Милиционер-убийца амнистирован второй раз.
Евгения Рубцова. Статья. Честь тулупа. Новые Известия, № 90, 30 мая 2001 г.

Вчера Преображенский межмуниципальный суд Москвы уже во второй раз вынес приговор бывшему сотруднику конной милиции Александру Бражникову, который якобы по неосторожности убил своего сослуживца- Александра Орлова. Уже во второй раз суд применил к убийце амнистию. Казалось бы, случай рядовой за исключением, пожалуй, того, что Бражников ни дня не провел за решеткой, а следствие и суд упорно отказывались прислушиваться к доводам потерпевшей стороны. Между тем родители Александра Орлова утверждают, что их сын стал не жертвой неудачной шутки товарища, а был умышленно им убит.

17 декабря 1999 года Орлов, как обычно, очень рано пришел на службу - лошадь помыть, самому спокойно переодеться перед общим построением. Около девяти часов утра он зашел в раздевалку поздороваться с товарищами, а несколько минут спустя прогремел выстрел.

Родителям сообщили об инциденте только в семь часов вечера. Убитые горем, они поначалу не обратили внимания на нестыковки между реальным положением дел на месте происшествия и рассказами Сашиных сослуживцев о якобы несчастном случае. Только после того, как отгремели залпы на пышных похоронах, Анна Егоровна и Николай Александрович Орловы принялись усиленно расспрашивать об обстоятельствах гибели их сына.

Из материалов уголовного дела видно, что в то роковое утро Александр Бражников закончил свое суточное дежурство и почему-то оказался в раздевалке с пистолетом. Новенький блестящий "Макаров" заинтересовал товарища Бражникова, Сергея Шафира. Александр дал ему оружие, предварительно вынув из рукоятки магазин. Шафир пистолет посмотрел, повертел и, поставив на предохранитель, вернул хозяину.

В этот момент в раздевалку, согласно показаниям свидетелей, вошел Орлов. Он увидел в шкафчике Бражникова свой незадолго до этого пропавший служебный тулуп. Между молодыми людьми завязался горячий спор. Правда, все четыре свидетеля, находившихся в четырнадцатиметровой комнате, как один утверждают, что не слышали, о чем говорили между собой их товарищи (хотя те и не шептались). До их слуха донесся лишь звук от передергивания затвора и выстрел.

Позже Бражников объяснял, что хотел пошутить и направил на выходящего Орлова оружие. Не зная, что пистолет уже снят с предохранителя, а в стволе находится патрон. Бражников выстрелил и случайно попал сослуживцу в висок. Все свидетели, словно под диктовку, показали, что Орлов упал у входа в раздевалку, но фотографии с места преступления и судебно-медицинская экспертиза ставят все эти показания под сомнение.

Тело Александра Орлова было обнаружено в коридоре, в полутора метрах от двери в раздевалку. На лбу виднелись ссадины, под глазом синела обширная гематома, затылок разбит. Все эти повреждения Орлов явно получил еще до смерти, а не падая с высоты своего роста. Кстати, о росте. Баллистическая экспертиза показала, что выстрел был произведен с расстояния около двух метров, и пуля вошла в череп Орлова сверху вниз. Естественно, что родители склоняются к версии: Сашу избили, а стреляли в него, когда он уже лежал на полу. И стреляли, видимо, не один раз — на стене родители убитого видели следы от пуль, но буквально через несколько дней их зашпатлевали и закрасили. "Я уверен в том, что произошло умышленное убийство по предварительному сговору", - говорит адвокат семьи Орловых Михаил Стацевич.

В день убийства с Бражникова сняли показания и не более того. Не была проведена наркологическая экспертиза, хотя известно, что накануне инцидента у свидетеля Шафира родился ребенок, и коллеги вполне могли "обмыть" прибавление в семействе сослуживца. Бражникова не направили в следственный изолятор, хотя в России и за менее тяжкие преступления люди годами сидят без надежды выйти под подписку о невыезде или залог. Несмотря на ходатайства потерпевших, так и не был проведен следственный эксперимент на месте преступления.

Но самое главное - уже в день убийства на стол к исполняющему обязанности начальника ГУВД Москвы Швидкину лег рапорт от начальника Управления собственной безопасности ГУВД Ремезюка о происшествии в конном полку. В этом документе, с пометкой "В прессу не давать", убийство Орлова было однозначно квалифицировано как неосторожное обращение с оружием. И суд дальше статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) не пошел.

В августе прошлого года Преображенский суд уже выносил Бражникову приговор и тут же на месте его амнистировал.

Мосгорсуд это решение отменил и отправил дело на вторичное рассмотрение новым составом судей. Но теперь и во второй раз результат судебных разбирательств остался прежним.