Преступность и ее показатели.
Юрий Феофанов.Статья.

Представляя столичной милиции ее нового начальника, министр внутренних дел затронул, наверное, самую болезненную для всей правоохранительной системы проблему: сокрытие реальных преступлений ради хороших показателей. Зеркальным отражением этого является представление замечательной отчетности путем раскрытия "преступлений", которые на самом деле всего лишь административные проступки. Словом, заклеймил министр "липу" в борьбе с преступностью... Но если оглянуться назад, в недалекое и уже далекое прошлое, мы увидим, увы, то же самое. Теперь мало кто помнит скандально знаменитого министра Щелокова; а он ведь, взяв в свои руки бразды правления ведомством, метал в эту "липу" громы и молнии еще похлеще. А она по-прежнему жива-здорова, способствует получению чинов и орденов и прикрывает истинное положение дел. Разве что размах стал не в пример грандиознее и откровеннее.
По данным милицейской статистики, за год зарегистрировано 3 миллиона правонарушений, подпадающих под статьи Уголовного кодекса. Из этих зарегистрированных по 1,7 млн возбуждены уголовные дела; осуждены 1,2 миллиона человек, из них к лишению свободы приговорены 400 тысяч. Статистика, кажется, в общем-то благополучная. Только дело в том, что на 3 млн зарегистрированных преступлений приходится 11 млн латентных, т.е. скрытых.
Сейчас работа милиции оценивается по двум основным показателям: снижение уровня преступности и повышение раскрываемости преступлений. Совершенно очевидно, что эти требования как раз и толкают на "липу": сокрыть то, что не имеет перспектив быстро и легко быть раскрытым, и возвести в ранг преступлений проступки, за которые достаточно 15 суток. Если же учесть, что статистика преступности ведется тем же МВД, то сколь бы ни гремел министр с трибун совещаний, дело с места не сдвинется.
А как же они там, за бугром, справляются с показателями? Заместитель начальника Следственного комитета МВД РФ Борис Гаврилов на одном из "круглых столов" сослался на их статистику, в частности, число зарегистрированных краж. В США ежегодно регистрируется таковых 11 млн, в Англии - 4 млн, а у нас - только 1,5 млн. Комментировать вряд ли стоит. За исключением разве того, что работу полиции там оценивают, но по иным показателям или вообще без формальных показателей. Если же и ведут подсчеты, то какие-то независимые институты.
Подравняться под мировой уровень нам не так-то просто. Придется преодолевать давление традиции, менталитета, не говоря о прочно удерживающем позиции "порядке вещей". Десятилетиями наша экономика выпускала не товары и продукты, нужные населению, а показатели выполнения планов, никому не нужная продукция лишь сопровождала отчетные данные - они были главными. Именно поэтому у нас вместо провозглашенной президентом диктатуры закона господствует диктатура показателей. Если в области уголовных преследований она заставляет скрывать преступления, чтобы лучше выглядеть, то в области административных нарушений диктатура показателей толкает на преувеличения: больше оштрафуешь - лучше работаешь. В 1996 г. в административном порядке было наказано 70 млн граждан, а в прошлом уже на 5 млн больше - каждый взрослый.
В 1998 г. президент РФ издал указ о разработке федерального закона о государственной системе выявления, регистрации и учета преступлений. Что это даст, пока неясно. Не исключено, что одни показатели заменят другими, к которым так же пластично приспособятся. К тому же усиление централизации милицейской службы - назначение начальников без обязательного согласования с местной властью - тоже сеет сомнения. Ибо все-таки качество милицейско-полицейской службы объективнее всего способно оценить только население городка, села, дачного поселка, городского квартала. Наверное, ушло то время, когда символом порядка был дядя Степа или Анискин - Жаров. Тогда спокойствие внушала сама фигура постового милиционера в людном месте. Еще раньше городового. Квартального, а потом участкового тоже знали. Сейчас на улицах только инспектора ГИБДД. Все остальное - вне доступности для людей. Может быть, это технический или иной прогресс?
Но вот воспоминание о походе по злачным местам Нью-Йорка. В районе полуночи страшновато. Но чуть не на каждом перекрестке - стеклянная будка, а в ней - два парня в черном с кольтами и дубинками по бокам...