Опыт общения с милицией.
Федор Кузнецов. Письмо. Загонит ли Ахиллес черепаху? Новое время, № 21.

Ваш читатель Сергей Лепешинский ("Почта", № 13/2002) рассказал о своем опыте общения с милицией. А вот опыт мой. На станции метро "Севастопольская" представитель "правоохранительных" органов попросил у меня паспорт. Взглянув в свидетельство о моей регистрации в подмосковном городе Дмитрове, он вдруг решил, что оно поддельное, и попросил меня пройти в "обезьянник". На мои утверждения, что регистрация подлинная и это можно тут же проверить по базе, он сначала стал доказывать, что, дескать, орел на гербовой печати неправильно расположен. Затем стал запугивать меня ответственностью за подделку документов. Не желая спорить с голодным милиционером, я сразу предложил ему полтинник. Но он целых три часа отпирался, время от времени делая вид, что дозванивается в Подмосковье на предмет проверки. Наконец он вдруг устал и с улыбкой принял от меня деньги. После чего в юридической консультации мне официально сообщили, что гербовые печати в Москве и Подмосковье действительно различаются расположением орла - мой документ был абсолютно подлинный. В тот день я не явился на важную встречу и потерял 200 долларов премии.
В Международный день защиты прав человека машина, в которой находилась моя жена, частный предприниматель, была остановлена одержимым милиционером. В машине был товар на продажу. У милиционера сразу возникло желание проверить документы на товар. Дабы не растягивать возню с представителем "правоохранительных" органов, не желая внезапно потерять внушительную сумму наличности, жене пришлось сунуть ему в карман 1000 рублей (33 доллара). После чего компаньон жены спросил его: "Мы - честные налогоплательщики. Кого же вы защищаете?" На что последовал блестящий ответ: "Я сам себя защищаю!"
Можно не упоминать, как защищают в России других российских граждан - от депутатов и дипломатов до ученых. Бабицкий, Политковская, Пасько, Никитин, снова Пасько... Наши ряды ширятся и множатся!
А в это время... Федеральный судья США Роналд Уайт подписал документы, снимающие с российского криптоаналитика Дмитрия Склярова все обвинения и позволяющие ему вернуться в Россию на основании отсутствия доказательных обвинений в нарушение Акта Digital Millennium Copyright Act от 1998 года. Освобождение было, разумеется, подкреплено массовыми акциями в США в поддержку Дмитрия. Суд внял доводам адвокатов о нарушении Первой поправки к Конституции США, гарантирующей свободу слова. Ведь Дмитрий, что называется, "не читатель, а писатель". В данном случае читатели - это те, кто читает "вредные" идеи, чтобы их внедрять, то есть программисты конторы "Элкомсофт". А за идеи в США не сажают. Даже какого-то россиянина - не то что американца!