В Московском областном суде подходят к концу слушания по делу членов общественной организации ПОРТОС.
Анна Филиппова. Статья. Кому мешал ПОРТОС? Русская мысль, № 4410, 23 мая 2002 г.

ПОРТОС - поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья имени героя России офицера группы "Альфа" Геннадия Сергеева
Весной прошлого года многие газеты, в том числе и "Российская газета", написали о разгроме производственной коммуны в деревне Машково. Дело было представлено как большая победа РУБОПа, которому удалось, если верить тем же газетам, ликвидировать организацию, использующую рабский труд несовершеннолетних. О том, что после арестов портосовцев и обыска, произведенного рубоповцами, бесследно исчезло имущество организации: больше десятка грузовиков, легковые машины, неплохая библиотека, компьютеры, видеоаппаратура, - никто не писал.

Разработчики теории счастья за решеткой
Основатель организации ПОРТОС Юрий Давыдов начал разрабатывать "теорию счастья" еще в начале 90-х. Будучи поклонником Пифагора, он привнес в его учение ленинские идеи, дополнив их военно-"патриотической" риторикой и пропагандой здорового образа жизни. Найдя единомышленников в Саранске и на Украине, Юрий Давыдов создал организацию, число членов которой неуклонно росло. Организация ПОРТОС зарегистрирована в министерстве юстиции как общественное объединение. Ее отделения существовали в семи городах России и Украины.
В последние годы члены ПОРТОСа занялись и предпринимательской деятельностью, образовав несколько экспериментальных хозяйств в России и на Украине, занимавшихся сельским хозяйством. Активисты этой организации участвовали в сборе подписей во время президентской кампании Михаила Горбачева, служили в городских дружинах. Несколько лет назад вице-мэр Москвы Валерий Шанцев наградил портосовцев как лучших дружинников столицы. При организации был создан Фонд помощи пенсионерам и ветеранам. Члены ПОРТОСа развозили им продукты по сниженным ценам или бесплатно.
Сегодня четверо активистов организации (Юрий Давыдов, Евгений Привалов, Татьяна Ломакина и Ирина Дергузова) - за решеткой. Обвинение, предъявленное им, не имеет ничего общего ни с их идеями, ни с предпринимательской деятельностью. Портосовцев судят за организацию вооруженного формирования или участие в нем, за организацию объединения, посягающего на личность и права граждан, за истязание несовершеннолетних, угрозу убийством и причинение тяжкого вреда здоровью.
Больше года портосовцы провели под следствием. После проведения судмедэкспертизы их дело было искусственно разделено на два. Давыдов и Привалов были признаны невменяемыми, и их судят заочно.
По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, это было сделано только для того, чтобы дело Давыдова и Привалова не моги слушать суд присяжных. Может быть, следствие боялось, что руководителям ПОРТОСа удастся убедить присяжных в абсурдности обвинений против них?
Как бы то ни было, но психолого-психиатрическая экспертиза о признании Евгения Привалова невменяемым вызывает сомнения у адвоката Андрея Муратова: "Там, в частности, речь идет о бредовых идеях реформаторства, высказываемых моим подзащитным. Я не очень понимаю, что означает этот термин".
И вправду, трудно представить, что двое невменяемых людей, страдающих шизофренией, (а Привалов вел в ПОРТОСе всю бухгалтерию), в течение нескольких лет руководили экономически успешной организацией.

Странности следствия и суда
Признание двух подсудимых невменяемыми - не единственная странность в запутанном и противоречивом деле. Адвокаты обращают внимание на то, что некоторые свидетельские показания, данные на следствии, написаны как будто бы под копирку. А показания несовершеннолетних кажутся не слишком достоверными. Так например, один из подростков показал на следствии, что в ПОРТОСе существовала цензура и он не мог написать письмо домой, на Украину. Когда же адвокаты спросили мальчишку, что такое цензура, он ответил: "Это когда ругаются матом".
В суде присяжных председательствует судья Снегирева. Узнав, что в зале присутствуют журналисты, она поспешила сообщить, что, вероятно, сделает процесс закрытым. По ее мнению, слушатели постоянно меняются, и это может грозить безопасности присяжных. Почему судья боится гласности? Не потому ли, что дело, склеенное следствием, разваливается на глазах?
Дергузову и Ломакину обвиняют в создании вооруженного формирования и создании организации, посягающей на личность и права граждан. Некоторые портосовцы носили газовое оружие, купленное по лицензии, так как часто подвергались нападениям рэкетиров и воров. Но ношение газового оружия - это не нарушение закона. Из материалов уголовного дела известно, что организацию в разное время посещали сотрудники подмосковных ОВД. Приезжали и сотрудники уголовного розыска. Судя по протоколам, составленным милиционерами, никто из обитателей автогородка ни разу не пожаловался на применение насилия по отношению к ним.
Чем был вызван столь пристальный интерес к коммунарам? По официальной версии, в РУБОП поступила оперативная информация о том, что в ПОРТОСе находятся несовершеннолетние. Приехав, рубоповцы действительно обнаружили там несколько подростков. На допросах ребята рассказали, что их наказали за то, что они пили и курили. По версии членов ПОРТОСа, нарушителям здорового образа жизни предложили на выбор: отправить домой или наказать. Они выбрали порку.

