О практике регистрациии.
Татьяна Вольтская, Георгий Рафаилов. Статья. Санкт-Петербургский законопроект об ужесточении правил регистрации граждан из стран СНГ. Радио Свобода (web-сайт), 30 мая 2002 г.

Владимир Бабурин: Расхожее мнение, что московское чиновничество (ну, не только московское, но московское - в первую очередь) так стоит за институт регистрации потому, что это дает возможность получать существенные доходы, взятки. Действительно ли это так? Действительно ли это - основное? Как вы полагаете?
Галина Новопашина: Я полагаю, что это, безусловно, так. И, например, посмотрим ситуацию с медицинским страхованием. Москва, наверное, единственный регион страны, где медицинский полис выдают по месту прописки, а не по месту работы. То есть - всем понятно, что человек, который работает в Москве, будучи прописанным (назовем вещи своими именами) в другом городе, в другом регионе, он платит налоги, в том числе за него платит работодатель единый социальный налог в московскую кассу, а, тем не менее, лечиться этот человек в Москве не имеет права. Конечно, я не могу сказать, что... в экстренных случаях всегда приезжают, делают операции. Приезжает "скорая помощь". Но, тем не менее, этот человек не может получить больничный, он не может получить какую-то плановую медицинскую помощь. Совершенно четкий расчет, что - да, человек здесь работает, он здесь платит налоги, но он здесь не получает никаких социальных льгот. То есть - ситуация абсолютно безжалостно эксплуатируется.
Владимир Бабурин: Александр Рамицын добавит.
Александр Рамицын: Была, значит, статья в "Независимом обозрении" в январе 2002 года. Ну, в общем-то, в этих условиях, в условиях огромного притока рабочей силы, огромного притока мигрантов в Москву и Московскую область, грош-цена Юрию Лужкову как хозяйственнику, если он это не будет использовать, что называется, "на полную катушку".
Ну, во-первых, регистрация дает работу огромному количеству всяческих клерков, мелких и рангом повыше, которые сидят в паспортных столах, в ЖЭКах и так далее.
Во-вторых, это дает возможность кормить местную милицию при их весьма ограниченной зарплате. Достаточно посмотреть на внешность большинства постовых милиционеров в Москве, чтобы увидеть, что они не очень недовольны своей небольшой зарплатой. В Москве - огромное количество милиции, которое превышает в несколько раз количество полицейских в любом цивилизованном большом городе в Америке или в Европе.
Не говоря уже о том, что за поборы на улицах Москвы, по сути, эту милицию кормят.
Ну, и в-третьих, это бизнес - здесь счет идет на миллионы долларов. Это, конечно, торговля пропиской.
Нам написал один из сочувствующих нам сотрудников МВД в достаточно высоком чине, который как раз занимается частично этим вопросом. Так вот он сказал, что в Москве с начала года (и в Подмосковье) зарегистрировано порядка 30 000 человек на менее чем 1 000 подмосковных адресов. Представляете, какая плотность населения на квадратный метр? Постоянная прописка в Подмосковье стоит от 700 до 1 200 долларов. Ну, если взять примерную цифру в 1 000 долларов, посмотрите: получается 30 миллионов долларов. Это огромные деньги, которые крутятся в теневом секторе и не только в теневом, потому что фирмы, которые занимаются этими прописками, они, наверняка, платят определенные налоги в московский бюджет. Ну, естественно, бюджету от этого хуже не становится.
Галина Новопашина: И эта ситуация безжалостно эксплуатируется.
Александр Рамицын: Да, так что лишить московских чиновников, московскую милицию, да и не только московскую, кстати говоря, потому что это уже расползается по всем регионам...

