В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Николай Куликов - начальник Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы. “Эхо Москвы”, 20 января

Ксения Ларина. Передача. В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Николай Куликов - начальник Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы.

В гостях: Николай Куликов

Ведущий: Ксения Ларина

К. ЛАРИНА – Начнем мы с наших цифр, а не с ваших. Очень хорошая идея, Вы сегодня про нее вспомнили, когда пришли к нам на радиостанцию. 14 января этого года мы проводили наш традиционный "Рикошет". Там мы называем передачу интерактивного опроса наших слушателей. Вопрос был таким. "Верите ли Вы в способность московских властей обеспечить безопасность граждан?" "Да, верю" – 7% дозвонившихся. "Нет, не верю" – 93%. Всего тех, кто не верит, 3581 человек. А верит в возможность московских властей обеспечить безопасность граждан 7%, 270 голосов. Цифры чудовищные, Николай Васильевич. С чем Вы это связываете, как Вы думаете?

Н. КУЛИКОВ – Во-первых, я бы хотел сказать спасибо тем, кто в нас верит.

К. ЛАРИНА – 270 человек.

Н. КУЛИКОВ – Да, но все равно, значит, они в нас верят, и мы постараемся их доверие оправдать. А если говорить о тех 93%, то надо знать причины, почему они не верят. Так ответить сложно. Конечно. причины для неверия есть. Это практически 50% нераскрытых преступлений. Значит, это люди уже не верят. Неприятие мер по месту жительства и ряд других вопросов. Под этими цифрами для нас нужен анализ более конструктивный, чтобы мы могли по каждому вопросу для себя сделать выводы и принять меры, чтобы эти люди поверили в то, что и власти города, и правоохранительные органы смогут сделать все, чтобы их защитить.

К. ЛАРИНА – В последнее время очень много внимания уделяется вопросу безопасности москвичей и Москвы как города, столицы, мегаполиса. Это было видно и по тем совещаниям, которое проводило правительство Москвы во главе с Ю.М. Лужковым. Я так понимаю, что уже какой-то комплекс конкретных мер разработан, какая-то программа по безопасности Москвы и ее граждан. Может быть, Вы поделитесь ближайшими планами? Что уже конкретно решено на заседаниях правительства?

Н. КУЛИКОВ – 14 января на заседании правительства была рассмотрена комплексная программа борьбы с преступностью на 2003-2005 гг., где намечены конкретные мероприятия по обеспечению безопасности в г. Москве. В то же время там еще имеется подпрограмма "Безопасность москвичей в жилом секторе". Эта программа является продолжением программы "Мой двор, мой подъезд". Сегодня в городе много сделано по приведению в нормальное состояние домов, подъездов, дворовых территорий. Конечно, сейчас, после всех этих проведенных мероприятий, хочется, чтобы сохранились те труды, которые были вложены за многие годы работы по программе "Мой двор, мой подъезд". Это сохранность жилого фонда, сохранность лифтового оборудования, сохранность того, что сделано на территории вокруг домов. Наверное, основная задача – это предупреждение актов терроризма, которые были совершены в г. Москве в прошлые годы и в текущем году. Поэтому одна из основных задач – это борьба с терроризмом.

Многое зависит здесь от правоохранительных органов. Но и от городских властей зависит то, чтобы были созданы все условия, чтобы преступники не могли проживать в жилом секторе, где-то, как в прошлые годы было, закладывать взрывные устройства. Конечно, сложно этого добиться. Мы не можем на 100% гарантировать, что это сделано. Но все будет сделано по максимуму. И выполнено распоряжение мэра Москвы о предупредительных мерах по борьбе с терроризмом.

К. ЛАРИНА – Давайте тогда на этом сразу остановимся подробнее. Последнее событие, связанное с темой терроризма, - это взрывчатка, которую нашли в машине на Звенигородском шоссе, практически центр города. Что по этому поводу на сегодняшний день можете сказать?

Н. КУЛИКОВ – Я не могу сказать ничего больше того, что было написано в печати. Я думаю, что проводились оперативные мероприятия, и тот, кто их проводил, когда найдет возможность сказать, тогда и скажет. А сейчас, я думаю, продолжается работа по розыску тех лиц, которые готовили эти преступления.

