В последнее время, как выяснилось, наркотики используются еще и как универсальное средство устранения неугодных лиц.
Евгения Рубцова. Статья. Назначен наркоманом . Милиция может проделать это с каждым . Новые Известия, № 169.

О наркомании как о великом зле, планомерно завоевывающем просторы нашей державы, говорят и пишут регулярно. Судя по ее масштабам эффективных методов борьбы в ходе многочисленных совещаний и конференции до сих пор так и не придумали. Боремся как можем. А может наша доблестная милиция чаще всего вылавливать лишь рядовых наркоманов, заставлять их "сдавать" знакомых, причем нередко не имеющих к "игле" никакого отношения. В последнее время, как выяснилось, наркотики используются еще и как универсальное средство устранения неугодных лиц. При подбросах наркотиков получается два раза хорошо: и от конкурента избавился, как говорится, не беря греха на душу, и милиция довольна выполнением плана.
В правозащитное движение "За права человека" в течение двух недель марта этого года обратились сразу три предпринимателя, в отношении которых различными отделами внутренних дел столицы были возбуждены уголовные дела по статье 228 УК РФ (незаконное приобретение или хранение наркотиков). Все обратившиеся с порога заявили, что наркотики им подбросили сотрудники милиции, проводившие задержание. Правозащитники уже сталкивались с подобными ситуациями, поэтому отнеслись к таким смелым обвинениям с пониманием. И дело не только в презумпции невиновности. Кроме высоких материй во всех трех случаях факты говорили сами за себя.
У пришедших за помощью бизнесменов дела шли неплохо до тех пор, пока не начались разногласия с партнерами. Всем троим компаньоны задолжали нешуточные суммы денег, возвращать которые, видимо, не хотелось. Гораздо удобнее было изолировать, так сказать, кредиторов от общества пусть не навсегда, так хотя бы на время. Далее во всех трех случаях события развивались по одному и тому же сценарию. Задержание на улице, обнаружение в карманах лишь Богу известно откуда взявшихся наркотиков и как следствие возбуждение уголовных дел.
После обращения правозащитников в Московскую городскую прокуратуру, которая провела соответствующие проверки, два из трех дел были прекращены за отсутствием состава преступления в действиях подозреваемых. Мытарства же третьего псевдонаркомана Юрия Ярославцева продолжаются до сих пор. Но, по мнению редакции, затянувшееся на полтора года следствие доказывает не вину подозреваемого, а нечто иное. Посему остановимся на злоключениях Ярославцева подробнее. Апрельским утром прошлого года он отправился в гараж за машиной. Не успел он вывести "стального коня" на улицу, как к нему подошли четыре оперативника и попросили предъявить документы. Сами они оказались сотрудниками РУБОП Центрального округа, хотя дело происходило в Ново-Переделкино. Позже, давая объяснения, господа Шкуров, Хрянин, Седов и Жижин оправдали свое присутствие в столь удаленном от центра районе поступившими оперативными данными о неком Юрии, якобы торгующем наркотиками.
Но вернемся к процедуре задержания. Установив личность Ярославцева, рубоповцы изъявили желание осмотреть машину -тот отказался. Тогда на него надели наручники и обыскали. Результатом обыска стало обнаружение в кармане куртки пакетика с белым веществом, по заключению экспертизы оказавшимся кокаином. Ярославцева тут же отправили в ОВД "Ново-Переделкино". Там составили протокол осмотра личных вещей Ярославцева и акт об изъятии пяти с лишним граммов наркотика.
Чуть позже следователь и криминалист ново-переделкинского ОВД вместе с сотрудниками ЦРУБОПа поехали осматривать машину Ярославцева. Как следует из протокола осмотра, в машине ничего обнаружено не было. Однако по окончании осмотра, когда Ярославцев уже загнал машину обратно в гараж, оперуполномоченным Шкуровым на полу за сиденьем водителя был якобы замечен пакет со стеклом и трубкой. Их, естественно, приобщили к вещественным доказательствам как неоспоримое доказательство употребления Юрием наркотиков.
Затем Ярославцева повезли в 17-ю наркологическую больницу на освидетельствование. Кровь на анализ не брали, зато обнаружили след от якобы свежей инъекции. После этого в акте экспертизы появилась фраза: "...накануне задержания попробовал внутривенно ввести кокаин, но влечения не возникло". По словам Юрия, он таких пояснений врачам не давал.
Исследовав мочу, эксперты указали, что Ярославцев находится в "состоянии одурманивания, вызванном кокаином". Позже Юрий вспомнил, что по дороге в больницу оперативники давали ему воду. Известно, что иногда для получения желаемого результата наркологической экспертизы милиция подмешивает в воду наркотики. Видимо, такой трюк и был проделан с Ярославцевым, поэтому в моче и был обнаружен кокаин. Этого было достаточно, чтобы причислить Юрия к наркоманам.
Поздно вечером его снова привезли в ОВД "Ново-Переделкино", где в конце концов составили протокол о задержании. То есть все, по сути, следственные действия проводились в течение дня без надлежащих санкций. Но это так, мысли вслух. Три дня Ярославцев просидел в камере. Никаких свиданий с родственниками или адвокатом. Освободили его под подписку о невыезде, но уже как полноценного подозреваемого. Дело поручили вести следователю Степанчикову, который оказался достойным преемником своих наставников из ЦРУБОПа.
