О причастности сотрудников РУБОП Северо-западного округа к "подставам" по "палочной системе", существующей в МВД.
Зоя Светова. Статья. "Был бы дядя - статью подберем". Новые Известия, № 226.

О "палочной системе", существующей в МВД, не писал только ленивый. Критика учета раскрываемости преступлений привела к тому, что министр МВД Борис Грызлов повелел покончить с этой порочной практикой. Но как быть с ее жертвами, с теми, кто осужден за преступления, которые учитывались и контролировались еще до прихода Грызлова? Да и кто даст гарантию, что сотрудники МВД действительно отказались от "старых добрых традиций", за которые получали звездочки и повышение по службе?
В историю, случившуюся в Москве и рассказанную мне Аллой Фастовой, я сначала не поверила. Но оказалось, что помимо эмоций есть факты, подтверждающие ее правоту. Александр Фастов вместе с другом Ивановым решили подзаработать. Они оба не так давно вернулись из заключения и еще не устроились на работу. Позвонил друг, некто Базаров, с которым они вместе сидели в тюрьме. Предложил совсем "непыльную" работенку: подъехать на квартиру к какому-то господину и забрать у него документы на "красную ртуть". Что это такое, приятели слабо понимали, но главное усекли: дельце не было криминальным. А гонорар - аж 500 долларов каждому.
С заказчиками они встретились 19 октября 2000 г. у метро "Октябрьское поле". В машине сидели Базаров и некий Андрей, который уговорил ребят взять для устрашения завернутую в бумагу трубу Следствие потом выяснило, что это был транспортно-пусковой контейнер реактивного пулемета "Шмель". Правда, непригодный для стрельбы. Два Александра позвонили в квартиру. Дверь открыл хозяин. Только они собрались потребовать у него документы, за которыми пришли, как из всех комнат выскочили люди в камуфляжной форме. Это были сотрудники РУБОП Северно-Западного округа. На незадачливых рэкетиров надели наручники и увезли в отделение. Суд приговорил двух друзей к 8 и 9 годам лишения свободы в колонии строгого режима.
Ни Фастов, ни Иванов не признали себя виновными. На суде они пытались рассказать о том, как попались на удочку своего давнего знакомца Базарова. Писали заявления в прокуратуру, в Центральное региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Глухая стена. Отписки, проверки, и никакого результата.
Сразу после ареста Александра Алле Фастовой позвонил Игорь Базаров и предложил заплатить 15 тысяч долларов за освобождение мужа. Говорил, что помочь вызвался высокопоставленный начальник РУБОП Северо-Западного округа. Магнитофонная запись этого разговора была послана во все соответствующие инстанции. Ответа нет. "Подставы" made in РУБОП
Тогда Алла решила провести собственное расследование. Она несколько раз разговаривала по телефону с сестрой Базарова Ириной Гаркаловой. Та подтвердила, что ее брат Игорь действительно занимался "подставами". Он сотрудничал с РУБОП. Алла записала телефонные переговоры с Ириной на магнитофон и тоже послала пленку по всем инстанциям. Надеялась, что обратят внимание. Не тут-то было.
Гаркалова была вызвана свидетелем на суд по делу Фастова. Она обещала Алле, что расскажет о деятельности своего брата: "Я наблюдала за Игорем. Завлекая своих корешей по телефону, он говорил всем одно и то же. Потом тех, с кем он разговаривал, брали".
Показания Гаркаловой могли бы испортить всю игру. Рубоповцы вывезли ее в дом отдыха и привезли на суд под своей охраной. Излишне говорить, что об агентурной работе своего брата Ирина ничего не рассказала.

