Верховный суд России отменил обвинительный приговор Тамаре Рохлиной и освободил ее из-под стражи.
Григорий Пунанов, Андрей Колесников. . Статья. Генеральное разочарование. Известия, № 101

Вчера Верховный суд России отменил обвинительный приговор Тамаре Рохлиной и освободил ее из-под стражи под подписку о невыезде. Дело об убийстве Льва Рохлина решено вернуть в Наро-Фоминский городской суд для нового рассмотрения. "Я надеюсь, что на этот раз Тамару Павловну полностью оправдают", - заявил "Известиям" после оглашения решения адвокат Рохлиной Анатолий Кучерена. А прокурор Сергей Грибинюченко не мог скрыть своего разочарования и от подробных комментариев решил воздержаться. Вчерашний вердикт сильно ударил по престижу Генеральной прокуратуры. Убийство Рохлина было единственным громким преступлением последних лет, которое считалось раскрытым.
Сначала председательствующий Василий Кочин зачитал протест на обвинительный приговор, подписанный заместителем председателя Верховного суда России Ринатом Смаковым. Смаков указывал на то, что в суде первой инстанции не были устранены противоречия между показаниями эксперта Новикова и выводами судебно-медицинской экспертизы. После убийства Новиков заявил, что в Рохлина стреляли с нескольких метров, а судебно-медицинская экспертиза установила, что выстрел производился в упор. Не установил суд и причины появления синяков на теле Тамары Рохлиной. Сама она утверждала, что ночью 2 июля 1998 года в ее дом ворвались три человека в масках. Они, по ее словам, убили мужа, сильно избили ее саму и пригрозили, что расправятся с семьей, если она не возьмет вину на себя.
- Свидетели утверждали, что в тот вечер между Тамарой Рохлиной и ее покойным мужем были прекрасные отношения, - заявил суду адвокат Анатолий Кучерена. - Отправляясь в спальню, Рохлин сказал своей жене: "Томочка, я иду спать и жду тебя". Она ответила ему: "Хорошо, Левушка, сейчас помою посуду и приду к тебе". После таких слов разве могла она застрелить мужа?
А дочь Рохлиных Елена дрожащим голосом поведала суду, что следователи предлагали ей различные варианты "сделок":
- Сначала маму уговаривали взять вину на себя и обещали признать ее невменяемой. Потом предлагали свалить все на моего брата Игоря. Все, что написано в уголовном деле, - это собрание сочинений.
Последним выступал прокурор Сергей Грибинюченко. Он назвал приговор справедливым и законным, а вину Рохлиной полностью доказанной. Но суд с ним не согласился. После двадцатиминутного совещания судья Кочин огласил свое решение: приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в Наро-Фоминский суд, а Тамару Рохлину освободить под подписку о невыезде.
- Спасибо! - закричали люди с галерки. В зале послышались аплодисменты. А адвокаты и дочь Тамары Рохлиной Елена, не скрывая радости, бросились в объятия друг другу прямо в зале суда. Пока царила радостная неразбериха, прокурор Сергей Грибинюченко быстро вышел в коридор. Он только пообещал, что решение будет обжаловано в президиуме Верховного суда, и поспешил удалиться. Кто-то из присутствовавших на процессе зевак крикнул ему в спину:
- А вам, молодой человек, должно быть стыдно!
Подробности на 2-й стр.

* * *

Дело Тамары Рохлиной будет пересмотрено
Перечень нарушений, изложенных в протесте на обвинительный приговор, впечатляет. Ни один из судов всех трех инстанций, занимавшихся делом Рохлиной (Наро-Фоминский городской суд, Мособлсуд и президиум Мособлсуда), не потрудился, например, разобраться в том, почему показания судмедэксперта, осматривавшего труп генерала наутро после убийства, и выводы судмедэкспертизы расходятся в главном - не дают четкого ответа на вопрос, был ли роковой выстрел произведен в упор. Не выяснены обстоятельства получения Рохлиной телесных повреждений. Аудиозапись с признательными показаниями вдовы получена незаконным путем и не может считаться доказательством.

