В Талдоме он майор милиции из службы по борьбе с организованной преступностью избивал беззащитного человека до инвалидности. Заведено дело, предъявлено обвинение по статье 111, часть 3, пункт "А (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору - от 5 до 12 лет лишения свободы).
Владимир Попов. Статья. Внутренние органы отбивают. Не правда ли? Московский комсомолец, № 276

...Первым ударил рубоповец майор милиции Валерий Сергеевич Левшин.
.- Получай, сука!
.Альберт Ероносян - невысокого роста, далеко не атлетического сложения - от удара в солнечное сплетение сложился перочинным ножиком и начал медленно оседать.
.- А ну, дай-кось я! - включился в "работу" начальник отделения паспортно-визовой службы Талдомского ОВД подполковник милиции Алексей Староверов. На побелевшее лицо избиваемого брызнуло алое.
.- За что... - прохрипел лежащий на полу человек.
.- Заткни пасть! Было бы за что - убили бы на хрен!
.И снова град ударов. Руками, ногами. Мат. Крики женщины. Истерика ребенка. Брызги слюны и крови. Слюны офицеров милиции и крови теряющего сознание Ероносяна.
.Через полчаса милиционеры просто устали избивать лежащее на полу тело. Засобирались на выход, пригрозили:
.- Смотри, тварь! Мы к тебе теперь часто приходить будем. Зачем? Сам знаешь.
.После чего - россыпь неровных шагов на черной лестнице. Через полчаса - недоуменные охи дежурных врачей. Еще через день - операция по удалению отбитой ероносяновской селезенки. А через неделю - жителей Талдома как гром среди ясного неба поразила новость: их милиция, которая их бережет, чуть не убила человека... Против них возбуждено уголовное дело... Истязатели в бегах... Талдом - обычный уездный городок, каких десятки в Подмосковье. В меру аккуратный, чистенький, с затейливыми деревянными домами и нарядным зданием здешней администрации. Имеются здесь удивительной красоты пряничная церковка и традиционный Ильич, повернувшийся к администрации задом.
.Примечателен Талдом еще и тем, что здесь активно шевелится кой-какая промышленность: пара-тройка крупных фабрик да десяток-другой мелких, но энергичных производств. Средняя талдомская зарплата - пять-семь тысяч рублей, что даже по столичным меркам не так уж плохо. Видимо, вследствие этого здешнее 15-тысячное население отличают известная живость и добродушие. Талдомцы с удовольствием рассказывают про свой город, его историю, древние обычаи и нравы. И только один вопрос повергает их в уныние и тоску.
.- А правда, что ваши милиционеры людей бьют почем зря и до полусмерти?
.Вместо ответа горожане начинают кряхтеть, озираться по сторонам и неожиданно вспоминать про не выключенный на кухне утюг.
...Поздним вечером 24 октября в квартиру Татьяны Бычковой постучали. Точнее - обрушили на нее град ударов.
.- Открывай, сука черножопая! Милиция!
."Открывай" - это ей, Бычковой. Последующий эпитет - ее гражданскому мужу Альберту Ероносяну. В доме уже готовились ко сну. Прибрались на кухне, уложили спать ребенка - десятилетнюю Анечку. А тут - такое. Альберт кинулся было открывать, но в этом уже не было нужды. Хлипкая дверь с ненадежным замком не выдержала мощных ударов милицейских кулаков и слетела с петель. В узкой прихожей сразу стало тесно и смрадно от пьяных фигур. На стенах, словно черти, плясали тени пришельцев.
.- Ну что, допрыгался, гаденыш?
.Это старший группы майор Левшин начал свою "перевоспитательную" работу. Он - оперативный уполномоченный местной службы по борьбе с организованной преступностью - с трудом держался на ногах, покрасневшие от выпитого глаза остекленели. Татьяна Бычкова, стыдливо прикрывая открытую шею, попыталась было подняться с кровати, чтобы хоть халат накинуть, но майор ухмыльнулся глумливо и сально:
.- Лежать!
