Хартия.Ру, 6 февраля 2002 г.

Олег Федорченко. Статья. У беспризорников появился соучастник.

В Москве назначен Уполномоченный по правам ребенка. Сегодня Юрий Лужков на заседании столичной Думы утвердил единственного кандидата на эту должность, которого сам же и выдвинул, - исполнительного директора благотворительного центра "Соучастие в судьбе" Алексея Голованя.

Функции Уполномоченного заключаются в том, чтобы обеспечивать государственную защиту прав, свобод и законных интересов ребенка. Ребенка, однако, не каждого, а такого, которого больше защитить некому: главное внимание Уполномоченный сосредоточит на защите интересов детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также тех детей и подростков, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Согласно городскому законодательству, на эту должность может быть назначен гражданин РФ, достигший 30-летнего возраста, обладающий общественным авторитетом, занимающийся проблемами детства и имеющий опыт защиты интересов ребенка.

А у Голованя как раз имеется обширный опыт защиты сирот. Именно в качестве лучшего друга всех детей в прошлом году он принимал участие во встрече представителей общественных организаций с Владимиром Путиным, а также входил в оргкомитет Гражданского Форума. Кроме того, Алексей Головань - один из авторов столичного закона об институте Уполномоченного по правам ребенка. Правда, не известно, принадлежит ли именно ему авторство пункта, согласно которому Уполномоченный по правам ребенка независим и не подотчетен никаким государственным органам и должностным лицам.

В интервью нашему корреспонденту Алексей Иванович признался, что известие о возможном назначении на эту должность было не столько неожиданным, сколько просто приятным. По словам Голованя, перед внесением своей инициативы Лужков долго советовался со "всем комплексом социальной сферы", и сфера в один голос потребовала Голованя в уполномоченные. Он добавил, что несмотря на независимость Уполномоченного, "инициатива мэра Лужкова ко многому обязывает".

Головань сообщил, что на новом посту намерен в первую очередь заняться организационными вопросами: надо решить вопросы штата и помещения. Раздобыв помещение, уполномоченный начнет принимать в нем граждан, преимущественно детей, а потом поедет по тюрьмам и детским домам. Головань также предполагает содействовать развитию института попечительского воспитания и вообще всячески проявлять готовность к соучастию в детских судьбах.

Головань напомнил, что с беспризорностью боролись всегда, и всегда эта борьба приносила свои результаты. Поэтому не стоит полагать, что тема московских беспризорников стала актуальной только после соответствующего указания президента Путина. Хотя, конечно, внимание президента и вице-премьера Валентины Матвиенко к детским проблемам не может не радовать. По мнению Голованя, подростковое бродяжничество - проблема не столько социальная, сколько психологическая и педагогическая. Поэтому особенно его тронуло недавнее распоряжение Валентины Матвиенко, велевшей соответствующим специалистам выяснить побудительные мотивы детей к бродяжничеству и обосновать их с научной точки зрения.

 

Алексей Головань утвержден на пять лет на должность уполномоченного по правам ребенка в Москве. Александр Орехов. Статья. Московских детей взяли под защиту. Известия, № 22

Вчера Московская городская дума утвердила предложенную Юрием Лужковым кандидатуру на должность уполномоченного по правам ребенка. На пять лет им стал 36-летний Алексей Головань. Он принял присягу прямо на заседании Мосгордумы.

Проблемами детей-сирот он стал заниматься после окончания МИФИ. В 1989 году Алексей Головань создал благотворительную организацию "Соучастие в судьбе", которая оказывает помощь выпускникам детских домов. Первое, что намерен сделать Головань на своем посту, — создать эффективно работающую приемную для детей или их законных представителей. За бесплатной юридической помощью к уполномоченному по правам ребенка смогут обращаться все дети. Сейчас подыскивается помещение для этих целей. На организацию института уполномоченного по правам ребенка в городском бюджете на текущий год предусмотрено 14 млн рублей.

 

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве Радиопередача. "Эхо Москвы", 6 февраля 2002 г.
Антон Орехъ. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве.

В гостях: Алексей Головань
Ведущий: Антон Орехъ

А.ОРЕХЪ: Взбудоражила общественность сегодняшняя новость по поводу закрытия, вернее, выселения детского приюта "Остров надежды". Каким-то образом можете Вы это прокомментировать? Что это за ситуация, что это за история, на каком основании закрывается приют, какая его дальнейшая судьба, тем более, как я понял, это чуть ли не единственный негосударственный детский приют в столице. Что вы можете по этому поводу сказать?

