Суды, не применяя всех мер, предусмотренных законом, порождают в обществе стойкое убеждение, что государство, безучастно относясь к небывалому распространению дурманящих средств среди своих граждан, потворствует наркодельцам.
Борис Соколов. Статья. 100.000 уголовных дел. Народная газета, № 54

ЕСЛИ ВЫПОЛНЯТЬ НАСТОЯЩИМ ОБРАЗОМ ХОТЯ БЫ ОДИН ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН - "О НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВАХ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВАХ", ПРИНЯТЫЙ В КОНЦЕ ДЕКАБРЯ 1997 ГОДА, ТО СИТУАЦИЯ В СТРАНЕ С ТЕНЕВЫМ ОБОРОТОМ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕМ НАРКОТИКОВ КОРЕННЫМ ОБРАЗОМ ОТЛИЧАЛАСЬ БЫ ОТ ТОЙ, ЧТО НАБЛЮДАЕТСЯ СЕЙЧАС.
А то ведь не успели на местах милицейские начальники и руководители заинтересованных ведомств ознакомиться с новым законом, как вдогонку за ним последовало утвержденное 17 сентября 1998 года на федеральном уровне распоряжение "О мерах по усилению противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и злоупотреблению ими".
Этого показалось мало. Срочно были подготовлены "Руководящие принципы и основные направления деятельности в Российской Федерации по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ и злоупотреблению ими на период до 2008 года".
Звучит сильно. Но это еще не все. В октябре 1999 года правительством РФ утверждается федеральная целевая программа комплексных мер. Конечно же, с целью противодействовать злоупотреблению и незаконному обороту. А в мае нынешнего года Совет по внешней и оборонной политике публикует аналитический доклад "Наркомания в России: угроза нации", где говорится о стремительно расширяющейся наркомании. Число наркоманов в стране приближается к трем миллионам. Делается весьма неблагоприятный прогноз о сохранении на ближайшую перспективу (3 - 5 лет) нынешней динамики роста наркомании. А как свидетельствует практика, один наркоман в течение года приобщает к "дури" до 15 человек. В докладе констатируется, что наркологическая помощь остается крайне неудовлетворительной, финансируется на 17 -20 процентов, а по отдельным регионам даже меньше -14.
Более откровенно об этом было сказано в конце прошлого года на координационном совещании руководителей правоохранительных органов Российской Федерации, участники которого указывали на отсутствие финансирования из средств федерального бюджета мероприятий антинаркотической программы. "До сих пор на ее реализацию, как и на осуществление предыдущей аналогичной программы 1995 - 1997 годов, не поступило ни копейки" - говорилось в основном докладе. Речь, видимо, шла и о названных программах.
Неудивительно, что ситуация продолжает обостряться. В Московской области, к примеру, за истекшее полугодие совершено 3539 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что почти на 10 процентов больше, чем за тот же период минувшего года. Наиболее засорены наркотой Мытищинский, Люберецкий, Балашихинский, Подольский, Орехово-Зуевский районы. Но надо отдать должное и местным УВД, которые возбудили от 214 до 333 уголовных дел в отношении наркодельцов - цифры, значительно превосходящие прошлогодние.
На учете в учреждениях Минздрава области состоят почти восемь тысяч наркоманов, в том числе 664 подростка. А средний возраст -18 - 30 лет. Наркомания, как известно, поражает наиболее дееспособную часть населения. В их числе 624 учащихся и студента, 6667 - это те, кто нигде не работает и не учится.
Финансирование антинаркотических программ примерно такое же, как и в целом по стране. Конечно, многое делают главы районных администраций, областные организации, выделяющие средства из своих и без того скудных бюджетов.
Однако показатели по борьбе с постигшей нас бедой многих районных управлений внутренних дел выглядят довольно странно. В Балашихинском, Люберецком, Мытищинском районах не раскрыто соответственно 203,188 и 159 преступлений. Раньше за такое увольняли с работы. Один из начальников отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (он просил не называть его фамилию) пояснил:
- Мы возбуждаем уголовные дела в отношении неустановленных сбытчиков наркотических средств. А это малоперспективная работа - отвлечение наших и без того малочисленных сил, потеря времени. Непонятно, в связи с какими изменениями или дополнениями законодательства стала возбуждаться эта категория уголовных дел. Такая практика негативно сказывается на настроении личного состава, специализирующегося на этой линии работы, часто она приводит к конфликтным ситуациям между сотрудниками милиции и прокуратуры.
Если исходить из требований отдельных прокуроров о возбуждении уголовного дела в отношении каждого неустановленного распространителя, то по аналогии необходимо практически по каждому задержанию лица с наркотиками возбуждать уголовные дела и в отношении неустановленных покупателей, изготовителей, перевозчиков, контрабандистов или сбытчиков этих наркотиков.
Прокуроры могут решать эту проблему чисто субъективно: в одной ситуации возбуждать уголовные дела, в другой - нет.
Ну, например, когда между руководителями правоохранительных органов сложились хорошие отношения. Такое не исключено. И получается законность в одном случае "рязанской", в другом - "калужской". Кому это на пользу?