.Кем он ощущал себя в это время? Лагерным капо из эсэсовского Дахау? Шерханом? Чикатило каким-нибудь? Неизвестно. Достоверно известно лишь то, что вместе со своими подельниками подполковником Староверовым и капитаном Кошелевым он строго-настрого приказал женщине с ребенком ни в коем случае не выходить из комнаты, а Альберта Ероносяна буквально швырнул на кухню. Дальше вы знаете - первым ударил майор Левшин, полчаса избиения беззащитного человека обернулись сложной операцией, грядущей инвалидностью и предстоящим громким уголовным делом. Громким, но вот неожиданным ли? Давайте попытаемся разобраться.
.Кто вообще такой Ероносян и почему само его существование не давало покоя талдомским служителям Фемиды и справедливости?
.Ероносян - уроженец армянского села Дезорагес. Как и было положено в те славные времена прошлого века, отучился он в средней школе да послужил два года на другом конце земли, на Камчатке, во внутренних войсках. Отдал Советской Родине сыновний долг, а с долгом-то вышел незачет - развалилась Советская Родина на пятнадцать свободных ломтей. Ломоть по имени Республика Армения таким, как Ероносян, ничем помочь не мог - живи как знаешь. Помыкался парень да и подался на российские просторы, кусок хлеба зарабатывать. Зелень-мелень всем кушать хочется, да и шашлык-машлык тоже штука хорошая. Осел в Талдоме. Занимался тем, что вместе с бригадой строителей возводил, чинил, правил в округе дачные домики, бани и прочие сельскохозяйственные строения. В Талдоме же три года назад познакомился с уроженкой здешних мест Татьяной Бычковой. Со временем перебрался к ней, стали вместе квартиру снимать.
.У Татьяны до этого тоже жизнь не очень-то весело складывалась. Школу закончила, пошла работать на соседний запрудненский завод монтажницей. Замуж вышла не то чтобы удачно - любил благоверный опрокинуть стаканчик, да со скандальчиком, да с матерком. А тут ребятенок подрастает. К чему эти "концерты"? Расстались. А в Талдоме Татьяна Бычкова устроилась раскройщицей на обувную фабрику, стала неплохо зарабатывать. Одним словом, встреча с Альбертом подарила молодой женщине надежду. На новую семью, на счастливое по возможности и средствам будущее. И конечно, ни Альберт, ни Татьяна и в страшном сне предположить не могли, что житейские их стежки пересекутся с кривой дорожкой Левшина. Но они пересеклись.
.Надо заметить, Валерий Левшин - фигура в Талдоме известная. Напомним, что в городе он представляет службу по борьбе с организованной преступностью. Особых подвигов по ликвидации бандитских незаконных формирований за ним не числится, а вот о пьяных "подвигах" и безобразиях майора здешние жители рассказывают с ужасом в глазах. Самое безобидное и пустяковое дело - это когда, надравшись водки в местном баре, Левшин выискивает неприятное лицо, затем выхватывает табельный пистолет и наставляет в лоб.
.- Кто такой! Почему не знаю? Что здесь делаешь?
.Случались дела и похлеще. Рассказывает Виктор С.
.- Я проходил мимо бара "Чистые пруды". Оттуда вышла моя знакомая и попросила меня проводить ее до дома. Еще когда мы шли по тротуару, я обратил внимание на то, что за нами медленно едет машина. Когда я проводил ее, машина резко притормозила рядом со мной. Дверь распахнулась. В салоне сидел Левшин.
.- Э! Ты кто такой! Ты чего чужих женщин уводишь?
.В руке у него был пистолет. Я сказал, что не понимаю, о чем он говорит. И тогда Левшин выстрелил мне в ноги. По-моему, он целил мне в пах, но был так пьян, что промахнулся.
.После такого "собеседования" Виктор еще два часа не мог прийти в себя. Друзья убеждали его обратиться в милицию, но он отказался.
.- Правды там не найдешь. Замордуют. Еще и виноватым окажешься.
.Рассказывали талдомцы мне и о других случаях, когда Левшин в пьяном виде стрелял по машине - отличная движущаяся мишень. Стрелял в воздух, требуя от местной молодежи разойтись. Но никто при этом не писал гневных жалоб, как говорится, в вышестоящие инстанции, никто не обращался в прокуратуру с требованием положить конец пьяным безобразиям двинутого майора.
.Почему?
.Да потому, что слава не только буяна и вольного стрелка бежит следом за Валерием Левшиным по талдомским переулкам. Черный шлейф вымогателя, рэкетира в погонах тянется за оперативным уполномоченным службы, которая занята яростной борьбой с организованной преступностью.
