваются жители практически всех субъектов Федерации. Естественно, ГУВД не может оставаться в стороне от этих процессов. Московская милиция проводит еженедельные проверки в районах скопления иностранцев и “отлавливает” нелегальных мигрантов. Ну а дальше всё происходит в соответствии с действующим законодательством.

— Насколько отлажена система депортации нелегальных мигрантов? В какую сумму обходится возвращение иностранца на родину?

— Эта процедура пока еще должным образом не регламентирована. На сегодняшний день мы пользуемся правами, предоставляемыми нам федеральным законом, предусматривающим административное выдворение нарушающих порядок пребывания иностранцев по решению суда. Тема же расходов на депортацию достаточно болезненна. В среднем один человек обходится в 20 тысяч рублей. И это не считая затрат на его содержание в спецприемнике, где устанавливается личность задержанного и оформляются все необходимые документы. На эти цели Министерство внутренних дел выделило 12 млн рублей. В пределах этих средств мы и будем работать до конца текущего года. Надо сказать о том, что мы предложили установить такой порядок, при котором материальное бремя ложилось бы на работодателей, нарушающих порядок привлечения и использования иностранной рабочей силы. Но окончательное решение этого вопроса зависит от законодателей.

— Хотелось бы коснуться вопроса, волнующего всех гостей столицы, — регистрации по месту жительства. В последнее время появилось много объявлений с предложениями быстро и недорого оформить регистрацию...

— Все объявления с предложениями быстро и недорого оформить регистрацию (как по месту жительства, так и по месту пребывания) являются незаконными. Их предлагают мошенники, так что верить в легальность документа, оформленного сомнительной фирмой, ни в коем случае нельзя! За регистрацию ответственны должностные лица жилищных организаций, которые готовят все необходимые документы в 3-дневный срок и передают их в паспортный стол органа внутренних дел, где также в течение трех дней производят регистрацию граждан по месту пребывания или по месту жительства. Участие коммерческих организаций в данном процессе исключается. Кстати, в текущем году выявление 98 подобных организаций и 44 физических лиц, оказывающих незаконные посреднические услуги по оформлению гражданам регистрационных документов. По таким фактам возбуждено 41 уголовное дело и по 98 случаям проводится проверка.

— Многие говорят о том, что зачастую сотрудники паспортных столов намеренно затягивают и усложняют процедуру оформления документов, порой из корыстных побуждений. Так ли это? Какая работа ведется по наведению порядка внутри системы?

— Действительно, такие факты имеют место. К сотрудникам паспортно-визовых подразделений, намеренно нарушающим установленный порядок оформления документов, принимаются соответствующие меры дисциплинарной ответственности. За прошедший период текущего года 34 сотрудника паспортно-визовых подразделений привлечены к дисциплинарной ответственности, уволены из органов внутренних дел начальники паспортных столов ряда ОВД. В этой работе активно принимают участие сотрудники собственной безопасности. Главк активно взаимодействует с прокуратурой, прилагая все усилия для искоренения из наших рядов “нечистоплотных” сотрудников.

Телепрограмму “Петровка, 38” смотрите по будням в 13.10 и 23.50 на канале ТВЦ.

26 сентября Гагаринский суд Москвы должен выслушать протест бакинских беженцев, которые с 1990 года “временно” живут в нескольких московских гостиницах. За время тяжбы беженцы получили российское гражданство, но теперь рискуют остаться бездомными.

Известия, № 176. Борис Устюгов. Статья. Битва за столичное гражданство.

В пятницу Гагаринский суд Москвы должен выслушать протест бакинских беженцев, которые с 1990 года "временно" живут в нескольких московских отелях. До этого суд постановил выселить людей из гостиниц ("Известия" писали об этом в материале "Чужие по законам приватизации" 03.02.02). За время тяжбы беженцы получили российское гражданство, но теперь рискуют остаться бездомными - предоставить полутора сотням вынужденных "гостей столицы" муниципальное жилье в России не под силу ни столичным, ни федеральным властям.

Ситуация со статусом бакинских беженцев, которых приютило в столице городское правительство в 1990 году, с юридической точки зрения уникальна. С одной стороны, городские власти, пригласив людей пожить в Москве, взяли на себя обязательства оплачивать гостиничные номера (сегодня около 150 человек живут в трех гостиницах - "Южная", "Заря" и "Останкино"). Платить за постой переселенцев город перестал несколько лет назад, а все постановления по перечислению бюджетных денег владельцам отелей отменены. Финансированием жилья беженцев с 1990 года занимался департамент внешнеэкономических связей правительства Москвы, однако после его преобразования в комитет постановление о выделении бюджетных денег было аннулировано.

Все три отеля, где по-прежнему живут беженцы, давно приватизированы и теперь готовятся сменить собственников. По закону их владельцы могут распоряжаться своим имуществом как заблагорассудится - а значит, выселить несколько десятков семей на улицу они могут в любой момент.

- Гостиница не может содержать за свой счет этих людей вечно, - сказала "Известиям" директор гостиницы "Южная" Валентина Сергеева. - Наш отель приватизировался в 1994 году, и сейчас мы платим за проживание 57 беженцев собственные деньги.

По некоторым данным, реконструкция гостиницы "Южная" должна была начаться еще летом этого года. Однако инвестор проекта, некий "предприниматель из Ижевска", поставил жесткое условие нынешним владельцам "Южной" - до начала реконструкции "решить" вопрос с беженцами". Руководству отеля ничего не оставалось, как подать в суд на своих постояльцев и потребовать их выселения. Теперь выходит, что несколько десятков беженцев тормозят одну из самых громких программ мэрии - тотальную реконструкцию гостиничного хозяйства города.

Федеральное и московское миграционные ведомства по закону уже не могут заниматься судьбой этих людей - летом этого года всем беженцам после серии судебных исков к руководству местных ОВД было предоставлено российское гражданство.

- Юридически ситуация тупиковая, - считает член Гильдии российских адвокатов Игорь Рахмилов. - Гостиницы хотят реконструировать, и суд признал иски на выселение беженцев законными. Теперь мы будем опротестовывать это решение - просто потому, что людям некуда деваться - у них есть российские паспорта, но нет постоянной регистрации на территории страны.

Адвокаты беженцев во встречном иске к правительству Москвы хотят привлечь в качестве соответчика и правительство России, которое по закону должно заниматься содержанием и оплатой жилья беженцев по всей стране.

- У этих людей нет цели всеми способами получить московскую прописку, - продолжает Рахмилов. - За нашими беженцами пристально следит комиссар ООН по правам человека, постановление по ним вынес даже конгресс США. Все, кто хотел, давно уехали в Штаты. Здесь остались те, кто хотел и получил российское гражданство. Теперь вопрос в том, на чьи деньги им будет предоставлено жилье - причем не обязательно в Москве.

В последние несколько месяцев бакинские беженцы уже как полноправные граждане России и жители Москвы с 14-летним стажем несколько раз обращались в управление муниципального жилья с просьбой поставить их хотя бы на учет и в очередь на получение квартир. Однако опять все упирается в деньги. Столичные чиновники не без оснований полагают, что средства, которые федеральное правительство десять лет назад выделило на обустройство бакинских беженцев, осели на счетах федерального миграционного ведомства. Последний раз федеральная правительственная комиссия по миграционной политике обсуждала судьбу "московских" бакинцев год назад - денег не нашла, зато обязала подмосковную и столичную администрацию подготовить проект постановления. Так что теперь беженцам, возможно, предстоит еще одна утомительная процедура. После получения гражданства России они начнут битву за московскую регистрацию. Хотя властям, возможно, было бы проще всего выделить им сравнительно небольшие деньги на покупку жилья где-нибудь в Костроме или Тверской области. Что разом решило бы все проблемы.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

ФСБ читает ваши SMS. В Москве заработала система мониторинга содержания коротких текстовых сообщений, пересылаемых с помощью мобильных телефонов (SMS). Подозрительное сообщение хранится в базах данных операторов сотовой связи, а потом, по первому требованию, передается спецслужбам. Таким образом, сотрудники спецслужб могут отслеживать, кто, кому и что пишет, и оценивать, несет ли содержание сообщений угрозу общественной безопасности.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 22 сентября. Артем Добревое, Алексей Шмелев. Статья. ФСБ читает ваши SMS.

Как стало известно “Столичной”, в Москве заработала система мониторинга содержания коротких текстовых сообщений, пересылаемых с помощью мобильных телефонов (SMS). Таким образом сотрудники спецслужб могут отслеживать, кто, кому и что пишет, и оценивать, несет ли содержание сообщений угрозу общественной безопасности.

Подозрительное сообщение хранится в базах данных операторов сотовой связи, а потом, по первому требованию, передается спецслужбам. Сканированию подвергаются также сообщения, написанные с использованием латинского алфавита по правилам транслитерации.

В настоящее время идет процесс обкатки программы, поэтому отправители сообщений, содержащих слова из “черного списка”, могут столкнуться с тем, что с первого раза SMS не проходят. Полностью заблокировать передачу данных компьютерная программа не в состоянии. Ее действие может быть наглядным: при отправке сообщений на экране сотового телефона появляется пиктограмма, которая предупреждает об отсутствии шифровки данных. По мнению источника “Столичной” в спецслужбах, антитеррористическая направленность этой программы неочевидна: миллионы отправляемых ежедневно SMS можно отслеживать лишь условно, основной упор делается на то, чтобы можно было найти контакты преступников постфактум.

“Техническая возможность для отслеживания содержания SMS есть”, – заявил “Столичной” пресс-секретарь компании “Мобильные телесистемы” Павел Нефедов. К примеру, еще год назад у “Би Лайна” стоял фильтр, который не позволял пересылать сообщения, содержащие нецензурную лексику.

– Я в первый раз слышу о дешифровке SMS-сообщений, мне об этом не сообщали ни в самой компании, ни от клиентов, – заявил “Столичной” директор по связям с общественностью компании “Вымпелком” (торговая марка “Би Лайн”) Михаил Умаров.

По мнению опрошенных“Столичной” юристов, появление подобной системы слежения нарушает ст. 23 и 24 Конституции Российской Федерации, в которых прямо оговорено неотъемлемое право человека на тайну не только переписки, но и иных сообщений. “Но поскольку дело касается новой технологии, принципы действия правового механизма в этом случае не совсем ясны”,– считает юрист Артем Васильев. По его мнению, несмотря на запрет на активность спецслужб такого рода, очень сложно доказать, что сообщение было прочитано . “Помочь в этом могут только операторы сотовой связи, но они обязаны сотрудничать с правоохранительными органами – получается замкнутый круг”, – полагает он.

– Поскольку SMS – это тоже письмо, то и его содержание защищено Конституцией, а она требует, чтобы силовые структуры имели отдельное разрешение суда на каждое прочтение любого сообщения, – считает член Комиссии по правам человека при президенте РФ Светлана Ганнушкина. В пресс-службе Федеральной службы безопасности от комментариев отказались.

В Москве начала работать система контроля текстов SMS-сообщений. Сотрудниками спецслужб составлен список “террористических”, по их мнению, слов и выражений.

Новые Известия, № 63. Дмитрий Тараторин. Статья. Под прицелом – слова-террористы.

Согласно вчерашнему сообщению государственного телеканала “Россия” в Москве начала работать система контроля текстов SMS-сообщений (речевых посланий по мобильным телефонам). Сотрудниками спецслужб составлен список “террористических”, по их мнению, слов и выражений. Система будет на них оперативно реагировать и “вычислять” “общественно опасного” абонента.

Насколько данная мера поможет в борьбе с реальными террористами, сказать сложно. Однако, как известно, террористы, а равно и контртеррористы, обсуждая детали акции, используют кодовые слова и выражения. Не предполагается же “забивать” в базу данных “подозрительных” словосочетаний максимально возможное количество их вариантов.

Возникает закономерный вопрос: кто будет иметь доступ к перехваченной частной информации и каким образом она будет использоваться. Каковы гарантии того, что, к примеру, данные о неких коммерческих сделках не будут использованы в корыстных целях кем-нибудь из пресловутых “оборотней в погонах”. Характерно, что операторы сотовой связи, работающие на московском рынке, уже успели заявить: ни за что и никогда они не позволят покуситься на тайну переписки. Какой-то иной реакции от них трудно было ожидать. Но и отказывать в доверии государственному каналу тоже вроде никак нельзя.

Еще одна “радость” на ту же тему: на базе 3-го оперативно-розыскного бюро Главного управления по борьбе с организованной преступностью Службы криминальной милиции МВД России создано новое подразделение по борьбе с терроризмом – Центр “Т”. Соответствующие подразделения созданы и в федеральных округах. Таким образом, охранять наш спокойный сон от террористов отныне будут не только чекисты, но и милиционеры.

Видимо, и за “злоумышленниками” дело не станет. Наверняка, как водится, сверху будет спущен какой-нибудь план по предотвращенным терактам. К тому же хорошо известно, что спецподразделения, состоящие из грамотных профессионалов, играют в антитеррористической борьбе огромную, но отнюдь не решающую роль. Хрестоматийный пример – Израиль. Спецслужбы этого государства по многим показателям считаются образцовыми, но и они не способны обеспечить безопасность граждан своей страны. Терроризм – явление крайне сложное. Однако никаких реальных инициатив по разработке нашими спецслужбами комплексной программы противостояния террору не наблюдается. Вместо этого планомерно наращивается силовой ресурс, сужается сфера, недоступная прямому контролю спецслужб. Эта ситуация наводит на мысль, что реальная цель вышеуказанных мер не во всем совпадает с декларируемой.

