Как получить два года тюрьмы за излишнее любопытство. История о том, как можно безнаказанно сломать человеку судьбу.
Зоя Светова. Статья. Без вины виновный. Новые Известия, № 205.

Как получить два года тюрьмы за излишнее любопытство
История Анатолия Иванова – история чисто русская. С полной уверенностью можно сказать: такое невозможно ни в одной цивилизованной стране мира. Эта история о том, как можно безнаказанно сломать человеку судьбу. Почему и как? Да просто потому, что все ее участники – оперативники, следователь, судья, прокурор, адвокаты думали не о человеке, который по их вине оказался в тюрьме, в бегах, на пересылке, в больнице. А о том, как бы искусней замести следы допущенных ими нарушений закона. Нарушая закон на каждом шагу. И еще эта история о том, как вот уже три года мать пытается сделать все возможное и невозможное, чтобы восстановить честное имя сына.

Никогда не поднимайте с земли оружие
Все началось 29 октября 1998 года. Возвращаясь домой из института, Анатолий припарковал машину перед супермаркетом. Он собирался зайти туда за покупками. Сейчас он не может объяснить, почему обратил внимание на полиэтиленовый пакет, лежащий на дороге.
Дальнейшие события развивались, как в детективном фильме. Анатолий взял в руки пакет и увидел, что внутри него находится газетный сверток. А в свертке — оружие с патронами (!). Или как потом напишут в обвинительном заключении: "пистолет-пулемет". Анатолий бросил пакет с подозрительным содержимым в урну около входа. Зашел в супермаркет. Буквально через две-три минуты к нему подбежал неизвестный и, угрожая пистолетом, потребовал лечь на пол. В тот же момент сзади кто-то ударил его по затылку, и он почувствовал, что за спиной ему надевают наручники. Сначала Анатолий решил, что стал жертвой бандитской разборки. Когда же он оказался в машине и сидящий рядом с водителем мужчина бросил ему на колени тот самый сверток, который он видел перед входом в супермаркет, Анатолий понял, что попал в настоящую переделку, из которой выпутаться будет непросто. "Держи ствол, теперь он твой", — сказал ему мужчина. После этого у Анатолия уже не было сомнений в том, что его увезли сотрудники милиции. Когда подъехали к ОВД "Обручевский", один из оперативников положил Иванову под куртку сверток с пистолетом-пулеметом. "Уронишь, убью", — сказал он.
Детективное задержание сменилось обычным милицейским беспределом. Анатолий сорок минут стоял лицом к стене. Ждали понятых. По словам матери Анатолия, ими оказались сотрудники службы безопасности из института Дружбы народов, подчинявшиеся ОВД "Обручевский". Как потом рассказывал Анатолий, в четыре часа утра его пригласили на первый допрос, предложили выпить. Избивали. Заставляли признаться, что он приобрел оружие с целью самообороны. Обещали, что тогда на суде дадут условный срок.

"Мародеры мирного времени"
Следователь предложил матери Анатолия своего знакомого адвоката. Он запросил 2 тысячи долларов на время следствия. Тамара Ивановна с ужасом вспоминает первые дни после ареста сына: "Я не понимала, что нельзя брать адвоката, которого предлагает следователь. Я спросила у него: "Когда я смогу забрать сына домой?" Он ответил: "Не волнуйтесь, съездим к прокурору и вашего сына отпустят".
Все вышло как раз наоборот. Прокурор подписал ордер. В постановлении на арест было написано, что Иванов ранее судим, нигде не работает. Следователю пришлось прибегнуть к этой лжи, чтобы уговорить прокурора дать санкцию на арест. Это крайне оскорбило Тамару Ивановну. Она подавала заявление в суд, но его даже не приняли. Такие мелочи никого не волновали, дело уже закрутилось.
Появился второй адвокат, некто Виталий Ромащенко. Он тоже обещал матери, что сына отпустят. Взял несколько тысяч долларов, но своего обещания не выполнил. По словам матери Анатолия, главной задачей этого защитника было сделать так, чтобы дело ее сына тянулось как можно дольше. Таким образом он вытягивал из нее деньги. "Позднее я поняла, что Ромащенко не сделал ничего, чтобы облегчить участь моего сына, — вспоминает она. — Он и не подумал обжаловать незаконные действия сотрудников милиции, избивших Анатолия, не потребовал предоставить видеозапись, которая велась в магазине во время задержания.
Такие адвокаты - это мародеры мирного времени. Им нельзя верить".

Побег из зала суда
В Бутырке Анатолий заразился чесоткой. Попал на больничку. Прошло шесть месяцев со дня ареста, и ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Тамара Ивановна нашла нового адвоката. Он опять обещал золотые горы. Взял три тысячи долларов. Но не смог на суде развалить явно сфабрикованное дело. Не задал ни одного вопроса, не заявил ни одного ходатайства. Единственной заслугой этого защитника можно считать то, что в перерыве между заседаниями он посоветовал Анатолию уйти из зала суда. По его сведениям, судья собирался взять Иванова под стражу в зале суда по окончании процесса. За обжалование приговора в надзорной инстанции адвокат запросил еще две тысячи долларов. На этот раз Тамара Ивановна отказалась от его услуг.
Анатолий, считавший себя абсолютно невиновным, незаметно исчез из здания Гагаринского суда. Приговор вынесли в его отсутствие: два года лишения свободы. Беглец полгода скрывался в монастыре. Потом уехал в Казахстан. Его объявили в федеральный розыск. Задержали в Алма-Ате. Хотя он и попал под амнистию, его пять месяцев везли из Казахстана до Москвы. Он прошел через восемь пересыльных тюрем. В Самарском изоляторе неделю просидел в камере с больными туберкулезом в открытой форме.
18 января 2001 года Генпрокуратура вынесла протест на решение суда, отменила приговор и отправила дело на новое рассмотрение. 8 февраля аналогичное решение вынес и президиум Мосгорсуда.