А.ГОЛОВАНЬ: Я только сейчас увидел сообщение "Интерфакса" о закрытии этого приюта. Сообщение мотивируется решением соответствующих судов о заключении договора аренды, о выселении. Я на сегодняшний момент не могу сказать мотивировку этих судов и чем вызвано это решение, но полагаю, что придется этим заняться и разобраться в судьбе этого приюта. Сказать, что он является единственным негосударственным приютом в городе Москве, я не могу. Эта информация не соответствует действительности. В Москве есть другие негосударственные приюты, и они успешно работают.

А.ОРЕХЪ: Я так понял, у Вас есть лично просто какие-то претензии к господину Огородникову. Александр Огородников – это директор этого приюта "Остров надежды". Мы до эфира с Вами говорили.

А.ГОЛОВАНЬ: Я не скажу, что у меня есть личные претензии. Просто некоторое время назад я слышал разную информацию о деятельности этого приюта, о соблюдении прав детей, которые там находятся, в том числе и по обращению конкретного ребенка, которое было со стороны этого ребенка в нашу организацию - Благотворительный центр соучастия судьбе. И насколько я знаю, права этого ребенка, находящегося в приюте, нарушались. Нарушались не руководством приюта, а происходило определенное бездействие со стороны администрации приюта по защите прав ребенка.

А.ОРЕХЪ: А что Вы подразумеваете под действием? Бездействие – понятно что такое. Что должен делать приют, его руководство?

А.ГОЛОВАНЬ: С юридической точки зрения действие и бездействие это близкие вещи. Не происходило защиты прав. То есть ребенок находился в приюте, но требовались определенные меры по защите его прав. Эти меры не принимались, насколько я знаю.

А.ОРЕХЪ: Каким образом можно защитить в приюте права ребенка? Тем более, что Вы уполномоченный по правам ребенка, следовательно, Вы знаете, наверно, как можно их защитить, каким образом и от чего.

А.ГОЛОВАНЬ: Дело в том, что ребенок, который находится в приюте, имеет какую-то предысторию - как он попал, в связи с чем, что у него, например, с жильем, где у него родители. То есть очень важно определение статуса этого ребенка и просчитывать дальнейшие шаги, что будет с этим ребенком, когда он покинет стены приюта. Ведь мы понимаем, что приют это временная мера, а потом ребенок должен куда-то выйти. И если ребенок пока находится в приюте, а что-то происходит с его жильем и ребенок лишается этого жилья, а администрация приюта не принимает никаких мер к тому, чтобы защитить эти права ребенка, жилищные, то это как раз идет речь о том, что права ребенка нарушаются.

А.ОРЕХЪ: Начиная с Нового года вообще о беспризорных, о сиротах, о проблемах детей у нас говорят почему-то очень много. То есть это, наверно, хорошо, что говорят много, даже на самом высоком уровне, на прошлой неделе этот вопрос обсуждался, правда, потом его затмила тема с организацией спортивного канала. Но, тем не менее, Вам не кажется, что в этом есть, может быть, не кампанейщина, но что-то в этом роде, то есть попытка создать шум, показать, что государство заботится, что оно вот-вот эти проблемы или решит или начнет решать, и на том как-то потихонечку затихнуть… Нет у Вас такого ощущения?

А.ГОЛОВАНЬ: Это сложный достаточно вопрос. Проблема безнадзорности - это то, что мы получили за определенное время перемен, которые происходили в России. То есть это, если хотите, зеркало тех перемен, ужасное зеркало тех перемен, которые произошли. Это то, что мы видим каждый день, буквально выйдя на улицу или открыв окно. Но это не является единственной проблемой детства. То есть это то, что лежит на поверхности, а под этим есть еще целый ряд проблем, которые просто не видны невооруженным глазом и которые требуют какого-то дополнительного изучения, дополнительного наблюдения. Я думаю, что эта тема кампанейщины не будет в данном случае присутствовать, так как на эту тему заговорил президент России и последнее время, по крайней мере, президент проводил политику "сказал, что сделаю, значит сделаю и выполню это обещание". Этому есть ряд примеров, и я думаю, что просто президент тем самым озвучил уже то, что некуда было никому скрыть. То есть проблема уже настолько бросалась в глаза, что нужно было делать. Дальше уже ждать сил никаких не было, поэтому народ стал этим заниматься.

