Новый вид рэкета осваивает подмосковная милиция: после задержания подозреваемых с родных требуют выкуп

Российская газета, № 109. Тимофей Борисов. Статья. Выкуп за арест!

Тихий женский голос на другом конце телефона неуверенно произнес: "Помогите мне вернуть мужа. Его посадили в тюрьму, и уже полгода он невинно сидит в сизо"...

"Честно говоря, я в подобных случаях придерживаюсь мнения Глеба Жеглова, что наказания без вины не бывает, а "Груздеву надо было вовремя разбираться с женщинами и пистолеты не разбрасывать". "Я помню "Место встречи", - голос собеседницы стал более твердым, - может, оно и так, но Жеглов не вымогал с Груздева денег..."

Через некоторое время Надежда Николаевна Пузикова, учитель по профессии, так звали моего телефонного визави, сидела напротив. Простая русская женщина с грустными глазами, тронутыми выразительными морщинками горя. Она молча положила на стол кассеты, копии жалоб, заявлений, постановление о привлечении в качестве обвиняемого и газетные вырезки.

- Мой муж, Николай Иванович Пузиков, конечно, не ангел, человек сложный, простой вологодский мужик, завихрастый, разбитной, крепкий, не прочь и выпить, и погулять, иногда резкий и вспыльчивый, но, как типичный русский, с широкой душой и по натуре добрый. Ну, словом, обычный, без отклонений. Не монстр, не садист. А его обвиняют, будто он похитил и изуверски избил начальника строителей, которые отделывали ему дом, - начала она.

- Можно ближе к делу? - попросил я.

- Тогда посмотрите видеокассеты, а я буду по ходу комментировать.

Но, как говорится, во время просмотра комментарии были излишни. На пленке, отснятой женщиной, незнакомые люди то рисовали ей на бумаге круглые цифры, то напрямую шантажировали. Обычное на первый взгляд дело о самоуправстве Николая Пузикова в отношении некоего Василия Гаммы с каждым кадром обрастало такими подробностями, что стало ясно: оно далеко выходит за рамки типичных дел о "кухонных боксерах", уличных хулиганах и самодурах.

А началось все с того, что Николай Пузиков нанял для постройки своего дома в деревне Юрьево Московской области бригаду работяг во главе с Василием Гаммой. 3 декабря 2002 года в УБОП ГУВД Москвы этот самый Гамма обратился с заявлением, что его сначала похитили и избили трое человек во главе с Пузиковым, который задолжал ему денег за выполненные строительные работы. Как указано в постановлении Головинской межрайонной прокуратуры, "в период с октября по 25 ноября 2002 года Пузиков, желая уклониться от уплаты задолженности перед Гаммой, и стремясь в то же время вынудить его к завершению приостановленных работ, во исполнение своих корыстных намерений разработал план похищения Гаммы, его последующего незаконного удержания в изоляции от внешнего мира и вынуждения к отказу от долговых требований путем избиения и угроз расправой. К осуществлению разработанного им плана он привлек ранее знакомых ему г-н Полякова и Мартиневского".

Вот такая фабула. Выходило, что, задолжав за строительство дачки, Пузиков похитил прораба и в подвале его избил. В качестве доказательств деяний Пузикова В. Гамма предоставил оперативникам УБОПа, а позже и корреспонденту одной московской газеты справку о телесных повреждениях. "Вы только посмотрите, что пишут, - Надежда Николаевна зачитала мне выдержку "Из медицинского заключения: У пострадавшего В.Я. Таммы отсечена 3-я фаланга пальца правой руки, отмечены множественные ушибы рук, обоих плечей и коленных суставов". "Надежда Николаевна, так это же бульварный листок, тут даже фамилия переврана". - "Но мой муж на основании этого медицинского заключения и рассказов Василия Гаммы уже полгода сидит в сизо и первые четыре месяца с ним не проводили никаких следственных действий".

Действительно, из документов следовало, что через неделю после заявления Гаммы Пузиков был задержан, а суд выдал санкцию на его заключение под стражу и три раза эта санкция судом продлевалась. Все это время жену Пузикова обрабатывали "заинтересованные" лица. Ей звонили, предлагали, уговаривали, встречались, а загнанная в угол женщина стала все фиксировать на диктофон и видеокамеру. Однажды к Надежде Николаевне пришла некая особа по имени Лариса, которая сказала: высокие покровители направили ее сообщить, что Пузикова можно освободить, но милиции просто надо немного помочь. "Сколько?" - спросила Пузикова. Ответа не последовало, но видеокамера запечатлела, как Лариса взяла со стола листок бумаги, написала круглую сумму и протянула листок Надежде Николаевне. "А дома лучше не ночевать, - предупредила Пузикову "добрая" женщина, - могут отстрелить".

"Надежда Николаевна, почему вы пришли с этим в редакцию, а не в милицию?" - спрашиваю ее. "Я обращалась в милицию, но разве вы не поняли, что за этим делом милиция и стоит".

Оказалось, что приходившая Лариса - человек не с улицы и она действительно не просто блефовала. Перед следующей встречей, назвавшись Жуковой, она позвонила Пузиковой и сообщила, что на этот раз придут "ответственные люди", а чтобы усилить эффект, сказала, что они будут от Головатова, снисходительно пояснив, что это легендарный руководитель группы "Альфа".