Спецслужбы начинают проверять SMS-ки москвичей.

Колокол.Ру, 24 сентября. Информ. сообщ.

В Москве начала работать система контроля текстов SMS-сообщений по ключевым словам, сообщает телеканал "Россия". Спецслужбы составили список подозрительных с их точки зрения слов. Теперь все сообщения, которые содержат слова из этого списка, будут заноситься в базу данных операторов сотовой связи. Затем их будут передавать спецслужбам.

В полном объеме система заработает через несколько дней, а первые дни, во время ее отладки, сообщения, содержащие слова из "черного списка", не будут доходить до адресата с первого раза.

Московское правительство возместит материальный ущерб заложникам “Норд-Оста”, но для этого истцы должны уменьшить заявленные ими суммы

Новые Известия, № 62. Алексей Терехов. Статья. Победа с оговорками

Московское правительство возместит материальный ущерб заложникам “Норд-Оста”. По минимуму

Сегодня Тверской суд Москвы должен вынести решение по 10 искам пострадавших от теракта на Дубровке к департаменту финансов столичного правительства о компенсации материального ущерба. Представитель московского правительства Андрей Расторгуев заявил, что ответчики готовы возместить материальный ущерб, но для этого истцы должны уменьшить заявленные ими суммы.

В своих исках бывшие заложники и родственники погибших в теракте на Дубровке просят суд обязать московское правительство выплатить им компенсации за потерю трудоспособности, утрату имущества, потерю кормильца, возместить расходы на похороны. Сумма каждого иска рассчитывалась индивидуально.

Вчера в ходе слушаний по этому делу представитель московского правительства Андрей Расторгуев сказал, что правительство Москвы не оспаривает иски потерпевших, однако считает необходимым снизить суммы выплат и вычесть из них те средства, которые столичное правительство уже выплатило потерпевшим.

Так, например, семье погибшего при штурме “Норд-Оста” барда и переводчика Александра Карпова вместо требуемых 228 тыс. руб. ежемесячно на каждого члена семьи предлагается выплачивать по 467 руб. Совокупную сумму компенсации с момента гибели Александра представитель правительства Москвы предложил уменьшить с 2,5 млн. руб. до 5 тыс. руб. каждому.

“Они (ответчики. – “НИ”) урезали все, что только можно. Правительство даже вычеркнуло дочку Саши из списка истцов. Они посчитали, что 1500 руб. пенсии ей будет достаточно, – сказал “Новым Известиям” отец Александра Сергей Карпов. – А матери Саши они положили 467 руб. ежемесячно. Это не смешно? Наша семья ощущает на себе предвзятое отношение, потому что мы больше всех добивались справедливости. А теперь маленький чиновник хочет отыграться. Мы с самого начала ни на что не рассчитывали. Мы боремся за то, чтобы люди поняли, в каком государстве они живут. Московское правительство пытается приписать на свой счет компенсации, которые были выплачены по благотворительным каналам”.

По словам адвоката потерпевших от теракта на Дубровке Игоря Трунова, он удовлетворен решением столичного руководства, но еще остались некоторые вопросы, которые необходимо решить. “То, что правительство Москвы готово компенсировать материальный ущерб, можно назвать победой. Самое главное, что снято расхождение по вопросу “платить – не платить”. Однако осталось очень много “но”, – сказал “НИ” Игорь Трунов. – Во-первых, нас не устраивают предлагаемые суммы компенсаций. Их нужно привести в соответствие с рыночными ценами. Кроме того, необходимо добиться моральных компенсаций. И в-третьих, должен быть создан механизм возврата выплачиваемых пострадавшим от терактов денег в бюджет заинтересованными федеральными структурами”.

По словам Игоря Трунова, величина суммы выплат, на которые согласилось московское правительство, объясняется тем, что практически “все в России скрывают свои реальные доходы”. “Вся страна живет под “ковром”. Но как объяснить сиротам, что ему платят так мало из-за того, что мы создали плохую рыночную систему”, – сказал он.

По мнению Игоря Трунова, на решение московского правительства о компенсации материального ущерба повлияло недавнее обращение в Европейский суд по правам человека в Страсбурге (“НИ” писали об этом). Между тем представитель правительства Москвы из 10 заявленных исков один оставил без изменений. Москвичка Лариса Фролова настаивает, чтобы двум ее внукам, потерявшим в результате трагедии родителей, надо выплачивать по 1265 руб. в месяц. Себе она попросила назначить ежемесячную компенсацию в размере 982 руб.

Мосгорсуд разрешил правительству Москвы оспаривать решение суда по заложникам "Норд-Оста".

Колокол.Ру, 24 сентября. Информ. сообщ.

Мосгорсуд признал правомерными действия московских властей, которые обжаловали решение Кузьминского суда столицы, удовлетворившего иск Татьяны Хазиевой - одной из пострадавших в результате захвата "Норд-Оста". Об этом сообщает РИА "Новости". Кузьминский суд удовлетворил иск Хазиевой о возмещении материального ущерба, понесенного ею в результате событий на Дубровке. Департамент финансов правительства Москвы не успел подать кассационную жалобу в срок. Кузьминский суд удовлетворил просьбу Департамента и восстановил пропущенный им срок подачи в Мосгорсуд кассационной жалобы.

Мосгорсуд пришел к выводу, что ответчик не обжаловал решение суда в предусмотренный законом 10-дневный срок по уважительной причине: мотивированное решение Кузьминского суда, вынесенное 3 июля, было получено департаментом только 13 августа.

Кассационная жалоба столичного департамента будет рассмотрена 16 октября. В своей жалобе московские власти просят изменить решение Кузьминского суда и снизить сумму компенсации материального ущерба Хазиевой с учетом выплат, которые уже были ей назначены.

В июле 2003 года Кузьминский суд рассмотрел иск Хазиевой, муж которой погиб в результате теракта, и обязал столичные власти выплачивать пострадавшей ежемесячную пенсию в размере 5743 рублей на содержание дочери Софьи до достижения ребенком 14-летнего возраста.

Дело о взрывах жилых домов осенью 1999 года готово к передаче в суд .

Время новостей, № 180. Александр Шварев. Статья. Пока ответят двое. Дело о взрывах жилых домов осенью 1999 года готово к передаче в суд.

Единственные арестованные по обвинению во взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске -- Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов -- на днях закончили знакомиться с уголовным делом, и на будущей неделе все материалы будут переданы в суд. В какой именно, еще не решено, но скорее всего процесс пройдет в Ростове-на-Дону. Обвиняемые явно рассчитывают избежать пожизненного срока, для чего во время следствия валили вину друг на друга и говорили, что в террористическую группу их втянули обманом.

В сентябре 1999 года один за другим было взорвано два жилых дома в Москве и один в Волгодонске. В общей сложности погибли 240 человек, сотни людей были ранены. Спецслужбы довольно быстро установили всех участников преступления, но задержать подозреваемых долго не могли: некоторые боевики погибли в Чечне, остальные спрятались за рубежом.

Юсуф Крымшамхалов в юности увлекался классической борьбой, должен был пойти служить в спортроту, но попал в химвойска. По возвращении из армии перебивался случайными заработками, а потом познакомился с представителями некоего “Мусульманского общества №3” (его участники и осуществляли взрывы). В 1999 году новые приятели предложили ему заняться крупным делом. Арестованный утверждает, что речь шла о нелегальной, но мирной работе: надо было смешивать компоненты для сухой краски, а потом продавать ее по липовым накладным. Причем именно в качестве покупателя к нему якобы и приезжал Ачимез Гочияев (он обвиняется в организации терактов). Хотя следователи полагают, что Крымшамхалов не мог не догадываться, что это были за компоненты и для чего предназначались на самом деле. В результате мужчина вначале нашел в родном поселке Мирный бетономешалку, арендовал там же гараж под цех, и вскоре прибывшие из Чечни четыре человека принялись за работу. Как выяснили сотрудники ФСБ, в Мирном из селитры и алюминиевой пудры изготавливалась взрывчатка. Часть груза один из лидеров “Мусульманского общества №3” Гочияев вместе с другим членом организации Денисом Сайтаковым отвезли в Москву. Когда в столице произошел первый взрыв, Крымшамхалов, Деккушев и еще один боевик, Батчаев, уже ехали в Волгодонск на грузовике, груженом взрывчаткой. По данным следствия, вначале они собирались взорвать Цимлянское водохранилище. Как уже подсчитали эксперты, в таком случае число жертв превысило бы миллион человек. Но потом выбор был сделан -- жилой дом. Батчаев установил на бомбе таймер, после чего вместе с Крымшамхаловым уехал в Чечню. Деккушев остался в Волгодонске и установил грузовик с бомбой у здания.

После терактов и Крымшамхалов, и Деккушев прошли обучение в школе подрывников, а когда федеральные силы начали бомбежки их лагеря, уехали в Грузию. Поначалу оба чувствовали себя там вполне уверенно. Крымшамхалов стал даже имамом одного из джамаатов и получал от арабов крупные суммы. Но потом грузинские власти решили все же начать охоту за террористами. Первым схватили Деккушева. При задержании он отбивался от спецназа и даже установил растяжку с гранатой, на которой, правда, подорвалась его подруга. После такой новости Крымшамхалов, Батчаев и еще один боевик решили перебраться в Азербайджан. Когда проводник на “газике” довез их почти до границы, машина попала в засаду. Боевики сразу открыли огонь по спецназу, и поэтому почти все были уничтожены. Спасся только Крымшамхалов. Когда у него кончились патроны в пистолете, он лег на землю и поднял руки вверх.

На допросах Крымшамхалов уверял, что думал, будто действительно готовил в Мирном краску, о подготовке теракта узнал уже в Волгодонске и побоялся отказываться, а непосредственно взрыв устроили Деккушев и Батчаев. По данным газеты “Время новостей”, на суде Крымшамхалов будет просить снять с него статью УК за предумышленное убийство, поскольку не желал никому смерти, а оставить только статьи “терроризм” (это грозит ему максимум 20-летним заключением), “незаконное пересечение границы” и “изготовление взрывчатки”. Деккушев в свою очередь также валит вину на подельников. Он заявил на допросах, будто был простым водителем, во взрывном деле ничего не понимает и тоже не хотел гибели людей. Более того, по нашей информации, в тюрьме Деккушев начал писать книгу о пагубном влиянии арабов на судьбу Чечни.

В последние годы в Москве все чаще стали происходить конфликты на межнациональной почве.

Русский курьер, № 105. Евгений Карамьян. Статья. Москва бритоглавая.

Похоже, так называемая дружба народов, уходит в прошлое. В последние годы в Москве, все чаще стали происходить конфликты на межнациональной почве. Погромы и избиения всех кто не похож на славянина, сделались нормой. Заводилам порой сочувствуют: "Дескать трудолюбивым русским житья не дают всякие там инородцы и иноверцы, которым не место в русской столице”. Одним из факторов вольготного поведения националистов, является пассивная деятельность прокуратуры и милиции. По мнению руководства городских силовых ведомств, так называемый русский фашизм является выдумкой “ангажированных журналистов – антигосударственников”. Тогда откуда, спрашивается, рекрутируются новые силы бритоголовых? Кто они? Чего добиваются?

Письмецо в конверте.

Пожалуй, самой крупной скин-бандой в Москве, по информации из правоохранительных органов, является группировка “Кровь и Честь”. По слухам в ней состоит несколько сотен боевиков. Хотя, конечно, цифра, похоже, сильно завышена самими нацистами. Но боевики из этой организации, по имеющейся у нас проверенной информации участвовали практически во всех погромах последнего времени. В том числе и в беспорядках на Манежной площади летом прошлого года. Второй по численности скинхедовской бандой считается так называемые “Объединенные бригады – 88”. Под цифрой “8” в латинском алфавите идет буква “Н”. Две восьмерки означают у нацистов сакраментальное – “Хайль Гитлер”. Реальная численность - всего около сорока человек. Хотя в последние время “обеповцы” стали собирать молодняк, и вполне возможно численность этой банды уже удвоилась. Костяк группировки составляют бывшие уголовники. Основной промысел грабеж, рэкет, и проплаченные разборки. Интересно, что скины из конкурирующих банд говорят о бритоголовых из объединенных бригад с нескрываемым ужасом.

- “ОБ-88 - откровенные бандиты, эти отморозки запредельно жестоки и при проведении своих акции стараются убивать, причем нападают не только на “врагов белой расы”, но и на другие команды скинхедов”.

Но на самом деле, большую опасность представляют не, столько конкретные, крупные группировки, сколько небольшие банды, численностью 10-15 человек. Их практически невозможно проконтролировать. Доходит до того, что в некоторых спальных районах города, на территории одного управления внутренних дел, действуют до пяти нацистских банд бритоголовых. Поговаривают, что практически все скин-банды составляют списки, так называемых “существ низший расы” проживающих в районе, где действуют та или иная преступная неонацистская группировка. Возможно, делается это с целью банального грабежа.

