Участковый милиционер был вынужден обратиться за помощью в правозащитную организацию и газету.
Зоя Светова. Статья. Милиция не терпит неподкупных. Новые Известия, № 160.

Система, испорченная коррупцией, не терпит неподкупных. Рано или поздно она исторгает их из своей среды. В этой среде верны принципам короля из пьесы "Обыкновенное чудо" Евгения Шварца, который считал, что любого человека "можно или ку, или у". То есть или купить, или убить. В наше время появился еще один способ избавиться от неугодного человека: против него можно возбудить уголовное дело.
Нужны ли милиции честные участковые? Готовые работать за зарплату в 2 тысячи рублей в месяц и перспективу через десять лет получить служебную квартиру в свою Собственность?" - об этом я спросила Анатолия Карнакова, участкового инспектора ОВД "Восточное Дегунино". Ответом на мои вопросы стала история его отстранения от должности.
9 апреля 2001 года прокуратурой Тимирязевского района города Москвы в отношении Карнакова было возбуждено уголовное дело по статье 286 часть 3 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия). Участкового милиционера обвинили в том, что, составляя протокол административного нарушения, он якобы ударил некую гражданку Малкину, которая торговала на вьетнамском рынке "Красная река". Продавщица проживала в Москве, не имея регистрации, и не удосужилась в соответствии с установленным порядком обзавестись санитарной книжкой на торговлю.
"Я составил административный протокол на Малкину и ее хозяина, гражданина Социалистической Республики Вьетнам Нан Конг Ньят, - рассказывает Карнаков. - В соответствии с законом, я доложил об этом своему непосредственному начальнику Ивану Муравьеву Он решил направить материалы о правонарушении Малкиной в суд". Обычная история. Ничто не предвещало драматической развязки. Через несколько дней Карнаков ждал продавщицу в кабинете Муравьева. Позвонили из прокуратуры и сообщили, что Малкина в ОВД не придет. Она обратилась в прокуратуру с заявлением о том, что Карнаков ее избил. Подобный поворот событий оказался полной неожиданностью для участкового милиционера. И заставил задуматься о том, кому может быть выгодно возбуждение уголовного дела в отношении него.
"Я работаю в милиции уже 14 лет. За эти годы у меня не было ни одного замечания, ни одного взыскания. Думаю, что в данном случае прокуратура отрабатывает "заказ". Кому-то я стал неугоден", - уверен Карнаков.

Кому выгодно?
Два года Карнаков отвечает за самый большой участок ОВД "Восточное Дегунино", так называемую промзону. В его ведении, в частности, находится вьетнамский рынок "Красная река". По словам сотрудников ОВД "Восточное Дегунино", "Карнаков - профессионал своего дела, он выявляет все нарушения, не обращая внимание на должностное положение".
- А взятки вы не берете? - спросила я у бывшего участкового.
- Нет. В милиции не все такие, как пишут в газетах. Там есть разные люди, - был ответ.
- Не верю я, что он мог побить эту Малкину, - утверждает одна из его коллег. Что-то здесь нечисто. Не такой он человек.
Кому же помешал участковый инспектор промзоны "Восточное Дегунино"?
У Анатолия Карнакова есть на этот счет некоторые предположения. Все чаще он вспоминает визит одного заинтересованного в своем "бизнесе" господина. Местного сутенера. Этот молодой человек, не договорившись с участковым о "сотрудничестве", сказал фразу, которую в 20-е годы прошлого века любили произносить большевики: "Кто не с нами - тот против нас".
Да, виноват Карнаков, не терпел он на своем участке проституции. А их в "промзоне" достаточно: шесть точек! Сгонял "ночных бабочек", привозил в отделение, беседовал с ними, фотографировал, вел картотеку "Прежде чем наказать человека, надо его понять, - излагает Карнаков свое кредо. - Вот я и пытался понять, почему они этим ремеслом занимаются, разубеждал их". Похоже, кому-то сильно не понравилось усердие участкового милиционера. Его несговорчивость и нежелание играть по правилам, не записанным в милицейских циркулярах, вынудили тех, кого устраивают только "послушные" милиционеры, проучить строптивца. Уголовное дело против Карнакова возбудили через месяц после того, как он задержал Малкину. За пару дней до этого один из участковых милиционеров встретил ее на рынке. Он обратил внимание на то, что рука у нее на перевязи. Малкина пожаловалась, что после травмы рука часто болит. А через несколько дней в своем заявлении в прокуратуру она укажет, что руку ей повредил Карнаков. Но беда в том, что при "избиении" продавщицы не было свидетелей. Вероятно, поэтому, как рассказывает один из коллег Карнакова, "пострадавшая" просила торговца-вьетнамца дать показания о том, что он видел, как милиционер ее избивал.
Странно, не правда ли? Странным был и следственный эксперимент, проведенный следователем Тимирязевской прокуратуры Жанной Луканиной. По словам Карнакова, она попросила его побыть за дверью. Участковый отчетливо слышал вопросы следователя и ответы "пострадавшей". Слышал он, как Малкина сказала, что заявление в Тимирязевскую межрайонную прокуратуру за нее написала помощник прокурора. Она же ей не советовала являться по повестке в ОВД.
Если это так, то подозрения Карнакова о том, что прокуратура каким-то образом заинтересована в его отстранении от должности, выглядят вполне логичными. И вправду, не так много случаев, когда прокуроры готовы прийти на помощь гражданам и кидаются составлять исковые заявления против сотрудников милиции.

