Визит депутатов Госдумы в колонию для несовершеннолетних.
Аделаида Сигида. Статья. "Поколение свободы" присмотрелось к зоне. Коммерсант, № 226/П.

Визит депутатов Госдумы в колонию для несовершеннолетних прошел в теплой, дружественной атмосфере
В минувшую субботу депутаты Госдумы, журналисты и рок-исполнители отправились в Икшинскую воспитательную колонию, чтобы поздравить малолеток с началом новой амнистии. В свидании с ними приняла участие корреспондент Ъ АДЕЛАИДА СИГИДА.
В прошлом году по амнистии выпустили примерно 200 тысяч, в этом хотели столько же, однако май неожиданно прошел без амнистии. В конце года решили кого-нибудь все-таки амнистировать. Было разработано три проекта. Проект Владимира Жириновского предусматривал амнистию самую общую, похожую на прошлогоднюю. Соратник господина Жириновского Алексей Митрофанов придумал амнистию, согласно которой все лица, совершившие любое преступление с 27 марта по 1 апреля прошлого года, подлежат немедленному освобождению - якобы в связи с избранием тогда же президента РФ. А на самом деле, как считают многие, потому что именно в это время совершил преступление полковник Буданов. Третий законопроект был предложен депутатом Александром Баранниковым и принят Госдумой 30 ноября почти единогласно: он предусматривает амнистию только в отношении женщин и несовершеннолетних, и их охватить амнистией планируется целиком. Из 359 воспитанников Икшинской колонии под амнистию подпадают все, кроме десяти человек,- четверо из них уже были амнистированы в прошлом году и успели заново сесть, а шестерых и так на днях освободят. Однако колония опустеет только наполовину - 184 человека будут отпущены на свободу, а остальным только уменьшат сроки. Ехать в колонию с этой радостной вестью решили депутаты Андрей Вульф, Владимир Коптев-Дворников и сам автор законопроекта Александр Баранников. Все трое перешли весной этого года из фракции "Единство" в СПС, спасаясь, согласно их объяснениям, от тирании. Такое стремление к свободе вполне понятно - эти депутаты возглавляют движение "Поколение свободы". И в колонию они решили ехать, чтобы "подарить заключенным свободу", 50 видеокассет и 32 кг конфет "Коркунов". "По пять конфет на каждого заключенного, а каждая конфетка стоит доллар",- объяснили помощники депутатов журналистам.
Депутат Вульф в субботу утром не явился. Депутат Баранников объяснил всем, что господин Вульф накануне очень устал. Над чем трудился автор известной в прошлом передачи "В постели с...", осталось неизвестным.
Уже через час колония приветливо распахнула двери перед депутатами и сопровождавшими их лицами. На внутренней территории никого не оказалось, кроме начальника колонии. Он повел гостей в совершенно пустой цех, где продемонстрировал образцы продукции, созданной умелыми руками заключенных,- красивый зелененький гроб, венок и семейные трусы. Осмотрев образцы, гости пошли в корпуса, где тоже никого не было, сияло только свежее постельное белье. При выходе на пятнадцатиградусный мороз воспитанники все же обнаружились на улице: они выглядывали из-за угла здания.
Но в конце концов малолетки встретились с депутатами-освободителями лицом к лицу в клубе колонии. Здесь депутаты сообщили, что они-то привезли группу Total, но вот группа Total почему-то не привезла музыкальных инструментов и петь не сможет, зато покажет свой клип. Бритоголовая девочка с татуировкой на затылке рассказала бритоголовым парням, что она и ее группа Total очень популярны. Воспитанники колонии, в отличие от бритой профессионалки, спели - ведь у них были инструменты: старый баян и гитара. "Выходу амнистии посвящается!" - объявила воспитательница. На сцену вышел хор - все в одинаковых белых рубашках и только один в черной. Мерно раскачиваясь из стороны в сторону, хор затянул: "Ка-а-ак здорово, что-о-о все мы здесь сего-о-дня собрались!" Зал захохотал. Молодые люди, равнодушно продолжая раскачиваться, перешли к песне собственного производства: "Как-то нам приснился сон - водки бочка, кильки таз, об амнистии указ!" Довольные депутаты одобрительно аплодировали.
Потом всех вывели на мороз, чтобы депутаты пообщались с воспитанниками, "зарекомендовавшими себя положительно". Корреспондент Ъ попыталась было повидать и отрицательных, но встретила решительный отпор помощников депутатов: "Для вашей статьи это, может, и хорошо, а если какой-нибудь хулиган нашим депутатам в глаз даст - что же в этом хорошего?" С риском для глаза корреспондент Ъ все же проникла в окрестности туалета и там узнала, что молодой человек в черной рубашке, который пел в хоре, надел эту самую рубашку в знак протеста - в колонии над ним издеваются и насилуют.
Однако положительные воспитанники на морозе эту информацию подтвердить отказались, заявив, что никто ни над кем не издевается: "Вслед за изменениями в стране к нам проникли демократические веяния, сотрудники и заключенные начали осознавать, что ситуация здесь, как и в стране, в корне изменилась". Но, как выяснилось, демократические веяния коснулись колонии только с 2000 года: по словам сотрудников колонии, "никаких опущенных и обиженных в колонии не водится" с мая прошлого года. Депутаты потребовали продолжения встречи. Им привели еще один отряд. Юные преступники называли свою статью и спрашивали, коснется ли их амнистия. Депутаты с удовольствием сообщали, что коснется. Два подростка с огромными синяками и с разбитыми губами сообщили, что один случайно упал с кровати, а другой ударился о дверь.
Перед отъездом я спросила одного из офицеров про молодого человека в черной рубашке. "Такого не может быть!" - удивился офицер. "Неужели действительно нет обиженных?" - удивилась и корреспондент Ъ. "Опущенные-то есть, но чтобы кто-то здесь обнаглел настолько, чтобы выражать тут нам протест, мы такого не допустим!" - честно объяснил офицер.
А "Поколение свободы" уже садилось в машины и уезжало, удовлетворенное.