Любимая тактика наци, нападать толпой на одного. Еще лучше если жертва не достигла совершеннолетия. Правда, порой достается и женщинам, и даже ветеранам. Последних не любят, за то, что "сопротивлялись арийцам".

В мартовском номере газеты “Я – русский” мы обнаружили письмо, написанное соратниками по Народной Национальной партии своему вождю Иванову - Сухаревскому:

“В половине девятого вечера, две группы бритоголовых с двух сторон напали на табор. Одного из цыган убили на месте, другой умер в реанимации”.

Или другой отрывок из этого письма:

“Мужчину кавказца забили ногами насмерть. Еще один погибший - двенадцатилетний подросток”.

Я рискнул показать материалы из газеты “Я – русский” знакомым психологам и психиатрам. Их вердикт. Подобное мог написать только глубоко “закомплексованный человек”. Их ненависть - не что иное, как навязчивая идея. Те же самые "фюреры" вполне возможно имеют склонность к садизму, вызванному, скорее всего сексуальной неудовлетворенностью, и даже половыми расстройствами и отклонениями. То, что авторы нацистских текстов скрывают свое имя под псевдонимами, говорит об их сугубой трусости. Гораздо интереснее подстрекать к погромам со стороны, нежели реально потом отвечать за свои преступления. Это говорят психологи. Диагноз психиатров, еще строже - шизоидная мания величия, помноженная на манию собственной исключительности. Московские психиатры уверены, что все фюреры и радетели "чистой крови " подвержены тяжким психическим патологиям. Причем у многих из них болезнь имеет явно запущенные формы. Возможно, что и другие защитники “Великой Святой Руси” - из того же разряда.

Мы уже писали о том, что подобные людоедские рассуждения доходят до своего читателя. Зерна фашизма и экстремизма упали на благодатную почву. Второй, после “инородцев”, лакомой целью у нацистских отморозков являются бездомные бродяги. Скинхеды прекрасно просчитали милицейскую психологию. Давно известно, что доблестные стражи порядка стараются не замечать бомжей. Найдут где-нибудь труп бомжа, пускай даже со следами насильственной смерти, никто не будет вызывать оперов из уголовного розыска, возбуждать уголовное дело, и проводить расследование. Приедут, и просто заберут тело, а затем похоронят в могиле под номерком за муниципальный счет. Интересно, что сами бритоголовые отморозки называют бомжей - тренажерами. Рассуждения скинов поражают своей пещерностью. Приводим высказывание одного из лидеров московских скинхедов по странной кличке Майнкампф (он же - Санитар): “К грязному, вонючему бомжу невозможно прикоснутся. Еще заболеешь, какой ни будь чесоткой. А очищать от этой швали город надо. Я бы не рекомендовал бы соратникам использовать во время акций ботинки. Их можно испоганить больной кровью. Не стоит заразу от бомжатины нести домой. Мы стараемся использовать арматуру, ее всегда можно потом выкинуть. Если дело происходит в парках или за городом, то эффективен бензин”.

Преступная неонацистская группировка.

Кто же идет в скинхеды?

Как правило, дети из так называемых неблагополучных семей. В семьях большинства наци родители пьют и нередко бьют своих детей. В школах будущий скин - не редко объект насмешек. Одной из главных причин пополнения неонацистских группировок молодняком - является культивируемая в семье ксенофобия. Дескать, все зло от нерусских, и житья от них честному работяге никакого нет. Что представляет собой скин-банда? Как правило это группки из 10 - 15 человек, разочаровавшихся в своих взрослых вождях, бывших членов неонацистских организаций. О себе такие персонажи националистической, политической помойки могут говорить много и долго: дескать, только я могу спасти Россию от инородного ига, я рожден для того, что бы править, и т.д. и т.п.

Свое нежелание примкнуть к “взрослым” патриотам такие персонажи объясняют следующим пассажем: “Все патриотические лидеры много говорят и нечего реально для спасения России не делают”.

Перед тем как собрать себе команду, новоявленный фюрер придумывает ей громкое название. Давно подмечено, чем меньше группировка, тем напыщенней она называется. Например: “Небесные арии”, “Нордический фронт”, “Орден СС”, "Валькирия", "Тевтонский крест", "Белые гуси" и так далее. Друзья новоявленного фюрера становятся костяком банды, а дворовый молодняк ее активом. Хотя, большинство скин-банд по нашим наблюдениям вообще не имеют централизованного управления, они просто бьют всех кто им кажется “отходом от норм белой расы” и обыкновенный уличный разбой, если хотите гоп-стоп, прикрывают демагогическими рассуждениями о "санации общества от недочеловеков". Но есть и жестко структурированные банды сформированные по армейскому принципу. Костяк такой банды, состоит, как правило, из бывших тюремных лидеров, (Объединенные бригады - 88, например, - примечание Евгения Карамьяна.) Еще одной особенностью таких банд, является привнесенная явно из зоны старшими товарищами, так называемая “прописка”. В скинхедовской варианте, это когда новичка в течение нескольких минут проверяют "на держание удара". Мне рассказывали истории, о том, что некоторые прошедшие “прописку” бритоголовые получали по вине соратников реальные увечья.

Безусловно, на скинхедовском поле сегодня пытаются играть вожди большинства ультраправых партий и движений. Например, людей того же Иванова - Сухаревского, можно видеть на всех местах сборищ скинхедов. Это, прежде всего московские рок-клубы, футбольные матчи, и окрестности киосков, торгующих неонацистской литературой и атрибутикой. По-видимому, Иванов - Сухаревский пытается объединить под своим “фюрерством” все разрозненные скин-банды. И хотя лидер Народных националистов и отрицает свое участие в организации локальных погромов, прокатившихся по Москве, напомним - у многих задержанных на месте преступления скинов, находили партийные удостоверения партии Иванова - Сухаревского.

Cвой в доску

В знаменитом фильме Михаила Ромма "Обыкновенный фашизм" один из идеологов нацизма говорил: "Тот, кто управляет улицей, будет управлять государством..." Конечно, если бы власти всерьез захотели навести порядок в молодежной среде Москвы, они бы его навели. Но, похоже, для некоторых чиновников, в том числе и в силовых ведомствах, нацисты являются, так сказать, идейно близкими элементами. Или как можно еще прокомментировать тот факт что, присланный для “компетентной проверки” еще в прошлом году в Народно Национальную партию Иванова - Сухаревского сотрудник московской городской прокуратуры, не нашел в действиях фашистов, и особенно в публикациях газеты “Я – русский”, ничего предосудительного. Позднее люди Иванова - Сухаревского, мне хвастались, что "классно угостили проверяющего", и он вообще оказался “настоящий русский”. Если это так, то хороша в Москве прокуратура, чьи сотрудники питаются огрызками с нацистского стола.

Права военнослужащих и призывников

Новобранец президентского полка после издевательств “дедов” попал в психиатрическую клинику .

Новые Известия, № 64. Александр Колесниченко. Статья. Кремлевский беглец.

Весной, когда Константина Панкова определяли в президентский полк, сотрудники омского военкомата заходили даже к его соседям, собирали характеристики на бывшего студента автомобильного колледжа. Но уже через четыре месяца после начала службы, не выдержав издевательств “кремлевских дедов”, Константин вынужден был бежать из элитной части.

На прошлой неделе “Новые Известия” рассказали о новобранце президентского полка Андрее Шишкове, который дезертировал из престижного подразделения, не сумев откупиться от “дедов”. Константин Панков покинул президентский полк аккурат в день написания той статьи.

С самого начала службы в элитной части Константин вынужден был ежедневно покупать для “своего деда” пачку сигарет “Winston”, еженедельно – пятидолларовую карту для мобильного телефона. Раз в несколько дней приходилось кормить сержанта йогуртом и кондитерским рулетом, которые продавались в чайной на территории части. Когда старослужащим до ухода на “дембель” осталось меньше ста дней, Константину пришлось покупать сгущенку, которую сержант, по словам солдата, умудрялся съедать по 2 банки в день.

Присланные из дома 2 тысячи рублей быстро закончились. Вскоре рядовой Панков задолжал еще 4 тысячи. “Те, кто из Подмосковья, к кому каждую неделю родители приезжают, уже по 20 тысяч отдали”, – говорит Константин. А его самого за безденежье “деды” били по голове дощечкой для набивания подушек и заставляли “сидеть” без стула, с вытянутой в руках табуреткой. И напоминали, что к увольнению в запас он должен, по неписаным законам полка, обеспечить своего “деда” “выходным пособием” в 3 тысячи рублей.

Наконец Константин решился пожаловаться командиру роты майору Дмитрию Кирюшову. Он просил перевести его в другую часть. Но вместо этого Константина в тот же день перевели из Кремля в роту обеспечения президентского полка, расположенную возле подмосковного Одинцова. Солдата представили новым сослуживцам. А затем к нему подошли “деды” этой роты и сказали, что они “все знают” и что “стукачу житья в их роте не будет”.

Следующим утром Константин перелез через забор, прошел через лес и оказался на окраине Одинцова. Промокший и голодный, он постучался в один из частных домов. Все рассказал открывшей дверь женщине и нашел полное сочувствие и понимание. Как потом выяснилось, солдату просто повезло, у хозяйки дома сын сейчас тоже служит в армии, и она с ужасом представила его в положении Кости.

После того как Константин позвонил домой в Омск, отец в тот же вечер вылетел в Москву. На следующий день они встретились с сыном и направились к правозащитникам. Сотрудницы Комитета солдатских матерей написали обращение в Московскую городскую военную прокуратуру, в котором просили расследовать факты вымогательства денег у Константина, а на время следствия прикомандировать его в другую часть.

В Московской городской военной прокуратуре отец с сыном пробыли целый день. Сначала следователь допрашивал Константина, потом вызвал из полка заместителя командира по воспитательной работе подполковника Панова. Константина в присутствии следователя осматривал дежурный врач, после чего отцу сообщили, что сына возвращают обратно в полк. Отец спросил подполковника Панова, отвечает ли он за безопасность сына. “Круглые сутки возле него никто дежурить не будет”, – ответил офицер. “Возвращение в свою часть – это дорога на кладбище”, – написано на плакате, вывешенном в помещении Комитета солдатских матерей. Отец не отпустил сына с подполковником. А у Константина началась истерика. На “скорой помощи” его доставили в психиатрическую больницу имени Ганнушкина. Теперь он приходит в себя после переживаний и полученных во время службы сотрясений мозга.

Мы дозвонились в президентский полк. Более того, трубку взял непосредственно главный воспитатель части подполковник Панов. Попросили прокомментировать обстоятельства уже второго за последний месяц открывшегося случая “дедовщины” в элитном подразделении. Ответ был неожиданным: “Прочитайте газету, там все написано”. Точка. Любопытно, что офицер сослался на нашу же публикацию. Для получения дальнейшей информации подполковник рекомендовал составить письмо-обращение на имя коменданта Кремля генерал-лейтенанта Сергея Стрыгина. Что ж, в таком случае мы просим господина Стрыгина и подчиненного ему воспитателя Панова считать эту публикацию официальным запросом.

Ведущий дело Константина Панкова следователь Московской городской военной прокуратуры Денис Бологов сообщил “Новым Известиям”, что в розыск парня пока не объявляли. На вопрос о правовом статусе Константина следователь ответил коротко: “Не знаю”.

Председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова утверждает, что офицеры президентского полка скрывают преступления, совершенные в их подразделениях. Поэтому каждое новое пополнение полка сталкивается с вымогательством и избиениями. А за стенами полка о его неблагополучии узнают только после побегов или попыток самоубийства.

“Элитные” принципы элитного отбора

По просьбе “Новых Известий” военный комиссар одного из подмосковных военкоматов согласился сообщить критерии отбора в президентский полк. Имя он просил не упоминать – приказ, как выяснилось, секретный.

Итак, в президентский полк не возьмут:

Если близкие родственники призывника живут за границей, за исключением государств СНГ, или оформляют документы для выезда на постоянное место жительства за границу, за исключением государств СНГ.

Если близкие родственники призывника судимы за государственные или иные тяжкие преступления.

Если призывник сам был ранее судим.

Если призывник отрицательно характеризуется по месту учебы или работы.

Если призывник состоит на учете в милиции или в психоневрологическом, наркологическом и кожно-венерологическом диспансерах.

Если у призывника имеют место явные дефекты речи, лица, кистей рук, а также татуировки.

Если у призывника есть дети.

Если до призыва на военную службу призывник проживал в общежитии.

А обязательными требованиями для службы в президентском полку являются: среднее образование, хорошее владение русским языком, рост не менее 175 см и хорошее физическое развитие, зрение не ниже 0,7 на каждый глаз без коррекции с нормальным цветоощущением, воспитание в полной семье и желание призывника служить в президентском полку.

Права детей и женщин

Передавать врачам беспризорника из рук в руки по специальному акту станут сотрудники милиции. Не принять “гавроша” в больнице теперь не имеют права.

Московский комсомолец, № 205, 20 сентября. Информ. сообщ. Милиция станет передавать беспризорников врачам под роспись.

Передавать врачам "выловленного" беспризорника из рук в руки по специальному акту станут отныне сотрудники милиции. Не принять гавроша в больнице теперь просто не имеют права, Совместный приказ МВД и Минздрава предусматривает немедленную безотказную медицинскую помощь безнадзорным детям в любом месте и в любое время.