А.ОРЕХЪ: Ирина спрашивает: "Назовите, пожалуйста, адрес, по которому можно написать письмо о нарушении прав ребенка" Допустим, она стала свидетелем нарушения прав и хочет кому-то об этом сообщить каким-то образом.

А.ГОЛОВАНЬ: Дело в том, что уполномоченный по правам ребенка в городе Москве назначен буквально 2 часа назад, и поэтому у него пока нет ни адреса, ни телефона. Но я полагаю, что через неделю – через две у него будет уже место, куда можно обращаться, и поэтому на сегодняшний день я думаю, что какое-то письменное обращение можно написать пока на адрес Московской городской Думы: Москва, улица Петровка, дом 22, и это письмо обязательно попадет к уполномоченному.

А.ОРЕХЪ: Не получится так, что как на деревню дедушке?

А.ГОЛОВАНЬ: Нет, это не получится. У нас будет договоренность с Московской городской Думой о передаче пока временно корреспонденции, до тех пор, пока у уполномоченного не появится собственное помещение.

А.ОРЕХЪ: Вы занимаетесь всеми детскими проблемами, и беспризорными, и сиротами, и ребятами, которые побираются на улице, может быть, у них есть и родители, может быть, они даже дома живут, но, тем не менее, таким образом деньги добывают. То есть весь спектр проблем относится к Вам?

А.ГОЛОВАНЬ: Дело в том, что в законе города Москвы об уполномоченном по права ребенка сказано, что уполномоченный занимается всеми нарушениями прав ребенка на территории города Москвы. Но в законе же установлен приоритет, что приоритетной деятельностью уполномоченного является защита прав детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также иных детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, это очень широкая категория, и эта категория детей указана в законе об основных гарантиях прав ребенка. Это дети, которые остались на улице без присмотра, это и дети-инвалиды, и ряд других категорий. То есть, по большому счету, уполномоченному, я так полагаю, придется заниматься достаточно широким спектром проблем детей.

А.ОРЕХЪ: Человек идет по улице, видит ребенка, очевидно, по одежде, по чумазому лицу понятно, что это беспризорник. Соответственно, как ему в такой ситуации к нему относиться, к этому ребенку? Есть масса таких граждан, которые дадут пинка под зад и еще порадуются. Есть такие, которые хотят этого ребенка чуть ли не привести к себе домой, накормить, обогреть, помыть. Для более сердобольной части граждан что Вы можете сказать? Насколько вообще опасно это или не опасно? Некоторые ведь считают, что если дать такому ребенку копеечку и покормить его, то он еще и привыкнет, и совсем уже не захочет ни учиться, ни возвращаться в семью, ни чего-то еще делать. Он понимает, что ему всегда подадут, всегда у него будет какой-то кусок масла на кусок хлеба. Вы что посоветовали бы таким гражданам, которые хотят лично каким-то образом поучаствовать в судьбе совершенно не знакомого им человечка?

А.ГОЛОВАНЬ: Я думаю, что на Ваш вопрос нет какого-то универсального и общего ответа. Потому что, как любая ситуация, как любая судьба, нет похожих судеб, нет похожих ситуаций, и поэтому сказать, что сделать в этом случае, а что сделать в другом – для меня ответить на этот вопрос затруднительно. Я бы для начала просто попытался поговорить с ребенком и выяснить, откуда он, что, почему он оказался на улице. Сейчас подготовлен проект постановления правительства Москвы, где установлен механизм взаимодействия государственных структур г. Москвы по оказанию детям, оказавшимся без надзора на улице. И там сказано, что должны делать органы внутренних дел, комитет социальной защиты, органы здравоохранения и так далее. Если кто-то хочет помочь конкретному ребенку, можно обратиться к ближайшему милиционеру, потому что сейчас есть четкая установка по ГУВД г. Москвы, как заниматься с этими детьми и как им оказывать помощь. Либо можно обратиться в комитет социальной защиты, там тоже сейчас есть специальные структуры, которые занимаются этими детьми. Но поймите правильно, ведь это очень сложная проблема, и далеко не все дети хотят попасть в какой-то приют, не все дети хотят, чтобы их поместили в какие-то достаточно комфортные условия. Совершенно интересно. Или, скажем так, печальная история, например, произошла в приюте на Северо-Западе, который недавно открылся. Туда поместили сразу 30 детей, и на следующий день из этих 30 детей 15 просто убежали. Привезли новых 15 детей на освободившиеся места. Через день из этих 15 убежали 7. То есть это проблема не только в том, чтобы дать кров, чтобы обогреть, прокормить, а это более серьезная проблема, она частью связана с медицинскими разными аспектами и с психологическими. И поэтому сказать, что сделать в конкретном случае, я на сегодняшний момент не могу.