Известно, что свыше 50 процентов наркотиков, а героина, кокаина, амфетаминов - и 99 процентов, идет к нам из-за рубежа. Следовательно, при таком подходе по всем фактам изъятия этих видов наркотиков необходимо возбуждение дополнительных уголовных дел по признакам таких составов преступлений, как контрабанда, незаконное производство, перевозка или пересылка. Но прокуроры почему-то ограничиваются только возбуждением дела в отношении не установленного сбытчика.
Далее, следуя этой логике, нам необходимо по каждому такому делу направлять международные поручения, откомандировывать за рубеж сотрудников, заведомо понимая бесполезность таких действий с огромными государственными затратами.
А как поступать при задержании нарко-курьеров в международных аэропортах "Шереметьево", "Домодедово", в поездах, следующих из стран СНГ, когда задержанные дают показания, что приобрели наркотики у неизвестных или даже известных им лиц где-нибудь в Душанбе, Карачи, Амстердаме и так далее? Как быть с возбуждением уголовных дел при таких обстоятельствах? А наши доморощенные потребители, официально стоящие на учете в наркологических учреждениях? Их по России более 300 тысяч. Ведь они, прежде чем употребить, незаконно приобрели наркотик, хранили, не исключено - и перевозили "дурь", эти действия образуют составы преступлений. При желании в отношении них можно возбудить 300 тысяч уголовных дел, а также еще большее количество - в отношении неустановленных изготовителей, перевозчиков и лиц, сбывающих им наркотики.
То же самое можно сказать и об уже упоминавшихся трех миллионах потребителей "дури", имеющихся в России согласно социологическим опросам. Давайте их искать, устанавливать их связи и возбуждать уголовные дела. Веселая картина получается. Уже тогда верно будет не до борьбы с наркоманией и незаконным распространением наркотиков.
Во всем мире, кроме нас, это поняли. Уголовные дела в отношении возможно существующих лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков, нигде и никогда не возбуждаются, так как это лишено всякого смысла. В практическом плане, как уже говорилось, впустую тратятся силы, время и средства, в юридическом - заведомая судебная бесперспективность.
Важной проблемой, сдерживающей развитие борьбы с наркопреступностью, является также неоднозначное толкование работниками правоохранительной сферы пункта 10 постановления пленума Верховного суда РФ от 27 мая 1998 года, касающегося освобождения от уголовной ответственности в связи с добровольной сдачей наркотиков, предусмотренного примечанием к статье 228 УК РФ.
В настоящее время она стала одной из причин прекращения уголовных дел, связанных с наркотиками, или возвращения их для доследования, а также злоупотребления служебным положением и взяточничества. Что такое добровольная выдача? Это когда человек сам является, скажем, в милицию и сдает героин. Но когда к нему приходят с обыском и предлагают сдать незаконно хранящийся у него наркотик, это что - добровольная выдача? Да у него другого выхода нет. Он поставлен в такое положение действиями сотрудников милиции.
Видимо, надо точнее раскрыть понятие "добровольной сдачи" и внести соответствующее изменение в ст. 228 УК.
При обысках обязательно участие понятых. А не устарела ли эта процессуальная норма? Где ночью взять понятых, особенно где-нибудь в глухом, безлюдном месте? Тем более что зачастую проведение оперативно-следственных мероприятий сопряжено с реальной угрозой жизни и здоровью их участников. Из-за отсутствия у нас института защиты свидетелей от преступного давления граждане отказываются от участия в качестве понятых, меняют первоначальные показания или отказываются от них.
- К слову, - продолжил мой собеседник, - институт понятых существует только в странах СНГ, в других государствах показания сотрудников правоохранительных органов признаются самыми весомыми доказательствами.
Перечисленные причины порождают процессуальные нарушения при изъятии наркотиков, зачастую приводят к прекращению уголовных дел и освобождению виновных от ответственности. И в заключение - о практике назначениях судами неоправданно мягких уголовных наказаний за наркопреступления. Не касаясь Московской области, обратимся к уже упоминавшемуся координационному совещанию руководителей правоохранительных органов, где подчеркивалось, что либерализм судов при назначении наказаний сводит на нет эффективность профилактического воздействия, нарушает принцип социальной справедливости. Так, в 1999 году из почти 110 тысяч осужденных за наркопреступления только одной трети преступников назначено наказание в виде лишения свободы. Из них пятая часть получили сроки менее нижнего предела. Условно к лишению свободы приговорены 56 тысяч человек. В общем, гуляй, рванина! А уж что касается конфискации имущества, предусмотренной частями 2, 3 и 4 статьи 228 УК РФ, то здесь суды единодушно демонстрируют трогательную заботу о материальном благополучии опаснейших преступников, особенно тех, у кого семья, дети. И не дай Бог, если наркосбытчик - женщина. Из 27 тысяч осужденных по указанным пунктам только к каждому десятому был применен этот дополнительный вид наказания. Нет, не зря у Фемиды на глазах повязка. Она не видит, сколько людей, попав в лапы наркодельцов, разрушили свои семьи, лишились здоровья, имущества. Не говорю уж о подростках, ни одна статистика не скажет об истинном числе жертв наркомании среди подрастающего поколения.
Суды, не применяя всех мер, предусмотренных законом, порождают в обществе стойкое убеждение, что государство, безучастно относясь к небывалому распространению дурманящих средств среди своих граждан, потворствует наркодельцам.
От редакции. "Народная газета" надеется услышать и опубликовать мнение руководителей Прокуратуры Московской области по вопросам, поднятым в этом материале.