Силовое подразделение миграционной инспекции Москвы приступило к работе Известия, № 59. Наталья Гранина. Статья. "Сюда бы взвод ОМОНа".

В управлении по делам миграции ГУВД Москвы по приказу главы МВД в порядке эксперимента формируется иммиграционная инспекция. Главная задача новой силовой службы - искоренение "нелегалов". В четверг корреспонденты "Известий" приняли участие в одном из первых рейдов нового спецподразделения.

До последнего момента маршрут рейда держался в тайне. Видимо, в целях предотвращения утечки информации. Уже перед выходом сотрудникам сообщили: "Cегодня штурмуем новостройку в Куркине". Самый активно растущий элитный квартал Москвы - рассадник нелегальных гастарбайтеров. В качестве напутствия начальник 3-го отдела иммиграционной инспекции Владимир Хонский прочитал небольшую лекцию:

- Главная задача нашего ведомства - борьба не столько с нелегальными иностранцами, сколько с теми, кто обеспечивает их работой. По новому закону "О положении иностранцев в России" при оформлении на работу руководитель фирмы должен внести госпошлину в 4 тысячи рублей за каждого нанятого. Понятно, что соблюдают закон далеко не все. Сегодня только в Москве нелегально трудятся около миллиона человек, и за каждого из них казна недополучет в среднем долларов по 200. Вот и считайте.

- Ну и что делать? - робко поинтересовались мы.

- По Кодексу об административных правонарушениях работодатель, пойманный на месте преступления, должен заплатить штраф от 10 до 20 минимальных окладов. Через суд. Причем размер взыскания не зависит от того, сколько гастарбайтеров у него обнаружат - хоть два человека, хоть сто.

Но полковник Хонский нас заверил, что все это временные трудности. Служба-то только формируется. Сейчас набираются люди в отделы по контролю за миграцией в строительной отрасли, на потребительских рынках, в жилом секторе и гостиницах. Решается вопрос о закреплении за миграционной инспекцией 5 приемников-распределителей. В них нелегалы будут дожидаться отправки на родину. Смета расходов на содержание таких "центров временной изоляции" еще только составляется. Милиционеры говорят, что это дорогое удовольствие. На одних переводчиках, которые должны состоять в штате приемников, можно разориться.

Новостройку в Куркине, принадлежащую фирме "Небоскреб ГБ", отправилась брать бригада в составе шести инспекторов в погонах и одного штатского. После обильного снегопада накануне стройплощадка представляла собой сплошную грязную лужу.

- Надо внести рацпредложение выдать в качестве экипировки болотники, - ворчал инспектор Дмитрий Кирюшин, ловко прыгая по чавкающей глине.

Ребята быстро рассредоточились по объекту. Половина направилась в строительный штаб, другие по подсобкам, проверять документы у рабочих.

- У нас трудятся от 200 до 500 человек, - объясняет непрошеным гостям начальник площадки Ркенов, в качестве доказательства показывая зарплатные ведомости. - Приезжих всего 10-15%, насколько я знаю, на всех оформлены документы. У них и общежитие специальное есть. Хотя за кадры я не отвечаю.

В это время в комнате появился счастливый Кирюшин:

- Мы в соседнем вагончике человек семь таджиков без разрешения на работу обнаружили!

- Ведите сюда, - с энтузиазмом откликаются коллеги. - Будем паспорта переписывать. Может, из Куркина вызвать милицейский наряд, чтобы нелегалов в ОВД оттранспортировать?

Пока решалась их судьба, таджики с покорным видом сидели на корточках вдоль стен. По их лицам чувствовалось, что им абсолютно все равно.

- Я вчера только сюда штукатуром устроился, - хитро шевеля усами, дает показания Абдусанат Ихалихов. - Живем здесь же, всем довольны. В месяц рассчитываю получить 300-400 долларов. Больше-то нам не платят. Московская регистрация у меня есть, а то, что разрешение надо, ничего не слышал. Выгонят отсюда, в другое место пойду. В Душанбе 8 детей, все кушать хотят.

После того, как были переписаны координаты отловленных гастарбайтеров, руководству фирмы выдали предписание на следующий день с документами явиться в миграционную инспекцию.

- Сюда бы вертолет с отрядом ОМОНа, - сокрушается Евгений Леонов, сотрудник отдела строительства миграционной инспекции. - Поймали сейчас несколько человек, а сколько их прячется - неизвестно. Да и что для фирмы значит штраф в 10 тысяч рублей, когда у них квадратный метр жилья стоит 1000 долларов? Легкий укол. Хотя, чтобы держать их в тонусе, мы можем устраивать проверки раз в три дня. Чаще нельзя, по закону нужно дать время на устранение недостатков.

- А что легче проверять - рынки или стройки?

- Везде своя специфика. На вьетнамском рынке, например, с непривычки все продавцы на одно лицо кажутся. У вьетнамцев очень часто паспорта с переклеенными фотографиями. Один уедет - отдаст документ другу. Вьетнамцы часто еще хуже таджиков живут. В маленькой комнате человек 30 может уместиться - спят в ячейках друг над другом. Как рабы живут и работают. Иногда просто за еду. Это целая система, которую почти невозможно сломать. Но мы пытаемся.