Незаконные уличные облавы на призывников.
Роман Скольский, Роман Шлейнов, Павел Волошин. Статья. В/ч "Родина"- 2. Новая газета, № 4.

В прошлом номере "Новой газеты" мы начали акцию по освобождению тех, кто попал на воинскую службу в результате облав. Сегодня, как и было обещано, - продолжение темы.
Уличные облавы на призывников - дело незаконное. Это признают даже сами работники военкоматов. Правда, при этом сразу оговариваются: "А по-другому обеспечить призыв просто не получается". Идти в армию обычным порядком соглашается только каждый десятый. Остальные служить не хотят принципиально. Ждут введения профессиональной армии.
После публикации мы ожидали официальной реакции властей. Оказалось, что серьезно говорить о проблемах призывной кампании готовы только руководители военного отдела московской мэрии. Вот что нам ответил начальник отдела Управления по работе с органами обеспечения безопасности правительства Москвы генерал-майор Михаил Коломойцев:
- Мы понимаем правозащитников, но постарайтесь понять и нашу позицию. Вручить повестку практически невозможно. И призывные комиссии оказываются в сложной ситуации, поэтому военкоматы и органы внутренних дел вынуждены прибегать к более решительным мерам. По совместному приказу министра обороны и министра внутренних дел № 118/218 от 4.3.2000 года, а также инструкции об организации взаимодействия военных комиссариатов и органов внутренних дел милиция (обычно участковый) отправляется на поиски призывника только на основании персонального запроса военкома. Забирать призывников с улицы в ходе проверки паспортного режима недопустимо. Это нарушение гражданских прав, о чем заявляли мэр Москвы Юрий Лужков и председатель городской призывной комиссии Людмила Ивановна Швецова.
Теперь о студентах. В вузах существуют учетные столы, так называемые вторые отделы, сотрудники которых обязаны регулярно отправлять документы студентов в военкоматы. Они далеко не всегда исполняют свою функцию. И председатель московской городской призывной комиссии Людмила Швецова не раз говорила ректорам вузов, что необходимо улучшить работу этих отделов. Если наладить взаимодействие учетных столов и военкоматов, не будет проблем с призывом студентов.
В конце января состоится итоговое заседание городской комиссии. На нем будут обсуждены итоги призыва 2001 года, в том числе и эти проблемы.
Мы приглашаем правозащитников к взаимодействию. Готовы проводить "крутые столы", принимать жалобы и разъяснять нашу позицию.
Таким образом, мы получили ответ на самый главный вопрос: облавы незаконны. Они - результат самодеятельности тех, кто не очень ладит с законами.
Что касается всего остального, то можно понять аргументы тех, кто отвечает за военный призыв. Но здесь, как и в любом другом случае, на первое место выходят не интересы ведомства, пускай даже вполне государственные, а законность, о которой так много говорил президент. Тем более что, помимо правды военной, есть правда иная...
Говорят, вспышка уличных облав на призывников в конце прошлого года вызвана простой арифметической ошибкой нового столичного военкома. Он, подсчитывая число потенциальных защитников Родины, механически вычел число студентов из общего числа прописанных в Москве молодых людей "от восемнадцати до двадцати восьми". Больные призывники из поля зрения начальника почему-то выпали. Вот и получилось, что призвать нужно чуть ли не на тысячу человек больше, чем в прошлые годы. А сделать это обычным законным порядком не представлялось возможным. Отсюда и облавы...
Мы считаем, что каждый спорный случай призыва на военную службу должен быть рассмотрен как соответствующими органами Министерства обороны, так и органами прокуратуры. Чтобы призывник имел возможность осуществить прописанное в законе право обжаловать решение призывной комиссии в судебном порядке. А мы поможем, представив известные нам факты.