Андрей КОЛЕСНИКОВ

Все это - буквально кричащие противоречия и нарушения, на которые уж совершенно точно обратил бы внимание любой студент юридического вуза, которому предстоит сдавать экзамены по уголовному процессу и криминалистике. Но у судей, работающих в судах разных инстанций, глаз замылен до такой степени, что даже на столь очевидные противоречия никто не обращает внимания.
Есть и еще одно обстоятельство: доведенная до автоматизма привычка штамповать решения нижестоящих инстанций. Понятно, например, что обжалование определения Мособлсуда в президиум того же суда было естественным действием адвоката - без этого просто нельзя двигаться дальше по инстанциям. Но вряд ли у кого-то были сомнения в том, что высшая областная судебная структура продублирует предыдущее решение.
В Верховном суде работают судьи высшей квалификации, и они не могли не обратить внимания на такие нарушения, как запись в протоколе судебного заседания одних фамилий народных заседателей, а в собственно приговоре - других. Этот казус вскрывает другое свойство плохих судей, которых реформаторы из администрации президента и собираются подвергнуть ротации: подобного рода процессуальные огрехи и "мелочи" у нас за нарушения не считают, и судьи готовы закрывать на них глаза. А в результате получается, что это одно из оснований для развала дела.
Рохлина направила жалобу в Европейский суд по правам человека с требованием компенсации в размере 5 млн долларов. Но движение этой жалобы по страсбургским инстанциям скорее всего будет приостановлено, поскольку, как теперь выясняется, еще не исчерпаны все возможности для оправдания вдовы и возмещения ей ущерба национальными судами.
Вообще говоря, судейская корпорация просто сделала подарок авторам и инициаторам судебной реформы, а также лично замглавы администрации президента Дмитрию Козаку. Неряшливое, небрежное, невнимательное, причем как будто сознательно невнимательное, рассмотрение дела Рохлиной - дополнительные козыри для изменения представлений о несменяемости судей. Некоторые особенности кадрового состава судов низших инстанций говорят в пользу того, чтобы ротация прошла как можно быстрее. Теперь авторам реформы будет легче доказывать свою правоту.

* * *

Справка "Известий"

Лидер Движения в поддержку армии генерал Лев Рохлин был убит выстрелом из пистолета в висок в ночь на 3 июля 1998 года на собственной даче в деревне Клоково Наро-Фоминского района Московской области. В этот день вся семья отмечала 14-летие сына Рохлиных - Игоря. Наутро Тамара Рохлина призналась в убийстве мужа. Супругу убитого тут же заключили под стражу. По версии обвинения, Тамара Павловна взяла наградной пистолет мужа, застрелила его спящим, вымыла оружие стиральным порошком и выбросила в траву рядом с крыльцом. Причиной убийства, по мнению Генпрокуратуры, стал уход Рохлина в политику - он не уделял семье времени. Через полгода Рохлина отказалась от признательных показаний, заявив, что ее запугали и заставили взять вину на себя. 16 ноября 2000 года Наро-Фоминский суд приговорил Тамару Рохлину к 8 годам лишения свободы. 21 декабря 2000 года Московский облсуд сократил срок до 4 лет. В марте этого года заместитель председателя Верховного суда России Ринат Смаков внес протест в президиум Мособлсуда на обвинительный приговор - протест отклонили. Тогда Смаков внес повторный протест в кассационную палату Верховного суда, который и отменил вчера приговор. Сама Рохлина недавно направила в Европейский суд по правам человека заявление с просьбой "признать незаконным нарушение ее прав на справедливое публичное разбирательство в разумные сроки беспристрастным судом" и обязать Россию выплатить компенсацию - $5 миллионов.