К. ЛАРИНА – Как все-таки сделать так, чтобы в Москву не могли проникнуть вооруженные люди со взрывчаткой, как это было на Дубровке, как сейчас нашли взрывчатку? Регистрация должна быть какая-то, границу охранять московскую, делать закрытым городом?

Н. КУЛИКОВ – Город закрытым мы никогда не сделаем, мы это прекрасно понимаем. Я как бывший работник милиции хочу сказать, что здесь, конечно, самое главное – это оперативная работа. Здесь должны работать оперативные службы, чтобы предупредить эти преступления на ранней стадии замышления или на стадии, когда это все доставляется. Как бы мы ни хотели, мы на 100% город закрыть не сможем только нашими предупредительными мерами. Здесь должна быть именно работа правоохранительных органов и их оперативных служб.

К. ЛАРИНА – А гражданское население может какую-то посильную помощь оказать в этом вопросе?

Н. КУЛИКОВ – Конечно, может. Эти люди, которые приехали, проживали в жилом секторе. В первую очередь, здесь должна быть работа милиции. И здесь я хотел бы сказать о том, о чем говорил Юрий Михайлович на заседании коллегии ГУВД Москвы. Сегодня наша основная задача – хотя бы обеспечить, чтобы у нас на каждом участке был участковый. У нас сегодня в городе не хватает 152 участковых. К кому эти граждане будут обращаться, кому они будут говорить о том, что дом кто-то заехал, кто-то проживает, завезли какие-то подозрительные вещи, где-то открыт чердак, где-то подвал. Это сейчас основная задача ГУВД, сделать, чтобы участковый был на каждом участке.

К. ЛАРИНА – Участковый-то может быть на каждом участке, но Вы же прекрасно понимаете, что таких случаев более чем достаточно, когда участковый просто берет деньги за то, что человек на его территории проживает без регистрации.

Н. КУЛИКОВ – Если есть у Вас такие факты, говорите.

К. ЛАРИНА – Ну, ладно, как будто Вы не знаете.

Н. КУЛИКОВ – Почему мы знаем? Ксения, Вы поймите. Сегодня у нас 152 человека не хватает. Почему?

К. ЛАРИНА – Никто не идет?

Н. КУЛИКОВ – Если говорить о причинах и перейти немножко от правоохранительных органов, я не хочу оправдывать наши правоохранительные органы, и мы в чем-то недорабатываем, но вы возьмите скрипача и дайте ему вместо смычка какой-нибудь другой предмет, а потом проведите интерактивный опрос, понравилась вам это музыка или не понравилась. Сколько у вас будет процентов? Смотрите, что получается. Наверное, здесь вопрос не только к милиции, но и к законодательным органам. Если государство хочет, чтобы правоохранительные органы работали лучше, они должны дать инструмент этим органам. Сегодня, за последние годы, неверное, больше дают инструмента в руки правонарушителей. Мы сегодня говорим про участковых. Что реально может сделать участковый с алкоголиком, который терроризирует семью? Только отправить на лечение с его добровольного согласия. Раньше мы могли положить в наркологическую больницу.

К. ЛАРИНА – На 15 суток посадить.

Н. КУЛИКОВ – На 15 суток можем, если он в общественных местах. Но дома он терроризирует семью, он пьет постоянно. Мы раньше его могли направить. Потом 2 года ЛТП. Может быть, там и не вылечивали, но семья в это время от него отдыхала. Это профилактические меры. Все, в рамках нашей демократической системы все это ликвидировали. В этих процентах, наверное, есть голоса тех людей, которым участковые не помогли. А что он реально может сделать?

Давайте возьмем более жесткое, по борьбе с преступностью. Сколько мы говорим о том, что машины нельзя давать по простой доверенности. Все мы демократизировали. Раньше была нотариальная доверенность, сейчас так, что написал, и пожалуйста. Кто этим самым первым воспользовался? Преступники, совершающие тяжкие преступления. Все взрывы, все заказные убийства совершаются на машинах, которые куплены по доверенности. Можем мы это сделать? Это опять, наверное, вопрос к законодателям. Давайте возьмем последнюю ситуацию по г. Москве, которую ставит очень резко Юрий Михайлович. Вопрос парковки транспорта. И в антитеррористических целях надо порой откуда-то убрать машину, которая долго стоит, и в целях уборки города. Вывешивают знаки, что сегодня стоянка только на одной стороне. Эту машину бросают. Штраф 50 рублей. Разве испугаешь этим гражданина, который оставил эту машину? Здесь тоже, наверное, можно навести порядок.

