Английским инспекторам в Бутырке понравилось. Статья. Екатерина Фоменко, Коммерсант, № 96.

Вчера члены Совета визитеров Великобритании, приехавшие в Россию для осуществления общественного контроля за тюрьмами (Ъ писал об этом), которым они занимаются и на родине, посетили Бутырку. Условия содержания им показались прекрасными, хотя они так и не смогли понять, нравится ли русским так сидеть или они просто привыкли.

Бутырская тюрьма встретила английскую делегацию тепло: за тремя заборами гостей ждал начальник тюрьмы Владимир Ступин, который сразу всех предупредил о том, что войти в тюрьму гораздо проще, чем из нее выйти. Англичане юмора не поняли и потребовали немедленно проводить их туда, "где, говорят, у вас люди в нечеловеческих условиях сидят". Многочисленная охрана немедленно проводила визитеров в новый, только что отремонтированный корпус, куда на следующей неделе действительно посадят заключенных. В многоместных камерах, рассчитанных на 20 человек каждая, англичане проверили мягкость матрасов и подачу воды в душ. После этого удовлетворенные визитеры прошли в отсек, где в двухместных камерах размещены смертники, ожидающие решения Верховного суда по обжалованиям приговоров. Эти камеры тоже отремонтированы, но душа там нет, только телевизор. Беседовать с заключенными визитерам отсоветовали, и они, слегка перепугавшись, пошли смотреть медицинский блок. Оказалось, что в медблоке больных пока тоже нет, потому что строители его еще не сдали в эксплуатацию, но палаты-камеры уже оборудованы железными койками и ждут своих пациентов. А в действующую медицинскую часть со 140 больными туберкулезом англичане решили не ходить.

Затем для сравнения всю толпу отправили в старый корпус, где еще на входе иностранцам ударил в нос запах плесени и старых вещей. "Вот, наконец, и настоящий запах тюрьмы",– обрадовался член Совета Джулиан Эллис (Julian Ellis). Охрана, чтобы посетители не задохнулись, открыла в коридоре окна и предложила всем заглянуть в глазки, чтобы посмотреть на быт заключенных. Однако кроме развешенных на веревках вещей англичанам не удалось ничего разглядеть, и они попросили, чтобы им дали "пообщаться с людьми". Руководство приняло решение показать всем камеру #140, "где сидят бывшие сотрудники", то есть военные и милиционеры. Заключенные визитерам обрадовались и даже перестали смотреть по телевизору новости с Владимиром Путиным. В душной и заплесневевшей камере англичане схватились за головы и бросились расспрашивать подследственных о том, как им живется. "Жалоб нет, народу немного, так что живем хорошо",– хором ответили ожидающие приговора. Визитеры поразились ответу, но ничего не сказали. После этого член Совета визитеров Патриция Брэдбери (Patricia Bradbury) решила заглянуть в глазок соседней камеры и поинтересоваться, сколько же там сидит народу. "Много,– ответили заключенные,– целых 70 человек". "Ну, это нормально,– успокоилась госпожа Брэдбери,– это по закону". В этот момент к ней подбежал охранник, который закричал, что ни в коем случае нельзя заглядывать в глазок: "Они могут и ткнуть чем-нибудь в глаз".

В заключение экскурсии английскую делегацию повели в музей, где показали изделия заключенных умельцев: ножи и заточки из ложек, нательные кресты из хлеба. Членам Совета визитеров все это очень понравилось. "Конечно, в новых помещениях у заключенных прекрасные условия содержания,– удовлетворенно констатировал после поездки господин Эллис.– Нельзя забывать, что это все-таки тюрьма, а не санаторий. Все соответствует российскому законодательству, а камеры нельзя даже сравнить с прежними. Но я никак не могу понять, почему с ними так строги и они даже встают, когда к ним заходят. То ли с ними по-другому нельзя, то ли русские считают, что если человек сидит, то он уже не человек". На выходе из тюрьмы охрана очень любезно говорила всем: "До свидания!" На что англичане, посмеиваясь, отвечали: "Нет уж, прощайте!».