Низкий профессиональный уровень или неинициативность следствия ведет к переквалификации дела о Царицынском погроме со статьи 212 (массовые беспорядки) в статью 213, часть 3 – хулиганство.
Евгения Рубцова. Статья. Погром или хулиганство? Новые Известия, № 214, 24 ноября 2001 г.

Скоро исполнится месяц с того момента, когда около 300 бритоголовых подростков ворвались на Царицынский рынок, громя все и вся на своем пути. Жертвами погрома, или, как сейчас осторожно высказываются прокуроры, массовых беспорядков, стали трое погибших и около тридцати раненых. Следователи прокуратуры Южного округа столицы задержали и опросили десятки подростков. Но на сегодняшний день предъявлено лишь три обвинения - одно в убийстве и два в хулиганстве. Кто-то скажет, что качество важнее количества. Но именно по поводу качества и хочется задать вопрос. Почему в день инцидента высшие милицейско-прокурорские чины, в том числе и сам начальник ГУВД столицы генерал Пронин, наперебой кричали о погроме, а теперь прокуратура обвиняет участников лишь в хулиганских действиях?)
С этим вопросом "Новые Известия" обратились в окружные прокуратуры Москвы, прокуратуру столицы и даже в Генеральную прокуратуру России. Но нигде нам не смогли дать более или менее внятного ответа.
- Следствие продолжается. Вчера вечером, например, прокуратура предъявила обвинение организатору массовых беспорядков в Царицыне Михаилу Волкову, - сообщила нам в четверг пресс-секретарь Мосгорпрокуратуры Светлана Петренко.
- Но раз Волкова считают организатором, то его обвиняют по статье 212 (массовые беспорядки, в число которых входит и организация погрома)?
- Нет, ему вменяют часть 3 статьи 213 - хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
- Но почему?
В ответ тишина.
Обратимся к Уголовному кодексу. Массовые беспорядки, согласно основному уголовному закону, сопровождаются насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия или его заменителей. Хулиганство же есть не что иное, как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу и сопровождающееся применением насилия, уничтожением или повреждением чужого имущества. Казалось бы, разница между этими статьями не велика. Но тем не менее, как нам пояснили в Генпрокуратуре, статья 212 является более тяжкой и в какой-то степени политической.
- А мы политикой не занимаемся, - заявил сотрудник пресс-службы Генпрокуратуры, пожелавший остаться неизвестным. - Чтобы привлечь кого-то за участие в массовых беспорядках, необходимо доказать, что человек пошел громить не просто рыночных торговцев, а именно выходцев с Кавказа. А это уже политикой пахнет. Кто же будет собирать такие доказательства? Гораздо легче "закрыть" пару подростков за хулиганство. Да и в суде "хулиганку" легче доказать.
Утверждения сотрудника Генпрокуратуры нам подтвердил и бывший следователь, а ныне адвокат Евгений Черноусов. По его словам, статья 212 (массовые беспорядки) считается у правоохранителей высшим пилотажем. Вот только асов в милиции маловато, да и с тех не требуют демонстрации профессионального мастерства. Надзирающие прокуроры в свою очередь в подобных делах принимают хулиганство как второй сорт - не брак. Лишняя головная боль никому не нужна.
Напомним, что установку, в какой среде следует искать погромщиков, следственные органы получили от генерала Пронина в день событий в Царицыне. Он ясно и однозначно заявил, что беспорядки учинили футбольные фанаты, не остывшие после воскресного матча. Достойный, надо сказать, соратник столичного мэра получился. Юрий Михайлович тоже невооруженным глазом во всех взрывах определяет кавказский след. Но это так, к слову. Прозорливость же генерала с успехом свела разговоры о погроме на нет. Ну какие погромщики из ребятишек-болельщиков. Похулиганили и разошлись...
- Признание факта погрома вдвойне невыгодно для московских властей, - говорит адвокат МГКА Карен Нерсисян. - У всякого погрома должен быть организатор, за которым стоит определенная организация. А это означает, что кроме баркашовцев в столице появилась еще одна сила националистического толка, которая при случае может громить тех, на кого укажут ее лидеры. Во-вторых, квалифицировав царицынские события как погром, власти собственноручно распишутся в своей некомпетентности в вопросах национальной политики в Москве. Шовинистические настроения столичного правительства получат скандальную огласку на международном уровне.
Надо сказать, что погромщики умело пользуются бездействием властей. Стоит вспомнить хотя бы интервью, которое на прошлой неделе дал "Новым Известиям" один из организаторов беспорядков на юге Москвы. Он с полной уверенностью утверждал, что при поимке в лучшем случае ему инкриминируют хулиганство.
На днях закончилось следствие по апрельскому погрому на рынке в Ясеневе. По сообщению прокуратуры Юго-Западного округа, организатору, некоему гражданину Семилетникову, предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков по статье 212 УК РФ. Однако компетентные юристы полагают, что до передачи дела в суд обвинение переквалифицируют на более невинную, хулиганскую статью - 213. В прошлом году в Рязани, когда националисты подожгли там синагогу и разгромили еврейскую воскресную школу, виновников также обвинили лишь в хулиганских действиях.
Единственный раз, когда российские власти соизволили пустить в ход статью о массовых беспорядках, имел место в октябре 1993 года. Тогда в стране было введено чрезвычайное положение. Число жертв исчислялось десятками. Зачинщиков отловили, открыто обвинили, а чуть позже амнистировали по решению Верховного совета.
Получается, что наши правоохранители ждут, пока жертвами погромов станут десятки и сотни человек, чтобы наказывать виновных по всей строгости закона. А пока московская милиция вместе с мэром принимает лишь меры своеобразной "защиты" лиц кавказской и прочих азиатских национальностей путем ужесточения паспортного режима.