Состава преступления нет, а обвинительный приговор есть
Почему я так подробно рассказываю об этом деле? Во-первых, фантастично само задержание Иванова. Во-вторых, нелепо и неправдоподобно обвинение, выдвинутое против него. Ведь ни следствию, ни суду не удалось добыть доказательства, подтверждающие, что студент юридического факультета Анатолий Иванов 29 октября 1998 года вошел в супермаркет с "пистолетом-пулеметом без номера, с комплектной частью — насадкой-глушителем". Кстати, на оружии не было обнаружено его отпечатков пальцев. Обнаружены отпечатки пальцев неизвестных людей. Ни следствие, ни суд и не пытались выяснить, кому они принадлежат. Также осталось непонятным, откуда появился этот самый пистолет-пулемет. Можно предположить, что, выбросив пакет в урну, Анатолий спугнул того, кто пришел забрать оружие к стоянке около супермаркета. Но ведь на месте Иванова мог оказаться любой любопытный, поднявший пакет с земли! Невозможно же предположить, что сотрудники ОВД "Обручевский" специально подложили пистолет-пулемет и ждали того, кто его поднимет.
Как бы там ни было, важно другое: в "деле Иванова" будто бы специально сошлись все пороки нашей правоохранительной и судебной системы. Анатолий застрял в шестеренках этой карательной машины и неизвестно, когда он оттуда выберется.
Начнем с того, что он был захвачен сотрудниками милиции без каких-либо на это правовых оснований. На суде оперуполномоченный Фоменко не объяснил, было ли у него поручение на выезд и задержание Иванова в супермаркете. До сих пор непонятно, что заставило сотрудников ОВД "Обручевский" выехать на задание на неподведомственную им территорию. Супермаркет находится на расстоянии 40 минут езды от ОВД.
Тамара Ивановна рассказывает, что в приватной беседе начальник следственного отдела признался, что ее сына задержали просто потому, что он сорвал операцию по захвату преступника.
А раз задержали, то обратного хода не было. В Гагаринском суде судьба Иванова была уже предрешена: прокурор отмахнулась от его показаний об избиении во время задержания и допроса. Не смутили ее и справки из травмпункта. Обычное дело. Ни судья, ни прокурор не обратили внимания на рассказ работника супермаркета, утверждавшего, что в момент задержания у Иванова не было оружия. По его словам, Анатолий был одет в такую тонкую куртку, под которой при всем желании нельзя было спрятать увесистый сверток с пистолетом-пулеметом и патронами.
Куртка давно уничтожена. Так же, как и пресловутый пистолет-пулемет. Заметая следы, сотрудники прокуратуры позволяли себе недозволенные методы ведения следствия. По рассказам Тамары Ивановны, прокурор приходила к ее сыну в Бутырку вместе с дознавателем Борисовым и уговаривала его не жаловаться на то, что он был избит во время задержания. Начальник следственного отдела Нестерков послал к Анатолию в тюрьму некую Гордееву. Сообщив Иванову, что его мать находится в больнице, она советовала отказаться от очных ставок, чтобы не усугублять свое положение. На самом деле очные ставки мешали следствию, которому не нужны были лишние вопросы о личности понятых.
Дело получилось совсем не пухлым, обвинительное заключение строилось лишь на показаниях оперативников и привезенных ими "спецпонятых". При нормальном состязательном процессе оно должно было развалиться из-за отсутствия состава преступления. Но не тут-то было. Фактически уклонившись от осуществления защиты, адвокаты "работали" на следствие и прокуратуру.

"Хочу восстановить честное имя сына"...
Теперь у Анатолия новый адвокат — Александр Козлов, сотрудник Центра содействия защите прав и свобод. Он уверен, что на повторном судебном процессе его подзащитного оправдают. Дай-то бог. Иванов уже с лихвой наказан за преступление, которого не совершал, а виновен лишь в том, что в тот злополучный вечер оказался около супермаркета на ст. метро "Пражская" и поднял с земли полиэтиленовый пакет.
"Я хочу восстановить честное имя сына. Но кто ответит за то, что ему пришлось пережить?" — спрашивает Тамара Ивановна.
Чтобы начать жизнь заново, Анатолий должен забыть все, что произошло с ним за эти три года. Но абсурд ситуации еще и в том, что он амнистирован, но по решению нового судьи, рассматривающего дело, находится под подпиской о невыезде. Этому судье требуется мужество, чтобы, отказавшись от привычной практики "защиты чести мундира", вынести Анатолию Иванову оправдательный приговор.
Следующее заседание в Гагаринском суде состоится завтра, 14 ноября. "Новые Известия" будут следить за этим делом.