Служба судебных приставов Министерства юстиции России хочет стать полноценным правоохранительным органом со своими подразделениями дознания, оперативно-разыскной деятельности и спецназом.
Юрий Сенаторов. Статья. Судебные приставы хотят расследовать, ловить и сажать. Коммерсант, № 13, 26 января 2002 г.

Служба судебных приставов Министерства юстиции России может стать полноценным правоохранительным органом со своими подразделениями дознания, оперативно-разыскной деятельности и спецназом. Об этом заявил вчера на пресс-конференции главный судебный пристав страны Аркадий Мельников.
30-тысячный отряд судебных приставов в прошлом году принял к исполнению почти 17 млн судебных решений. Если верить этой статистике, получается, что на каждого пристава в месяц пришлось по 800 дел, связанных с выколачиванием денег и имущества из должников. Это довольно серьезная нагрузка, особенно если учесть, что, по данным Министерства труда, каждый судебный пристав в месяц может осилить не более 13 исполнительных производств.
По словам Аркадия Мельникова, за истекший год приставам удалось взыскать с должников 132 млрд рублей, в том числе 40,1 млрд рублей - с тех, кто утаивал деньги от налогообложения. Это в два с лишним раза больше, чем в 2000 году. "Тем самым мы фактически вошли в тройку по заполнению госбюджета после Министерства по налогам и ГТК",- доложил журналистам главный судебный пристав, который перешел на работу в Минюст из Генпрокуратуры. За прошлый год приставы добились исполнения 77% судебных решений. Такой высокий показатель объясняется просто. Благодаря выбитому у правительства разрешению получать 7% от суммы исполнительного производства (этого добился бывший глава Минюста Сергей Степашин) приставы пополнили и свой внебюджетный фонд на почти 1,5 млрд рублей.
"Теперь к нам за помощью обращается каждый десятый человек, а вы сами знаете, что судебного пристава встречают не хлебом-солью. Поэтому с исполнителем идет вооруженная группа силовой поддержки",- заявил первый заместитель департамента Андрей Чурилов. Правда, без издержек не обходится, сказал господин Чурилов. Ведь у 82% приставов нет высшего образования, и только каждый третий из них "грамотно делает свое дело". "Но в этом виноват законодатель,- решил сгладить острые углы господин Мельников.- Они же в законе не прописали, что приставами могут быть люди с высшим образованием".
Как отметил господин Мельников, в прошлом году его ведомство само инициировало проверку со стороны Генпрокуратуры. "Хотели вместе с прокурорами выработать общую линию, но они от наших услуг отказались",- отметил Аркадий Мельников. Генпрокуратура стала действовать самостоятельно, и в результате 15 приставов были приговорены к различным срокам заключения, а в отношении еще 126 приставов дела находятся в стадии расследования. Кроме того, господин Мельников сообщил, что в прошлом году он был вынужден уволить 16 из 90 главных приставов субъектов Федерации. "Причина в том, что бывшее руководство Минюста проводило неправильную кадровую политику, сделав ставку на МВД,- отсюда и такие результаты. Будем исправлять",- пообещал господин Мельников.
Но это не самое главное, о чем хотел рассказать журналистам Аркадий Мельников. Как стало известно, его служба сейчас готовит для президента документы о расширении своего штата до 50 тыс. человек. Кроме того, получив в соответствии с новым УПК, который вступает в силу с 1 июля, право вести дознание, судебные приставы намерены добиться разрешения и на оперативно-разыскную деятельность. "Мы в ней крайне нуждаемся, чтобы стать полнокровным правоохранительным органом",- отметил главный судебный пристав.