О грубейших нарушениях УПК сотрудниками Перовского райсуда Москвы при рассмотрении уголовного дела несовершеннолетнего В. Берникова

Русский курьер, № 14. Георгий Целмс. Статья. Несовершеннолетние двоечники.

Я не знаю, как учились на юрфаке или в школе милиции мои герои. Может, даже, были отличниками. Но если так, липовые он получали оценки.. История уголовного преследования несовершеннолетнего Володи Бернюкова изобилует таким количеством грубых нарушений УПК, что вполне можно предположить: совершили их абсолютные неучи и неслухи. Понятно бы было, если бы у нарушений этих имелась некая подоплека и сделаны они намеренно. Но Бернюков не Ходорковский, а обычный трудный подросток. И сколько не бейся, подоплеки не обнаружишь. Чистая безграмотность. Вот когда “двоечников” уличали в ошибках, тут уж они проявляли недюжинные способности изворачиваться. Впрочем, и школьники, и студенты двоечники обладают такими способностями.

Володя Бернюков, мягко говоря, не ангел. За свои шестнадцать лет совершил уже два серьезных правонарушения. Был осужден за драку на три года условно. И не успел отбыть их, как попался с поличным при угоне автомобиля “без цели хищения”. С дружками решил покататься на чужом авто, и тут же попался.

Закон наш щадит подростков, предполагая их арест как чрезвычайную меру. Оно и понятно: тюрьма ничему хорошему не научит. Тем не менее, дознаватель ОВД “Новокосино” Москвы О. Шестимирова по согласованию с прокурором межрайонной прокуратуры Л. Ремневой, настаивала в суде на заключении Володи под стражу. Аргументами были: подозреваемый нигде не учиться и не работает, семья воспитанием его не занимается… И дознаватель, и прокурор считали, что нахождение подростка в следственном изоляторе “окажет благоприятное воздействие на воспитание Бернюкова”. Две этих решительных дамы почему-то не знали, или не хотели знать, что семья у него вполне благополучная. Старший брат служит в армии, двое других братьев входят в элиту спортивной акробатики (в олимпийском резерве), сестра успешно заканчивает школу. Ну а младшему братику несколько месяцев. Мать, кстати говоря, 20 лет проработала в милиции. Правда, Володя от своих братьев и сестры отличался с самого детства. Бывает такое. Правда, в вечернюю школу он все-таки потупил.

Надо отдать должное судье И. Готовцевой. Она добросовестно проверила все обстоятельства и отклонила ходатайство о заключении подростка под стражу. Тем более за решеткой его при задержании явно передержали.

Семья Бернюковых малоимущая, адвокат Володе был назначен. И как бывает в подобных случаях, делом своего юного клиента почти не занимался.

Когда Володю задержали, он пробыл в заключении 58 часов. По закону же полагается 48. Но никто этого не заметил. Не заметили и того, что при аресте, как положено по закону, не были об этом извещены ни его мать, ни сотрудник комиссии по работе с несовершеннолетними. Когда же мать, наконец, узнала, где находится сын, ее к нему не допустили. Это только первые нарушения УПК, дальше их будет гораздо больше.

Как вскоре выясниться, Володя должен был проходить по двум делам об угоне автомобилей. По одному - свидетелем, по второму - обвиняемым. Судья Перовского райсуда В. Беляков со ссылкой на 153 статью УПК решил объединить эти два дела в одно. Человек он молодой, по виду Р интеллигентный, говорит вежливо, голос не повышает. Но УПК, похоже, изучал плохо. И статью 153-ю, когда потребовалось, до конца не дочитал. А в ней, в пункте третьем, прямо сказано: “Соединение уголовных дел производится на основании постановления прокурора”. Да и вообще эта статья не предусматривает объединение свидетеля и обвиняемого. Но видимо так Белякову было удобно: одним махом двух убивахам. (Скоро читатель узнает, каким роковым образом это безграмотное действие судьи сказалось на судьбе подростка).

