В августе 2003 года Истринский районный суд приговорил начальника следственного отдела Дедовского отделения милиции А. Бочарова к 3 годам лишения свободы за хранение наркотиков.

Русский курьер, № 148. Алексей Небоходов. Статья. Героиновый милиционер.

В августе 2003 года Истринский районный суд приговорил начальника следственного отдела Дедовского отделения милиции Александра Бочарова к 3 годам лишения свободы за хранение наркотиков. Сейчас такие факты уже мало удивляют. И тем не менее. Всегда хочется понять как такое возможно? В силу каких условий? А главное усвоен ли урок?

Дедовск – маленький провинциальный городок, такой же, как и десятки других затерявшихся на трассе между Москвой и Волоколамском. В советские годы здесь работала текстильная фабрика, кормившая город. После перестройки предприятие начало хиреть, а вскоре производство и вовсе было приостановлено. Многие из тех, кто остался без работы, запили. Молодежь, и того хуже, увлеклась наркотиками. Героин шел прямо в школы. Как рассказывает один из местных оперативников, если посмотреть статистику смертности тех лет, то школьники выпусков 1989-90 годов умирали от передозировок целыми классами. Город пустел на глазах. На улице легче было встретить кайфующего от дозы наркомана, чем простого забулдыгу.

“В среднем за год мы отлавливали около 20 жителей Дедовска, сбывавших героин, рассказывает мой собеседник. - В основном это была мелкая рыбешка, настоящие же поставщики оставались в тени”. Вскоре поступила информация о том, что основными продавцами являются местные цыгане. Закупая зелье у посредников в Тульской области, они везли его в Истринский район. “Мы даже выходили на наших братков, чтобы выяснить, кто в городе причастен к торговле наркотиками, - рассказывает другой сыщик. – Они-то и указали нам на наших коллег из городского отдела милиции”.

Для местных наркоманов эта информация не секретная. В беседе со мной они этого и не скрывали. Героинщики всегда знали, когда в город придет новая партия. С их слов, органы должны были обеспечивать цыганам-курьерам прикрытие. Единственной зацепкой у следствия был цыган по фамилии Августовский. Только он мог указать на “оборотней”, торгующих наркотиками. Но преступники опередили милиционеров, и через неделю человек, который мог бы помочь следствию, был найден в лесу убитым. Он скончался от множественных ножевых ранений.

Только в 1999 году оперативникам стало известно имя одного из сотрудников милиции, который контролировал сбыт героина. Им оказался заместитель начальника городского отделения милиции Александр Иванов. Один из задержанных посредников указал на него, как на человека поставляющего зелье. “Получив письменное признание от торговца, мы в тот же день задержали Иванова, – рассказывает один из руководителей операции. - Он не стал отпираться и начал давать показания. Только в этот же день дело было прикрыто. Прокуратура посчитала доказательства недостаточными, а Иванова вызвали в Главк и заставили написать заявление об уходе”. Сегодня Иванов является одним работников столичного ведомства занимающегося лицензированием алкогольной продукции.

Несмотря на то, что посадить за решетку милицейского начальника не удалось, стали известны имена других его коллег, контролирующих наркобизнес. От информации, которая поступила в распоряжение следственной бригады, впору было оторопеть. Получалось, что практически вся верхушка городской милиции теоретически могла быть причастна к преступному бизнесу. Но требовались доказательства. В феврале за одним из подозреваемых, начальником следственного отдела дедовской милиции Александром Бочаровым, было установлено наблюдение. Тут же выяснилось, что помимо наркотиков мужчина занимался незаконной торговлей квартирами. Находя алкоголиков, он за бесценок покупал у них квартиры, а затем перепродавал их. Существуют предположения, что делец в погонах иногда подбрасывал наркотики опустившимся владельцам жилья, а затем под угрозой уголовной ответственности заставлял подписывать дарственную.

Недвижимость и оказалась тем коньком, на котором решили сыграть оперативники. К Бочарову подослали одного из местных наркоманов, который согласился сотрудничать с правоохранительными органами. “Этот человек хорошо знал Бочарова, – рассказывает один из руководителей операции. - На встречу он шел с диктофоном и скрытой видеокамерой, поэтому все фиксировалось”. Александр предложил милиционеру за бесценок купить квартиру у наркомана. “Если того регулярно снабжать героином, то он за копейки квартиру отдаст”, – убеждал он милиционера. Бочаров согласился. Все встречи, моменты продажи наркотиков, места, куда милиционер ходил за товаром, фиксировалось на видео.

Чтобы проследить полную цепочку наркоторговцев, оперативная бригада не торопилась с задержанием. Однако сверху поступила команда – “Брать немедленно!”. И в тот же день начальник следственного отдела был уже в наручниках. “Если бы подождали еще немного, можно было бы взять всю инфраструктуру, - говорит следователь по особо важным делам Истринской прокуратуры Николай Челяпов. - В этот день кто-то предупредил людей, у которых Бочаров покупал героин, и они скрылись в неизвестном направлении. В результате обвинение было предъявлено только за хранение и сбыт наркотиков”. Но факты реализации наркотиков суд не признал доказанными, хотя продажа героина была зафиксирована на видеопленку. Многие сотрудники правоохранительных органов считают, что здесь не обошлось без очень влиятельных покровителей Бочарова.