О проблемах реформирования милиции.
Людмила Столяренко. Статья. Как у меня украли милицию. Новая газета, № 54.

Включила телевизор: "Люди испытывают доверие к человеку в милицейской форме, - сказала ведущая передачи "Петровка, 38", - и, когда случается происшествие, ищут у них защиту..." Переключила канал. Программа "Времечко" задала вопрос телезрителям: "Хотели бы вы приобрести огнестрельное оружие?" 84 процента запуганных бандитами граждан ответили "да", 4 процента собрались подумать об этом, и лишь 12 процентов решили, что могут обойтись без него...
Получалось, что с "доверием", как обычно, у "Петровки, 38" явный перегиб. Милиционеры давно любят не нас, а мы - не их. И лозунг "Вооружайся, кто может!" можно назвать выстраданным. Всенародно.
Заглянула в интернет: "В столице отмечен рост количества разбоев и грабежей, - сообщил на брифинге начальник отдела МУРа по борьбе с грабежами Андрей Тестов. - За первое полугодие 2000 года было зафиксировано 854 разбоя, а 2001 года - уже 969, грабежей соответственно 2154 и 2292. По данным ГУВД, за 6 месяцев в Москве за совершение этих преступлений привлечены к уголовной ответственности 723 человека. Среди них около 50 процентов составляют иногородние".
Так ведь это только зарегистрированные преступления. Сами сыщики говорят: умножайте официальные сводки на десять. А опер одного из районных ОВД Западного округа раскрыл мне цифру, надеюсь, не тайную, но впечатляющую: количество преступлений, связанных с наркотиками и совершенных наркоманами, увеличилось в районе за последний год в триста раз, по Москве - примерно во столько же.
Преступность растет. Хотя известно, что ее показатели зависят от социальных, экономических, политических и многих других причин, милиция почему-то по-прежнему относит рост преступности исключительно на свой счет. И видимо, именно по этой причине и от страха показаться перед обществом несостоятельной, скрывает от учета преступления и необоснованно отказывает в возбуждении уголовных дел. Плюс практикует вымогательства и поборы. Но это уже отдельная песня.
Ясно одно: сегодня милиция не может обеспечить общественную безопасность.
Господин Грызлов взялся за реформирование системы МВД. Он совершает важные, но привычно ритуальные действия любой "новой метлы". Все двенадцать руководителей милицейского ведомства послезастойной эпохи что-нибудь да реформировали. Меняли кадры, структуру подразделений, но чаще - их названия. Иногда повышали зарплаты.
Отличаются ли проводимые новым министром "глубокие перемены", как их назвали некоторые СМИ, по своей сути от тех, что мы жизнестойко пережили раньше? Что получим от новых реформ? Станем ли доверять человеку в погонах?
Да, господин Грызлов очищает милицию от рушайловцев, привлекая отборные силы из ФСБ, назначая руководителями выдвиженцев из Петербурга, фракции "Единство" и бывших кадровых сотрудников МВД, ушедших из ведомства при предшественнике. А кто кадры не менял, став министром?
Да, через верхнюю палату парламента удалось провести закон о милиции, лишивший глав администраций права назначать начальников региональных УВД. Хорошо это или плохо для рядовых граждан, никто пока не знает. Ясно только, что для губернаторов - худо.
Да, объявил о намерении сократить количество автомобилей с проблесковым маячком в пять раз, что приятно уху рядовых автомобилистов, но все же больше похоже на популизм. Потому что бороться с претендующими на это право спецведомствами ввиду их множества и силы - задача практически неподъемная. Более вероятен финал акции по "Старику Хоттабычу": волосок из бороды - и всем жаждущим по "мячу", то есть по маячку.
Среди перечисленных нововведений пока нет самых главных и принципиальных. То есть они озвучены, но пока только в виде деклараций о намерениях.
И все же. Впервые министр МВД во всеуслышание объявил о грядущем изменении критериев эффективности работы милиции: что-де работа ведомства будет оцениваться не по набившему всем оскомину проценту раскрываемости, а как раз наоборот - по увеличению числа регистрируемых преступлений. А в систему оценки работы местной милиции даже планируется включить опросы общественного мнения, что, безусловно, несказанно обрадует население и приблизит нас к цивилизованному миру. Если, конечно, для реализации этих замыслов господину Грызлову хватит упорства и настойчивости. Понятно, что в закаленных структурах МВД попытаются тихо саботировать распоряжения и указы министра.
