Столичная милиция работает все хуже и хуже. Новые Известия, № 46, 19 марта 2001 г. Сергей Протасов. Статья. Менты глазами ментов.

В распоряжении нашей редакции оказался отчет “о результатах контрольной проверки ГУВД г. Москвы”. Проверяла москвичей главная инспекция МВД еще в декабре, но отчет подготовила сравнительно недавно.

Большинство рядовых граждан и без всяких отчетов прекрасно знают: столичный милиционер способен проверить у вас “прописку” или взять штраф без квитанции, если найденный в вашем кармане билет на электричку из Владимира датирован тремя днями ранее, но вот если у вас всерьез что-то случилось, то, как свидетельствуют социологические опросы, гораздо больше граждан рассчитывают на помощь друзей или неформальных силовых группировок, чем на помощь милиции.

И, похоже, правильно делают. Ходить по улицам первопрестольной становится все опаснее даже с паспортом и “регистрацией”: при снижении числа преступлений в общественных местах в среднем по России на 4,6% в Москве этот показатель вырос на 54,3%! Удельный вес уличных преступлений самый высокий в стране: 18,9% при среднем уровне 5,5%.

Есть такой ведомственный показатель: раскрываемость. Иными словами, вероятность того, что вашего обидчика, если он нарушил закон, поймают. В Москве эта вероятность упала с 83,3% до 69,2%. Но картину, видимо, улучшают простейшие бытовые проступки, потому что с особо тяжкими преступлениями хуже: падение раскрываемости с 72,4% до 53,9%. Остаток нераскрытых преступлений в Москве вырос за неполный год в два с половиной раза! Из 26 заказных убийств вообще раскрыты только три. Но даже если преступника заметили на месте преступления, а он убегает, у него остаются шансы: 26,3% столичных ментов имеют “неуд” по физической подготовке и на одну десятую процента больше по стрельбе.

Судя по всему, доблестные бойцы оптовых рынков совсем разучились работать с агентурой: при том, что раскрываемость преступлений “с участием негласного аппарата” в Москве ниже среднероссийской, комиссия выявила ее завышение в отчетности. Так, ГУВД зарегистрировало 255 случаев раскрытия с помощью агентуры, а проверка подтвердила лишь 59. Иными словами, опера сами выдумывали донесения агентов! Тогда комиссия проверила 1987 личных и рабочих дел агентов: почти каждый пятый оказался неработоспособен. С одной третью агентов менты не встречались уже более полутора лет! Также от одной трети агентов не было даже простейших донесений (“агентурных записок”) более трех месяцев. А те, что были, на 60% “носили информационный характер и не способствовали раскрытию преступлений”. Проще говоря, агенты “вешали” своим нерадивым хозяевам “лапшу”!

Если же преступник решил пойти прокутить награбленное в казино, он может не бояться: проверяльщики сетуют, что особенно плохо ГУВД Москвы работает с игорным бизнесом - на 810 объектов всего 70 агентов. На 24 производителя алкогольной продукции московские менты набрали только 51 агента, “слабо прикрыты агентурой 4 предприятия — производителя нефтепродуктов, что не дает возможности оперативно влиять на ситуацию”.

Если, к примеру, коммерсант-“торгаш” и мухлюет с пломбой и наличной выручкой на кассовом аппарате, то он тоже может не беспокоиться: “На 368 объектах потребительского рынка имеется только 266 агентов, причем всего 23% из них являются руководителями и служащими коммерческих структур. Остальная агентура не имеет реального доступа к оперативно значимой информации”.

Зато если вы честный автолюбитель, то берегите свое авто сами: доблестные менты раскрывают лишь 8% угонов! Кстати, о ГИБДД: каждому автомобилисту до боли знакомы автомобильные пробки на въезде и выезде из Москвы, возникшие потому, что “гаишники” выдвинули заграждения на середину дороги и зорко всматриваются в ручеек измученного автотранспорта. Вы думаете, это для борьбы с терроризмом? Ошибаетесь. Лишь 3,5% преступлений раскрыто столичными “гаишниками” (по стране - 5,4%).

Если вы придете в отделение милиции и чего-либо попросите, ссылаясь - нет, не на Конституцию или законы, это слишком высокая материя, на ведомственный приказ МВД, то вас вполне могут не понять: 40 приказов и решений в прошлом году даже не были разосланы в московские ОВД.

Лень поразила и сотрудников “убойных” отделов: удивительно, но даже по тяжким преступлениям осмотр места происшествия проводился только в 51,6% случаев, а отпечатки пальцев снимались в 12,2%. Но и эти методы, известные со времен Шерлока Холмса, — благо: более современные технологии исследования места преступления (изъятие биологических объектов, микрочастиц и т.п.) проводились “в единичных случаях”. При этом менты весьма самонадеянны: экспертов они привлекали только по каждому двадцатому делу. Большинство уголовных дел, свидетельствует документ, “возбуждается лишь на 5-е — 10-е сутки после регистрации заявления”. А вы когда-нибудь подавали заявление в отделение милиции? Там все сделают, чтобы не принять у вас на себя “лишний висяк” и даже постараются вас просто не пустить: у входа дежурит боец и спрашивает: “Вы куда?” Так что через пять дней – это иногда счастье. “Работа по горячим следам практически не проводится (ну еще бы: за пять дней остынут не только следы, но и трупы), неотложные следственные действия осуществляются несвоевременно, в результате утрачивается доказательная база”.

Проверяющие, конечно, добавили в бочку дегтя немного меда: напримep, в Москве выросло на количество расследованных уголовных дел. Но и эта активность “не в коня корм”: не забудем, что только суд решает, виновен ли подозреваемый милицией человек или нет. Так вот в суд московские милиционеры направили на 8,4% меньше дел. При этом многих подозреваемых они “прессовали” почем зря: число оправданных судом лиц в Москве в три раза выше, чем в среднем по России.

Всего же за 11 месяцев ушедшего года преступность в Москве выросла на 41,6% (особо тяжких преступлении даже на 58,5%) при общем падении по России на 2% и 8,4% соответственно. Столица все более криминализуется, и повальными проверками “прописок” и “разрешений на право торговли” это дело не исправить.