С 1 июля милиция начнет по-новому оценивать свою деятельность. Над сыщиками перестанет довлеть пресловутый процент раскрываемости

Известия, № 104. Отдел политики. Статья. Дяди Степы.

С 1 июля милиция начнет по-новому оценивать свою деятельность. Над сыщиками перестанет довлеть висеть пресловутый процент раскрываемости. В МВД считают, что накануне выборов это повернет-таки милицию лицом к гражданам (и наоборот). Ведь, именно главному милиционеру страны - Борису Грызлову вместе с "Единой Россией" - нужно на них победить. Но пока, за полгода до выборов, поворота не наблюдается: МВД остается системой, ориентированной на самовоспроизводство и сохранение себя в неприкосновенности. Гражданский контроль лишь тогда, когда это кому-то нужно. Но "сильных" граждан система устраивает.

Писатель Аркадий Вайнер как-то рассказывал историю из своей оперативной молодости. В последний день месяца на автобазе украли шины. До этого преступлений на участке не было. Если ЧП зарегистрировать и не раскрыть за день - будет 100-процентная нераскрываемость. Молодой опер Вайнер выкрутился...

Согласно докладу ВНИИ МВД работу органов внутренних дел будут оценивать по 4 показателям: криминологической ситуации в регионе; качественно-количественной характеристики выполненной работы; соответствию этой работы законности и, наконец, мнению "обслуживаемого" населения.

- Такой подход к оценке деятельности милиции разделяют и руководители многих районных ОВД в регионах, - заявил "Известиям" Валерий ОСТАНИН, в прошлом глава РУБОПа Алтайского края, а теперь член комитета Госдумы по безопасности, - Важно, чтобы из практики оценок критерией были исключен процент раскрываемости преступлений. Эти "палочные" критерии спускаются из министерства, сверху вниз по линии каждой службы (участковых, криминальной и т.д.), причем базой считаются показатели предыдущего года. Это - старая, советская система, она и тогда толкала на нарушения: сокрытие преступлений от учета, фальсификация материалов дел. Доводили раскрываемость преступлений до 99 %, чего в природе быть не может быть.

Александра Маринина, в прошлом милиционер, на одном из круглых столов пожаловалась, что несколько часов подряд не могла вызвать наряд, чтобы запротоколировать факт вскрытия гаража - смена ждала конца дежурства, чтобы "свалить" заявку на сменщиков.

- То, что они предлагают - уже делалось в советский период, - заявил "Известиям" Александр ГУРОВ, глава комитета по безопасности, генерал-майор милиции, - Но затем начались метаморфозы. Доходило до того, что когда на территории участкового не совершалось преступлений, его считали плохим работником. Были даже вынуждены воровать пьяных с другой территории, для отчетности. Самый объективный критерий состояния правопорядка: отношение к нему граждан. То, что они сегодня выходят с такими предложениями - очень хорошо, хотя и не ново.

Не ново это даже для последнего милицейского этапа - сам Грызлов, едва придя в МВД, поднял на знамя именно переход на новую систему показателей. О ней много говорил министр, его заместители. Спустя 2 года переход на новые показатели снова преподносится общественности фактически как достижение МВД. И еще добавляется общественный контроль. Накануне выборов.

По идее, новая система оценки должна стимулировать участие граждан в обеспечении их прав. "Влияние общественности на развитие деятельности по борьбе с преступностью в настоящее время нельзя признать удовлетворительным", - считают, к примеру, ученые из ВНИИ МВД.

- Отказаться от существующей системы нашему ведомству будет крайне сложно, - считает Останин, - Оно заинтересовано в сохранении разветвленной бюрократии центрального аппарата и будет противодействие разработке новых критериев.

Но увы, дело не только в разветвленности центрального аппарата, поскольку картина примерна зеркальна и в центре и на местах. Милицейская система замкнута, ориентирована на себя и не допускает ни серьезного реформирования, ни внешнего контроля.

Можно было бы назвать милицию отражением процессов, происходящих в обществе. Но это все же было бы слишком жестоко по отношению к обществу. Милиция сегодня - концентрированное выражение пороков и слабостей общества. Объяснение, что милиция - по характеру работы - в основном и сталкивается с пороками, не годится. Потому что она призвана их пресекать и искоренять, а не защищать и множить, делая их существование - нормой. Нормой права или нормой бесправия в зависимости от того, сколь "кредитоспособен" и силен тот, кто прибегает к услугам милиции.

Парадокс ситуации в том, что милиционер сегодня - царь и бог и бесправное, ничем и никем не защищенное существо одновременно. На рынке, где торгуют сотни нелегалов, он - бог, в кустах с радаром - царь. Но перед машиной с российским "триколором" он - ничтожество, мешающее ехать на важную встречу. А перед хозяином рынка - инструмент, который помогает не тратится на законную регистрацию рабсилы и "решать вопросы" с конкурентами, когда те возникают.

