Принятое на высшем уровне судебное решение в деле ТВ-6 подводит определенную черту под судебной реформой, проводившейся в течение год.
Леонид Никитинский. Статья. ТВ-6 как зеркало судебной реформы. Московские новости, № 1-2

Решением президиума Высшего арбитражного суда от 11 января 2002 года в "деле ТВ-6" поставлена точка: я бы не стал обольщаться дежурными криками адвокатов о возможностях его обжалования. С другой стороны, не менее наивны и политические филиппики, прямо построенные на незаконности решения этого суда: в составе пленума ВАС нет таких людей, которые могли бы позволить себе подмочить свою репутацию еще и с этой стороны. Говоря в самом широком контексте, это принятое на высшем уровне судебное решение подводит определенную черту под судебной реформой, проводившейся в течение года (и продолжающей проводиться).
Чтобы избежать излишнего пафоса рассмотрим только несколько простых фактов. Вплоть до 1 января нынешнего года (с 1 января она уже отменена) в законодательстве существовала норма, позволяющая миноритарным акционерам требовать ликвидации собственной компании по суду в случае превышения ее пассивов над активами (исчисленными определенным образом). Насколько известно со слов всех опрошенных нами юристов, нор-ма эта не применялась (за исключением случая с ТВ-6) ни разу. С одной стороны, ликвидируя собственную компанию акционеры в имущественном отношении становятся как бы "наследниками последней очереди", смысла в этом нет никакого, да и логике акционерного права, где все риски всегда делятся поровну, это не соответствует.
Если бы в последние дни года и другие российские суды с таким же рвением по требованиям каких-либо не совсем вменяемых акционеров ринулись вдруг применять эту устаревающую на глазах норму, особенно в сфере деятельности производственных, строительных или торговых компаний, то в стране начался бы хаос: специалисты говорят, что после дефолта (не говоря о том, что в случаях длительных проектов это вообще нормально) большинство компаний все еще не может добиться превышения активов над пассивами.
Впрочем, мы были бы не правы, утверждая, что данный прецедент был первым и единственным. Во время фронтальной летней атаки на НТВ налоговое органы тоже подавали иски о закрытии части этих компаний по тем же основаниям. Но тогда в судах мытарей высмеяли, а с НТВ расправились более прямым и эффективным способом: выкупили контрольный пакет акций за долги, внеся раскол в ряды акционеров. Но и та остроумная мыслишка все-таки, видимо, зацепилась в извилинах какого-нибудь юриста, как в голове у шахматиста застревает нереализованная шахматная комбинация. И вот пожалуйста: Московский арбитражный суд решениями от 27 октября и в апелляционной инстанции от 26 декабря придает этой комбинации весь блеск законности: компания МНВК ликвидируется, правда, уже не по требованию налоговых органов, а по требованию миноритарных акционеров.
И вдруг, представьте себе, по жалобе ответчика, то есть ТВ-6, трое судей кассационной инстанции - Московского окружного федерального суда - делают каналу царский новогодний подарок направляют дело на новое рассмотрение, очевидно, подразумевая, что и рассматриваться оно будет уже по новым правилам, из которых архаичная и нелепая норма будет устранена. И это тоже решение не только законное, но и, более того, разумное: зачем горячку-то пороть, тем более что активы компании растут.
Но недолго музыка играла на бывшей "лестнице" Эдуарда Сагалаева. Заместитель председателя Высшего арбитражного суда Эдуард Ренов, видимо, даже оторвавшись с этой целью от праздничного стола, истребовал 29 декабря рассмотренное дело и 4 января уже принес на него протест, который и был удовлетворен 11-го. Хотя журналисты и не были допущены в зал во время обсуждения, можно догадываться, что проходило оно отнюдь не гладко. Дискуссия, завершившаяся постановлением вернуть в силу решения Московского арбитражного суда, длилась не менее часа. Многие члены президиума отсутствовали - ну, в отпуске, наверное, были - повезло.
Потому что вообще-то это позор. И это ясная картина того, что подразумевают наши политические власти, говоря и действительно много делая для судебной реформы. Они хотят суда более сильного, компетентного, менее коррумпированного (потому что больше уж некуда), но ни в коем случае не независимого от "президентской вертикали". Кто там шагает не в ногу? В данном случае за одну неделю во фрунт по свистку было построено одно из наиболее уважаемых не только судебных, но и научных учреждений:
Высший арбитражный суд. Ну а что тогда говорить о независимости провинциальных судов и о перспективах независимого суда в регионах?