.Говорить об этом непросто. Хотя бы потому, что талдомские предприниматели наотрез отказываются называть свои имена и, как говорится, документально подтверждать факты жесткого, грубого вымогательства со стороны вечно пьяного майора Левшина.
.- Вы приехали и уехали, а нам здесь жить, - говорят они. - К тому же еще неизвестно, осудят его или нет. А ну как замнут дело, и все пойдет по-прежнему?
.Действительно, не пойдешь же к самому Левшину на него же жаловаться! Вы скажете, мол, это все приватные беседы и слухи к делу не пришьешь. Все так. Но вот что интересно. Не так давно журналисты местной газеты рассказали в редакционном материале о том, что майор Левшин поделил с местными бандитами криминальную власть - в частности, не один год заставляет платить дань торговцев и владельцев здешнего продовольственного рынка, других коммерческих структур. Возмущений и судебных разбирательств со стороны официальных властей Талдома и его милицейского руководства, насколько мне известно, не последовало.
.Но вернемся к событиям прошедшего октября.
.Все началось с того, что "Жигули" Ероносяна остановили на въезде в город сотрудники ГИБДД. При досмотре машины и водителя сотрудники милиции обнаружили пакетик с маковой соломкой. Наркотик. Откуда? Где взял? Разбирательство было недолгим. Борьбу с незаконным оборотом наркотиков в Талдоме возглавляет капитан Сергей Кошелев. Он быстро выяснил, что Ероносян раньше иногда покуривал маковую соломку, но когда три года назад начал жить с Татьяной Бычковой, дурную эту привычку бросил, и обнаруженная щепоть нехорошей травы была лишь напоминанием о прошлых временах.
.Все это было очевидно для Сергея Кошелева. Тем более что он точно знал, что за Ероносяном не числится никаких дел, связанных с употреблением, а тем паче - распространением и реализацией наркотических средств. А потому Ероносяна даже не стали брать под стражу. Он дал подписку о невыезде и спокойно дожидался судебного разбирательства, где, по мнению самих юристов, был бы оправдан за отсутствием состава преступления. Наверное, так бы все и случилось, если бы в дело не вмешался Левшин.
.- Они (Левшин и Кошелев) остановили меня на улице в начале октября, - вспоминает Ероносян. - И Левшин сказал: мол, все зависит от тебя самого. Приносишь пятьсот долларов - мы это дело замнем. А если нет - тебе капец.
.Самое смешное, что Ероносян решил от греха подальше не перечить суровому воину и согласился передать ему деньги. Но не сразу.
.- Сейчас нет таких денег. Соберу, заработаю и в ближайшее же время принесу, - заверил он.
.- Смотри же! Именно что в ближайшее! - проворчал Левшин.
.Но 24 октября случилась очередная пьянка. Левшин, Кошелев и Староверов тихо-мирно провожали очередной трудовой день. И все бы ничего, но тут в левшинской голове что-то щелкнуло, замкнуло, и дальнейший распорядок действий виделся ему уже совершенно ясно и четко.
.- Нет, ну оборзел совсем! А? Пятьсот баксов зажал! Год, что ли, их ждать?
.Может быть, и отговаривали его приятели - офицеры милиции от ночного рейда, может быть, в притупленном алкоголем сознании и мелькали мысли: мол, незаконно все это, дескать, санкции нужны, ордер и все такое... Но плотина уже рухнула, и мутный поток вседозволенности завертел, закружил, увлек за собой.
....Сергея Кошелева арестовали прямо на рабочем месте. Он очень удивился, оказавшись в камере. Еще больше удивился, когда узнал, что ему и его дружкам-товарищам предъявлено обвинение по статье 111, часть 3, пункт "А". Речь там идет об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору. Светит им теперь от 5 до 12 лет лишения свободы. Но это в том случае, если дело дойдет до суда, не развалится по дороге, если потерпевший не откажется вдруг от своих первоначальных исков и показаний. Хотя старший следователь Талдомской городской прокуратуры Дмитрий Россиков на этот счет особых беспокойств не выказывает.
.- Делу дан ход. Обвинение предъявлено. Суд будет.
.- Как отреагировали на случившееся коллеги этих троих?