Говорят, в свою министерскую бытность господин Степашин тоже было намеревался отменить проклятущий "процент", да вот не случилось. А вот его наследник господин Рушайло об этом и не вспоминал, всю неуемную энергию и немалые госсредства направив на создание любимого детища - РУБОП.
Конечно, радоваться пока рано: сказать - не сделать. И на сегодня, так сказать, в сухом остатке принятых нововведений - пока все тот же простенький калейдоскоп: повернул трубку - новый цветной узор. Стеклышки те же, принцип работы тот же - глаз радует, но не произведение искусства. Де-факто принципиальные изменения, учитывающие не внутриведомственные, а людские интересы, к сожалению, пока не случились.
И кстати, неизвестно также, станет ли новый лозунг "Участковый должен стать лицом МВД", продекларированный министром, реальностью?
Ясно как божий день, что милиция - не райский сад и люди в погонах, как, впрочем, и в других сферах деятельности, не ангелы. Уклонение от честного исполнения обязанностей, прямое их нарушение, взяточничество, коррупция, обман - все это наша родная милиция.
Потому нужны меры, которые бы сдерживали узду на особо неуемных и зарывающихся милицейских работниках. Потому реформа милиции должна основываться на широким обсуждении этих проблем, а также на мнениях специалистов и представителей общественности, то есть просто людей.
Вопрос - как реформировать милицию? - я задала Леониду ОЛЬШАНСКОМУ, известному адвокату, члену экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ, действительного члена Академии юридических наук, который неоднократно выступал на страницах нашей газеты и давно предлагает серьезные меры как по реформированию, так и по контролю за милицией. Его точка зрения, пусть полемическая, безусловно, заслуживает внимания и обсуждения:
Мы родом все из шинели? "Первоочередной мерой должно стать превращение следствия в самостоятельную структуру. Оно не может находиться под одной крышей ни с оперативными службами (угрозыск, ОБЭП и т.д.), ни с прокуратурой как органом, осуществляющим надзор за следствием. То есть следователю никак нельзя носить ни милицейскую шинель, ни прокурорский мундир.
Необходимо создать федеральный следственный комитет РФ и передать ему все штаты и материальные ресурсы, в первую очередь следственных подразделений МВД, а со временем военной и гражданской прокуратур. То есть нам нужно свое российское федеральное бюро расследований по типу американского, которое полностью отделено от полиции и подчинено министру юстиции. Тогда все будут заниматься своим делом: оперативники - ловить преступников, следователи - вести дела, прокуроры - надзирать, судьи - выносить вердикты. Кстати, наш президент поддержал идею создания независимого следственного комитета.
Сейчас же следствие все еще сильно зависит от позиции оперативно-разыскных служб, поскольку является во многом структурой МВД. Квартиры, звания, должности - все это остается мощными внутриведомственными рычагами воздействия на следователей".
Лучше стучать, чем перестукиваться
"В милиции сейчас есть Управление собственной безопасности, которое проверяет сотрудников МВД. Оно работает не совсем эффективно, поскольку его сотрудники тоже одеты в милицейские мундиры. Все давно говорят о том, что там берут взятки. И это понятно: свои между собой всегда могут договориться.
Пусть Управление собственной безопасности существует, его, безусловно, нужно совершенствовать. Но, кроме него, нужно создать, так же как и в армии, особый отдел - посадить в каждое отделение милиции по сотруднику ФСБ.
Кстати, и на таможне, и в налоговой полиции они тоже необходимы. Этот особый отдел был бы оперативным и не зависимым от милицейского ведомства, со сменяющимися по графику дежурства сотрудниками, чтобы милиционеры не могли "задружиться" с одним постоянным "корешом" и подкупить его. И чтобы найденный труп не перетаскивали на несколько метров дальше - на территорию соседнего отделения.
Причем такие отделы должны быть во всех отделениях милиции - от крупных мегаполисов до самых маленьких, затерянных в горах. И чтобы все окрестные жители знали два телефона: дежурного по отделению милиции и особиста-контрразведчика".