А.ОРЕХЪ: Сейчас у нас еще в эфире поучаствует семья Куликовых в лице Елены. Елена, добрый день. Я знаю, что Вас очень волнует по-человечески проблема ребенка и Вы в своей анкете даже написали, что Вы хотели бы каким-то образом участвовать как частное лицо в их решении. Соответственно, Вы можете сейчас уполномоченному по правам ребенка задать свой вопрос, который посчитаете нужным.

Е.КУЛИКОВА: Во-первых, добрый день, Алексей. Мне хотелось бы узнать, что Вы делали до этого времени. Я так поняла, что Вас назначили совсем недавно на этот пост ответственный. И какое у Вас образование? Кроме этого, мне интересна была бы Ваша оценка деятельности наших чиновников и правительства до этого времени, до того, как Владимир Путин указал нам всем на этот вопрос, который был у нас у всех под ногами и мы наблюдали эту беспризорность. Как Вы оцениваете их деятельность? Я думаю, что они не делали, в общем, ничего. Если бы я была учителем, я бы поставила им "2" или "1". Может быть, они их куда-то свозили или они куда-то разбегались, но на этом уровне…. И не кажется ли Вам, что нужна принципиально другая идея и другие люди для решения этой проблемы, может быть, менее замыленные, более заинтересованные. Но у нас есть такие люди в этой стране, в конце концов, в нашей стране?

А.ГОЛОВАНЬ: Я начну по порядку отвечать на Ваши вопросы. До назначения на пост уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, что произошло буквально 2 часа назад, я работал в общественной организации, которая называется Благотворительный центр соучастия судьбе. Этой организации больше 10 лет, и я участвовал в ее создании. Центр соучастия судьбе оказывал комплексную помощь и защиту прав выпускников детских домов. Мы помогали ребятам в трудоустройстве, ходили с ними в суды, защищали их права, добивались решения каких-то проблем в их интересах через административные органы и так далее. У меня высшее образование, я по первому образованию инженер-физик, закончил МИФИ, а по второму я юрист, закончил Московскую государственную юридическую академию. Что касается Вашего вопроса по поводу оценки деятельности государственных органов по проблеме беспризорности, мне кажется, мне даже неловко об этом говорить, эту оценку дал президент во время своей беседы и с членами правительства, и с вице-премьером Валентиной Ивановной Матвиенко, поэтому в данном случае ни добавить, ни прибавить. Однако мне хотелось бы подчеркнуть, что нельзя говорить, что ничего не делалось по этой проблеме. Может быть, делалось недостаточно и в связи с тем, что президент оценил эту работу как неудовлетворительную. Сейчас будут предприняты более активные и более эффективные меры. Что касается новых подходов, я совершенно с вами согласен, что только одним механизмом помещения детей в приюты эту проблему не решишь. Здесь нужны совершенно иные механизмы новые какие-то концепции, и эта проблема, по большому счету, не является проблемой только сегодняшнего дня. То есть в этой проблеме есть какие-то оперативные вопросы, когда мы должны ребенку, которого мы видим и который нуждается сегодняшней какой-то немедленной помощи, эту помощь оказать, но это же проблема будет еще длительное время. Специалисты говорят, что аналогичные проблемы в Италии, например, и в Англии решались порядка 30-40 лет. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что если мы хотим серьезно, например, заниматься этой проблемой, что эту проблему нам придется решать еще долгие-долгие годы. И я согласен, что, с одной стороны, мы должны готовить специалистов, которые могли бы заниматься этой проблемой, а сейчас ни один вуз не готовит специалистов, которые бы могли заниматься с детьми, находящимися на улице без надзора, и, с другой стороны, мы должны осуществлять переподготовку тех специалистов, которые сейчас уже занимаются этой проблемой, так как говорят, что в нашей стране нет другого народа, так у нас нет других людей и мы должны этих специалистов растить, создавать новых и переобучать тех, которые уже есть.

