Будут подведены итоги одной из самых скандальных кампаний по призыву молодежи на военную службу, когда потенциальных солдат отлавливали с помощью милиции.
Олег Владыкин. Статья. Не пойман - не воин. Общая газета, № 5

В последний день января состоится расширенное заседание призывной комиссии Москвы под председательством вице-мэра столицы Людмилы Швецовой. Будут подведены итоги одной из самых скандальных кампаний по призыву молодежи на военную службу, когда потенциальных солдат отлавливали с помощью милиции. Смогут ли члены комиссии честно оценить случившееся и дать гарантии, что подобное никогда не повторится?
На заседании, конечно же, будут приводить много цифр. Скорее всего, победных. Ведь военный комиссар Москвы полковник Василий Красногорский несколько дней назад объявил, что план-наряд Генштаба на пополнение войск столичной молодежью выполнен "на сто с лишним процентов" - в солдатский строй поставлено 6 тысяч человек. Между тем член городской призывной комиссии, представляющий в ней управление по работе с органами обеспечения безопасности правительства Москвы, генерал-майор Михаил Коломойцев назвал обозревателю "ОГ" совсем другое число: призвали 5485 юношей. А по первоначальному плану, оказывается, намечалось набрать аж 6500 человек! И этот арифметический разнобой говорит о многом.
Красногорский неоднократно успокаивал общественность, заверяя, что наряд на призыв всегда формируется снизу, то есть военкоматами, которые исходят из реальных оценок призывных ресурсов на местах. Данные подаются в Генштаб, а тот, мол, большего уже не запрашивает, лишь утверждая предложенные цифры. Так вот, от Москвы на протяжении десятилетия требовали в каждый призыв по 5100 человек. Почему же минувшей осенью заявка вдруг разом увеличилась почти на полторы тысячи? Получается, что ее сам же подал наверх, а затем получил к исполнению полковник Красногорский, как раз ждавший утверждения в должности и в ноябре официально назначенный горвоенкомом. Ему было очень нужно показать свои организаторские способности.
Теперь же, когда граждане возмущаются незаконным задержанием призывников на улицах города, военком театрально разводит руками: "Спрашивайте с тех, кто доставлял их к нам... Мы занимаемся только отправкой в войска людей, по каждому из которых коллегиально принимала решение призывная комиссия. Она, представляя местную администрацию, несет по действующему законодательству всю полноту ответственности за проведение призыва". О том, что военком непременно является заместителем председателя этой комиссии, он предусмотрительно умалчивает. Не вспоминается также и межведомственная инструкция Минобороны и МВД о передаче военными в органы милиции списков уклоняющихся от призыва на службу парней для их розыска. Зачем делать прямую заказуху очевидной? Тогда прикрытие кампании так называемым паспортно-регистрационным контролем начинает выглядеть явным надувательством, а интерес милиционеров буквально ко всем лицам призывного возраста - их служебной задачей.
На последней своей пресс-конференции полковник Красногорский сказал, что из задержанных призывников 70% были "уклонистами". Следовательно, остальные 30% к таковым горвоенком отнести не смог. Тем не менее их все же отловили и забрали...