Как рассказал Юрий, следователь отказался проводить дактилоскопическую экспертизу пакета с кокаином, трубки и стекла. У него не были взяты соскобы с ладоней, а ногти, вместо того чтобы сделать смыв подногтевого содержимого, были просто острижены и помещены в отдельный конверт. Экспертиза установила, что "порошкообразное вещество из конверта со срезами ногтевых пластин Ярославцева является кокаином". Поясним, на или в ногтях кокаин не был найден, наркотик просто присутствовал в конверте, видимо, еще до того, как туда попали ногти.
К слову добавим, что самообразование оперативников, без сомнения, похвально — они, должно быть, читают о новейших разработках в области судебно-медицинской экспертизы. Так, недавно стало возможным определить наличие наркотика в организме человека при исследовании волос или ногтевых срезов. Но, как нам пояснили в НИИ наркологии Минздрава РФ, проблема лишь в том, что у нас в стране таких анализов пока не проводят из-за несовершенства технической базы.
Но это к слову, а следствие тем временем шло ни шатко ни валко в течение года. Откуда у Ярославцева вдруг взялись наркотики, следователя Степанчикова не интересовало. Ему хватало свидетельских показаний оперативников ЦРУБОПа с красноречивыми фамилиями, честность и искренность которых у нас по традиции сомнениям не подвергаются. Опросов родственников и знакомых Ярославцева на предмет употребления Юрием наркотиков следователь тоже не проводил. Но, самое главное, Степанчиков упрямо не хотел слышать о возможном подбросе наркотиков. Зато на одной из "встреч" он просто предложил ему, как орденоносцу, закрыть дело по амнистии. Юрий вины своей не признал и от компромисса отказался.
Видя такую необъективность следователя Степанчикова, который за столько месяцев палец о палец не ударил, чтобы проверить версию подброса наркотиков, в дело включились правозащитники. Как заявил председатель движения "За права человека" Лев Пономарев, обстоятельства задержания Ярославцева не могут не навести грамотного дознавателя на мысль о фальсификации. Степанчиков же эти факты демонстративно игнорирует. Правозащитники начали долгую переписку с различного рода прокурорами, вплоть до начальника управления по надзору за следствием Генпрокуратуры России.
Почти пять месяцев потребовалось на то, чтобы начальник Управления по надзору за исполнением законов в органах внутренних дел прокуратуры города Юрий Левенков заинтересовался "механизмом попадания кокаина в конверт, в котором находились ногтевые срезы Ярославцева, представленные на экспертизу". Господин Левенков также дал указание солнцевскому межрайонному прокурору провести дополнительную амбулаторную химическую и судебно-психиатрическую экспертизу подозреваемого.
Ярославцев же тем временем сам обратился в НИИ наркологии Минздрава РФ. Специалисты обследовали его и дали заключение, что Юрий никогда не употреблял наркотики и является психически здоровым и уравновешенным. Более того, научные сотрудники института пояснили, что чистый кокаин не может быть обнаружен в организме человека, поскольку при взаимодействии с белком он максимум в течение 30 минут распадается на метаболиты.
Такие заключения специалистов-наркологов следователя, видимо, не устроили. Следуя указаниям свыше, он предложил Ярославцеву пройти стационарное обследование в психиатрической больнице имени Кащенко (?!), а сам отправился на разборки (иначе и не скажешь) в НИИ наркологии.
Как нам рассказала старший научный сотрудник института Людмила Котельникова, сначала следователь Степанчиков пытался изъять в отделе кадров печать, регистрационный журнал и карту Ярославцева. Затем он ворвался в лабораторию биохимии, дававшую заключение, и ошарашил сотрудников и заведующего, кстати, академика трех академий, своими криками и звонком мобильного телефона, играющим гимн Советского Союза. А от Людмилы Анатольевны требовал ответа на вопрос, можно ли обнаружить в моче кокаин. Та сказала, что не кокаин, а лишь метаболита, то есть элементы распада. Степанчиков попросил ее не выражаться заумными словами и записал в книжечку желанное слово "можно". После этого, по словам Людмилы Котельниковой, следователь, не стесняясь, кому-то позвонил из ее кабинета и отчитался, что "все сделал, и они не смогут использовать эти бумаги в суде".
Кому докладывал Степанчиков о проделанной работе, не известно, но речь явно шла о Ярославцеве и его защитниках. Они же в свою очередь не преминули сообщить о подвигах ново-переделкинского сыщика в Управление собственной безопасности МВД РФ, которое уже несколько месяцев следит за развитием дела Ярославцева. В частности, сотрудников ЦРУБОПа, проводивших задержание, также приглашали для дачи объяснений. Уверенности в том, что они признались и покаялись, нет. В пресс-службе РУБОПа нам заявили, что по их опыту большинство тех, у кого находят наркотики, заявляют потом, что зелье им подбросили.
Как нам стало известно, в прошлый понедельник Юрия Ярославцева госпитализировали в психиатрическую больницу по постановлению следователя. Хочется надеяться, что его не объявят сумасшедшим по выходе оттуда, чтобы по этой причине прекратить уголовное дело в отношении него и таким образом спрятать концы в воду. А пока на примере этого рядового "наркоманского дела" мы вопрошаем. Может, с наркоманией трудно бороться, потому что милиция не так безгрешна, как хочет казаться? Может, и не тех наркоманов она ловит и не там наркотики изымает? Может, поэтому так много заявлений о подбросах наркотиков? Думается, ответы на эти вопросы оказались бы не лишними, особенно в свете последних призывов самого министра МВД Бориса Грызлова о необходимости повышать уровень доверия населения к правоохранительным органам.