Сегодня под судом и следствием находятся лидеры десятка неофициозных молодежных объединений.
Максим Гликин. . Статья. Неформалов приравняли к "авторитетам". Общая газета, № 23, 7 июня 2001 г.

Еще недавно казалось, что политзаключенные и политические процессы остались в советском прошлом. Но времена стремительно меняются. Одновременно с попытками строительства нового комсомола ("Идущие вместе", "Молодежное Единство") власти дают понять, что не собираются впредь равнодушно взирать на деятельность "неформалов". Уже сегодня под судом и следствием находятся лидеры десятка неофициозных молодежных объединений. Сроки, которые им грозят, сравнимы разве с теми, что дают главарям преступных группировок.
Процессы над левыми радикалами были и при Ельцине. Но тогда им инкриминировали нетяжкие преступления: вандализм, призывы к свержению власти. Суды обычно заканчивались амнистией или условными сроками. Леваки и анархисты, как правило, не отрицали того, что вменялось им в вину, и приговоры воспринимались как вполне адекватные. Но в последний год ситуация резко изменилась.

Дело истязателей

С начала перестройки тихо и мирно существовала молодежная общественная организация "П.О.Р.Т.О.С" - Поэтизированное Объединение Разработки Теории Общенародного Счастья (другое название - "Братство Кандидатов в Настоящие Люди"). Филиалы организации были официально зарегистрированы в разных городах России и Украины. При несколько необычной, романтизированной идеологии (чем-то напоминающей французский утопический социализм) портосовцы вели жизнь рядовых общественников. Издавали газету "Теория счастья на защите общества", помогали инвалидам и ветеранам (дружили с "настоящим человеком" Маресьевым), участвовали в избирательных кампаниях симпатичных им политиков - в 1996 году, например, работали в штабе Михаила Горбачева. Служили в народных дружинах и в числе прочих удостоились приза от вице-мэра Москвы Валерия Шанцева как лучшие дружинники столицы. На жизнь портосовцы зарабатывали в сельскохозяйственных коммунах. Одно из таких хозяйств с начала прошлого года создавалось в подмосковном поселке Машково. Молодежь из разных городов России и ближнего зарубежья приезжала туда как в своеобразный лагерь труда и отдыха. Помимо работы ребята играли в ансамбле, бегали кроссы, занимались в компьютерных классах, учились писать стихи, осваивали эсперанто.
В конце лета этим странным "кибуцем" заинтересовались спецслужбы. На ферму зачастили сотрудники ФСБ и милиции, но ничего противозаконного не находили. Видимо, с того момента в ряды портосовцев был внедрен информатор. Правоохранители явно искали повод для силовой акции. Такой случай представился в декабре. Руководители коммуны наказали двоих шестнадцатилетних воспитанников за распитие водки и курение, что по уставу организации считается "тяжким грехом". Нарушителям предложили уехать с фермы или выбрать себе наказание. Они выбрали - порку. На следующий день на базу ворвались 30 рубоповцев и по подозрению в "истязаниях малолетних" задержали всех, кто попался под руку, в общей сложности около сорока человек. Под видом обыска учинили настоящий разгром хозяйства. Впоследствии и другие фермы портосовцев были разорены, разграблены, сожжены.
С декабря четверо портосовцев, в том числе две девушки, находятся за решеткой, еще десяток активистов объявлены в розыск. Если судить по статьям УК, которые им инкриминируют ("создание незаконного вооруженного формирования", "похищение людей"), и по срокам, которые им грозят (до 20 лет), можно подумать, что речь идет о настоящей банде рэкетиров. Лидеру организации Юрию Давыдову в "пресс-хате" сломали три ребра. Таня Ломакина после допросов была в таком состоянии, что к ней вызывали "скорую". Адвокату она рассказала, что на ее голову надевали каску и били по ней дубинкой. Их товарищи скрываются на конспиративных квартирах. Корреспондент "ОГ" побывал в Мособлпрокуратуре, но из двухчасовой беседы со следователем Ростиславом Березкиным так и не понял, почему этих юношей и девушек собираются судить как матерых бандитов.

