ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МОСКОВСКОМ РЕГИОНЕ

Обзор публикаций СМИ и материалов НПО

за 24-28 ноября 2003 г.

(Использованы материалы РОО "Правозащитная информация")

Правоохранительные органы, суды и пенитенциарная система


В ночь на пятницу сотрудники Комитета за гражданские права инспектировали отделения милиции Северо-Восточного округа Москвы.

Наталья Гранина. Статья. Известия, № 215, 22 ноября. Правозащитники добровольно провели ночь в отделении милиции.

В ночь на пятницу сотрудники Комитета за гражданские права инспектировали отделения милиции Северо-Восточного округа Москвы. За несколько часов удалось обследовать пять территориальных УВД. Выводы правозащитников неутешительны - любить свой народ милиция до сих пор не научилась.

Впрочем, злостных нарушений общественные ревизоры все же не нашли. Задержанные, с кем удалось пообщаться гостям, были всем довольны и на избиения и пытки со стороны милиционеров не жаловались. Практически все арестанты - мелкие воришки, застигнутые на месте преступления. По итогам рейда народные инспекторы признали УВД "Отрадное" самым лучшим. Председателя Комитета за гражданские права Андрея Бабушкина наповал сразила доброжелательность и обходительность местного дежурного.

- Несмотря на то, что мы не представились, а просто сказали, что требуется помощь, с нами обращались очень вежливо, - говорит он. - Двери в остальных УВД ночью были закрыты. На звонки дежурные грубо кричали, что ночью мелкими проблемами не занимаются и лучше всего прийти утром. А если посетитель все же умудрялся прорваться, ему откровенно хамили и унижали.

Несколько лет назад УВД "Отрадное" среди правозащитников пользовалось дурной репутацией. Это единственное отделение милиции, против сотрудников которого удалось возбудить уголовное дело за применение пыток и издевательства. Судебный процесс до сих пор продолжается. Виновные уже не работают в органах. А оставшиеся сотрудники, видимо, сделали для себя правильные выводы, решили правозащитники.

Сейчас подобное дело пытаются возбудить и против УВД "Бибирево". Но прокуратура "буксует" следственные мероприятия и всячески старается замять неприятный инцидент.

В отделении милиции поселка "Северное" проверяющих встретили нерадостно и едва не выставили за дверь. От применения грубой силы спасли только депутатские корочки одного из ревизоров. Ночью в гражданский комитет поступил сигнал от юноши, задержанного милиционерами. Парень утверждал, что за отсутствие столичной регистрации его избили и взяли штраф 50 рублей. Дежурные, естественно, категорически это отрицали.

- Ночной рейд показал, что некоторые проблемы милиции - вымышленные, - констатировал Бабушкин. - Миф первый - в милиции некому работать. В УВД Северо-Восточного округа штат укомплектован на 85-90 процентов. Миф второй - сильная занятость. За два часа, что мы провели в "Северном", шестеро сотрудников в соседней комнате непрерывно травили анекдоты.

Отсюда вывод: главная проблема правоохранительных органов - это ущербное самосознание. Московские милиционеры воспринимают себя исключительно как класс угнетенных и дискриминируемых. Любимая тема следователей и участковых - низкая зарплата. Общественники советуют "органам" брать пример с учителей. Несмотря на низкую зарплату, педагоги сумели сохранить патриотический настрой.

Социологи недавно провели анкетирование среди молодых людей на тему: "Хотели бы вы работать в правоохранительной системе?". Половина опрошенных заявили, что были бы не против, но боятся косых взглядов знакомых и родственников. Чтобы вылечить карательные органы, в числе прочих реанимирующих мер правозащитники намерены провести через Госдуму закон об общественном контроле за действиями милиции.

На минувшей неделе сотрудники Комитета “За гражданские права” и “Центра помощи жертвам пыток” провели рейд по 5 московским отделениям милиции. Посмотреть книгу задержаний и побеседовать с самими задержанными правозащитникам не разрешили нигде.

Александр Колесниченко. Статья. Темные дела. Новые Известия, № 105.

Одну из ночей минувшей недели сотрудники Комитета "За гражданские права" и "Центра помощи жертвам пыток" посвятили проведению рейда по 5 московским отделениям милиции. Посмотреть книгу задержаний и побеседовать с самими задержанными правозащитникам не разрешили нигде.

Поводом для рейда послужила жалоба задержанного и избитого милиционерами "гостя столицы" из Мордовии Владимира Баранова. "Отличились" сотрудники ОВД поселка "Северный" Северного округа столицы. Обнаружив, что у остановленного ими мужчины отсутствует регистрация, милиционеры немедленно доставили его в отделение. Доводы задержанного, что он приехал в Москву на 4 дня, а регистрацию нужно оформлять при сроке пребывания свыше 10 дней, на милиционеров не подействовали. Задержанный получил несколько ударов по голове и в живот, а затем был оштрафован на 50 рублей. Столь малая сумма штрафа объясняется тем, что у мужчины просто больше не было с собой денег.

В ОВД поселка "Северный" правозащитники приехали в 19 часов вечера. Они попросили документы, связанные с задержанием Владимира Баранова. Документы им не дали, вместо этого, по свидетельству председателя Комитета "За гражданские права" Андрея Бабушкина, дежурный и пришедшие ему на помощь коллеги попытались выдворить правозащитников из помещения. Лишь вышедший на шум начальник отделения позволил правозащитникам остаться, однако объяснений по делу Владимира Баранова они так и не получили. Зато увидели, как в милиции ведется прием посетителей.

- Дежурный сидит боком к окошечку, в окружении телефонов, - рассказывает Андрей Бабушкин. - На слова посетителя поначалу не реагирует. Лишь когда человек решается повторить свою просьбу, милиционер нехотя поворачивает голову, несколько секунд слушает, а затем обрывает его фразой: "Пишите заявление". Если у дежурного звонит телефон, он поднимает трубку и, немного послушав звонившего, начинает с яростью объяснять, что все сотрудники заняты и возиться с подобными жалобами им некогда. Между тем группа сотрудников в количестве 6 человек сидела в соседнем кабинете и в течение тех двух часов, что мы провели в ОВД, была совершенно ничем не занята.

После ОВД поселка "Северный" правозащитники отправились по другим отделениям милиции Северного и Северо-Восточного округов столицы. Они обнаружили, что "достучаться" в них в вечернее и ночное время крайне сложно. Двери везде закрыты изнутри, а на звонок дежурный реагирует лишь спустя несколько минут.

Участники рейда стали свидетелями того, как некий пострадавший от преступников гражданин пытался добиться помощи в одном из отделений милиции. Открывший дверь дежурный перебил его словами: "Придете завтра утром, напишете заявление, потом разберемся". Пожаловаться же на действия или бездействия милиционеров ночью некому. В окружных и районных прокуратурах ночного дежурства не предусмотрено вообще. А в городской прокуратуре, куда правозащитники за время рейда несколько раз звонили, никто не брал трубку.

Завершился рейд в ОВД "Отрадное". Там правозащитники увидели двух задержанных, по словам милиционеров, за кражу. Однако побеседовать с ними правозащитникам не разрешили, сославшись на то, что "сами их еще не допрашивали".

Директор "Центра помощи жертвам пыток" Валерий Габисов утверждает, что ни в одном из отделений милиции на доске объявлений не было телефона Управления собственной безопасности. Если учесть отсутствие прокурорского контроля в ночное время, то задержанный оказывается абсолютно беззащитным перед сотрудниками милиции.

Незадолго до рейда правозащитники провели опрос 120 человек, когда-либо вызывавших милицию по телефону. Четверть опрошенных ответили, что сотрудники милиции приехали в течение нескольких минут. В 60% случаев милиционеров пришлось ждать от получаса до полутора часов. И в 15% случаев они не приехали вообще. Такая "отзывчивость" родной милиции производит на граждан значительно более неизгладимое впечатление, чем всевозможные пиар-кампании, на которые МВД не жалеет средств.

22 ноября московские адвокаты провели внеочередную конференцию. На ней они попытались найти противодействие организованному наступлению на их права Министерства юстиции и Генпрокуратуры. Предполагается создать некую общественную организацию для контроля над правоохранительными органами.

Русский курьер, № 153, 22 ноября. Ольга Китова. Статья. Адвокаты поставят судейских на мониторинг.

Адвокаты переходят к самой эффективной защите - нападению. Президент Адвокатской палаты столицы Генри Резник заявил: "Необходимо создать параллельное общественное отслеживание всех судебных процессов. Для этого надо организовать независимую экспертную общественную организацию, в которую войдут компетентные юристы".

По его мнению, в стране сложилась опасная ситуация, когда защитники практически бесполезны в делах с политической окраской, реально ничем не могут помочь людям, защитить от произвола "политизированной и коррумпированной юстиции". И более того - сами становятся жертвами произвола и провокаций. Наглядный пример тому, по мнению Резника, - случай с молодым адвокатом Ольгой Артюховой, которую Генпрокуратура, а затем и министр юстиции Юрий Чайка лично обвинили в попытке вынести из следственного изолятора записку от своего подзащитного. Два документа из адвокатского досье, которые были изъяты работниками следственного изолятора, представляли собой компьютерную распечатку проекта правовой защиты клиента и плана по защите, составленным ею лично накануне визита в СИЗО. Сначала у нее изъяли и прочитали все досье, о чем и был составлен протокол с описью бумаг. "Но затем, - пишет в своем заявлении в Адвокатскую палату Артюхова, - меня вернули в кабинет начальника оперативного отдела, где мне были возвращены все мои материалы за исключением двух..."

Особый интерес представляет уже второй "Протокол личного досмотра". Тот самый, о котором совершенно официальное лицо из Генпрокуратуры заявило: все правильно и законно. Так вот на правильном протоколе отсутствует не только фамилия того, кто провел досмотр вещей и одежды адвоката, но и фамилии составившего протокол и присутствующих при этом. Не говоря уже о подписях. Единственная подпись на протоколе - адвоката Артюховой.

Генри Резник констатировал: " Под руководством Генпрокуратуры фактически организовывают наступление на права адвокатов. И со стороны президента, самого являющегося юристом, а не отпрыском юриста, это не встречает негативного отношения".

Ситуация, когда фактически прокуратура и суд вновь начинают выступать в единой связке, как это было при "Софье Власьевне" (советской власти), не просто тревожащая - страшная. Об этом открыто говорят все.

"У нас нет объективного правосудия. Прокуратура и суд обслуживают власть. И президент, говоря об их самостоятельности и независимости просто грубо лукавит", - сказал "РК" депутат Госдумы Виктор Илюхин, сам в прошлом работник Генпрокуратуры. Хотя и президент может быть прав, если продолжить: правосудие у нас независимо... от граждан - от воздействия, влияния, от их контроля... В стране же правового произвола и невозможности полноценной защиты это очень скоро может превратиться в новую национальную трагедию.

Косвенно признают проблему и сами судейские. В прошлом году 36 судей лишили полномочий, еще 116 привлекли к дисциплинарной ответственности. Как сказал председатель Высшей квалификационной коллегии судей Валентин Кузнецов, наиболее часто судьи привлекаются к ответственности за то, что "при осуществлении правосудия вступают в противоречие с требованиями законодательства".

Что же делать? У адвокатов есть только один путь - добиваться справедливости в тех судах, которые у нас есть. И предавать гласности все творимые им нарушения. Как пообещал Генри Резник, мы откроем "Доску позора" тех судей, следователей, прокуроров, которые попирают Закон.

Создание экспертной организации, независимый мониторинг всех судебных процессов может стать тем реальным делом, с которого, наконец, начнется создание в России гражданского общества. О необходимости которого так давно и так долго твердят наши демократы.

Первое в истории отечественного судопроизводства разбирательство по поводу незаконного использования следствием полиграфа – российского аналога применяемого в США детектора лжи – началось 19 ноября в Нагатинском суде Москвы.

Русский курьер, № 154. Георгий Целмс. Статья. Следствие со взломом… подсознания.

Старший лейтенант милиции А. Качанов (кинолог) был арестован 21 августа 2003 года. Вместе с другими он обвиняется по ст. 126 (п. “а”, ч.2) УК Р похищение человека, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Похищенный год назад некто Шведун якобы был убит. Труп его не нашли до сих пор.

Уже на другой день после ареста ТВ в подробностях расписывало преступные деяния “оборотней” – очевидно следователь прокуратуры ЮВО Москвы Ю. Кириченко не поскупился на подробности. (А чего скупиться? Сам министр объявил во всеуслышанье о разоблаченных и уличенных “оборотнях” в погонах”). Но вот недавно стало известно, что следствие, похоже, явно забуксовало. Иначе не пришлось бы прибегать к хитроумной заморской машинке под названием “полиграф” или “детектор лжи”…

Следователь Кириченко вдруг объявил Качанову и его защитнику, что назначена “комплексная психофизиологическая экспертиза”. Поскольку в перечне экспертиз подобной не существует, Качанов поинтересовался: что бы это значило? Тогда и узнал про “детектор лжи”. Его защитник Руслан Закалюжный написал по этому поводу свои категорические возражения. Суть их сводилась к тому, что нашим законодательством подобная “экспертиза” не предусмотрена. Подследственный Качанов также выразил свой протест. Однако следователя это ничуть не смутило. Он заявил, что, несмотря на все возражения, экспертиза будет проведена. Без согласия обвиняемого и без участия защитника. Адвокат и его подзащитный попытались привлечь к факту нарушения закона внимание прокуратуры Москвы и Генеральной прокуратуры. Но высокопоставленные стражи закона и ухом не повели.

На другой день “оборотня” повезли в специальное помещение по адресу 3-ий Колобовский переулок, д.16, где располагался “полиграф”. Его насильно усадили в кресло, разве что, не приковав к нему наручниками. Понятно, что адвоката лицезреть это безобразие не допустили.

Здесь пора сделать важное заявление: вся информация получена мною от жены подследственного, а также из его писем, направленных Уполномоченному по правам человека и в общественное Движение “За права человека”. Защитник, давший подписку о неразглашении, как и положено, хранил служебную тайну. Он только согласился прокомментировать чисто правовой аспект ситуации.

Как утверждает Качанов, операторы “полиграфа” задавали ему следующие вопросы: Дает ли обвиняемый заведомо ложные показания с целью уйти от уголовной ответственности? Причастен ли обвиняемый к похищению и убийству Шведуна? Причастен ли обвиняемый к совершенным ранее преступлениям, которые еще не раскрыты? Имеется ли у обвиняемого информация о способе убийства Шведуна и нахождении его тела? И т. п.

Судя по вопросам, ответы на которые следователь хотел найти с помощью машинки, с уличающими материалами у него было, мягко говоря, не густо. Ни места совершения преступления, ни его способа очевидно следствию установить не удалось. Труп и тот не обнаружили.

В момент “экспертизы” подопытному стало плохо, и он попросил срочно вызвать врача. Приехала “скорая”, и как пишет Качанов, оперативники попытались договориться, чтобы врач дал свое заключение “не глядя”. Но тот проявил принципиальность: не согласился. И после осмотра констатировал гипертонический криз. Диагноз же был такой: гипертоническая болезнь второй степени. Пришлось прерывать сеанс-допрос и отвозить больного в СИЗО.

В следственном изоляторе, как утверждает Качанов, ему даже давление не мерили. Дали только таблетки валидола.

Вскоре его снова повезли на повторный сеанс. На сей раз, тюремный врач дал на то полное свое одобрение. Тщетно подследственный пытался ссылаться на 51 ст. Конституции – свое право не давать показания. А ведь допрос при помощи детектора лжи – это и есть получение показаний против воли допрашиваемого. Сеанс провели. Его результаты нам неведомы. И неизвестно, удалось ли при помощи повышенной потливости, учащенного пульса сердца и прочих физиологических признаков полностью уличить Качанова или нет.

Кстати, его содельника А. Масютина, как свидетельствует жена, уже три раза допрашивали при помощи “полиграфа”. Несмотря на все протесты.

Пора дать слово юристу, чтобы оценить использование “детектора лжи” с точки зрения нашего законодательства. Похоже, что скоро его будут применять очень широко.

Руслан Закалюжный (адвокатское бюро “Коблев и Партнеры”), защитник Качанова:

" Основным методом психофизиологического исследования человека является обследование его реакций с помощью полиграфа.

Сторонники таких исследований утверждают, что чувство стыда или страха перед разоблачением, "эмоциональный дискомфорт" как реакция на вопрос, касающийся преступления, вызывает у преступника изменение частоты и наполнения пульса, темпа и глубины дыхания, "холодный пот" и пр. Выявление же этих изменений посредством полиграфа якобы обнаруживает ложь лица, отрицающего свою вину. В этих умственных конструкциях игнорируется то очевидное положение, что подобные физиологические реакции могут быть вызваны не только страхом преступника перед разоблачением, но и другими переживаниями. Например, возмущением необоснованным обвинением или мыслью о возможной следственной, судебной ошибке и т. п. Ведь специфический симптом лжи физиологам неизвестен.

Следственные органы, эксплуатирующие эти аппараты, видят цель своей деятельности в том, чтобы проникнуть в подсознание, выявить то, что человек не может или не хочет сообщить. Эта цель тождественна той, что в инквизиционном уголовном процессе достигалась посредством пыток. И не случайно еще в 1958-1960 годах ООН приняла резолюцию, в которой испытания посредством полиграфа наряду с одурманиванием допрашиваемого наркотиками осуждены как “возврат к средневековому варварству”. Другая резолюция ООН гласит: “Главным основанием для недопущения подобных методов является то обстоятельство, что эти методы составляют посягательство на важнейшие функции человеческого рассудка и, следовательно, составляют нарушение прав человека”. Иными совами, нарушается ст. 1(1) Конвенции ООН против пыток.

Конечно, по характеру непосредственного воздействия безболезненный полиграфический тест несравним с традиционными видами пыток, например с подтягиванием на дыбе, “испанским сапогом” и пр. Однако результаты такого псевдонаучного теста используются для психического, а то и физического давления на допрашиваемое лицо, отказывающееся дать ожидаемые показания.

Аргументы в пользу применения полиграфа в уголовных делах не выдерживают критики и с позиций уголовно-процессуального права.

Уголовно-процессуальным законодательством России вообще не предусмотрено проведение какого-либо психофизиологического исследования обвиняемого, тем более с использованием полиграфа. Тем более, без согласия испытуемого.

В настоящее время полиграф официально применяется в трех силовых ведомствах, и в каждом из них его применение регламентируется специальными инструкциями (подчеркну: не законом, а инструкциями): в ФСБ, в МВД и в ФСНП. Однако во всех этих нормативных актах четко и однозначно закреплено, что такое исследование проводится исключительно на добровольной основе. А информация, полученная от опрашиваемого лица, носит вероятностный характер и имеет только ориентирующее значение. Сами же результаты не являются доказательствами. Во всех инструкциях сказано, что отказ от исследования не должен рассматриваться в качестве подтверждения причастности опрашиваемого лица к совершению преступления, не может свидетельствовать о сокрытии известных ему сведений. Подобный подход к психофизиологическим исследованиям принят во всем цивилизованном мире.

Кстати, федеральный закон об экспертизе четко предписывает, в каких случаях и какую экспертизу можно проводить принудительно. Об испытании на “полиграфе” там нет и слова.

Отечественные сторонники применения “полиграфа” обычно ссылаются на Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Между тем в названном законе полиграф не упомянут. Кроме того, лица, допрашиваемые по уголовным делам, - подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие, свидетели Р субъектами оперативно-розыскной деятельности не являются. Их юридический статус определен не законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, а уголовно-процессуальным кодексом. Но в УПК об этом ни строчки.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод: подобная “экспертиза” относится к незаконным методам ведения следствия, связанными с контролем над человеческой психикой и поведением. Такими же, как и гипноз, наркотики, психопрограммирование." конец выделенного текста

Остается добавить к этому юридическому комментарию, что в Нагатинском суде Москвы, когда решался вопрос о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, служители Фемиды пришли к странному выводу: поскольку экспертиза на “полиграфе” еще не проведена, следует продлить сроки ареста. Такая вот была обнаружена веская причина.

В этом же суде сейчас рассматривается жалоба адвоката о признании незаконными действий и решений следователя Кириченко, связанные с назначением и производством так называемой экспертизы с использованием полиграфа (судья Оксана Чубарова). 26 ноября суд планирует определиться по этому вопросу. Первый случай в отечественном судопроизводстве…

Основатель и директор Московского дома фотографии О. Свиблова представила на выставке фотографии, на которых запечатлены будни стражей правопорядка. Герои выставки – милиционеры. Ни на одной фотографии нет сцен допросов, пыток, приковывания подозреваемых наручниками к батареям и надевания на них противогаза.

Газета.Ру, 22 ноября. Николай Климонтович. Статья. Менты и папарацци.

Пристальный и доброжелательный интерес художников к своей милиции – почти безошибочный симптом некоего изменения в атмосфере жизни общества и страны

Основатель и директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова, любимица московских властей, всегда держит нос по ветру. Если вы хотите знать, в какую сторону дует, – марш на ее очередную экспозицию. В данном случае герои выставки – милиционеры. Как профессионал, хозяйка дома подала правоприменяющих граждан как эстетический объект. Живя в Париже, она может себе позволить такой идеализм, а дружа с местными властями – так просто обязана.

Выставка производит двойственное впечатление. Милиционеры красуются. Ни на одной фотографии нет сцен допросов, пыток, приковывания подозреваемых наручниками к батареям и надевания на них противогаза, каковое действие на сленге этих милых персонажей ласково называется "слоник". На снимках запечатлены не служебные будни доблестных стражей правопорядка – сплошные праздники этих душевных и красивых людей. Конечно, это светский тон – воспевать органы, преодолевая естественное интеллигентское отвращение. Все-таки кирза пахнет, а кровь дымится. При желании в этой экспозиции можно даже почувствовать азарт – своего рода экстракт цинизма. Это когда цель оправдывает средства. А цель любой подобной экспозиции очевидна – привлечь внимание.