Как сообщили "МК" в МВД России, больницы неохотно берут на лечение доставленных милицией беспризорников. Что неудивительно, ведь у таких пациентов нет страховых полисов. Да и сами они подчас не горят желанием лечиться и частенько сбегают из медучреждений. Теперь же каждого юного бродяжку сотрудники органов внутренних дел будут сами привозить в больницу и передавать по акту. Уже разработан образец этого документа. В нем, в частности, должно быть зафиксировано, кто именно из милиционеров "сдал" и кто из докторов "принял" несовершеннолетнего и в каком состоянии тот находился. Если же в отделении милиции, куда попадет беспризорник, не окажется свободной машины, бригада "скорой" должна будет сама доставить его в лечебное заведение под расписку.

В конце августа власти Москвы приняли закон, по которому любой беспризорник, задержанный в городе, должен пройти медицинское обследование, прежде чем его определят в приют.

Московский комсомолец, № 206. Мария Черницына. Статья. Беспризорники за стеклом.

В детских больницах появились отделения “строгого режима”

— У вас здесь хуже, чем в тюрьме, там хоть на прогулку выводят! — Вовка запускает в медсестру подушкой. Та мужественно продолжает обход отделения, где образовалась настоящая республика ШКИД.

В конце августа власти Москвы приняли закон, по которому любой беспризорник, задержанный в городе, должен пройти медицинское обследование, прежде чем его определят в приют. В детских отделениях усилена охрана, ведь бомжата считают, что из больниц сбежать проще простого...

— Тетенька, подай денежку. Нас тут кормят не как остальных детей... Хлеб и вода... — через решетку больничного окна немощно тянутся детские ручонки.

— Вы их не слушайте, — объясняет Светлана Мелованова, заведующая первым инфекционным отделением Тушинской больницы. — Чужих родителей заморочили, те им гостинцы несут, деньги потом под подушками находим, сигареты стреляют... Будто здесь не кормят. Конечно, не нравятся им наши паровые котлеты — привыкли к хот-догам! Дашь им шахматы — они ими друг в друга кидаются. Бьют бачки унитазов, стекла, простыни рвут на полосы. А однажды даже стену проломили!

Милиция и раньше возила беспризорников по детским больницам, но жаловалась, что принимать их отказывались... “Это только если в документах были ошибки”, — оправдывается Светлана.

В Тушинской больнице специально выделили 60 коек, сейчас из них занято 45. За беспризорником в любую точку Москвы могут подать больничную машину, как только о нем сообщит милиция. Чаще всего ставят диагноз простуда, иногда бывает пневмония, а также чесотка и дерматит, вши — в общем, все, что запросто можно подцепить на улице. Некоторых приходится откачивать после клея — такие попадают в токсикологию Морозовской больницы, а с опасными травмами везут в Филатовскую, и 21-я лечебница тоже теперь на стреме.

— Венерические заболевания у них встречаются уже с 14 лет. Они ведь заводят связи... Мы лично с ВИЧ-инфекцией не сталкивались ни разу, только у одного парня был сифилис. Или приведут к нам 15-летнюю девушку — “принимайте ребенка”, а она уже сама давно мама, — продолжает врач.

Сейчас за ребятами следят два охранника, а раньше при попытке побега мальцов ловили пожилые медсестры. Хитрые бомжата выливали на себя шампунь, чтобы проскользнуть сквозь широкую решетку окна на улицу (ее потом запаяли), замки на дверях палат приспособились вскрывать алюминиевыми ложками. Теперь все палаты подключили к сигнализации. И она трезвонит по ночам.

— Вообще мы их приучаем к труду: убирать в боксе, заправлять кровати... А они заставляют самого слабого за всей палатой убирать или прикажут им прислуживать. Законы у них тюремные.

Еще в отделении есть дети, которые живут там уже больше года. Братьев Ваню и Рому нашли в аэропорту “Домодедово”, документов и официального отказа от них нет. Доставили в больницу, а в детский дом принимают только с четырех лет. До этого девать их некуда.

— Столько младенцев подбрасывают на порог, растим их у себя в боксе, а это плохо — у них развивается синдром госпитализма.

Впрочем, у 55 процентов ребят родители живы. Только дети им не нужны...

— Меня тут один мальчик упрашивал позвонить маме и номер назвал, — продолжает Мелованова. — Я сообщила родителям, где их сын, а в ответ услышала: “Вот и делайте с ним, что хотите”.

По данным Минздрава РФ в России каждый год регистрируется 12-13 тысяч отказов от новорожденных детей. В Москве более 20% этих отказов приходятся на долю детей нелегальных мигрантов

Новые Известия, № 61. Ирина Власова, Герман Петелин. Статья. Лишние дети.

По данным Минздрава РФ, в стране каждый год регистрируется 12–13 тыс. отказов от новорожденных детей. В Москве более 20% этих отказов приходятся на долю детей нелегальных мигрантов. Ребятишки попадают в безвыходную ситуацию: из-за неславянской внешности их не хотят усыновлять русские семьи, а власти родных государств вовсе не торопятся признавать их “своими”. В России же они не имеют вообще никаких прав.

Специализированный Дом ребенка №25 расположен в Москве на Елецкой улице. Здесь за высоким забором, в двухэтажном здании живут 94 маленьких человечка в возрасте от трех недель до четырех лет.

Нина сидит на стульчике, перед ней привязана погремушка. Восьмимесячная девочка дергает игрушку и улыбается. Нина еще не понимает, что ей повезло. У нее славянская внешность, и ее скоро должны удочерить. Будущие папа с мамой приходят к Нине каждый день.

“Вы знаете, дети сразу чувствуют, что их выбрали, что у них будет новая семья, – говорит главврач Дома ребенка Лидия Слепак. – Их характер меняется прямо на глазах. Вот и Нина уже не капризничает, как раньше”.

Рустам тоже не капризничает, хотя усыновлять его пока никто не собирается. Он настоящий кавказец, чернявый, с большими карими глазами. У Рустама важный вид. Он старается ступать твердо, но не получается. Ведь ходить азербайджанец Рустам научился всего пару недель назад.

“За последние годы число поступающих к нам детей мигрантов резко увеличилось, – рассказывает Лидия Слепак. – Вместе с ними появляются и дополнительные трудности, связанные с определением юридического статуса этих детей и с их усыновлением”.

“Если родители ребенка пребывают на территории России законно, то проблем с содержанием как самих гастарбайтеров, так и их детей практически не возникает, – сообщил “Новым Известиям” сотрудник пресс-центра Федеральной миграционной службы МВД РФ Павел Шуманов. – При зачислении на работу иностранных граждан работодатель по закону должен перечислить средства во все социальные структуры, предоставить жилье рабочим на срок действия трудового контракта. Ребенок при этом находится на содержании своих родителей – трудовых мигрантов, которые и оплачивают его содержание. Не являясь гражданином России, но имея документ о регистрации, ребенок гастарбайтера имеет право посещать учебное заведение и получать бесплатное образование в России”.

Совсем иначе обстоит дело с детьми “нелегалов”. В ФМС прямо говорят, что они, как и их родители, лишены всяческих прав на территории России, поскольку не имеют ни российского гражданства, ни прописки, ни временной регистрации. Как правило, условия, в которых они живут, чудовищны. Многие голодают, но помощи им ждать неоткуда. Нет ни одного федерального закона или даже социальной программы, которая бы предусматривала защиту прав детей “нелегалов”. Они могут надеяться разве что на органы опеки и попечительства, сотрудники которых устраивают ребят в детские приюты.

“Никакой другой помощи Российское государство оказать иностранным беспризорникам не может, – говорит Павел Шуманов. – Для них закрыты образовательные учреждения, поликлиники и больницы, а за предоставление материальной помощи детям, не имеющим никакого социального и правового статуса, можно даже попасть под уголовную ответственность. Особенно если деньги на содержание детей-“нелегалов” выделены, например, из городского бюджета”.

У детей, оказавшихся в Доме ребенка, однотипные истории. От них либо отказались еще в роддоме, либо подкинули врачам. Матери Миши Сорокина 30 лет. Она работает продавцом. Отказалась от мальчика в роддоме, сославшись на то, что не сможет обеспечивать сына всем необходимым. Это уже третий брошенный ею ребенок. Мишин отец – узбек, поэтому пары, присматривающие ребенка для усыновления, замечают Мишу нечасто.

“Порой даже не хочется связываться с матерями, отказавшимися от собственных детей. Но заставляет необходимость, – продолжает свой рассказ Лидия Слепак. – Ведь для определения юридического статуса маленького человечка нужна “отказная”, составленная по всем правилам. Только получив ее, мы можем разрешить усыновление ребенка. Если ее в личном деле нет, мы начинаем искать мать или родственников ребенка. Тяжелее всего получить сведения из стран ближнего зарубежья”.

По словам сотрудников Дома ребенка, Грузия дает ответ на запрос в течение полугода, среднеазиатские страны вообще почти не реагируют на подобные документы. Украина и Белоруссия также постоянно затягивают переписку. Довольны воспитатели лишь сотрудничеством с Молдавией.

Первый секретарь посольства Молдавии Руслан Проницкий рассказал “НИ”, что судьбой детей, брошенных на территории России молдаванками, занимается комитет при органах опеки и попечительства Республики Молдавии.

“Брошенных молдавских детей на территории России достаточно много, – говорит Руслан.– По нашим подсчетам, только в Москве и Подмосковье их около 60. Наша задача – найти средства на транспортировку малышей в Молдавию. Там детские приюты будут заниматься их усыновлением. В России эти дети фигурируют как иностранцы, поэтому нет практически никаких шансов пристроить их в российские семьи. По закону они претендуют на получение гражданства Российской Федерации, но в действительности эта процедура практически невозможна. Некоторые детские дома вообще отказывались принимать на временное содержание молдаван, объясняя это недостатком средств. Хотя закон как России, так и Молдавии предусматривает равное отношение к детям любой национальности до достижения ребенком совершеннолетия. Мы сталкивались даже с такими случаями, когда сотрудники детского дома, выезжая со своими подопечными на отдых в летний лагерь, оставляли там молдавских детей и возвращались без них”.

О некоторых детях, поступающих в Дом ребенка, нет вообще никаких сведений. Их просто нашли на улице. Сейчас в учреждении живут пять подкидышей.

“В таких случаях мы сами устанавливаем дату рождения, даем ребенку фамилию и имя, – объясняют врачи. – У нас есть девочка по фамилии Зябликова, ее нашли в районе “Зябликово”. С именами чуть проще: открываем святцы и смотрим дату. У нас есть и Сергеи, и Павлы, и Николаи, и Ильи. Никогда, даже в мыслях, мы не позволяли себе называть детей именами известных политиков и артистов. Зачем?”

Недавно в Доме ребенка была большая радость. Им все-таки удалось пристроить маленькую смуглую девочку. Ее мать погибла, опекунша-бабушка умерла. Но у девочки нашелся отец-афганец, который уже несколько лет живет в Москве. После проведения ряда экспертиз он в суде смог доказать, что именно он настоящий отец ребенка. И ему вернули дочку. Но это исключение.

Свобода слова и информации

В центре Москвы рядом со зданием Министерства печати и информации России произошел силовой захват редакции старейшего в стране журнала “Новое время”.

Коммерсант, № 175. Сергей Тополь, Александр Жеглов. Статья. Журнал захватили под носом Минпечати.

Вчера в центре Москвы рядом со зданием Министерства печати и информации России произошел силовой захват редакции старейшего в стране журнала “Новое время”.

“Поздно вечером в минувшую среду пришли охраноподобные люди, которые предъявили некую бумагу, что они теперь владельцы нашего здания в Путилковском переулке, дом 1/2,— рассказал „Ъ" главный редактор журнала Александр Пумпянский.— Это была некая фирма „Примаке". Ее сотрудники предложили мне подписать договор об аренде, но я отказался”.

В четверг утром здание журнала захватили люди в милицейской форме и камуфляже. Во время захвата они избили фотокорреспондента журнала Алексея Зубанова и отняли у него камеру. Заместитель главного редактора Татьяна Камоза рассказала: “Редакция журнала располагается в этом здании с 1943 года. Сам же журнал был создан после Ялтинской конференции, когда Сталин, Рузвельт и Черчилль решили, что на Западе и в СССР будет выходить идентичное издание под названием „Война и рабочий класс". Потом название изменили на „Новое время". И вот теперь являются непонятные люди вместе с нанятыми милиционерами и заявляют, что они — хозяева здания”.

Руководство журнала пыталось вызвать на место происшествия сотрудников ГУВД, но те, как утверждает Александр Пумпянский, не отреагировали.

Заместитель начальника управления информации и общественных связей ГУВД столицы Кирилл Мазурин сообщил „Ъ", что, по данным дежурной части ГУВД, события развивались несколько иначе: законный собственник здания директор фирмы “Примэкс” в четверг обратился в ОВД “Тверское”. Но не для захвата здания, а за помощью. По его словам, когда он попытался войти в здание, на него напали сотрудники охраны журнала. Когда милиционеры приехали на место происшествия, выяснилось, что в здании идет спор двух хозяйствующих субъектов. Сотрудники ГУВД, убедившись в том, что стороны общественного порядка не нарушают, с места происшествия удалились.

