Судебные заседания по сфабрикованным уголовным делам.
(Февраль-март 2001 г. - по данным "Мемориала"), "Дело Солсаева"

20 февраля адвокат И.М.Айламазьян заявила ходатайство о допросе по делу Солсаева дознавателя ОВД “Выхино” Астаховой и сотрудника ОВД офицера милиции Малахова. При допросе Малахов несколько раз ударил Солсаева, требуя, чтобы тот подписал написанное Астаховой признание в хранении якобы найденных им на улице патронов; запугивал Солсаева, грозя его “прирезать”; заявлял, что следует расправиться со всеми чеченцами. Солсаев отказался подписывать признательные показания, тогда сотрудники милиции вытащили его в коридор и избили. Второе ходатайство адвоката - установить и вызвать в служебное заседание свидетеля первого появления в квартире сотрудников милиции (около 20 час. 30 мин.) - знакомую Солсаева Тамару.

Судья предлагает вначале заслушать свидетелей, явившихся по повестке в суд. Сотрудники милиции Пикельный и Верховский заявили, что их посещение Солсаева было однократным (при этом называют разное время - 20 и 23 часа), цель прихода - проверка поступившей в ОВД информации о том, что “у проживающих по данному адресу лиц чеченской национальности имеется огнестрельное оружие”. Из их показаний в суде следует, что они вместе поднялись на лифте на 9-й этаж, где на лестничной площадке стоял Солсаев. В квартиру к нему не входили. Наручников не надевали. В присутствии понятых ими был произведен личный досмотр и извлечен сверток с пятью патронами от автомата. Адвокат интересуется, почему в квартире Солсаева ни в этот день, ни в последующие не был произведен обыск: ведь там вполне мог оказаться автомат или другое оружие, патроны к которому Солсаев носил в кармане?

Понятые Михеев и Харитонов при допросе показали, что, во-первых, Солсаев находился на площадке 9-го этажа один на один с сотрудником милиции; во-вторых, на лестничную площадку Солсаева вывели из квартиры. В то же время оба понятых вслед за сотрудниками милиции заявили, что наручников на Солсаеве не было, их надели только перед транспортировкой.

Адвокат обращает внимание суда на то, что Солсаев дает логические и последовательные показания, в отличие от сотрудников милиции, которые называют разное время задержания Солсаева (один из них говорит о времени первого посещения квартиры Солсаева - 20 час., другой - о втором приходе в 23 час.) В даче ложных показаний их уличили и понятые, которые при допросе в суде показали, что сотрудник Верховский вывел Солсаева из квартиры и длительное время пробыл с ним наедине. Однако суд выражает полное удовлетворение показаниями свидетелей и отклоняет ходатайства о вызове в суд Астаховой, Малахова и знакомой Солсаева Тамары.

В своей речи адвокат высказала предположение, что данное уголовное дело было сфабриковано с целью продемонстрировать активность милиции после взрыва на Пушкинской. “Каждый инцидент такого рода в Москве сопровождается валом задержаний выходцев с Кавказа, в особенности чеченцев, и фальсификацией улик против них. Эта порочная практика превращается в устойчивую тенденцию и приобретает все более широкие масштабы. Дело Солсаева - одно из рядовых, привычных для милиции дел. Никто не понесет ответственности ни за причиненный моральный вред - а ведь Солсаеву ясно дали понять, что российский гражданин, являющийся представителем определенной национальности, не вправе рассчитывать ни на защиту закона, ни на гуманное обращение; ни за физический ущерб - после допросов в милиции он до сих пор лечится: у него повреждены почки, поврежден позвоночник, он с трудом передвигается. Нельзя допускать, чтобы часть наших граждан чувствовала себя изгоями. Мы, юристы - все несем ответственность за сложившуюся ситуацию”.

Адвокат просит оправдать Хамзата Солсаева за отсутствием состава преступления.

Приговор Кузьминского межмуниципального суда был оглашен 21 февраля 2001 г. “…Суд установил, что подсудимый Солсаев Х.А. совершил незаконные приобретение и ношение боеприпасов.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах: в неустановленное время, в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах Солсаев незаконно приобрел 5 патронов калибра 7,62 мм, которые… являются штатными боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию (АК, РПК, СКС и их модификации); патроны для стрельбы пригодны. Указанные патроны Солсаев незаконно носил в левом кармане своих брюк, передвигаясь в пределах г. Москвы вплоть до задержания сотрудниками милиции 9 августа 2000 г. … Вина подсудимого установлена полностью, а его действия следует квалифицировать по ст. 222 ч.1 УК РФ… Квалифицирующий признак “хранение” подлежит исключению… Доводы подсудимого о своей невиновности полностью опровергаются как показаниями свидетелей, так и материалами настоящего уголовного дела, в связи с чем суд критически относится к указанным доводам подсудимого и не может принять их во внимание. Оценивая показания свидетелей, суд находит их достоверными и соответствующими действительности, поскольку они последовательны, логичны, лишены фактических противоречий, объективно подтверждают друг друга”.

Суд приговорил: “Солсаева Х.А. признать виновным по ст. 222 ч. 1 УК РФ и назначить наказание в виде одного года лишения свободы без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ приговор в исполнение не приводить, а назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение одного года”.