Забавен вопрос: позволили бы власти в подвале Лувра устроить благостную выставку фотографий, посвященную прославлению парижских ажанов? И, коли такое стало бы возможным, что бы написала тамошняя пресса? Европейская демократия, конечно, без берегов, но что скажет мама? Однажды, споря с одной француженкой о востоке и западе Европы, я – в качестве последнего и запрещенного аргумента – задал вопрос: вышла бы она замуж за полицейского? Ответ был стремителен и отрицателен. И это при том, что она всячески защищала внутреннее устройство своего родного государства. Нет, я не защищал коммунизм – я, скорее, по молодости, воспевал анархизм. Но ее спонтанная реакция послужила мне аргументом – в пользу собственной позиции.

Быть может, лавры режиссера фильма "Мой друг Иван Лапшин" Германа поманили Ольгу Свиблову. Но тому просто некуда было деваться: он экранизировал книгу папы, который, в свою очередь, восхищался Феликсом Эдмундовичем Дзержинским. Сын не стал павликом морозовым и честно перенес на пленку творение отца. Поскольку, мы помним, за него не отвечал. Фильм вышел обаятельным: чекисты – молодцы, враги – мерзавцы, бабы – грудасты. Мы все ходили на него, любуясь талантом постановщика. Талант как-то заслонял людоедский пафос. Да и времена были другие: органы тогда сидели тихо.

Но нынче, судя по выставке в Доме фотографии, пришел и на их улицу праздник. Слушателей Высшей школы милиции выгружает на Остоженке автобусами.

Они главные и самые благодарные зрители.

В пандан этой экспозиции прошла и другая – выставка, посвященная снимкам папарацци. То есть тоже сыску в известном смысле – во всяком случае подглядыванию за объектом, который о том, что за ним следят, ни сном ни духом. Объединяет экспозиции и то, что принадлежность обеим профессиям – работу в правоприменяющих органах или службу скандальным репортером – одинаково смешно обсуждать в категориях этических. И там, и здесь работает только один аргумент: "что поделать – такая работа". Интересно другое: отчего именно эти профессии стали предметом довольно подробных экспозиций? Вкус ли это нынешней публики? Или все-таки здесь сказываются предпочтения организаторов?

Меньше всего хочется прослыть ханжой. И талдычить о том, что менты – если они подаются не в концептуальном, приговском, так сказать, контексте – объект на редкость унылый и мало эстетичный сам по себе, отвлекаясь даже от их непосредственных обязанностей. Все-таки понятно, что трудятся в милиции отнюдь не "дяди степы", а люди, учившиеся в школе хорошо если на тройки. Что грань между "пользой общества" и собственной пользой у этой категории граждан весьма размыта. И занимаются они отнюдь не тимуровскими делами. Это все понятно, и важно другое: экспозиция в Доме фотографии точно укладывается в общую тенденцию, скажем, приподнимания и подсаживания органов на котурны. Один сериал "Менты" чего стоит – вкупе с "Каменской" или еще десятком сериалов, которые заполонили отечественный телеэкран. И надо сказать, что такой пристальный и доброжелательный интерес художников к своей милиции – почти безошибочный симптом некоего изменения в атмосфере жизни общества и страны. Государства в конечном итоге.

И изменения эти не для кого из нас не загадка.

Загадка в другом: отчего художники у нас всегда бегут впереди паровоза? Впрочем, тоже бином Ньютона: мест мало, можно не успеть. Это печальный диагноз, но, увы, такой не новый. На встрече с кинематографистами недавно даже президент морщился – от безвкусия и обилия славословий в свой адрес из артистических уст. Что ж, у нас нет другой творческой интеллигенции…

Но парижанка Свиблова-то какова! Ей-то что до здешней розы ветров. Ей-то к чему славить милиционеров. Но – видно есть к чему. И выставка снимков папарацци кажется в этом контексте не случайной. Она как бы манифестирует неприложимость к фотоискусству моральных норм. Бесстрастность камеры, новый документализм и все такое. С этим трудно согласиться: моральный критерий можно приложить к чему угодно. И важно не само прикладывание, а наличие грани. И осознание того, что эта грань есть. И того, что совершается выбор: преступить эту грань или не преступать. В том-то и дело, что нас пытаются убедить, что никакой такой грани нет. Что ж, те, кому очень хочется, в таких случаях позволяют себя убедить даже не без удовольствия. В конечном итоге можно изящно снимать на пленку фашистские парады, можно – детей в газовых камерах, можно и порнографию. Но не надо при этом говорить, что ты не понимаешь, что делаешь. И обвинять в тупости, тоске по цензуре и нарушении элементарных приличий тех, кто отчего-то считает, что камера никогда не бесстрастна. А любой снимок так или иначе отражает позицию человека, держащего в руках аппарат…

25 ноября в Московском окружном военном суде должен был начаться процесс по делу полковника ФСБ в отставке М. Трепашкина, обвиняемого в разглашении государственной тайны, незаконном хранении оружия

Известия, № 217. Юрий Спирин. Статья. Слушание дела полковника ФСБ перенесено.

Во вторник в Московском окружном военном суде должен был начаться процесс по делу полковника ФСБ в отставке Михаила Трепашкина, обвиняемого в разглашении государственной тайны, злоупотреблении должностными полномочиями и незаконном хранении боеприпасов. Однако судье пришлось перенести судебные слушания из-за неявки подсудимого - его не смогли доставить из подмосковного следственного изолятора.

Предварительное слушание уголовного дела, подсудимым по которому проходит адвокат Михаил Трепашкин (в прошлом сотрудник ФСБ), было назначено в Московском окружном военном суде на 11 часов. В рамках этого дела бывшему контрразведчику было предъявлено обвинение в разглашении сведений, составляющих гостайну (статья 283 Уголовного кодекса), в злоупотреблении должностными полномочиями (статья 285) и в незаконном хранении боеприпасов (статья 222). По версии обвинения, проходя с 1984 по 1997 год службу в органах безопасности КГБ СССР и ФСБ России, Трепашкин копировал служебные документы (в них якобы содержались сведения о негласной агентуре КГБ), которые в дальнейшем незаконно хранил у себя дома, и знакомил с ними посторонних лиц, в частности отставного полковника ФСБ Виктора Шебалина (одного из участников скандальной пресс-конференции во главе с Александром Литвиненко). Помимо секретных документов, при обыске в квартире было найдено также два десятка патронов. Сам же Трепашкин заявлял в прессе, что уголовному преследованию со стороны властей он подвергся из-за активного участия в расследовании взрывов 1999 года в Москве и захвата "Норд-Оста". 22 октября этого года "дело Трепашкина" приняло новый оборот - якобы случайно машину адвоката остановили сотрудники ДПС Дмитровского УВД и при обыске обнаружили в машине пистолет ИЖ. Через два дня бывшего контрразведчика арестовали и отправили в следственный изолятор.

Представители обвинения и защиты прибыли вчера в суд вовремя, а самого подсудимого должны были вот-вот доставить из следственного изолятора в подмосковном Волоколамске. Однако после нескольких часов ожидания судья принял решение перенести судебное заседание на 1 декабря.

Проблемы с транспортом уже не в первый раз сбивают планы участников этого уголовного процесса. Неурядицы начались 31 октября, когда Московский областной суд принял решение освободить Михаила Трепашкина из-под стражи. Однако, пока решение суда шло из Москвы в Волоколамск, следователь перевел обвиняемого в Дмитровский ИВС. Там он перепредъявил Трепашкину обвинение, заменив часть 2 статьи 222 "Незаконное хранение оружия" (этот пункт предусматривает неоднократность содеянного) на часть 1. Тем самым следователь получил возможность вновь потребовать заключения обвиняемого под стражу, и 5 ноября Дмитровский суд удовлетворил его ходатайство. Вновь арестованного Трепашкина отправили в Волоколамск, где через три дня его наконец догнало решение суда от 31 октября. Но из-под стражи адвоката не отпустили, так как в этот раз в волоколамский СИЗО он попал уже по другому обвинению.

С санкции суда взяты под стражу сотрудники ОБЭП УВД Ленинского района Подмосковья Е. Головин и М. Архаров. Они обвиняются в том, что по приказу своего руководителя, замначальника УВД М. Кочеткова, вымогали деньги у местных коммерсантов.

Александр Игорев. Газета, № 221. Статья. “Ты пожалеешь, что родился”.

С санкции суда взяты под стражу сотрудники ОБЭП УВД Ленинского района Подмосковья Евгений Головин и Максим Архаров. Они обвиняются в том, что по приказу своего руководителя, замначальника УВД Михаила Кочеткова, вымогали деньги у местных коммерсантов. В обмен бизнесменам предлагали милицейскую "крышу". Теперь, после ареста оперативников, может избежать наказания сам Кочетков - пока Архаров и Головин находились на свободе под подпиской о невыезде, им не раз угрожали расправой, если они не изменят показания и не возьмут всю вину за вымогательство взяток на себя. Милиционеры скорее всего так и поступят, поскольку опасаются, что с ними сведут счеты в СИЗО или в колонии.

Как рассказывала ГАЗЕТА, в марте этого года в ГУСБ МВД обратился представитель дирекции ООО "Облшинсервис". Он заявил, что двое сотрудников ОБЭП УВД Ленинского района требуют у него 12 тыс. рублей за то, чтобы не давать хода материалам недавней проверки фирмы. Бизнесмен согласился. Но потом милиционеры предложили ему выплачивать по 20 тыс. рублей ежемесячно за милицейское "покровительство". Однако бизнесмен решил обратиться в ГУСБ. Там ему дали помеченные 15 тыс. рублей - эту сумму бизнесмен должен был отдать милиционерам в качестве первого взноса. Сразу после передачи денег сыщики задержали старшего оперуполномоченного капитана Архарова и оперуполномоченного лейтенанта Головина. Те рассказали, что они лишь посредники, деньги же предназначались замначальника УВД Ленинского района, начальнику службы криминальной милиции подполковнику Михаилу Кочеткову.

Решили брать Кочеткова. Архаров и Головин под контролем сотрудников ГУСБ повезли деньги своему руководителю. Как только Кочетков забрал деньги, его взяли прямо в служебном кабинете. Во время обыска в сейфе нашли 79 тыс. долларов, а в портфеле - еще 100 тыс. рублей и 1700 долларов. Кочетков, впрочем, уточнил, что это его личные сбережения (отметим, зарплата у него около 10 тыс. рублей). Прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 290 УК РФ ("Получение взятки"). По словам оперативников, это был первый случай, когда удалось проследить всю цепочку организации милиционерами поборов с бизнесменов.

В ходе расследования выяснилось, что Кочетков не раз давал указания подчиненным взимать дань с коммерсантов за милицейскую "крышу" и даже устанавливал ее размеры. Под это навязчивое "покровительство" попало множество фирм -- тем более что Ленинский район считается одним из самых богатых в Подмосковье. Особенно активно милиционеры действовали на местном строительном рынке, одном из крупнейших в Московском регионе.

Судя по всему, доходы милиционеров были весьма высокими. Тот же Кочетков имел две престижные иномарки, а в Апрелевке построил трехэтажный особняк. Правда, сам офицер объяснял, что потратил на строительство деньги, вырученные от продажи квартиры. Однако средняя стоимость расположенной на 1-м этаже двухкомнатной квартиры (именно такую продал Кочетков) здесь колеблется в пределах 10-15 тыс. долларов, тогда как на коттедж, по самым скромным подсчетам, было потрачено более чем 100 тысяч.

После ареста Кочеткова в УВД Ленинского района началось сразу несколько проверок, и в частности в паспортной службе. Было обнаружено множество нарушений, но спросить было уже не с кого. Руководитель подразделения Игорь Кичигин погиб в автомобильной катастрофе.

Кроме того, около двух месяцев назад сотрудники ГУ МВД по Центральному федеральному округу задержали начальника отдела ОРЧ-7 ГУВД Москвы Юрия Бутенко, который курировал Ленинский район. Взяли его в момент получения взятки в тысячу долларов за прекращение проверки одной из строительных фирм.

Тем временем следствие по делу Кочеткова было завершено и передано в Мособлсуд. С самого начала Архаров и Головин пошли на сотрудничество со следствием и в суде выступают главными свидетелями обвинения. До последнего времени они находились на свободе под подпиской о невыезде - суд учитывал не только их готовность к сотрудничеству, но и то обстоятельство, что сейчас их действия не могут представлять общественной опасности.

В МВД рассказали, что столь мягкое отношение к тем, кто дает показания, в последнее время стало весьма распространенным явлением. Даже приговоры в этих случаях все чаще выносятся условные. Видимо, на такой же подход рассчитывали и Архаров с Головиным. Правда, им стали угрожать, требуя взять на себя всю вину за вымогательство денег у коммерсантов. В частности, обоим в почтовые ящики были подброшены письма, в которых говорилось: "Если ты не изменишь показания и не возьмешь вину на себя, то тебя ожидают большие проблемы. Мы добьемся твоего ареста до суда и после, где в камерах ты действительно обо всем пожалеешь, что родился" (стилистика сохранена). Кроме того, недавно к милиционерам домой явились неизвестные, которые представились журналистами и показали черновик якобы готовящейся к публикации статьи. В ней говорилось о том, что Кочетков является жертвой оговора. Визитеры намекнули, что публикации может и не быть, если оперативники "согласятся договориться".

Милиционеры сообщили об этих фактах в суде. Но им не поверили. Более того, суд распорядился взять милиционеров под стражу. В постановлении отмечается, "сообщение подсудимыми не соответствующих действительности сведений о неоднократности поступавших им угроз суд расценивает как попытку в своих целях -- чтобы представить себя пострадавшей стороной, ввести суд в заблуждение относительно количества и значимости поступивших, по их утверждению, в их адрес угроз". Кроме того, судья счел, что некоторые просьбы оперативников о переносе заседаний не мотивированы и направлены на затягивание процесса.

Арест стал полной неожиданностью. Родственники оперативников говорят, что теперь Архаров и Головин всерьез думают об изменении показаний, поскольку опасаются, что их станут "прессовать" в СИЗО или расправятся с ними в колонии. Если же оперативники на самом деле откажутся от прежних слов, то Кочетков может избежать ответственности, поскольку обвинение против него строится как раз на показаниях оперативников.

В Москве начался первый в России судебный процесс по незаконному использованию детектора лжи во время следствия. С жалобой на действия следователей обратились бывшие сотрудники милиции, которых обвиняют в похищении человека.

Коммерсант, № 217. Алексей Соковнин. Статья. “Оборотней” испытали на детекторе лжи.

Теперь они судятся с испытателями

В Москве начался первый в России судебный процесс по незаконному использованию детектора лжи во время следствия. С жалобой на действия следователей обратились бывшие сотрудники милиции, которых обвиняют в похищении человека.

Эта история связана с так называемым делом “оборотней-2”, о котором "Ъ" рассказывал 22 августа. Напомним, что расследование по нему началось еще в августе 2002 года, когда в УВД Южного округа поступило заявление об исчезновении предпринимателя с Украины Геннадия Шведуна. По факту пропажи человека Чертановская межрайонная прокуратура возбудила уголовное дело по статьям о похищении и убийстве.

В ходе оперативных мероприятий выяснилось, что к исчезновению предпринимателя причастны оперуполномоченный 1-го отдела МУРа (расследование заказных убийств) старший лейтенант Алексей Киреев, командир взвода кинологического центра ОВД Западного округа Анатолий Качанов, а также руководитель Фонда социальной защиты сотрудников милиции, известный кикбоксер Александр Масютин.

До своего исчезновения Геннадий Шведун держал аптечный киоск в одном помещении с магазином Фонда социальной защиты. По данным следствия, обвиняемые предложили предпринимателю перейти под “крышу” фонда, а когда он отказался, отвезли его в лес и убили. Правда, тела Геннадия Шведуна так и не нашли, поэтому пока арестованным милиционерам и кикбоксеру инкриминируется лишь похищение человека. Следствие по этому делу еще не завершено.

Нежелание обвиняемых сотрудничать со следователями подвигло прокуроров на использование так называемого регистратора активности психофизических параметров человека, который также называют полиграфом, а в просторечии — детектором лжи.

По словам родственников обвиняемых, еще 13 октября следователь прокуратуры Южного округа Москвы Юрий Кириченко вынес постановление о назначении комплексной психофизиологической экспертизы Качанову и Масютину. Именно тогда их и испытали на полиграфе, для чего поочередно возили в Экспертно-криминалистическое управление ГУВД Москвы. По данным родных, обвиняемые сразу же отказались от этого испытания, заявив, что не будут отвечать на вопросы. Но следователей это не смутило. К Качанову и Масютину подключили аппарат, вслух зачитали вопросы и внимательно изучили реакцию на них.

Вскоре после этой процедуры обвиняемый Качанов обратился с жалобой в Нагатинский суд на незаконные, по его мнению, действия следователя. По утверждению его адвоката Руслана Закалюжного, допрос с использованием детектора лжи был незаконен, поскольку обвиняемый не давал на это согласия. А это, по мнению адвоката, является необходимым условием для применения полиграфа.

Суд принял жалобу к производству. Однако первое заседание, которое должно было состояться вчера, пришлось отложить, поскольку из СИЗО не доставили жалобщика.

О позиции следствия "Ъ" рассказал следователь прокуратуры ЮАО Юрий Кириченко. Он утверждает, что при проведении психолого-физиологической экспертизы никаких нарушений закона не было. “Мы испытали Качанова и Масютина на полиграфе в строгом соответствии с УПК,— заявил господин Кириченко.— А так как там эти действия не запрещены, то мы и не могли ничего нарушить. Если бы в законе было четко прописаны условия применения детектора лжи, то мы бы обязательно им следовали”.

Между тем, как стало известно "Ъ", жалобу, аналогичную той, что подал обвиняемый Качанов, собирается подать и его подельник Масютин.

"Ъ" будет следить за этим делом.

Политический экстремизм. Этническая дискриминация.

Мосгорсуд признал московских скинхедов виновными в убийстве Карена Яхшибекова.

Новая газета, № 88. Ольга Гончарова. Статья. Антон намылился за шнурками. В России впервые осудили за убийство на почве расизма.

Мосгорсуд признал московских скинхедов виновными в убийстве Карена Яхшибекова.

Самому младшему подсудимому Антону Мещерякову недавно исполнилось двенадцать лет. Тюрьма ему пока не грозит. Это он заколол ножом Карена Яхшибекова. Сейчас Антон радуется: ему обещали скоро выдать белые шнурки. У московских скинхедов это что-то вроде почетного знака за "особые отличия". Пятерых его старших "товарищей" приговорили к пяти годам исправительных колоний общего режима.

Убийство произошло год назад. Предприниматель Карен Яхшибеков возвращался домой поздно вечером. В пешеходном переходе на Дмитровском шоссе его окружили шестеро подростков. Скрутили руки, отобрали сумку и кроссовки. Карен вырвался и пробежал еще несколько метров по тоннелю. Скинхеды догнали его, повалили на землю и стали пинать ногами. Когда Карен перестал кричать, Антон полоснул его несколько раз ножом - "для верности".

Преступников задержали практически сразу. Тогда собрались больше двадцати свидетелей убийства. Все местные жители слышали в ту ночь радостные крики из тоннеля.

Теперь преступников осудили по статье 105 УК РФ - "Убийство по мотиву национальной ненависти".

"Привлечь человека именно по этой статье очень сложно, - говорит адвокат Виталий Корыстов. - Нужно сначала доказать, что мотив убийства - действительно национальная нетерпимость. Это до сегодняшнего дня не удавалось сделать никому. В данном случае все оказалось "просто": на суде и во время следствия подсудимые не скрывали своих расистских убеждений".

Обычно судебная практика списывает все националистические "выходки" на простое хулиганство. Судьям - меньше волокиты, а подсудимым это смягчает наказание. Например, по российским законам за обычное убийство взрослый гражданин России может получить от 6 до 15 лет тюремного заключения, а за убийство на почве расизма - от 8 до 20 лет или исключительную меру наказания.

Скинхеды бесчинствуют, милиция молчит.

ИА "ПРИМА" (web-сайт), 24 ноября. Статья. Альбина Озерская.

23 ноября, в четыре часа дня около пятидесяти скинхедов вошли в вагон подмосковной электрички на перегоне "Кусково-Карачарово". Они зверски избили находящихся в вагоне трех человек, предположительно азербайджанцев. Разбили окно и, возможно, выбросили одного из кавказцев. Толпа скинхедов состояла из подростков 14-16 лет, с ними было несколько взрослых, которые в нападении не участвовали.

Очевидица происшедшего Евгения Тамарченко сообщила агентству ПРИМА, что она с мужем вошла в поезд практически одновременно со "скинами". Подростки заняли три вагона, и, когда налетели на одного из кавказцев, тот встал на сиденье, после чего раздался звон стекла. Очевидцы, опасаясь, что выброшенный человек погиб, вышли на следующей же станции "Чухлинка" и прошлись по перрону. Тела не обнаружили, однако расслышали, как один из взрослых мужчин, сопровождавших подростков, сказал другому: "Мы его убили, мы проверили". Супруги вышли на станции "Карачарово" и заявили о случившемся дежурившим на платформе охранникам. Затем позвонили в Московскую службу спасения. Вернувшись домой, позвонили по "02". Однако милиционеры заявили, что ничего не знают о происшедшем и, в целом, "знать не хотят".

Сегодня я пыталась узнать что-нибудь об этом инциденте в милиции. На станции "Кусково" дежурный по отделению Шориков сказал, что в журнале дежурств никаких записей об избиении людей в электричке за вчерашний день нет. Когда он узнал, что избитые - "предположительно азербайджанцы", искренне удивился: "А зачем вам это надо?".

Ни дежурный по городу ГУВД Москвы, назвавшийся просто Ивановым, ни дежурный Управления транспортной милиции Москвы Сергей Лобарев разговаривать на эту тему категорически не пожелали. Только в Московской службе спасения подтвердили, что звонок от Евгении Тамарченко был и что они передали эту информацию в милицию.

Это уже не первый подобный случай в электричках Нижегородского направления на этом участке. 12 мая несколько подростков зверски избили в электропоезде, следовавшем с Курского вокзала Москвы, руководителя общественной организации московских таджиков "Нур" Бохшо Лашкарбекова и двух его спутников. Это произошло в районе станции "Кусково". В пятом часу вечера Бохшо Лашкарбеков, его сын Мавлодот и аспирант Института языкознания Российской Академии наук Асадбек Асадбеков возвращались в Реутов с культурного мероприятия таджикской общины в Москве. В вагон электрички зашли около 30 молодых людей старшего школьного возраста. Они окружили таджиков и стали избивать их ногами. По словам Бохшо Лашкарбекова, при этом они кричали "Москва - для москвичей!" и "Россия - для русских!". У Бохшо Лашкарбекова было cломано ребро, у его сына - травмировано лицо, Асадбек Асадбеков получил многочисленные ссадины. Как только скинхеды покинули вагон, жертвы нападения позвонили друзьям, которые уведомили о нападении железнодорожную милицию. Однако милиционеры, хотя и связались с Лашкарбековым по телефону, так и не появились в вагоне.

