Сам факт завершения расследования и передачи дела о расстреле 22 омоновцев в суд является беспрецедентным. В разное время расследования про-водились в отношении военнослу-жащих и милиционеров разных рангов, но ни одно, за исключени-ем дела полковника Буданова, не дожило до судебной стадии.
Евгения Рубцова. Статья. На скамье подсудимых - милицейские чины. Новые Известия, № 5

Им придется ответить за расстрел 22 омоновцев
Вчера в Московском областном суде должно было состояться пер-вое судебное заседание по делу о расстреле Сергиевопосадского ОМОНа в Грозном 2 марта 2000 го-да. Но заседание было перенесено - на 18 января из-за болезни одного из обвиняемых - бывшего началь-ника Подольского ОМОНа майо-ра Игоря Тихонова.
Вместе с ним на скамье подсудимых должны были вчера оказаться еще два вы-сших милицейских чина - быв-ший зам.начальника ГУВД Мос-ковской области генерал-майор Борис Фадеев, ныне, кстати, гла-ва ГИБДД Московской области, и бывший глава управления группи-ровки МВД в Чечне полковник Михаил Левченко, который также продолжает служить в правоохра-нительных органах.
Надо сказать, что ни один из подсудимых виновным себя не признает. И немудрено. Кто сейчас разберет, почему около десяти ча-сов утра 2 марта 2000 года в Старопромысловском районе Грозного, близ блокпоста № 53, подольские омоновцы ни с того, ни с сего рас-стреляли бойцов ОМОНа из Сергиева Посада, въезжавших в город. Тогда погибли 22 сотрудника ми-лиции, 31 - получили ранения.
Существует версия, что траге-дия произошла из-за несогласо-ванности действий руководства двух подразделений, за что ныне и пытаются привлечь к уголовной ответственности трех офицеров. Автоколонну, перевозившую Сергиевопосадский ОМОН, якобы приняли за чеченских боевиков. И находившиеся на посту подоль-ские милиционеры в итоге пере-стреляли своих.
С другой стороны, в дни после загадочной гибели омоновцев в са-мой Чечне ходили слухи, что по-дольские расстреляли сергиево-посадских коллег далеко не по ошибке. Спор произошел из-за контроля над блокпостом. Пропу-скные пункты в Чечне являются поистине золотой жилой: сотни-человек и автомобилей проходят за день через блокпосты, и каждый минимум 50 рублей, да заплатит.
Вчера утром в интервью различ-ным Интернет-изданиям члены Со-вета безопасности Госдумы, и в ча-стности бывший министр внутрен-них дел Анатолий Куликов, выска-зывали мнение, что Левченко, Ти-хонов и Фадеев далеко не единст-венные, кто в ответе за гибель сергиевопосадских милиционеров. Бо-лее того, коллега Куликова, зам.председателя комитета ГД по безо-пасности Павел Бурдуков предло-жил привлечь к расследованию причин трагедии военных, посколь-ку бой произошел в зоне ответст-венности военного коменданта.
Однако, как нам стало извест-но, военные всячески открещива-ются от мартовских событий 2000 года на грозненском блокпосту. А в последние месяцы Генштаб во-обще ратует за разделение властей на чеченской территории, дабы из-бежать подобной неразберихи. Во-енные предлагают оставить де-сантников лишь на юге Чечни, а остальные районы полностью пе-редать под контроль войск МВД. Раз в Чечне идет не война, а анти-террористическая операция, нече-го там военным и делать.
Кстати, именно из-за нежела-ния Кремля квалифицировать операцию на Северном Кавказе, как полноценные военные дейст-вия, судебные разбирательства бу-дут проходить не в военном, а в гражданском суде, хоть и за закры-тыми дверями. И статья, которую инкриминируют подсудимым, также больше подходит чиновни-кам, нежели участникам боевых действий. Часть 2 статьи 293 УК РФ предусматривает за халатность при ненадлежащем исполнении служебных обязанностей, повлек-шем смерть человека, до пяти лет лишения свободы.
Будет ли процесс доведен до об-винительного приговора, сказать пока трудно. Однако сотрудник правозащитной организации "Ме-мориал" Александр Черкасов ут-верждает, что сам факт завершения расследования и передачи дела в суд является беспрецедентным. В разное время расследования про-водились в отношении военнослу-жащих и милиционеров разных рангов, но ни одно, за исключени-ем дела полковника Буданова, не дожило до судебной стадии.
А судить было за что. Случаев халатности или несогласованности действий со стороны военного или милицейского командования в Чечне, повлекши потери личного состава, хоть отбавляй. Стоит вспомнить штурм Грозного 31 де-кабря 1994 года, когда общее чис-ло погибших и пропавших без ве-сти среди российских солдат выра-жалось четырехзначным числом. А все потому, что основные силы бы-ли брошены на охрану штаба, где заседали бездарно спланировавшие штурм генералы Анатолий Кули-ков и Константин Пуликовский. И никто Куликова за халатность не судил. Более того, генерал и сейчас неприкосновенно депутатствует.
Если вспомнить события второй чеченской кампании, особенно того периода, когда бои велись в основном в горах, то и там глупо гибли наши солдаты - например, десантники под Улус-Кертом или псковские спецназовцы. И все по-тому, что их не сумели организо-вать. Десятки жертв тогда просто списали.
Гибель 22 подмосковных мили-ционеров не удалось замять еще и по причине того, что событие по-лучило слишком широкую огла-ску. И сейчас успех процесса над Фадеевым, Левченко и Тихоновым зависит от открытости органов внутренних дел и внимания к су-дебному следствию со стороны об-щественности. "Если МВД пой-мет, что спасение его сотрудников от чеченской мясорубки невоз-можно без участия прессы, то и приговор бывшим начальникам будет вынесен по всей строгости закона", - уверен Александр Чер-касов.