Коррупция в судейском корпусе – на справедливый суд в России надеяться бесполезно Московский комсомолец, № 141. Марина Гриднева. Статья. Суд продажных.

1. Рассмотрение дела в кратчайший срок, иногда в день поступления материалов в суд.

2.Неизвещение лиц (как правило, ответчиков), участвующих в судебном разбирательстве.

3.Грубые процессуальные нарушения в ходе судебного разбирательства. К примеру, отказ внести в протокол судебного заседания показания, имеющие важное значение для рассматриваемого спора.

4.Вынесение решения, противоречащего другому, ранее вынесенному, и приводящее к конфликту исполнительных листов.

5.Немотивированная передача гражданского или уголовного дела от одного судьи другому.

6. Рассмотрение дела в нарушение правил подсудности.

Борцы с коррупцией, бросившиеся чистить милицейские ряды от “оборотней” в погонах, а пограничников — от “оборотней” в фуражках, как-то несправедливо отодвинули в тень еще одну разновидность “оборотней” — в мантиях. Будто бы страну не сотрясают скандалы, связанные с несправедливыми решениями и приговорами, а граждане, отправляясь в суд, не готовятся к нему, как к свадьбе, — собирая деньги по родным и знакомым.

Министр Грызлов, правда, намекнул, что “ряд судей принимает преступные решения в соответствии с личной заинтересованностью”, и “таким судьям сегодня самим место на скамье подсудимых”. Да и только. Но кто из служителей Фемиды, вынесших “преступные решения”, реально наказан?

О хитростях судейской коррупции с нами любезно согласился поговорить бывший судья, а ныне адвокат, имени которого, по понятным причинам, мы не называем.

— Насколько все-таки распространена коррупция в судейском корпусе?

— Думаю, у каждого юриста своя оценка. Кто дает взятки, считает, что коррумпированы все судьи. Кто не дает — полагает, что не больше 2—5%. Я лично знаю, что некоторые мои бывшие коллеги этим грешат. С этим я и сейчас сталкиваюсь частенько.

— Даже если брать по минимуму: 2% — это же 400 человек. Но ведь за взятки никто не осужден!

— Даже при наличии 100-процентной информации о судье-взяточнике его не так-то просто поймать. Во-первых, судью нельзя оперативно “разрабатывать”, как простого чиновника: у него есть неприкосновенность. Во-вторых, судьи редко берут взятки, что называется, из рук в руки. Все они — люди семейные. Как правило, их родственники (жена, муж, дети) работают юристами или сотрудничают с какой-нибудь юридической консультацией. Через них-то и действуют адвокаты — заключают официальный договор и платят гонорар, который и включает завуалированную взятку. Фактически деньги получает родственник судьи, но за нужное решение. Это самая простая схема. Чуть сложнее — действовать через знакомых. Но у людей с улицы судьи, безусловно, взяток не берут.

— Эта схема действует на всех уровнях?

— Абсолютно. Различия только в размере взятки.

— Неужели все так плохо?

— Я еще раз повторюсь, что коррумпированных судей не так много. Просто экономические скандалы, которые иной раз разгораются после их неправомерных решений, имеют большой резонанс. А когда еще судью снимают с должности и об этом пишут все газеты, создается впечатление, что абсолютно все судьи — продажные. Но это не так.

— Где более коррумпированы судьи: в Москве или в регионах?

— Говорят, Бог высоко, Москва далеко. В столице все-таки порядка больше, чем в регионах. Хотя и у нас скандалов хватает. Вспомнить хотя бы прошлогоднюю драку у проходной фабрики “Москомплектмебель”. Тогда Останкинский суд вынес с разницей в несколько дней два абсолютно противоположных решения. Сначала приказал власть на фабрике сменить, а потом отменил свое же решение. А там едва до смертоубийства не дошло — все телеканалы показывали эту бойню...

— Кстати, судья, которая выносила оба этих постановления, уже лишена судейских полномочий. А какой смысл был в таком двойном решении?

— Обычно такие решения выносятся с пометкой “подлежит немедленному исполнению”. Нескольких дней хватает, чтобы, например, завладеть имуществом проигравшей стороны и быстренько его распродать. А когда судья как бы одумывается и делает вид, что невнимательно изучил документы, он свое неправосудное решение отменяет. Но поезд уже ушел — имущество распродано, и возвращать нечего. Аналогичный случай был у нас в Бабушкинском суде. Судья вынес решение: изъять в пользу истца товар — немедленно. Его изъяли, быстренько продали, а потом пришло другое решение этого же судьи, которое отменяло предыдущее. Но у наших клиентов уже огромные убытки...

— Фамилию судьи назовете?

— Мы только подали на него жалобу в квалификационную коллегию судей, поэтому называть фамилию несколько преждевременно.

Безусловно, следует извиниться перед теми судьями, кто честно делает свое дело, — все вышесказанное не имеет к ним никакого отношения. Хочется верить, что таковых — неподкупных — большинство. Но судейский корпус — это как бочка меда: если завелась в ней хотя бы капля дегтя, есть из нее противно.

Отсюда и ошеломляющие данные соцопроса, проведенного среди россиян: 39% населения считают, что “у нас судьи обладают такой неприкосновенностью, что они могут творить что угодно, и совершенно безнаказанно”. А почти 80% (!) опрошенных сказали: они не рассчитывают найти справедливость в суде, полагая, что “выигрывает дело тот, кто больше заплатит”. Это ли не приговор нынешнему правосудию?..