Дежурный отдела внутренних дел Курского вокзала сообщил тогда корреспонденту ПРИМЫ, пытавшемуся выяснить, были ли задержаны хулиганы, что ничего не знает об инциденте. "Ничего не знают" они и теперь.

Между этими случаями прошло полтора года. Совершенно похожие сценарии нападений. Несколько десятков подростков. Действуют на протяжении одного перегона. Зашли - вышли. Нашли жертв, избили, перешли на другую сторону платформу, уехали. Другое совпадение, наверняка, не "срежиссированное" скинхедами, но являющееся необходимым условием их акций - бездействие милиции. Никто ничего не знает, никаких записей в журналах нет, ничего не можем поделать. И удивление дежурного моим словам, что избитые, возможно, были азербайджанцами: "Зачем вам это надо?".

И действительно, зачем это надо в городе, где единственным предвыборным аргументом кандидата на пост мэра Германа Стерлигова служит то, что в последнее десятилетие азербайджанская диаспора в Москве выросла в несколько раз. Без всяких комментариев. Всем все должно быть ясно. Эти предвыборные листовки расклеены сейчас в вагонах московского метро.

Чернокожие в Москве боятся милиционеров и скинхедов. Более трех четвертей выходцев из Африки утверждают, что в 2002 году подвергались избиениям или словесным оскорблениям со стороны блюстителей порядка или бритоголовых.

ИноСми.Ру, 24 ноября. Хью Барнс ("The Financial Times", Великобритания). Статья. Чернокожие в России боятся милиционеров и скинхедов.

Российский президент произносит тост за высшее образование, "великую традицию, всегда открытую для талантливой молодежи, вне зависимости от классов, богатства, религиозного и этнического происхождения". Аплодисменты. Владимир Путин поднимает бокал в честь собравшихся в зале именитых гостей и ученых, главным образом из развивающихся стран, почти все они чернокожие. Они - дипломированные специалисты Университета Дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Основанный в 1970 году, в разгар “холодной войны”, для обучения студентов из Африки и Азии, университет был назван в честь убитого агентами ЦРУ лидера Конго Лумумбы. Университет был призван готовить специалистов, которые были бы привержены ценностям советского социализма.

Российский президент произносит тост за высшее образование, за "великую традицию, всегда открытую для всех талантливых молодых людей, независимо от социального происхождения, уровня доходов, религии или этнического происхождения”. Звучат аплодисменты. “Я хочу повторить: в России, дорогие друзья, Вы всегда самые долгожданные гости”, - продолжает Владимир Путин. Звучат еще более дружные аплодисменты. За пределами зала, на главной площади университета, банда из 20-ти бритоголовых пытается совершить нападение на чернокожих, и лишь наличие усиленного кордона безопасности спасает гостей церемонии от нападения.

Внутри Университета дружбы народов - официальная дружба. А инциденты, происходящие за его стенами, попросту не комментируются. Россия все еще страдает от повышенной ненависти к иностранцам. Российский лидер предупредил о недопустимости “подстрекательских лозунгов, а также фашистских и националистических символов, которые угрожают правам человека и приводят к погромам и к убийству людей”.

Большинство тех, кого избивают и убивают, - это студенты Университета дружбы народов и других подобных учебных заведений, оставшиеся без средств к существованию, после того, как развал советской системы лишил их финансовой помощи. Но президенту в торжественном зале аплодировали другие люди: именитые сановники и дипломаты. Однако и им угрожает опасность. Избирая своими мишенями иностранных дипломатов, живущих в Москве, фашиствующие головорезы не дают покоя сотрудникам посольств. В прошлом году были совершены нападения на дипломатов из посольств Мадагаскара, Кении и Мали. Бритоголовые напали также на жену посла Южной Африки, в результате она получила многочисленные ожоги от сигарет.

“Мы не можем молчать, видя беззаконие, которое царит в Москве, и мы хотим предупредить об этом наших российских друзей, - говорит посол Швеции в России Свен Хирдман. - Мы не хотим, чтобы Россия считалась страной, где на людей можно нападать и убивать только за то, что у них другой цвет кожи”. Хирдман предпринял попытку предупредить российское правительство о масштабе опасности, которая затрагивает дипломатический корпус африканских стран. Во время поддержанных российским правительством мероприятий, направленных против скинхедов, Хирдман во главе высокопоставленной делегации иностранных дипломатов встретился с главой МИД РФ Игорем Ивановым.

По итогам визита Иванов в своей типичной манере выступил с заявлением, которое соединяло в себе серьезную озабоченность и официоз. Завершалось оно достаточно причудливым софизмом. “Мы разделяем беспокойство дипломатов по поводу роста числа нападений молодых хулиганов на иностранных граждан, а также угроз в адрес посольств,- заявил Иванов. - Однако, поскольку ситуация с преступностью в России остается довольно сложной, не только иностранцы, но и россияне становятся жертвой преступных нападений”.

“В России не существует прав человека, если у вас черная кожа, - считает Таддел Жебре Алемайеху (Tadelle Gebre Alemayehu), диссидент эпохи “холодной войны” из Эфиопии. - Я смотрел по телевидению, как Путин говорил о “правах человека”. Но это ерунда. Это только слова. Мы здесь - никто”. Алемайеху боролся против режима бывшего эфиопского президента Менгисту Хайли Мариама, которого поддерживал Советский Союз. Когда этот режим рухнул, он вошел в новое правительство. Но в 1991 году правительство, куда входил Алемайеху, было свергнуто мятежниками, и он вынужден был бежать в Россию, спасая свою жизнь.

В 2001 году Алемайеху был задержан и избит милицией на станции метро “Текстильщики”, затем его отвели в отделение милиции, где снова избили и обработали слезоточивым газом. Все это он рассказал мне на кухне в квартире поблизости от Мосфильма. “Россия напоминает тюрьму для “цветных” людей, - считает Алемайеху. - Вы не можете свободно пойти куда-нибудь, потому что везде, куда вы идете, есть бритоголовые. Проблема в том, что встреча с милиционерами тоже не сулит ничего хорошего”.

Прошлым летом Алемайеху помог организовать пикник для африканцев в одном из московских парков. Это событие было омрачено дракой, так как там бесчинствовали банды хулиганов. Однако вместо того, чтобы прислать машины скорой помощи, местная милиция пригнала фургоны, чтобы арестовать чернокожих, которые стали жертвами нападения. “Честно говоря, - говорит он, - я быстрее бегу от милиции, чем от бритоголовых. Как только я пошел в отделение милиции написать жалобу, офицер сказал мне: “Вы зачем сюда пришли, господин “Негр”. У нас здесь нет бананов”.

По данным московского офиса Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), на территории России находится почти 14 тысяч перемещенных лиц. Большинство из них - выходцы из бывшего Советского Союза. Многие из более чем 730 беженцев из Африки, которые зарегистрированы в документах Верховного комиссариата ООН, прибыли в Россию в советский период. Это бывшие студенты из Анголы, Демократической республики Конго (бывший Заир), Эфиопии и Судана, которые по завершении учебы вынуждены были остаться в России, так как на их родине один за другим вспыхивали вооруженные конфликты.

Только шестерым из них Федеральная Миграционная служба предоставила официальный статус. Девятнадцать африканцев имеют временный статус беженцев и 469 числятся в списке ожидающих. Ходатайства остальных африканцев были отклонены. По данным Центра приема беженцев Управления Верховного комиссариата ООН в Москве, Федеральная Миграционная служба отклоняет около 96% ходатайств о предоставлении убежища.

По другую сторону расового барьера - скинхеды. Сегодня от 15 до 20-ти тысяч российских бритоголовых являются членами тайной сети крайне правых экстремистских группировок. По словам Валерия Комарова, главы отдела МВД РФ по борьбе с организованной преступностью, за минувшие пять лет число фашистов в стране возросло на 30%, что является неизбежным итогом краха советского коммунизма, имевшего место десять лет назад. Некоторые из российских бритоголовых входят в группировки футбольных фанатов, например московского “Спартака”. Другие больше идентифицируют себя как неонацистов, и, по словам Путина, именно они представляют “более серьезную угрозу стабильности нашей страны”.

Недавно МВД РФ приступило к реализации общенациональной операции под названием “Вихрь-антитеррор”. Операция была призвана предотвратить нападения бритоголовых, которые угрожали убивать всех иностранцев в день рождения Адольфа Гитлера 20-го апреля. Хотя скинхеды далеко не едины в своих взглядах, у них есть одна общая черта - ненависть к иностранцам.

“Ксенофобия в России остается очень сильной, - говорит Абдул Кан, студент из Сенегала, который является активным участником кампании против расизма в Москве. - В советский период здесь мало что знали о том, что такое Африка, и это стало причиной возникновения у российских граждан фантастических предубеждений в отношении чернокожих. Даже сегодня, некоторые россияне удивляются, услышав, что в Африке тоже есть города. Они думают, что все африканцы живут в грязных хижинах". Как-то меня спросили, действительно ли африканцы приезжают в Россию, чтобы раз и навсегда избавиться от своих хвостов?

Бритоголовые обычно нападают, следуя определенной тактике. Группа, насчитывающая от 10 до 30 подростков, собирается и выбирает жертву для нападения. Во время нападения они наносят своей жертве удары военными ботинками, используют бутылки, ножи или тупые предметы. Чаще всего жертвами таких жестоких нападений становятся молодые люди в возрасте от 18 до 35 лет.

Женщины здесь чаще становятся жертвами другого рода преступления: расизм в России связан со статусом этой страны как одной из баз работорговли и транзитного пункта для перевозки нигерийских женщин, которых через российскую территорию переправляют на Запад для работы в качестве проституток. Полурабская жизнь, зависимость от новых малопонятных условий существования лишают этих женщин человеческого облика и низводят их до уровня рабынь: их часто подвергают различным формам сексуального насилия.

19-летняя Джаклин родилась в Санкт-Петербурге, а ее родители являются уроженцами Танзании. Джаклин не является беженкой или сексуальной рабыней. Она работает как стриптизерша и проститутка в одном из ночных клубов города на Неве. "Клиенты обращаются со мной хорошо, - говорит она. - Иногда мне приходится иметь дело с особенным отношением, так как я отличаюсь от других по цвету кожи. Для клиентов я как бы не настоящий человек. Даже для тех, кто шлепает меня и называет 'черной шлюхой'".

Джулиус Тантох (Julius Tantoh), которому недавно исполнилось тридцать лет, находится по другую сторону спектра, если говорить о профессии. Однако, несмотря на это, он также ощущает нечто подобное, только в более утонченной форме, и знает, что такое унижение человека, не понаслышке. Тантох, если выражаться буквально, высоко летает.

Он приехал в Россию семь с половиной лет назад. Правительство Камеруна направило его сюда для изучения авиации и космонавтики в престижном вузе - Московском государственном техническом университете. Сегодня Тантох сомневается, что когда-либо сможет завершить свое обучение. “Речь идет о своего рода сегрегации, так как чернокожие не имеют российского гражданства”, - жалуется он.

Однако Тантоху знакомы и менее изысканные расовые предрассудки. Год назад его доставили в больницу с многочисленными переломами. Это произошло после того, как на местной автобусной остановке на него напали около 20 бритоголовых. “Россия - для русских. Возвращайся домой, черная обезьяна!”, - кричали они ему. “Прежде такие слова могли меня покалечить больше, чем удары палок, которыми они ломали мне кости, - говорит Тантох. - Но расизм меняет людей. Я раньше думал, что в Москве у меня есть будущее. Теперь вижу, что я в том же положении, что и любой чернокожий в этом городе. Нас оскорбляют, избивают и вышвыривают вон”.

В России не ведется точной статистики по преступлениям, совершенным по расовым мотивам. Тем не менее более трех четвертей выходцев из Африки, участвовавших в опросе московской протестантской церкви, заявили, что в 2002 году они подверглись словесным оскорблениям или избиениям. Российские следователи, однако, нередко расценивают насилие в отношении этнических меньшинств как "хулиганство", и отказываются квалифицировать его как “подстрекательство к расовой ненависти”, которое подпадает под статью 282 Уголовного кодекса РФ.

Директор Центра межэтнического сотрудничества армянин по происхождению Ашот Айрапетян предупреждает, что рост расизма в России вызван упущениями в работе милиции и недостатками российской системы юриспруденции. “В советский период считалось, что все беды страны были вызваны происками внешнего врага, например, империализма или сионизма. Но теперь мы наблюдаем различные виды “измов”, врага теперь ищут внутри России и находят их в лице иммигрантов, живущих в России”, - говорит Айрапетян.

…Проблема не ограничивается одними расовыми предубеждениями. В нынешнем постсоциалистическом российском обществе отношение к преуспевающим чернокожим напоминает то, с которым мы имеем дело у себя на Западе.

После "кухонного общения" с Алемайеху, я направляюсь в модный ресторан "Япона мама" на Цветном бульваре, чтобы встретиться с Григорием Сьятвиндой (Grigory Syatwinda), 30-летним россиянином из Замбии. “Вряд ли деньги меня испортят", - отвечает он на вопрос о наградах, полученных им за известную передачу "Сегодня утром" на канале НТВ. Сьятвинда - это образец современной супертелезвезды. Его обаяние и легкость могли бы оценить на любом британском и американском телеканале.

Как ни странно, Сьятвинда не единственный чернокожий на российском телевидении. В стране, где проживает - по крайней мере по статистике - не так уж много чернокожих, не знакомых с проявлениями агрессивного расизма, выбор замбийца в качестве телеведущего, может удивить кого угодно.

Я спрашиваю Сьятвинду, не является ли он и другие чернокожие телеидолы, такие как Елена Ханга и Антон Зайцев, чем-то вроде современного аналога дядюшки Тома, скрывающего катастрофическое положение дел в межэтнических отношениях в России. “Я не считаю себя дядей Томом, - говорит он. - Я далек от политики. Но думаю, что я - образец не только для чернокожих россиян, но и для большинства расистов, ненависть которых объясняется в основном невежеством".

На фоне пустых заявлений Путина и мрачной действительности насилия и отчаяния, с которой столкнулось чернокожее население России, оптимизм Сьятвинды, кажется, дает единственный проблеск надежды в стране, где привыкли к тому, что реальная жизнь отличается от показухи. Возможно, он больше, чем журналист, способен постичь странный успех чернокожих в СМИ России.

“Чернокожие - это экзотика, что касается российского рекламного рынка, моды и СМИ, - считает Татьяна Прокофьева, представитель российской неправительственной организации для беженцев Gratits. - Они рекламируют тот или иной товар, но при этом их "не хотят терпеть на заднем дворе". Зрители жадно поглощают телевизионные шоу, но если их пустить в соседнюю комнату, они начнут лупить ведущих".

Права военнослужащих и призывников.

Командир воинской части сдавал в аренду подчиненных. Репортаж из подмосковного Серпухова

Трибуна, № 211. Максим Андреев-Апушинский. Статья. Солдат напрокат.

Каждый раз во время призывной кампании военные жалуются на то, что в армии не хватает бойцов. Ловят парней по квартирам с милицией и отправляют в части. А там, случается, отцы-командиры солдат... продают.

Александра Козлова призвали в армию из подмосковного Серпухова в 2001 году. Сначала, как и положено, учебка, а затем парень попал в минометную часть, расквартированную под Самарой. Но минометчиком он служил совсем недолго. В августе 2002 года командир части полковник Карипанов отправил Александра и еще нескольких солдат в долгосрочную командировку. Минометчики попали под Рязань, в город Сасово, на дачи военных чинов, где и служили в качестве прислуги больше семи месяцев.

— Задача у нас была простая, — рассказал “Трибуне” Александр, — приглядывать за дачей, убираться, готовить еду к приезду хозяев. Кто они, я не знаю. Они всегда в гражданской одежде приезжали, но, похоже, люди военные. Лишних вопросов мы не задавали — есть приказ командира части, мы его исполняли.

Карипанов многих отправлял в Рязанскую область. Насколько я знаю, наши ребята и на дачах в городе Рыбное служили.

Точнее — прислуживали. И до поры до времени не жаловались. Ведь по кухне дежурить не то, что солдатскую лямку тянуть. На даче ни подъема, ни отбоя, ни боевых тревог.

Но пока Александр Козлов находился в “командировке, в его родной части сменился начальник. В мае этого года у Саши закончился срок службы, и он приехал в часть за увольнительной. С этого момента все и началось.

Солдат поинтересовался насчет денежного довольствия за семь месяцев командировки.

В бухгалтерии подняли документы и... выяснили, что никакой командировки не было, а рядовой Козлов почти год назад был отпущен в краткосрочный отпуск и в часть не вернулся. То есть дезертировал. Парень загремел на гауптвахту, а его делом занялась Самарская военная прокуратура. С дезертирами в армии не церемонятся. А потом заявили, что придется дослужить. Вот тут Александр не выдержал и сбежал уже по-настоящему.

Разбирательство длилось четыре месяца. Солдата уволили из армии только в сентябре, изрядно потрепав нервы.

“Непрофильное” использование солдат-срочников для многих в армии уже не секрет. А вот с продажей солдат прокуратура столкнулась впервые. В Самаре даже организовали горячую телефонную линию, по которой можно сообщить о незаконном использовании военнослужащих. Уже зафиксировано больше 20 подобных случаев, которыми заинтересовался и Российский комитет солдатских матерей.

— Какое же наказание понес полковник Карипанов? — спросил я прокурора Самарского гарнизона Сергея Девятою.

Оказалось, никакого наказания. Из части он уволился. Куда уехал служить дальше, неизвестно. В нашем разговоре прокурор припомнил эту фамилию, но велось ли расследование дела о превышении командирских полномочий, не знает.

А как с другими аналогичными историями?

— 16 октября мы возбудили уголовное дело против комбата одной из самарских

частей, — продолжает Сергей Девятое, — по факту незаконного использования солдат на хозяйственных работах. Следствие еще не закончено, и я не судья, чтобы утверждать, виновен этот человек или нет. Мы выдвинули против него обвинения по 285-й статье, которая предусматривает до 4 лет лишения свободы.

Тем временем осенний призыв в самом разгаре, но военные снова жалуются на недостаток призывников. В этом году под ружье поставят 175 806 человек. Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Василий Смирнов приводит такую статистику, в 1994 году в армию забрали 27 процентов призывников, в 2002-м — 11 процентов. В этом году будет и того меньше.

— В1987 году родилось 1,7 миллиона мальчиков, а в 1995-м только 700 тысяч, — говорит генерал-полковник Смирнов. — Выход один — активнее бороться с теми, кто старается “откосить”.

Добавим: и с теми, кто в защитниках Родины видит дармовую рабсилу.

Интервью с военным комиссаром Москвы генерал-майором В. Красногорским об осенней призывной кампании.

Московский комсомолец, № 262. Ольга Божьева. Статья. Осенний марафон.

Вчера в гостях у “МК” побывал военный комиссар Москвы генерал-майор Василий Красногорский. Он ответил на наши вопросы.

— Василий Иванович, матерей больше всего волнует вопрос: попадут ли служить в Чечню их дети, призванные в этом году?

— Призывники сразу в Чечню никогда не попадали, и этот год не станет исключением. Туда могут направлять только солдат, которые прошли обучение в воинских частях и получили соответствующую специальность. Их дальнейшую судьбу мы не отслеживаем. Это нам не положено. А вообще, туда все больше направляют служить тех, кто изъявил желание заключить с Минобороны контракт.

— А такие к вам приходят?

— Каждый месяц. Это в основном те ребята, которые уже отслужили по призыву. В среднем 15—20 человек в месяц. Правда, это меньше, чем в других регионах, так как в Москве рынок труда очень большой.

— Как обстоят дела в этом призыве с “голубыми”?

— Раньше они подпадали под термин “психопаты”, но теперь требования нашего Минздрава приведены в соответствие с международными нормами, по которым “голубые” не считаются больными. Поэтому гомосексуализм — больше не медицинский термин. Так что если “голубой” здоров, то к службе годен, и по этой статье “откосить” уже не удастся.

К тому же не в интересах призывника признаваться в склонности к “голубизне”. В армии у нас служат в основном ребята из рабочих и крестьянских семей, а в этой среде “голубых” не любят, это — порок богемы. Так что если о нем узнают сослуживцы, то ему придется нелегко.

— Попадают ли в армию наркоманы?

— Это очень сейчас актуально. Хотя, по нашим данным, наркоманов становится все меньше. Три года назад по этой статье мы освободили от призыва чуть более 20000 человек. А в 2003 году — только 13000. Сейчас введено новшество: не призываются не только наркоманы, но и лица, злоупотребляющие наркотиками. Мы их научились выявлять.

Практически все военкоматы оборудованы (осталось оснастить 13) специальными аппаратами “Имедиес-тест”. Обмануть его нельзя. Он легко определяет, действительно ли призывник наркозависим или просто принял наркотик накануне прихода в военкомат. Аппарат сразу выдает тест: когда человек принимал наркотик, как часто и в течение какого времени (он способен распознать наркомана с годовым стажем).

Если мы выявляем наркомана-симулянта, то передаем его правоохранительным органам. Пусть им как уклонистом занимается прокуратура.

— Боретесь ли вы как-то с военкомами-взяточниками? Был ли кто-то из них осужден в этом году?

— Первый раз об этом слышу. Со взятками должны бороться правоохранительные органы, а не мы. Мы занимаемся призывниками. Осенний призыв выполнен уже на 80%, в войска отправлены 40% призывников.

Права детей и женщин

Вице-премьер отчитался о том, что беспризорников в России стало меньше.

Новые Известия, № 104. Информ. сообщ.