О происходящем в редакции журнала стало известно вчера поздно вечером. Как только к месту происшествия стали съезжаться корреспонденты телевидения и газет, захватившие здание люди его покинули.

В круге втором Мосгорсуда. Процесс по делу И. Сутягина передан новому судье.

Русский курьер, № 106. Елена Апасова. Статья

Предварительные слушания по делу сотрудника Института США и Канады Игоря Сутягина начались в Мосгорсуде по второму кругу. Вчера в дело вступил новый судья Петр Штундер. Кстати, именно этот судья вел первый в Мосгорсуде процесс с участием присяжных заседателей. Сам же подсудимый, обвиняемый в шпионаже, уже неоднократно заявлял о своем намерении доверить свою судьбу присяжным. Ничего другого Сутягину не остается. Ученый вот уже четыре года содержится под стражей, а это уже второй процесс. Приговор во время первого суда так и не был вынесен, а дело было направлено на доследование.

Сотрудник Института США и Канады был задержан в 1999 году в Обнинске сотрудниками ФСБ. По версии чекистов, Игорь Сутягин во время своих командировок за границу встречался с представителями спецслужб и продавал информацию, составляющую государственную тайну. В свою очередь, подсудимый утверждает: он работал исключительно с открытыми источниками и доступа к секретам не имел. Характерно, что обвинение строиться на показаниях самого Сутягина. За четыре года ФСБ, как выясняется, так и не установило ни одного человека, с которым встречался за границей ученый.

Кроме того, в обвинительном заключении, говорят адвокаты, отсутствуют конкретные сведения, которые якобы передал их подзащитный. Вчера Игорь Сутягин заявил ходатайство о возвращении дела прокурору для пересоставления обвинительного заключения. "Он должен знать, от чего ему защищаться", -заявил "РК" адвокат Владимир Васильцов.

На следующей неделе райсуд подмосковного Сергиева Посада вынесет решение по иску главы района В. Гончарова к местной газете “Зеркало СП”, журналисты которой посменно голодали, протестуя против политики райадминистрации в отношении их издания.

Новые Известия, № 64. Александр Колесниченко. Статья. Иск у “Зеркалу”.

На следующей неделе районный суд подмосковного Сергиева Посада вынесет решение по иску главы района Василия Гончарова к местной газете “Зеркало СП”, журналисты которой посменно голодали 37 дней, протестуя против политики районной администрации в отношении их издания. А независимую “районку” по-прежнему нельзя ни купить в киоске, ни выписать на почте.

Голодовка журналистов началась 12 августа, когда все киоски района дружно отказались торговать газетой. При этом распространители ссылались на “экономические соображения”, а главный редактор “Зеркала СП” Виталий Ильюшкин утверждал, что распространителям дано негласное указание главы района не распространять единственную местную независимую газету. Не за горами очередные выборы на эту замечательную должность (они состоятся 7 декабря, одновременно с думскими), и СМИ, имеющие свою, отличную от “административной” позицию, в этой ситуации, похоже, лишние.

Сообщения о голодовке вскоре появились в центральных газетах, голодающих журналистов показали по телевидению. Реакция последовала незамедлительно – глава района Василий Гончаров подал в суд на строптивого главного редактора. В исковом заявлении содержалось требование опровергнуть прозвучавшее в СМИ утверждение, что “глава района запретил продавать газету на территории района”. По его словам, власти в коммерческую деятельность газеты не вмешивались, и никаких угроз предпринимателям, распространявшим газету, из администрации не поступало.

Первоначально Василий Гончаров потребовал у главного редактора “Зеркала СП” опубликовать за свой счет опровержение во всех газетах, где вышли заметки о голодовке журналистов, а также разместить на телеканалах, показавших сюжет о голодовке, рекламные ролики с текстом опровержения. Однако судья после ознакомления с иском объяснила главе района, что в этом случае надо судиться не с районной газетой, а со всеми СМИ, в которых Василий Гончаров хочет увидеть опровержения. Тогда истец требования изменил. Теперь он хочет покаянных слов только от “Зеркала”. О сумме компенсации за моральный ущерб речь пока не идет.

Между тем запрет на торговлю газетой в киосках района продолжает действовать. Нельзя оформить подписку на “Зеркало СП” и на почте, хотя в каталоге газета есть. Поэтому подписка оформляется прямо в редакции, а разносят ее по ящикам собственные, редакционные почтальоны.

Купить газету сейчас можно только с рук у распространителей, носящих на себе щиты с эмблемой газеты. Один из таких “щитоносцев” был недавно избит, когда возвращался с непроданными газетами домой. А у предпринимателя, который сдал газете в аренду часть своего офиса, на прошлой неделе сгорел склад, в результате чего он понес ущерб в три миллиона рублей.

Выборы

22 сентября в Мосгорсуде прошло заседание по делу о “мертвых душах”. Так называет свой иск председатель Союза ветеранов Афганистана Юго-Западного округа Москвы В. Костюченко. Уже почти два года он пытается доказать, что в Москве создана система манипулирования голосами избирателей.

Известия, № 174. Владимир Демченко. Статья. Ошибки на счете.

Во вторник в Мосгорсуде прошло заседание по делу о "мертвых душах". Именно так называет свой иск несостоявшийся депутат Мосгордумы, председатель Союза ветеранов Афганистана Юго-Западного округа Москвы Владимир Костюченко. Уже почти два года он пытается доказать, что в Москве, а может быть, и всей стране создана система манипулирования голосами избирателей. Во вторник Костюченко в очередной раз отказали в иске. Но он утверждает, что дело не в самом суде, а в том, чтобы раскрыть тайну "мертвых душ" перед будущими выборами.

В суд бывшего кандидата в депутаты Владимира Костюченко привели простые арифметические вычисления. После выборов в Мосгордуму в декабре 2001 года, когда он баллотировался по 18-му одномандатному округу, он сопоставил данные о количестве избирателей, которые числились в окружной избирательной комиссии, с их количеством в итоговых данных голосования. По словам Костюченко, получилось, что куда-то исчезли около 8 тысяч человек.

- Мы запросили систему "ГАС-выборы" и выяснили, что из списков были исключены около 2400 человек, - говорит Владимир Костюченко. - Кто-то переехал, кто-то ушел в армию, кто-то умер. Но остальные-то куда делись? Мы сразу обратились в суд.

Решение по делу было принято еще в феврале 2002 года. Представители Костюченко к тому времени успели собрать массу документов. В частности, свидетельства о том, что население Москвы растет, а не убавляется. Судья Мосгорсуда Алла Назарова так и не смогла разобраться в том, куда же подевались люди, однако вынесла решение, в соответствии с которым отсутствие 5,5 тысячи человек не могло повлиять на результаты выборов, а потому отменять их итоги нет оснований. Костюченко обратился в Верховный суд, но и там получил отказ по тем же основаниям.

- Эти люди пропали не случайно, - заявил во вторник "Известиям" адвокат Костюченко Олег Бордунов. -- Таким образом в Москве налажена система фальсификации выборов, которая помогает обеспечить нужную явку. Человек вычеркивается из списка, а если он вдруг приходит на выборы, то перед ним извиняются и вписывают от руки.

Во вторник в Мосгорсуде Алла Назарова рассматривала заявление о повторном рассмотрении дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В качестве обстоятельств выступало постановление об отказе в возбуждении уголовного дела Кузьминской прокуратуры, которая признала, что часть жителей действительно была незаконно вычеркнута, но сделано это было по ошибке. Второе новое обстоятельство - разъяснение Конституционного суда, который в июне этого года определил, что необоснованное исключение избирателей из списка есть нарушение избирательного законодательства. Рассмотрев эти обстоятельства, суд не счел их основанием для пересмотра дела и отказал Владимиру Костюченко в очередной раз.

- На любых выборах есть незначительные нарушения, - заявила "Известиям" представитель Горизбиркома Римма Кузнецова. - Если по каждому поводу судиться, мы так никогда никого не выберем.

Между тем сам Костюченко не отчаивается. Он намерен дойти до Европейского суда по правам человека и показать всем систему "мертвых душ", которую, по его мнению, сознательно создали московские власти.

Экология и права человека

В Москве вдвое увеличилось число детей-астматиков.

Газета, № 177. Иван Голунов. Статья.

Вчера Министерство природных ресурсов (МПР) представило доклад о состоянии окружающей среды в Москве. По данным экологов, самая большая проблема столицы - грязный воздух. Близка к критической ситуация с загрязнением водоемов, особенно Москвы-реки. В удовлетворительном экологическом состоянии находятся лишь городские свалки.

Какие болезни возникают из-за грязного воздуха

Как следует из доклада Минприроды, основными причинами смертности населения Москвы являются болезни системы кровообращения (56,51%), злокачественные новообразования (17,02%) и несчастные случаи (9,73%).

Региональной особенностью Москвы являются сердечно-сосудистые заболевания, и эта тенденция в последние годы только возрастает. По мнению заместителя главного санитарного врача по Москве Ольги Аксеновой, причина кроется в низкой физической активности горожан и загрязнении атмосферного воздуха.

Заместитель начальника территориального управления МПР по Москве Виктор Белоус разделяет это мнение: “Чрезмерное загрязнение воздуха - это объективный факт, даже несмотря на то, что оценить точную концентрацию вредных веществ в воздухе довольно сложно. Направление ветра постоянно меняется, и концентрация вредных веществ в одном и том же месте сегодня может быть одной, а завтра - другой”.

По последним данным, индекс опасности для здоровья по диоксиду азота составляет 1,6 (при норме 1), по формальдегиду и бензолу - 4,7, а взвешенных частиц - 2,7.

Кстати, проведенные в начале этого года исследования санэпиднадзора показали, что заболеваемость хроническим бронхитом на 35% обусловлена воздействием взвешенных частиц.

Превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) диоксида азота провоцирует заболевания верхних дыхательных путей у детей и подростков. Поэтому среди детей, проживающих рядом с крупными автомагистралями, увеличилось количество хронических астматиков (за последние десять лет их число удвоилось).

Самыми неблагополучными являются Можайское и Варшавское шоссе, Садовое кольцо и Рязанский проспект, где ПДК по многим показателям превышена в два-три раза.

Так, на Варшавском шоссе содержание формальдегида в три раза больше нормы, а диоксида углерода - в 2,3 раза. На Можайском шоссе концентрация этих веществ составила 1,2--2,3 ПДК. В пределах Садового кольца средняя концентрация диоксида азота и формальдегида составила 1,4 ПДК, фенола - 1,7 ПДК. На Рязанском шоссе концентрация формальдегида в 2,7 раза выше нормы, а диоксида - в 1,9 раза. В районе Братеево концентрация диоксида азота, формальдегида, фенола и аммиака составляет 1,1--2 ПДК.

Практически вся остальная территория города считается умеренно неблагоприятной зоной: здесь отмечается повышенный уровень загрязненности (от 1 до 3,2 ПДК) воздуха по одному-трем веществам.

Достоверной информации о выбросах предприятий нет

Выбросы промышленных предприятий, по данным Минприроды, тоже достаточно велики: 54,8% выбросов происходят на предприятиях “Мосэнерго”, 27% приходится на долю нефтеперерабатывающих заводов, еще 6,2 - выбросы предприятий ЖКХ. Однако, как признают эксперты из Минприроды, ни у одного ведомства до сих пор нет достоверной и полной информации о фактическом количестве выбросов заводов и ТЭЦ.

В Москве-реке обнаружены тяжелые металлы

По сбросам промышленных стоков в Москву-реку у экологов информации гораздо больше. "Последние исследования показали, что если концентрация вредных веществ в воде, взятой на пробу в районе Ховрино, близка к норме, то на юго-востоке Москвы она превышает допустимые пределы в несколько раз”, - заявил Виктор Белоус. В этом году впервые были обнаружены пробы с рекордным превышением ПДК по тяжелым металлам (свинец, кадмий, цинк). По словам врачей, попадание этих элементов в организм приводит к атеросклерозу, потере остроты зрения, гипертонии и поражениям костного мозга.

В городе катастрофически не хватает деревьев

Инспекторы из Минприроды также утверждают, что в центре мегаполиса катастрофически не хватает зеленых насаждений. Так, в пределах Садового кольца на одного человека приходится всего 6 кв. м зелени. В спальных районах - по 24 кв. м на человека, но и этого мало. Зеленые насаждения занимают около 24% всей территории - практически столько же, сколько промзоны.

Свалки получили "тройку"

В удовлетворительном состоянии находятся только городские свалки. По словам Ольги Аксеновой, ситуация со свалками и захламленными территориями улучшилась после того, как Юрий Лужков стал совершать облеты на вертолете. Обычно после таких проверок несанкционированные свалки исчезают. На решение других проблем, как считают в Минприроды, у столичных властей не хватает сил и средств.

Основные социальные и трудовые права.

В московских роддомах участились случаи, когда женщин насильно отправляют на аборт, поскольку в Москве действует хорошо организованная разветвленная сеть по “добыче” эмбрионального материала и производству из него лекарственных и косметических препаратов.

Московский комсомолец, № 210. Светлана Метелева. Статья. Смерть нерожденных.

Девушка в палате 2-й Гинекологической больницы смотрела словно не на нее, а куда-то мимо. Безучастный вид, бледное заплаканное лицо.

