Новая газета продолжает выявлять нарушителей приказа начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина о запрете необоснованной проверки паспортов.

Новая газета, № 32. Илья Кригер. Статья. Очень кушать хочется.

Мы продолжаем выявлять нарушителей приказа начальника всех московских милиционеров, который строго-настрого запретил им массово проверять паспорта. В “Новой газете” № 27 наши корреспонденты поделились своими наблюдениями, как выполняется это распоряжение. И легко выяснили, что милиционеры по-прежнему проводят проверки со скоростью несколько десятков человек в час. В чем причина непослушания? Возможно, если они перестанут брать с нас “штрафы”, им просто не на что будет жить… Мы пытались разобраться, что происходит в милицейских семьях и чем стражи порядка пытаются залатать внезапную брешь в собственном бюджете.

Частных охранников московских торговых рядов заменят милиционеры потому что очень кушать хочется

В ГУВД Москвы готовят распоряжение, согласно которому милиционеры потеснят частные предприятия, охраняющие столичные рынки. Предполагается, что рынки будет опекать милиция. Формальный повод — опасность терактов.

Московские рынки — это миллионы долларов на свету и еще столько же в тени. Если все это уйдет из-под контроля частников, то попадет под милицейскую опеку. Напоминает своего рода денежную компенсацию. Особенно если вспомнить о недавнем приказе начальника Московского ГУВД, запрещающем без особых на то причин проверять у граждан паспорта.

— Есть лишь проект такого распоряжения, — сказали нам в пресс-службе ГУВД Москвы. — Он может превратиться в нормативно-правовой акт, а может и нет...

Ситуацию прокомментировал председатель подкомитета по законодательству в сфере негосударственной охранной и детективной деятельности Комитета Госдумы по безопасности депутат Геннадий Гудков:

— По духу этот проект — прямой путь к коррупции. Возникает такое ощущение, что основная задача проекта — помочь милицейскому управлению вневедомственной охраны зарабатывать деньги. Странно, что теперь основной ареной борьбы с терроризмом станут московские рынки, видимо, там ему будет нанесен сокрушительный удар. По крайней мере, пока мы не наблюдали особых успехов на этой ниве. Ясно одно: милиция обеспокоена зарабатыванием денег и у нее нет времени на защиту интересов простых граждан. Не знаю, как это согласуется с президентским курсом на борьбу с коррупцией. Коммерциализация милиционеров — тенденция опасная, и поддерживать ее такими проектами ни в коем случае нельзя.

Анна Левина, Екатерина Иванова. Статья. Как расскажет про свои подвиги, страшно на улицу выходить.

После указа начальника московской милиции Пронина, согласно которому милиционерам не разрешается проверять документы просто так, мы испугались: как же ты теперь жить-то будешь, простой московский мент? Чем сердце твое успокоится после приказа? Чем рука согреется? Катя, супруга младшего лейтенанта патрульно-постовой службы, говорит, что ничего страшного не произошло. И Денис ее, не будь дураком, все равно зарабатывает…

– Вначале я удивлялась, потом уже все вопросы отпали. За неделю две-три зарплаты получалось. Он ходил по улицам, требовал документы. Естественно, придраться-то всегда можно. К тому же Денис — не дурак ведь, он выбирал людей, по которым сразу видно, что приезжие. Так все делают. Правда, я вначале как-то смущалась, он не только крупные купюры приносил, не гнушался (смеется) десятками... Если больше не было у человека… Когда подольше прослужил, десятки брать перестал. Он рассказывал, что если у человека было мало денег, то он его просто из принципа, отомстить, что ли, тащил в отделение. А там… Кто захочет неприятностей? Сразу отдаст все, что есть. Не деньги, так телефон мобильный. Денис вещей вообще не брал, но его напарник легче к этому относился.

Я столько всего наслушалась об их “работе” — страшно иногда становится по улицам ходить. С нами могут сделать все что угодно, и ничего никому не будет, а тебе потом всю жизнь на лекарства работать… Он мне такое один раз рассказал, ужас просто, я его после этого к свекрови выгнала ночевать…

Патрулировал он улицы с напарником. Смотрят, парень какой-то невменяемый на скамейке спит. Они его стали будить, а он испугался и — бежать, ну они за ним побежали… толкнули, и он упал с разбегу лицом на асфальт, все лицо в крови было. И даже, кажется, зуб сломался… Они его в отделение привели, а начальник на них наорал и приказал парня этого обратно на улицу выбросить. Ну Денис его водой облил и на какую-то скамейку кинул.

Он как пошел в менты, я его прямо не узнаю. Ну ладно еще с чужим человеком так по-свински поступить, но когда он на мне стал приемы отрабатывать... это уж слишком. Он мне однажды так руки выкрутил, у меня даже слезы из глаз брызнули... Не знаю даже... Я его, конечно, люблю, но иногда мне кажется, что долго я с ним не смогу прожить.

Денис сам, вижу, не радуется, что приходится так работать. Пьет часто… Он же в милицию пошел, чтобы в обычной армии не служить, — еще и на лапу большому начальнику пришлось дать, чтобы попасть. А жить как-то надо. Вот и “разводил” людей. Он сам стеснялся. Я-то знала — не могла не знать, а вот матери, например, он никогда не говорил ничего. Стыдно было… Свекровь, когда к нам приезжала, всегда удивлялась, как мы можем нормально жить на милицейскую зарплату.