В России менее 100 тыс. детей-беспризорников, сообщила журналистам вице-премьер российского правительства Галина Карелова при посещении социального приюта для детей и подростков “Алтуфьево” в Москве. “Острота проблемы снята, – заявила г-жа Карелова. – Главная наша забота теперь – безнадзорные дети, то есть сироты при живых родителях. Сейчас насчитывается около миллиона “забытых родителями” детей, по которым надо принимать решения”. По мнению вице-премьера, за последний год государством предприняты достаточные усилия для решения социальных проблем безнадзорной и беспризорной детворы. В частности, завершено формирование сети социальной помощи брошенным детям в Москве. “В столице такая система создана с некоторым отставанием от других регионов”, – пояснила г-жа Карелова.

Три года в Москве работает образовательный центр для выпускников детских домов – Russian Orphan Opportunities Fund.

Столичная вечерняя газета (web-сайт), 21 ноября. Статья. Под крышей ROOF.

Вступая в самостоятельную жизнь, детдомовец получает от государства квартиру и “подъемные”, а так он нередко не умеет пользоваться вилкой, не может приготовить еду, сходить в магазин, а за его квартирой охотятся. Многие такие ребята пополняют ряды криминалитета.

Алексей Свахин, исполнительный директор фонда ROOF

Три года в Москве работает образовательный центр для выпускников детских домов – Russian Orphan Opportunities Fund. Существует он в основном на средства зарубежных спонсоров. Чтобы подстраховаться, мы постоянно расширяем их круг.

Действует фонд как вечерняя школа. К нам приходят ребята, которые в 18–20 лет не умеют читать, мы учим их по программе всех недополученных классов и помогаем готовиться в вуз. Потом ребята экстерном сдают все необходимые для получения аттестата зрелости экзамены. Через пару лет среди них уже появятся люди с высшим образованием. Учатся они в основном на психологов и педагогов. Так, Света Логвинова, закончив ROOF, поступила в пединститут и вернулась к нам преподавателем английского языка.

Синдром сиротства остается у людей навсегда, но получив образование, бывшие детдомовцы теряют черты анормальной психики и значительно лучше интегрируются в общество. Понимая это, к нам приходят прекрасные преподаватели. Историю, например, ведет доктор исторических наук, литературу – кандидат филологических наук, автор учебников по литературе, у многих – второе высшее образование.

Вступая в самостоятельную жизнь, детдомовец получает от государства квартиру и “подъемные”, а так он нередко не умеет пользоваться вилкой, не может приготовить еду и сходить в магазин, а за его квартирой охотятся. Естественно, что многие такие ребята пополняют ряды криминалитета. Наша задача – реабилитировать их, чтобы они могли жить полноценной жизнью. В этом смысле важнее изучения школьных предметов наделить их способностью адекватно воспринимать окружающее. В процессе учебы дети начинают понимать, что такое бюджет и как его можно распределить.

В ROOF обучается сто человек. Это не так уж плохо, если учесть, что московские детдома выпускают по 350–400 детей в год. Чаще всего дети узнают о нашем существовании друг от друга, часть направляют к нам учреждения, занимающиеся помощью сиротам, и органы образования. Мы стараемся всех принять и вовлечь в процесс обучения. Тут требуется индивидуальный подход, ведь многие наши слушатели работают или учатся в ПТУ. Таких, если вакансий у нас нет, мы просим подождать, отдавая предпочтение не работающим, которые никуда не могут устроиться.

В ROOF ребята не только учатся, у них хороший круг общения, и они часто заходят в гости, закончив учебу. Здесь у них друзья, выход в интернет и дружелюбная, теплая атмосфера. Мальчиков и девочек у нас примерно поровну, поэтому кое-кто здесь же находит любовь. Они женятся, рожают детей, уходят в декрет ухаживать за детьми, и после стараются вернуться и доучиться.

Об использовании детей в качестве “попрошаек”

Московский комсомолец, № 261. Елизавета Олейникова. Статья. Крохи для крохи.

Ровно 286 лет назад — 24 ноября 1717 года — Петр Первый запретил появляться на улицах нищим.

Нищие царский указ не услышали. Или сделали вид. Во всяком случае, уже почти три столетия московские власти безуспешно пытаются заставить попрошаек подчиниться воле государя. Бродяг отлавливали, перевоспитывали, выгоняли за 101-й километр... Но нищие — как тараканы: избавиться от них раз и навсегда невозможно.

Сегодня оплот бездомных и безденежных — московское метро. Причем сюда пускают далеко не всех попрошаек. Подземку давно поделили между собой “мамаши” — аккуратно одетые женщины, просящие милостыню с маленькими детьми на руках.

В канун печальной для всех российских нищих даты “МК” совместно с сотрудниками УВД на Московском метрополитене провел рейд по проверке попрошаек.

Просто Мариана

Обход начинаем в час пик со станции “Комсомольская”, где чаще всего “работают” попрошайки. Большинство из них — приезжие из Украины, Молдовы и Подмосковья.

— Конечно, попрошайничать в метро запрещено, — объясняет наш проводник, капитан милиции Александр Филиппов. — Но задержать за это мы, увы, не вправе. Нет такого закона! Единственная подходящая статья УК — “вовлечение в попрошайничество несовершеннолетних”, то есть детей с трехлетнего возраста. Но мамаши ее уже наизусть выучили. Вот и берут “на дело” грудничков...

В длинном коридоре, ведущем к эскалатору, мы встречаем первую нищенку. В ее глазах — вселенская скорбь. На руках — завернутый в тонкое одеяльце малыш. Неожиданная просьба милиционера предоставить документы застает даму врасплох.

— Я ни в чем не виновата! — на ломаном русском голосит мадам. — Нам кушать нечего...

По предъявленному паспорту выясняем, что перед нами — 33-летняя Мариана Тика. Она полгода назад приехала из Молдовы.

— В поселке нашем работать негде, есть нечего, — причитает Мариана. — Да и муж бросил меня с двумя детьми. С голоду чуть не померли. Люди посоветовали в Москву поехать. Сначала жила на вокзале, побиралась. А недавно с одной бабушкой познакомилась: она на этом же месте милостыню просила. Бабуля мне-то и помогла — свое место отдала (чужаков сюда не пускают), да еще и на даче поселила. Вот я каждый день оттуда и приезжаю деньги собирать. Старшей дочке, Снежане, шесть лет, она дома сидит. А вот Сашеньку — ему только пять месяцев — с собой беру...

История Марианы тронула нас до глубины души. Рука невольно потянулась за мелочью. Но капитан Филиппов, оказался менее доверчивым и потребовал у мамаши документы на детей. Женщина, побледнев, вытащила из пакета мятую метрику, где значилась только Снежана. “Сына забыла вписать! — промямлила молдаванка и, приоткрыв одеяло на лице младенца, заявила: — Взгляните, он мой, мой! Похож ведь!” Потянувшись, ребенок вяло открыл глаза и мутным взглядом посмотрел на мать.

— Он что, так постоянно спит?

— Устает от шума, вот и спит. Но я ему ничего не добавляю, никаких снотворных! Вот, попробуйте! — в бутылочке детская смесь.

Отпив из бутылочки подозрительную мутную жидкость, капитан поморщился: “Такой гадостью и щенка не накормишь! Придется ребеночка твоего в больнице проверить...” Опасения Филиппова не случайны: мамаши-попрошайки часто добавляют в напиток валерьянку, пустырник и димедрол, чтобы ребенок не орал.

— Никому его не дам! — запричитала Мариана. — Как я без него?! Люди ни копейки не дадут! А за него не переживайте: в памперсах, накормленный...

— Кто его знает, где тут правда, где ложь, — комментируют милиционеры “показания” гражданки Тики. — Может, она этого мальчишку украла. Ведь такие случаи уже бывали — правда, не в Москве. Хотя... Помните дело Егора Нисевича? Младенца похитили прямо из коляски, оставленной на две минуты без присмотра возле детской поликлиники, как раз неподалеку от трех вокзалов. Его мама потом покончила с собой. Так мы тоже думали, что ребенка нищенка украла. Всех проверяли — бесполезно.

Мадам Брошкина

В комнате милиции на “Комсомольской” — оживление. Милиционеры замели старую знакомую — попрошайку Марию Кириллову. В свои 25 лет она успела народить четверых дочерей, младшей из которых пять месяцев. С ней-то мамаша сейчас и “работает” в метро и на вокзалах. Мария нежно прижимает к себе ребенка и рассказывает свою историю:

— Жила в Татарстане с мужем, аборты мне делать было нельзя — сердце больное, вот и родила четверых. Полгода назад муженек запил. Вот я и убежала куда глаза глядят вместе с дочками. Подружки меня так и зовут — Мадам Брошкина.

В Москве Марина несколько месяцев жила на вокзалах в комнате матери и ребенка.

— Деньги я поначалу не просила — стыдно было. Иногда давала частные уроки английского: у меня ж университет за плечами. Но на жизнь все равно не хватало. Таких, как я, приезжих мамаш с детьми на вокзалах много — они мне и посоветовали милостыню просить. Взяла младшую, постояла... Потом вошла во вкус...

Мария призналась, что дежурит у входа на Казанский вокзал не больше трех часов, за которые успевает собрать до 600 рублей.

— А вы знаете, что у нас сейчас своя гостиница появилась? — хвастается Маша. — Там много таких.

Действительно, с недавних пор несколько многодетных мамочек-попрошаек живут в бараке на территории дома отдыха “Кратово”. Бесплатным жильем их обеспечил руководитель благотворительной организации имени св. Серафима.

Бог поможет...

Вместе с участковым поздним вечером навещаем “резиденцию нищих” в Кратове. Без труда нашли небольшой деревянный корпус, разделенный на две части. В каждой по три комнатушки, где ютятся в общей сложности 18 человек, девять из них — дети. В бараке, который отапливается титаном, есть туалет и холодная вода, а еду мамаши готовят на двух электроплитках, по очереди...

В первом отсеке нас встречают двое пацанов: 13-летний Федя Лебедев и его 17-летний брат Витя. Оба никогда не учились в школе, не умеют читать:

— Мама на работе... Где? Не знаем. Приехали в Москву давно. Здесь жить нравится...

Выясняется, что их мать Оксана с младшими детьми зарабатывает на хлеб подаянием. В барак обычно возвращается на последней электричке. Единственное, о чем мечтают Федя и Витя, — вдоволь поесть.

У другой обитательницы ночлежки, Ларисы Минаркуловой, семеро детей, все — от разных отцов. И все живут здесь, в бараке.

— Так уж судьба сложилась, — улыбается женщина. — Приехала сюда с Украины, когда сгорел свой дом. Поначалу на вокзале жила, побиралась. А потом меня подобрали, приютили из благотворительной организации. Сейчас даже на работу в ресторан элитный устроилась — посудомойщицей! Денег пока хватает.

Скоро Лариса будет бабушкой: ее 16-летняя дочь Лена — на девятом месяце беременности. Отец — 17-летний сосед по бараку...

— На что будешь ребеночка растить? — обращаемся мы к Елене. — Что-нибудь делать-то умеешь?..

— Рожу здесь. И жить буду тоже здесь. Бог поможет... А профессии у меня нет — я и в школе-то ни разу не была!

“Мы нужны для рекламы!”

Своим житьем-бытьем женщины и дети вполне довольны. Есть крыша над головой, раз в месяц привозят бесплатные продукты, да и за свое проживание здесь нищие не платят ни копейки. Говорят, что с руководством дома отдыха расплачивается сама организация... Но не все в этом приюте так гладко, как кажется.

— В прошлом году, — рассказывает одна из мамаш, — нас увезли в Тверскую область. Поселили в частном доме, который будто бы передается нашей благотворительной организации по дарственной. Дом был хороший, добротный. Но нам поставили условие: чтобы в нем жить, надо работать лето на поле. Почти два месяца мы с детьми гнули спины, как рабы, у какого-то местного фермера. А потом приехала... настоящая хозяйка этого дома, и нас выгнали вон! Пришлось снова вернуться в барак.

— Нас просто используют! — вступает в разговор еще одна женщина. — Оказывается, организация открыла счета в банках на наши имена, куда спонсоры постоянно перечисляют немалые денежки. Увы, ни копейки из этих денег мы не получаем... Взамен организация иногда помогает нам продуктами и дает крышу над головой. Хотя сколько это продлится — никто не знает. Перезимовать бы только…

Свобода слова и информации

В редакцию газеты “МК” из Пресненского суда столицы поступил иск о защите деловой репутации, подписанный министром внутренних дел Республики Башкортостан Р. Диваевым. Согласно исковому заявлению, истцом значилось МВД Республики Башкортостан, а “виновницей” судебного процесса – публикация “МК” от 4 июля 2003 г. “Башкирские милиционеры повторяют путь московских “оборотней”.

Московский комсомолец, № 258. Информ. сообщ. Судный день.

В редакцию газеты "МК" из Пресненского суда столицы поступил иск о защите деловой репутации, подписанный министром внутренних дел Республики Башкортостана Р. Диваевым. Согласно исковому заявлению, истцом значилось МВД Республики Башкортостана, а "виновницей" судебного процесса - публикация "МК" от 4 июля 2003 года "Башкирские милиционеры повторяют путь московских "оборотней".

В опубликованной статье рассказывалось о пресс-конференции известных правозащитников, поведавших о злоупотреблениях милицейского начальства в Башкирии, о шокирующих фактах произвола со стороны милиции.

Однако главный милиционер Башкортостана вместо того, чтобы прислушаться к резкой критике, решил вступиться за репутацию своего ведомства, направив в Москву десант юристов.

Истец потребовал опровержения примерно половины опубликованного текста, мол, в республике все нормально и спокойно, а милиция на страже закона. Не забыл министр попросить у суда и денежку, в счет компенсации морального вреда. Сумму не определил. Попросил по-восточному тонко... "в размере, определенном судом". Вот только юристы МВД Башкортостана так и не сумели объяснить суду, каким образом или каким местом их родное ведомство, будучи юридическим лицом, могло испытывать нравственные страдания или физические муки.

Между тем приговор деловой репутации МВД Башкортостана был вынесен министром внутренних дел России Борисом Грызловым, подписавшим приказ №538 — "О серьезных недостатках в деятельности МВД Республики Башкортостан". Приказ Бориса Грызлова дает однозначную оценку деятельности МВД Башкортостана. По сути, он не оставляет камня на камне от профессиональной репутации ведомства Диваева. Этим же приказом Рафаил Диваев признан ограниченно годным, то есть предупрежден о "неполном служебном соответствии".

В минувшую пятницу судебные слушания были закончены. Итог закономерен. Суд полностью отказал в удовлетворении исковых требований МВД Республики Башкортостан. Вот только остался один вопрос. Как скоро неполное служебное соответствие станет полным?

Еженедельный журнал, № 46. Информ. сообщ. Лучшие по профессии.

В Москве определили победителей Всероссийского конкурса журналист-ских работ “Произвол в законе”.

Главной темой его были материалы, посвященные нарушениям гражданских прав в нашей стране. Организаторы – “Открытая Россия”, “ОПОРА России”, Фонд защиты гласности, агентство Интерньюс – доверили оценку публикаций людям, уважаемым в медиасообществе: Алексею Симонову, Марианне Максимовской, Виктору Шендеровичу. За три месяца на конкурс пришло более трехсот работ со всей России, среди награжденных большинство представляли регионы. Исключением стала только первая номинация – “Нарушение прав личности”, в которой победили московские журналисты Зоя Светова (статья “Ссадина больше, чем жизнь”, “Новые известия”) и Елена Клипова (телесюжет “Саша”, REN TV). Призом за лучшее освещение нарушений политических прав награждена питерская тележурналистка Наталия Бубнова (репортаж “Голосуют бомжи”, “Региональное телевидение”), а в номинации “Нарушение социально-экономических прав граждан” премии получили Ольга Иженякова из Тюмени (статья “Почему пенсионерку-инвалида взашей вытолкнули из больницы?”, “КП-Тюмень”) и Наталия Шиндяева из Иркутска (документальный фильм “Клетка”, ТК “Ангара”).

Выборы

На прошедшей неделе уже состоявшимися двумя решениями Мещанского райсуда Москвы и девятью решениями Тверского райсуда “яблочникам” запрещено собираться группами на улицах города.

Новая газета, № 88. Анна Политковская. Статья. Больше одного не собираться.

Можно ли ходить по столичным улицам в отличной от других одежде? С флагом? Или зимой в нетипично белой бейсболке? Ответ вроде бы ясен: можно, конечно. Скинхедам - можно. Футбольным фанатам - можно. Панкам - пожалуйста. Наша Конституция позволяет полное самовыражение. Всем. Но, как выяснилось, - только не молодым "яблочникам".

Можно ли ходить по столичным улицам парочками? По трое? Вчетвером и т.д.?

Конечно. А также - материться. Плеваться. Бить морду прохожим. Издеваться над стариками и иногородними. Все это можно. Потому что наша милиция, как правило, на это не реагирует, а сама рядышком матерится. Плюется. Бьет морду прохожим. Издевается над стариками и иногородними...

Однако если ты "яблочник", тихо ходишь по улицам больше двух с белым флагом и в белой бейсболке, то это запрещено - такова воля московских милиционеров, поддержанная на прошедшей неделе уже состоявшимися двумя решениями Мещанского районного суда столицы и девятью (!) решениями политически авангардного Тверского районного. "Яблочникам" отныне приказано ходить по улицам только по одному - кучкование даже до двух влечет последствия в виде КПЗ и предания суду.

Заметьте: это не шутка, сама бы не поверила, если бы точно не знала, что десятки молодых последователей Явлинского уже осуждены за поддержку его идей. Назло Конституции.

Как это вышло? Всю последнюю неделю московская милиция, бросив ловить маньяков, насильников, воришек и пр., производила зачищение улиц от группок молодых людей - в основном это были студенты лучших столичных вузов (МГУ, Бауманский, МИФИ...), - тихо-мирно бродящих туда-сюда с белыми флагами "ЯБЛОКА" наперевес и в форменных партийных майках поверх курток. Молодые люди - в соответствии с партийным имиджем - сплошь интеллигентные, ни к кому при этом не приставали - они просто шли себе и шли, таким неслышным способом агитируя голосовать за "ЯБЛОКО".

Пару дней власти их терпели, а потом стали задерживать и развозить по судам.

- Сначала мы ходили впятером, - рассказывает Наталья Демидова, будущий инженер по авиадвигателям из Технического университета им. Баумана. - Подошел милиционер, сказал "нельзя". Разделились по двое. Тогда нас забрали в отделение "Замоскворечье", сообщив, что "двое - это уже группа. Можно только поодиночке". Составили протоколы. Теперь - в суд.

- А если влюбленная парочка возьмет белый флаг в руки и, обнявшись, прогуляется - тогда что?

Наташа не знает. И милиционер, вальяжно стоящий сейчас рядом руки в брюки, поставлен вопросом в тупик и, на минуту задумавшись, продолжает требовать от девушек (Наталью Демидову задержали за пару с третьекурсницей МАИ Еленой Ежовой) написать "обязательство о явке в суд". Естественно, совершенно незаконное. Девушки - "яблочницы", а значит, мыслят правозащитно, пробуют за себя постоять и продолжают говорить "нет": "Везите в суд, если так считаете, - у нас времени нет, нам на занятия". Милиционеры хотят везти девушек в суд, но не сейчас, а когда им заблагорассудится...

Место и время действия - 21 ноября. Полдень. Пятницкая, 49. Самый центр. ОВД "Замоскворечье". За стеклом дежурки привычно матерится страж нашего порядка. Еще один, чином повыше, продолжает толковать об "этих двух", "образовавших группу с политической подоплекой"...

Административный ресурс - ноу-хау времен Ельцина, получившее бескрайнее развитие в эпоху путинской "единороссии", - конечно, великая сила. Начальники московских ОВД, не желая ссориться с самым большим своим начальством, ушедшим в отпуск (может и вернуться), решили выслужиться. И - ловят политически чуждый отпускнику элемент. Естественно, не отягощаясь мыслями о Конституции, что преследование за убеждения в РФ запрещено.

- Любопытно, что задерживают не полуграмотные патрульные, - говорит адвокат Владимир Суворов, всю эту неделю курсирующий по судам и ОВД для защиты "яблочников", - а подполковники и майоры. Это о многом говорит. Значит, есть команда "фас".

Действительно, тот, что толкует за стеклом о "группе с политической подоплекой", - типичный милицейский офицер среднего звена. Знаете, они у нас в Москве такие полненькие, холеные мужчины в самом соку - 35-40. И в голову не придет, что не соображают, что делают, как и столичные судьи, куда более образованные и подкованные граждане, - но и те туда же.

- Судьи так и говорят, - продолжает адвокат Суворов: - "Больше двух не собираться!"

...Наконец Наталья Демидова и Елена Ежова доставлены в суд - на Космодамианскую набережную, 26/55. Тут располагается судебный участок № 101 Москвы - епархия мирового судьи Ларисы Золотаревой. На стенке - список, за что тут судят. За незаконный аборт, за намеренное заражение ВИЧ-инфекцией... И вот теперь - за хождение по улицам вдвоем. Ноябрь 2003 года оказался плодотворен для отечественного судоотправления...

- Сегодня дело слушаться не будет, - промурыжив с часок, обрывает размышления о России судья Золотарева.

- Почему?

- У вас, что ли, только дела! - взрывается Лариса Вячеславовна. - Думаете, приехали - и сразу?.. Судье делать нечего? В понедельник!..

Боже. Прямо базарные ряды в ненастный будний день. Вот где решается судьба демократии в России - в этих заплеванных и проматеренных милицейских околотках. В Вороньих судейских слободках. Ее решают молодые. Наедине - глаза в глаза с представителями власти - они теряют последние иллюзии о мире, в котором оказались... Девушки упорно молчат. А потом делают выводы.

- Я не боюсь. Наоборот - получаешь настоящий опыт, во что превратилась страна, - спокойно парирует Наташа Демидова. - Надо получать второе образование - юридическое. Чтобы защищаться от произвола.

Андрей Клестов, "яблочный" бригадир - так он себя назвал, то есть тот, кто от партии координирует "звенья"-арестанты, бродящие по городу с плакатами и в майках, слушает нас вполуха. Без отрыва от не унимающегося мобильного телефона. Это ему сообщают, как одно за другим - итого, все звенья его бригады "приняли" в милицию.

То есть все пройдут через суд. Десяткам людей, вдобавок к уже десяткам, назначат наказание за... Действительно, за что?