Вот это была интрига! На встречу в кафе "Донна Клара" Пузикова пришла не одна. Оказалось, что адвокат ее мужа хорошо знал Михаила Васильевича Головатова, который действительно когда-то был одним из руководителей "Альфы" и в свое время даже брал дворец Амина в Кабуле. Его до глубины души возмутило то, что какие-то проходимцы действуют от его имени. Он пришел на встречу вместе с Пузиковой. Встреча была назначена на два часа. Надежда Николаевна проверила микрофон. У дверей кафе всех входящих снимали помощники Головатова. В начале третьего на пороге кафе появились двое.

У Надежды Николаевны все похолодело внутри. Один из пришедших был Василий Гамма - целый и невредимый. Второй, незнакомый, очень важный, вальяжно уселся за стол напротив. "Мы от Михаила Васильевича Головатова, а сам я из центрального аппарата МВД. - Незнакомец назвал фамилию. - Я знаю, что вы хотели бы, чтобы все было по закону, но тут закон не нужен..." Речь зашла о деньгах, и ввиду деликатности темы милиционер обратил внимание на спутника Пузиковой. "Михаил Васильевич Головатов, - представился тот. - А ты кто такой, я тебя не знаю".

Наступила пауза. Милиционер побледнел. Он судорожно полез во внутренний карман пиджака и вытащил служебное удостоверение. "Запиши. Полковник милиции Ринат Судапин", - сказал Головатов Надежде.

И это действительно было так. На встречу говорить о выкупе Пузикова вместе с "потерпевшим" Василием Гаммой пожаловал бывший всемогущий замначальника московского РУБОПа Ринат Асымович Судапин. Удостоверение было подлинным.

"Михаил Васильевич, можно вас на минутку", - взмолился Судапин. Пока они отсутствовали, враз вскипевшая Надежда Николаевна накинулась на Гамму: "Ну-ка расскажи, так где твои побои, кто тебя бил киянкой по пальцам?" Сконфуженный Гамма показал руки. Все пальцы были на месте и целы.

В этот момент за стол вернулся Головатов. "Ну, а это кто такой?" - обратился он к Надежде. "Это тот, кого мой муж "избил" до полусмерти". "Вам десять минут на то, чтобы вы еще раз обдумали свои предложения, с которыми пришли". - Головатов повернулся к Василию Гамме, который после этих слов пулей вылетел из кафе. "Он не вернется, - сказал Головатов Надежде, глядя вслед строителю. - Знаешь, о чем меня первым делом спросил Судапин? "Вы нас записывали?" Я ему ответил: "Конечно".

Казалось бы, после этой истории дело Пузикова должно было принять иной оборот. К слову, Головатов готов прийти в суд и дать показания. Но воз, как говорится, и ныне там. После той встречи в кафе выяснилось, что Судапин куда-то скрылся. Его, оказывается, давно уволили из органов, но удостоверение он свое не сдал и козырял им незаконно. Не удалось найти и Василия Гамму. Спряталась Лариса Жукова. По крайней мере мне не удалось найти этих людей, чтобы выслушать и их.

В деле проявились и многие вещи, которые косвенно указывали на возможные причины произошедшего с Николаем Пузиковым. В ходе следствия в рабочем кабинете Пузикова были изъяты расписки Гаммы о полученных им авансах на кругленькую сумму. Более того, при обыске машины Полякова следователями изъята долговая расписка, из которой следует, что Гамма является и его должником. А это явно свидетельствует, что именно Гамма был заинтересован избавиться от Пузикова. Человек в тюрьме, и нет проблем.

И главный вопрос: если Пузиков, Поляков и Мартиневский избили Гамму 26 ноября, почему он обратился в УБОП только 3 декабря, то есть через неделю после предполагаемого происшествия?

Не менее важный вопрос, что же это такое за похищение и удержание, если 26 ноября, со слов Гаммы, Пузиков с друзьями его похитили, и в тот же день в 5.25 утра он, судя по копии справки, которая имеется в распоряжении редакции, обратился в травмопункт поликлиники N 28 и сообщил, что получил травмы, попав под машину, будучи в нетрезвом состоянии. В справке сказано: "Открытый перелом ногтевой фаланги 3-го пальца правой кисти. Со слов больного травма уличная".

Так что же произошло с Николаем Пузиковым? По словам Надежды Николаевны, Василий Гамма просто не захотел отдавать деньги, которые занял под гарантии обещанных строительных работ. Возможно, были и другие причины, но, как уверена Надежда Николаевна, Василий Гамма мог не один додуматься до всего. Обвинение Пузикова строится фактически на показаниях двух людей - Василия Гаммы и майора милиции того же Северного округа Москвы (где и произошло "преступление") В. Илечко, которые, как выяснилось, приходятся друг другу кумовьями, а жена Илечко работала в той же строительной конторе замом Василия Гаммы. Известно, что майор милиции Илечко также давно знает Пузикова и, как утверждает Надежда Николаевна, не раз пытался предлагать ему "услуги неслужебного характера".

Впрочем, это все предположения, которые должны были подтвердиться или нет в ходе следствия. Но Николай Пузиков за последние четыре месяца отсидки в сизо даже не видел следователя. Он и теперь там, видать, очень социально опасный тип. Вот если бы он разворовал полстраны или надул с помощью финансовых пирамид миллионы людей, то его, глядишь, и выпустили бы под подписку о невыезде. Кстати, против того же Василия Гаммы в прокуратуру направлены материалы на возбуждение уголовного дела за создание 38 фирм-однодневок, и он на свободе. Но это, видимо, никого не интересует, так же как и сенсационные кадры торгов о выкупе за освобождение…