Первая концепция информационной политики судебной системы будет представлена Совету судей при президенте России.
Анастасия Корня. Статья. Судьи выходят на связь. Время МН, № 178.

Основная задача, которую ставили перед собой создатели концепции - как пояснила корреспонденту газеты "Время МН" председатель комиссии Совета судей по взаимодействию с общественными органами и СМИ, председатель арбитражного суда Московского округа Людмила Майкова, - дать представителям "третьей власти" возможность быть услышанными обществом.
В судейском сообществе не скрывают, что с особенной остротой ощутили дефицит каналов связи с общественностью в тот момент, когда развернулась борьба вокруг судебной реформы. А точнее - тех ее положений, которые связаны с ограничением независимости судей: введением дисциплинарной ответственности, упрощением процедуры привлечения к уголовной, ограничением срока службы и так далее.
- Меня беспокоит, что в процессе обсуждения реформы мы слышим позицию исполнительной власти. Мы слышим позицию судей. Но само общество безмолвствует, - констатирует Людмила Майкова.
Отстаивая независимость третьей ветви власти от двух первых и апеллируя при этом прежде всего к общественности, судьи внезапно столкнулись с не слишком приятной для себя реальностью: они обнаружили себя в информационной изоляции. В обществе сложилось не слишком лестное представление о судебной системе в целом и о судьях в частности, в СМИ преобладает в основном "негатив". Попытавшись цивилизованным образом пролоббировать через те же СМИ свои интересы, представители Фемиды обнаружили, что, увы, не являются "ньюсмейкерами": в отличие от представителей, скажем, исполнительной власти, они могут рассчитывать на выступление в наиболее влиятельных СМИ разве что на правах рекламы.
Судейское сообщество оказалось, наверное, единственным элементом российской государственной системы, где до последнего времени практически игнорировали главный имиджеобразующий механизм - ведомственный пиар. Оберегая секреты "профессиональной кухни" и технологию принятия решений, судьи предпочитали держаться подальше от прессы. Теперь им приходится в некотором роде изобретать велосипед, ведь в течение последних десяти лет ведомственные пресс-службы и СМИ успели до мелочей отработать механизм обеспечения взаимных интересов и теперь понимают друг друга не только с полуслова - с полунамека. Такие элементы, как создание структурных подразделений по связям с общественностью на федеральном и региональном уровнях, а также собственных информационных ресурсов, мониторинг СМИ, анализ динамики общественного мнения, аккредитация представителей СМИ и подготовка аналитических и справочных материалов - это тот "джентльменский набор", которым уже давно обладает практически каждое ведомство.
Остается только посочувствовать судьям, которым придется начинать все практически с нуля - например, утверждать типовые правила аккредитации представителей СМИ. Впрочем, тут скорее приходится говорить о необходимости создания единой системы регулирования информационной работы судебных органов - своими пресс-службами более или менее давно уже представлены Конституционный, Верховный, Высший арбитражный суды, Судебный департамент и некоторые арбитражные и областные суды общей юрисдикции. Но из проекта концепции не совсем ясно - кто конкретно будет координировать общую информационную политику (между различными подразделениями судебной власти пока нет общего мнения по этому поводу, хотя наиболее часто называют Судебный департамент при Верховном суде - структуру, на которую возложено организационное и материальное обеспечение деятельности судов). И уже совсем неясно - за счет каких средств станет возможным проведение такой политики.
Предложения по финансированию создания этой системы в рамках федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России", внесенной Высшим арбитражным судом, остались без рассмотрения.
Недавно концепция судебной реформы была представлена на суд предполагаемых пользователей - в Доме журналистов прошел "круглый стол" "Суды и пресса: от конфликтов к взаимодействию". И тут обнаружилась одна любопытная деталь: оказывается, представления о том, как следует освещать работу судов, во многом противоположны. Если журналисты убеждены, что принцип открытости судебного заседания дает им все карты в руки, то судьи склонны настаивать на особом режиме защиты информации - концепция предусматривает даже разработку "правил многоуровневого доступа к информации, находящейся в обороте судебной системы". У судей есть претензии к правовой грамотности тех, кто освещает работу судов, а журналисты никак не могут понять, почему нельзя получить мотивированное решение в письменном виде сразу по окончании процесса.
Одним словом, между простой декларацией информационной открытости судебной системы и реальной открытостью остается немало препятствий. Однако, как показывает практика, главное в таком непростом деле, как связь с общественностью, - это готовность выйти на связь.