Cанитары этнического поля

Готов план УВД по очистке столицы от подозрительных наций?

 © АНО РИД “НОВАЯ ГАЗЕТА”  Отдел информации        05.03.2001      

       В редакцию попал любопытный документ. Это протокол оперативного совещания при начальнике криминальной милиции УВД Западного округа Москвы подполковнике А. Подольном. Сразу оговоримся: то, что нам не положено знать о конфиденциальной деятельности, из этой бумаги вырезано.

       Особый интерес вызывают мероприятия по очистке столицы от подозрительных наций. С точки зрения милиции, есть и такие. Но начнем с самого основного — с планирования. Милицейское начальство всегда решительно отрицало разнарядки, по которым сотрудники уголовного розыска должны были печь уголовные дела, как куличи. Но первый же пункт протокола совещания свидетельствует об обратном — дух соцсоревнования по-прежнему крепок и бродит по начальственным коридорам.

       Цитируем протокол: “Каждый сотрудник УР (уголовного розыска. — Прим. ред.) ОВД должен раскрывать одно преступление в месяц, т. е. по одной сводке в месяц... Контроль: Подольный А. В.”.

       Мы обратились к экспертам с просьбой прокомментировать эту гонку по раскрываемости, и они только развели руками. Установить угрозыску какой-либо план — все равно что требовать от дворника убирать ежедневно не менее 2 тонн осадков с квадратного километра. А если не выпадет или растает?

       Между тем этот с виду безобидный пункт наводит на очень грустные мысли. Допустим, в районе сносная профилактика преступлений или граждане просто боятся подавать заявления (все хорошо знают уровень доверия к милиции). А сотруднику УР выбирать не приходится — он, хоть умри, должен выдать “одну сводку”, иначе каждый начальник сможет вытирать об него ноги.

       Прогрессивное человечество очень возмущается, когда для искусственного поддержания отчетности сотрудники милиции ходят по продавцам и трясут рыночных торговцев, чаще обычного совершая так называемые контрольные закупки. Но ведь более или менее серьезное обвешивание покупателя — это уголовное дело, то есть единица в сводках о великих достижениях, которые идут к начальству, или, на жаргоне милиционеров, — “палка”. И таких палок можно наставить сколько угодно, пересажав всех мелких деятелей местной торговли. Но разве это действительно раскрытое преступление?

       Не менее возмущают правозащитную общественность уголовные дела, заведенные на скорую руку, иногда неряшливо и нелепо, с применением мер нетрадиционного воздействия на задержанного. Многочисленные варианты пыток и издевательств, безусловно, не делают чести милиционерам. Но у них существует спущенный сверху план отчетности. Нужна сводка по уголовным делам. Если уголовного дела нет, его нужно сделать... А методы достижения цели начальство не волнуют.

       А теперь представьте сотрудника уголовного розыска, который откажется участвовать в сговоре с руководством, — не станет брать взяток, не будет отпускать нужных людей и прессовать ненужных или еще как-то не угодит своему руководителю, не впишется в существующую систему. Такого милиционера просто съедят, и на вполне законных основаниях. Он же не выполняет план! Так разнарядка становится еще и легальным способом негласного контроля внутри системы и позволяет легко устранить любого непокорного офицера.

       Возникает резонное предположение: не лучше ли раскрывать преступления не по принципу “одна сводка в месяц”, а как можно качественнее, и судить о сотрудниках угрозыска не по количеству “палок”, а по серьезности расследованных уголовных дел? Но, видимо, даже для столичной милиции это весьма далекая перспектива (или в этом виновато не далекое, но еще более высокопоставленное федеральное руководство?).

       В протоколе можно встретить и результат погони за отчетностью. К примеру, “база данных “кунцевская” и “солнцевская” ОПГ (организованная преступная группа. — Прим. ред.) не пополняется, носит формальный характер...” Чего же сетовать, если отстроенная система по целому ряду причин, мягко говоря, не способствует тому, чтобы проводить серьезную работу? Кто будет рисковать своей головой, понимая, что вся его деятельность не только не оплачивается (это уже вопрос к государству), но и оценивается по формальным критериям? Форма по значимости превосходит содержание. Отсюда и “формальный характер”...

       И наконец — протокольное чудо, которое вызывает у нас наибольшее количество вопросов: “Не выполняются указания начальника КМ УВД ЗАО г. Москвы — не заводятся ОД (оперативные дела. — Прим. ред.) (в т. ч. групповые) на этнические группы (заводить только на лиц следующих национальностей: цыган, таджиков, узбеков, азербайджанцев)...” Позвольте, а где, собственно, евреи, русские, чеченцы и все прочие? Или московской милиции предписали выполнять еще и определенный национальный план по оперативным делам, а может, и по уголовным?

       Мы уже отправили официальный запрос в управление внутренних дел Западного округа Москвы, надеемся получить разъяснения и отразить позицию руководства УВД ЗАО и ГУВД столицы. Ведь Западный округ — не единственный в своем роде. Система неделима — эта вертикаль намного старше “вертикали власти”.