В Бутырском межмуниципальном суде судят милиционера за то, что во время допроса он избил и сломал челюсть подростку, подозреваемому в вымогательстве 500 рублей у своего школьного приятеля.

Русский курьер, № 140. Зоя Светова. Статья. “Милицейский” процесс объявлен закрытым.

В Бутырском межмуниципальном суде три недели подряд судят милиционера. Его обвинили в превышении должностных полномочий еще до того, как началась "охота на оборотней". Его судят за то, что во время допроса он избил и сломал челюсть подростку, подозреваемому в вымогательстве 500 рублей у своего школьного приятеля. По факту избиения дело возбуждалось несколько раз. Но каждый раз прекращалось, потому что обвинению "не хватало доказательств".

Делу был дан ход только через полтора года, когда тот же сотрудник милиции снова "превысил должностные полномочия" и, пытаясь остановить на проезжей части "подрезавшую" его машину, несколько раз выстрелил из табельного оружия. При этом случайно ранил прохожего и повредил багажник машины, на беду оказавшейся рядом.

В этих "эксцентричных поступках" отличился бывший оперуполномоченный отделения уголовного розыска криминальной милиции ОВД "Отрадное", господин В.Б. Мы намеренно не называем его фамилию. Нас интересует не данный конкретный подсудимый и ни его дальнейшая судьба.

Нам важно на примере этого частного случая понять тенденцию. Попробовать разобраться в том, какое оно правосудие для милиционеров?

Вот, например, по просьбе подсудимого, процесс по его делу объявлен закрытым. Адвокат милиционера мотивировала необходимость такого "особого" негласного судебного разбирательства тем, что о деле ее подзащитного "пресса писала много и писала негативно". Подсудимого поддержали адвокаты двух потерпевших и прокурор. С "закрытостью" судебного заседания не согласился только один пострадавший. Тот самый Тигран Айрапетян, чье "личное достоинство", как говорится в обвинительном заключении "было унижено" во время допроса в ОВД "Отрадное". Тот самый подросток, которого, по его словам, избили, сломали челюсть и отправили домой "лечиться".

Выполняя просьбу подсудимого, судья, которая, как говорят наблюдатели, "специализируется на милицейских процессах", вероятно, решила обеспечить "беспристрастность правосудия" и быть может, "подстелила себе соломку", чтобы в случае строгого приговора, ее не смогли упрекнуть в том, что она поддалась давлению.

Но, как считает ее коллега, бывший судья Мосгорсуда Сергей Пашин, "закрыв" процесс, она вышла за пределы своих полномочий. Пашин не видит оснований для подобного решения и обращает внимание на некую "тенденцию": уж слишком много в последнее время появилось закрытых процессов.

В соответствии с УПК, "закрытое судебное разбирательство допускается, если речь идет о государственной тайне, если рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими шестнадцатилетнего возраста, если в открытом процессе могут быть разглашены сведения об интимных сторонах жизни участников процесса или если того требуют интересы обеспечения их безопасности.

Попытаемся разобраться: кому выгодно, чтобы процесс был закрытым и чтобы о милиционерах не писали "в негативном смысле"? Выгодно это тому, кто хочет уйти от ответственности. И здесь очень важно понять, что уголовное дело против подсудимого В.Б. было , в частности, возбуждено именно потому, что этим случаем слишком интересовалась пресса. Но почему же ходатайство подсудимого поддержали и двое из четырех пострадавших в результате "превышения В.Б. должностными полномочиями"? Оказывается, в этом, нет ничего удивительного.

Как явствует из обвинительного заключения, а оно, кстати, не является секретным документом, бывший уполномоченный уже уладил свои отношения с пострадавшей В., багажник которой покорежился от его выстрелов. Когда она вместе с мужем приехала в отделение милиции разбираться, "стрелок" обошелся с ней крайне вежливо: "извините, так получилось " - сказал он и выплатил 400 долларов в счет возмещения ущерба. Как следует из того же обвинительного заключения, В.Б. проникся сочувствием и к раненому в ногу потерпевшему Д. Это сочувствие выразилось в неоднократных визитах в больницу.

Получается, что наш герой вполне достойно "уладил" свои отношения с пострадавшими от его стрельбы. Не захотел он только просить прощения у Тиграна Айрапетяна. Почему? Вероятно, он по-прежнему считает, что "применив против подростка силу, поступил в рамках своих полномочий.

"В.Б. настаивает на том, что он ударил Тиграна во время задержания, - рассказывает защитник Андрей Бабушкин. - И сотрудники милиции, выступающие на суде в качестве свидетелей обвинения, проявляют корпоративную солидарность в самом худшем варианте. Они путаются в показаниях. Я думаю, на это есть основания. По словам Тиграна, его бил не только В.Б., но и два других милиционера, те самые, которые выступают свидетелями. В связи с этим я буду просить суд вынести частное определение в адрес прокуратуры, не возбудившей уголовное дело против этих сотрудников милиции."

Еще на предварительном следствии бывший оперуполномоченный В.Б. отрицал свою вину в эпизоде с подростком. Он объяснял, что "в ходе задержания Тигран пытался скрыться и поэтому он был вынужден схватить его за одежду и бросить на землю".

По мнению Андрея Бабушкина, "милиционер и его адвокат будут доказывать, что перелом челюсти у Тиграна случился из-за хрупкости его костей, а не из-за того, что его кто-то сильно избил".

Впрочем, и эта позиция достаточно уязвима: нигде не записано, что можно ломать челюсть подозреваемому, если он пытается скрыться при задержании.

Практика судебных дел по 286 статье ("превышение должностных полномочий") дает основания предполагать - несмотря на то, что дело "чудесным образом" дошло до суда, В.Б. отделается условным наказанием. По данным Нижегородского Комитета против пыток, "из 30 известных приговоров за совершение должностными лицами насильственных действий при исполнении своих обязанностей, более чем в половине случаев виновные получили наказание, не связанное с лишением свободы".

Как поведет себя судья Ишмуратова, ведущая этот процесс?

Не так давно он приговорила сотрудника милиции, убившего своего коллегу "по неосторожности" к трем годам лишения свободы в колонии-поселении. Его взяли под стражу в зале суда...

"Если В.Б. признает свою вину, и принесет извинения, мы будем просить о его условном осуждении, " - говорит Бабушкин. Ни Тигран Айрапетян, ни его родители совершенно не жаждут мести. Им просто хочется, чтобы свершилось правосудие. Может быть, они чересчур требовательны?