Галина Новопашина: Наше движение существует с 1999 года, когда в Москве были эти ужасные взрывы, и когда начался беспрецедентный отлов людей на улицах, и началась эта совершенно позорная повторная московская перерегистрация.
Александр Рамицын: Я позволю себе... Вот это знаменитое постановление лужковское...
Галина Новопашина: О перерегистрации.
Александр Рамицын: ... от 21 сентября 1999 года, согласно которому граждане России, граждане СНГ (граждане России - подчеркну особо), в случае отсутствия у них регистрации по месту жительства должны были быть высланы из Москвы. Как оговорился вице-мэр Москвы Шанцев одному из корреспондентов, была объявлена перерегистрация тотальная. Что творилось в паспортных столах, я думаю, помнят все люди, которые там были, в том числе и москвичи. Люди стояли в очередях по несколько дней, падали в обморок. Была страшная давка, невероятная. Облавы на улицах.
И, согласно Шанцеву, перерегистрацию из 120 000 человек, официально зарегистрированных до сентября 1999 года, перерегистрацию прошли 100 000 человек. 10 000 человек уехали самостоятельно, и порядка 1 000 - 1 500 человек, по-моему, были высланы из Москвы.
Владимир Бабурин: Вот и это стало поводом к созданию движения "Свобода воли". Я так понял.
Галина Новопашина: Тогда просто уже были перейдены все границы, и наше терпение просто лопнуло.
Нет, это стало поводом для создания nelegal.ru.
Александр Рамицын: Сайта nelegal.ru.
Галина Новопашина: Наше движение создалось именно как интернетовское движение, именно как nelegal.ru, чтобы обозначить эту проблему, что дальше так жить уже нельзя.
И около двух лет мы в таком виде существовали, и потом решили, что просто от постановки проблемы, от того, что мы ее обозначили, пора переходить уже к каким-то конструктивным действиям, и нужно искать пути решения этой проблемы.
Владимир Бабурин: И что это за действия?
Александр Рамицын: Ну, одно из действий происходит в данный момент в студии перед вами.
Галина Новопашина: Нет, безусловно, это работа, в том числе и с органами власти. И внесение наших конкретных предложений.
Александр Рамицын: В частности, вице-мэр Москвы на встрече на портале Gazeta.ru, он выразил желание встретиться с членами организации "Свобода воли". Ну, пока что вот это, к сожалению, не воплотилось, но мы очень надеемся на эту встречу и очень надеемся, что встреча будет конструктивной.
Владимир Бабурин: Какие вопросы вы будете ему задавать?
Александр Рамицын: Вице-мэр Москвы официально осудил незаконную практику проверки регистрации на улицах и сказал, что он не может относиться нормально к практике нарушения федерального законодательства. И мы хотим выяснить, собственно говоря, что же происходит, почему же проверки продолжаются, и к лету они стали еще более интенсивными, когда огромное количество приезжих проезжает через Москву.
Как нам решить эту проблему? Решить проблему так называемых нелегалов Москвы, всей этой огромной массы. Ведь, по разным данным, в Москве находится порядка трех миллионов человек, не зарегистрированных в Москве, нелегально работающих, не платящих никаких налогов. Понятно, что репрессивными мерами решить этот вопрос невозможно.

Александр Рамицын: … Если на улице Москвы к вам обратился милиционер, заявил, что вы - правонарушитель, и предложил вам уплатить штраф, не возражайте ему. Предложите ему составить протокол по Статье 19-15 (это проживание без регистрации). Если он сумеет составить этот протокол, вынести постановление о штрафе, пожалуйста, не платите денег. Возьмите квитанцию о штрафе. Вы вправе оплатить штраф по новому кодексу, который будет действовать с 1 июля, в течение месяца. Даже, по сути, 40 дней. В течение 40 дней после вынесения постановления о штрафе.

И обжалуйте в районном суде по месту совершения правонарушения. Обжалуйте. Можете по почте направить заказным письмом ваше заявление в районный суд. Обжалуйте постановление. Суд наверняка это постановление отменит.
И, разумеется, что большинству граждан не хочется связываться с судом, в том смысле, что гораздо проще, что называется, "дать на лапу" милиционеру в метро, чтобы он просто от вас отстал, и забыть об этих 100 рублях, как о темном эпизоде своей жизни. Но мы сами кормим весь институт бесправия, мы сами кормим свое бесправие.
Посему мой совет (особенно мужчинам, прежде всего): соберите минимум мужества и не идите на поводу у нарушителей закона, коими являются милиционеры, проверяющие вашу регистрацию в метро. Поступите так, как мы советуем.
Владимир Бабурин: Этим советом мы заканчиваем наш разговор. Подробности, для тех, у кого есть возможность пользоваться Интернетом: www.nelegal.ru.