Без права на обжалование
В Главной военной прокуратуре, где вели тысячи дел по уклонениям от службы, мне объяснили, что случаи с принудительным приводом призывников в военкоматы им не поднадзорны. Это - "епархия" Московской городской прокуратуры, поскольку милиция применяла некие действия к гражданам, еще не считающимся военнослужащими. Но законникам из ГВП хорошо понятен механизм, с помощью которого создавалась ситуация, позволявшая любого молодого человека, пусть и имеющего право на отсрочку, освобождение от призыва, превращать в потенциального уклониста.
В законе РФ "О воинской обязанности и военной службе" есть статья 4, где четко прописан порядок призыва. Он предусматривает два этапа: явка гражданина на медицинское освидетельствование и заседание призывной комиссии; явка в военный комиссариат для отправки к месту прохождения службы. Только на заседании призывной комиссии принимается решение о наличии или отсутствии оснований для освобождения от службы. Без него человека в принципе нельзя отнести к уклонившимся.
Но, предположим, правдами-неправдами кого-то привлекли на комиссию. И чтобы принять решение по конкретному юноше, нужно рассмотреть определенный набор объективных сведений о нем. Хлопотное занятие. А если сляпать сей список в один присест, прямо перед заседанием комиссии, все очень упрощается!
Хитрость задуманного в московском военкомате сводится к простой схеме: в предельно короткий срок подвести молодых людей к моменту, когда принимается решение об их призыве на службу. После чего каждый из них, попытайся скрыться, уже стопроцентно попадет в разряд "уклонистов", так как считается призванным и обязан по первому требованию явиться на сборный пункт. Правда, есть у него, казалось бы, еще один шанс избежать "дальней дороги" - право на обжалование неправомерного решения через суд. Но и такую заморочку в военкоматах приспособились легко преодолевать. Спрессовав по времени оба установленных этапа призыва фактически в один.
Задержание юноши на улице, в метро или, скажем, на рынке милицией, доставка в военкомат, медосвидетельствование, заседание призывной комиссии, ее решение, определение в команду отправляемых на службу, передача представителю войсковой части и отъезд вместе с ним - всё делается в течение одних суток. Если же кто-то решится сбежать уже с вокзала или из поезда, то сразу подпадает под действие статьи 328 Уголовного кодекса.
- Такого объявят в розыск, хотя правонарушителем его сделали изначально неправомерные действия по отношению к нему самому, - говорил мне военный прокурор. - Неполное исполнение закона, по сути, есть беззаконие. У Мосгорпрокуратуры тут имеются весомые основания для проверки согласованных действий милиции и военкоматов. В той части, когда парней только подводили к решению комиссии об их призыве. С теми же, кого все-таки отправили незаконно в войска, должны разбираться уже командиры частей. Со сбежавшими, - к сожалению, мы, военные прокуроры.

Бесплодна вера в обветшавшие ценности
Московская городская прокуратура начала проверку нескольких десятков случаев незаконного призыва, о которых туда сообщил Союз комитетов солдатских матерей. Однако результатов пока нет. Сомнительно, что успеют их представить и к итоговому заседанию призывной комиссии. По крайней мере, на просьбу редакции "ОГ" проинформировать о ходе проверки и возможной ответственности кого-либо из должностных лиц прокуратура просит подождать недельку-другую. И совершенно непонятно, поставят ли законники заслон произволу к следующему, весеннему призыву.
А вот полковник Красногорский просит москвичей не драматизировать ситуацию и снять "мирным путем" спорные моменты по каждому призывнику до весны. Он, похоже, уверен, что напуганные люди поспешат теперь в военкоматы со всевозможными справками. Или, быть может, с толстыми кошельками?
Главное, с чем наверняка не будет никаких проблем, так это с назначением стрелочников, чьими ошибками оправдают "некоторые перегибы" осенней призывной кампании. Собственно, они уже найдены. Михаил Коломойцев поведал мне о проведенном в ГУВД столицы внутреннем разбирательстве по жалобам на задержания граждан для передачи военкоматам. Начальник ГУВД генерал-майор милиции Владимир Пронин объявил строгие взыскания ряду постовых милиционеров.
- Знаете, если честно посмотреть на все случившееся, то основная причина конфликта увидится не в том, кто кого и правильно ли ловит, - делился своими соображениями генерал Коломойцев. - Она в повальном отсутствии у молодежи желания идти в армию. В последние годы была абсолютно запущена работа по военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения. Если ее снова наладить, то проблема снимется. Помните, как раньше было: девчонка отказывалась с парнем встречаться, если тот не отслужил в армии...
Милейший, добрейший человек Михаил Михайлович никак не хочет смириться, что нынешняя молодежь живет и строит свои планы, руководствуясь совсем другими, нежели у старшего поколения, ценностями и ориентирами. Свободой выбора профессии, жизненного пути, неприятием любой принудиловки, желанием самостоятельно и побыстрее достичь материального благополучия, самоутверждения в обществе. С этим ничего уже не поделать, какую бы военно-патриотическую пропаганду ни развернули снова. Новое поколение выросло, сформировалось. Его, между прочим, можно привлечь и в армию тоже. Если будут там хорошие заработки, достойные бытовые условия, если среди служивых утвердится уважительное отношение друг к другу. В общем, в настоящую профессиональную армию.
А в то войско, в которое загоняют с помощью милиции, никакой пропагандой уже не завлечешь.