Вопрос, кем является милиционер для не попадающего ни в одну из этих категорий. А их все же в стране еще много. Защитником? Проблемой? Угрозой? Или просто представителем "органов"? Скорее, он предстает в последних двух ролях. Потому что простой обыватель, гражданин, сегодняшней милиции неинтересен. Он приходит в милицию прежде всего именно за тем, для чего и она создана, - за защитой и справедливостью. И если говорить о таком контроле, - то его система не допустит. И не выдержит. Потому что тогда придется менять саму систему. А к этому сегодня, похоже, никто не готов.

Авторитет милиции в обществе крайне невысок. И для того, чтобы его завоевать обещаний с чем-то или против чего-то бороться недостаточно. Даже накануне выборов. И, может, даже, тем более в канун выборов. Потому что если вдруг оппоненты зададут избирателю простой вопрос: нравится ли вам такая милиция, то политические перспективы того, кто ее возглавляет, могут сильно омрачиться.

Защищать по-русски

Образ российских милиционеров в рассказах современников. Очевидцев или пострадавших.

На страже у капота

...Утром, обнаружив, что за ночь машина лишилась очередного аккумулятора (второго за неделю!), Александр проклял все на свете. Сигнализация опять не сработала, ближайшая охраняемая стоянка - далеко и дорого. Превращение машины в совершенно обездвиженный объект было не единственным сюрпризом этого утра - под "дворником" обнаружился клочок бумаги. Текст выглядел слегка бредово: "Ваш аккумулятор находится в районном ОВД, просьба подойти на опознание". Будучи на 90 процентов уверенным, что это шутка, Александр до отделения милиции все же дошел:

- Оказывается, патруль, вышедший под утро, поймал гадов прямо у машины. Когда я пришел в ОВД, эти двое сидели в "обезьяннике". А мне предложили опознать свой аккумулятор - там было еще несколько - и подписать акт, что претензий ни к милиционерам, ни к ворам я больше не имею. Никаких денег, все очень корректно. Потом над ворами был суд, но я на нем не присутствовал.

Ремонт по полной форме

Сергей, будучи довольно молодым сотрудником ППС, в делах преуспел. И купил квартиру в новостройке, в двух кварталах от дома родителей. Соседи Сергея, мучимые типичными для новоселов проблемами, удивлялись - ремонт у него шел на редкость быстро и гладко. А потом в доме сломался лифт - неразрешимая проблема для высокопоселенных хозяев мешков цемента и коробок плитки.

Сергей от отсутствия лифта мучиться не стал. Хватило пяти минут, проведенных в ближайшем ОВД, - Сергею в качестве бесплатной рабочей силы были моментально предоставлены все те, кто на тот момент находился в камере предварительного заключения. То есть трое забулдыг и пьяниц, но физически вполне крепких. Соседи (в основном соседки) лишь завистливо вздыхали. Ремонт в целом Сергей перенес легко, а главное - дешево.

Привозите и забирайте

Родителям позвонили из РОВД и сообщили: ваш отпрыск попался на "косяке": либо в течение часа привозите деньги, либо оформляем протокол по всем правилам. Назвали сумму, таких денег у родителей на оказалось, потому пришлось поторговаться. Сумму снизили вдвое. Через час родители приехали в отделение. Их встретили вежливые милиционеры, проводили в кабинет. Конверт был передан тихо и быстро. Через пять минут отпрыск был на свободе. Обошлось это в 800 долларов...

Отпрыска проводили до машины, родителям пожелали удачи и пригласили заезжать, "если что надо - не только же так встречаться", после чего пошли оформлять протокол на... друга отпрыска. Его родители приехали без денег и начали угрожать милиционерам разоблачением...

Забитая мечта

Денис М. мечтал стать милиционером со школы. Призываясь в армию, специально попросился во внутренние войска. Два года службы в неспокойное время заката СССР - оцепление Чернобыльской АЭС, разгоны митингов в Ереване и Тбилиси, подавление бунтов на зоне - сделали детскую мечту не такой уж привлекательной. Вернувшись домой, Денис пошел работать шофером. Однажды милиционеры остановили его машину, вытащили из нее Дениса, отобрали документы и избили недовольного всем этим шофера.

С этого дня Денис решил пойти работать... в милицию. Службу начал с медвытрезвителя. Появились стабильная работа, деньги, уверенность в завтрашнем дне. Он рассказывал друзьям о трудовых буднях и приглашал их последовать его примеру, к тому же люди в вытрезвителе были нужны. Правда, желающих "работать с людьми" не находилось... Потом была служба в райотделении милиции, недолгая учеба, карьерный рост. Сейчас Денис - офицер одного из центральных милицейских ведомств.