— Да, хочу сохранить, — тихо ответила Наташа.

— Мы тоже пытались, — отозвалась еще одна пациентка. — И я, и Галка вот, — она кивнула в сторону соседки, — только бесполезно все. Сказали “мертвый плод”. Здесь всем так говорят. А потом выскабливают...

...Вы можете сколько угодно убеждать себя, что с беременностью все нормально. Вам объяснят, что это не так, и найдут у будущего ребенка “патологию, не совместимую с жизнью”. Вы будете слышать, как бьется его сердце, а вам скажут: “мертвый плод”. Вас направят на искусственное прерывание беременности, хотя казалось, еще пять-шесть месяцев, и вас будет двое. Потому что ваш еще не родившийся малыш нужен не только вам...

Ваш ребенок нужен старику, у которого проблемы с потенцией.

Он нужен пожилой мадам, которая хочет выглядеть шестнадцатилетней.

Он нужен чиновнику — для повышения работоспособности.

Ведь лекарства из эмбриональных материалов способны творить чудеса...

“Он все равно умрет!”

Наташа Семенова ждала второго ребенка. Как положено, встала на учет в женской консультации, сдала бесчисленное количество анализов. До трех месяцев все было в порядке, женщина прекрасно себя чувствовала, плод развивался строго “по правилам”. На тринадцатой неделе беременности у Наташи начались периодические боли. Она поначалу не придала этому значения, но через три дня решила на всякий случай сделать УЗИ. По направлению из женской консультации она пришла во 2-ю Гинекологическую больницу.

— Меня, честно говоря, очень напугали соседки по палате, — рассказывает Наташа. — Но я сначала подумала, что они расстроены из-за того, что беременность прервалась. Тем более, как потом выяснилось, одна из моих соседок теряет ребенка в этой гинекологии уже во второй раз. Я была уверена, что у меня все будет в порядке: дело в том, что точно такие же проблемы у меня были в первую беременность, но все прошло, и я нормально родила.

Через пару часов Наташу отправили в кабинет УЗИ. На стульях перед кабинетом сидели 12 женщин. Разного возраста, по большей части на поздних сроках беременности — от 19 до 23 недель. Дальнейшее выглядело как кошмарный сон.

— Пока я ждала УЗИ, из кабинета выходили женщины, которые сидели в очереди передо мной и уже прошли исследование, — говорит Наташа. — Всего их было семь человек. Несколько женщин выходили в слезах и говорили, что УЗИ показало “мертвый плод”. Я думала, что схожу с ума. Потом подошла моя очередь, я вошла. Врач-узист очень быстро провел мне аппаратом по животу — это и минуты не заняло — и сказал: “Ну, мертвый он у тебя. Сильно не переживай, сейчас почистим, в следующий раз родишь”.

— Я вам не верю! — сказала Наташа, стараясь держаться как можно спокойнее. — Вы врете. Не может быть такого, чтобы у всех был мертвый ребенок. Я сделаю УЗИ в другом месте.

— Да что ты понимаешь? — возмутился эскулап. — Я тридцать лет делаю УЗИ. Отправляйся в палату!

— Он назначил мне пенициллин, — говорит Наташа. — А я была уверена, что ребенок живой, и спросила у сестры, не повредит ли пенициллин — это ведь антибиотик. Само собой, она тоже на меня накричала, что, мол, нечего умничать, делай, что сказано. А соседки по палате объяснили, что пенициллин колют перед “чисткой”. То есть меня уже готовили к аборту.

Но избавляться от ребенка Наташа не собиралась. Она позвонила мужу, он забрал ее из больницы и сразу же отвез в поликлинику при Финакадемии — на повторное ультразвуковое исследование.

— Жив ваш ребеночек, — сказали Наташе в поликлинике. — Сердце бьется...

— Наташина история меня ничуть не удивила, — говорит вице-президент Благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства Игорь Белобородов. — С подобными историями к нам обращаются с удручающей регулярностью. Схема одна и та же: на позднем сроке беременности — 20—25 недель, реже на небольшом сроке женщине делают УЗИ и говорят: “плод мертвый”, либо “беременность замершая” (не развивается), либо “патология плода”. И настойчиво предлагают аборт. Дальнейшее зависит от самой женщины: она может поступить так, как Наташа, — то есть обратиться к другому врачу и сделать повторный анализ, а может пойти на аборт. Что, к сожалению, чаще и происходит.

Наташа вернулась во 2-ю Гинекологическую больницу за вещами. Она просила выдать ей результаты анализов, но в ответ услышала стандартное: “На руки не даем, не положено”. А после зашла к тому самому врачу, который так настойчиво уверял ее — “плод мертвый”.

— Я сделала УЗИ в другом месте, и мне сказали, ребенок живой!

— Ничего, — ответил специалист с тридцатилетним стажем. — Все равно умрет.

Ошибка с заранее обдуманным намерением

“Я боюсь обратиться в нашу районную женскую консультацию, так как уверена, что меня пошлют на аборт. Наша врач, если к ней приходит беременная женщина, почему-то всегда ищет причину, чтобы послать ее на аборт (слишком молода, слишком стара, второй ребенок никому не нужен и т.д.), и это не преувеличение, так как за аборт она берет с женщины деньги, а за ведение беременности ей никто не делает даже подарки”.

“На шестом месяце беременности мне сделали анализ крови на альфафетапротеин. Когда я пришла узнать результаты, меня пригласила в кабинет врач и сказала: “Превышение на несколько единиц. Это значит, у ребенка будут нарушения слуха или зрения. Я вам очень рекомендую сделать аборт”. Я, разумеется, не стала избавляться от ребенка, он родился совершенно здоровым, без всяких отклонений. Но все остальные месяцы беременности я просто сходила с ума”.

“Мне пытались выскоблить здорового ребенка — в 1998 году в 64-й больнице. Сейчас моей девочке 4 года”.

Эти письма никакой не эксклюзив. Подобных случаев в Москве сотни, если не тысячи. Опытные врачи-гинекологи тоже подтверждают эти факты.

— Я несколько лет проработала в Центре перинатологии при 29-м роддоме, — говорит врач-гинеколог Ирина Клименко. — Когда приходили пациентки, направленные на позднее прерывание беременности из-за патологии плода, просто волосы вставали дыбом. Женщина с нормально развивающейся беременностью, все в норме с ребеночком, есть какие-то незначительные отклонения, которые, по большому счету, ни на что не влияют. А ее направляют на аборт — да еще на сроке 20—25 недель.

Да, на сроке 20 недель беременности вам могут абортировать здорового ребенка — из-за халатности или непрофессионализма гинеколога. Это всего лишь врачебная ошибка. Да, вам она стоила ребенка. Но от ошибок не застрахован даже гениальный врач. А еще беременные — особы неуравновешенные, легко впадают в панику и вообще склонны к фантазиям.

Только одно не вписывается в эту гладкую схему. Врачам-гинекологам очень выгодно ошибаться. Особенно — на втором триместре беременности пациентки.

Безотходное производство. Досье

В начале 90-х годов на базе Центра акушерства и гинекологии создается московский Международный институт биологической медицины. Возглавляет институт г-н Сухих, специалист в области так называемой фетальной терапии — иначе говоря, лечении с помощью препаратов, добытых из человеческих эмбрионов (fetus — по-латыни “плод”). Провозглашается очередная революция в медицине — еще бы, по заверениям доктора Сухих и его коллег, препараты из абортивного материала — практически панацея, “эликсир молодости”, а сфера их применения — от болезни Альцгеймера до импотенции. Добывается материал стандартно: женщины, собирающиеся сделать аборт (по медицинским либо социальным показаниям), пишут расписку: “...настоящим удостоверяю добровольное согласие на использование моего плода, полученного при бесплатной операции искусственного аборта, для научно-исследовательских целей с возможностью в дальнейшем их терапевтического применения”. Стоимость “терапевтического применения” впечатляет: одна инъекция препарата обходится в 500—2000 долларов. При этом чудодейственными биологическими свойствами зародыш обладает лишь в возрасте 14—25 недель.

Вот цитата из статьи о “новом слове в науке — фетальной терапии”. Год — 1996-й. “...Бесспорный лидер в области эмбриональной терапии — Международный институт биологической медицины. Используется этот метод и в других российских клиниках. НИИ педиатрии РАМН, НИИ трансплантологии и искусственных органов, ЦИТО им. Н.И.Пирогова, детская клиника ММА им. И.М.Сеченова — все они в той или иной степени прибегают к эмбриональной терапии”.

Триумфальное шествие чудо-препаратов прерывается неожиданно: выясняется, что Институт биомедицины взялся не только производить, но и продавать фетальные ткани. “Деятельность МИБМ, поставляющего эмбриональные ткани в США, — заявляют ученые на Президиуме РАМН в феврале 1997 года, — может вызвать обвинения России как члена Совета Европы в нарушении международных норм, запрещающих продажу фетальных тканей”. Через некоторое время в деле о торговле абортивными материалами возникают новые фигуранты — Российский научный центр акушерства и гинекологии и Центр репродукции человека.

30 июня 1998 года заканчивается срок действия лицензии, выданной центром “Мосмедлицензия” Международному институту биологической медицины (МИБМ) во главе с г-ном Сухих. Новой лицензии не выдается, старая не продляется.

Но к гонке за “абортивным материалом” подключаются теперь уже коммерческие организации. И всем требуется сырье.

Бизнес на “жертвах аборта” становится причиной совершенно уникального явления: среди женщин все популярнее становится профессия “человек-инкубатор”. Это дамы, которые зарабатывают себе на жизнь исключительно тем, что беременеют, а после проводят искусственные роды. По неофициальной информации “ходячему инкубатору” на всем протяжении беременности платят 150—200 долларов в месяц и снимают где-нибудь комнату. После аборта, сдав ценные зародыш и плаценту, женщина получает порядка 1000 долларов и, отдохнув, начинает все сначала. Максимальное количество таких беременностей — семь, после чего “инкубатор” теряет всякую способность к репродукции и зарабатывает кучу сопутствующих заболеваний. Мало кто из них доживает до 45 лет...

Скандал, связанный с продажей фетальных тканей, быстро утихает. Следующие три года проходят относительно спокойно. Что происходит на самом деле, не знает никто.

Но, как нам удалось выяснить, изготовление препаратов из абортивного материала не прекратилось. Наоборот, с уходом проблемы в тень конвейер лишь увеличил обороты.

Убивать не страшно

Из беседы с гинекологом-эндокринологом, кандидатом медицинских наук Ольгой Секириной:

— Можно ли говорить о том, что женщин намеренно отправляют на аборт на поздних сроках беременности?

— Да, именно так и происходит. Есть “прикормленные” медицинские центры. Если они видят женщину, у которой вероятность врожденных уродств у новорожденного больше, чем у остальных женщин более молодого репродуктивного возраста, то одну-двух в день направляют на искусственное прерывание беременности. Это не аборт, это преждевременные роды. Им вводят в шейку матки специальный гель с простагландином, чем вызывают излитие околоплодных вод и выкидыш, или стимулируют преждевременные роды внутривенно. Материал этот тщательно сохраняется — даже околоплодные воды, даже если материал действительно с патологией. Потому что для омоложения организма и, скажем, улучшения потенции у пожилых мужчин это подходит. Из этих материалов производятся фетальные препараты. Применение таких препаратов стоит очень больших денег. Это целая сеть: материал извлекается, замораживается и передается по назначению — сейчас ведь много всякого рода предприятий, специализирующихся, скажем, на эмбриональной косметике.

— А вам самой приходилось сталкиваться с подобными случаями?

— Да, я сталкивалась с этим лично. Когда я “сидела” на скриннинговых УЗИ, ко мне непосредственно с этим подходили. Мол, если вы увидите возможность пороков плода, сразу направляйте к нам. Предлагали “серьезную доплату”, но я, разумеется, отказалась.

— Как может происходить такого рода “операция”?

— Скажем, у женщины заболел живот. Направили на УЗИ. Там говорят: “Ой, а у вас ребеночек мертвый, надо срочно искусственные роды”. А рождается ребеночек живой. Конечно, глубоко недоношенный, у нас таких не могут выходить, даже если хотят. И женщина уверена: “Я слышала, он закричал”. А ей так по-свойски: да нет, вам показалось, у нас тут детское отделение рядом. И если не разбираться, вы ничего не выясните и ничего не докажете. А что было? А ничего не было. У женщины произошел выкидыш. И все.

— Какое оборудование необходимо для того, чтобы переработать абортивный материал в фетальные препараты?

— Нужен один специалист — цитолог. Никакой огромной лаборатории не надо.

— Вы можете как-то прокомментировать ситуацию, описанную Наташей?

— Это полный беспредел, и, к сожалению, история вполне реалистичная. Все-таки раньше как-то маскировали все эти вещи: скажем, ставили возможные пороки плода так называемой группе риска, предлагали повторное исследование, на котором уже заявляли: все подтвердилось, у вас уродство плода. Но хватать молодых девчонок... Все-таки медицинское насилие почище ножа с пистолетом.

