Из-за плохой работы по сбору доказательств судам приходится закрывать глаза на явные натяжки при вынесении приговоров.
Новая газета, № 26 , 12 апреля 2001 г.
Олег Лурье. Статья. Каждый житель Солнцева – потенциальный преступник? Стр. 12

Вор должен сидеть в тюрьме. И в этом незабвенный Глеб Жеглов абсолютно прав. В тюрьме также должны сидеть наркоторговцы, рэкетиры, убийцы и далее по списку согласно Уголовному кодексу. Но опять-таки в полном соответствии с кодексами, прежде чем "посадить" вора, наркоторговца или любого другого правонарушителя, факт совершения преступления необходимо доказать. Тут-то мы и подходим к самому интересному — к тому, что принципиально отличает наши отечественные правоохранительные и судебные органы от идентичных им иностранных структур.

Что во всем цивилизованном мире делают правоохранительные органы с подозреваемым, не сумев доказать его вину? Правильно. Отпускают, принеся извинения. А что делают российские органы, понимая, что в каком-либо конкретном случае ничего доказать не могут? Ну, тут перед ними открываются просто неограниченные возможности. Выбор огромен — от наркотиков до оружия. Любой из этих предметов может "совершенно случайно" оказаться у задерживаемого в кармане, носке, трусах, автомобиле или квартире. Причем оказаться совершенно неизвестным для обвиняемого путем — прямо-таки волшебство какое-то!

Конечно, я не пытаюсь поставить пятно на мундире всех правоохранительных органов нашего Отечества, там работают люди разные. Но некоторые факты, оказавшиеся в моем распоряжении, я решил вынести на всеобщее обозрение. А уж на чьем мундире появится пятно или пятнышко, пусть решают прокуратура и МВД. Все факты, приведенные мною, подтверждены различными доказательствами — это и видеокассеты, и документы, и аудиозаписи, и прочее.

История первая: Пистолет и отбитые почки

6 декабря 1998 года сотрудниками РУБОПа по Западному округу Москвы был арестован прямо на улице некто В.Н. Бунин. По данным следствия, у Бунина был обнаружен "...мелкокалиберный револьвер без номера, рукоятка которого была обмотана изолентой черного цвета". В сентябре 1999 года суд приговорил Бунина к двум годам лишения свободы. Подсудимый своей вины не признал. Вот вроде бы и все.

Но, как оказалось, в этом "простом" деле имелось еще несколько фактов, которые не нашли своего отражения в приговоре суда. Бунин был арестован 6 декабря в 13.00, а оформлен в качестве подозреваемого только 7 декабря в 19.30. Что произошло с Буниным за эти полтора суток? А произошло вот что: как явствует из материалов дела, у него оказались выбиты два передних зуба, отбиты почки и травмированы другие органы. Кроме того, адвокат был допущен к делу только через четыре дня после ареста Бунина. Бунин и присутствовшие при аресте свидетели утверждают также, что никакого пистолета у него не изымалось, понятые при задержании не присутствовали и протокола изъятия пистолета не подписывали.

Интересен и тот факт, что показания понятых, которые "вдруг" появились в деле, абсолютно не совпадают между собой. Один из них, некто Калинин, сообщает, что "патроны из пистолета изымались в количестве шести штук", а другой понятой, Андронов, показывает, что "патроны из барабана не изымались". Во время ареста Бунина рубоповцы вообще просили всех прохожих разойтись и не мешать задержанию "особо опасного преступника" и никого из них не пригласили присутствовать при "изъятии" в качестве понятых. А за что же покалечили Бунина?

Как нам стало известно, он проживает в Солнцевском районе города Москвы, и этот факт, по мнению оперативников, говорит о том, что Бунин имеет отношение к так называемому солнцевскому преступному сообществу. От Бунина, по его словам, с первой минуты ареста требовали дать показания на некоторых граждан, также проживавших в Солнцеве и занимающихся бизнесом. Одним из них был Сергей Михайлов. А так как Бунин, что называется, был абсолютно не в курсе, то тут появились и пистолет, и отбитые почки, и приговор Солнцевского районного суда.

История вторая: Аноним в синей куртке

28 апреля 1999 года в том же Солнцеве сотрудниками РУБОПа был задержан некто В. Ф. Хомчуков. По данным правоохранительных органов, у него "за резинкой спортивных штанов" находился пистолет марки ТТ со снаряженной обоймой. Как утверждает следствие, Хомчуков — участник солнцевской преступной группировки (ну как же, он ведь тоже проживает в микрорайоне Солнцево) и именно при помощи этого самого ТТ он вымогал у некоего Левина 20 тысяч долларов в 1996 году.

Заявление потерпевшего Левина, на котором и базировалось обвинение, представляет собой шедевр вышивания белыми нитками. Приводим некоторые выдержки: "В 19.00 в один из дней с 10 по 15 декабря 96-го года меня насильно вывезли за город Хомчуков и другие. Я увидел (в 19.00 в декабре обычно уже абсолютно темно, а в лесу особенно. — О. Л.) в руках Хомчукова пистолет марки ТТ, не новый. Корпус потертый, со следами, какие разъедает ржавчина. Корпус пистолета был почищен... Я обратил внимание, что на стволе, если смотреть со стороны дула, есть две небольшие царапины. Параллельные, на кончике ствола...". Представляете, как этот самый Левин ночью в лесу, находясь якобы под дулом пистолета, рассматривает две микроскопические царапинки и прочие мельчайшие детали оружия? И еще один немаловажный факт, на который не пожелали обратить внимание ни рубоповцы, ни судьи, — в этот период (с 10 по 15 декабря 1996 года) Хомчукова не было на территории России, он находился в Арабских Эмиратах, о чем свидетельствуют визы в его загранпаспорте. Но и это еще далеко не все.

В нашем распоряжении оказалась оперативная видеозапись "захвата "солнцевского авторитета" Хомчукова", на которой можно достаточно отчетливо увидеть, как к уже лежащему на земле Хомчукову подходит мужчина в светлой джинсовой куртке с полиэтиленовым пакетом в руках, садится ему на спину, вынимает из пакета правой рукой какой-то предмет и засовывает его за штаны арестованному. После чего этот самый "джинсовый" быстро встает и отходит в сторону с пустым пакетом в руках. Как и следовало ожидать, у Хомчукова "обнаруживают" именно тот пистолет ТТ, который описал Левин, рассмотревший в полной темноте каждую царапинку.

Интересно и то, что на суде понятой Зайцев (присутствовавший при "изъятии" пистолета) утверждал, что никакого человека в синей куртке при задержании не было. Так же отрицают наличие "синего человека" и организатор задержания оперуполномоченный Гавердовский, и его подчиненные Ткачук, Максимов и Денисов. Кстати, на записи четко видно, что Гавердовский стоит как раз над сидящим на спине у Хомчукова неизвестным гражданином и внимательно наблюдает за его действиями. Предъявляем на суд читателей компьютерную распечатку с видеозаписи.

И последний штрих к "делу Хомчукова". У него также требовали компромат на некоторых жителей Солнцева. И опять таки на С. Михайлова. Очевидно, не получили. В итоге Хомчуков получил пять лет и шесть месяцев лишения свободы.

Мы не знаем, преступник ли Хомчуков. Мы утверждаем: при добывании доказательств таким путем победить преступность невозможно.

История третья: Кокаин в носке

Следующую историю я не буду пересказывать, а предоставлю слово главному герою.

"Меня зовут Кузьмин Максим Викторович, и я родом из Солнцева, где и живу по сей день. Работаю в одной небольшой коммерческой компании. Зарплата у меня полторы тысячи рублей, и, если честно, то, кроме маленькой квартирки в Солнцеве и собаки, у меня ничего нет.

29 августа 2000 года я ехал в такси по Солнцевскому проспекту, вдруг машину заблокировали два автомобиля, и группа людей меня вышвырнула из машины. Поставили к капоту, и я тут же почувствовал, что мне что-то кладут в левый носок. Я попытался дернуться, но услышал окрик: "Стоять! РУБОП! " Тут же пригласили понятых, причем не с улицы, а каких-то своих из автомобиля. Тут же вынули из моего носка сверток, который оказался фольгой от сигарет, а в ней находились 100 долларов, какая-то таблетка и серо-коричневое вещество. Как позже выяснила экспертиза, вещество — кокаин, а таблетка куда-то исчезла и больше в деле не фигурировала. Наверное, они что-то с ней перемудрили... Причем первоначально экспертиза определила количество кокаина как 0,13 грамма, а на суде его оказалось уже 0,43 грамма. Он что у них, растет? Но на это судьи не обратили внимания.

Потом меня повезли в отделение в Олимпийскую деревню, а оттуда я попал на Петровку, 38. Причем всем следователям рубоповцы сообщали, что я самый опасный солнцевский рэкетир, и возили в наручниках. В камере мне подсадили нескольких качков, которые пытались спровоцировать драку.

Кстати, в день ареста у меня дома произвели обыск. Ордер на обыск мне не предъявляли и не дали возможности пообщаться с адвокатом. Я не видел никакого ордера! При этом всю дорогу, а также и в камере рубоповцы и следователи требовали от меня каких-то показаний на различных людей, называя мне фамилии, из которых я слышал только про Сергея Михайлова. Они говорили: ты нам не нужен, но так как ты солнцевский, то должен знать про преступную группу. Рубоповцы сообщили мне, что от моих показаний зависит мой будущий тюремный срок. Потом меня допрашивал прокурорский работник по фамилии Бойцов, который повторил те же требования... Адвоката, конечно же, не было. Потом меня отправили в Бутырку, где в камере со мной оказались те же самые качки-провокаторы, которые пытались убедить меня "признаться во всем". И еще интересный момент: когда меня привезли на экспертизу, то врач сразу же заявил: "Конечно, этот тип явный наркоман!", а потом экспертиза не нашла наличия наркотического вещества ни в моче, ни в крови.

Причем находился я в тюрьме за хранение наркотиков, но следователи настаивали на том, чтобы я стал свидетелем по целому ряду дел и подписал те бумаги по "солнцевской преступной группировке", которые они подготовили заранее. В этом случае мне пообещали, что подброшенные наркотики тут же "исчезнут" и меня отпустят на свободу. Я отказался. Также следователи настаивали на том, что я знаю, где хранится "общак солнцевских", и требовали от меня дать информацию. Ну это вообще смешно! У меня, кроме собаки, вообще ничего нет.

Потом был суд. Конечно же, никто не слушал ни меня, ни моего адвоката. Дали мне год условно. Им же надо было как-то оправдать всю эту историю. Но при этом следователи мне сообщили, что это только начало и они мне еще устроят. Я ведь из Солнцева!".

Солнцевский эпилог

Эти три грустные истории — всего лишь маленькая часть из имеющегося материала о беспределе, творящемся в отдаленном московском районе, благодаря которому каждый житель Солнцева является уже потенциальным преступником и участником некоей на сегодняшний день не существующей "солнцевской преступной группировки". Каждого жителя Солнцева могут разложить на асфальте доблестные рубоповцы и, запихнув в карман наркотики или пистолет, отправить на нары.

А как же суд? А суд идет... Причем идет он на поводу тех, кто любыми методами ставит галочки в успешной отчетности по борьбе с "солнцевской братвой". Кстати, руководствуясь той же рубоповской логикой, можно сделать и такое заключение: премьер Касьянов тоже родом из Солнцева, и соответственно Михаил Михайлович в обязательном порядке является членом "солнцевской преступной группы". Только вот ему подкинуть оружие или наркотик будет значительно труднее. У него охраны много.