Дело боевиков

Более широкую огласку получил арест писателя Эдуарда Лимонова и его соратников по национал-большевистской партии. Официальная версия выглядит следующим образом. Лимонов и его товарищ Аксенов неожиданно надумали создавать "национал-большевистскую армию". С целью экипировать эти бандформирования член саратовского отделения партии Олег Лалетин 11 марта купил два б/у автомата и несколько патронов. Доблестные сотрудники саратовских спецслужб задержали нацбольшевика на месте преступления. Невзирая на этот арест, упорные Лимонов и Аксенов послали в Саратов за автоматами еще одну группу бойцов - Карягина, Пентилюка и Силину. 24 марта они купили еще четыре подержанных автомата. Но и эти стволы не удалось переправить в арсенал гипотетической армии: сию группу нацболов тоже взяли с поличным.
Кажется, сотрудники правопорядка так долго отрабатывали эту версию, что и сами поверили в то, что Эдичка превратился в полевого командира. Во всяком случае, брать Лимонова на алтайскую таежную заимку (кроме писателя, там находилось еще семь человек) прибыла целая рота спецназовцев ФСБ - по разным оценкам, от 60 до 100 бойцов в бронежилетах и при полной боевой выкладке.
Ни один лимоновец оружия при себе не имел, обыски на месте тоже ничего не дали. Тем не менее Лимонов и Аксенов сидят в лефортовском изоляторе и обвиняются по статье о незаконном приобретении оружия по сговору организованной группой. Главные козыри ФСБ - арестованные с поличным Лалетин и Карягин, точнее, их адвокаты. Защитников эти два паренька выбрали по совету чекистов. Адвокаты, в свою очередь, порекомендовали клиентам активно сотрудничать со следствием и уличать Лимонова в далеко идущих преступных замыслах. Лалетину и Карягину это вроде бы невыгодно: за групповое преступление карают гораздо строже. Однако... "Это гражданская позиция моего подзащитного, и я ее целиком поддерживаю", - заявил корреспонденту "ОГ" Шамиль Арифулов, работающий (так и хочется сказать - служащий) в лефортовской юридической консультации, расположенной аккурат возле изолятора ФСБ.
Показательно, что продавцы оружия до сих пор не найдены и не арестованы. Адвокат Лимонова Сергей Беляк предполагает, что это были провокаторы ФСБ, которые и склонили идейно неустойчивых нацболов к покупке стволов. О том, что такая практика давно существует, свидетельствует история еще одной молодежной организации, атакованной спецслужбами, языческого общества "Нави".

Дело язычников

Это был московский философско-религиозный клуб, члены которого изучали литературу о праславянских культах и пытались имитировать обряды, якобы существовавшие у наших предков. Как утверждает руководитель общества 25-летний Руслан Воронцов, в лучшие годы клуб посещали до 300 молодых людей.
Компетентные органы с некоторых пор стали активно интересоваться этой организацией, в штаб-квартире регулярно проводились обыски, членов клуба, включая самого Воронцова, приглашали на Лубянку и предлагали сотрудничать. Склоняли на покупку оружия - причем обещали одновременно предоставить и стволы, и деньги на их приобретение. В случае отказа грозили, что у ребят будут большие неприятности. Но те на уговоры не поддались.
В начале 2000-го общество распалось само собой. Однако контрразведчикам, видимо, очень хотелось реализовать накопленный материал. Руслана Воронцова арестовали 27 июля. Заехали с ним на Лубянку, показали арестанта какому-то чину в штатском, а потом повезли в Казань. Воронцову было предъявлено обвинение в ритуальном (сатанинском) изнасиловании жительницы татарской столицы. "Чистосердечное признание" выбивали 10 дней - пытали током, душили с помощью противогаза. Но парень продержался. Руслан знал, что у него железное алиби: 6 января, в день, когда по версии следствия произошел "сатанинский акт", лидер общества "Нави" находился в Москве и участвовал в рождественских мероприятиях. Его видели как минимум двадцать человек.
Впрочем, и алиби не помогло бы, если бы за вызволение Руслана не взялась его подруга Алина Витухновская, уже имеющая большой опыт борьбы с репрессивным аппаратом. К освещению этого инцидента она привлекла центральные СМИ, репортаж о злоключениях Воронцова прозвучал на радио "Cвобода". Через два месяца Руслана отпустили, и вскоре дело против него было прекращено. Тем не менее бывших членов "Нави" продолжают вызывать на допросы, а самого Воронцова недавно снова задержали и, жестоко избив в отделении милиции, выкинули на улицу. Видимо, такие меры воспитания считаются профилактикой.