Позднее, когда наш юный правонарушитель вновь оказался на нарах, защитник, уже работающий по договору, а не назначенный, сразу же увидел, что постановление прокурора в деле отсутствует. Однако Белякова это ничуть не смутило. А через некоторое время адвокат вдруг обнаружил постановление в деле. Правда, не прокурора, а самого судьи. Судья как бы исправил ошибку, и слово “еще” написал уже не “исчо”, как было, а, скажем, “есчо”. Потом в деле стали появляться и другие дополнительные документы. А чтобы никто этого не заметил, у пронумерованных страниц дела возникли литеры “а” и “б”.

Практика, кстати говоря, распространенная. Частенько страницы дела поначалу нумеруются карандашом, чтобы легче было стереть. Ну а потом, когда уже в ход идет, как и положено, шариковая ручка, для незаконных вклеек пользуются буквами алфавита: ю, к, л, м, н… Алфавит юридические двоечники все-таки знают.

По объединенному таким образом делу судья стал вызывать Володю Бернюкова в качестве свидетеля. Но повестки почем-то слал на улицу Суздальская, хотя Володя проживал и был зарегистрирован по улице Новокосинская. А на Суздальской у него ни родных, ни знакомых. Задерживали подростка с паспортом. Так что адрес его был известен. Как и год рождения. Однако в повестках он стал к тому же еще на год старше.

Потом за Володей якобы направили судебного пристава, чтобы осуществил насильственный привод “не являющегося свидетеля”. Пристав будто бы отправился уже по реальному адресу (с чего бы это?), но, как написал в рапорте “никто на звонки не отвечал”. Между тем мать Володи с грудным ребенком стены квартиры не покидала. Так что есть сомнение, что пристав туда ходил. Вполне можно предположить, что его рапорт был написан поздним числом, когда путаница с адресом уже была выявлена.

На основании этого рапорта, Володю объявили в розыск. И вскоре поймали и препроводили в СИЗО. Там его долго не хотели принимать: год и дата рождения не соответствует, адрес тоже. Пришлось срочно переделывать, а точнее, подделывать документы. И вот уже четыре месяца В. Бернюков сидит за решеткой - ждет суда.

Самое главное: когда судья решал вопрос об изменении меры пресечения, то есть, заключал подростка под стражу, у парня не было защитника. Грубейшее нарушение УПК! Володе самому приходилось объяснять, что повесток он не получал, никуда не отлучался и пр. Непосильная для подростка задача. Потом, когда это дело рассматривалась в кассационной инстанции, уже трое судей Московского горсуда (В. Тарасов, О. Сергачева, О. Смирнова) не заметили этого. Как и прочих нарушений УПК. Что тут предположить? Дело не читали? С законом не знакомы? И то и другое несовместимо вроде бы с судейским званием…

В первый же (и единственный пока) день слушанья дела, как говорится по существу, адвокат Бернюкова Ю. Кокурин заявил ходатайство о получении статуса общественного защитника В. Борщевым. Борщев - известный человек, дважды избирался депутатом Госдумы, является членом Комиссии по правам человека при Президенте России, председателем общественного совета при министре юстиции. Прокурор не возражал. Судья Беляков объявил вопрос решенным: зачитал соответствующее постановление. Когда же кассационная жалоба адвоката рассматривалась в Мосгорсуде, вдруг выяснилось, что этого постановления в деле нет. И Борщев был отстранен от дела. В последствии судья Беляков признается: “Ошибочка вышла”. “Так, давайте же ее исправим!”. “А вы напишите свои замечания к протоколу”, - посоветовал судья, очевидно не зная, что для этого действия вышли все сроки.

Квалификационной коллегии судей заняться бы этим делом. Ведь она и создавалась для того, чтобы поддерживать высокий стандарт профессионализма и порядочности в судейском корпусе. Только, как показывает практика, скорее всего не станет она этим заниматься...