Кто командует милицией
"Вот, говорят, в милиции некому работать. Конечно, некому! При такой-то раздутой столичной управленческой структуре. Ведь что получается? Раньше у нас было 35 районных управлений внутренних дел. А теперь между районом и городом встроена промежуточная структура - округ. Зачем это непродуктивное звено? Городу куда выгоднее районная структура. Если некоторые из районов очень крупные, их нужно разбить на более мелкие. Пусть их будет не 35, а 55.
Совершенно очевидно, что префектура, а еще ниже управы - это абсолютно лишние, более того, по моему убеждению, антиконституционные структуры. Потому что важнейший принцип Конституции - разделение власти на законодательную, исполнительную, судебную ветви. Сегодня на всей территории России исполнительная ветвь власти в лице глав районов избирается народом. В каждом районе есть районная Дума или райсовет, также избираемые народом. Есть суд и, соответственно, прокуратура.
В Москве же префекты народом не избираются, а назначаются мэром. Депутатов на уровне префектуры тоже нет. Значит, отсутствует важнейший элемент триады - законодательная ветвь власти. Нет и окружных судов. В управах же сидят "карликовые" советники, по существу, без депутатских полномочий. Потому что главы управ или назначались мэром, или их избирали десятком советников. А должны избираться народом. Зато милицией именно они и командуют".
Смотреть и наблюдать - большая разница
"Давно назревшая и вполне демократичная мера - в каждом селе, районе, городе, области, крае создать наблюдательные советы над органами внутренних дел. В них должны входить уважаемые люди: журналисты, ученые-юристы, учителя, врачи, адвокаты, депутаты, чиновники, офицеры контрразведки и обязательно представители прокуратуры.
Члены совета должны быть наделены правом беспрепятственно, в любое время суток входить во все подразделения ОВД, опрашивать сотрудников, потерпевших, задержанных. Проверять регистрацию заявления от граждан и организаций. Принимать письма и жалобы.
Если сотрудники милиции будут знать, что и в отделение, и в управление, и в тюрьму могут приехать члены наблюдательного совета, они побоятся заниматься поборами, отказывать в регистрации заявлений, обирать и избивать задержанных, то есть нарушать свои должностные инструкции".
Кстати, стихийно, "самотеком" такие общественные группы уже возникают. Вот такое сообщение я на днях нашла в интернете:
"В Кемеровской области жители районного города Юрга создали общественную организацию по борьбе с коррупцией в рядах милиции. Несколько десятков человек обратились к губернатору А. Тулееву, прокурору области А. Халезину и начальнику ГУВД А. Виноградову с открытым письмом, в котором заявили о своем намерении бороться с преступностью и коррупцией в правоохранительных органах. Активисты нового движения готовы назвать имена и факты. "Городская милиция, вместо того чтобы защищать граждан, избивает их, открывает стрельбу в кафе и устраивает преследования", - сказано в письме. От областных властей юргинские правозащитники потребовали принять меры по наведению порядка и законности в городе. По каждому случаю "вредительства" стражей порядка активисты новой организации намерены проводить акции протеста".
А кому сейчас легко?
"С каким бы вопросом вы ни пришли в милицию, там обязательно переведут разговор на тему: как нам тяжело жить и работать - много детей, маленькая зарплата, в кабинетах нет стульев... Это все, безусловно, правда. Но не нужно жалобы превращать в перманентный рефрен в любом деле.
Конечно, милиция нуждается в бюджетных деньгах. Но ведь тратятся они высшими чиновниками совершенно безграмотно. К примеру, создали экологическую милицию, которая проверяла содержание выхлопных газов. А на деле занималась откровенным вымогательством. Так перераспределите деньги, оставшиеся от ликвидации экологической милиции, направьте их в угрозыск. Сыщики в этом очень нуждаются. И бандитов будут лучше ловить.
А если еще по государственным сусекам поскрести, то можно, наверно, в будущем милицию и переоснастить - заменить пистолет Макарова на кольт, "Жигули" - на "Форды", арифмометры и калькуляторы - на компьютеры. И прекратить, наконец, "душить" процентом раскрываемости.
Только тогда мы хоть немного продвинемся вперед по части обеспечения общественной безопасности".