ПОРТОС "заказали"?
Трудно представить, что причиной разгрома организации послужили сомнительные педагогические методы разработчиков теории счастья. "Идеи, которые они проповедовали, вызывали раздражение у многих, - считает Георгий Возлинский, редактор журнала "Национальная безопасность и геополитика России". - В атмосфере криминального капитализма портосовцы казались белыми воронами. А занявшись предпринимательской деятельностью, они могли задеть и чьи-то интересы".
Политолог Виктор Кувалдин из "Горбачев-фонда" знает организацию ПОРТОС по работе в избирательном штабе Михаила Горбачева на президентских выборах 1996 года: "Они производили впечатление честных и порядочных людей, нисколько не фанатичных. Пытались организовать нечто вроде производственных объединений, повторяя по-своему опыт коммунаров 20-х годов. Мне кажется, это эксперимент, который надо было беречь. Кампания в прессе, организованная после ареста руководителей ПОРТОСа, произвела на меня впечатление хорошо срежиссированной акции. Насильно в организацию никого не загоняли, выйти из нее можно было так же легко, как и вступить. Те, кто соглашался с уставом: писать каждый день по несколько четверостиший, не пить, не курить и не выражаться нецензурно на территории коммуны, - становился членом ПОРТОСа. Для вступления в организацию не требовалось внести какие-то взносы или отдать имущество. Поэтому назвать ее тоталитарной сектой можно с очень большой натяжкой".
"ПОРТОС была подозрительной для власти организацией. Ее члены были патриотами, но при этом изучали эсперанто. В них не было никакого национализма, ксенофобии, - говорит Николай Гудсков, российский представитель Всемирной вненациональной ассоциации рабочих-эсперантистов. - На Российском съезде эсперантистов они в числе немногих участников подписали резолюцию против войны в Чечне. Ими, безусловно интересовались и в ФСБ, как интересуются там всеми неформалами".
"Портосовцев "заказали", даже не сомневайтесь, - ответил на мой вопрос о причине гонений сотрудник милиции, пожелавший, чтобы его имя не фигурировало в печати. - Они ведь деньги делали. Заняли чью-то территорию. Не заходили платить кому было надо".

Прокурор оказывает давление на потерпевших...
То, что следствие было вынуждено придумывать преступление, стало ясно во время суда. Первоначально четверо несовершеннолетних были признаны потерпевшими. Но на суде они изменили свои показания.
Рассказывает адвокат Андрей Муратов, защищающий Евгения Привалова: "Ребята заявили, что их наказывали правильно. По их словам, в протоколе допроса следователь преувеличил число ударов, которые им нанесли на самом деле. На суде все они заявили, что не имеют никаких претензий к подсудимым, а на следствии говорили обратное, потому что боялись, что их будут бить".
Таким образом, распадается состав преступления и по этой, самой уязвимой для подсудимых статье - истязание. Вероятно, поэтому реакция прокурора на изменение потерпевшими своих показаний не заставила себя ждать.
"После очередного допроса Хакимова, который отказался от первоначальных показаний, - рассказывает адвокат Андрей Муратов, - я спускался по лестнице. Передо мной шел Хакимов и прокурор Кривоногова. Таким образом я стал невольным свидетелем их разговора. Она высказывала подростку недовольство его показаниями. Он ей ответил: "Не прессуйте меня, ведь я сказал правду"".
Допрос подсудимых Ломакиной и Дергузовой длился два дня. Удалось ли им убедить присяжных в том, что их организация не представляла опасности для окружающих? "Мы себя считали кандидатами в настоящие люди, и были уверены, что еще недостаточно много сделали для страны, - сказала Ломакина на процессе. - Мы поставили себе цель понять, почему общество живет так плохо и как это исправить..."
- Мы ведь договаривались, без политических лозунгов. Никто здесь в вашу организацию вступать не собирается, - прервала ее судья Снегирева. Она настаивала на том, чтобы Ломакина говорила о существе обвинения, то есть об организации вооруженного формирования, об истязаниях... Но подсудимая продолжала подробно рассказывать об идеологии ПОРТОСа и о том, как жили коммунары в деревне Машково. И чем больше говорила Ломакина, тем становилось понятней, что организация, в которой она состоит, далека от той, которую придумало следствие.
Большинство присяжных, участвующих в этом процессе, по всей видимости, воспитаны на книгах и фильмах советского времени - тех самых, которые любили смотреть портосовцы в свободное от работы время, - и идеология организации не должна вызывать у них аллергию. Будут ли они, принимая решение о виновности или невиновности подсудимых, задумываться над тем, кто заказал разгром этой организации и что стало с имуществом ПОРТОСа?
Разработчики "теории всенародного счастья" не скрывали, что собираются развивать свою деятельность и постепенно выйти на федеральный уровень, вовлекая в свои ряды представителей молодежи. Может быть, кто-то испугался конкурентов на поле молодежной политики? Приходилось слышать, что преследуемая сегодня организация занимала нишу "Идущих вместе". Так считают и сами портосовцы. Один из них уверял меня, что в отличие от "Идущих" портосовцы - настоящие патриоты...