Напоминание для всех, кто решил побороться с идеями, чуждыми себе, обеспечивая тем самым полное удовлетворение "административного ресурса". Ст. 31 Конституции позволяет всем гражданам РФ собираться больше двух, трех, пяти... Ее же ст. 53 гласит, что эти права собираться могут быть ограничены лишь федеральным законом, а закона такого нет... Еще - закон о городе Москве устанавливает, что все шествия и митинги происходят по федеральному закону о митингах, но федерального закона о митингах тоже нет... Полный произвол и наглость, на развенчание которых совсем не спешит господин Вешняков (глава ЦИК), обычно такой торопливый, - а значит, солидаризируется с ним.

Московский комсомолец, № 259. Елена Егорова. Статья. Мэрская ситуация.

Борьба за пост мэра Москвы вступает в заключительную стадию. На этой неделе кандидаты проведут последние встречи с избирателями, а дальше остается еще пять дней для массированной атаки наших умов и сердец. Впрочем, каким бы местом ни голосовали москвичи, предвыборная кампания в столице проходит на редкость вяло. Многие вообще не знают, кто, кроме Лужкова, претендует на пост градоначальника, не говоря уже о программах кандидатов.

Москвичи оказались лишены такого увлекательного зрелища, как теледебаты. Два кандидата - Лужков и Лифанов - сразу отказались от выступлений в прямом эфире. А Лебедев и Стерлигов пока не смогли плодотворно пообщаться друг с другом. В запланированный день банкир не пришел на дебаты с кандидатом-маргиналом. "Я бы хотел обсудить проблемы, стоящие перед городом, с действующим мэром, но он хранит молчание", - так прокомментировал Лебедев свой отказ. Между тем избирком решил "накинуть" Стерлигову и Лебедеву дополнительные 30 минут телеэфира и таким образом снять вопрос о дележе времени, не использованного двумя другими кандидатами.

Что касается Лужкова, то не общается он, похоже, только с соперниками. Для москвичей мэр сейчас доступен как никогда. Каждый день он разъезжает по Москве, встречаясь с избирателями на заводах, фабриках, транспортных депо и даже ярмарочных вернисажах. Говорят, кампанию Лужкова обеспечивают сразу несколько штабов. Помимо официального, заседающего рядом с альма-матер мэра - Институтом нефти и газа им. Губкина, существуют еще как минимум два неофициальных. Кроме того, к агитационной кампании подключились люди Бооса: на них возложена обязанность помогать мэру в продвижении списка "Единства".

Как в прежние годы, Лужков решил брать москвичей не словом, а делом. В октябре всем пенсионерам подняли на 100 рублей доплаты к пенсиям. На начало декабря запланированы пуск бутовской линии легкого метро, смычка Третьего транспортного кольца, открытие целого ряда торговых и развлекательных комплексов. В отличие от 1999 года Лужков чувствует себя спокойно и уверенно, как, впрочем, и остальные кандидаты. Он знает, что пройдет. Все остальные - что они проиграют.

Лифанов, например, почти отказался от предвыборной борьбы. Уже в первом абзаце его программы говорится, что управленческие заслуги Лужкова очевидны. А далее - те же самые пункты, что и у градоначальника. Лебедев, по его словам, пошел на выборы, чтобы представить альтернативную программу и прощупать протестный электорат. Наконец, предложения Стерлигова сводятся к одному скандальному лозунгу: "Чемодан - вокзал - Баку!" Кстати, Стерлигов - единственный из кандидатов, кто обеспечивает избирательную кампанию в Москве скандалами. То его выселяют из офиса на Красной площади, то он решает судиться с Лужковым, а потом забирает заявление... Последняя выходка - отказ от собственного прошлого. Стерлигов утверждает, что никогда не производил гробов повышенной комфортности: мол, это все происки политических оппонентов.

У Лебедева за две недели тоже накопилось достаточно поводов пожаловаться. Во-первых, возникают трудности с размещением плакатов. Владельцы биллбордов просто отказываются предоставлять свои площади. Во-вторых, уже две встречи с избирателями были сорваны. Сначала штаб Лебедева оказался блокированным группой неизвестных вооруженных мужчин. Потом ему отказались предоставить ключи от Дворца культуры "Яуза" якобы по техническим причинам. И хотя на заседании городского правительства председатель Мосизбиркома Валентин Горбунов искренне возмущался происшедшим, сторонники Лебедева в случайности не верят.

В целом Мосизбирком положительно оценивает подготовку к выборам. 7 млн. "мэрских" бюллетеней уже поступили в территориальные избирательные комиссии, и теперь их осталось развести по участкам. Горожане потянулись за открепительными талонами, по которым 7 декабря можно будет проголосовать на любом участке. А милиция с сегодняшнего дня переходит на усиленный вариант несения службы. Впрочем, даже при идеальной подготовке выборы мэра совсем нетрудно превратить в фарс. Для этого достаточно, чтобы два кандидата, исполнив свою просветительскую миссию, сняли свои кандидатуры.

В преддверии выборов в Госдуму московская милиция переведена на работу в усиленном режиме. Шамиль Басаев обратился к живущим в Москве чеченцам с письмом, в котором призвал покинуть столицу на время выборов. Присутствие в городе эмиссаров “Аль-Каиды” тоже не исключается

Газета.Ру, 25 ноября. Диана Игошина. Статья. Террористы примут участие в думских выборах.

В преддверии выборов в Госдуму московская милиция переведена на работу в усиленном режиме. Как стало известно “Газете.Ru”, Шамиль Басаев обратился к живущим в Москве чеченцам с письмом, в котором призвал покинуть столицу на время выборов. Присутствие в городе эмиссаров “Аль-Каиды” тоже не исключается.

С 25 ноября сотрудники правоохранительных органов столицы отзываются из отпусков и переходят на удлиненный рабочий график. Как сообщил “Газете.Ru” начальник отдела управления информации ГУВД Москвы Евгений Гильдеев, накануне выборов в Москве будут поддерживать порядок и охранять безопасность граждан 16 тыс. милиционеров, а непосредственно 7 декабря их число достигнет 19 тыс.

Для сравнения, в праздничные дни, когда милиция также работает в усиленном режиме, на улицы выводится 12–13 тыс. милиционеров. С чем на этот раз связано заметное увеличение милицейского контингента, Гильдеев не объяснил. По его словам, нынешнее усиление режима “ничем не отличается от остальных”. Однако, как выяснила “Газета.Ru”, это не так. Правоохранительные органы получили из спецслужб предупреждение о том, что во время выборов могут активизироваться террористы.

Как стало известно “Газете.Ru” из достоверных источников, недавно сотрудники спецслужб перехватили письмо Басаева, обращенное к чеченцам, проживающим в Москве. В нем он призывает своих земляков спешно покинуть столицу России, предварительно продав накопленное добро, жилье и машины.

Как пояснил собеседник “Газеты.Ru”, “по всей видимости, Басаев вновь собирается продемонстрировать свою силу в столице”. И на этот раз в терактах могут быть использованы машины с милицейскими номерами: в последние две недели в Москве было похищено шесть синих номерных знаков. Четыре номера были сняты с машин, принадлежащих милиции ЮЗАО, и два – Зеленограду.

Кроме Басаева, теракты могут организовать и члены других радикальных мусульманских организаций.

По некоторым данным, эта группировка связана с движением “Талибан” и организацией “Аль-Каида”. Она запрещена во всех среднеазиатских государствах и внесена в “черный список” Минюста России как террористическая. Активисты “Хизбут Тахрир” уже задерживались в Казахстане и России. Оперативники считают, что Салимов может появиться в Москве с единственной целью – подготовкой и проведением терактов.

Активизировались и члены самой “Аль-Каиды”. В частности, один из активистов этой организации – гражданин Кувейта доктор Абу Гайда – выступил с предложением оплатить любой теракт в Москве во время выборов, направленный против дипломатических учреждений США и Великобритании.

Спецслужбы считают, что на этот раз теракты могут быть проведены с помощью террористов-смертников и машин, начиненных взрывчаткой, как в Моздоке или Стамбуле.

Для этих целей, как считают представители спецслужб, террористы могут использовать водовозы, бетономешалки и даже пожарные машины.

Не исключено, что именно к таким сюрпризам и готовятся милиционеры. Как сообщил “Газете.Ru” Гильдеев, они уже взяли под круглосуточную охрану 121 избирательную комиссию. А с 4 декабря будут круглосуточно охраняться и 4 тыс. избирательных участков. К моменту выборов милиция также планирует усилить следственно-оперативные группы. К примеру, если раньше на происшествие выезжали по три-четыре человека, то теперь – по пять-шесть. В период с 6 по 8 декабря будет увеличено и число сотрудников милиции, выезжающих на патрулирование в составе патрульно-постовой службы.

На самих избирательных участках во время проведения голосования тоже будут приняты дополнительные меры безопасности.

С раннего утра 6 декабря, когда на участки привезут коробки с бюллетенями, они сначала будут обследованы собаками, наученными распознавать взрывчатые вещества, а затем здесь будет выставлен круглосуточный пост милиции. Кроме того, было принято решение об установке на участках металлодетекторов. “Все это не из-за угрозы проведения террористических актов во время выборов, а в качестве профилактической меры, – пояснил начальник отдела управления информации. – К сожалению, за прошедшие четыре года у нас в стране было несколько террактов, поэтому нам приходится использовать дополнительные меры безопасности”.

В Москве прошла акция "Дума! Прими законы "Яблока!"

Информация получена от пресс-службы "ЯБЛОКА". Тел. (095) 292 5034 - Сергей Локтионов

Более ста пятидесяти активистов партии "ЯБЛОКО" приняли участие в митинге у центрального входа в здание Государственной Думы в пятницу 28 ноября 2003 г. Акция прошла под девизом "Дума! Прими законы "ЯБЛОКА!" и была приурочена к последнему дню работы Госдумы третьего созыва.

В 9.30 более восьмидесяти "яблочников" начали свое шествие по Тверской улице от памятника Юрию Долгорукому в сторону Государственной Думы. К ним по пути с разных сторон присоединялись другие колонны "яблочников". В руках у них были плакаты "Дума! Прими законы "ЯБЛОКА"!, "Законы "ЯБЛОКА" нужны России!" и "Депутаты! Не валяйте дурака в последний день!" Участники митинга держали флаги с символикой "ЯБЛОКА" и были одеты в накидки с названием партии.

"Сегодня - последний день работы Государственной Думы, - сказал, открывая митинг, лидер Московского молодежного "ЯБЛОКА" Илья Яшин. - Нынешняя Дума совершенно не отстаивала интересы граждан России. Она отстаивала узкокорыстные интересы монополистов и олигархов. Это серая чиновничья Дума, которая нам не нужна!" "За четыре года работы нижняя палата приняла ряд законов, которые негативно отразились на жизни подавляющего большинства граждан России, - заявил, выступая на митинге, заместитель председателя партии "ЯБЛОКО", депутат Госдумы Сергей Митрохин. - Нынешняя Госдума разрешила ввозить в страну иностранные ядерные отходы, бесконечно взвинчивать тарифы на коммунальные услуги, вырубать под строительство заповедные леса, приватизировать электростанции в интересах узкой группы лиц во главе с Чубайсом".

"Даже в последний день работы Госдума не изменяет своему стилю, - отметил С. Митрохин. - Из повестки

дня выброшены несколько важных социальных законопроектов и постановлений, предложенных "ЯБЛОКОМ", в том числе закон "О статусе участников боевых действий и вооруженных конфликтов" и постановление с призывом к правительству отказаться от введения 100 % оплаты услуг ЖКХ".

Отвечая на вопросы журналистов, С. Митрохин обратил внимание на "чрезмерное применение административного ресурса" в пользу партии "Единая Россия", ее "назойливую тупую пропаганду, отказ от теле- и радиодебатов, отказ отвечать за принимаемые ею законы". "Думаю, расчет делается на фальсификацию выборов", - заметил один из лидеров "ЯБЛОКА".

По мнению С. Митрохина, "в России нарастают авторитарные тенденции". "В настоящий момент Россия не является правовым государством", - заявил депутат. Акция, продолжавшаяся около получаса, завершилась скандированием: "Нам нужна новая Дума!" и одного из лозунгов избирательной кампании "ЯБЛОКА" - "Россия победит разруху!"

После окончания акции сотрудниками ОВД "Тверское" были задержаны двое ее участников, в том числе И. Яшин. Свои действия милиционеры объяснили тем, что митинг не был санкционирован московскими властями.

Экология и права человека

По официальным данным, наиболее проблемным вопросом в столице остается загрязнение воздуха, причем по одному-двум показателям - повышенной концентрации углекислоты и окислов азота

Политком.Ру, 21 ноября. Ольга Дмитриева. Статья. Москва задыхается в дыму и мусоре.

Тема экологии беспроигрышна во всех отношениях, потому как касается самого дорогого - нашей жизни и жизни наших детей. Много говорят о загрязнении воздуха, почвы, воды в Москве, пытаясь выяснить, грозит ли нам экологическая катастрофа в ближайшем будущем или нет. По официальным данным, наиболее проблемным вопросом в столице остается загрязнение воздуха, причем по одному-двум показателям - повышенной концентрации углекислоты и окислов азота.

На самом деле в московском воздухе представлена почти вся таблица Менделеева. Здесь и альдегиды, и формальдегиды, фенол, бензол. Все они оказывают сильное токсилогическое воздействие на человеческий организм. Уровень аммиака и фенола в некоторых местах превышает норму в 12 раз. Самыми опасными районами Москвы считаются территории, прилегающие к автомагистралям: Варшавское шоссе, Можайское шоссе, Сухаревская площадь, Рязанское шоссе и район Братеево. В спальных районах уровень содержания вредных веществ на 15-30% ниже, чем в центре. По данным системы экологического мониторинга столицы, уровень загрязненности продолжает оставаться высоким, но имеются тенденции к его снижению.

Малопонятные названия химических элементов становятся понятными, когда приобретают "человеческие" показатели. В 2002-2003 году среди детских заболеваний в Москве "лидирует" хронический бронхит, особенно распространенный в Восточном округе Москвы. В 35% случаев это заболевание вызывается именно загрязненным воздухом. Основными причинами смертности москвичей являются болезни сердечно-сосудистой системы (63%) и онкологические заболевания (15%). Трудно составить пропорцию зависимости роста заболеваний и загрязнения окружающей среды. Но эта связь бесспорна.

80% всех загрязнений воздуха производят автомобили, число которых в Москве достигло уже 2,5 миллиона и неуклонно увеличивается примерно на 15% в год. Экологи города выступили с предложением ограничить поток автомобилей в районах, где движение транспорта наиболее интенсивное. По федеральным законам применение подобных мер невозможно. Но по закону "Об охране окружающей среды", поправки к которому были введены в 2001 году, можно ввести плату за въезд на отдельные территории, например, центр города или назначить дополнительную плату за парковку. В планах разработчиков проекта оценить районы Москвы по экологическим показателям. Исходя из этих данных, город разобьют на сектора, так называемые "безвыхлопные зоны", и предпишут ограничения для автомобилистов. Экологи рекомендуют также вынос основного грузопотока из центра и строительство многоэтажных стоянок. Открытие третьего транспортного кольца позволило немного снизить пропускную способность автомагистралей и уменьшить загазованность воздуха в центре.

Помимо транспорта сильно загрязняют городской воздух промышленные предприятия. А их в столице около пяти тысяч. 54 % всех выбросов производит "Мосэнерго", 27% - нефтеперерабатывающие заводы. В России новая редакция закона "Об охране окружающей среды" дала возможность субъектам федерации вводить более жесткие меры экономического воздействия к предприятиям, наносящим вред окружающей среде, говоря проще, штрафовать. Но эти штрафы мизерны. Заводу легче заплатить штраф, чем устанавливать дорогостоящее оборудование.

В октябре 2003 года Мосгордума приняла в первом чтении законопроект "Об экологическом мониторинге в городе Москве". Если закон "пройдет", то предприятия Москвы должны будут за свой счет установить системы контроля над выбросами. Если у завода "дымит" лишь одна труба, то придется раскошелиться на 300 долл., а заводы- гиганты истратят до 80 тыс. долл. Как известно, федеральными законами определены лимиты выбросов вредных веществ, но проконтролировать соблюдение их попросту нереально, так как многие предприятия производят выбросы ночью. Установленные системы мониторинга позволят не только проследить за соблюдением законодательства, но и принять меры, исходя из предоставленных данных. За несвоевременно поданную информацию завод могут оштрафовать на сумму от 1 тыс. до 2,5 тысяч МРОТ, за ложную - от 500 до 1 тысячи МРОТ.

Недавно столичные власти объявили о введении так называемого селективного сбора бытовых отходов с их дальнейшим рециклингом. Попросту говоря, москвичи будут сортировать мусор в специальные контейнеры, перед тем как его выбросить, что позволит легче произвести его переработку. Для этого необходимо создать целую сеть предприятий по сбору, которые организуют работу с населением по раздельному сбору отходов. Но это лишь верхушка мусорного айсберга.

В Европе создана целая инфраструктура организаций, занимающихся утилизацией отходов. Процесс уничтожения отходов идет по цепочке до полного уничтожения, а у нас он сквозной - от предприятий к свалкам. Строительство завода по переработке мусора стоит не менее 100 млн. руб. Ввод нескольких новых заводов не сможет обеспечить переработку всех отходов. Поэтому сейчас городские власти делают ставку на мусоропрессование, для того чтобы хотя бы не расширять площадь уже имеющихся свалок.

Существует мнение, что решение экологических проблем осложняется тем, что деньги, выделяемые на улучшение экологической ситуации в городе, используются неэффективно. Это происходит потому, что решения принимаются не специалистами, а управленцами. Необходимо отметить, что в 2003 году на решение экологических проблем было выделено ни много ни мало 1,5 млрд. руб. Сможем ли мы с их помощью вздохнуть облегченно, покажет время.

В Богородском районе Москвы на месте радиоактивного могильника собираются строить жилье. Труд, № 220. Андрей Полунин. Статья. Дом с окнами на радиацию.

Москвичи, живущие в Богородском районе столицы, пребывают в шоке. Под единственной на всю округу зоной отдыха, известной как Зеленая горка, обнаружен радиоактивный могильник. Финансировать его ликвидацию согласился инвестор, который решил построить на очищенной земле жилой дом. Дело за малым: убедить жителей, что уничтожение зоны отдыха - разумная плата за рекультивацию захоронения.

Радиоактивный могильник на бульваре маршала Рокоссовского, вл. 5-8, видимо, появился в 50-х годах. Тогда это была окраина Москвы. По свидетельству старожилов, на этом месте находился глубокий овраг. Его заложили железобетонными плитами и насыпали курган. Никого тогда не волновало, что в овраге, возможно, таятся радиоактивные отходы. Неизвестно, была ли отмечена свалка на экологической карте города. Рассказывают, правда, что, когда тянули ветку метро от Преображенской площади, метростроевцы якобы сделали крюк и обошли горку стороной.

Полвека жители Богородского гуляли с детьми по вероятному хранилищу ядерных отходов. В конце 90-х столичные власти решили построить на этом месте жилой дом. Инвестором выступила известная строительная корпорация. Постановление, передающее землю в аренду застройщику, готовилось в спешке. Жители узнали о нем только в 2001 году - и возмутились: не захотели терять зону отдыха. Вот тогда-то им и напомнили, что под горкой имеется могильник, чем окончательно привели в шоковое состояние. Инвестор согласился вывезти зараженный грунт за свой счет. А власти развели руками - мол, ничего не попишешь. Лучше иметь под боком жилой дом, чем радиоактивную свалку с детской площадкой.

Правда, вопрос о том, стоит ли вскрывать захоронение, не столь однозначен, как кажется на первый взгляд. Настойчивые жители узнали несколько любопытных фактов. Оказывается, префектура ВАО, прежде чем принять решение о ликвидации могильника, сделала запрос в столичный департамент природопользования. Департамент провел замеры радиоактивности и... обнаружив, что излучение на поверхности горки не превышает норму, дал прямой совет сохранить ее в качестве зоны отдыха. Но, похоже, такой ответ не устроил инвестора. Вслед за этим были проведены еще две экспертизы. Столичный центр санэпиднадзора все-таки отыскал в горке опасные химические вещества. А НПО "Радон" - радиоактивный источник большой активности на глубине ниже 5 метров. В итоге власти решили все-таки ликвидировать могильник. Но возникли новые трудности.

Если все так серьезно, как говорят эксперты, то, по подсчетам специалистов "Радона", захоронение содержит около 2 тысяч кубометров зараженного грунта. Понятно, что просто так его на свалку не выбросишь. Землю следует со всеми предосторожностями отправить для захоронения на полигон в Сергиев Посад. А это дорогое удовольствие. По оценкам, весь комплекс работ по рекультивации может растянуться на 8 лет и вылиться в астрономическую сумму - 1,5 млрд. рублей Сможет ли окупить такие колоссальные расходы инвестора строительство одного-двух домов? Очевидно, нет. Вот как говорит об этом член инициативной группы граждан, протестующих против застройки горки, Наталья Яременко:

- Радиоактивный могильник, вероятно, просто послужил предлогом для оправдания строительства. А теперь, когда выяснилось, что рекультивация стоит бешеных денег, ни инвестор, ни префектура не знают, как поступить.

Выход из тупиковой на первый взгляд ситуации может быть найден. Например, если затраты по ликвидации могильника возьмет на себя город. И он к этому, похоже, готов. Но тогда возникнут простые вопросы: при чем здесь инвестор и на каком основании он получит право строить на рекультивированной земле и единственной зеленой площадке в районе?

Основные социальные и трудовые права

Интервью с префектом Центрального административного округа Москвы о подписанном им распоряжении, которое посвящено ремонту и реконструкции жилых домов, расположенных на Тверской, Садовых и других улицах центра столицы.

Известия, № 215, 22 ноября. Юлия Игнатьева. Статья. Геннадий Дегтев: “Нет даже оснований предполагать, что планируется массовое отселение”.

В двух последних номерах "Известия" подробно писали о распоряжении префекта ЦАО, посвященном ремонту и реконструкции жилых домов, расположенных на Тверской, Садовых и других улицах центра столицы. Префект ЦАО Геннадий ДЁГТЕВ комментирует ситуацию в интервью корреспонденту "Известий" Юлии ИГНАТЬЕВОЙ.

