По официальным данным Минюста России, наполняемость следственных изоляторов превышает сто семьдесят процентов. С декабря прошлого года в Минюсте создано специ­альное управление по контро­лю за соблюдением законно­сти и прав человека в деятель­ности уголовно-исполнительной системы.
Андрей Шаров. Статья. Посадили. А сидеть - негде… Российская газета, № 63.

ЗНАКОМЫЙ коммерсант уго­дил на месяц в сизо. Сидел в одиночной камере, где кроме него находились еще трое бедо­лаг. Спали по очереди. До суда дело так и не дошло - выпусти­ли, зато за время "отсидки" по­худел килограммов на десять. Знакомый по этому поводу шу­тил: "Туда бы любителей "гербалайфа" и "тайских табле­ток". Деньги тратить не надо, и, что самое главное, результат стопроцентный".
По официальным данным Минюста России, наполняемость следственных изолято­ров превышает сто семьдесят процентов. И это средний показатель. В регионах с повы­шенным криминальным фо­ном ситуация как при поступ­лении в приличный вуз - по нескольку кандидатов на койко-место. Не случайно с пере­ходом системы исполнения наказаний под юрисдикцию ведомства Юрия Чайки Минюст превратился в мишень для критических стрел право­защитных организаций. Проб­лему начали решать радикаль­но. С декабря прошлого года в министерстве создано специ­альное управление по контро­лю за соблюдением законно­сти и прав человека в деятель­ности уголовно-исполнительной системы.
- Следственные изоляторы наше управление, естественно, не строит, - рассказал руково­дитель нового подразделения Сергей Тараканов. - Мы изу­чаем проблему и предлагаем алгоритм ее решения.
В частности, при непосред­ственном участии Минюста разработана программа строи­тельства новых следственных изоляторов. До 2006 года коли­чество "посадочных" мест должно увеличиться на 46 ты­сяч. Уже в нынешнем году на эти цели планируется выде­лить 150 миллионов рублей. Но это лишь один из путей ре­шения проблемы, существуют и другие, менее затратные и достаточно эффективные.
Ежегодно по различным ос­нованиям из сизо освобожда­ются около 70 тысяч чело­век - практически каждый третий заключенный под стра­жу. Возникает вполне законо­мерный вопрос: раз выпусти­ли, следовательно, за редким исключением, можно было не сажать.
- Мы предложили внести изменение в новый Уголовно-процессуальный кодекс, - прокомментировал ситуацию Тараканов. - Сократить сроки содержания под стражей до су­да, а в ситуациях, когда нака­зание за совершенное преступ­ление не превышает двух лет заключения, вообще не приме­нять к подследственным такую меру пресечения.
Помимо решения стратеги­ческих задач управление зани­мается и рутинными проверка­ми тревожных сигналов, по­ступающих от осужденных из мест заключения. Сейчас, к примеру, на контроле находит­ся ситуация, сложившаяся в одной из сибирских колоний, где осужденные жалуются на администрацию, превратив­шую, по их мнению, перепол­ненное помещение камерного типа в инструмент психологи­ческого давления.
Любопытно, что положи­тельный опыт России в защите прав заключенных был реко­мендован Советом Европы для использования в странах ЕС. Как выяснилось, подобной структуры нет ни в одном из государств Старого Света.