О проблемах пенитенциарной системы в России.
Евгения Рубцова. Статья. Бунт в "Бутырке"? Новые Известия, № 159

Вчера утром многочисленные родственники заключенных пришли к проходным Бутырской тюрьмы, чтобы передать посылки или попасть на свидание. Но в девять часов заветное окошко не открылось, равно как не состоялось ни одно из заранее разрешенных свиданий с матерями, женами и даже с адвокатами. При этом доска объявлении была пуста - ни слова, ни полслова о причинах происходящего.
А тут еще до слуха собравшихся в маленьком дворике женщин донеслись крики, на прилежащих улицах появились милицейские машины и микроавтобусы. По нашим данным, через боковые ворота на территорию тюрьмы въехало порядка десяти машин со спецназом. Что происходило в бутырских камерах и коридорах, никто не знал, но атмосфера перед входом накалялась и около одиннадцати часов вылилась в стихийный митинг жен и матерей. К охранникам отправилась небольшая делегация, и только в половине двенадцатого на крыльцо к собравшимся вышел молоденький капитан, представившийся психологом тюрьмы.
- Он постоял перед нами, поулыбался и заявил, что проходят плановые учения, поэтому все свидания отменены, - говорит Маша, жена одного из узников. - Но о каких учениях, тем более плановых, может идти речь, если вчера все было тихо и спокойно? Почему никто не объяснил нам этого в девять утра?
Ашот, пришедший навестить брата, также предполагает, что в изоляторе далеко не все спокойно. "Обычно я без проблем дозваниваюсь к брату в любое время дня и ночи, - говорит он, - а сейчас после двух гудков он отключает телефон".
С другой стороны, жители близлежащих домов вверили нас, что ничего необычного вчера утром не видели и не слышали. А кричат в "Бутырке", по их словам, регулярно, поэтому никто на это уже не обращает внимания. Продавцы соседнего с изолятором гастронома также ничего и никого не заметили, хотя первый раз за многие годы работы в магазине прошли слухи то ли о бунте, то ли о побеге.
Около трех часов дня юристу правозащитной организации "Законность и порядок" удалось связаться по мобильному телефону со своим подзащитным, находящимся в "Бутырке". Тот рассказал, что с утра, ничего не объясняя, в камеру ворвался ОМОН в масках и пустил в ход дубинки и приклады. Камера-121 зализывает раны.
Насколько достоверна информация о побоях и бунте, не известно. Но только около двух часов по-полудни, после появления журналистов открылось окошко для передачи посылок, а руководство ГУИНа официально заговорило об учениях в "Бутырке" и странном побеге нескольких заключенных.