- Разговоры о том, что коренных москвичей могут выселить из центра на окраины, имеют основания. И как в этом контексте трактовать ваше распоряжение № 5225?

- В самом документе нет даже оснований предполагать, что планируется массовое отселение граждан. Из 4,5 тысячи жилых строений, расположенных в округе и относящихся к городской собственности, более 1000 имеют либо деревянные перекрытия, либо высокую степень износа. Снос или реконструкция 300 из них не терпят отлагательства. Обвинять нас в том, что мы стремимся переселить коренных москвичей на окраины, -- несправедливо. Но всех оставить в центре сейчас невозможно. В 2003 году мы строим 104 тысячи квадратных метров, это 10 домов. А нужно 144 тысячи. Остальные 40 тысяч будем искать в других округах. Для сравнения: до 1999 года в ЦАО не построено ни одного муниципального дома, в 2001 году в центре осталось уже 40% переселенцев.

- Вы говорите об аварийном жилье и о пятиэтажках. Но во втором приложении перечислены вполне крепкие дома. В этом не было бы ничего пугающего, если бы в названии приложения не упоминалось слово "реконструкция".

- Но перед словом "реконструкция" стоит словосочетание "капитальный ремонт". А вы в своей статье назвали эти дома обреченными на снос.

- В постановлении о Военторге тоже было написано "реконструкция". Но Военторг снесли.

- Да, фактически снесли. И при этом мы понимали, какую ответственность на себя берем. Но все внутренние конструкции этого здания восстановлению не подлежали и были просто опасны. Из-за их обрушения одна женщина до сих пор инвалид, а другая погибла. А фасад и все ценные фрагменты будут восстановлены. Но, повторяю, у этой ситуации нет ничего общего с распоряжением № 5225 и со вторым приложением к нему, где просто перечислены все дома с деревянными перекрытиями.

- Тогда почему вы отменили распоряжение?

- Не отменили, а изменили его формулировки, чтобы ни у кого больше не было оснований относиться к нему как к источнику угрозы. Мы приняли решение проводить паспортизацию домов с деревянными перекрытиями и прописали, что они не подлежат сносу и отселению. У нас для этого просто нет ресурсов.

- А если ресурсы найдутся? В конце сентября в нескольких газетах было опубликовано объявление от анонимного "солидного инвестора", готового купить недвижимость в центре. Там перечислены все главные улицы округа.

- Инвестор может купить недвижимость только у собственника. Я же не могу продать вашу квартиру.

- Но если моя квартира расположена в доме с деревянными перекрытиями, то БТИ ничего не помешает написать напротив моего адреса "износ 60%", вы меня переселите, а дом снесете под видом реконструкции.

- Процент износа рассчитывается исходя из формулы, которая учитывает проектные характеристики дома, его возраст, проводился ли капремонт и когда. Мы стремимся исключить саму возможность необоснованной выдачи документов БТИ о степени износа. Заказываем исследования в МосжилНИИпроекте.

- По словам жителей Тверской, они близко не видели никаких исследователей. При этом домам, где не так давно прошел капремонт, присвоена высокая степень износа.

- В понедельник из командировки вернется директор МосжилНИИпроекта, и я попрошу его прокомментировать эти цифры. В принципе любой подобный список можно использовать, чтобы создавать гражданам дискомфорт.

- Например, понижая рыночную стоимость квартир, оказавшихся в списках. Риэлторы очень внимательно следят за такими документами.

- Мы исключим второе приложение из распоряжения, в частности, и для того, чтобы не допустить таких эксцессов.

- Люди болезненно реагируют на появление любого документа из градостроительной сферы из-за отсутствия доступа к информации.

- К распоряжению, о котором мы говорим, это отнести нельзя. Мы передали его вместе с приложениями в муниципальные собрания районов. Но советники ведут себя по-разному. Одна из них, из района Арбат, высказала нам свою озабоченность по поводу нескольких адресов, мы учли ее мнение. А советник другого района, получив этот документ, вместо того, чтобы обратиться к нам за разъяснениями, стал будоражить население.

- Можно ли получить информацию напрямую от префектуры?

- В 2002 году мы утвердили градостроительные планы развития территории каждого района. Планы и схемы показывали на выставках. Понимаю, что каждый житель на выставку не придет. Поэтому надо создать специализированную службу информирования.

- А не проще ли разместить градостроительные планы развития районов хотя бы на сайтах округов?

- Вероятно, мы сможем это сделать, хотя бы частично. А когда будем готовы, сообщим об этом через "Известия".


Подведены промежуточные итоги пилотной программы московского правительства "Социальная карта москвича", стартовавшей в 2001 году.

Родная газета, № 30, 21-27 ноября. Иван Соколов. Статья. Требуйте раздачи карт.

Подведены промежуточные итоги пилотной программы московского правительства "Социальная карта москвича", стартовавшей в 2001 году. Стр. 7

Недавно были подведены промежуточные итоги пилотной программы московского правительства "Социальная карта москвича", стартовавшей в 2001 году. Результаты оказались впечатляющими.

Для начала напомним историю программы. Социальная карта москвича - совместный проект Банка Москвы, Московского метрополитена, Московской железной дороги и некоторых структур московского правительства. История берет свое начало более шести лет назад, когда Московский метрополитен всерьез обеспокоился большим количеством "зайцев" в подземке. Были выделены значительные средства на внедрение системы по автоматическому пропуску пассажиров. Проект пошел, оказался успешным, и московское правительство решило ввести персонифицированный учет всех льготников. Практическое осуществление программы началось осенью 2001 года - 37 тысяч карт были выданы пенсионерам и инвалидам из московских районов Южное, Центральное Чертаново и Западное Бирюлево. В перспективе такие карты планируется выдать всем москвичам. Приведем несколько цифр, характеризующих масштабность и динамику проекта. К апрелю этого года Банк Москвы выпустил 620 тысяч карт, из которых более 140 тысяч приходилось на СКМ. На конец сентября эта цифра вплотную приблизилась к 850 тысячам, а в середине ноября перевалила за миллион. Однако это далеко не предел - количество льготников в Москве составляет два с половиной миллиона.

Полтора года назад к проекту присоединилась Visa, после чего карта получила двойное назначение - она может использоваться и как банк данных персональных льгот москвича, и как платежное средство.

На совместной пресс-конференции Банка Москвы, международной платежной системы Visa International и производителя пластиковых карт "Розан Файненс" были приведены интересные факты. Президент Банка Москвы Андрей Бородин заявил, что проект уникален прежде всего тем, что впервые пластиковая карта выпускается в России, а не ввозится из-за рубежа. По словам г-на Бородина, социальная карта москвича - один из наиболее крупных проектов в мире, реализованных на базе многофункциональных смарт-карт. Банк Москвы запускает пилотный проект с использованием новейшей чиповой технологии. Пока планируется выпустить порядка 20 тысяч таких карт в качестве эксперимента, а со следующего года проект войдет в стадию коммерческой эксплуатации. Такой тип карт - один из самых "продвинутых" в мире. Он позволяет проводить операции в соответствии с международными стандартами. По словам вице-президента Банка Москвы Андрея Краснова, планируется использование карты для зарплатных проектов, а также для безналичной оплаты услуг метрополитена, железной дороги и таксофонов. Что особенно важно, карта позволит сделать все это в кредит. В дальнейшем социальная карта москвича имеет все шансы стать полноценной кредитной картой международного образца.

Так как же можно использовать социальную карту москвича? Приведем несколько конкретных примеров.

Во-первых, как получить эту карту? Процесс достаточно прост. По всей Москве существуют пункты по выдаче СКМ. Льготникам она предоставляется бесплатно. В течение 10 дней сотрудники пункта выдачи собирают все необходимые данные о гражданине, делают заказ на выпуск карты, и менее чем через две недели льготник становится держателем такой карты.

Что с ней делать? Во-первых, ее можно использовать как дисконтную карту, то есть получать скидки при оплате товаров или услуг. Существует достаточно обширная сеть магазинов, уполномоченных Департаментом потребительского рынка и услуг московского правительства. Для получения скидки достаточно просто предъявить эту карту кассиру при оплате покупки.

При использовании карты в метро достаточно просто поднести ее к турникету, как обычную магнитную карту. Порядок использования карты на вокзалах, оборудованных автоматической системой контроля, такой же. Если нет турникетов, то граждане, имеющие право на скидку при покупке билетов, должны предъявить социальную карту при покупке билета. Как видим, процесс достаточно нетрудоемкий.

В обслуживании карта тоже достаточно удобна. Для зачисления денег на счет можно использовать два варианта. Первый - написать заявление о перечислении средств на персональный карточный счет. Второй - обратиться в любое отделение или филиал Банка Москвы и внести наличные на счет. Кроме того, возможен перевод средств из любого другого кредитного заведения простым платежным поручением.

Достаточно удобно совершать покупки с использованием социальной карты. Дело в том, что Visa International - партнер Банка Москвы по этому проекту - является одной из крупнейших платежных систем мира. В качестве платежного средства социальная карта принимается для оплаты и для снятия наличных в более чем 45 тысячах точек по обслуживанию карт VISA Electron, расположенных по всей России. Со следующего года социальные карты москвича будут приниматься во всех московских лечебных учреждениях, работающих по программе обязательного медицинского страхования. В дальнейшем планируется реализовать на этих картах возможность оплаты услуг на автозаправочных станциях. Процесс использования прост - достаточно предъявить карту при покупке.

Если держателя карты не устраивает безналичный расчет, он всегда может снять свои деньги со счета. Для этого ему необходимо обратиться в любое отделение Банка Москвы или отделение почтовой связи Москвы, где после предъявления карты и документа, удостоверяющего личность, он получит требуемую сумму. Деньги также можно снять в любом банкомате Банка Москвы. Это даже удобнее, поскольку сеть банкоматов достаточно широка - на данный момент только в Москве функционирует 235 банкоматов банка, а всего до конца года с учетом регионов этот показатель увеличится до 600. Также можно снять наличные в банкомате любого другого банка, но при этом с гражданина будет удержана комиссия, так что лучше пользоваться "родными" банкоматами.

Как видим, возможности у проекта большие. Похоже, все больше населения начинает это понимать. Если раньше средний возраст держателя социальной карты москвича составлял 75 лет, то сейчас средний возраст держателя СКМ снизился до 60 лет. Этим проектом начинает интересоваться и молодежь.

Естественно, не обходится и без проблем. Так, изначально планировалось, что все льготники получат карты уже к концу этого года. Не получилось - не хватает ресурсов. Но о потенциале проекта говорит тот факт, что экспериментом заинтересовались и другие российские банки. Сейчас некоторые из них планируют провести подобный эксперимент в Подмосковье.

Что ж, посмотрим. Во всяком случае первый блин всегда может получиться комом. Но, похоже, в данном случае это не так.

Городская программа помогает рождаемости.

Вечерняя Москва, № 218. Константин Арский. Статья.

Завтра правительство Москвы рассмотрит программу "Молодой семье - доступное жилье" на 2003-2005 годы. Ее участниками стали более 3 тысяч молодых семей. К концу года эта цифра увеличится до 5 тысяч. Однако не все еще знают, что это такое, или имеют о ней неверное представление.

Для кого эта программа

На "доступное жилье" могут рассчитывать только молодые семьи, где каждому из супругов еще не исполнилось 30 лет. При этом молодые должны постоянно жить в Москве, а с момента заключения брака еще не прошло три года (если есть дета, продолжительность брака значения не имеет). Участниками программы могут стать также и неполные семьи с детьми, в которых мать или отец еще не достигли 30-летнего возраста. Получить у города квартиру можно только по договорам коммерческого найма или купли-продажи в рассрочку. Срок проживания или выплаты стоимости квартиры - 5 лет.

Договор коммерческого найма

Это то же самое, что снять квартиру. Только на более выгодных условиях. Деньги за жилплощадь вы отдаете не какой-то бабушке, которая, кстати, может и повысить цену, а городу. Оплата состоит из трех частей. Прежде всего вы платите собственно за наем. Сумма зависит от площади жилья и количества детей в семье.

Возьмем для примера среднестатистическую семью из трех человек - папа, мама и ребенок, - которая стоит в очереди на жилье более семи лет. Возраст старшего родителя лет 25 или немногим больше. Супруги мечтают о двухкомнатной квартире площадью 54 квадратных метра. В этом случае платить за наем им придется 20 долларов в месяц (для сравнения: частнику при тех же условиях - 350-400 зеленых). Вторая сумма - это коммунальные платежи. Они выплачиваются полностью. Для "нашей" семьи эта сумма составит 60 долларов. Но больший интерес представляет третья часть оплаты, именуемая "паевой взнос в накопительную систему". Для разных семей она тоже разная. Тут учитывается время ожидания квартиры, количество детей и размер безвозмездной субсидии на приобретение жилья, которую дадут очередникам после выхода семьи из программы. В нашем случае такой взнос составит 5426 рублей. Зачем он нужен? Как уже было сказано, снимать у города квартиру пока можно только на пять лет. И молодым все равно придется искать новое жилье. Приобрести его помогут накопленные средства.

Итак, в общей сложности этой семье придется платить 660 долларов в месяц. Сумма немаленькая, но надо учесть и то, что 2/3 ее уходит в накопительную часть и потом вернется.

Есть и еще одна тонкость. Тем, кто снимает жилье у города, по истечении пятилетнего срока выдается безвозмездная субсидия на строительство и приобретение жилья. Опять же от того, сколько вы стоите в очереди, она колеблется от 5 до 90% рыночной стоимости жилья.

Договор купли-продажи с рассрочкой платежа

Снимать по льготной цене квартиру, конечно, хорошо. Но так хочется иметь собственное гнездышко. Правительство Москвы предоставляет и эту возможность. Жилье можно приобрести по договору купли-продажи с рассрочкой платежа. Семья вносит 30% от стоимости квартиры (это около 400-450 зеленых за "квадрат" в типовых домах массовой застройки). Остальную же сумму можно выплачивать в течение пяти лет под 3-8% годовых. В этом варианте тоже есть свои преимущества: при рождении ребенка часть долга списывается. Так, ваш первенец сделает бесплатными 10 квадратных метров площади. Второй ребенок - еще 14 "квадратов". Ну а если в вашей семье произошло третье прибавление, вам не надо будет платить еще за 18 "квадратов". В любом случае стоимость жилья по такой схеме получается в два раза ниже рыночной.

Инструкция по применению

Для того чтобы стать участником программы, нужно написать заявление в жилищной отдел своей управы. Тем, кому 30 лет еще не исполнилось, но скоро стукнет, стоит поторопиться. Шанс у вас есть. Главное - подать заявление в "соответствующем" возрасте.

Молодых очень волнует, что будет, если они в какой-то момент не смогут платить за жилье. В этом случае городские власти готовы подождать от 4 до 6 месяцев, пока семья не справится с временными трудностями.

Но если вы понимаете, что взяли на себя непосильную ношу, и решили расторгнуть договор, все паевые накопления или платежи в счет выкупа будут полностью вам возвращены. Также к вам вернется статус очередника с сохранением года постановки на учет. Иными словами, вы возвращаетесь к себе домой и вновь встаете в очередь на бесплатное жилье, как будто никуда и не уходили.

Важно, что квартиры, предоставляемые по программе, нельзя выкупать или бесплатно приватизировать.

Как рассказал первый заместитель руководителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы Эдуард Якушенко, первый дом по программе "Молодой семье - доступное жилье" площадью 40 тысяч квадратных метров появился в Марьинском парке в прошлом году. В этом году дома подобного типа были построены и заселены в Южном, Юго-Восточном и Юго-Западном округах. В будущем году дома появятся еще в семи округах, и их площадь составит 203,4 тысячи "квадратов". Всего же до 2005 года для молодых построят 600 тысяч "квадратов".

- Многих молодых людей удивляет, что за жилье, предоставляемое городом, надо платить, - говорит Якушенко, - но ведь эта программа не благотворительная. Наоборот, мы специально выбрали самую мобильную часть общества, способную зарабатывать. Это своего рода отработка рыночных отношений в сфере приобретения жилья, чтобы молодые люди научились его приобретать. Кстати, вывод этой платежеспособной части из общей очереди даст возможность инвалидам, ветеранам и другим социально незащищенным гражданам получить квартиры гораздо быстрее.

А еще программа благодаря своим льготам повысит рождаемость. Так, с начала действия программы в семьях ее участников родились 250 малышей. Молодые родители говорят, что не будь крыши над головой, они бы вряд ли на это решились.

Информацию о программе "Молодой семье - доступное жилье" можно получить в Агентстве по реализации жилищного займа и субсидий по телефонам 229-47-17 и 229-69-50.

Единственный музей в районе “Аэропорт” был снесен без видимых причин

Русский курьер, № 155. Елена Старовойтова. Статья. Дом, где сбывались мечты.

В субботу утром жителей улицы Верхняя Масловка разбудил сильный грохот и звук работающего экскаватора. Выглянув в окна, москвичи увидели ужасающую картину - огромный ковш ломал единственный оставшийся в районе старый дом 1909 года постройки. Если бы трехэтажный особняк под номером 28 был страшным, покосившимся или, на худой конец, угрожал жизни жителей, то никто и слова против не сказал. Но здесь совсем другая история.

Единственный музей в районе

Как заявила корреспонденту "РК" одна из жительниц соседнего дома, которая вместе с единомышленниками пыталась уговорить рабочих остановить снос, это здание - настоящая история района "Аэропорт", да и всего Северного округа. Именно с этого строения началась застройка жилых кварталов, именно его показывали гостям столицы, гостившим у родственников в этом районе, именно к нему молодые мамы и бабушки водили малышей на импровизированную экскурсию. Местные жители до сих пор называют дом не иначе как "наш музей". Еще бы - на окнах, балконах, парадной лестнице резные чугунные решетки и перила начала XX века, внутренние стены украшены барельефами, внешние - вензелями и кронштейнами художественного литья. -- Да что там барельефы, - восклицают старожилы, - мы свидания девушкам около этого дома назначали, а потом грелись в красивых подъездах. Да мы мечтали жить в этом доме, так как это до последнего дня считалось шиком!

О том, что историческую реликвию собираются сносить жители окрестных домов узнали буквально накануне, когда белорусские и украинские рабочие в ярких спецовках начали скручивать и растаскивать резные решетки и кронштейны (антикварную редкость, между прочим!). По словам Евгения - лидера инициативной группы, протестующей против сноса дома, районная управа воспользовалась необщительностью соседей и буквально за два месяца расселила всех жильцов злополучного особнячка. Москвичи переехали в новые квартиры. Апартаменты им достались хорошие, в некоторых случаях даже с большей площадью, чем было. Единственное, что огорчало - это та окраина города, на которую их выселили. Но жалоб было не много, так как в доме на Верхней Масловке то и дело случались перебои с горячей и холодной водой, периодически отключали электричество - дом еще в конце прошлого века был признан непригодным для жилья. Здание не ремонтировали только лишь потому, что оно стояло в списке на снос. Чтобы жители окрестных домов раньше времени не заметили отсутствия соседей и не подняли шум, в пустующие квартиры на время заселили все тех же рабочих - свет в окнах горел каждый вечер, значит волноваться не о чем.

Есть документы на снос - нет дома

В управе района "Аэропорт" и префектуре САО нам дали понять, что никакой жалости к дому под номером 28 по Верхней Масловке у них нет. Они якобы всего лишь выполняют постановление правительства Москвы 1997 года "О мерах по ликвидации ветхого жилищного фонда на территории Северного административного округа", подписанное Юрием Лужковым. Здесь стоит обратить внимание на слово "ветхого", так как только слепой не заметил толщину кирпичных стен полуразрушенного здания. Строение с каменными перекрытиями, которое рабочие с помощью огромного экскаватора крушат уже не первый день, ну никак нельзя назвать ветхим. Интересный факт в пользу прочности строения - во время Великой Отечественной Войны дом использовали в качестве бомбоубежища. Под землей оборудовали еще один этаж, куда приходили прятаться женщины и дети со всего района. Военные тогда шутили, что стены дома выдержат не только бомбежку, но и ядерную войну.

"Несмотря на то, что с тех пор прошло почти 60 лет, здание до сих пор в состоянии выдержать даже землетрясение. О какой ветхости может идти речь?" - это мнение высказал жилец соседнего дома, оказавшийся ученым-сейсмологом. На вопрос - с какой целью власти задумали сносить дом №28? - чиновники из управы отвечать отказались. Молчали как партизаны на допросе. Но, как известно, город слухами полнится - говорят, на месте здания власти задумали проложить трассу. Вернее, как минимум в два раза увеличить ширину Верхней Масловки.

Забыли женщину..

В заботах о ширине будущей проезжей части местные власти и строители совсем упустили из виду тот факт, что в уже пущенном на снос доме оставался живой человек. Сорокалетняя Елена в отличие от своих соседей отказалась поменять квартиру, в которой когда-то родилась, и переезжать на край города. Тетю Лену (как ее называла местная детвора) не смущало временное отсутствие воды и электричества. Она всегда говорила - "я родилась в этом доме, я здесь и умру". Еще бы чуть-чуть, так бы и произошло - несчастную женщину чуть не снесли вместе с домом. До самого последнего момента она оставалась в своей небольшой квартирке на втором этаже. Из-за переживаний по поводу своего "родового гнезда" (хотя злые языки называют другую причину) Елена сильно заболела. В последние дни она уже не ходила, ничего не ела и не пила. Соседям ее судьба была видимо безразлична, а в Управе и думать забыли о привередливой жиличке. Елену нашел бывший сосед, семидесятилетний старик, который жил здесь когда-то раньше и заглянул по старому адресу, чтобы попрощаться с домом. Он-то и вызвал "Скорую помощь", когда рабочие уже вовсю разбирали дом. Врачи поставили Елене диагноз - гепатит. В Управе района "Аэропорт" отказались давать какие-либо комментарии по этому поводу. Мы не смогли добиться от них и ответа на вопрос, куда пойдет лишившаяся жилья Елена после выписки из больницы?"

В России отсутствует закон о частной медицине. Люди в столице оплачивают свое испорченное здоровье и даже собственную смерть.

Аргументы и факты, № 48. Галина Метелица. Статья. Эскулапы-коммерсанты.

