Для того чтобы получить пулю от стражей порядка, вовсе необязательно быть преступником.
Наталья Пуртова. Статья. Стрельба по-милицейски. Новые Известия, № 189.

Москвич Дмитрий Шленский никогда не был на войне. Именно поэтому, прожив на свете больше сорока лет, он понятия не имел, как звучат звуки автоматной очереди. Но теперь, когда пули настигли его в собственной машине в шестистах метрах от дома, сухой характерный треск он не забудет уже никогда. Стреляли милиционеры из соседнего ОВД "Новогиреево". Без предупреждения. Прицельно. У военных это называется на поражение. По причине, которую до сих пор не могут выяснить ни родственники Шленского, ни его адвокат.
...Воскресенье уже подходило к концу, когда Дмитрий вспомнил еще об одном, неотложном деле. Ему, водителю одной из московских фирм, надо было забрать у друга свою собственную машину: тот недавно попросил ее всего на несколько дней. Автомобиль ждал его неподалеку на автостоянке, и Шленский еще подумывал взять с собой тринадцатилетнего сына - мальчишка засиделся у телевизора, и прогуляться с отцом ему было бы полезно. Но ребенок заупрямился. Как оказалось позже, к счастью.
ЧП случилось на обратном пути, когда уже видна была родная многоэтажка. Странный хлопок где-то сзади раздался неожиданно. Машину стало заносить, и Дмитрий успел еще подумать, что с колесом произошло что-то очень серьезное. Через несколько секунд он услышал еще один хлопок и сильный удар в спину. Еще ничего не понимая, Шленский остановился и вышел из машины. Боль в спине становилась все сильнее. Теряя силы, Шленский присел на заднее сиденье, а когда вновь попытался встать, светлый велюр был уже залит кровью. Не прошло и нескольких секунд, как "Мерседес" окружили сотрудники милиции. Автомат в руках одного из них весьма красноречиво говорил о причине произошедшего. Первым делом они потребовали у окровавленного человека документы. Шленский, уже теряя сознание, молча показал на бардачок: нужные бумаги находились там.
Первый вопрос Дмитрия, когда к нему в реанимацию пустили жену: "Почему стреляли?". Она до сих пор не знает, как на него ответить. И еще благодарит Бога за то, что вместе с отцом не поехал их сын.
"Я не могу сказать, что в дальнейшем эти люди вели себя по-хамски, - говоря это, Ирина Шленская плачет, - они его не били, не обыскивали, сразу вызвали "Скорую". Но скажите, пожалуйста, как же так можно ни за что стрелять в человека? Еще недавно мой муж был совершенно здоров, теперь он стал инвалидом. Я понятия не имею, сможет ли он полноценно работать дальше. Кто-то должен за это ответить?"
За несколько минут до этого драматического случая произошло маленькое событие, которое, впрочем, сыграло не последнюю роль в этой истории. До сих пор непонятно, почему сторож автостоянки, откуда забирали машину, не заметил, как за "Мерседесом" приехали хозяева. Он увидел только, что автомобиля уже нет на своем месте, и сразу позвонил на пульт "02". Машина была объявлена в розыск. В это же время Шленский уже успел заехать в магазин, купить продукты и несколько бутылок водки - намечалась поездка на дачу, где хотели отметить день рождения его матери, а потом, по старой традиции, вся компания собиралась отправиться на охоту. Именно поэтому на заднем сиденье лежала очень полезная на охоте вещь - большой военный бинокль.
Капитан милиции Ляховецкий, сержант Типухин и старшина Клопов ехали на патрульной машине по Федеративному проспекту навстречу "Мерседесу", которым управлял Шленский. Объявленный в розыск автомобиль они увидели сразу и немедленно попытались броситься в погоню. Но здесь произошла осечка: стремясь развернуться на встречную полосу, милицейский "уазик" остановился и заглох. Стражи порядка дружно выскочили на проезжую часть. "Мерседес" в это время уже проезжал мимо. Позже в беседе со следователем все трое так объясняли свою нелепую попытку остановить уезжающую машину: "Мы ему кричали и махали руками". Именно руками - милицейского жезла у патруля не было. Вслед за этим раздались выстрелы.
В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Типухина, Клопова и Ляхо-вецкого говорится о двух предупредительных выстрелах, сделанных якобы капитаном Ляховецким в воздух. Из двух свидетелей только один подтверждает этот факт. Возможно, предупредительные выстрелы действительно были. Но "Мерседес" при этом уже успел отъехать на две сотни метров. Шумная улица, закрытые окна... Да если даже водитель и слышал какие-то хлопки за спиной, догадаться, что это выстрелы и что они имеют к нему отношение, сложно. Следующие два выстрела были уже по машине. В официальном протоколе сказано, что стреляли по колесам. Пулевые отверстия между тем зафиксированы на заднем стекле. Когда адвокат Шленского Мария Чибиряева указала на это районному прокурору, рассматривавшему дело, он только развел руками: "Ну, у нас же не снайперы работают!" На что и получил закономерный ответ: "А зачем же тогда стрелять? Не умеешь - не берись".
Адвокат Мария Чибиряева открывает Уголовный кодекс. Мы вместе выясняем, в каких случаях патруль имел право применять оружие. "Когда водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и не подчиняется неоднократным законным требованиям сотрудника милиции остановиться", - сказано в этом документе. Представлял ли Шленский, ехавший на скорости 40 километров в час, угрозу для окружающих? Вряд ли. И можно ли выполнить требование остановиться, если оно выражено в столь невразумительной форме?
Между тем есть еще одно условие, при котором запрещается применять огнестрельное оружие. Речь идет о значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица. Все описываемые события происходили практически напротив городской больницы: через дорогу продуктовые магазинчики, куда постоянно бегают и пациенты больницы, и их гости, которых в воскресенье было особенно много...
Следователь Перовской межрайонной прокуратуры Александр Мордвинов, рассмотрев материалы проверки, постановил уголовное дело против сотрудников милиции не возбуждать. По мнению следователя, действия коллег были обоснованны. В том, что водитель "Мерседеса" стал инвалидом, виноват только он один. На этом и успокоились. Правда, совсем недавно в деле наметился сдвиг. Им занялась городская прокуратура.
По мнению адвоката Чибиряевой, сотрудники милиции подходят по крайней мере под несколько статей. К "превышению служебных полномочий" приплюсовывается элементарная кража - несколько бутылок водки и бинокль, о которых мы писали выше, исчезли сразу после того, как пострадавшего увезли в больницу. Никого, кроме сотрудников милиции, в этот момент у машины не было.
Готовя этот материал, мы позвонили в ОВД "Новогиреево". Представившись, попросили соединить с одним из трех замешанных в этом деле милиционеров. На противоположном конце трубки непредставившийся человек (вероятно, это был дежурный) странно хмыкнул и, заявив, что они не работают, бросил трубку. Впрочем, может, и к лучшему? По крайней мере больше людей живыми останутся.