А.ОРЕХЪ: Алексею я еще успею задать несколько вопросов от наших слушателей. Михаил спрашивает Вас, вдогонку той теме, с которой мы начали, по поводу закрытия, судя по всему, на данный момент такая ситуация, негосударственного детского приюта "Остров надежды". Вы сказали, что это не единственный негосударственный приют в столице, по Вашим данным. Михаил Вас спрашивает, сколько частных или негосударственных приютов для детей в Москве, потому что он пока склонен верить тем данным, что этот приют единственный и что его именно закрывают.

А.ГОЛОВАНЬ: Я не могу сказать точно цифру, но я могу сказать, что есть, например, очень известный приют фонда "Нет алкоголизму и наркомании", фонда НАН, который расположен в районе метро "Профсоюзная". Этот приют функционирует достаточно давно, он известен, и как раз именно специалисты этого приюта предлагают, сотрудники этого фонда, этого приюта предлагают новые методики, новые механизмы оказания помощи беспризорным детям. Поэтому это действительно так, приют "Остров надежды" не является единственным приютом негосударственным в городе Москве.

А.ОРЕХЪ: Известно, что у нашего государства почти ни на что нет денег, я думаю, что не получите и вы больших ассигнований на защиту прав ребенка. В связи с этим вы не думали о том, что может быть каким-то образом посотрудничать с церковью? Необязательно это будет православная церковь и вообще какие-то христианские конфессии, это могут быть и мусульманские и какие угодно представители. Не думали ли вы о том, чтобы каким-то образом совместно решать эту проблему? При том, что, конечно, церковь у нас во всех ее видах отделена от государства.

А.ГОЛОВАНЬ: Я думаю, что в работе уполномоченного придется очень активно сотрудничать и с государственными органами, это прежде всего с исполнительной властью, с законодательной властью, и ему придется очень активно взаимодействовать с общественными организациями, опираться на них, использовать те ресурсы, которые у них есть. И, конечно, уполномоченный, я уверен, будет сотрудничать и с церковью, с различными конфессиями, если они будут готовы к этому, будут предлагать какую-то помощь, и это будет как бы соответствовать целям, задачам уполномоченного.

А.ОРЕХЪ: Каким образом Вы бы отнеслись, если бы был создан церковный какой-то приют, естественно, не один, просто к самой идее создания церковного приюта?

А.ГОЛОВАНЬ: Это нормальный совершенно шаг. И как раз в понедельник было заседание комиссии по социальной политике Московской городской Думы, в котором участвовала и Людмила Ивановна Швецова, и Владимир Михайлович Платонов. И как раз там говорилось, что одним из возможных направлений решения этой проблемы беспризорников будет создание приютов при церкви.

А.ОРЕХЪ: Еще одна разновидность приютов детских домов. Несколько лет назад об этом очень много говорили, в последнее время я что-то про это почти ничего не слышу. Может быть, говорят, может быть, просто мне не везло. Семейные детские дома - к этой форме как Вы относитесь? Было, где-то по какому-то из телеканалов показывали, где-то за городом какая-то как деревня, там живут все, ведут общее хозяйство, у них воспитательница как мама, несколько детей живут с ней. Как вы к этому относитесь, к этой форме?

А.ГОЛОВАНЬ: Я считаю, что чем больше будет различных форм для воспитания детей, для устройства детей, тем это лучше. Потому что сказать, что на сегодняшний момент мы должны отдать какое-то предпочтение одной из форм, это совершенно неверно. И поэтому семейный детский дом, приемная семья - они имеют совершенно полноправное право на существование, наравне с государственными учреждениями, с детскими домами, с интернатами. И вообще безусловно, что воспитание ребенка в семье предпочтительнее, чем воспитание в государственном учреждении. И государство уже берет курс на создание либо малокомплектных детских домов по принципу семейных, либо на создание так называемых семейных детских домов, о которых говорите Вы.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Алексей Головань, уполномоченный по правам ребенка в г. Москве.