Прокуратура опасается влезать в дела, связанные с медициной.

В течение первых трех лет частные медцентры никто не имеет права проверять.

Объективная информация о качестве медуслуг отсутствует.

СТОЛИЧНЫЕ издания пестрят рекламой частных медицинских учреждений и врачей. В городе действуют порядка 3 тыс. негосударственных клиник. За лечение в этих центрах нужно заплатить немалые деньги. Как правило, к услугам частных врачей прибегают в экстренных случаях, когда люди готовы отдать последнее, чтобы им помог специалист. Только вот сумма с большим количеством нулей не гарантирует того, что вам окажут квалифицированную медицинскую помощь. И даже окажут те услуги, которые обещали на словах. По иронии судьбы получается, что люди оплачивают свое испорченное здоровье и даже собственную смерть.

Оплаченная смерть

“Моя дочь Светлана узнала о центре из рекламы, — рассказывает Яков Петрович. — Пришло время рожать, и все хотели, чтобы роды прошли как можно спокойнее. Мы заплатили 17 тыс. 900 руб. Договор, по сути, состоял только из одной фразы: “Учреждение берется провести роды 1-й категории”. Что это такое, мы не знали. Нас заверили, что у нашей девочки персональный врач будет вести беременность, после родов ей с ребенком отведут отдельную палату. Но за деньги, которые заплатили, мы получили только труп дочери. Позже выяснили, что Светлане ввели лекарство, которое вызвало родовые схватки. У нее был слишком узкий таз и крупный плод. Она умерла при родах”.

Странная закономерность: сколько ни общалась с женщинами, которые рожали “по договору”, всем им делали кесарево сечение. Такое впечатление, что в частных клиниках врачи либо знают только один способ появления детей на свет, либо сразу настроены на более дорогостоящие роды.

“У моего сына Андрея был рак крови, — рассказывает москвичка Надежда Алексеевна. — Смотреть на его муки было больно. Мы продали квартиру. Ведь только пребывание в клинике обходилось нам в 2 тыс. долл., дорогостоящие лекарства тоже покупали сами. Он лежал в общей палате, жаловался на боль в руках, ногах. Я его успокаивала. А однажды прихожу, меня к нему не пускают. Врачи говорят: ваш сын умер от разрыва селезенки, такое бывает при лейкемии. Соседи по палате рассказали, что сын кричал 5 дней от боли. Хирург пришел только перед смертью. Я консультировалась. Если бы Андрея прооперировали сразу, он мог бы жить. А так, видимо, решили, что ему все равно умирать”…

Парадокс времени: в частных клиниках клятва Гиппократа должна уживаться с коммерческой деятельностью. А потому врач вынужден заботиться не только о вашем здоровье, но и о состоянии своего кармана и фирмы. Поэтому он назначает массу анализов, отправляет на дорогостоящую магнитно-резонансную томографию. Находит букет сопутствующих и подозрения на другие заболевания. Обязательно выписывает витамины, которые в принципе можно и не принимать. В общем, заставляет заботиться о здоровье и платить за него. Особенно “везет” тем, кто зарабатывает большие деньги. Ларису М., владелицу процветающей коммерческой фирмы, пожаловавшуюся на боли в желудке, в течение нескольких лет переводили из больницы в больницу, сделали три операции. Больной становилось все хуже и хуже. Спаслась она только тем, что… сбежала от платных врачей.

В “Лигу защиты прав пациентов” обратилась женщина, которая оставила в частной клинике 2 тыс. долл., хотя первоначально планировала провести обследования всего… за 250 долл. Врач-гинеколог поставил диагноз “замершая беременность”, плод не развивается, нужно делать аборт. Женщина скрепя сердце согласилась на операцию. Когда же собралась уйти из клиники, принесли результаты новых анализов: выяснилось, что срок был маленьким, операция трудной и нужно еще “подчистить”. А через некоторое время выявились новые осложнения. Она разговорилась с другими пациентками клиники: у всех были абсолютно одинаковые диагнозы — “замершая беременность”. И у всех — нежелательные последствия после аборта. “Доказать, что произошедшее с этой женщиной не случайность, мы не можем, — говорит президент Общероссийской общественной организации “Лига защиты прав пациентов” Александр Саверский. — В связи с тем, что у нас нет закона о частной медицине, не удается отстоять права пациентов и в более простых случаях. Даже через суд. Чаще всего договоры составляются таким образом, что деньги практически нельзя вернуть. Не говоря уж о том, что в некоторых центрах договоры и чеки вообще не выдаются на руки. Прокуратура опасается влезать в дела, связанные с медициной. У них нет специалистов, которые могли бы отличить естественный процесс от врачебной ошибки или халатности медперсонала. Поэтому, несмотря на многочисленные жалобы и обращения, выигранные в суде дела можно пересчитать по пальцам. А за последнее время было возбуждено только одно уголовное дело. У 53-летней гражданки Палестины возникли проблемы с позвоночником. За обследование и лечение заплатили 1,5 тыс. долл. В клинику она пришла на своих ногах, а вышла инвалидом 1-й группы”.

Три года без проверок

В ОТСУТСТВИЕ закона о частной медицине работа частных клиник регламентируется лишь положением “О лицензировании медицинской деятельности”, которое одинаково и для госучреждений, и для частных врачей. Чтобы открыть собственную клинику, нужно представить документы на аренду или субаренду здания, заключение СЭС, документы, подтверждающие квалификацию персонала (дипломы, сертификаты), и документы на материально-техническое оснащение. После этого заплатить 300 руб. за рассмотрение заявки и еще 1 тыс. руб. — за выдачу лицензии. И — можно работать. Правда, в Управлении лицензирования и аккредитации Департамента здравоохранения столицы условия лицензирования считают достаточно жесткими, чтобы отсеять непрофессионалов. В прошлом году по результатам проверки было приостановлено действие лицензий 54 медицинских центров. (По закону управление имеет право лишь приостанавливать действие лицензии на срок от 1 до 6 месяцев. Отобрать лицензию права не имеют.)

Согласно Федеральному закону “О защите прав юридических лиц и предпринимателей при проведении госконтроля”, проверять частные клиники можно только 1 раз в 2 года и только спустя 3 года после того, как выдана лицензия. То есть первые 5 лет работу частных медицинских центров проконтролировать могут только один раз. За это время оборудование может морально и технически устареть, а квалифицированный медперсонал, чьи дипломы и сертификаты и способствовали получению лицензии, — уволиться. На их места могут прийти работники более низкого уровня, кстати, платить им можно гораздо меньше именитых профессоров. Чем не экономия? И кто все это будет проверять? А о таких тонкостях, как подтверждение квалификации, которую врачи обязаны “сдавать” каждые 5 лет, речи и не идет.

Оплаченная справка

ОФИЦИАЛЬНО в городе зарегистрировано только 400 частных врачей. Но сотни медиков (а может быть, и больше) оказывают платные услуги на базе государственных лечебных учреждений без каких-либо разрешений и лицензий. В городе работает несколько телефонных справочных медицинских служб. Как мне удалось выяснить в одной из них, там действует и такая система. Врач муниципальной или федеральной больницы платит в справочную 50 долл., его координаты заносятся в базу данных и “рекомендуются” горожанам. Позвонивший приходит к врачу в госбольницу и расплачивается за консультацию налом. Больного врач может положить и “по месту своей работы” без очереди.

Да, вероятно, закон о частной медицине поможет организовать работу частных врачей. А что делать с информацией в сфере медицинских услуг? Сегодня на “этом поле” творится полный беспредел. Пациенты, нуждающиеся в помощи, вынуждены пользоваться лишь информацией, за которую заплатили сами медучреждения или врачи. Неоплаченной, объективной справки, которой можно было бы доверять, НЕТ. Что делать нам? Как найти врача, который реально поможет? Приходится по старинке пользоваться услугами “сарафанного радио”: телефоны настоящих профессионалов передаются от знакомых к знакомым.

Людмила СТЕБЕНКОВА, депутат МГД:

— ЗАКОН о частной медицине несколько раз слушался в Госдуме, но проект так и не был принят. На мой взгляд, он не очень и нужен. Согласно Конституции, каждый гражданин имеет право на бесплатную медицинскую помощь. У нас страна, где здравоохранение построено на госучреждениях, как в большинстве стран Европы — Англии, Швеции. Доля частных клиник очень мала — примерно 5%. Что же касается защиты прав пациентов, я бы поставила вопрос шире — нужно думать, как защитить права пациента не только в частных, но и в государственных клиниках. А для этого, на мой взгляд, нужно создать особый орган контроля, который должен проверять деятельность медучреждения не только в плане лечения, но и в плане финансовой деятельности.

Олег КУЗОВЛЕВ, председатель московского отделения Ассоциации врачей частной практики:

— МНЕ кажется, что закон о частной медицине все равно нужен. Хотя бы рамочный. Частные врачи уже есть, и их деятельность должна основываться на законе. Без закона сложно говорить о защите прав пациента, да и врача. Например, частному врачу получить лицензию гораздо сложнее, чем госучреждению. Частный врач еще более не защищен, чем пациент. Нам не положена пенсия, хотя мы тоже участвуем в системе обязательного страхования. Львиную часть доходов съедают налоги. У нас нет юридической защиты, которая присутствует в каждом госучреждении. Не секрет, что многие госврачи оказывают услуги в муниципальных учреждениях за определенное вознаграждение. Иногда не имея на это права. Деньги кладут в карман. И не платят ни копейки с этого.

Московский художник А. Шкуричев еще при жизни был признан погибшим и выписан из собственной квартиры.

Московская правда, № 214. Дмитрий Кремпич. Статья. Бумажная могила.

В этом пришлось убедиться московскому художнику Александру Шкуричеву, который ещё при жизни был признан погибшим и выписан из собственной квартиры. Мы встретились с “покойником” на квартире его гражданской жены. Крохотное однокомнатное жилище служит художнику одновременно и спальней, и гостиной, и мастерской.

- В 1987 году я получил комнату в коммуналке по адресу: Дубнинская улица, 28, корпус 1, квартира 7. За годы жизни здесь я собрал хорошую библиотеку и коллекцию старинных икон. Соседка у меня была, что называется, без царя в голове: пила, хулиганила, и я обрадовался, когда дебоширка наконец-то поменялась и выехала из квартиры. Если бы я знал тогда, чем это обернется...

По словам художника, в январе 1997 года в соседнюю комнату въехал человек, который впоследствии стал злым гением Шкуричева, - сотрудник ОВД “Восточное Дегунино” Виталий Дунаев. Сначала новые соседи жили без претензий друг к другу, однако через год страж порядка предложил художнику продать жилплощадь.

- Я, естественно, отказался, ведь комната была моим единственным жильем. После этого отношения между нами изменились кардинально. Виталий Дунаев стал на меня давить, намекая, что мою “проблему” можно решить радикально - выписать меня посмертно.

В мае 1999 года у станции метро “Щелковская” двое неизвестных жестоко избили художника. В результате Шкуричев был доставлен в больницу имени Пирогова с диагнозом: тяжелая черепно-мозговая травма, вдавленный перелом лобно-височной области, ушиб головного мозга, перелом костей носа со смещением и рвано-ушибленная рана носа. После этого художник стал инвалидом второй группы. Поданному факту было возбуждено уголовное дело, но преступников, как это водится, не нашли. Несмотря на то, что участие соседа в данном преступлении не доказано, Шкуричев понял, что его жизнь находится в опасности, и переехал жить к своей гражданской жене. При этом он договорился с отделом социальной защиты населения по месту прописки, чтобы пенсия, назначенная по инвалидности, перечислялась в сберкассу рядом с домом жены.

- То, что я не появляюсь у себя дома, Дунаеву оказалось мало - ему была нужна моя жилплощадь, и он придумал дьявольский план, - продолжал художник.

В комнате Александра Шкуричева произошел пожар. Дальнейшая судьба библиотеки и икон неизвестна, зато на кухне после пожара, по словам Дунаева, внезапно обнаружился военный билет Шкуричева с фотографией, на которой художнику 16 лет. Непонятно, почему милиционер решил, что художник умер, и именно с этой фотографией, судя по тому, что указано в исковом заявлении, поданном Тимирязевской прокуратурой, Виталий Дунаев, “решив самостоятельно найти Шкуричева А. С. среди неопознанных трупов”, и начал “объезжать ОВД в Северном округе г. Москвы”. Почему Дунаев искал не живого человека, а именно труп соседа, известно лишь ему.

Наконец подходящий труп нашелся в ОВД “Ховрино”, и милиционер получил на руки свидетельство о смерти соседа, датированное 28 октября 2001 года. Примечательно, что на опознание трупа художника не вызвали даже его отца, который был тогда жив.

Смерть де-юре своего соседа Дунаев использовал очень быстро. За несколько месяцев он присоединил к своей площади комнату Шкуричева и прописал там свою дочь. Художник узнал об этом только в начале этого года, когда в феврале в сберкассе ему отказали в выдаче пенсии.

- Мне сказали, что ее не начислили, и посоветовали обратиться в отдел соцзащиты. Когда я пришел туда, то инспектор Орлова, к которой я обратился, была крайне удивлена, что я жив, и показала мне свидетельство о моей смерти.

После этого начались хождения художника по инстанциям. Первым делом еще в феврале текущего года он обратился в Тимирязевскую прокуратуру Москвы. Но отозвалась прокуратура лишь через четыре месяца, обратившись в суд с довольно странным иском, в котором ответчиком являлся Тверской отдел загса, который выдал свидетельство о смерти. Дело несколько раз откладывалось, и теперь было назначено на 6 ноября. Естественно, при этом Александр Шкуричев все это время сидел без копейки.

- Поймите, я восемь месяцев не получал пенсию и практически лишен средств к существованию. Небольшой зарплаты жены едва хватает, чтобы не умереть с голоду. В такой, казалось бы, безвыходной ситуации мне очень помогли глава управы “Восточное Дегунино” Василий Пелипенко и Надежда Лигедза - главный специалист по социальной защите населения, выделившие мне материальную помощь в размере 4 тысяч рублей, и центр социального обслуживания “Бескудникова”, который выдал мне продуктовый заказ. Ведь они помогали человеку, объявленному умершим!

Понимая, что признания живым явно недостаточно для восстановления его в квартирных правах, Шкуричев в июле этого года снова обращается в прокуратуру, где просит выйти в суд с новым исковым заявлением о восстановлении его регистрации (прописки), вселении его в свою комнату и признании недействительным ордера, который был выдан Дунаеву на его жилплощадь. Заявление принял заметитель прокурора Чебаненко, однако никакого ответа художник не получил и был вынужден действовать самостоятельно.

- Мне стало известно, что Дунаев намерен приватизировать мою комнату, а затем продать всю квартиру. Поэтому я обратился с официальным письмом в Московский городской комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Там я просил установить запрет на регистрацию сделок с моей жилплощадью. Мне прислали ответ, в котором говорится, что в соответствии с действующим законодательством запрет на сделки с квартирой может установить только судебная инстанция.

Интересно, что эта самая инстанция на протяжении нескольких месяцев не может признать, что Шкуричев живой. Два раза заседания откладывались из-за недостатка доказательств или неявки одного из главных фигурантов дела - милиционера Дунаева.

Конечно, к суду никаких претензий быть не может, так как он следует букве закона - без соблюдения правил судопроизводства решения вынести просто нельзя. Оказывается какой-то замкнутый круг: живой человек стал покойником, а вот ожить обратно у него никак не получается.

Свое мнение по данному делу высказала и адвокат Ольга Пичурина, которая безвозмездно взяла на себя защиту прав и интересов Шкуричева, высказала свое мнение по данному делу следующим образом:

- К моему великому сожалению, история Александра Эриховича не единичный случай. Как говорит мой учитель Юлия Кайгородова, в свое время восстановившая в правах человека, попавшего в подобную ситуацию, “каждому адвокату за свою практику придется “оживить” хотя бы одного покойника”. Мы с коллегами были очень удивлены, что глубоко уважаемая нами прокуратура вышла в суд не с заявлением в порядке особого производства об аннулировании актовой записи о смерти Шкуричева, поскольку не имеется спора о праве, а с исковым заявлением, по которому ответчиком указан Тверской отдел загса.

Ведь в особом производстве дело разрешается быстрее, что для Шкуричева, не имеющего средств к существованию уже на протяжении восьми месяцев, имеет огромное значение. К тому же, если прокуратура посчитала нужным выйти именно с исковым заявлением, непонятно, почему сразу не был поставлен вопрос о жилой площади, которой Александр Эрихович был незаконно лишен.

6 ноября в открытом судебном заседании в составе председательствующего судьи Макаровой было вынесено решение, которым аннулировано свидетельство о смерти Шкуричева.

Адвокатом Шкуричева подготовлено исковое заявление об аннулировании ордера, выданного Дунаеву на комнату Шкуричева, расторжение договора найма с Дунаевым на указанную жилплощадь, вселение Шкуричева в спорное помещение и об обязании возобновления договора жилищного найма со Шкуричевым на данную комнату. Дело принято судом к производству, в целях обеспечения иска на комнату наложен арест. Очередное заседание судья назначил на 8 декабря.

Чем же закончится дело Шкуричева? Пока неизвестно, но “Московская правда” будет следить за его ходом.

Депутаты взяли ремонт жилья в свои руки. 26 ноября Мосгордума приняла в первом чтении законопроект “О мониторинге технического состояния жилых домов на территории города Москвы”.

Коммерсант, № 217. Сергей Сыров. Статья. Депутаты взяли ремонт жилья в свои руки.

Вчера Мосгордума приняла в первом чтении законопроект “О мониторинге технического состояния жилых домов на территории города Москвы”. Теперь каждый жилой дом будет раз в пять лет подвергаться тщательному исследованию. Цель в том, чтобы более эффективно использовать бюджетные деньги, выделяемые на капремонт, — так как средств не хватает, ремонтировать будут только те дома, которые вот-вот развалятся.

Законопроект “О мониторинге технического состояния жилых домов на территории города Москвы” внес в Мосгордуму Юрий Лужков, а представлял депутатам глава Госжилинспекции Москвы Александр Стражников. “Прежде всего я хотел бы доложить, что в стране изменилась система экономических отношений. И вместо плановых форм поддержки жилого фонда у нас теперь форма рыночная”,— сразу заявил он. Развивая эту мысль, глава Госжилинспекции сообщил, что решение о капремонте конкретного дома должно принимать на основе объективных показателей: “Ни один хозяин не будет делать ремонт крыши, если она не течет”. Раньше же существовала плановая система ремонта домов, по которой, например, текущий ремонт крыши обязательно осуществлялся раз в 5 лет, а капремонт здания — раз в 15-20 лет. Средства на плановый ремонт выделялись из бюджета. При этом реальное состояние дома не учитывалось и могла сложиться такая ситуация, когда здание на самом деле не требовало ремонта, но деньги на него все равно выделялись.

По оценке господина Стражникова, чтобы привести в порядок все дома в столице, нужно 16,4 млрд руб. В бюджете же предусмотрено около 8 млрд руб. Суть законопроекта и заключается в том, чтобы оптимально расходовать эти средства. Для этого, в свою очередь, нужен мониторинг, который позволит определить “остаточный эксплуатационный ресурс здания” и выявить дома, требующие первоочередного ремонта.

Законопроект предусматривает, что каждый столичный дом будет проверяться специалистами раз в пять лет. При выявлении признаков старения здания, оно будет проходить контроль каждые три года. Если же здание признают аварийным, то за ним будет установлен постоянный контроль. Как сообщил „Ъ" господин Стражников, “аварийных домов сейчас в столице всего сто, и все они расположены в Центральном округе”. “Однако, это не означает, что в них нельзя жить. Просто ресурс несущих конструкций в этих домах близок к нулю, и за ними нужен постоянный контроль”, - считает инспектор.

Депутаты признали вчера документ революционным. “Мы теперь выходим на новый режим финансирования капремонта, ведь раньше бюджетные средства расходовались неэффективно” ,— заявила депутат Галина Хованская. Впрочем, по тексту законопроекта у депутатов возникли вопросы. Депутат Андрей Метельский, например, указал, что в законопроекте четко не прописана ответственность за невыполнение его требований, что будет способствовать злоупотреблениям: “Может сложиться такая ситуация, когда инспекторы потребуют денег за признание дома аварийным, ведь речь идет о выделении бюджетных средств”.

Открытым остался также вопрос доступности информации о состоянии жилья. “Каждый москвич имеет право получить информацию о своем доме. В любой управе такая информация есть. Но если вся база данных появится в свободной продаже, я уйду в отставку”,— заявил Александр Стражников. Дело в том, в Москве есть такая практика: как только дом признается аварийным и намечается под снос, в него стараются заселиться люди в расчете на получение новых квартир. Поэтому совещания в московском правительстве по поводу отселения из ветхого жилого фонда проводятся за закрытыми дверями.

Депутаты взяли месяц на доработку законопроекта, его второе чтение (с учетом новогодних каникул) намечено на середину января.

Ветерана войны и инвалида II группы пытаются выдворить из квартиры люди, которых она приютила.

Российские вести, № 43. Иван Балашов. Статья. Наглые люди.

ВЕТЕРАНА ВОИНЫ И ИНВАЛИДА II ГРУППЫ ПЫТАЮТСЯ ВЫДВОРИТЬ ИЗ КВАРТИРЫ ЛЮДИ, КОТОРЫХ ОНА ПРИЮТИЛА

Ей исполнилось 83 года, она помнит многое, если не почти все. И видела она многое. Но в последние годы Зоя Петровна Шуляк столкнулась с чем-то доселе невиданным, чудовищным, патогенным. 90-е годы прошлого столетия, наверное, навсегда останутся в истории и народной памяти как время мутантов, выкарабкавшихся на Божий свет из подземелий тайного метро. Нет таких подлостей, какие бы они не совершали ради денег, шли буквально на все. “Квартирный вопрос”, испортивший, по замечанию Михаила Булгакова, москвичей, стал одним из наиболее криминализированных занятий. Одиноких и беззащитных людей безжалостно выкидывали на улицу. И это в лучшем случае, чаще всего входящие в “группу риска” исчезали без вести. Благодаря помощи Игоря Вашуркина и Союза квартиросъемщиков и собственников жилья (СКС) Зою Петровну Шуляк минула чаша сия, но как больно отозвались в ее сердце предательство и наглость когда-то близких людей.