Если мы сравниваем нашу страну и другие страны по миграционной политике, я для себя отметил Кипр, когда начался выезд туда наших граждан, которые там начали и хулиганские действия совершать, и кражи, и другие преступления. Киприоты быстро приняли закон, что до первого контакта с полицией любой гражданин, который прибыл к ним, и первым же самолетом он депортируется, несмотря на то, есть у него собственность или нет. Все, у них как рукой сняло все правонарушения, которые совершались. Можно приводить и другие примеры. Поэтому я считаю, что здесь должна и законодательная власть смотреть, что можно сегодня сделать. Могу привести еще пример, это уже по Томской области. В прошлом году томское законодательное собрание обратилось в ГД: давайте вернем старый закон, когда за нарушение административного надзора привлекали к уголовной ответственности. Видно, уже настолько их допекли рецидивисты и другие преступники, не могли ничего с ними сделать. Наша ГД тут же им отказала в этом. Почему это делается? Поэтому я считаю, что мы должны отвечать за свою работу, но наши законодательные органы, если мы хотим навести порядок, должны проводить более жесткую политику и принимать законы не в интересах преступников и правонарушителей, а в интересах большинства общества. Мы сейчас говорим об убийствах. Посмотрите, американцы, самая демократичная страна, во всем мире устанавливают нормы демократии. Но они у себя смертную казнь не отменили. Или в Китае. Да, чтобы не было ошибки, давайте сделаем двойной, тройной заслон. Но сколько людей гибнет на улицах! Сегодня мы привыкли к этому, как к обыденному явлению. Разве можно с этим смириться? Об этом тоже много говорят. И много еще таких фактов можно приводить, когда милиции нужны те законы, которые позволят им навести порядок в обществе.

К. ЛАРИНА – Николай Васильевич все-таки как-то сознательно обходит тему коррупции в правоохранительных структурах. И среди причин неудач милиции Вы все-таки не называете эту проблему. Это проблема?

Н. КУЛИКОВ – Это проблема. Как решают проблему в других странах? У нас сегодня некомплект около 2000 сотрудников милиции. В Испании, если не ошибаюсь, в свое время был конкурс на место полицейского 30 человек. Он снизился до 20-ти. И это стало первым рассмотрения в парламенте, почему это случилось. И они нашли способы повысить этот конкурс, чтобы снова на одно место в полиции претендовало 30 человек. В Америке до 60-ти доходит. А мы сюда тащим, кого попало. Разве это дело? Опять, это дело милиции? Ведь сегодня начальник готов уволить кого-то, но этот хоть какой плохой, но он что-то делает, он может какой-то документ ему подписать. У нас сегодня нет качества милиции. Я понимаю, что государство не резиновое. Эти средства можно поискать и среди собственной системы. Может быть, надо немножко подсократить аппарат управления, службы. Но основные службы – это участковые инспектора, уголовный розыск, следствие, дежурная часть – в отделах внутренних дел должны быть укомплектованы и получать нормальную заработную плату. Тогда мы сможем говорить о коррупции, что не может быть коррупции. А сегодня просто уже некого выгонять. Завтра, вообще, некому будет поручать, если мы будем продолжать такую же политику работы в отношении органов внутренних дел.

К. ЛАРИНА – Я хочу вернуться еще к одной информации, которая на этой неделе проходила, по поводу работу милиции в усиленном режиме, начиная с 11 января. "Известия" опубликовали этот документ, указание ГУВД Москвы о начале работе милиции по усиленному режиму. По имеющейся информации, полевой командир Басаев готовит совершение нового теракта в Москве. Как сейчас работает милиция, до какого числа в таком режиме, и насколько эта информация соответствует действительности?