"Непыльная" работа за 500 долларов
Не зная, что Алла Фастова ведет магнитофонную запись, Гаркалова призналась ей, что видела видеокассету, на которой записано задержание ее мужа. "Твой-то даже слова сказать не успел. Его положили на пол. Он только умолял: "По почкам не бейте". Ему скрутили руки. За волосы схватили".
На суде адвокаты ходатайствовали о приобщении к делу видеокассеты. Но сотрудники РУБОП отрицали ее наличие и уверяли, что в тот злополучный день видеосъемка не велась.
На этом можно было и закончить рассказ о неудачной попытке бывших зеков заработать "без криминала"... Если бы не то, что 1 ноября 2000 года по аналогичному делу попались два других бывших зека. И "подставил" их снова Игорь Базаров.
19 ноября 2001 в Хорошевском суде началось слушание дела по обвинению Авдеева и Ковалева в разбойном нападении на квартиру гражданина Полякова. "В конце октября позвонил Базаров. Он предложил заработать. Объяснил, что надо всего десять минут переговорить с одним коммерсантом. Он якобы должен был кому-то деньги. За эту работу нам с Ковалевым предложили 500 долларов", - рассказывал Авдеев на суде. Вспоминая о встрече с "заказчиками", его подельник Ковалев признался, что у него были какие-то сомнения по поводу их предложения: "Вроде бы ничего криминального не было. Я думал, что этот коммерсант что-то не поделил с бандитами. Мы должны были разыграть театральное представление, сделать вид, что мы криминальные авторитеты, которые приехали его пожурить, помирить с друзьями-бандитами".
Ни "пожурить", ни "помирить" хозяина квартиры с друзьями Базарова Ковалеву не удалось. Его и Авдеева сразу же задержали, так же, как Фастова и Иванова. Выступавший на суде сотрудник РУБОП Северо-Западного округа Лазарев рассказал, что вместе с коллегами выехал на "засаду" после поступившей к ним информации о готовящемся разбойном нападении на квартиру. Свидетель путался в показаниях, не мог вспомнить, где задержали "разбойников": в коридоре или в комнате. Его коллега Шуганов своими показаниями вызвал смех прокурора: "Когда хозяин открыл дверь, я услышал шум, возню, топот. Потом кто-то кричал: "Лежать! Убью! Где деньги?" И тут мы выскочили из кухни".
На предварительном следствии Шуганов уверял, что засада была выставлена "в целях документирования преступной деятельности". Но на вопрос судьи о том, проводилась ли видеозапись разбойного нападения, ответил: "На этот раз не удалось взять видеокамеру". Подсудимый Ковалев опроверг его слова, рассказав, что и он, и Авдеев после задержания сообщали свои паспортные данные под видеозапись.

Исчезновение "смотрящего" по камере
Куда девалась видеокассета, знают, вероятно, в РУБОП Северо-Западного округа. Знают там, наверное, и об исчезновении Игоря Базарова. Его показания много бы прояснили в этом деле, так же, как и в деле Фастова и Иванова. Есть все основания думать, что Базарова завербовали еще " тюрьме на Красной Пресне, где он прoсидел три года. Так долго в пересыльной тюрьме обычно не засиживаются. Сестра Базарова Ирина рассказывала женам Авдеева и Ковалева: "Игорь был "смотрящим по камере", то есть "стучал" на других. Когда человек "работает" в тюрьме, за ним тянется хвост и на воле".
Базаров, видимо, даже и не заметил, как заигрался. Он хвастался сестре, что за "каждую мордочку", то есть за каждого посаженного, получает по 50 долларов. Его судьба незавидна: зеки не прощают предательства. Кто-то скажет: сами виноваты, купились на обещания легкой работы. Да, виноваты. Но неужели за глупость они заслужили восемь лет лишения свободы, как в случае с Фастовым? По-моему, во много раз больше виновны те, кто, хладнокровно разрабатывая "подставы", провоцирует правонарушения и таким образом "создает" преступления. И не несет за это никакой ответственности. А тем временем совершают преступления и безнаказанно разгуливают на свободе настоящие бандиты.
Прошу считать эту публикацию обращением в Генеральную прокуратуру с просьбой провести проверку причастности сотрудников РУБОП Северо-западного округа к тому, что вменялось в вину А. Фастову, А. Иванову, Д. Ковалеву и М. Авдееву.