Итак, по свидетельству врача-профессионала, в Москве действует хорошо организованная разветвленная сеть по “добыче” эмбрионального материала и производству из него лекарственных и косметических препаратов. Механизм действия отработан до мелочей. Но, как и всякая развивающаяся отрасль, производство фетальных препаратов требует все больше сырья. Если сначала было достаточно “реальных” поздних абортов — когда действительно существовала угроза жизни матери либо уродство плода, несовместимое с жизнью, то уже через некоторое время материала стало не хватать. В ход пошла так называемая группа риска: беременные старше 30 лет, беременные с плохой наследственностью и т.д. А в последнее время, судя по всему, гинекологические больницы и женские консультации вообще перестали выполнять “план по поздним абортам”. И страшные диагнозы ставятся направо и налево — независимо от возраста и состояния здоровья женщины. Не исключено даже, что специалисты этого редкого “профиля” уверены, что делают доброе дело. Ведь чудо-препараты продлевают кому-то жизнь.

К слову, в подавляющем большинстве стран фетальная терапия запрещена. В России она процветает. Но главное даже не в этом. Для свежего абортивного материала, как выясняется, необходим сущий пустяк. Ошибочный диагноз узиста или не вполне достоверный результат анализа. Цена вопроса — 2000 долларов за одну инъекцию. Может, поэтому количество “ошибок” постоянно растет? Ведь если можно заработать на ошибке, то почему бы не ошибаться как можно чаще?

“Да поздних абортов кот наплакал! Процента полтора, не больше, от общего числа”, — отмахнутся врачи. Правда, они предусмотрительно не переводят маленькие проценты в абсолютные числа. По официальным данным, за последний год в России произведено около 6 млн. абортов. А полтора процента от шести миллионов это 90 тысяч детей. “Всего” 90 тысяч детей — население города — ежегодно уничтожают поздними абортами. И никто не знает, скольких из этих 90 тысяч уничтожили за деньги.

Добро пожаловать на аборт

Она долго не соглашалась встречаться с журналистом. Семь лет Екатерина Олеговна проработала акушеркой на “скорой помощи” и вдруг, неожиданно для всех, решила уволиться и... уйти в монастырь. Возможно, то, что рассказала Екатерина Олеговна, никак не связано с фетальной терапией. Но если такая связь все же есть, придется признать, что “аборт-машина” пытается вовлечь в орбиту своей деятельности службу экстренной помощи.

— Не так давно моей подруге — тоже акушерке — предложили новую работу, — говорит Екатерина Олеговна. — Речь шла об обычном заборе анализов — надо было всего лишь брать кровь у беременных женщин. Нагрузка — пять часов в день, зарплата — 10 тысяч рублей в месяц, по нашим меркам просто невероятная. Место будущей работы — Центр планирования семьи и репродукции (ЦПСИР), что на Севастопольской. Она попыталась выяснить, за что, собственно, собираются платить такие деньги. И человек, который предложил ей эту работу, ответил: “У нас в ЦПСИР села какая-то контора. Они платят очень большую арендную плату. Эти анализы зачем-то нужны им. Ты можешь позвонить непосредственно туда и все узнать”. Она позвонила, и какая-то женщина из таинственной “конторы” объяснила, что речь идет о беременных женщинах, а 10 тысяч в месяц — это лишь начало. Подруга поинтересовалась, что будет впоследствии с этими женщинами. Получила ответ: “90 процентов беременных пойдут на прерывание”. Разумеется, она отказалась, мы поговорили об этом, поохали-поужасались и забыли. А в июле у нас на работе объявляют: планируется общее совещание акушеров “скорой помощи” — быть всем, совещание курируется главврачом, он чуть ли не по головам всех сосчитает. В общем, страху навели. Собрались все акушеры со всех подстанций. Пришел на это совещание главврач ЦПСИР. Около двух часов рассказывал о своем центре: чем они занимаются, как роды принимают и т.д. В общем, информация, которая среднему медперсоналу, по большому счету, не нужна. А к концу совещания объявляет: у нас, мол, в центре теперь будет генетическая лаборатория. Одна уже действует на Опарина, 4, — это Центр акушерства и гинекологии, вторая — в клинике на Большой Пироговке. Специализация лаборатории — мертворожденные, зародыши с генетическими патологиями и болезнь Дауна. Главврач очень подробно рассказал, что им удается выявлять нарушения на стадии внутриутробного развития и “избавлять женщин от этих проблем”. Естественно, если ставится диагноз “болезнь Дауна”, женщина сразу же направляется на прерывание беременности. И у многих создалось ощущение, что приглашали всех как раз для того, чтобы прорекламировать эти “генетические лаборатории”. Во всяком случае, нас просили направлять женщин с подозрением на патологию плода именно туда. Когда я все это прослушала, у меня четко сложилось ощущение: новая генетическая лаборатория как-то связана с той работой, которую предлагали моей подруге.

Разумеется, ни в этом совещании, ни в предложениях главврача ЦПСИР нет никакого криминала. Но кто поручится за порядочность каждого конкретного врача? Или за профессионализм генетика? И что за странная “контора” предлагает десять тысяч рублей за забор крови из вены, который стоит максимум три?

Живой ребенок — сплошные убытки. На нем не заработаешь. А вот такие страшные для любой женщины слова, как “патология”, “уродство” и “мертвый плод”, — первый шаг к постоянному доходу. Последним шагом на пути к деньгам будет смерть нерожденных.

В Москве резко снизилось количество операций по пересадке донорских органов. Академик В. Шумаков видит причину в провокационных действиях правоохранительных органов и ложных сенсациях “желтой прессы”.

Вечерняя Москва, № 175. Татьяна Гольцман. Статья. Врачи боятся стать “убийцами”.

После лавины разоблачительных материалов в прессе врачи боятся брать на себя ответственность за изъятие почек, сердца и печени у умерших людей. Между тем только в московском “Листе ожиданий” (документ, представляющий собой самую полную и оперативную базу пациентов, нуждающихся в срочной трансплантации органов) на сегодня числится более 830 человек.

Необходимое уточнение: в “Лист ожиданий” на донорские органы вносят только тех, кто не имеет никаких других медицинских альтернатив. Или пересадка органа - или смерть. Причем каждый просроченный день ложится тяжелым черным камнем на чашу весов, принадлежащую Харону. В панике люди, фактически обреченные на смерть, в ужасе их родные и близкие. Что же происходит в столичной трансплантологии? Кому выгоден кризис, в который искусственно пытаются загнать эту отрасль?

Ответы на вопросы усиленно ищут столичные власти. В пятницу в здании мэрии на Тверской, 13 состоялся брифинг, собравший беспрецедентное количество представителей московских и российских СМИ. И это понятно: буквально накануне, 7 сентября, в эфир вышла одиозная авторская программа Аркадия Мамонтова “Трансплантация” о “черных хирургах”, якобы приговаривающих живых людей к смерти путем изъятия у них органов, предназначенных к нелегальной продаже. Столичные власти не без оснований опасаются, что эта передача и материалы в “желтой прессе”, поданные в том же ключе, имеют единый источник происхождения и на профессиональном арго называются “заказухой”. Тем не менее именно она может спровоцировать новую волну нервозности в этой тонкой и чрезвычайно деликатной сфере. А в результате могут погибнуть сотни ожидающих операции людей!

Первый заместитель мэра Москвы по социальному комплексу Людмила Швецова напомнила собравшимся журналистам хронику событий:

- 11 апреля 2003 года около 9 часов 20 минут в 20-ю городскую клиническую больницу в крайне тяжелом состоянии без сознания с изолированной черепно-мозговой травмой поступил пациент А. Т. Орехов. У него были зафиксированы множественные остановки сердца, которое реаниматологи 20-й больницы запускали трижды. Несмотря на полный комплекс поддерживающих жизнь мероприятий, в 16.00 больной скончался. В установленном порядке бригада Московского координационного центра органного донорства начала подготовку к изъятию органов у трупа. Но в 16.20 в реанимационное отделение неожиданно прошла группа людей, часть из которых была в масках и вооружена. Прибывшие выполнили не имевшие успеха реанимационные мероприятия трупу, чью биологическую смерть уже официально зафиксировали. Появление оперативников в реанимации сорвало изъятие почек у трупа, что не позволило провести операции по трансплантации подготовленным к ним пациентам из “Листа ожидания”. На врачей 20-й больницы завели уголовное дело по статье “Покушение на умышленное убийство” и навесили ярлык “черные хирурги”. Началось следствие. Работа центра органного донорства приостановилась до июля.

Людмила Швецова однозначно связывает инцидент в 20-й больнице, неимоверно раздутый прессой и спровоцировавший кризис в московской трансплантологии, с одним любопытным документом. Это приказ Минздрава России, по которому больные, не получившие адекватного лечения в России, могут (и обязаны!) направляться на лечение в зарубежные клиники на бюджетные средства. “Уж очень все хронологически плотно совпало - и травля отечественной, одной из самых успешных в мире, трансплантологии, и выход в корне антипатриотического приказа”, - недвусмысленно высказалась Людмила Ивановна. “Прокуратура обязана доказать вину врачей либо публично извиниться перед ними. На наш взгляд, шести месяцев при наличии полного пакета документов и медицинских заключений вполне достаточно, чтобы поставить в следствии по этому делу точку. Какой бы она ни была. Если кто-то действительно виноват - он будет по всей строгости наказан. Но правосудие почему-то не торопится этого делать. Более того, именно из правоохранительных органов происходит систематическая и организованная утечка информации, которую тиражируют некоторые СМИ, тогда как правительство Москвы до сего дня прилежно хранило “обет молчания” в соответствии с подпиской о неразглашении”, - добавила Швецова.

Директор НИИ трансплантологии и искусственных органов, Герой Социалистического Труда, лауреат Госпремии СССР и Почетный гражданин Москвы академик Валерий Шумаков:

- За 2002 год от черепно-мозговых травм в Москве скончались более тысячи человек. В то же время было пересажено только 108 почек. И это вы называете организованным убийством?! После инцидента в 20-й больнице, когда оперативники ввалились в реанимацию и потоптались в ней, как слон в посудной лавке, лишив на какое-то время чрезвычайно тяжелых пациентов врачебной помощи, мы с огромным трудом восстанавливаем работу центра органного донорства. К 1 сентября выполнено только 40 трансплантаций трупной почки. Я могу понять людей, которые отказываются брать на себя моральную ответственность за изъятие донорских органов у трупов. Хотя юридически эти действия регламентирует Закон РФ “О трансплантации органов и/или тканей человеку”. По этому закону и приказу МЗ РФ от 4 марта этого года “Об утверждении инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека” орган может быть изъят только у трупа, у которого зафиксирована смерть мозга. Понятие “смерть мозга” включено в инструкцию по определению момента смерти впервые. При изъятии органов у трупов в России действует так называемая презумпция согласия. Иными словами, если в течение жизни человек не возразил против изъятия его органов в случае смерти, то он - потенциальный донор. При несчастном случае российские медики по закону даже не обязаны оповещать родственников о намерении взять органы для пересадки! За границей - наоборот - обязаны. Но там наблюдается противоположная картина. В Испании, например, на дверях некоторых медицинских центров огромными буквами написано: “Не берите свои органы на небо! Они пригодятся людям на земле”. Многие люди завещают свои органы в случае внезапной смерти больницам. В некоторых странах “завещатели” получают за это даже денежный “аванс” и тратят его в свое удовольствие при жизни. А Папа Римский на встрече с людьми, завещавшими свои органы медицине, назвал этот акт “живым микро-подвигом Христа”.

Вообще, состояние трансплантологии, по словам академика Шумакова, является одним из показателей уровня развития государства. Сейчас в России наблюдается острый дефицит донорских органов, а потребность в них, наоборот, растет. Количество операций снизилось на 12 процентов, а число ожидающих, наоборот, возросло на 18 процентов. Таким образом, треть нуждающихся в срочной пересадке донорского органа не получают его. Сотни людей подключены к аппарату искусственной почки в восьми столичных центрах гемодиализа. Процедура является непосильным бременем не только для семейных кошельков, но и для московского бюджета. Находиться на аппарате без серьезного риска для жизни человек может 2-3 года. Потом нужна срочная пересадка органа.

“А ведь мы можем делать гораздо больше операций по пересадке органов гарантированно высокого качества, спасая тем самым тысячи людей. Не надо отправлять их за сердцем и почками за границу, тратя на это безумные деньги из бюджета. Не надо мешать врачам и выкручивать им руки. Дайте нам спокойно работать. Не добивайте отечественную трансплантологию!” - заявил Валерий Шумаков.

Досье “ВМ”

От момента изъятия до момента вживления почка живет 48 часов. Сердце и печень - 4-6 часов.

Диагноз “смерть мозга” устанавливается в кратчайшие сроки с помощью разработанного в России ультразвукового метода определения внутримозгового кровотока, дающего близкий к 100 процентам результат. Необходимое оборудование умещается в кейсе.

Столичное правительство предлагает по-новому распределять муниципальные квартиры. Если раньше в законе было четко прописано, какие категории очередников могут рассчитывать на получение квартиры в ближайшее время, теперь это предлагается отдать на откуп городским чиновникам.

Известия, № 174. Наталья Гранина. Статья. Страдания Петровны.

В следующем году москвичей, стоящих в очередях на улучшение жилищных условий, ждут неприятные сюрпризы. Столичное правительство предлагает по-новому распределять муниципальные квартиры. Если раньше в законе было четко прописано, какие категории очередников могут рассчитывать на новоселье в ближайшее время, теперь это предлагается отдать на откуп городским чиновникам.

