11 февраля в Москве прошла пресс-конференция Комитета "За гражданские права" на тему "О применении пыток в правоохранительных органах г. Москвы при расследовании преступлений в нарушение норм УПК РФ".

Новые Известия, № 25. Владимир Чесноков. Статья. Прокуратура игнорирует "вопли правозащитников".

Вчера московские правозащитники в очередной раз попытались привлечь внимание общественности к страшному, но, к сожалению, обычному для российской правоохранительной действительности злу. В присутствии журналистов они около двух часов рассуждали на тему о борьбе с пытками в органах внутренних дел Москвы в рамках УПК РФ. В ходе дискуссии, на которой в качестве живого примера присутствовал один из пострадавших от милицейского произвола, стороны пришли к неутешительным выводам. По их мнению, привычка пытать на стадии предварительного следствия стала едва ли не своеобразной визитной карточкой московской милиции.

Правда, с тех пор как в 1996 году Россия вступила в Совет Европы и признала международные нормы, запрещающие применять недозволенные методы к подследственным, пыл оперативников, стремящихся добыть доказательства любой ценой, несколько поубавился и случаев прямого мордобоя в органах стало меньше. Однако за пять лет, прошедших с тех пор, милиция тоже не дремала. А сотрудники правоохранительных органов, как считает председатель комитета "За гражданские права" Андрей Бабушкин, научились добывать нужные показания более изощренными способами. Начиная от пресловутого "кошелька Жеглова", когда подозреваемому попросту подбрасывают наркотики или оружие, и заканчивая обещанием "поделиться последним бутербродом" с человеком, не привыкшим к тюремной пище, в обмен на признательные показания (так называемая "пытка голодом"). А в последнее время, свидетельствуют правозащитники, появился совершенно новый способ издевательства - т. н. "этнические унижения". На фоне непрекращающегося конфликта в Чечне московские милиционеры могут подвергнуть этой пытке любого человека "кавказской национальности". Что они зачастую и практикуют. К примеру, при отсутствии документов у женщины сержант может вызвать патрульную машину, с особым сладострастием сообщив по рации, что "задержана проститутка". Если в лапы садиста в погонах попадет мужчина, чей цвет лица вызывает подозрения, он может, абсолютно не стесняясь, заявить в эфир: "тормознул боевика".

Руководитель Центра регистрации нарушения прав граждан Валерий Дейснер мрачно констатировал, что "человеческий ум находится в развитии и правоприменители придумывают все новые формы пыток". Помимо обычных, физических (ломание пальцев на руках, надевание мешков на голову и т. п.) в милиции, по его мнению, широко практикуются также истязания физические и нравственные. В качестве примера он представил собравшимся одного из своих подзащитных, бывшего работника милиции Эдуарда Петровичева, задержанного в марте 2001 года по подозрению в сбыте наркотиков в крупном размере. Судя по рассказу самого Эдуарда, он в полной мере вкусил все "прелести" иезуитства своих бывших коллег. При задержании подозреваемого на улице сотрудники ОВД "Митино" сначала хорошенько его побили, сломали нос, списав все на "сопротивление при исполнении". Затем надели на голову темный полиэтиленовый пакет, который сняли только тогда, когда привезли парня на... Митинское кладбище, где показали его "место" в случае, если не будет признаваться.

12 декабря 2002 года Тушинский суд избрал Петровичеву меру пресечения - арест. А через одиннадцать дней Мосгорсуд отменил это решение как незаконное. На вердикт Мосгорсуда сотрудники ОВД "Митино" отреагировали более чем оригинально: за три дня до Нового года, 29 декабря, они вновь задерживают Петровичева на улице и препровождают в СИЗО на основании... отмененного постановления Тушинского суда от 12 декабря. К счастью, адвокатам задержанного удалось доказать милицейскому начальству, что их клиента бросили в застенки абсолютно необоснованно. Но человек уже провел в мрачных стенах целых двенадцать часов - это ли не пытка?

По свидетельству правозащитников, история с Петровичевым иллюстрирует далеко не полный спектр методов по выбиванию показаний, которые применяются московской милицией на практике. По их данным, от десяти до тридцати процентов еще не осужденных, но уже попавших в правоохранительные жернова граждан в той или иной форме сталкиваются с жестоким обращением милиции. За помощью к правозащитникам обращаются, как правило, менее половины из них. Но подавляющему большинству обиженных так и не удается доказать, что с ними жестоко обошлись люди в погонах. На страже интересов московской милиции в этом случае надежно стоит Мосгорпрокуратура - "одна из наиболее не реагирующих на все наши вопли о пытках", как ее окрестил один из выступающих.