"Меня заказали"...
Участковые ОВД "Восточное Дегунино" восприняли возбуждение уголовного дела в отношении их коллеги крайне болезненно. 20 участковых инспекторов заявили, что после отстранения Карнакова от должности у них пропало всякое желание работать. Об этом говорил мне и их непосредственный начальник Иван Муравьев. Кому охота вкалывать за маленькую зарплату, зная, что за "излишнее усердие" можно попасть под статью?
"Круг замкнулся, - уверен Анатолий Карнаков. - Справедливости искать негде. Мне рассказали, что кто-то из руководства ОВД ходил и просил за меня в прокуратуру. Там ему сказали: "Не волнуйся. Позвоним в суд, и ему дадут два года условно". Тогда я понял: меня "заказали". Хотят уволить из органов. Поэтому я борюсь не только за себя, но и за товарищей. Оказывается, при желании можно безнаказанно сфабриковать дело против любого неугодного сотрудника милиции".

"Дяди Степы" здесь больше не водятся
В ОВД "Восточное Дегунино", куда я обратилась за разъяснениями, об отстранении Карнакова сожалеют. Но никаких комментариев не дают, надеясь на то, что суд во всем разберется. И все же участковые, которым есть что рассказать о "деле" своего коллеги, пишут рапорты в Тимирязевскую прокуратуру с просьбой их допросить. Но, по-видимому, следователь Жанна Луканина в их показаниях не нуждается: их никто не вызывает.
С марта 2001 года Анатолий Карнаков уже дважды лежал в больнице. Со дня на день он ждет, что прокуратура изменит меру пресечения и его арестуют. На его жалобу из Московской городской прокуратуры прислали ответ-отписку. Куда ему еще жаловаться? Министру внутренних дел? Депутатам? Как ни странно, участковый милиционер обратился за помощью в правозащитную организацию и газету.
Из всей этой истории напрашивается грустный вывод: оказывается, прокуратуре ничего не стоит возбудить уголовное дело против сотрудника милиции, когда это кому-то очень нужно. В то же время, как правило, прокурорские проверки, проводимые по жалобам подследственных, не подтверждают каких-либо нарушений закона или превышения служебных полномочий, допущенных сотрудниками милиции при задержаниях и допросах. Если так и дальше пойдет, то мечте министра Грызлова о создании нового "Дяди Степы" не суждено сбыться. В милиции просто не останется прототипов для создания образа положительного героя.