Когда Зоя Петровна была здоровой, был жив ее муж, старость казалась предсказуемой. Двухкомнатная квартира неподалеку от метро “Академическая”, спокойный и тихий московский район давал ощущение покоя. Развешанные на стенах акварели напоминали о Крыме, где родилась Зоя Петровна и откуда в восьмимесячном возрасте была перевезена в Москву. В своей квартире можно было предаваться воспоминаниям о городе, чей облик менялся на глазах. Старинная Москва уступала место новостройкам, жители “коммуналок” рвались на окраины, где им предоставляли дешевое, но отдельное жилье.

Свою первую отдельную квартиру она получила в 50 лет. Спустя 10 лет она с мужем переехала в дом, в котором ей пришлось испытать много страданий.

Зоя Петровна: “В моей жизни на первом месте всегда стояло творчество. До сих пор жалею, что так и не решилась выбрать путь художника, а пошла в архитектуру. Но тогда Архитектурный институт казался более надежным и предсказуемым. И я рада, что в 1939 году поступила в единственный на тот момент в мире Архитектурный институт, в котором студентов учили лучшие в мире преподаватели. Например, Михаил Иванович Курилко, мой преподаватель живописи, прославился оформительскими работами в Большом театре. Его декорации можно увидеть в Музее имени Бахрушина. Помимо знаний, нашим педагогам были присущи твердые нравственные устои. Их воспитанность была притчей во языцех. Человеческое начало выражалось в их творениях через воплощение индивидуального, даже когда они проектировали массовую застройку”.

Необходимость оставаться человеком в любых ситуациях Зоя Петровна пронесла сквозь всю свою жизнь. Поэтому когда много лет назад старинная подружка попросила приютить в Москве мужа ее племянницы, молодого офицера Сергея Шилова, после окончания военного училища попавшего по распределению в один из гарнизонов Московской области, Зоя Петровна ни минуты не раздумывала. Для нее подобные поступки были вполне естественными.

Юноша часто оставался на ночь в квартире на Академической, где два пожилых человека всегда были ему рады. Супруга Сергея фактически три года прожила в семье Зои Петровны. Молодые не платили ни копейки - это к вопросу о меркантильности. Хотя уже начинались смутные годы.

Зоя Петровна: “В Архитектурном институте военным делом занимались и девочки, и мальчики. Мы, например, были дипломированные медсестры. Поэтому когда началась Великая Отечественная война, мы все попросились на фронт. Взяли только мальчишек. Они все погибли... А нам военный комиссар отказал со словами: “Посмотрите, сколько разрухи нашей стране принесли немцы, вы будете после победы отстраивать города”. Но я все равно попала на фронт. Я работала в газете “За правое дело” 33-й армии Западного фронта. В эти годы даже живопись забросила, было не до того. Газету печатали ночью, днем отдыхали. И сейчас я являюсь ветераном войны”.

Когда умер муж, Зоя Петровна почувствовала, что ее способности поддерживать самостоятельно хозяйство находятся на пределе. Детей не было, близких родственников тоже. И тут снова на сцене появился Сергей Шилов, теперь уже офицер Главного разведывательного управления, сокращенно ГРУ. Он предложил свою, как впоследствии оказалось, далеко не бескорыстную помощь. В обмен за “сердечную” заботу и опеку Зоя Петровна должна была выдать Сергею Ш. генеральную доверенность на право распоряжаться своей недвижимостью, куда входила как сама квартира, так и дачный садовый участок. В Москву вызывались отец и мать Сергея, проживавшие в Мурманской области, а Зоя Петровна обязывалась прописать их у себя, приватизировать квартиру на их имя, выделить комнату для проживания.

Другая часть договора касалась уже предоставляемых услуг со стороны семьи офицера ГРУ. Зою Петровну освободили от коммунальных расходов и налогов, а также и от взносов за садовый дачный участок. На приезжих из Мурманска возлагались также заботы по уборке квартиры и прочие бытовые услуги. Скажу сразу - формальную часть договора Зоя Петровна выполнила неукоснительно. А вот “опекун”, по всей видимости, рассудил иначе. Жизнь коротка, и ждать, так сказать, естественного развития событий бравому служаке как-то расхотелось. Удивительно, как порой портит людей квартирный вопрос. Понятия чести, гуманизма, да и просто элементарная осторожность были отброшены. Наш герой при всей своей профессиональной подготовке даже не подумал , что его жертва долгое время работала в “родственной структуре”.

Зоя Петровна: “По окончании Архитектурного института я получила предложение поработать в системе Министерства государственной безопасности. По счастью, мне не приходилось проектировать и строить концентрационные лагеря или тюрьмы. У министерства хватало гражданских объектов. Первым моим серьезным проектом оказался санаторий для туберкулезников под Уфой. Потом его передали в систему здравоохранения. Горжусь тем, что была соавтором Академии МВД, это уже проект покрупнее. В 1967 году я перешла на работу в столичное Главное архитектурное управление на должность эксперта. И проработала там до 1987 года. Нас всего было шестеро. Так что, если вы разделите столичные новостройки того времени на шесть кусков, один из них - мой. И хотя строители всегда с раздражением посматривали на архитекторов, за все время работы я ни с кем и ни разу не поскандалила, не поссорилась”.

По сути, все необходимые документы на квартиру к этому времени у господина Шилова были. Осталось одно препятствие - сама Зоя Петровна. И ее начали выживать из собственного дома. На человека, приютившего и фактически воспитавшего Сергея, посыпались придирки и обвинения. Зоя Петровна, инвалид II группы, состояние здоровья которой позволяет разве что передвигаться по комнате, вдруг стала “плохо мыть плиту”, “загрязнять раковину”, “проливать все на пол”. Такое впечатление, что супруги Шиловы напрочь забыли о том, как в 2001 году родители Сергея попали в автомобильную катастрофу, и Зоя Петровна выхаживала “своих близких”, кормя их буквально с ложечки. Однако они уже мутировали. Совесть молчала.

Апофеозом мерзкой “опеки” стало обвинение в краже золотых колец родителей гражданина Шилова и... аптечных гирек. Почему гирек? Каким безумным и извращенным логическим кульбитом приплелись они к якобы похищенным золотым кольцам? Непонятно. Это оказалось последней каплей. Зоя Петровна молча выслушала нелепую сумбурную речь и, хотя внутри все болело от обиды, показала “благодетелям” на дверь. Однако по законам мошеннического жанра опекуны и не подумали уходить. Чужое добро уже рассматривалось как свое, кровное. И в этих гнилых головах даже не промелькнула мысль о том, что они сживают со света, выгоняют из дома человека, отстроившего десятую часть Москвы.

Зоя Петровна: “Проекты жилых домов при Сталине и при Хрущеве значительно отличались друг от друга. Сталинскому стилю присуща основательность и монументальность, но при этом в трехкомнатной квартире могли жить три семьи. Хрущев ставил своей целью как можно быстрее и больше построить отдельного жилья. Людей надо было расселять, поскольку от “коммуналок” все устали. Когда мы поженились, мой муж жил в центре города, но в его квартире проживало еще с десяток семей. Хрущевские дома уже при проектировании были хуже по качеству. Дешевизна - вот что ставилось во главу угла. Центр стремительно разбегался по окраинам, пусть потолки меньше, пусть совмещенный санузел, главное, что эту квартиру ни с кем не надо было делить”.

Я могу себе представить, каково было Зое Петровне жить вместе с этими людьми под одной крышей. Просыпаться, с ужасом думая, какую еще пакость преподнесут ей в этот день. Засыпать, молча переживая накопленные за день обиды. Во время нашей встречи она сказала мне: “Я не хочу ничего чужого, я хотела бы только вернуть то, что по наивности отдала людям, оказавшимися для меня настолько чужими”. Три раза суд отказывал Зое Петровне в рассмотрении дела и принял его только тогда, когда в дело вмешались добровольные помощники - профессиональные юристы. Однако и по сей день (на исходе уже второй год тяжбы!) нет судебного решения, дело откладывается по причине неявки ответчика Зоя Петровна строит планы на будущее, и меня поразил этот ее оптимизм, вера в человеческую порядочность, которая нисколько не озлобила эту удивительную женщину. Она все еще надеется, что Господь управит и суд вернет ей несправедливо отнятую собственность, и что найдет она доброго человека, который сможет за ней ухаживать, не даст оставаться одинокой в городе, который она строила своими руками.

Испытания закаляют истинное золото там, где плавится самоварная медь. Лишь бы было время, лишь бы хватило сил Зое Петровне выдержать грядущее судебное разбирательство. Мы еще долго разговаривали о московских двориках, архитектурных направлениях, которые зарождались на глазах у Зои Петровны, о ее любви к живописи, о Балаклаве и Троице-Сергиевой Лавре. История XX века разворачивалась в рассказах о людях и городах. Я сидел, слушал и думал о том, понимают ли люди, которые пытаются отобрать сегодня у Зои Петровны ее квартиру, что без нее этот дом станет холодным, как мертвец. Что не будет им счастья, что черные сны каждую ночь будут влетать в открытую форточку окна. Нельзя на чужом горе, чужой беде получить добро. Нет, увы, они, видимо, не понимают. Не понимают потому, что это НАГЛЫЕ ЛЮДИ. Однако правда всегда побеждает зло. Я уверен, что мы встретимся с Зоей Петровной еще не раз. В ее квартире.

А вот что касается “опекуна” из ГРУ, то его судьбой, возможно, займется еще один суд, а также суд офицерской чести в его уважаемой организации.

Законодательство и деятельность государственных структур в сфере прав человека

Депутаты столичной думы будут обсуждать закон, дающий москвичам право вступать в брак с 14 лет

Вечерняя Москва, № 219. Татьяна Гольцман. Статья. Марш Мендельсона для 14-летних? Только в “штучном исполнении.

Накануне заседания Мосгордумы корреспондент “ВМ” встретился с одним из авторов законопроекта, депутатом Мосгордумы Валерием Скобиновым, и попросил его прокомментировать этот документ.

- Валерий Петрович, едва ваша депутатская группа успела внести законопроект в Думу, он побил все рекорды популярности у СМИ, которые тут же бурно включились в обсуждение темы ранних браков. Завтра в Мосгордуме ожидается “аншлаг”. А насколько эта проблема действительно актуальна для Москвы? Из чего вы исходили, работая над законопроектом?

- Никакой сенсации не было. В Мосгордуму поступило обращение прокуратуры, в котором говорилось о необходимости привести московское законодательство в области семейного права в соответствие с Семейным кодексом РФ. Абзац 2-й, п. 2-й ст. 13-й гласит, что вступление в брак до достижения 16 лет определяется особыми условиями. Подчеркиваю: ОСОБЫМИ. Это ключевое понятие законопроекта, который, таким образом, носит вовсе не массовый, а “штучный” характер. А вот определение этих “особых условий” отнесено к прерогативе субъектов Федерации. Каждый регион должен самостоятельно решить, в каком возрасте и при каких обстоятельствах молодые люди могут официально пожениться.

- А многие регионы уже определились с этими “особыми условиями”? Или Москва и в этом деликатном вопросе держит пальму первенства?

- Нет, здесь мы оказались только на 23-м месте: 22 региона уже определили порядок вступления в брак в особых обстоятельствах, в том числе и Московская область. В большинстве из них за нижний предел взят возраст 14 лет. А три российских региона даже пошли на то, чтобы вообще не устанавливать нижнюю возрастную планку для вступления в брак - это Башкортостан, Новгородская и Орловская области. То есть если, допустим, забеременеет двенадцатилетняя девочка, то на основании документально подтвержденного факта беременности и желания родителей сохранить ребенка она может официально выйти замуж.

- Есть ли еще какие-то основания, дающие право на ранний брак?

- Мы проанализировали эти причины. Помимо беременности, в некоторых регионах основанием для брака являются также сиротство и “иные исключительные обстоятельства”. Но мы на это не пошли, определив для раннего брака лишь две разрешающие причины: рождение ребенка и беременность, которая не может быть прервана по медицинским показаниям или нежеланию обоих будущих родителей.

- Но ведь большинство подростков в 14 лет просто не в состоянии всерьез подумать ни о рождении ребенка, ни о его содержании и воспитании. Психологи даже придумали новый термин - “кукольные дети”. Не боитесь ли вы, Валерий Петрович, что разработанный вами законопроект спровоцирует волну рождения этих “кукольных” детей, которые уже вскоре будут заброшены собственными родителями? Куда их потом? В приюты?

- Еще раз повторяю, что, по моему глубокому убеждению, закон должен носить исключительно “штучный”, а не массовый характер. Я лично вообще обеими руками за то, чтобы он пылился на дальней полке и доставался оттуда крайне редко.

- Оригинальное признание для автора законопроекта...

- И между тем это так. Потому что девочка, беременная в 14 лет, - это наша боль, наш стыд и позор. Количество абортов среди девушек, не достигших 16 лет, к сожалению, растет. А аборт - это минус полторы жизни: отнятая детская жизнь и подорванное здоровье несостоявшейся матери. Если закон, дающий возможность зарегистрировать нормальную полноценную семью, поможет сохранить “запроектированную” жизнь - хотя бы одну, значит, он нужен. И потом, нельзя говорить о “неуправляемости” процесса: окончательное решение о браке будут принимать органы по опеке и попечительству при муниципалитетах. В них пригласят и молодую пару, и родителей с обеих сторон. Будут проводиться беседы, анализироваться конкретные обстоятельства жизни этих людей. И если специалисты по опеке и попечительству убедятся, что ребенок войдет в мир желанным, попадет в нормальные условия, что молодая мама будет поддержана, в том числе и материально, близкими людьми, то разрешение на брак дадут.

- Ведется ли статистический учет ранних браков в Москве?

- По данным Центрального ЗАГСа Москвы, молодоженов в возрасте до 16 лет в текущем году здесь зарегистрировано немного: всего 10 пар на 80 тысяч заключенных браков. Хотя обращений было гораздо больше. А что касается данных в целом по Москве, то здесь нам удалось получить такие цифры: от каждого района в органы опеки и попечительства при муниципалитетах ежегодно поступает по 4-5 обращений от молодых людей, желающих оформить брак в возрасте до 16 лет. Следовательно, около пятисот пар юных москвичей ежегодно стремятся услышать марш Мендельсона в свою честь. А это не так уж и мало! К сожалению.

- А счастливые примеры ранних браков есть?

- Конечно! Вот недавно ко мне подошла одна сотрудница Мосгордумы и говорит: хорошо, что вы с инициативой такого законопроекта выступили. У меня дочь в свое время замуж “по справке” выходила. Переживали мы все жутко! А они оказались отличной парой! Живут счастливо, сейчас у них уже трое детей. Так что если чувства настоящие - пусть женятся в любом возрасте. А родители пусть поддержат, потому что без их помощи юная семья вряд ли сможет выжить.

- А как бы вы отнеслись к тому, если бы ваши собственные несовершеннолетние дети заявили: “Товарищи предки, только не волнуйтесь, мы решили пожениться!”?

- У меня две дочери, одной -20 лет, второй - 6. По поводу второй, как говорится, поживем - увидим, а старшая таких “сюрпризов” нам не преподносила. Если честно, наверное, плохо бы отнесся. Потому что всему свой срок. А так... смотрели бы, наверное, по обстоятельствам. Но пусть все же этих “особых” обстоятельств будет в жизни как можно меньше...

А В ЭТО ВРЕМЯ

- Домечталась! - в сердцах говорит мама четырнадцатилетней Наташи Степановой. - В квартире стоит какая-то нехорошая тишина. Наташа, ученица 8 класса, на днях сообщила дрожащим голосом: “Кажется, я беременна...” Медосмотр выявил наличие пятимесячного плода “скороспелой любви”, случившейся на дне рождения одноклассницы. Будущий отец - десятиклассник той же школы. Родители с обеих сторон уже в курсе. Хоть и невесело, но готовятся к свадьбе. Прерывать беременность на таком сроке опасно. Сергей подтвердил, что при минимальной помощи со стороны родителей готов взять на себя функции главы семьи. Видимо, законопроект, который будет обсуждать Мосгордума, написан как раз для подобных случаев...

Разное.

Почти 90% москвичей интересует мнение ныне действующих и потенциальных властей города о самых насущных проблемах. Это показал интернет-опрос москвичей, который провели ведущие информагентства в конце нояб

Известия, № 216. Юлия Игнатьева. Статья. Москвичей больше всего тревожат коррупция чиновников и работа милиции.

Почти 90 % москвичей интересует мнение ныне действующих и потенциальных властей города о самых насущных проблемах. Это показал интернет-опрос москвичей, который провели ведущие информагентства в конце ноября.

Участники опроса, который проводился 20-22 ноября, называли самые, на их взгляд, животрепещущие проблемы столицы. Их оказалось 73. Самая "популярная" - "коррумпированность городских служб". Ее назвали 56% горожан из 3640, голосовавших на пяти интернет-сайтах. На втором месте - "работа милиции и ГИБДД", далее - транспорт, ЖКХ и весь известный джентльменский набор традиционных московских обид. 44% голосовавших остро беспокоит "наплыв мигрантов". Зато "проблема скинхедов" и "вылазки националистов" не на брали и 1 % голосов, попав в самый конец списка - в раздел "другое".

Кстати, здесь находится самое интересное. Встречаются весьма оригинальные пассажи. Например: "ущемление прав собственников при сносе четырехэтажек", "проблема политических болтунов", "выполнение обещаний Лужкова к 850-летию Москвы" (кто о них помнит?) и просто "все". Как показал опрос, столичные граждане разочаровались в новейшем увлечении начальства: в "телефонах доверия" и "горячих линиях". "Какой в них смысл, если, прежде чем выслушать собеседника, оператор требует представиться и назвать адрес?" - вопрошают несостоявшиеся анонимщики. 11% горожан не желают слушать ни одного из участников нынешней выборной кампании. "Власть давно удалилась от сограждан и живет в своем мире", - резюмирует один из участников опроса.

Самые главные проблемы москвичей, о которых они хотели бы знать мнение кандидатов на пост мэра:

Коррумпированность городских служб 56%

Работа милиции и ГИБДД 46%

Наплыв мигрантов 44%

Транспортные проблемы 41%

Уличная преступность 37%

Дефицит качественного недорогого жилья 36%

Жилищно-коммунальные проблемы 35%

Проблемы экологии 31%

Распространение наркомании и алкоголизма 30%

Проблемы здравоохранения 29%

Судьба исторического центра города 24%

Рост цен, инфляция 23%

Источник: совместный интернет-опрос Утро.ру, Лента.Ру, Мейл.Ру, "Выборы мэра Москвы", Союз журналистов.

СПС, правозащитники и бизнесмены 26 ноября в Центре-Музее имени А. Сахарова состоялась презентация макет “Пронзенного Пегаса” – памятника жертвам геноцида и тоталитарного режима.

Независимая газета, № 256. Светлана Офитова. Статья. Российской интеллигенции не хватает свободы.

В российской столице скоро появится своя статуя свободы. Символ сугубо отечественного значения: не торжества демократии, а боли тоталитаризма. "Союз правых сил", правозащитники и бизнесмены презентовали вчера макет "Пронзенного Пегаса" - памятника жертвам геноцида и тоталитарного режима. Вознесенный над взрывом (из грубого ржавого железа) окрыленный конь из кованой "живой" меди, насаженный на идущие снизу жала, будет вскоре установлен в сквере близ Музея имени академика Андрея Сахарова.

Уничтожение лучших умов, как и творчество Александра Пушкина, по словам инициаторов затеи, - один из признаков самоидентификации нашей страны. Мифическое значение Пегаса в русском толковании больше, чем просто поэтическое: пронзенная железными "длинными руками" интеллигенция, работая в застенках советских лагерей и за границами родины, всегда оставалась выше своих гонителей.

Из-за границы на вчерашнюю презентацию приехала и "вынужденная переселенка" Галина Вишневская. Инициаторы мероприятия разошлись во мнениях относительно того, почему именно сегодня, когда власть берется публично опекать интеллектуальную элиту, в обществе решили увековечить память пострадавшим. Единственное, с чем согласились все: общество всегда должно помнить о репрессиях, чтобы за свободу не пришлось платить снова и снова.

Вице-президент Альфа-банка (спонсор проекта) Александр Гафин оценил памятник как символ возникшим после краха КПСС условий для развития бизнеса: "Мы как никто заинтересованы в стабильности. Мы получили некую передышку, некий вздох. Но наши коммунисты опять идут на выборы. Факт существования коммунистов - факт нестабильности. Такой памятник предостерегает о том, что то время может вернуться".

Лидер СПС Борис Немцов, два года назад препятствовавший восстановлению статуи Дзержинского на Лубянке и тогда же предложивший идею Пегаса, уверен в том, что на смену одной угрозе пришла другая. "Я не считаю, что сегодня есть коммунистическая угроза. Она была преодолена трагической смертью трех защитников демократии в 1991 году, - пояснил обозревателю "НГ" глава правых. - Но сегодня перед нами реальная угроза чванливого бюрократического, полицейского реванша: угроза прихода шариковых, швондеров, замгенпрокурора, Басманной прокуратуры. Мы просто боимся об этом говорить!"

"Мы не боимся. Это не страх, не боязнь, а безразличие к тому, что было", - вмешалась Галина Вишневская. А польская независимая журналистка увидела в памятнике еще и иной символ: прутья, на которых крепится Пегас, олицетворяют власть, от которой невозможно оторваться, возникла и такая трактовка: Пегас - антипод "других, цепных деятелей культуры", которые не дают ему взлететь.

Железный конь весьма символично появился на исходе очередного политического сезона. Галина Вишневская призналась, что рассчитывала увидеть несколько иной памятник геноциду народов - Пегас не отвечает образу, созданному ее воображением. После чего предложила назвать детище политиков, бизнесменов и правозащитников объединяющим и актуальным для смены вех именем - "Памятник свободе". Хотя, как признали все, главное, чтобы он вообще появился. Вольнолюбивому Пегасу уже пришлось испытать трудности, пробиваясь через бумажную волокиту и худсоветы московского правительства. Теперь затягивается дата его открытия: вместо запланированной осени символ свободы водрузят у Сахаровского центра, вероятно, глубокой зимой.