Пенсионерка Мария Петровна Шустова в очереди на получение жилья стоит уже шестой год. Десять лет назад в ее однакомнатную квартиру на Большом Коптевском переулке переехали жить дочь с сыном. Думали, что временно, а получилось навсегда. Нина Шустова развелась с мужем. После развода они продали свою квартиру, но вырученной суммы хватало разве что на полкомнаты в коммуналке. Поэтому по совету знакомых решили положить деньги в банк под проценты. Но случился кризис, и весь семейный капитал лопнул. У внука Георгия уже своя семья. Первое время молодожены пытались ютиться с родителями. Беременная невестка спала на кухне на раскладушке, Гоша на кресле в коридоре. А когда родилась Вика, пришлось снимать комнату.

- На Ниночку разом все хвори навалились - и сердце, и сахарный диабет, и давление, - плачет Мария Петровна. - Я и сама ветеран войны, инвалид второй группы. У меня к 79 годам тоже целый букет болячек. Тяжелобольным положены льготы. Мы еще в прошлом году должны были новоселье справить. Но в собесе сказали, что наша квартира куда-то ушла. Сейчас надеемся к новому году все же переехать в новый дом. Так хочется по-человечески жить!

Семья Богатыревых встала в очередь только в 2001 году. В двухкомнатной смежной хрущевке обитают шестеро, в том числе двое маленьких детей.

- Я всю жизнь в коммуналке провела, отдельные хоромы только в 86 году получили, - говорит Тамара Сергеевна Богатырева.- До сих пор радуемся и никуда уезжать отсюда не хотим. мы бы и не вставали в очередь. но внучка в прошлом году в школу пошла, даже стол поставить некуда. А еще у нас недавно маленький родился. Поскольку дедушка наш ветеран войны, в собесе сказали, что придется 3-4 года ждать.

Однако исполнение заветной мечты Богатыревых и Шустовых, как и тысяч других москвичей, может отложиться на неопределенный срок. В конце августа вышло постановление правительства Москвы "О приоритетах в предоставлении жилья и безвозмездных субсидий в 2004 году". Мосгордума принимает такой закон ежегодно, чтобы хоть как-то навести порядок с квартирными очередями. Сегодня около 197 тысяч семей ждут улучшения жилищных условий. Из них 40 процентов - льготники. В Москве существуют 49 категорий граждан, которые имеют право на внеочередные квадратные метры. В среднем москвичам приходится по 8-9 лет стоять на учете в жилищных комиссиях. Тех, кто ждут по 15-20 лет - единицы, да и они, как считают чиновники, страдают по собственному желанию. Живет человек в центре в трехкомнатной коммуналке. Все соседи уже давно разъехались, и он особенно не стремится освобождать помещение, надеясь со временем стать полноправным хозяином. "Приоритетный" закон о распределении всегда давал четкий ответ на вопрос - кому достанется жилье в этом году. Указывались конкретные льготы. Например, ветераны коммуналок с тринадцатилетним стажем, тяжелобольные, отстоявшие в очереди по 4-5 лет. То есть человек знал, сколько ему придется ждать новоселья. Но в проекте нового закона эти нюансы не прописываются.

- Теперь все предлагается отдать на откуп мелким клеркам, - возмущается председатель по жилищной политике Мосгордумы Галина Хованская. -Уже на местах будут решать, кому выдать ордер, и пожаловаться будет некому. Проконтролировать это невозможно. Если у человека вот-вот подойдет очередь, в жилищной инспекции ему запросто могут ответить, что точно такие же права есть еще у десятка москвичей. Чтобы выбрали именно тебя, нужно найти способ понравиться чиновнику.

Учитывая, что ежегодно город выделяет 25 тысяч квартир (из них 8-10 тысяч - переселенцам из "хрущевок"), то создается огромное поле для коррупции. К тому же проект предлагает увеличить на год сроки предоставления субсидий. Раньше жители столицы имели право через 7 лет безвозмездно получить до 90 процентов стоимости квартиры. Поначалу народ боялся брать деньги, а теперь желающих слишком много.

- Депутаты Мосгордумы высказали свои замечания Лужкову по поводу предоставления жилья на 2004 год, - продолжает Галина Хованская. - Мэр отозвал закон на доработку и дал задание учесть наши замечания. Но прошло уже две недели, а мне пока из департамента жилищной политики никто не звонил.

Кроме новшеств с распределением бюджетных квартир, москвичей ждет еще и другой сюрприз. С 2004 года вводится новый федеральный стандарт - стоимость капитального ремонта жилищного фонда. В Москве этот показатель предлагается установить на уровне 3 рублей с квадратного метра. Если столичные власти последуют рекомендации, то для москвичей квартплата увеличится в два с лишним раза. Этот вопрос будет обсуждаться в октябре на заседании Мосгордумы. Скорее всего депутаты проигнорируют рекомендации Центра, хотя это повлечет сокращение финансирования из федеральной казны. Сегодня столичные власти разрабатывают новую схему, при которой самые малообеспеченные москвичи будут платить за жилье менее 13 процентов от семейного бюджета.

Кому нужно давать бесплатные квартиры?

Элина ОВСЯННИКОВА-ПАНЧЕНКО, инженер-электронщик, член Клуба "Известий":

- Я считаю, что квартиры давать бесплатно надо тем, кто их не в состоянии купить. Прежде всего семьям с детьми, и даже не обязательно многодетным. Я понимаю, что и пенсионерам живется трудно. Но круг потребностей молодой мамы гораздо шире, и при этом у нее нет никаких льгот и платит она за все сама.

Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН, директор Института проблем рынка РАН:

- Квартиры надо давать инвалидам, пенсионерам, ветеранам войны и труда. Но главное - надо давать квартиры молодежи. Потому что за последние 5-6 лет потери населения сопоставимы с потерями населения в Великую Отечественную войну. Если мы не хотим, чтобы через 10 лет на всю территорию России было 100 миллионов населения, то надо всячески поддерживать молодые семьи. Льготное кредитование - само собой, но и бесплатно надо тоже давать.

Екатерина ЛАКЕЕВА, студентка:

- Я считаю, что квартиры надо дать тем людям, которые уже по 20 лет в очереди стоят на квартиру. И никак не могут дождаться свою квартиру, потому что их очередные квартиры продают куда-то налево. Еще надо давать квартиры молодым семьям с детьми. А тем, кто только что поженился, надо позволить брать беспроцентные кредиты на много лет. Я знаю несколько молодых пар, которые не рожают детей только потому, что не решены проблемы с квартирами. А все остальные пусть тоже берут кредиты и покупают квартиры.

Андрей КОРКУНОВ, президент Одинцовской кондитерской фабрики "Коркунов и К":

- Надо давать бесплатные квартиры учителям, врачам и другим людям, которые несут большую социальную нагрузку, но сами на квартиру заработать не могут. Эти люди должны нормально отдыхать и жить в нормальных условиях. Еще пенсионерам надо давать, а то получается, что человек всю жизнь работал на государство, а квартиры нет. А вот молодежь пусть сама зарабатывает на квартиры.

Сергей СМИРНОВ, директор Института социальной политики, член Клуба "Известий":

- Вообще бесплатных квартир в природе не существует. Все равно за них кто-то платит: либо инвестор, который осуществляет строительство, либо государственный бюджет, за счет которого эти квартиры предоставляются.

Деятельность правозащитных организаций

Правозащитники Москвы и Перми добились исправления судебной ошибки в деле несовершеннолетней Ю. Зиновьевой

Трибуна, № 169. Юрий Беликов. Статья. Ребенка упрятали за решетку.

Виновные в чудовищной судебной ошибке до сих пор не наказаны.

Поезд “Москва - Владивосток” вернул в Пермь жертву дичайшей судебной ошибки - 15-летнюю Юлю Зиновьеву.

Юля Зиновьева сошла на перрон в серой поношенной курточке, поеживаясь от осеннего холода родных мест. Немного освоившись от непривычного для нее наплыва телекамер и диктофонов, 15-летняя девчонка тряхнула рассыпавшимися по плечам блондинистыми локонами:

- Желаю, чтобы туда никто не попадал, потому что там ничего хорошего нету...

Соликамскую девчонку Юлю Зиновьеву выручали из зоны известные люди: председатель Общества содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин, председатель Комиссии по правам человека при Президенте России Элла Памфилова и директор Пермского правозащитного центра Сергей Исаев.

- Это дело представляет дичайшую ситуацию: следователь, судья, адвокат, прокурор допустили грубую ошибку, не обратив внимание на возраст девочки, - говорит он.

Что же случилось? Зиновьевы - многодетная семья. В Соликамске они живут в основном на пенсию мамы - Ларисы Викторовны. Отец Юли уже два года как безработный, хотя в прошлом - водитель автобуса первого класса.

...Две сверстницы били ее по голове разделочной доской, а мальчишка (он же потерпевший) - деревянным брусом. Они отобрали у Юли верхнюю одежду, оскорбляли. Обороняясь, она схватила нож и, не помня себя, ткнула ножом мальчишку. Серьезно ранила.

Суд счел, что подсудимая умышленно причинила вред здоровью потерпевшего. Прокурор требовал для Зиновьевой 2 года лишения свободы, что ей и дали, а также принял решение о взыскании с родителей 2074 рублей в пользу больницы и по 3,5 тысячи с каждого из родителей - в качестве компенсации за причинение морального вреда. Пять с половиной тысяч рублей Лариса Викторовна выплатила - ежемесячно из ее невеликой пенсии удерживали по пятьдесят процентов. Муж остается должен.

В воспитательную колонию прибыла по этапу несовершеннолетняя девочка. На этот факт обратили внимание только сотрудники самой колонии. Валуйский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях направил представление в прокуратуру Пермской области. Но это письмо затерялось. А жертва судебной ошибки продолжала отбывать срок.

Слава Богу, вступились правозащитники. 29 августа Пермский областной суд отменил приговор в отношении Юли Зиновьевой. Кроме того, ее семья должна получить компенсацию за материальные и моральные издержки.

Чего бы, казалось, проще: глянь в метрику да прикинь, сколько лет девчонке, сидящей на скамье подсудимых. Нелепость?

Вместо комментария

Остается назвать действующих лиц, причастных к судебной ошибке. Прокурор С.Н. Незванкин инициировал обвинение Юлии Зиновьевой. Судья М.В. Мельникова вынесла приговор о замене условного осуждения реальным сроком лишения свободы сроком на год. "Читала с листа” адвокат Т.В. Якунина. Звонок в областную прокуратуру с попыткой выяснить, предполагаются ли с ее стороны какие-то шаги в плане надзора за свершившимся фактом должностной слепоты, результатов не дал. Названные телефоны управления по обеспечению участия прокурора в уголовных делах судами молчали. Понятно: люди занятые. “Да просто-напросто свой своего не обидит”, - пояснили мне в Пермском региональном правозащитном центре. И проинформировали, что правозащитники подготовили два обращения - в областную квалификационную коллегию судей и прокуратуру области с требованием дать необходимую оценку фигурантам судебной ошибки.

Более 40% жителей района "Академический" при наличии свободного времени готовы принять участие в акциях НКО.

АСИ (web-сайт), 24 сентября. Статья.

МОСКВА, 24 сентября. Результаты исследования "Социальная активность граждан района "Академический". Отношение местного сообщества к общественным организациям и инициативам граждан" были представлены на круглом столе "Общественная активность граждан по месту жительства", организованном Агентством социальной информации (АСИ) при поддержке муниципалитета района. Исследование проведено группой социологов по заказу АСИ. По итогам фокус-групп и телефонного опроса жителей складывается впечатление об относительной комфортности и благополучии района. В то же время респонденты недовольны увеличением количества машин на улицах и во дворах, а также увеличением числа приезжих. Жителей района волнует неравномерное благоустройство территории, сокращение зеленых насаждений, отсутствие мест молодежного досуга. Основную ответственность за решение местных проблем респонденты возлагают на местные власти (55%). Около 8% опрошенных полагает, что "жители и сами могут кое-что сделать". На территории района действует ряд молодежных, инвалидных, ветеранских общественных организаций, однако, по данным опроса, практически никто не сталкивался с людьми, включенными в их деятельность. При этом 44% респондентов при наличии свободного времени готовы принять участие в различных акциях. В рамках встречи, в которой приняли участие представители муниципалитета района "Академический", префектуры ЮЗАО г. Москвы, Московского дома общественных организаций, центра "Социальное партнерство", городских, окружных и районных СМИ и НКО, прозвучало несколько предложений о сотрудничестве. Районная газета "Твоя газета" и окружное издание "За Калужской заставой" предложили выделить полосу о деятельности общественных организаций. Ряд школ заявили о готовности расширить программу экологического образования с помощью эколого-просветительского центра "Заповедники". Ассоциация юных лидеров и молодежная организация "Юность" объявили о новом проекте, который предусматривает создание районного молодежного парламента. Глава муниципалитета района "Академический" Том Поподько предложил, чтобы на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних, комиссии по опеке и попечительству и призывной комиссии района присутствовали не только советники, но и представители районных НКО. Контакт: Агентство социальной информации e-mail: asi@aha.ru, телефоны: (095) 258-96-78, 978-05-42.