Н. КУЛИКОВ – Раз эта информация есть, то по ней принимаются меры. Как она соответствует действительности, сказать сложно, потому что эта информация получена оперативным путем и по линии Интерпола. Она проверяется и оперативными способами, в то же время проводятся и предупредительные меры. Потому что любой сигнал сейчас проверяется. Вы сами прекрасно видите даже по тому документу, который сделан. Там нацелены все службы на выявление фактов, которые могут дать возможность что-то усмотреть по готовящемуся теракту или просто проводятся предупредительные меры. Специалисты сегодня анализируют, что же может быть дальше. Начиная где-то с 95 года у нас теракты по своему исполнению ни разу не повторились. Это взрывы троллейбусов, взрывы в метро, в магазинах, в подземных переходах, в жилых домах, захват заложников. Что они дальше будут делать? Конечно, у нас всех на памяти стоит тот случай, который был проведен "АУМ Синрике" в токийском метро. Мы сегодня это направление тоже отслеживаем и привлекаем сюда, как меры предупредительные, усилена охрана в метро, охрана шахт, и в то же время готовим специалистов химзащиты, чтобы могли оказать какое-то противодействие.

По всем направлениям идет предупредительная работа с учетом имеющейся информации. Также усилена охрана важных объектов, эколого-опасных. Проводятся и другие мероприятия. Потому что мы не можем сегодня знать, где и что может сработать, но делаем все, чтобы минимизировать возможность совершения терактов в Москве. Конечно, и за счет усиления проверки паспортного режима, усиления регистрации, проверки транспорта. Весь личный состав, независимо от службы, нацелен на проведение мероприятий по предупреждению терактов.

К. ЛАРИНА – А чеченцев с особым вниманием осматриваете, документы смотрите?

Н. КУЛИКОВ – Я читал этот документ. Я считаю, что этого нельзя делать. Мы не знаем, кто это будет совершать.

К. ЛАРИНА – "Провести проверку лиц чеченской и ингушской народности, зарегистрированных и проживающих на территории, а также гостиниц, рынков и вокзалов".

Н. КУЛИКОВ – Я считаю, что приезжих, которые могут подходить по приметам, может быть, и надо. Но взрывы домов, мы знаем, совершали карачаевцы, а не чеченцы. По последнему захвату заложников было больше чеченцев. Поэтому проводится оперативная работа, но она проводится оперативным путем. Проверяются данные, соответствуют или не соответствуют они тому лицу, потому что они приезжали часто по поддельным документам. Поэтому будет больше уделяться времени именно подлинности документов, проверке этих лиц по учетам. Поэтому могут быть, конечно, где-то и перекосы. Мы заранее приносим извинения, но это делается в интересах всех москвичей.

К. ЛАРИНА – А правда, что собаки будут работать в метро тоже?

Н. КУЛИКОВ – В метро собаки работают. Посмотрите, сколько было проведено, более 4 тыс. новогодних елок. И везде, прежде чем провести мероприятие, мы всегда применяли собак, которые натасканы на выявление взрывчатых веществ. И после мероприятия тоже проводили эту работу, потому что уже наступал следующий сеанс детей. Мы сейчас это направление развиваем и будем развивать. Потому что сегодня это практически единственная возможность, с помощью собак выявить взрывчатые вещества.

К. ЛАРИНА – Как Вам кажется, стоит ли создавать какие-то новые структуры, которые могли бы обеспечить безопасность москвичей?

Н. КУЛИКОВ – Что Вы имеете в виду?

К. ЛАРИНА – Какие-то новые подразделения или отделения.

Н. КУЛИКОВ – Я считаю, надо укрепить действующие. Единственное, на мой взгляд, надо бы создать именно для Москвы совместный ГУВД и ФСБ аналитический центр по терроризму. Они должны отслеживать ситуацию, собирать информацию и давать направление в работе. Здесь не должно быть разобщенности. Потому что когда прошло разделение на политический и криминальный терроризм сегодня, за одну часть терроризма отвечает ФСБ, за другую ГУВД. И порой за одним человеком могут две службы ходить и его проверять. Поэтому здесь нужна четкая организация взаимодействия. Я считаю, что приоритет должен быть у ФСБ. У них больше опыта этой работы. Н протяжении всех прошлых лет этой работой занимались они. У них есть уже и отработанная методика проверки и получения информации. Поэтому я считаю, что такой центр нужен, чтобы кто-то координировал эти действия по Москве на уровнях оперативных служб.

К. ЛАРИНА – Я помню, (возвращаясь опять к событиям на Дубровке), что многие Ваши коллеги, да и сам президент об этом упоминал, что одна из главных причин страшных событий, которые могут случиться в Москве, – это отсутствие информации, оперативных данных. Что для этого необходимо сделать?

