Вопрос. Вы смогли бы руководить тюрьмой?
Статья. Коммерсант, № 180, 3 октября 2001 года.

После нового побега заключенных многих сотрудников Бутырской тюрьмы ожидает увольнение. Среди возможных вакансий место начальника Бутырок, который подал рапорт об отставке.
Геннадий Райков, лидер парламентской фракции "Народный депутат":
- Это очень сложное дело, но я бы справился. Завод, на котором я был главным инженером, а потом и директором, на протяжении 12 лет имел производство в колонии. Там работало более двух тысяч человек, и за все годы никто у нас не убежал. Потому что соблюдалась дисциплина и все инструкции, и зарплата была нормальная.
Валерия Новодворская, лидер "Демократического союза":
- Я - никогда, профессия правозащитника открывать двери тюрем и выпускать, а не сажать и закрывать. А вот президент Владимир Владимирович Путин на такую должность вполне бы подошел и отлично справился. А мы бы подыскали на его место человека с не столь богатым полицейским опытом.
Владимир Спицин, директор Московского зоопарка:
- Несмотря на наличие клеток, зоопарк все же не тюрьма, но если бы пришлось, то, думаю, я справился бы. Я с 18 лет в зоопарке, начинал простым служащим. Научился неплохо управлять и людьми, и животными. А система безопасности для особо опасных у нас очень надежная. Если кто от нас и убегал, то очень быстро возвращался: вне клетки и корма нет, и город сильно пугает.
Альфред Кох, гендиректор компании "Газпром-медиа":
- Ни за какие деньги я бы не согласился на эту должность. Ведь в тюрьме в отличие от зоны сидят еще не осужденные люди. Причем в скотских условиях, а среди них есть и невиновные. Поэтому пусть следственными изоляторами руководят те, у кого нервы покрепче. Хотя, если бы в нашей стране появились частные тюрьмы, я рассмотрел бы такое предложение как доходный бизнес.
Валерий Абрамкин, директор Центра содействия реформе уголовного правосудия, в 1979-1985 годах политзаключенный:
- В нынешних условиях- не смог бы. В Бутырке я провел весь 1980 год в камере коридора смертников, и даже представить тогда было нельзя, что кто-то сбежит. А сейчас кем руководить? Тюремщиков не осталось, новички и пенсионеры. Среднего звена офицеров тоже нет. Нехватка персонала - официально 20%, а поскольку заключенных в несколько раз больше, чем рассчитано, то и все 50%. И мне по-человечески тюремщиков жаль. При таких условиях они, как ни странно, изменились в лучшую сторону, а в туберкулезных зонах вообще одни подвижники работают. А с начальником Бутырки я знаком, он хороший человек, и думаю, только рад, что ушел в отставку
Ефим Шифрин, артист:
- Ну уж нет. Даже то, что показывают про тюрьмы по ТВ, меня приводит в ужас. С такими тюрьмами смертную казнь можно смело отменять, так они тождественны. Побеги - это симптом величайшего неблагополучия. И у меня есть подозрение, что наказываемые и наказуемые совершенно срослись.
Анатолий Приставкин, председатель комиссии по помилованию при президенте России:
- Нет, я по натуре не начальник и не лидер. К тому же из писем, заключенных знаю, что за деньги там все продается и все покупается. Надо систему менять, а не начальников. Тем более что многие из них давно уже не гулаговские типажи, а молодые офицеры. Но они зависят от больших начальников.
Сергей Михайлов, предприниматель:
- На эту должность я не гожусь по определению. Здесь должен работать профессионал, то есть человек, который имеет специальное образование, навыки, опыт и природное чутье.
Анатолий Поршнев, ректор Государственного университета управления имени Серго Орджоникидзе
- Законы управления я, конечно, знаю, но руководить академией и тюрьмой не одно и то же. Для этой должности необходим человек с соответствующей юридической и военной подготовкой. В иностранных академиях существуют отделения по подготовке менеджеров тюрем, а у нас нет. Но коль скоро тюрьмы передали в Минюст, то этот вопрос должен решаться.
Алексей Симонов, гендиректор завода "Топаз":
- Если знаешь основы менеджмента, то руководить можно чем угодно. Хотя лично я Бутыркой управлять не смог бы, тут надо быть человеком из системы МВД или Минюста, надо пройти ступени этой системы. А у меня нет подобного опыта.
Ольга Вдовиченко, председатель государственного внешнеторгового объединения "Машиноимпорт":
- Во-первых, на эту работу я бы ни за что не согласилась. А во-вторых, скорее всего, я бы не справилась. Возможно, я человек и жесткий, но не настолько, чтобы тюрьмой управлять. При том, что начальник тюрьмы руководит не заключенными, а коллективом других людей, он все-таки должен быть скорее военным, чем штатским. Да и ментальность там совсем другая. А с финансовой точки зрения руководить тюрьмой не сложнее, чем любой другой бюджетной организацией.
Дмитрий Якубовский, адвокат:
- Я бы смог, но вряд ли захотел бы. И я бы не стал увольнять начальника Бутырской тюрьмы, это все равно, что уволить врача за то, что тяжело больные умирают.
Андрей Макагон, вице-президент банка "Держава":
- Смог бы, но недолго - при нынешней системе финансирования тюрем я скоро бы сам сбежал. Но если бы у нас ввели конкурсную систему финансирования учреждений ГУИН, как на Западе, то я был бы готов поработать. Можно даже тогда задуматься о создании предприятия "Тюрьма и К".