В этом номере мы продолжаем публиковать хронику уличных облав на российских призывников.
Хроники облав
Александра ДЕРГУНОВА задержали в ходе облавы на Митинском радиорынке четвертого декабря прошлого года. После проверки документов милиционеры доставили его в ближайший Митинский военкомат, гае он был в тот же день призван на военную службу. То, что Дергунов страдает бронхиальной астмой и к тому же приписан к Тушинскому военкомату призывную комиссию не заинтересовало...
Ситуацию согласился прокомментировать заместитель ОВД Митино, член митинской призывной комиссии Сергей Дмитриевич Калюженко:
- Человек, игнорирующий повестки из военкомата и уклоняющийся от прохождения воинской службы, фактически тот же дезертир. Не приходя по повестке в военкомат, он уже совершает преступление. Милиционеры, на улицах города проверяющие у прохожих документы, имеют право доставить человека в отделение для выяснения всех обстоятельств даже в том случае, если внешность человека показалась милиционеру подозрительной. А если выясняется, что задержанный "косит" от армии, то его необходимо доставлять прямиком в военкомат. На мой взгляд, это абсолютно справедливо, и милиционеры поступили правильно.
Предоставим право прокомментировать мнение милицейского начальника сотрудникам прокуратуры. От себя добавим: почему-то так сложилось, что все дырки в законах преимущественно толкуются в пользу правоохранительных органов, а не граждан, чьи права они призваны защищать.
Сергея МУРАШЕВА, студента второго курса ПТУ № 36, попросили зайти в военкомат "Кузьминки" - занести "форму 26", подтверждающую факт его обучения. В училище ему такую "форму" не дали - в канцелярии закончились бланки. Вместо этого Сергей принес справку по форме 28, которая от 26-й практически ничем не отличается. А в пять утра следующего воскресенья Мурашова разбудил участковый: "Собирайся в армию". К счастью, эта история закончилась вполне благополучно. Сегодня Сергея Мурашева вернули домой, правда, без всяких там извинений...
Сергей АНДРЕЕВ приехал в столицу из поселка СПК "Заря" Советского района Саратовской области, чтобы обследовать у врачей свою дочку. Был задержан на улице сотрудниками милиции и отправлен в Гагаринский ОВК. В военкомате у Андреева были изъяты железнодорожные билеты его гражданской жены и дочери, после чего он сам был призван на службу в одну из воинских частей Владивостока...
Александр МИНАЕВ, студент второго курса дневного отделения МАТИ, был доставлен из дома в военкомат Раменского района участковым милиционером и в тот же день оказался в воинской части. Сотрудники Раменского военкомата объяснили, что Минаев призван потому, что так называемый "второй" отдел его вуза не предоставил в военкомат необходимых для отсрочки документов...
Житель подмосковного Видного Евгений ПЕТРИН, выйдя в ближайший магазин за хлебом, домой не вернулся. Более двух недель мать искала его в больницах и моргах. Только через семнадцать дней после исчезновения Жени участковый милиционер сообщил матери, что ее сын не пропал без вести, а служит в одной из воинских частей Кировочепецка...
...Каждая история незаконного призыва - чья-то поломанная жизнь, разрушенные жизненные планы, пошатнувшаяся вера в закон. Иногда за выполнение военкоматской разверстки призывники платят здоровьем. Так, как это случилось с москвичом Виталием АРТЕМОВЫМ...