Н. КУЛИКОВ – Здесь надо усилить правоохранительные органы, оперативные службы. И потом, это открытость границ.

К. ЛАРИНА – Московских, Вы имеете в виду?

Н. КУЛИКОВ – Нет, почему? Вообще, границ. Я считаю, что здесь трудно дать рекомендации на 100%, но усилия оперативных служб должны... потом, усилия технических наших средств получения информации, это тоже необходимо делать. Но это задачи оперативных служб.

К. ЛАРИНА – Еще один вопрос к Вам, мне интересно просто Ваше личное мнение. Споры продолжаются по поводу права на ношение оружия гражданскими лицами. Как Вы относитесь к этой теме? Готово ли наше общество само себя защищать?

Н. КУЛИКОВ – Смотря какими лицами. У нас много нарезного, охотничьего оружия, много просто гладкоствольного. Здесь, конечно, должен быть жесткий контроль. Последнее убийство нашего сотрудника, когда они брали пьяного гражданина, который выгнал из дома жену, ребенка и начал стрелять по прохожим. Наш сотрудник при его задержании погиб. У таких людей оружия быть не должно. Я считаю, возможно разрешить оружие именно тому, кто подвергается опасности. Я считаю, здесь ничего страшного не будет, если преступники будут знать, что тот человек, на которого они пытаются совершить нападение, тоже вооружен, и они могут получить отпор. Преступники носят оружие свободно, зная, что особенно сейчас, с либерализацией того же УПК, задержали его с оружием, а он сказал: "нашел, несу сдавать в милицию". Вот и все, он освобождается от уголовной ответственности. Нам очень сложно доказать, что он его хотел использовать в преступных целях. Определенной категории граждан, которые могут подвергаться опасности, даже по роду своей работы, оружие можно разрешить, потому что мы не сможем на 100% сегодня обеспечить им защиту.

К. ЛАРИНА – Еще одна тема, тоже важная. Участились проявления расизма в Москве. Мы получаем информацию, что там избили африканца, там китайца, там вьетнамца. Понятно, что это можно расценивать, как бытовое хулиганство, но так не бывает. Это не случайное совпадение. На Ваш взгляд, существует эта проблема в городе?

Н. КУЛИКОВ – Эта проблема существует, она очень актуальна, тем более для Москвы как для столицы. Мы выходили на "ЭКСПО 2010". Я думаю, что захват заложников и события на Манеже какую-то свою отрицательную роль сыграли. И те избиения, которые происходят здесь, тоже играют свою отрицательную роль. Потому что СМИ в тех странах, чьи это люди, конечно, сразу поднимают шум. У них очень сильно налажена защита своих граждан, что, конечно, неплохо бы и нам делать. Если наших где-то убивают, мы тоже должны поднимать шум. Но я пока еще не видел, чтобы мы печатали, что к нашим где-то там отрицательно относятся. А эта проблема очень серьезная. Я считаю, мы должны принять все самые жесткие меры к лицам, которые совершают это преступление. Потому что это просто позор для нас как для столицы, что люди здесь не могут спокойно передвигаться с другим цветом кожи. Здесь надо принимать все меры.

В частности, сейчас уже прошел эксперимент по одному поезду в метро, где все вагоны оборудованы видеокамерами, и вся информация передается в компьютер машиниста, и тот уже может связываться с милицией и принимать какие-то меры. Потому что часто это делается в вагонах метро. Пока поезд идет между станциями, избивают, на станции выскакивают и уходят. И на улицах то же самое. Поэтому я считаю, это проблема очень серьезная, мы ей серьезно занимаемся. Специально разработаны мероприятия. Те люди, которые этим занимаются, берутся под оперативное наблюдение, под контроль милиции. Принимаются профилактические меры к ним, и одновременно мы усиливаем патрулирование в местах компактного проживания этих граждан. И любой сигнал обязательно берется на контроль, чтобы добиваться его раскрытия, чтобы тот преступник, который это совершил, не смог совершить это повторно.

К. ЛАРИНА – То, что касается т.н. скинхедов, по-разному называют эти группировки, все равно бандитские группировки, что там говорить, существует какая-то база данных?

Н. КУЛИКОВ – Да. Сейчас они ставятся на учет. Здесь эта база немножко переплетается с базой по футбольным фанатам. И те, и те попадают. Но такие базы существуют. Эти профилактические мероприятия проводим с ними.