.- Они в шоке. На Кошелева уже пришло полтома положительных характеристик.
.- Где же обвиняемые?
.- Ищем.
.Это совсем непросто сделать талдомским милиционерам. Ведь в бегах не просто преступники, сделавшие человека инвалидом. В бегах - их бывшие одноклассники, коллеги, с которыми проработали в одних стенах не один десяток лет. Не забывайте, что Талдом - уездный городок, где все про все и про друг друга знают. А тут такое... И, наверное, совсем не случайно розыск Староверова и Левшина так затянулся. Развесили на днях по городу плакатики с физиономиями фигурантов дела "Их разыскивает милиция", а буквально через пару часов все листовки оказались сорванными. Их все время видят то в машине, летящей по городу, то в баре. Поговаривают, что даже начальник талдомской милиции полковник Вячеслав Самошин общался по телефону с бывшими подчиненными. Якобы уговаривал сдаться:
.- Кончайте ваньку валять, мужики. Сдавайтесь. Будем мозговать, что и как.
.А чего мозговать? Как уйти от страшного наказания?
.Самое ужасное в этой ситуации заключается в том, что, если бы пьяные, безо всяких санкций и ордеров милиционеры точно так же ворвались в квартиру и избили Ероносяна, но без таких тяжких последствий, - все было бы замечательно и шоколадно. Сунулся бы Ероносян в прокуратуру? Конечно, нет. Поспешил бы занять-перезанять эти злосчастные 500 долларов, чтобы откупиться от садиста в погонах.
.Сослуживцам попавших в передрягу милиционеров откровенно жалко Кошелева и Староверова. По секрету и, как говорится, без свидетелей они сетуют, что оба погорели из-за "этого психа Левшина". А еще добавляли: мол, сейчас понапишете, ребят и посадят. А из-за кого сыр-бор? Беспаспортный армянин - раз, не гражданин России - два, на наркоте, пусть и старой, и малой, но засыпался - три. Встречались и те, кто говорил: мол, а вы знаете, что у себя в республиках творили с нашим братом те же кавказцы? Их-то, дескать, никто не осуждает. А тут - из-за такой чепухи нормальным людям жизнь ломать?
.Все это так. Но, заметьте, мы не поем хвалебных песен Альберту Ероносяну и его гражданской жене Татьяне Бычковой. Просто хочется донести до читателя простую, в общем-то, мысль. А именно.
.Как говорится, все мы люди, все мы человеки. Кому-то не нравится присутствие тех же кавказцев на наших улицах. И если бы Левшин, Кошелев и Староверов, поддев под мундиры дедовы кольчуги, вступили в тайную и жестокую войну с наглыми пришельцами - это, повторяюсь, можно было бы попытаться понять. Это было бы, как говорится, совсем другое дело.
.Но в том-то и беда, что Левшину глубоко начихать на все эти былинные глупости, землю, заветы предков и прочую дребедень. Гони монету - вот и вся философия. То есть достань Ероносян из кармана 500 баксов - и вопросов нет, кури смело свою марихуану. Тысячу долларов дашь - я закрою глаза на твою торговлю наркотиками. Еще сверху добавишь - буду тебя охранять всей мощью вверенной мне власти и оружия. Вот что страшно. Скажу больше. Мне почему-то думается, что, если бы Ероносян действительно был местным бандюгером, рысачил бы по Талдому на черноквадратном джипе, тот же Левшин относился бы к нему с почтением.
.Да, Альберт Ероносян и Татьяна Бычкова - не идеальная пара. Но на фабрике Татьяну хвалят. Я побывал там - о ней говорят как о хорошей хозяйке: покладистая, не пьет, не курит. Те, кому Ероносян строил дачные домики, тоже отзываются о нем как о спокойном, незлобивом человеке. Я побывал у них дома. Жилье небогатое, но опрятное, аккуратное и чистое. Нормальное. Они просто живут и работают. И между прочим, на их налоги существуют Левшины, Кошелевы, Староверовы и прочие не производящие материальных ценностей товарищи. Альберт и Татьяна не сочиняют стихов, не разбираются в тонкостях фландрийской живописи и не учат за две недели язык суахили. Но они не стреляют по безоружным людям в барах, не крушат чужие ребра на чужих кухнях и не попадают за это в газеты.