Госпитальное пополнение
...Чаще в медики идут по призванию. Иногда, когда список собственных болезней не помещается в стандартном бланке бюллетеня, врачебное образование становится насущной необходимостью. В медицинское училище москвич Виталий Артемов пошел по совету родителей. Да и сам, проведя много времени на больничной койке, с медициной был на "ты". Потом планировал пойти в институт, на терапевта. Правда, сразу поступать не стал - ждал армейского призыва. Подрабатывал в музее. Место спокойное, а с его язвой и целым "букетом" хронических заболеваний любые нагрузки строго противопоказаны. В военкомате о болезни Виталия знали, а потому пообещали дать направление в медицинский стационар для всестороннего обследования. А пока, говорят, жди повестку.
Утром шестого декабря Виталий, как обычно, отправился на работу. Спустился в метро, а там - облава. Пара милиционеров в компании военкоматчиков хватали парней призывного возраста и, проверив документы, отправляли в Преображенский военкомат. Без всяких там повесток. "Взяли" и Виталия. А дальше все пошло по накатанному пути - трехминутная медицинская комиссия с зевающими докторами, оставшаяся в "гражданской" поликлинике пухлая медицинская карта, несколько часов ожидания на печально известной "Угрешке", Курский вокзал, поезд, часть. С вокзала успел позвонить домой: "Мама, нас везут в Нижний Новгород".
О том, что Виталия "забрали", родители узнали от его брата. Он случайно оказался свидетелем облавы на станции метро "Преображенская площадь". Пошли в военкомат за правдой. Начальник, тот самый, который обещал направить Виталия на стационарное обследование, без тени смущения процедил: " Ну и что такого... Вам повестки выписываешь, а вы не приходите... Вот и приходится облавы делать. Говорите, никаких повесток не получали? Так это все так говорят..."
Ничего путного из армейской службы у Виталия не получилось. Болезни не позволили. Сейчас он, как и следовало ожидать, находится в госпитале. Язва двенадцатиперстной, сколиоз и еще парочка заболеваний с мудреными латинскими названиями к службе в артиллерийских частях не располагают.
Понятно, что уклоняться от своей конституционной обязанности некрасиво и подсудно. Для таких случаев российское законодательство предусматривает четкий порядок привлечения к ответственности. Расписался в повестке - изволь явиться в назначенное время с вещами, мылом и зубной щеткой. Не пришел - объявляешься в розыск со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями судебного характера. Отказываешься подписать повестку - составляется протокол, и твоим делом занимается прокуратура. И все. Никаких облав и совместного патрулирования. Конечно, времени на это уходит больше, зато законность соблюдается в полной мере.
Единственный недостаток законного порядка проведения призыва - полная невозможность вовремя "заткнуть дыру" в плане призывной кампании. Это когда все, кто может от армии "отмазаться", уже "отмазаны", а руководство требует стопроцентной явки призывников. Вот и приходится хватать кого ни попадя. Тут, сами понимаете, не до соблюдения законности...
Демократия - вещь простая. Четко прописанные законы плюс жесткий регламент их исполнения. Больше для построения правового общества ничего не нужно. Важно только не нарушать закон, оправдываясь государственной необходимостью. Стоит только начать, и снежный ком "отступлений от буквы закона" может прокатиться по всей стране катком массового произвола. Поэтому прежде чем требовать от призывников соблюдения закона "О воинской обязанности", нужно самим этот закон выполнять. Иначе получается, что начальники военкоматов и отделений милиции "равноправнее" всех остальных граждан России.

Р. S. География военкоматовских облав четко соответствует социальному составу большинства "отловленных" молодых людей. Совместные патрули хватают тех, кто не может за себя постоять: студентов из небогатых семей, музейных работников, мелких служащих и рабочих. А общее число незаконно призванных позволяет составить тематические подборки. Например, по профессиональной принадлежности. Материал о попавших в облавы и "забритых" милиционерах, а также комментарии сотрудников московских военкоматов читайте в ближайших номерах "Новой газеты".

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ
Сотрудник Городского сборного пункта (ГСП), принимающий отчеты у военкомов:
- Инициатива обжаловать действия призывной комиссии должна исходить в первую очередь от самого призывника. Инцидент может быть исчерпан после обращения заинтересованных лиц в городскую призывную комиссию или в суд, поскольку даже сам факт обращения в суд приостанавливает решение о призыве. Вернуть незаконно призванного могут только эти инстанции. Даже командир воинской части, куда отправили такого человека, не вправе принимать решения на этот счет. Он может только написать письмо в военкомат с просьбой разобраться в этом вопросе.