К. ЛАРИНА – Давайте посмотрим, что нам пишут наши слушатели. Во-первых, здесь очень много вопросов от наших граждан. Существует ли какой-то анонимный телефон, куда можно позвонить и доложить о чем-нибудь? Потому что народ-то готов, но он не поймет, куда звонить, потому что с него сразу требуют фамилию, имя, отчество, где проживает.

Н. КУЛИКОВ – Ничего подобного. Вы позвоните на службу "02", они дадут вам телефоны, где у нас есть и по линии уголовного розыска, и по линии службы участковых инспекторов. Я сейчас не готов вам на память сказать. 777-77-77 - это телефон мэрии.

К. ЛАРИНА – Хорошо, мы хотели вернуться к нашему вопросу.

Н. КУЛИКОВ – Да. Правительство Москвы будет делать все, чтобы обеспечить безопасность москвичей. На это нацелена и программа, которую мы разработали, которую сейчас с учетом замечаний на правительстве примем и будем исполнять. В первую очередь, она направлена на защиту москвичей в жилом секторе. Я думаю, что мы реально сможем принять все меры, чтобы сократить количество квартирных краж, усилить связь с населением. В подъездах домов, на территории будут устанавливаться специальные переговорные устройства, где любой гражданин может быстро сообщить в милицию. Тем более, мы планируем это даже делать и с видеокамерой. Наша главная задача – обеспечить немедленное реагирование милиции. Если мы этого не сделаем, конечно, все наши остальные вопросы - просто будут деньги выброшены на ветер.

К. ЛАРИНА – Насколько я знаю, видеокамеры собирались установить у каждого жилого дома.

Н. КУЛИКОВ – Да, это будет. Это пока по Центральному округу делается. Создана под председательством Росляка Ю.В. специальная техническая комиссия, которая сегодня хочет объединить на единой основе все имеющиеся технические возможности предупреждения преступлений в жилом секторе, по квартирным кражам. У нас специальная программа намечена по несовершеннолетним, чтобы организовать их досуг, культурную программу, чтобы их оторвать от улицы, дать им занятие, чтобы они не совершали правонарушения и преступления в подъездах. Соответственно, будут приниматься жесткие меры по борьбе с иногородней преступностью. В рамках законов, принятых по миграции, будет усилена работа в жилом секторе, регистрационный режим будет усилен.

Кстати, о чем здесь говорили уже, я считаю, что по регистрационному режиму нам тоже надо принимать меры, чтобы усиливать ответственность за незаконное нахождение граждан здесь. Конечно, не всех. Мы должны для себя как работники милиции, в первую очередь, взять тот контингент, который совершает преступления. Потому что многие приезжают сюда и на лечение, и на учебу. Но многие приезжают совершать преступления, потому что Москва имеет возможности, здесь народ живет намного лучше, чем в других регионах, есть, что взять, и легче скрыться. Поэтому, я думаю, регистрационный режим мы будем усиливать. Но в то же время говорилось о том, что на правительстве, возможно, мы продумаем меры по улучшению регистрации, именно пунктов регистрации, при паспортном столе. Сделать так, чтобы люди могли свободно придти и зарегистрироваться. Сейчас они не идут туда потому, что приходится терять очень много времени, и так дорогого для них, которое они не хотят терять, приехав в Москву. Поэтому это еще одно из направлений. Но не только милицейские методы это будут, но и жилищно-коммунальное хозяйство. Будут улучшать освещение дворовых территорий, подъездов.

К. ЛАРИНА – А подвалы в жилых домах?

Н. КУЛИКОВ – Уже 80% подвалов сегодня закрыты и поставлены на сигнализацию, при их вскрытии сигнал идет в оперативно-диспетчерскую службу. Сейчас мы прорабатываем вопрос, чтобы из оперативно-диспетчерской службы сигнал поступал в милицию. Возможно, это будет вневедомственная охрана, которая будет заниматься выездом только на эти сигналы, и тем самым обеспечит задержание тех лиц, которые будут пытаться их вскрывать.

К. ЛАРИНА – А жильцы имеют право принимать участие в решении, кому сдавать подвал в жилом доме? Или это решает исключительно контора? Важный вопрос. Я понимаю, что это не совсем к Вам.