Когда закон был принят, что нельзя документы проверять, я по телевизору это увидела. Испугалась. Немножко, но испугалась. Подумала, что работу искать придется… Звоню Денису на мобильник — а там, слышу, пьянка-гулянка. Они три дня поминки по доходам устраивали… (Смеется). А как очухались от поминок, на улицы вышли. Денис рассказал, что вроде как документы может проверять паспортно-визовая служба… Но кто их разберет? Человек в форме просит документы, рискнешь спросить, кто он? Денис на таких рисковых еще ни разу не попадал. Да, ну есть постановление, ну и что? Там же написано, что документы у тех, кто вызывает подозрение, проверять все равно можно. Сказал: “Вы мне подозрительны” — и все. Так что живем!

Сказать, сколько он сейчас приносит, я не могу — семейная тайна. (Смеется.) Но не меньше, чем раньше… (Задумывается. Видимо, считает.) Да, точно. Не меньше, чем раньше…

Григорий, младший сержант патрульно-постовой службы:

— Я как-то не слишком волнуюсь по этому поводу. Сказали же: подозрительных проверять можно. Не документы, так сумку или еще что-то. А там всегда можно выкрутиться. Я не скажу, что злоупотребляю такими проверками. Ну да, бывает. Но не каждый день. Конечно, деньги неплохие можно на этом сделать. Иногда просто весело, что ли… Один раз шел в форме с Олей по улице. Давно было, мы еще недолго знакомы были. Решил выпендриться — подошел к мужику, проверил документы. Отпустил. Ольга после этого каким-то уважением ко мне прониклась, что ли….

Оля, жена Григория:

— Я не очень вникаю в его дела. Как работает наша милиция, поняла только года через два после того, как мы поженились. Случайно нашла у него в кармане выписку из бухгалтерии на зарплату и поняла, что на самом деле он приносит раза в три-четыре больше. Я даже испугалась: думаю, мало ли что, все время по телевизору показывают, как милиционеры с мафией связываются… Потом поговорили, и выяснилось, что деньги эти “документальные”. Ловит кого-нибудь на улице или в метро, проверяет документы, если что не так — штраф. Если не хочешь разбираться в отделении, стандартная такса — 50 рублей. А в отделение точно никто не хочет.

Вообще, он не столько документы смотрит, сколько “подозрительность”. Не нравится ему кто — он вещи посмотрит, сумки… И это правильно все-таки. Ну возьмет он с кого-то денег. Зато за порядком смотрит. Смешно получается — как процент у продавцов. Чем больше подозрительных людей проверишь, тем больше получишь. Наверное, закон этот новый неправильно приняли. Теперь у милиционеров не будет личной заинтересованности… Да и нам это не на руку. Если такой “подработки” у него не станет, придется ему ночью охранником работать. (Григорий хмурится.)

Официально

Отзыв Управления информации и общественных связей ГУВД г. Москвы

17 апреля в “Новой газете” опубликован материал “Остановка по требованию”, в котором идет речь о нарушениях со стороны сотрудников милиции при проверке документов у граждан. <...> Сообщаю, что по всем приведенным в материале фактам будут проведены служебные проверки, о результатах которых Вам будет сообщено дополнительно. В связи с этим прошу, по возможности, предоставить более полную информацию о местах, времени, номерах жетонов и другую подобную информацию о нарушителях в погонах, которая могла бы помочь соответствующим подразделениям ГУВД г. Москвы принять меры по устранению недостатков.

Благодарю за оказанное содействие и надеюсь на дальнейшее сотрудничество.

С уважением, Начальник Управления информации и общественных связей ГУВД г. Москвы В. В. Грибакин

От редакции:

Мы отправили в ГУВД подробный отчет наших корреспондентов, которые наблюдали за проверкой документов в метро и на вокзалах. Будем рады помочь выполнению человечных милицейских указов.

ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

М.А. На входе на ст. метро “Павелецкая”, со стороны Новокузнецкой улицы, постоянно стоят несколько “милиционеров”, которые регулярно проверяют документы и сумки… Также занимаются и незаконным обыском – без понятых, для этого проводят их в отделении на станции метро.

N.N. Побывал в Бауманском отделении (Курский вокзал). Самое обидное – что забрали совершенно ни за что! Когда мне мой друг передавал деньги, милиционеры увидели это и забрали ТОЛЬКО МЕНЯ, посадили в машину, привезли в отделение (с нами были еще четверо задержанных), каждого раздели до трусов (!!!), проверяли карманы, искали деньги даже в трусах (!!!), отобрали ВСЕ… Я никогда не забуду выражение лица одного из задержанных – у него отобрали все деньги, а он встречал свою жену с вокзала и хотел сделать ей подарок… Короче, отобрали деньги у всех.

Н.С. На выходе из метро “Тульская” (особенно у первого вагона из центра) сотрудники милиции РЕГУЛЯРНО проверяют документы, причем число их колеблется от 2 – 3 до десятка.