Следствие ведет ФСБ

По подсчетам руководителя правозащитного фонда "Гласность" Сергея Григорьянца, в производстве находится уже более десяти уголовных дел против молодежных организаций и их лидеров. Например, против "Российского движения за независимость Чечни" - членов организации пока только допрашивают и обыскивают; против "Новой революционной альтернативы" - по обвинению во взрывах в приемной ФСБ в СИЗО уже год сидят четыре девушки, одна из них - с грудным ребенком на руках; против бывшего активиста "Реввоенсовета" Андрея Соколова, получившего условный срок за взрыв кладбищенской плиты, а в прошлом году арестованного по статье о незаконном ношении оружия и приговоренного к 6 годам лишения свободы (дело находится на апелляции).
У этих дел много общего. В расследовании их прямо или косвенно участвует ФСБ, причем сотрудники центрального аппарата. Хотя обвиняют молодежь не в шпионаже и диверсиях, а в чистой уголовщине. При этом по каждому эпизоду работают большие следственные бригады - как будто речь идет о солидных преступных группировках. Вообще, силы брошены значительные. Руслан Воронцов, который уже много раз побывал на Лубянке, обратил внимание на то, что с ним всегда беседовали разные сотрудники. Его персоной занималась в общей сложности дюжина офицеров.
Все эти дела роднит показательный характер процессов. Важно не обезвредить злоумышленников (беглых портосовцев, как выяснил корреспондент "ОГ", никто не ищет), а продемонстрировать силу и решительность спецслужб. Видимо поэтому аресты неформалов всякий раз сопровождаются большой кампанией в СМИ. Журналисты, с которыми сыщики по-дружески делятся "сенсационными подробностями", на эпитеты не скупятся. Вот, например, заголовки статей, освещавших дело портосовцев: "Секта мордовских рабов разоблачена в Москве", "Педагогическая поэма за колючей проволокой", "Концлагерь под крышей "Альфы". Еще хлеще наши коллеги пропечатали Руслана Воронцова: "Сатана объявился в Казани", "Прокуратура нашла сатаниста", "Черт не шутит".
У этих процессов, по большому счету, две цели, - говорит Сергей Григорьянц. - С одной стороны, надо как-то оправдывать растущий как на дрожжах аппарат спецслужб. С другой, требуется по-новому воспитывать молодежь. По крайней мере, ее активную часть. Надо приучать ее к мысли, что альтернативы "Идущим вместе" уже нет, что примыкание к "маргинальным" организациям не только бесперспективно, но и опасно. Молодым людям доходчиво объясняют, что их деятельность мешает новообразующейся политической системе, не вписывается в русло обновленной имперской доктрины.
Недавно один из лидеров "Идущих вместе" заявил корреспонденту "ОГ", что в организацию не принимают "пьющих, наркотизированных и непонятных".
Теперь ясно, кто эти "непонятные". И кто будет их перевоспитывать.