Н. КУЛИКОВ – Это вопрос действительно важный. Что можно в подвале размещать? Если в подвале размещаются такие средства, что потом от них люди могут пострадать, или пожароопасные, или еще какие-то, то, конечно, этого делать нельзя. Здесь уже работает служба. Ведь прежде чем сдать подвал, идет согласие и санэпидстанции, и госпошнадзора, и других служб. Поэтому эта работа проводится. Правительство Москвы будет делать все, чтобы обеспечить безопасность москвичей. И тот процент, думаю, будет немножко меняться. Но для нас интереснее было бы знать, где и в чем наша ошибка, что мы не сделали для тех людей, которые не верят сегодня в то, что правительство Москвы может навести порядок. Но я думаю, что мы сможем это сделать.

К. ЛАРИНА – Дай бог, потому что, увы, пока еще имидж у московского милиционера, да и вообще у российского милиционера, не очень приятный.

Н. КУЛИКОВ – Здесь многое зависит от СМИ.

К. ЛАРИНА – Перестаньте! Это мы все проходили, все знаем. Вы думаете, если снять кино про хорошего милиционера, сразу всех милиционеров полюбят? Нет, не обольщайтесь, так не бывает.

Н. КУЛИКОВ – Я не обольщаюсь.

К. ЛАРИНА – Люди, которые нам пишут телеграммы сюда и рассказывают о своих встречах с милицией, здесь же не обязательно, в конце концов, попадать в "обезьянник" или в КПЗ, достаточно такого бытового ощущения, на улице. Ведь речь идет, прежде всего, о нашем восприятии, человеческом, не только о профессиональных навыках, но об умении разговаривать с людьми на улицах, об элементарных правилах вежливости, о внешнем виде. Понимаете? Это же тоже важно. Разве нет?

Н. КУЛИКОВ – Я с Вами полностью согласен. Но тогда милиция не должна финансироваться по остаточному принципу.

К. ЛАРИНА – Кстати, вопрос к Вам. Вы про программу так подробно рассказали. А какие-то специальные деньги выделяются под эту конкретную программу?

Н. КУЛИКОВ – Да. Только на безопасность в жилом секторе на этот год выделено 500 млн. рублей.

К. ЛАРИНА – Москвой?

Н. КУЛИКОВ – Да, именно Москвой. Эти деньги уже расписаны по разным направлениям. Конечно, без денег любая программа ничего не делает. Но по многим мероприятиям это будет идти в рамках финансирования правоохранительных органов и заказчиков. Допустим, мы усиливаем работу правоохранительных органов, даем транспорт. От этого повышается качество работы милиции. Мы должны сделать сначала сильные правоохранительные органы, чтобы с них и спросить потом можно было, чтобы они могли выполнять свои функциональные обязанности. Потому что любым делом должны заниматься профессионалы. Поэтому мы должны им и заплатить, создать нормальные условия. Но в то же время и спросить, почему это не делается.

Я могу привести конкретный пример. Допустим, мы анализировали перед коллегией ГУВД. Взяли три округа, территории которых проходят через дорогу. Южный, Юго-Восточный и Юго-Западный. Посмотрели, что делается по профилактике преступлений в рамках применения административного законодательства. Это задержание за мелкое хулиганство, за проживание без регистрации, за появление в нетрезвом состоянии на улицах. Южный округ в этих направлениях везде наполовину выигрывает, чем два близлежащих округа. Соответственно, здесь меньше зарегистрировано преступлений. Если рост преступности в этом округе 26%, то в Юго-Восточном и в Юго-Западном по 40-44%. Вот вам конкретные меры, которые может принять милиция, даже не требуя дополнительных затрат. Это ставит вопрос об организации работы милиции. И об этом очень жестко сказал Ю.М. Лужков, что мы все должны не только регистрировать преступления, но все-таки их еще и раскрывать. Это наша основная задача. Тогда этот процент пойдет в нашу пользу. Потому что если у кого-то одного мы не раскрыли квартирную кражу, то сколько у него знакомых, которые уже завтра будут не верить в работу милиции.

К. ЛАРИНА – Что ж, я Вам желаю всего того, что Вы сами себе желаете, и всему Вашему ведомству, всем Вашим коллегам. Благодарю за то, что нашли время для нас сегодня.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Николай Куликов - начальник Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы.