Именно столько грозит пенсионерке Русановой, забывшей дома проездной билет.Новые Известия, № 82, 18 мая 2001 г. Марат Хайруллин. Статья. Семь лет за безбилетный проезд…

Помните известную шутку классика: если ты украл десять рублей, то ты уголовник, а если миллиард, то очень уважаемый человек. Теперь, судя по всему, это правило можно дополнить – даже если ты ничего не украл, то тебя все равно посадят. Примерно в такую ситуацию и попала московская пенсионерка Любовь Константиновна Русанова, появившаяся накануне в редакции "Новых Известий".

Любовь Константиновна медсестра, рентген-лаборант, с общим трудовым стажем 27 лет. В декабре прошлого года ее по сокращению штатов уволили из поликлиники Российской академии наук, где она работала с окладом 162 рубля.

В это же время остается без средств к существованию и семья единственного сына, который жил в Новом Уренгое. Воинская часть, где он служил, ликвидируется. И чтобы хоть как-то помочь им, Любовь Константиновна забирает девятилетнюю внучку к себе в Москву. Все время с момента увольнения бабушка пытается оформить себе пенсию, но из-за постоянных изменений в пенсионном законодательстве и неразберихи в собесе процесс затянулся.

Однажды в конце февраля Любовь Константиновна ехала на автобусе маршрута 52. Бесплатно, так как кошелек с проездными забыла дома. Не успел автобус проехать и одной остановки, как появились два человека, которые представились контролерами и потребовали предъявить билет. Растерявшаяся бабуля раскрыла ридикюль, откуда молодые люди и достали "книжечку", оказавшуюся пенсионным удостоверением. К сожалению, липовым.

Это удостоверение, отчаявшаяся Любовь Константиновна, являясь пенсионером по сути, купила накануне в переходе метро для того, чтобы хоть иногда пользоваться "социальными" услугами до оформления собственного удостоверения. Правда, в общественном транспорте эту "книжку" Любовь Константиновна не предъявляла, чему служат доказательством проездные билеты, которые она принесла в редакцию.

Впрочем, молодых контролеров эти доводы старушки не интересовали. На следующей остановке они выволокли ее из автобуса и передали некому товарищу в гражданской одежде, который представился сотрудником милиции. Товарищ в гражданской одежде без обиняков объяснил Любови Константиновне, что его "премия" составляет три с половиной тысячи рублей. Денег у безработной бабушки не оказалось, и тогда ее отвезли на пост милиции "Черкизово", а оттуда - в 101-е отделение, где ею занялся милиционер по фамилии Грабарский.

Эдуард Грабарский отобрал у Любови Константиновны злосчастную книжку и дал на подпись два пустых бланка, объяснив, что это протоколы изъятия, но, поскольку уже поздно и понятых сейчас не найти, он (Грабарский) найдет их потом и все оформит, как положено. Бабушка послушно расписалась на пустых бланках и, получив повестку, побрела домой.

Через неделю Любовь Константиновна явилась в опорный пункт, где Грабарский дал ей на подпись новые пустые бланки, объяснив, что те он так и не смог правильно оформить. Любовь Константиновна еще раз все подписала и сдала образцы почерка. Потом появился следователь по имени Любовь Александровна, которая выдала несчастной старушке запросы на справки из нарко- и психдиспансера, а также попросила принести характеристику с места жительства. Мы описываем все это так подробно для того, чтобы читатель понял, как можно заставить наивного человека провести следствие против самого себя. Кроме характеристики по месту жительства бабушка принесла характеристику из Совета ветеранов. Но ее тут же выбросили.

На следующий день состоялись завершение следствия и подписание обвинительного заключения для передачи дела собственно в суд. Но перед этим Любовь Константиновну настоятельно попросили подписать бумагу об отказе от адвоката. Так как "денег у нее все равно нет, а бесплатно защищать никто не будет". Незнающая законов пенсионерка подмахнула и эту бумажку.

Затем ее еще раз попросили расписаться и в том, что "заявлений и ходатайств" нет. Вот тут-то Любовь Константиновна и начала подозревать, что дело нечисто. Когда заслуженный работник здравоохранения заглянула в обвинительное заключение, то чуть не упала в обморок. Выяснилось, что ее вели по 327-й статье УК РФ ("Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов...") с максимальным сроком до четырех лет.

Но особо широкое поле для юридического творчества оставляла формулировка "уголовно наказуемое деяние, совершенное в сговоре с неизвестным лицом". Как объяснили потом правозащитники Любови Константиновне, вынужденной все же подписать обвинение, это уже фактически организованная преступная группировка, и здесь ей грозило до семи лет колоний... (для сравнения: господину Козленку, укравшему из Гохрана 180 миллионов долларов, государственный обвинитель в совокупности требовал шесть лет). У бедной бабушки случился инсульт, в тот же вечер ее увезли на "скорой".

Сейчас Любовь Константиновна Русанова лечится, а уголовное дело лежит в Преображенской межрайонной прокуратуре Восточного округа у государственного обвинителя Юрия Кипреевича Пиньева. Сколько дет тюрьмы для бабушки попросит Юрий Кипреевич, не известно, но судя по тому, что он принял к производству это нелепейшее дело, сколько-нибудь да попросит обязательно.