С санкции суда взяты под стражу сотрудники ОБЭП УВД Ленинского района Подмосковья Е. Головин и М. Архаров. Они обвиняются в том, что по приказу своего руководителя, замначальника УВД М. Кочеткова, вымогали деньги у местных коммерсантов.

Александр Игорев. Газета, № 221. Статья. “Ты пожалеешь, что родился”.

С санкции суда взяты под стражу сотрудники ОБЭП УВД Ленинского района Подмосковья Евгений Головин и Максим Архаров. Они обвиняются в том, что по приказу своего руководителя, замначальника УВД Михаила Кочеткова, вымогали деньги у местных коммерсантов. В обмен бизнесменам предлагали милицейскую "крышу". Теперь, после ареста оперативников, может избежать наказания сам Кочетков - пока Архаров и Головин находились на свободе под подпиской о невыезде, им не раз угрожали расправой, если они не изменят показания и не возьмут всю вину за вымогательство взяток на себя. Милиционеры скорее всего так и поступят, поскольку опасаются, что с ними сведут счеты в СИЗО или в колонии.

Как рассказывала ГАЗЕТА, в марте этого года в ГУСБ МВД обратился представитель дирекции ООО "Облшинсервис". Он заявил, что двое сотрудников ОБЭП УВД Ленинского района требуют у него 12 тыс. рублей за то, чтобы не давать хода материалам недавней проверки фирмы. Бизнесмен согласился. Но потом милиционеры предложили ему выплачивать по 20 тыс. рублей ежемесячно за милицейское "покровительство". Однако бизнесмен решил обратиться в ГУСБ. Там ему дали помеченные 15 тыс. рублей - эту сумму бизнесмен должен был отдать милиционерам в качестве первого взноса. Сразу после передачи денег сыщики задержали старшего оперуполномоченного капитана Архарова и оперуполномоченного лейтенанта Головина. Те рассказали, что они лишь посредники, деньги же предназначались замначальника УВД Ленинского района, начальнику службы криминальной милиции подполковнику Михаилу Кочеткову.

Решили брать Кочеткова. Архаров и Головин под контролем сотрудников ГУСБ повезли деньги своему руководителю. Как только Кочетков забрал деньги, его взяли прямо в служебном кабинете. Во время обыска в сейфе нашли 79 тыс. долларов, а в портфеле - еще 100 тыс. рублей и 1700 долларов. Кочетков, впрочем, уточнил, что это его личные сбережения (отметим, зарплата у него около 10 тыс. рублей). Прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 290 УК РФ ("Получение взятки"). По словам оперативников, это был первый случай, когда удалось проследить всю цепочку организации милиционерами поборов с бизнесменов.

В ходе расследования выяснилось, что Кочетков не раз давал указания подчиненным взимать дань с коммерсантов за милицейскую "крышу" и даже устанавливал ее размеры. Под это навязчивое "покровительство" попало множество фирм -- тем более что Ленинский район считается одним из самых богатых в Подмосковье. Особенно активно милиционеры действовали на местном строительном рынке, одном из крупнейших в Московском регионе.

Судя по всему, доходы милиционеров были весьма высокими. Тот же Кочетков имел две престижные иномарки, а в Апрелевке построил трехэтажный особняк. Правда, сам офицер объяснял, что потратил на строительство деньги, вырученные от продажи квартиры. Однако средняя стоимость расположенной на 1-м этаже двухкомнатной квартиры (именно такую продал Кочетков) здесь колеблется в пределах 10-15 тыс. долларов, тогда как на коттедж, по самым скромным подсчетам, было потрачено более чем 100 тысяч.

После ареста Кочеткова в УВД Ленинского района началось сразу несколько проверок, и в частности в паспортной службе. Было обнаружено множество нарушений, но спросить было уже не с кого. Руководитель подразделения Игорь Кичигин погиб в автомобильной катастрофе.

Кроме того, около двух месяцев назад сотрудники ГУ МВД по Центральному федеральному округу задержали начальника отдела ОРЧ-7 ГУВД Москвы Юрия Бутенко, который курировал Ленинский район. Взяли его в момент получения взятки в тысячу долларов за прекращение проверки одной из строительных фирм.

Тем временем следствие по делу Кочеткова было завершено и передано в Мособлсуд. С самого начала Архаров и Головин пошли на сотрудничество со следствием и в суде выступают главными свидетелями обвинения. До последнего времени они находились на свободе под подпиской о невыезде - суд учитывал не только их готовность к сотрудничеству, но и то обстоятельство, что сейчас их действия не могут представлять общественной опасности.

В МВД рассказали, что столь мягкое отношение к тем, кто дает показания, в последнее время стало весьма распространенным явлением. Даже приговоры в этих случаях все чаще выносятся условные. Видимо, на такой же подход рассчитывали и Архаров с Головиным. Правда, им стали угрожать, требуя взять на себя всю вину за вымогательство денег у коммерсантов. В частности, обоим в почтовые ящики были подброшены письма, в которых говорилось: "Если ты не изменишь показания и не возьмешь вину на себя, то тебя ожидают большие проблемы. Мы добьемся твоего ареста до суда и после, где в камерах ты действительно обо всем пожалеешь, что родился" (стилистика сохранена). Кроме того, недавно к милиционерам домой явились неизвестные, которые представились журналистами и показали черновик якобы готовящейся к публикации статьи. В ней говорилось о том, что Кочетков является жертвой оговора. Визитеры намекнули, что публикации может и не быть, если оперативники "согласятся договориться".

Милиционеры сообщили об этих фактах в суде. Но им не поверили. Более того, суд распорядился взять милиционеров под стражу. В постановлении отмечается, "сообщение подсудимыми не соответствующих действительности сведений о неоднократности поступавших им угроз суд расценивает как попытку в своих целях -- чтобы представить себя пострадавшей стороной, ввести суд в заблуждение относительно количества и значимости поступивших, по их утверждению, в их адрес угроз". Кроме того, судья счел, что некоторые просьбы оперативников о переносе заседаний не мотивированы и направлены на затягивание процесса.

Арест стал полной неожиданностью. Родственники оперативников говорят, что теперь Архаров и Головин всерьез думают об изменении показаний, поскольку опасаются, что их станут "прессовать" в СИЗО или расправятся с ними в колонии. Если же оперативники на самом деле откажутся от прежних слов, то Кочетков может избежать ответственности, поскольку обвинение против него строится как раз на показаниях оперативников.